Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

В России вспоминают моряков подлодки «Курск»

Волк
12.8.2010, 11:32 · В России вспоминают моряков подлодки «Курск»
Аватар
Ровно 10 лет назад затонула атомная подводная лодка «Курск»

Памятник «Морякам-подводникам, погибшим в мирное время». В основе памятника — фрагмент рубки подводной лодки «Курск».

В России сегодня проходят памятные мероприятия в честь погибших членов экипажа атомной подводной лодки «Курск», затонувшей ровно 10 лет назад. Атомоход потерпел крушение 12 августа 2000г. по время проведения учений в Баренцевом море. На борту «Курска» находились 118 подводников, никто из них не выжил.

Панихида по погибшим пройдет в Николо-Богоявленском морском соборе Санкт-Петербурга, а также на Серафимовском кладбище города. Помимо родственников моряков, ветеранов-подводников и представителей ВМФ, в траурных мероприятиях примут участие представители Норвегии.

Официальной причиной гибели подлодки К-141 «Курск» считается взрыв торпеды в носовом отсеке субмарины. Среди других популярных версий — столкновение «Курска» с миной времен Второй мировой войны или с иностранной подводной лодкой, а также торпедирование российского судна американской подлодкой.
Волк
12.8.2010, 11:34 · Re: В России вспоминают моряков подлодки «Курск»
Аватар
Трагедия "Курска": десять лет спустя

Виктор Резунков
Десять лет назад произошла трагедия: в Баренцевом море затонула атомная подводная лодка "Курск". Причина – взрыв торпеды. Об уроках этой трагедии Радио Свобода рассказал председатель петербургского клуба подводников Игорь Курдин:

– Во флоте за минувшие десять лет многое изменилось: что-то к лучшему, а что-то – к обратному. Катастрофа подводной лодки "Курск", когда погибли 118 членов экипажа, должна была вызвать не только всплеск эмоций, но и привести к кардинальным изменениям в ВМФ. Произошло ли это? Я так не думаю.

В те дни мы все убедились, что у нас нечем спасать. Очень долго думали: принимать ли иностранную помощь. Сейчас мы пригласили на десятилетие трагедии тогдашнего военно-морского атташе Великобритании капитана I ранга Джеффа Макриди. Я помню его звонок по телефону, когда он сказал: "Игорь, я ничего не понимаю. Мы предлагаем помощь, а со мной никто не хочет говорить". После нашего выступления в прямом эфире, его, наконец, приняли, поговорили. И что? Наша делегация полетела в Брюссель, стала согласовывать посадочные диаметры их спасательного аппарата и нашего спасательного люка… Теперь российский ВМФ регулярно принимает участие в совместных военно-морских учениях по спасению затонувших подводных лодок. Вспомним наиболее характерный пример. Ровно пять лет назад была авария батискафа "АС-28" на Тихом океане, когда помощь Великобритании была принята абсолютно своевременно, и спасательный аппарат с самолетом был доставлен на тихоокеанское побережье России. Люди были спасены.

Но мы тогда говорили о создании своих многофункциональных спасательных аппаратов, спасательных судов. Где-то лет пять назад в Петербурге на Адмиралтейских верфях был заложен современный спасатель подводных лодок "Игорь Белоусов". Я присутствовал на закладке. Готовность этого корабля сегодня – чуть больше 10 процентов. Три других спасателя, которые обещали построить для каждого российского флота, даже не закладывались. А недавно в Северодвинске на заводе "Звездочка" нашему руководству с гордостью демонстрировали спасательный буксир. Но спасательный буксир – это не спасательное судно. Единственный у нас на сегодня – мобильный спасательный комплекс "Пантера+". То, что он есть, это замечательно. Но хочу напомнить, что куплен он в Великобритании. И его нам продали, потому что сочли устаревшим.

– А как вообще повлияла авария на "Курске" на защиту моряков-подводников? Созданы новые системы страхования, новые схемы защиты на подводных лодках?

– Что-то было сделано, какие-то системы усовершенствованы. На новых лодках, четвертого поколения, они внедряются. Я точно знаю, что конструкторы бюро "Малахит" и "Рубин" в Петербурге уже проектируют новые современные лодки с учетом того, что произошло на "Курске". Что же касается социальной защиты... Напомню: после трагедии одна из жен погибших подводников в прямом эфире обратилась к тогдашнему президенту и сказала: "Я хочу получить зарплату своего мужа за 10 лет вперед. Мне надо поднимать двоих детей". И президент тогда спросил: "Сколько получают подводники?" Его немножко ввели в заблуждение – назвали сумму в шесть тысяч рублей. Это порядка 250 долларов на тот момент. Но ему назвали зарплату командира, а не обычного подводника. И тогда он сказал: "Выдать". Умножьте эти 6 тысяч рублей на 10 лет и вы получите сумму в 720 тысяч рублей, которые получила каждая семья подводника, погибшего на "Курске". Мы тогда свои деньги распределяли по-другому: ведь были семьи, где одна мама осталась. А были и многодетные.

– Многим вспоминается реакция на трагедию Владимира Путина. Его знаменитая фраза: "Она утонула".

– Если Путину докладывали, что спасательная операция идет нормально, никакой помощи не надо, то его, мягко говоря, вводили в заблуждение. Но, наверное, у нашей власти должна быть другая система контроля, чтобы проверять, а не безоговорочно доверять словам военных. Вот недавно база ВМФ в Подмосковье горела. А что сказали? Мол, база не моя. А через несколько дней оказалось, что, ребята, а база-то ваша. Это очень похоже на ситуацию с "Курском". В этом плане за 10 лет мало что изменилось.

– Родственники погибших моряков-подводников обратились в Страсбургский суд. Как сейчас обстоит дело?

– Когда в России закончилось расследование и дело было закрыто по сути за отсутствием состава преступления, мы обратились к адвокату Борису Кузнецову. Он, представляя интересы 55 семей погибших подводников, прошел всю цепочку инстанций, согласно нашей юрисдикции. И когда все это закончилось отказом в удовлетворении жалоб, тогда он от имени одного из родственников погибших обратился в Страсбургский суд. Дело было принято к рассмотрению. И ровно год назад суд назначил слушания по этому делу, признав жалобу обоснованной. Это давало хорошие надежды на перспективу судебного решения. Но как только родственника об этом уведомили, он через некоторое время отозвал свою жалобу. Причины отзыва мне неизвестны, не знает их и адвокат Кузнецов. А это имеет определенные юридические последствия: повторно Страсбургский суд жалобу не примет. Поэтому с юридической точки зрения дело "Курска" закрыто.

Хотя в нашей юридической практике есть такая фраза: "по вновь открывшимся обстоятельствам". На мой взгляд, такие обстоятельства открылись в конце 2001 года, когда генеральный прокурор положил на стол верховному главнокомандующему независимый доклад. Теперь известна фамилия автора этого доклада. Это вице-адмирал Рязанцев, который, будучи членом правительственной комиссии, тем не менее больше выступал как независимый эксперт, провел по сути собственное расследование. Действующий адмирал был допущен ко всем материалам комиссии. Я помню, была суббота, 25 ноября, когда генпрокурор Устинов положил его на стол Путину. Через три часа был подписан указ об увольнении 17 адмиралов и старших офицеров Северного флота и Главного штаба ВМФ. В указе было сказано - за упущения в организации боевой подготовки. Слово "Курск" в указе не звучало.

Выходят, выходили и будут выходить книги о "Курске". Пишут адмиралы, конструкторы, просто посторонние люди. Каждый излагает свою версию. На сегодняшний день у нас осталось две версии. Всем понятно, что произошло на "Курске" после взрыва толстой торпеды, что привело к гибели корабля. Остается вопрос: отчего произошел взрыв? Либо это внешнее воздействие, либо техногенная катастрофа. В своей книге генеральный прокурор Устинов пишет о том, что они запрашивали США с просьбой дать разъяснения, где же находились американские подводные лодки "Мемфис" и "Толедо" в момент гибели "Курска". Американцы им не ответили. Я тоже запрашивал, по поручению родственников погибших, американского президента Джорджа Буша. И получил от него ответ. Может быть, генеральный прокурор не знал, куда писать, может быть, адрес перепутал: вместо Белого дома написали Желтый. А мы ответ от президента получили. И в нем были выражены глубокие соболезнования в адрес семей погибших на "Курске", а, во-вторых, заверения в том, что американские подводные лодки не причастны к гибели "Курска".

Объективное исследование показало, что на корпусе "Курска" не обнаружено инородных металла и краски. Моя лодка, которой я когда-то командовал, по водоизмещению абсолютно аналогична "Курску". Я говорил со своим экипажем. Американская лодка, столкнувшись с "Курском", легла бы рядом. Она бы не выжила. Теоретически торпедная атака могла быть. Но дело в том, что торпеда, когда идет под водой, издает настолько характерный и высокий по уровню шум, что другие гидроакустики всех надводных и подводных кораблей, которые находились в этом районе, ее бы услышали. Но никто не слышал. Очень удобно обвинять, ничего не утверждая, а просто кивая в сторону американцев. Своя вина тогда просто вообще уходит за скобки.

– Что бы вы хотели сказать властям именно сейчас, десять лет спустя?

– Материалы уголовного дела, экспертизы, которые есть в нашем распоряжении, не секретны. Они были предоставлены родственникам, как и положено. Надо только суметь их внимательно прочитать. Например, одну страничку уголовного дела, где написано: на "Курске" был аварийно-спасательный буй. В случае аварии он вручную или автоматически отделяется от затонувшей подводной лодки, всплывает на поверхность, передает сигналы SOS и координаты. По этому бую было достаточно быстро и легко найти "Курск". Но этот буй с момента постройки "Курска" был заблокирован. Перед каждым выходом в море специальные люди должны были действовать так: один буй разблокирует, другой проверяет, третий проверяет того, кто проверяет. Так вот, никто там за несколько лет ничего не проверял. А выводы написаны следующие: виноват командир боевой части связи подводной лодки "Курск", вину свою искупил своей смертью. А те, кто обязан был проверить этот буй, проверить взорвавшуюся торпеду и многое другое, они что? Кто-то был наказан, спустя год.
Drealia
12.8.2010, 12:04 · Re: В России вспоминают моряков подлодки «Курск»
Аватар
Вечная память погибшим! Суровый урок всем живым!
Ялини
12.8.2010, 15:46 · Re: В России вспоминают моряков подлодки «Курск»
Аватар
Невозможно без мата или без слез
10 лет назад погиб ракетоносец «Курск». Как живут те, кто ждал его на берегу

Картинка

День Военно-морского флота. Экипаж «Курска» на последнем параде перед выходом на учения. Август 2000 г.

Знаете, чем трагедия «Курска» отличается, скажем, от «Норд-Оста» или Беслана?

Я не могу представить, чтобы какие-то другие родственники погибших в какой-то другой путинской катастрофе могли позвонить на второй канал — Олегу Добродееву — и попросить сделать фильм о своей трагедии.

— Нам показалось, что десятая годовщина — это веский повод, чтобы государственный канал про нас вспомнил, — говорит София Петровна Дудко. На подлодке погиб ее сын — капитан 2-го ранга Сергей Дудко.

София Петровна только что вернулась из Москвы, где отсматривала готовый фильм. Его покажут по госканалу 12 августа 2010 года. Мне интересно, что именно покажут?

— Сначала была идея снять родственников, вспоминающих своих сыновей и мужей, и как они жили все эти десять лет, какие дети у них выросли. Мы же понимали, что о причинах трагедии и о расследовании говорить никто не разрешит. Но они и от нашего «мирного» варианта напряглись. Созванивались много раз с нами, даже попросили написать расписку, что все родственники согласны именно с такой концепцией фильма и не будут скандалить. Мы написали. И подписи собрали (София Петровна покажет мне эту расписку, адресованную Олегу Борисовичу Добродееву). Потом наконец позвонили и сказали, что разрешили фильм сделать. (София Петровна почему-то абсолютно уверена, что разрешение давал лично Путин: «А кто же еще?») Вот только идею они все-таки поменяли. Теперь это фильм не про нас, а про лодку и экипаж. Как она строилась и какими парнями они были. Но в принципе хороший фильм получился.

— А как они рассказывают о том, что произошло 12 августа 2000 года?

— Никак. Просто констатируют факт и показывают Попова (на тот момент командующего Северным флотом. — Е. М.) Он там что-то рассказывает, но что именно, я не помню. Я, если честно, поразилась тому, как он постарел за эти десять лет. Помню, еще показывают, как он кулак свой сжимает-разжимает. Ну когда ждет, что «Курск» всплывет сам, а он все не всплывает и не всплывает…

— А Куродоева покажут? — допытываюсь я.

— Хотели. Дегало предложил: мол, надо снять Куроедова в кабинете главкома, и чтобы по всей форме. Но тут мы против выступили. Категорически!

Мы идем с Софией Петровной по Серафимовскому кладбищу, что в Питере. Тут похоронено много военных, поэтому кладбище имеет статус мемориального. Впечатление, что моряков тут похоронено больше всего. Это из-за черного гранита. У морских — форма черная, и такое впечатление, что мы проходим через строй офицеров, стоящих во весь рост в своих гранитных кителях. Еще деталь: в отличие от бандитской традиции высекать на надгробиях целые картины маслом и оставлять чудовищно безвкусные надписи, тут все аскетично. Имя, даты рождения и смерти. И еще — пустые гробы. Ведь моряки захоронены на самом деле не в земле. И даже не в море. Правильнее было бы сказать: в Мировом океане. Цена, которую пришлось заплатить за создание второго по мощности флота мира. Флота уже и нет, а платим до сих пор, словно ипотечный кредит взяли у Бога.

— Вот и наша птичка. Ее теперь во всем мире знают, — в голосе Софии Петровны явно звучат нотки пренебрежения.

Родственникам не очень нравится мемориал, который действительно знают во всем мире. Куб, над которым парит чайка. Чайка вроде как парит, но на самом деле касается крылом куба (за счет чего и держится). Место стыка окисляется (по выражению Софии Петровны, — «течет», что отчетливо видно по серой неряшливой дорожке на лоснящемся гранитном боку куба). Сам куб треснул, что тоже отчетливо видно, если обойти памятник. Мне объяснят, почему именно этот проект выиграл конкурс: потому что на всех остальных была подлодка в разных вариантах. Сегодня родственникам как раз хотелось бы, чтобы вместо птички была субмарина. Но они не включились сразу в процесс создания мемориального комплекса, а потом было поздно. Деньги были найдены, конкурс выигран, установка шла полным ходом и закончилась как раз в разгар губернаторских выборов, в которых Матвиенко сражалась против Яковлева. На открытии памятника была Матвиенко, а не Яковлев. Именно из полпредства федерального Северо-Западного округа (полпредом была Валентина Ивановна) поступили деньги на мемориал «Курска».

Теперь родственники пытаются добиться, чтобы мемориальный комплекс приобрел некую завершенность. Для этого не хватает скамеечек и ограды. Они попросили эти недостающие детали у питерской власти. Софии Петровне отписали: дадите скамеечки — установим за счет города.

— Где я им скамейки возьму?! — возмущается Дудко.

Я обещаю написать про этот ответ из Смольного, хотя очень многих такая позиция родственников — «Мол, все нам должны» — возмущает. Меня не возмущает. Мне тоже кажется, что должны.

Памятник мне на самом деле нравится. Своей простотой. На кубе высечена золотом надпись старорусским шрифтом «Курск» и координаты (долгота и широта) места гибели подлодки. И слова — «отчаиваться не надо…» Так закончил свою записку капитан-лейтенант Дмитрий Колесников. Это была прощальная записка, написанная в темноте человеком, который понимал, что шансов на спасение мало — «процентов 10— 20%».

После взрывов на «Курске» 23 подводника выжили, и капитан-лейтенант взял тогда командование на себя. Они все перешли в 9-й отсек, они боролись за живучесть, они надеялись, что их будут спасать. Колесников начал писать свою записку еще при свете (аварийном). Первая часть — список личного состава, спасшегося в 9-м отсеке. Чуть позже — обращение к своей жене Ольге. И много позже, когда уже и аварийный свет отключился, и отсеки потихоньку заполнились водой, и стучать по переборке металлическим молотком стало невмоготу, он напишет: «Всем привет! Отчаиваться не надо…»

На Серафимовском кладбище — надгробные плиты 32 подводников. Моют, обихаживают каждый свою могилу родственники. Они пришли по просьбе Софии Петровны, чтобы пообщаться со мной. Впрочем, они бы и без меня сюда пришли. Александр Владимирович Иванов-Павлов (на «Курске» погиб его сын — старший лейтенант Алексей Иванов-Павлов), приходит сюда практически каждую субботу, все десять лет.

Александр Владимирович — представитель той группы родственников погибших подводников, которая верит в версию о том, что «Курск» торпедировала американская подлодка «Мемфис». Таких «верующих» — большинство среди родственников. Среди военных моряков, особенно среди начальствующего состава, тех, кто непосредственно причастен к гибели «Курска», тоже распространена именно эта версия. Я понимаю, почему на американском супостате сошлись и виновники, и потерпевшие. И тем, и другим так думать — легче. Родственникам тяжело признать тот факт, что если взорвалась торпеда — значит, есть и вина экипажа. Ведь тогда получается, что сын Александра Владимировича, командир БЧ-3, тоже как-то, может быть, виноват.

Военным страшно не хочется верить, что взорвалась торпеда. Потому что тогда, выходит, в трагедии виноват бардак. А у бардака есть — должны быть! — вполне конкретные фамилии.

Безнадежная позиция только у Путина. Он виноват при обоих раскладах, причем неизвестно, при каком больше. В случае с официально установленной причиной — взрыв перекисно-водородной торпеды — не наказал начальников, которые отвечали за то, что «Курск» ушел на учения с неисправной торпедой и с экипажем, в котором никто никогда не имел дело с таким оружием.

В случае с американской подлодкой — ходят безумные слухи о якобы списанном американцами после гибели «Курска» российском долге — то ли 10 миллиардов долларов, то ли 118: по 1 миллиарду за каждого члена экипажа «Курска». Вот с такими мыслями и цифрами живут родственники погибших подводников все эти десять лет.

Ирина Белозерова, вдова капитана 3-го ранга Белозерова Коленьки. Так она зовет своего погибшего на «Курске» мужа, эта потрясающе красивая женщина. Она вышла замуж за своего Коленьку в 18, вдовой стала в 31 год. Видно, что тут, на кладбище (где в основном матери и отцы подводников), ее все любят, хотя других «вдов «Курска» другие родственники — матери, отцы, братья не очень любят.

Разделение пошло как-то сразу. Во-первых, стало принято говорить про всех потерпевших — «вдовы «Курска». А отцы? А матери?

Вот когда говорят «матери Беслана» — я понимаю почему: там объединились и взяли на себя ответственность именно матери.

С «Курском» — не та история. Я знаю лишь одну попытку объединения родственников погибших подводников — вокруг адвоката Бориса Кузнецова, который добивался расследования, суда и наказания виновных в гибели лодки и экипажа. Добивался, пока самого Кузнецова не выкинули за борт России (завели уголовное дело и вынудили к старости бежать из страны и просить политубежища в США).

Разделили вдов и родителей подводников «курские» деньги — первые большие деньги за смерть и за молчание в России. С тех пор стало традицией — покупать горе.

Нет и, видимо, долго не будет закона, который бы оценивал жизнь человеческую в России по принятым в цивилизованных странах меркам. Поэтому кому-то власть дает 1 миллион, кому-то — 100 тысяч. Зависит от резонансности. Не всякая трагедия поднимает шум, достаточный для того, чтобы вызывать власть на торг: мы вам деньги — вы нам лояльность.

«Курск» был резонансной трагедией. Национальной! Путин, чтобы перекричать, переубедить, победить битком забитый родственниками зал Дома офицеров поселка Видяево, тогда пообещал (и дал) 720 тысяч рублей семье каждого подводника. Получателями первой очереди стали вдовы. Далеко не все поделились с родителями своего мужа. Отсюда раздор и пошел.

Может, если бы тогда Путину не удалось купить горе у этих людей, сегодня все было бы по-другому. Но он знал, что возьмут.

Вспомните! Что больше всего поразило в видяевских репортажах десятилетней давности? Разруха, унижение, безысходность, даже фактический голод — реальные условия, в которых существовали наши подводники. Впрочем, не только «курские», не только подводники, не только в Видяеве.

София Петровна рассказывает, как везла из Белоруссии сумки еды и от тяжести у этих сумок отваливались колесики. Еще она везла белорусский трикотаж, который продавала в Мурманске. Потому что у сына родилась дочь, а зарплату не давали. И она возила все это — еду и трикотаж — каждый месяц. Как проклятая.

Вот письмо сына Лидии Михайловны Панариной — старшего лейтенанта Андрея Панарина. Читать невозможно без мата или без слез — это уж кто на какую реакцию способен:

«Мы выгружали боевые ракеты, чтобы потом ими стрелять по мишеням. Стрельба будет на приз главкома. До 26 июня возились… То ракета неисправна, то комплекс сломался или опять какая-нибудь «залипуха»… Доходило до того, что с закрытыми глазами включали комплекс, нажимали кучу кнопок и тумблеров, садились в кресла, ноги на приборы (выше человека) и с закрытыми глазами сидели, ждали и молили Бога, чтобы все прошло нормально. И, наконец, все проходит нормально. Остается нажать кнопку «залп», чтобы проверить, отойдет ли борт-разъем, и, когда все проходит замечательно, бегали по посту, как малые дети, кричали «ура»… Были моменты усталости, сидел в контейнере под ракетой, присоединял кабель и кричал… И вот 9 августа мы опять уходим в море и должны прийти 14 августа. А меня как самого единственного инженера группы управления БЧ-2 на все три экипажа, самого подготовленного, кидают из одного экипажа в другой, чтобы сходить с ними в море, сдать задачу… Если бы не эти моря, мама, ты давно бы приехала ко мне. Я не знаю, когда будет у меня время, чтобы ты могла приехать. Вот и все новости. Всем привет! До свидания!
Старший лейтенант Панарин. 07.08.00»

Хоть один спасся

Еще одна версия. Православная?

Есть книга о трагедии «Курска», которую многие родственники, хотя почти все — верующие, отказываются приобретать (она продается). Книга эта называется «Неугасимая лампада «Курска». Автор — потомственный военный моряк, ныне клирик Мурманской епархии РПЦ игумен Митрофан (Баданин).

В книге есть цитата другого священника — отца Владимира, настоятеля церкви при Серафимовском кладбище: «Произошедшее с «Курском» — трагедия нравственная, и характер ее чисто духовный. Это трагедия-символ. Главная причина в том, что дома ребят никто не ждал. И за это всегда бывает наказание. Я это знаю, мне рассказывали о том холоде, том равнодушии, которое было у жен многих моряков к своим мужьям, им в спину неслись даже проклятия. Вы не хотели, чтобы ваши мужья, сыны России вернулись домой? Что хотели, то и получили. Главная причина гибели — нравственная: женщины перестали любить своих мужей, ждать их, делить их тяготы».

Такова еще одна версия гибели «Курска». Интересно, это версия РПЦ или отдельно взятого ее представителя?

А каков же нравственный итог этого клерикального осмысления трагедии. Он есть! В книге великомучеником представлен командующий Северным флотом в 2000-м Вячеслав Попов — единственный (кроме самих священнослужителей) положительный герой. О его здравии молятся, потому что в результате трагедии «Курска» он стал верующим, пришел к Богу.

Новая Газета №87 от 11 августа 2010 года...

Картинка
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 10.12.2016, 23:22
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика