Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Звёздный ветер (цикл из шести рассказов)

Шаоран
21.4.2008, 17:49 · Звёздный ветер (цикл из шести рассказов)
Аватар
Смерть
Мне нравиться смотреть на звёзды.
Они такие разные: яркие и тусклые, белые и синие, спокойные и пульсирующие. Они сливаются в облака туманностей, вьются в спиралях галактик. Иногда одна из них исчезает, и тогда мне хочется плакать, словно я потеряла близкого друга. Иногда вспыхивают новые и тогда я радуюсь им словно собственным детям. Звёзды для меня не просто шары плазмы. Они помощники и проводники. Их свет ведёт меня сквозь пустоту космоса. Я ощущаю кожей порывы звёздного ветра. Чувствую его течения – спокойные и бурные. Чувствую рифы – планеты и смерчи чёрных дыр.
Как хочется подольше оставаться в этом царстве спокойствия. Но я не могу. Я должна сосредоточиться на своей задаче. Найти ту звезду, которую указала мне чужая воля. Я вглядываюсь в даль. Вот и она! Одна из множества миллиардов. Та единственная, что сейчас имеет значение. Она так далеко, но я чувствую её боль. Почему это происходит? Неужели никто больше не слышит? Ей же всего девятьсот тридцать миллионов лет! Разве можно причинять такую боль ребёнку!? Неужели они не понимают, что творят!?
Если бы я могла хоть чем-нибудь помочь ей. Если бы я могла поговорить с ней, успокоить её. Если бы я могла… Но всё бесполезно. Я слишком маленькая. Моих сил не хватит, мои слова не будут услышаны. Всё, что я могу, это надеяться, что когда-нибудь другие поймут тоже, что чувствую я.
Я ищу те течения, что устремляются к звезде. Я собираю их вместе в один путь. А потом медленно погружаюсь в него. Поток, которого я раньше лишь касалась, теперь несёт меня. Я плыву в нём, избегая порогов и омутов. Вот место, где он сворачивает. Я скольжу в сторону и оказываюсь в другом течении. Всё ближе и ближе к плачущей звезде. Последний участок – самый трудный. Мне навстречу летят беспорядочные волны. Я пытаюсь не вслушиваться в их шум, полностью сосредоточившись на поиске безопасного пути. Но детский плач словно нож вонзается в моё сознание. Нет! Прекратите это! Пожалуйста остановитесь! Я больше не выдержу!
В отчаянии я выныриваю на поверхность. Здесь крик чуть тише. Я тяжело дышу, чувствуя как по щекам катятся слёзы. Не хочется открывать глаза – я и так знаю, что увижу. Я знаю, что должна была ещё больше приблизиться к звезде, но у меня уже нет сил на это.
Боль приходит как всегда внезапно. Хоть я и знаю, что это произойдёт, но не могу приготовиться к ней. Каждая клетка моего тела словно взрывается изнутри. Я не могу шевельнуться, не могу закричать. Перед глазами клубиться багряная пелена. Больно! Как же больно!!!
Всё кончается так же быстро, как и началось. Зрение постепенно возвращается. Я вижу нескольких людей, стоящих вокруг меня. Они о чём-то разговаривают, но я не слышу слов. Вот один из них протягивает руку и полупрозрачный колпак надо мной раздвигается. Присоски датчиков автоматически отсоединяются от моего тела.
- Вставай.
Я выбираюсь из капсулы.
- Одевайся.
Я натягиваю комбинезон. На самом деле мне всё равно, есть на мне что-то или нет. Эта одежда настолько эластична, что всё равно ничего не скрывает. Да и какой в этом смысл? Для них я нечто среднее между фотонным процессором и экзотической зверушкой.
- Иди в комнату отдыха, - произносит тот же человек и отворачивается. Теперь, до следующего задания я для него не существую.
До комнаты отдыха недалеко. Зайдя в неё, я подхожу к полке-синтезатору и беру брикет ЭВКВ (Энерго-восполняющий комплекс веществ). Я ничего не могу сказать про его вкус. Может он приятный, а может отвратительный. Мне не с чем сравнивать. Главное что он быстро утоляет голод.
Я сажусь на пол, облокотившись о стену, и закрываю глаза, пытаясь заснуть. Эта комната изолирована так, что я не чувствую звёздный ветер. Иногда я размышляю, что хуже – чувствовать чужие страдания или не чувствовать ничего. Но сейчас я должна отдохнуть. И я с благодарностью принимаю покой, хоть и понимаю, что им не нужна моя благодарность.
Сон уже начинает окутывать меня, когда… Я не знаю как передать то, что произошло. Наверное самым близким будет слово – удар. Но на самом деле это было нечто гораздо большее. Мне показалось, что меня расплющило, разорвало на тысячи кусков и бросило в холодную бездну. Но даже перестав существовать, я слышала отчаянный крик, сотрясающий вселенную.
Миг растянулся в бесконечность и вновь сжался в миг. Меня выбросило из пустоты в реальность. Какое-то время я не понимала, что произошло. Постепенно пришло осознание, что я по-прежнему в комнате отдыха. Ничего не произошло – всё как и прежде. Но я знаю – это спокойствие обманчиво.
Каждый знает, что любое произошедшее событие, любой сделанный выбор имеет свои последствия в будущем. Словно волны, они катятся вперёд, по реке времени. Стремительное течение оставляет волнам только один путь. Но немногие знают, что самые высокие волны способны преодолеть неукротимый поток и вернуться назад. И ещё меньше тех, кто может почувствовать эхо того, что ещё не случилось.
- Что вы сотворили! – Я чувствую, как тело покрывается испариной. Ужас охватывает меня. В голове бьётся одна мысль: «Бежать! Бежать прочь отсюда, пока эхо будущего не стало настоящим!» Я понимаю, что не успею добраться до капсулы. А без неё я не смогу слиться со звёздным ветром. А в этой комнате я не смогу его даже почувствовать.
Так думают те, кто изобрёл эту систему.
После активации капсулы мне нужно не меньше десяти стандартных минут на полное слияние с системой. Потом ещё около минуты на ориентацию в потоках звёздного ветра и прокладку курса. Погружение – десять-пятнадцать секунд.
Так думала я.
Слияние… Ориентация… Погружение…
Тридцать семь секунд.
Экипажу «повезло» - они погибли мгновенно. Агония корабля будет несколько дольше. Против таких перегрузок он продержится не меньше десяти минут.
Но хватит ли этого?
Где-то позади раздаётся знакомый крик боли. Я не оборачиваюсь. Я и так знаю, что там увижу.
Это приближается. Я чувствую, как позади более-менее стабильная картина течений превращается в хаос. Но я по-прежнему веду корабль вперёд. Чем дальше окажусь, тем больше шансов уцелеть. Сейчас важно угадать тот момент, после которого станет слишком поздно.
Вот оно! Я выбрасываю корабль на поверхность. То немногое, что от него осталось, сминается под действием мгновенного торможения. Лишь моя комната остаётся целой – мне всё-таки удалось сохранить её в своей сфере покоя. Но я не успеваю порадоваться этому – меня накрывает волна. В обычном пространстве она почти неощутима, но моему ослабленному телу много не надо. Проваливаясь в забытье, я ещё успеваю бросить взгляд назад. Но не вижу ничего, кроме стены.
Может оно и к лучшему. Я раньше видела смерть представителей других рас. Но всё это ничто по сравнению со смертью звезды.
- Зачем… - шепчу я из последних сил. – За что…
Бесконечность
Я иду по старой железнодорожной колее. Заброшенная однопутка вьётся по горной стене, вздымающейся над океаном. Далеко внизу остался город – место где я родился и живу уже пятнадцать лет. Грязные улочки, меж каменных стен. Уродливые громадины заводов, исторгающие в небо чёрный дым. Газовые лампы и грохочущие дизельные экипажи. Тысячи людей, спешащие по своим делам. Вечно занятые решением своих глупых взрослых проблем.
Вот и нужное место. Здесь каменный карниз расширяется, образуя большую площадку. На её дальнем конце возвышается полуразрушенная башня маяка. Во время последней войны отсюда велось наблюдение за бухтой. Кажется в неё попал снаряд вражеского корабля. После окончания войны это место так и не было восстановлено – не знаю почему.
Я кладу перед собой брезентовый сверток и развязываю удерживающие его верёвки. Внутри металлические трубки, и свёрнутая парусина. Ещё у меня с собой маленький чемодан с инструментами. Всё это я сделал сам в мастерской отца. Разуметься, он об этом даже не подозревает. Руки быстро делают привычную работу. Раздвинуть, соединить, закрепить, натянуть… Через полчаса дельтаплан готов.
Я нашёл чертежи в старых книгах. Им уже больше века. В них есть проекты гигантских шаров, наполненных газом, и крылатых машин, движущихся благодаря вращению пропеллеров. Я так и не понял, почему эти знания никто не использовал. Когда я спросил учительницу истории, она отругала меня и сказала, чтобы я больше не задавал глупых вопросов и выбросил из головы эти книги. Разуметься я не послушался её. Хотя большинство записей были мне непонятны, я смог разобраться в конструкции дельтаплана и построить его. Теперь по выходным я убегаю из города и поднимаюсь сюда, чтобы вновь и вновь испытать пьянящее чувство полёта.
Я бегу к краю обрыва. Сейчас главное – не колебаться. Чуть замешкаешься, и полетишь вниз – навстречу яростному прибою и острым камням. Сильный толчок на самом краю и… воздушный поток подбрасывает дельтаплан вверх.
Я парю над бухтой. Холодный ветер бьёт мне в лицо, треплет волосы, забирается под курку. Но я не обращаю на это внимания. Далеко внизу остались проблемы и заботы, печали и обиды, равнодушие и злость, боль и страх. Ветер несёт меня вперёд. Ветер поёт мне свою песню.
Впервые поднявшись в небо, я нашёл ответ на свой вопрос. Я понял, почему взрослые не хотят летать. Они бояться, что ветер выдует из них всю ту гниль, которую они называют рациональностью. Бояться стать частью чего-то большего. Бояться открыть свою душу.
Я поднимаюсь всё выше. Всё дальше от привычного мира. И я всё яснее слышу песню Ветра. Старшего брата всех ветров, дующих над сушей и морем. Он завёт меня. Туда где тяжесть серой рациональности бытия не давит на сердце. Туда где нет границ и запретов.
Люди скажут – невозможно взлететь на дельтаплане так высоко. Но я лечу. Люди скажут – мечты о небе бессмысленны и опасны. Но я мечтаю. Для меня не существует законов общества – будь то физические формулы или правовые нормы. Так называемая «демократия» лишь жалкая пародия исконного порядка. Люди забыли, что лишь душа может диктовать человеку законы, лишь по воле сердца он принимает решения, и лишь совесть будет его Высшим судьёй.
Начинаю снижаться. Песня Ветра становиться тише. Мне кажется – в ней слышится грусть. Но я пока не готов. Я чувствую, что могу потерять что-то важное, если уйду сейчас. Что-то, что возможно обрести лишь в земном несовершенном мире.
Приземляюсь на пустынном пляже, заваленном мусором. Неподалёку шумит порт, но здесь можно встретить только крыс и бродячих собак. Складываю дельтаплан и направляюсь к началу ближайшей улицы.
Они думают, мы не сможем убежать? Ха!
Широкий проспект, спускающийся к морю. Днём он кишит людьми, но сейчас практически пуст. Можно сказать, что кроме нас и наших преследователей на нём нет ни души.
О, похоже у нас проблемы! Я вижу впереди баррикаду. И когда только успели? Оставшегося расстояния всё ещё слишком мало!
- Помоги мне!
Ураганный ветер бьёт в лицо, загоняя обратно любые слова. Свистит в ушах, заглушая все звуки. Мой крик слышен лишь на пару метров.
Но её голос летит меж домов, не затухая, а набирая силу. Потому, что она поёт вместе с ветром. Потому что её песни и есть ветер.
До баррикады сто метров… Пятьдесят…
Мне кажется – я вижу как тянуться из вышины нити-вихри Ветра. Впервые он так близок к земле. В одиночку я никогда бы не смог. Я могу услышать, почувствовать…
А она может позвать.
Двадцать… Десять…
Колёса отрываются от мостовой. Мы взлетаем над проспектом. Над серыми громадами домов. Над людьми, жмущимися к стенам, закрывающими уши руками, только бы не слышать её песню.
Кто она для них? Девочка, потерявшая семью сразу после рождения. Нищенка, которую можно оскорбить, избить надругаться. Сумасшедшая, которая говорит дикие, непозволительные вещи. Которая готова помочь своему врагу и простить своего обидчика. Чьи песни внушают страх и радость одновременно.
Как же вы бессердечны! С какой лёгкостью вы втоптали в грязь её бесценный дар! Она желает вам лишь добра, а вы обрекли её на страдания! На голод и холод мрачных переулков! На медленную, мучительную смерть!
Мы встретились случайно. Два человека Ветра. Две одинокие души в бездушной толпе. Два сердца, мечтающих воспарить выше облаков. Что мы чувствуем друг к другу? Любовь? Если так, то она куда чище и светлее тех чувств, которые обычно называют этим словом. Нам не нужно много слов, чтобы понять друг друга. За неделю, в течение которой я собирал двухместный дельтаплан, мы разговаривали всего два или три раза. Но она стала для меня самым близким человеком, самым важным из всего, что только есть в этом мире.
Мы летим над бухтой. Далеко внизу осталась россыпь городских огоньков. Вокруг кромешная тьма. Но нам не нужен свет. Ветер несёт нас вперёд и вверх. Мы влетаем в облака. Холодная сырость оседает обволакивает нас. Она пропитывает одежду, волосы, кожу. Она тянет дельтаплан вниз. Но мы не сдадимся! Мы пройдём эту последнюю преграду!
Пелена пара, воды и льда расступается, и мы взлетаем над облаками, оставляя их позади словно ночной кошмар. В пустоте над нами вспыхивают разноцветные огоньки. Десятки, сотни, тысячи, миллионы… Мы смотрим вверх – и в наших глазах отражаются звёзды.
Земной ветер слабеет. Мы на самой границе. Мы скользим по поверхности воздушного океана. Теперь я чувствую, что Ветер не един. Его образует множество потоков. Разные по силе и направлению – они тем не менее не мешают друг другу, а образуют невероятный по сложности и красоте узор. Я уже почти вижу его, но он всё время ускользает. Что-то находящееся за гранью моего восприятия. Что-то бесконечно малое и бесконечно важное. То, что делает хаос безупречным. То, что неспособен понять тот, в ком есть хоть капля рациональности.
Мне хочется кричать от бессилия. Неужели всё было напрасно!? Неужели у меня нет сил сделать последний шаг!? Неужели я не способен оставить позади обыденный мир!? Неужели моя мечта…
Она прижалась к моей спине, обняв тонкими бледными руками. Положила голову на плечо, коснувшись уха тёплым дыханьем. И запела. Я слушал её голос и ко мне возвращалась уверенность. Я чувствовал, как песня сплетается с Ветром, ведя меня сквозь бесконечный узор. Как он сливается с моим сознанием. Теперь я видел его полностью – во всей его бесконечности.
Впрочем «видел» уже лишь фигуральное выражение. Новые чувства были настолько совершение старых, что описать их человеческими понятиями было невозможно. Я… нет мы стали частью Ветра. Нас переполняла радость столь сильная, что будь мы прежними – сошли бы с ума. Мы играли в стремительных теченьях словно дельфины в океане. Мрачные воспоминания о прошлом потускнели в сиянии настоящего.
Лишь единожды мы обернулись назад, чтобы бросить последний взгляд на планету, которая подарила нам жизнь. В тот же миг маленькая, но яркая искорка пронзила облака, оставляя за собой быстро гаснущий алый след. Метал, хлопок и семьдесят килограмм промороженной биомассы исчезли в огне. Последняя ниточка, связывающая нас с прошлым оборвалась.
Поймав один из потоков Ветра мы устремились навстречу звёздам.
Судьба
Когда я вышла на крыльцо, солнце уже скрылось за деревьями. Выползшая из леса тень, окутала терем своим синим плащом. Лишь до шпиля ещё доставали последние лучи. Увенчивающий его деревянный орёл с распростёртыми словно в полёте крыльями, сиял золотым огнём словно жар-птица. Отец всегда говорил, что пока крылатый хранитель парит над нашим домом, его не покинет удача и он обязательно вернётся, как бы далеко его не забросили купеческие дела. А мама рассказывала нам сказки об этой птице и других волшебных созданиях. Мы слушали её тихий, ласковый голос и засыпали сладким сном, веря что жизнь всегда будет наполнена счастьем, а папа скоро вернётся с подарками из заморских стран.
А потом счастье кончилось. Наверное мы слишком привыкли к нему, перестали ценить, а оно обиделось и ушло. Исчезло словно последние монеты в кошельке – неожиданно и мгновенно.
Когда в дверь нашего дома постучал измождённый матрос с чёрной словно воронье крыло повязкой на голове…
Когда жар-птица исчезла в пламени, забрав с собой терем и всё что было нажито нашей семьей…
Когда утро встретило нас не мягкой истомой а болью в спине и сведёнными судорогой мышцами…
Когда голод стал нашим постоянным спутником, а кусок чёрствого хлеба – счастьем…
Когда мама завернула полугодовалую дочку в тряпицу и ушла на целый день, а вернулась одна с испачканными землёй руками и красными от слёз глазами…
Когда бело-розовая нежная кожа стала серой от пыли и грязи, покрылась мозолями и ссадинами от тяжёлой работы…
Когда компания детей-беспризорников избила меня и моего брата-близнеца за то, что мы просто попались им на глаза…
Когда на моих руках умерла от лихорадки младшая сестрёнка…
Когда старший брат сбежал, забрав все деньги, что мы накопили каторжным трудом…
Когда старый моряк, хорошо знавший отца, согласился научить близнецов-сирот защищать себя в жёстоком лабиринте улиц…
Когда одного из братьев избили до полусмерти, а затем на его глазах зверски надругались над старшей сестрой…
Когда я впервые попробовала «Зелёный огонь», обжигающий горло и веселящий душу…
Когда мы бежали к мастерской, проваливаясь босыми ногами в покрытые ледяной коркой лужи, закрывая лицо от первого колючего снега…
Когда мы впервые победили в уличной драке, используя преимущества потаённой связи близнецов…
Когда нас выгнали на улицу из-за того, что старший брат напился и стал дебоширить в мастерской…
Когда я впервые украла, чтобы купить хоть немного еды и дров…
Когда младший братишка провалился под лёд, пытаясь поймать рыбу…
Когда моя вторая половинка вонзил нож в сердце подонка, пытавшегося меня изнасиловать…
Когда старший брат в пьяном угаре избил маму…
Когда мы с братом сидели на крыше новогодней ночью, глядя в звёздное небо, то и дело отпивая из бутылки украденного мной дорогого шампанского и целуясь слишком страстно для братской любви…
Когда окончательно спятивший старший брат покончил с собой…
Когда мы лежали возле костра, закатавшись в шерстяные шали, и всё равно дрожа от пробирающего до костей мороза…
Когда мама попала под колёса княжеской кареты…
Когда весь мир сжался до размеров угла в грязном подвале, где мы с братом проводили дни…
Когда, боясь лишиться невинности в руках какого-нибудь мерзавца, я отдалась единственному человеку, в которого верила, которого любила…
Когда на следующее утро мы ощутили это…
Я иду по тропинке, протоптанной между деревьями. Лес наполнен запахами травы и стрекотом цикад. Вечерняя прохлада просачивается под одежду, приятно щекочет кожу. Мягкая земля чуть проминается под босыми ступнями. Грусть и умиротворение переполняют сердце. Наверное это можно назвать раем. Странно, правда? Упасть на самое дно, чтобы вознестись в небеса. Теперь, думая о произошедшем с нами я понимаю, что это началось в тот день, когда мы узнали о смерти отца. Обрушивая удар за ударом, судьба вела нас сквозь боль и отчаянье, сквозь грехи и соблазны. Что-то мы выдержали, перед чем-то сломались. Но мы выжили. И получили… что? Дар? А может проклятье?
Впереди мелькает просвет. Я выхожу на границу леса. Трава под ногами сменяется голым камнем. Ещё несколько шагов – и я на краю обрыва. Передо мной панорама ночного неба. Звёзды. Никогда прежде не думала, что их так много. Я слышу их голоса. Они сливаются в хор шёпотов, похожий на шелест дождя. Но стоит мне захотеть – и я услышу тот единственный голос, что нужен мне.
Это похоже на неправильную игру. Нам дали ответы на все вопросы. Нам дали ключи от всех дверей. Но так и не объяснили, что с ними делать. Мы пытались понять… Мы решили, что должны донести это знание до других людей и тем самым искупить свои грехи. Но люди не поняли нас. Они не хотели слушать то, что мы им говорим. Мы пробовали снова и снова, но каждый раз натыкались на стену безразличия. Тогда мы избрали другой путь. Использовали обретённую Силу, чтобы исцелять тела и души людей. Нам, потерявшим всех близких, казалось, что нет большего счастья, чем видеть как стоящий одной ногой в могиле отец, брат или сын, обретает надежду на полноценную жизнь.
И вновь мы ошиблись.
Сзади подошёл брат. Чуть приобнял за плечи и устремил свой взгляд туда же, куда и я. Иногда я думаю – нужна ли была та ночь для полного пробуждения силы? А если да – так ли уж неправы те, кто утверждают, что она несёт зло?
Мы не говорим о том, что произошло между нами. Мы понимаем, что это неправильно, но не можем до конца изгнать из своих мыслей отголоски сладкого желания. Иногда… мне снятся сны о той ночи. И я знаю, что брату тоже. Может это наши общие сны?
Может когда-нибудь мы встретим тех, кого сможем полюбить. Может это даже будет ещё одна пара близнецов. Судьба любит такие шутки. Взять хоть спасение с костра, на котором нас собирались сжечь как пособников дьявола.
Это было невыносимо больно. Не телу – дрова не успели толком разгореться. Но душе. Когда ты смотришь в море лиц: гневных, презрительных, равнодушных – и видишь среди них тех, кому помогал не думая о награде. Слышишь, как они вместе со всеми кричат: «Гори!» И понимаешь, что всё, что ты делал, было напрасно. Понимаешь, что твоя жизнь по-прежнему также пуста и ничтожна, что все твои усилия были бессмысленны. Что мир не может… не хочет меняться к лучшему.
Я закрыла глаза и уже с надеждой ждала, когда же оборвётся ненужная жизнь. Когда исчезнет ненависть, давящая со всех сторон. Но тут сверху обрушился поток знакомой Силы. Она окутала нас с братом и мы исчезли из мира.
От центра до края около мили. Должно быть сверху это похоже на разрез какого-то диковинного фрукта. В центре зёрнышко-дом. Вокруг зелёная мякоть леса. А по краю чёрная полоска каменной кожуры. На этой границе даже днём видны звёзды. Если приглядеться – можно заметить, как они медленно смещаются. Этот странный остров нам подарили те, кто спас нас. Мы до сих пор не понимаем, зачем они это сделали. И вряд ли поймём. Эти существа настолько выше людей, что даже увидеть их истинный облик нам не под силу. А уж постичь причины поступков…
Почувствовав нарастающую усталость, мы пустились в обратный путь. Среди деревьев то тут то там мелькали огоньки ночных мотыльков. Особенно много их вокруг маленького озера, которое находиться на противоположной стороне диска. Мы в нём каждый день купаемся. И только там мы иногда позволяем себе пройтись по острому ребру двух граней любви.
Мы учимся использовать свой дар. Не для исцеления, как раньше, а чтобы чувствовать таких же как и мы. Вначале мы думали, что это довольно просто – потоки Силы вокруг таких людей закручиваются в сложные узлы. Но, как выяснилось, найти эти узлы на огромной планете, вокруг которой Сила бурлит словно горная речка на порогах, стократ труднее.
Добравшись до дома, мы поднялись на второй этаж и, пожелав друг другу спокойной ночи, разошлись по соседним комнатам. Моя когда-то принадлежала старшей сестре. Брат спит в нашей старой комнате. Остальные пусты.
Нам тяжело одним. Пустота вокруг с одной стороны и пробудившееся влечение друг к другу с другой медленно отравляют наши души. Но мы не опустим рук. Мы будем искать тех, кому в тягость обыденность родного мира. Мы поможем им и они станут нашими друзьями. Мы найдём истинную любовь и она станет для нас новым средоточием жизни.
Неважно, какие чувства переполняют нас. Какие связывают, какие разделяют. Мы две половинки одного целого. В этом наша сила и слабость. Наш дар и проклятье. Наш грех и добродетель.
Мы близнецы.
Излом
Наш корабль называется «Пульсар». Старый челнок, когда-то использовавшийся для исследования неизвестных территорий. Титановый корпус с заплатками из разных наносплавов. Плазменный реактор. Ионный двигатель «ИД-ЗемКосмТех-67». Гипердвигатель «Импульс-5». Система жизнеобеспечения, основанная на химических реакциях. Моно-волновое защитное поле. Два импульсных орудия. Жилая зона на десять человек и крошечная рекреационная зона. По современным меркам настоящий раритет.
Чего не скажешь о нашей цели. Яхта первого класса «Звёздный лев», изготовленная по индивидуальному заказу на лучшем заводе федерации. Её владелец – президент корпорации «МиллениумСтарс» - создающей космические корабли и города. Занимает пятую строчку в рейтинге самых богатых людей галактики. Оказывает значительное влияние на политический курс, принимаемый Советом Федерации. В данный момент он направляется на деловую встречу с представителем Гильдии торговцев Фарфо (или как их называют за глаза «Хоббиты»). «Звёздный лев» оснащён последней моделью гравитационных двигателей, способных в считанные минуты разогнать яхту до скорости света. Гипердвигателями «Импульс-30», позволяющими пересечь всю изученную часть галактики за сутки. Бронёй из нанокристаллов, существующих на физическом и энергетическом уровне одновременно. 5-мерным пространственным защитным полем. Орудиями «Чёрная дыра» и «Стазис». А о её внутреннем убранстве вообще рассказывают легенды.
Ни один космический пират, сохранивший хоть каплю мозгов, не приблизится к «Звёздному льву» ближе чем на сто световых лет. Слишком неравные шансы.
- Ну, что? – Спросила Тиша, из-за моей спины.
Я ещё раз пробежал взглядом по трёхмерному плану яхты. Задержался на ключевых точках и целях. Проверил пространство на предмет появления посторонних объектов и аномалий и встал из кресла.
- Олия – принимай управление! Тиша – будешь прикрывать меня!
Девушки согласно кивнули. Одна из них заняла моё место. Другая встала рядом. Я закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул, очищая сознание от всего лишнего.
- Начали!
Мгновение переноса – и мы в одном из коридоров яхты. Мраморные стены с узорами из золотых и серебряных нитей. Ковровая дорожка – наверняка из натуральной шерсти какого-нибудь редкого животного. Картины в тяжёлых рамах – подлинные произведения искусства, написанный величайшими художниками истории. Изящные статуэтки из самых ценных материалов: золото, алмазы, кристаллы-призраки…
Всё это отпечатывается где-то на границе сознания. Главное – мгновенная оценка обстановки и стремительные действия! Нас уже наверняка заметили! Хотя… сейчас им резко станет не до нас.
Эта яхта неуязвима. Нет в галактике оружия, способного повредить ей. Она – средоточие новейших научных разработок. И всё же…
Пол под ногами вздрагивает. Даже система искусственной гравитации не может полностью погасить удар. Свет мигает, становиться тусклым. Первый залп по основному реактору.
Существует множество названий: первосила, пси, звёздный ветер, альфа-энергия, пламень души, манна… Как не называй – суть одна. Причина существования всего, источник жизни, разум вселенной.
Следующая атака – лишь лёгкий толчок. Но я ощущаю, как исчезает неприятное ощущение чужого взгляда. Система наблюдения выведена из строя.
Невозможно создать прибор, который смог бы выделить, измерить и вобрать в себя первосилу. Только её отдельные проявления – электричество, гравитация, свет, гипер-поле… Любой искусственный механизм слишком примитивен, чтобы найти их общий исток. Лишь разум, лишь бессмертная душа может осознать всю бесконечность первосилы, ибо сама является ее частью.
На «Звёздном льве» нас интересуют всего три предмета. Проект «Аквариол» - секретная военная разработка. Кристаллы пустоты – очень редкий минерал, способный искривлять пространство. Вавилонский попугай – птица, способная воспроизводить слова любого языка и при должной дрессировке служащая универсальным переводчиком.
Охрана тут конечно на высшем уровне. Уже через минуту беготни по коридорам впереди и сзади словно из ничего возникли шесть теней в комбинезонах-хамелеонах с плазменными бичами. Они действовали слажено и стремительно. Меньше чем за секунду мы оказались в стремительно сжимающемся кольце молний… А ещё спустя миг на пол упали шесть обугленных трупов. Остаточная энергия бичей прошлась по коридору, круша произведения искусства. А мы вновь бросились вперёд.
Люди бояться того, что не понимают. Рационалисты не желают верить в то, что не поддаётся мерилу науки. Они прячутся в домики своего мировоззрения, забывая, что краб, не сбросивший панцирь, обречён на мучительную гибель в скорлупке, слишком тесной, чтобы вместить его растущее тельце.
В гипере почти невозможно атаковать. Из-за изменения физических законов, траектория боевого импульса непредсказуема. Но то, что нельзя рассчитать, можно почувствовать. Также, как я почувствовал энергию плазменных бичей. Когда осознаёшь единое целое, легко управлять его частями.
С первыми двумя целями всё прошло гладко. Уничтожив охрану, мы переправили клетку с попугаем и контейнер с кристаллами на «Пульсар». Но вот в третьем хранилище нас ожидал сюрприз.
Стоило нам войти внутрь, как двери за нашими спинами захлопнулись и на нас обрушилась… пустота. Всё потоки первосилы просто исчезли. Мы замерли, пытаясь понять, что происходит. Такого просто не могло быть! Невозможно полностью экранировать первосилу! Ни один материал, ни одно поле не способно на это!
На стене перед нами вспыхнул экран. На нём мы увидели президента «МиллениумСтарс», сидящего в кресле очевидно в кают компании. Его губы кривились в усмешке.
- Добро пожаловать в мою сокровищницу, господа воры, - произнёс он с лёгким оттенком насмешки. – Надеюсь вам понравился мой сюрприз.
- Что это значит!? – Прорычала Тиша. В её глазах полыхнула ярость.
- Тихо, тихо, киска, - президент посмотрел на нас сквозь наполненный вином бокал. – Не стоит дерзить тем, кто заведомо сильнее. Касательно же твоего вопроса… Многие люди… и нелюди считают, что обладают какими-то исключительными качествами, который дают им право на свободу от законов общества. Но они постоянно забывают, что это всего лишь иллюзия. На самом деле они просто злокачественные опухоли на теле цивилизации. А значит, их судьба – погибнуть под скальпелем доктора.
- А ты считаешь себя эдаким всеобщим целителем!? – Тиша рассмеялась, но я почувствовал, что она напугана.
- Отчасти. Я один из тех, чьё призвание, лечить болезни общества… но мы похоже уклонились от основного вопроса. Вам несомненно интересно, почему ваша «таинственная сила» исчезла. Ответ прост. Смотрите!
Изображение чуть сместилось и мы увидели… мозг. Человеческий мозг, плавающий в каком-то прозрачном баке, опутанном множеством проводов. Рядом с ним стоял пульт, за которым спиной к экрану сидел человек в белом халате.
- Фу! Ну и мерзость! – Вырвалось у Тиши. Я лишь на миг взглянул на экран. Мне наконец-то удалось найти канал, по которому шла связь. Конечно он ничтожно узок, но если удастся послать сигнал на «Пульсар», а потом ударить с двух сторон…
- Согласен, -.Уголки губ президента дрогнули. – Действительно мерзость. Мерзкий мозг мерзкого существа. Оно было похоже на вас. Тоже умело проделывать все эти фокусы с пространством и оружием.
- Что!? – Тут уж не выдержал и я.
- Да, это и есть тот самый проект, который вы искали на моём корабле. Хотя нам не удалось подчинить себе волю этого существа, мы смогли извлечь мозг, сохранив его жизнеспособность. Конечно большая часть личности была при этом стёрта, но того, что осталось, хватило для создания инструмента. К сожалению, единственное, что он может – это создавать щит, непроницаемый для альфа-энергии. Но теперь благодаря нему у нас есть два свежих образца для продолжения исследований.
- Ты, чудовище! – Прошипела Тиша. – Гнусная тварь! Стервятник, пожирающий трупы! Я разорву тебя на мелкие кусочки, я вырву твоё сердце, я…
- Довольно! – Властный окрик вышиб воздух из груди девушки. – Вы мне надоели. Пора начинать подготовку к операции.
Экран погас. Тихое шипение заполнило хранилище.
- Газ! Они хотят усыпить нас!
Не обращая внимание, на вопли Тиши и стараясь не дышать, я сосредоточился на канале. Он почти исчез, но мне удалось зафиксировать его. Я скользнул сознанием по нему в главный компьютер корабля. Ощущение было таким, словно меня выдавливает через питьевую соломинку. Но вот наконец центральный узел. Теперь сообщение…
Удар! Используя моё сознание как маяк, Олия на несколько секунд многократно расширила канал. Первосила хлынула в хранилище, точно вода из прорванной трубы. Я притянул к себе уже почти спящую Тишу, и мы переместились.
Оказавшись на мостике, я упал в кресло пилота. Олия посадила Тишу в её кресло и уселась в своё.
- Приготовиться к двойной точечной атаке!
Зная, что искать, я быстро нашёл где находится мозг. Теперь им не поможет даже щит. Я уничтожу эту адскую машину!
- Нас вызывают по общему каналу, - сообщила Олия.
- Принять! – Мои губы сжались в тонкую ниточку.
На экране передо мной возник президент «МиллениюмСтарс». Выглядел он несколько удивлённым но отнюдь не испуганным.
- Похоже, я недооценил вас. В следующий раз придётся быть более предусмотрительным.
- Вы думаете, он у вас будет?
- Вы ведь умный человек. Если я погибну, за вами начнётся охота. Не та игра в догонялки, с патрульными крейсерами, а травля, в которой против вас будет вся федерация. Вы не сможете скрыться даже на территории чужих – большинство контрактов с ними заключал именно я. Давайте мирно разойдёмся в разные стороны и сделаем вид, что этой встречи никогда не было.
- Разойдёмся… как только я уничтожу этот мозг!
- Вы…
- Я бы не советовал вам это делать, Тайки.
На экране появился учёный, который сидел за пультом управления этой адской машины. Как только я увидел его лицо, вопрос, откуда он знает моё имя, исчез.
Я его тоже узнал.
- Доктор Свенсон! – Мои глаза полыхнули ненавистью. – Вот так встреча! Вы, как погляжу, в своём репертуаре – сварганили очередную кучу дерьма для большого босса! Мне следовало догадаться сразу, кому принадлежит эта идея с мозгами в баках.
Профессор поморщился. Да, он никогда не любил критику в свой адрес.
- Эта, как ты выразился, «куча дерьма» создана из мозга Лайки.
Кровь отхлынула от моего лица. Пальцы сжались на подлокотниках, сминая их. Сердце бешено заколотилось, словно пытаясь вырваться из груди. Я подался вперёд, глядя полными ужаса глазами на этого дьявола в человеческом обличии.
- Ч-что ты сказал!?
- Ты ведь не станешь уничтожать его. Пусть это лишь мозг, но в нём ещё теплится жизнь. Ты не смог убить её тогда, не сможешь и сейчас.
Я молчал. Я не знал, что сказать. Что сказать тому, кого даже человеком называть противно.
- Если ты сейчас сдашься, то сможешь увидеть её. Вы снова будете вместе. Ты ведь хочешь этого. Хочешь так же сильно, как и она. Это её последнее желание…
- Нет!
- Что? – На лице учёного мелькнуло удивление.
- Ты ошибаешься! – Я провёл рукой по лицу, стирая слёзы. – Ты не знаешь её последнее желание! Ты ничего не знаешь!
- Не стоит так нервничать. Я понимаю, что тебе нелегко…
- Довольно! – Я выпрямился в кресле. – Олия!
- Да?
- Тиша!
- Да?
- Приготовиться к тройной атаке хаоса!
- Есть!
Они до последнего не верили. Даже когда перед «Пульсаром» возникла тройная спираль первосилы, видимая невооружённым глазом, они решили, что я блефую. Они думали, что их власть, их деньги станут щитом от всех бед. Но они ошиблись.
Последнее желание. Я так и не смог его исполнить. Но теперь, когда у меня появился шанс, разве могут какие-то угрозы остановить меня!?
- Избавь меня от страданий! Прошу убей… братик…
- Огонь!
Удар первосилы был страшен! Пространство вокруг «Звёздного льва» превратилось в хаос. Яхту скрутило в спираль, вывернуло наизнанку и перемешало саму в себе. Два полюса: звезда и чёрная дыра – возникли в одной точке. Физические законы перестали существовать, не выдержав совмещения несовместимого. Не ограниченные ничем миллиарды вероятностей обрели воплощение и взаимоуничтожились, стирая из реальности само существование яхты и тех, кто на ней находился. Пространство-время свернулось в кольцо и схлопнулось, выбросив изуродованный участок вселенной в изначальное ничто.
рубка… звёзды на экране… пустой космос… пустота…
пустота… неопределённость… пустота…
пустота… пустая тарелка… конец ужина… кают-компания…
- О чём задумался? – Спросила Тиша, прижимаясь ко мне.
- Не помню.
- Ты чем-то опечален? – Олия подсела с другой стороны.
- Не помню.
- Я испекла твой любимый пирог.
- Лайка…
- Что с тобой? Ты словно привидение увидел.
- Прости. Мысли путаются. У меня такое чувство, что я что-то забыл.
- Что? – Сестрёнка поставила поднос на стол и села напротив.
- Не знаю… Это похоже на… словно я всю жизнь видел один бесконечный ночной кошмар, а потом вдруг проснулся и забыл его…
- Если это кошмар, не стоит его вспоминать, - сказала Олия.
- Подумай о чём-нибудь более приятном, - прошептала в ухо Тиша.
- Не могу.
Сестрёнка покачала головой и протянув руку, коснулась моего лба. На её лице появилось беспокойство.
- Девочки, помогите мне.
Уже три руки легли мне на лоб. Я почувствовал, как проясняется сознание. Словно попав в фокус видеокамеры, воспоминания обретают чёткость. Воспоминания в которых не было страха и боли, одиночества и ненависти. Остатки сна сгорели на границах сознания.
- Ну, вот и всё, - Лайка вытерла со лба пот. – В такие моменты я жалею, что мы не близнецы – всё было бы куда проще.
Она вдруг подалась в перёд и чмокнула меня в лоб.
- Спасибо.
- За что? – Опешил я.
Лайка ничего не ответила лишь таинственно улыбнулась. Затем поднялась на ноги и направилась к выходу в коридор.
- Пойду сменю Квеса.
Когда она ушла, девочки как-то странно посмотрели на меня. Мда. Покой мне только снится.
- Не делай такую кислуй мину, - Олия поцеловала меня в губы, расстёгивая пуговицы рубашки.
- Ты же сам этого хочешь, - Тиша повалила меня на пол и стала стаскивать штаны.
С другой стороны, а когда было иначе? Я обнял своих девочек, чувствуя, как пробуждается желание. Ну что ж: «Прощай разум, встретимся завтра».
Прошлое
Оказавшись в столице Алавиона, я первым делом направилась в кафе «Шелковая лента». За пять лет оно почти не изменилось, что оказалось приятной неожиданностью. Вокруг строились новые иглы-небоскрёбы, открывались фирмы, агентства и бесчисленные торговые центры, но уютный подвальчик с десятком столиков каким-то чудом уцелел. Странно, ведь он никогда не пользовался особой популярностью. У меня честно говоря есть некоторые подозрения насчёт его хозяина, но спрашивать как-то неудобно.
Усевшись за угловой столик, я заказала себе вишнёвый пирог, десерт «Яблочное облако» и чёрный чай. Прохладный полумрак и тихая музыка как нельзя лучше подходили к моему настроению. Здесь было куда приятнее, чем на улице, где бурлил людской океан, а небо закрывал сплошной поток флаеров. Неспешно попивая горячий напиток, я вспоминала, как раньше сидела здесь с подругами, как мы обсуждали наряды, косметику, мальчиков… эх! Беззаботное было время!
- Тари!? Это ты!? – Чей-то изумлённый возглас отвлёк меня от погружения в воспоминания.
- Еля!? Вот так встреча!
- Ты где была!? Мы за тебя так переживали! Исчезла ничего никому не сказав. А предки твои молчат, словно воды в рот набрали.
Бывшая одноклассница как всегда излучала радость и энергию. Пожалуй она была моей самой близкой подругой. Всегда готовая на какую-нибудь шалость, но при этом искренне сопереживающая чужим невзгодам. И красавица к тому же. Впрочем на последнее и я не жалуюсь.
- Прости, что не связывалась с вами. Столько всего за эти годы произошло – не пересказать. Иногда и сама плохо понимаю, что происходит. А наставники всё твердят: думай, анализируй, тренируйся!
- Наставники? А где ты учишься? Я вот в позапрошлом году в мед поступила. И Люся тоже. А Филька в художественной академии учится. Слушай, давай устроим встречу старых друзей! Повеселимся, как раньше, вспомним прошлое!
- Не знаю, смогу ли найти время. Мне нужно одно поручение выполнить. Неприятное. За этим и прилетела.
- Какое поручение. Может тебе помочь чем.
Я только вздохнула.
- Ну, если у тебя есть знакомства в Совете Алавиона… - тут я умолкла, поняв что сболтнула лишнее.
- В Совете? Да что же у тебя за дело такое!?
- Извини, это секретная информация. Могу только посоветовать лучше учиться на медика. Вскоре они станут очень востребованы.
Еля не на шутку встревожилась. Оно и понятно, знает меня как облупленную. Понимает, что просто так я такое говорить не стала бы.
- Ты же говорила, что учишься где-то? Разве доверит кто ученику секретную информацию?
- Доверят. После перехода на третий уровень, - я уже понимала, что не смогу скрыть от подруги свою «работу». Вот только… останемся ли мы после этого подругами?
- Третий уровень чего? Ну-ка колись, Тари, во что ты влезла!
Я молча достала из кармана карточку и показала её подруге. Та сначала непонимающе пробежала по ней взглядом, а затем замерла с отвисшей челюстью и круглыми глазами.
Идентификационные карточки использовались везде: от институтских проходных, до секретных военных объектов. И выглядели почти одинаково – серебристая пластинка с выгравированным на ней именем владельца, голографической фотографией и знаком принадлежности к какой-либо организации (последнее впрочем необязательно). Вся информация заложена в наносхемы, встроенные в карточку и снабжённые несколькими уровнями защиты. Кроме того, в каждой карточке есть система «одной руки». Никто, кроме владельца, не мог воспользоваться ею, при контакте с кожей происходила автоматическая сверка биометрики и в чужих руках она просто не работала.
На моей карточке тоже имелся знак. Его знали наверное все люди в трёх галактиках. Мало кому из них довелось увидеть его вживую, но его изображение присутствует во всех учебниках истории. Четырёхконечная звезда и четыре расходящиеся от неё по диагонали линии, изгибающиеся по часовой стрелке. Знак «Звёздных Пилигримов».
- Тари… ты… - Еля наконец немного пришла в себя. – Ты ведь не шутишь, правда?
- Можем найти ближайший полицейский патруль и попросить идентификатор, - раздражённо предложила я. Мне совершенно не хотелось что-то доказывать.
- Нет, не надо. Я верю тебе. Но как!? Как ты оказалась среди них?
- Как? – Меня начало одолевать раздражение. – А то не знаешь. Как это всегда происходит. Ощутила в себе Дар. И поняла: или я деру когти с этой планеты и присоединяюсь к Пилигримам, или за мной будут следить днём и ночью десятки агентов службы безопасности. Отправила послание, на следующий день за мной пришли. И знаешь, о своём выборе ничуть не жалею. Раньше я не понимала, почему мне так тошно здесь, а теперь знаю. Не место мне среди обычных людей. Не примут они меня. Только на Энае да в космосе – мой дом.
- Так ты поэтому ни с кем не связалась? Ты считаешь нас ничем не примечательными личностями, недостойными внимания? – Еля сверлила глазами стол.
- Я этого не говорила!
- Тогда, как тебя понимать!? – Еля вскинула голову. Её глаза блестели.
- Вы сами не захотите со мной общаться! Даже мои родители, когда узнали, были в ярости! И не пытайся возражать! Я чувствую, что ты боишься меня! Боишься моего Дара! Это происходит всегда и везде! Если ты не такой как все – ты чудовище! Неважно, сколько добрых дел ты совершишь, неважно скольким людям поможешь – ты не такой, и этим всё сказано! Ты будешь гореть на костре или гнить в клинике. Как  не поверни, результат один!
Еля вскочила на ноги и бросилась к двери, уже с неприкрытым страхом оглядываясь на меня. Когда она скрылась за дверью, я уронила голову на руки и заплакала.
На что я надеялась? Что наша дружба окажется сильнее предрассудков? Глупо, так не бывает. Потому и возникли «Звёздные Пилигримы». Чтобы обладающие Даром не чувствовали себя изгоями. Наверное я ещё слишком молода для таких заданий. Слишком болезненным оказалось возвращение на родную планету.
- Ты напрасно накричала на подругу, девочка.
Я подняла голову, собираясь послать незваного доброхота куда подальше, но замерла, почувствовав на лице лёгкий ветерок. Передо мной стоял хозяин «Шелковой ленты», и теперь я ясно чувствовала его Дар.
- Она ведь не виновата в том, что вы непохожи. Не виновата, что в её сознании живут вековые предрассудки. Да, она боится тебя, но всё ещё помнит вашу дружбу.
- Невозможно дружить с тем, кого боишься, - всхлипнула я.
- Ты права. Но и становиться врагами тоже не выход. Попытайся ещё раз поговорить с ней. Попытайся доказать, что ещё помнишь о былой дружбе, а не отбрасывай её. Прошлого не вернуть, но можно пойти другим путём. К сердцу человека ведёт множество дорог, надо лишь решиться шагнуть на одну из них.
- Я подумаю.
- Подумай, девочка, - мужчина провёл морщинистой рукой по моим волосам и, тепло улыбнувшись, ушёл.
Успокоившись, я умылась, привела в порядок причёску, расплатилась за обед и вышла из кафе. Дойдя до Башни Совета, я взмахнула карточкой перед стационарным идентификатором и прошла в здание, ухмыльнувшись побледневшему молодому охраннику.
Новость о возможном вторжении из другой вселенной никак нельзя отнести к числу приятных. А если учесть, кто принёс её, то становится понятно, почему члены Советы выглядели так, словно завтра их, как минимум, прилюдно высекут плетьми. Но выбора у них не было – в Треугольнике галактик давно уяснили, что «Звёздные Пилигримы» пустых предупреждений не делают. Если мы предлагаем работать вместе, значит на то есть серьёзные причины, нам самим такое сотрудничество, как кость в горле. За всю историю и десятка таких случаев не наберётся.
Всё потому, что нас слишком мало. Пока нам с лихвой хватает одной планеты. К тому же зачастую наши способности преувеличивают. Так например пресловутое изменение реальности. Некоторые думают, что мы способны подкорректировать судьбу целой цивилизации в свою пользу. Это конечно не так. Во-первых мы можем только безвозвратно стирать из реальности. Во-вторых наших сил не хватит на планету, максимум на космическую станцию. И наконец самое главное – такое вмешательство почти наверняка обернётся против нас. Вселенная не любит, когда из неё выдирают куски. Сотворившего такое ждёт кара, зачастую куда более страшная, чем смерть. Лишь стерев то, что несёт абсолютное Зло, можно избежать наказания.
После экстренного заседания Совета я была выжата, как лимон. Всё-таки мне ещё рано заниматься такими вещами. Впрочем, я лишь вестник. Дальнейшие переговоры поведут профессионалы. А моё задание и экзамен закончены. Надеюсь наставники останутся довольны.
Подумав немного, я всё же решилась позвонить Еле. После нашей ссоры на душе было неспокойно.
- Здравствуй, - неуверенно произнесла я.
- Тари? – Голос дрогнул. Ну хоть связь не оборвала.
- Я… я хочу извиниться. Я зря на тебя накричала.
- Это всё? – Голос подруги был спокойным, но я чувствовала в нём сухость.
- Нет! Я хотела сказать, что… не хочу терять тебя. Мы знаем друг друга с рождения. Мы много раз ссорились и мирились, а наша дружба лишь становилась крепче. Я понимаю, что прошло пять лет, что мы обе изменились. Но я хочу попытаться. Если не продолжить, то может… начать всё сначала?
Повисло молчание. Я ждала ответа, чувствуя как нетерпеливо колотится сердце. Наконец Еля заговорила.
- Если мы собираемся высказать друг другу всё, что думаем, не стоит делать это по телефону. Приходи ко мне домой. Предков сегодня нет – на курорт умотали. Адрес прежний.
Связь оборвалась. Похоже у меня есть ещё шанс. Настроение медленно поползло вверх.
Стоило мне нажать кнопку звонка, как дверь распахнулась. Еля стояла на пороге, напряжённо глядя на меня. В халате, украшенном мультяшными медвежатами и тапочках-мышатах она выглядела презабавно, но я не позволила себе и тени усмешки. Несколько секунд мы смотрели друг другу в глаза.
- Заходи, - наконец сказала она, отступая в сторону. – Поболтаем.
Остаток дня и вечер пролетел незаметно. Я рассказала Еле о своей жизни, она мне – о своей. Я показала ей парочку простых упражнений по использованию Дара, она – несколько приёмов обследования больных. Потом мы перемыли косточки наставникам и поделились впечатлениями о новых друзьях.
В какой-то момент мы почувствовали голод и перебрались на кухню. Поужинав, мы распили бутылочку неплохого вина и после этого разговор перешёл на более скользкие темы. Анализ предрассудков связанных с одарёнными. Обсуждение последних политических решений Совета Алавиона и недавнего съезда Лиги Трёх Галактик. Рассказы о последних амурных похождениях, изобилующие пикантными подробностями. И многое, многое другое.
Лишь во втором часу ночи нас сморил сон. Еля отдала в моё распоряжение комнату родителей. Мы проспали почти до обеда, благо у подруги недавно закончилась практика.
- Мне пора возвращаться, - сказала я после бутербродно-кофейного завтрака.
- Так скоро? – Огорчённо спросила Еля. – А как же остальные, разве ты не хочешь увидеть их?
- Очень хочу, но я ведь не на каникулы прилетела. Меня ждут наставники, тренировки надолго прерывать нельзя. Но я обещаю, как только выдастся свободная неделька, я обязательно навещу всех старых друзей.
Подруга повздыхала немного, но смирилась. Я крепка обнялась с ней на прощание и отправилась на телепортационную станцию. Оттуда переместилась на один из орбитальных космопортов, где меня ждал персональный космический корабль. Перемещаться в Потоках сама я ещё не умею, да и опасно это – потеряешь на миг концентрацию и лишишься тела. Некоторые специально так делают – сливаются с Потоками. Говорят, что там ты забываешь обо всём плохом, что было в жизни, поднимаешься на уровень познания вселенной, недоступный тем, кто имеет тела. Говорят также, что на этом уровне возможен полный контроль реальности и что те, кто решился на такой шаг, становятся хранителями стабильности вселенной. Но мне такой путь не по душе. У меня и в этом мире дел полно.
Не узнать корабль «Звёздных Пилигримов» трудно. Представьте себе каменный конус с диаметром основания десять  метров и высотой пять метров. Переверните его вершиной вниз. Покройте основание землёй, засейте её семенами различных трав и посадите три-четыре деревца. Сверху он накрыт защитным полем, но оно обычно невидимо. Управляется это чудо биоинженерии силой мысли. Все наши корабли выглядят так. Различия только в размерах и соответственно количестве растительности. Будучи отчасти живым, такой корабль помогает своему пилоту эффективнее использовать Потоки, тогда как консервные банки остальных цивилизаций этому только мешают.
Дождавшись свободного коридора, я взлетела со стартовой площадки. Теперь, находясь в космосе, я ощущала Потоки во много раз лучше, чем на планете. А ведь по некоторым теориям планеты и населяющие их цивилизации изначально должны были стать гигантскими узлами, регулирующими Потоки и выстраивающими их в более совершенные и мощные связки. Увы, техногенные цивилизации приводят к обратному эффекту – создают рифы, о которые разбиваются идущие от звёзд Потоки, что приводит к беспорядку в их течении и ослабляет их.
Выйдя за пределы административной зоны космопорта, я погрузила корабль в один из Потоков, текущий в сторону Эная.
- Как ты?
Я ещё не умею общаться телепатически на больших расстоянии. Но внутри параллельного Потока даже самая тонкая связь многократно усиливается.
- Отлично. Всё прошло, как и предполагалось.
- С ним ничего не случилось?
- Не волнуйся. Пока я жива, ему ничто не навредит.
- Я люблю тебя. Возвращайся скорее.
- Я тоже тебя люблю. Буду дома к обеду.
Потоки несли меня сквозь пустоту космоса туда, где ждал самый дорогой человек во вселенной.
Жизнь
Кап!
Опять кран протекает. Неделю назад ремонтировал и вот опять…
Кап!
Пыльный плафон над головой даёт тусклый желтоватый свет. Тьма скапливается по углам уродливыми тенями.
Кап!
Кресло скрипит подо мной, словно вот-вот развалиться.
Кап!
Из маленького окошка под потолком сквозит мороз. Стекло давно замело снегом.
Кап!
В холодильнике остался початый пакет пельменей и буханка чёрствого хлеба. Когда он работает, булькающее тарахтение сотрясает комнату.
Кап!
Часы стоят. Старые ходики я не заводил уже несколько месяцев.
Кап!
Закопченный чайник стоит на газовой плите. Надо посмотреть – может ещё осталось немного горячей воды? Спички кончились.
Кап!
Я сижу в кресле, закутавшись в плед. Всё равно холодно. Надо шевелиться, разгонять кровь.
Кап!
С трудом встаю. Пол скрипит от тяжёлых шагов. Чайник пуст.
Кап!
Дышу на ладони, растираю их друг о друга. Сетка сосудов ярко просвечивает сквозь бледную дряблую кожу.
Кап!
Бросаю взгляд на комод. Там стоит белая баночка с цветной наклейкой. Лекарство с длинным непроизносимым названием. Уже полгода там стоит. Какой-то врач в поликлинике порекомендовал. По мне так отрава одна. Сам не пойму зачем купил. Всё равно принимать не буду.
Кап!
Глаза слезятся. Зрение тускнеет. Скоро совсем ослепну. Или электричество раньше отключат?
Кап!
Где-то надо мной кипит жизнь. Машины, люди. Спешат, шумят. Живут. А здесь тишина. Как на кладбище.
Кап!
Что я искал всю жизнь? Что нашёл? Что нажил, кроме седины?
Кап!
Пора признаться хотя бы себе. Стремился я не «к», а «от». Другие что-то нашли, чего-то достигли. А я лишь шагал в пустоту.
Кап!
Я до сих пор боюсь оглянуться назад. Боюсь вспоминать. Боюсь понять, что совершил ошибку.
Кап!
Ящик открывается с трудом – от сырости разбухли доски. Среди хлама тонкая книжица-альбом. Странно – ещё цела. Даже не пожелтела почти.
Кап!
Зачем я храню её? Оставив прошлое позади, зачем цепляюсь за последнюю ниточку, связывающую меня с ним?
Кап!
Родители. Я даже не знаю, когда они умерли. В то бесконечно далёкое утро я оставил письмо на столе в кухне и ушёл. Я боялся посмотреть им в глаза. Боялся сказать правду. Боялся услышать ответ.
Кап!
Друзья. Наш девятый класс. Наша футбольная команда. Я знаю, они бы не поняли меня. Никто не может понять. Никто не может помочь. Я не такой как они. Я изгой. Я проклятый.
Кап!
Она. Девушка, которую я любил. Сколько безмятежных дней мы провели вместе! Теперь это всё кануло в Лету. Я уже не помню её голос. Не помню прикосновение нежных губ к своей щеке. Не помню весёлый, беззаботный смех. Всё ушло. Осталась только старая карточка. Она сидит на нагретом за день камне и расчёсывает волосы. Это последний снимок, все прочие не сохранились. Я хотел сказать ей. Пожалуй даже сильнее чем родителям. Но так и не решился. Когда она спрашивала, что со мной, я шутил и говорил, что всё в порядке. А она делала вид, что верит мне.
Кап!
Я боролся с судьбой. Я верил, что смогу стать обычным человеком. Но всё было тщетно. Я искал ответ в религии, но она оказалась химерой. Я искал ответ в науке, но она оказалась иллюзией. Я пытался идти вперёд, но лишь топтался на месте.
Кап!
Я проиграл. Я больше не могу противостоять самому себе. Я слишком устал.
Кап!
Если бы мне был дан ещё один шанс…
Кап!
Если бы я мог вернуться в лето последних каникул…
Кап!
Если бы я сказал то, что не смог сказать…
Кап!
Если бы…
Кап!
Я рывком сел на кровати. В комнате царил утренний полумрак. Я посмотрел на свои руки. Вылез из-под одеяла и прошлёпал босиком в коридор, а оттуда в ванную. Включив свет, я посмотрел в висящее на стене зеркало. Оттуда на меня уставился семнадцатилетний парень в ночной рубашке с растрёпанными после сна волосами. Слава богу! Значит это был всего лишь сон.
Облегчённо вздохнув, я вернулся в комнату и оделся. Родители ещё спали. Спустившись на кухню, я сделал себе бутерброд и вышел из дома. Прошёл по тропинке до калитки. Почесал за ухом Бима, вылезшего из конуры на звук шагов. И вышел на улицу.
Утренняя прохлада быстро прогнала остатки сна. Пройдя мимо пяти домов, я остановился у шестого. Подобрал с земли камешек и запустил им в окно второго этажа. Через минуту оно открылось.
- Дин? Ты чего в такую рань?
- Мне без тебя и рассвет не мил, Лана. Пойдём, погуляем.
- Хорошо, сейчас спущусь, - улыбнулась она и скрылась в комнате.
Через десять минут она вышла на крыльцо и направилась ко мне. Я открыл перед ней калитку, а потом взял под руку и мы зашагали вниз по улице. Вскоре дома кончились. Дорога стала тропинкой, вьющейся между деревьями. Мы спустились по склону оврага и вышли на поляну. Впереди за кустами искрилась в первых лучах солнца река.
- Давай посидим здесь, - предложил я указывая на поваленное бурей дерево. Она кивнула.
Какое-то время мы сидели молча, прижавшись друг к другу. Я думал. Сказать или нет? Я не мог решиться. Она конечно бросит меня, узнав мою тайну. Зачем ей такой, как я? Но я не могу скрывать от неё это. Ведь я люблю её. Может действительно лучше уехать? Так и мне и ей будет проще.
Но тут я вспомнил свой сон. Холодную пустоту в сердце, старую фотографию. Нет! Я не хочу… так! Пусть лучше всё решится сейчас и не будет мучить всю жизнь!
- Лана… мне нужно… сказать тебе кое-что очень важное.
- Я тебя слушаю, - мягким голосом произнесла она.
- Это началось в середине весны. Я… стал чувствовать ветер. Любое движение воздуха вокруг меня. Я знал, куда и откуда он дует. Знал, какие облака он несёт. До меня стали долетать звуки и запахи из мест, расположенных за много километров отсюда. А потом я почувствовал, что могу этим управлять. Могу заставить воздух успокоиться, могу закрутить го в воронку смерча, могу вызвать лёгкий ветерок или ураган.
- Можешь показать мне? – Неожиданно серьёзным голосом попросила Лана.
- Да, конечно, - я поднял руку и прищурился. Земля перед нами взлетела фонтанчиком. Пылинки закружились в спирали. Я провёл смерчик по кругу. Затем поднял руку и резко крутанул кистью. Вокруг поваленного дерева возникла стена ветра. Под его порывами гнулись ветки и поднималась пыль, но внутри круга царило спокойствие. Ещё один взмах рукой от себя – и во все стороны разошлась воздушная волна, заставив заскрипеть деревья. А спустя секунду всё стихло.
- Это невероятно! – Изумлённо произнесла Лана. – Почему ты раньше не сказал?
- Я не мог сказать. Не было сил похоронить свою любовь.
- Похоронить любовь? О чём ты!?
Я уставился себе под ноги.
- Я не такой как остальные люди. Не знаю, болезнь это или проклятие, но результат один. Я не заслуживаю дружбы и любви. Лишь презрения и ненависти. Я изгой. Чудовище, обладающее непонятной и опасной силой. Завтра я уйду из деревни и больше никогда…
- Замолчи!
Щёку обожгла пощёчина. Я поднял голову и увидел что из глаз Ланы текут слёзы.
- Прости, что обманывал тебя, - я хотел встать и уйти, но она неожиданно бросилась мне на шею. Я замер, не понимая, что происходит. А она уже рыдала в полный голос, крепко обнимая меня.
- Почему? – спросил я, когда она успокоилась.
- Потому, что ты дурак.
- Что?
- Что слышал, - она чуть отстранилась и посмотрела мне в глаза. – Ты дурак, раз думаешь, что я брошу тебя. Что я способна возненавидеть того, кому отдала своё сердце.
- Но как же…
Не дав мне договорить, она впилась в мои губы своими. Я окончательно перестал понимать происходящее. Но тело само ответило на знакомую ласку. Поцелуй был долгим и пламенным. Лишь когда стало не хватать воздуха, мы оторвались друг от друга.
- Ты не изгой! Твоя сила – это Дар, а не проклятье! Подумай, сколько добрых дел ты можешь совершить с её помощью, скольким людям помочь! Тебе нужно лишь поверить в себя!
- Так ты… не призираешь меня?
- Ну конечно же, нет! Я люблю тебя!
- Любишь… - Шок был настолько силён, что я смог лишь тихо прошептать одно слово.
- Люблю! Хочешь, я повторю сто раз! Хочешь – тысячу! Я никогда не устану говорить это!
Это не сон? Это реальность? Она действительно любит меня? Неужели это правда!?
- Я никуда тебя не отпущу! Я всегда буду рядом с тобой! Ты моя единственная любовь, мой Повелитель Ветра! Ты мой, Дин!
- Я люблю тебя, - я поймал её губы своими. Мир вокруг больше не имел значения. Лишь мягкое тепло её губ, лишь нежность прикосновений и объятий, лишь сияющие радостью глаза… - Ты моя, Лана.
Морская Лошадк...
21.4.2008, 23:00 · Re: Звёздный ветер (цикл из шести рассказов)
Аватар
Хочу увидеть аниме по этой вещи
Жизнь. Отличная форма выбрана для построения рассказа, постоянный рефрен-метроном - капанье крана - создаёт необходимый ритм. Жизненно и цельно. Хеппи-энд здесь оправдан.
Прошлое. Немного вторично, показалось... пахнуло "Звёздными войнами". Но интересно показана дружба, и то, как человек начинает по-новому воспринимать старого знакомого. Ещё бы чуть подробнее прописать, как менялся "минус на плюс"!..
Излом. Весьма напоминает приключения космических рейнджеров. Но заинтересовывает намёками на личные отношения героев...))
Судьба. Сильно! Нравится! правда, немнгого смутило упоминание терема и купечества. Мне представлялась несколько другая вселенная. Отношения - опять завораживает))
Бесконечность и Ветер показались довольно традиционными, именно они лучше всего видятся в форме аниме-эпизодов. Вообще весь цикл очень фильмовый)) Больше всего заинтересовала Судьба. Воть. )))
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 10.12.2016, 11:53
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика