Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Однажды

Vol4ok
17.12.2007, 5:05 · Однажды
Аватар
НАЗВАНИЕ - Однажды
АВТОР - Волчок (Vol4ok)
РЕЙТИНГ - PG - 13
ЖАНР - Юмор
РАЗМЕР - Миди.
Давным-давно, в одной далёкой-предалёкой галактике…
Star Wars.
Действие первое, явление Знаменательное
«Настал урок зельеварения. Ученики как ужаленные вбегали в класс и моментально рассаживались по партам, опасаясь гнева Мастера зелий. А вот и он сам: дверь с треском распахнулась, и в класс влетел Снейп. Полы его чёрной мантии развевались, словно крылья летучей мыши…»
– Поттер, 20 очков с Гриффиндора просто за то, что вы есть!!! – заорал Снейп не своим голосом и топнул ногой.
Ученики, до этого сидевшие как пришпиленные, полегли в приступе гомерического хохота.
– А ну стоп! Стоп камера, я сказала! – Маша от негодования не знала, как себя вести, и поэтому просто замахала на Снейпа руками. – Ты что несёшь? Какие, блин, «за то, что вы есть»? Ты мне вчера клялся и божился, что вызубрил сценарий, что это за выкрутасы?
Северус стоял посреди класса и смеялся, вытирая слёзы рукавом.
– Вы, мадам, видели бы своё лицо… Прошу прощения, но я уже больше не могу так вбегать, как вы мне тут нацарапали, у меня скоро впервые в жизни обморок сделается. Но ведь забавно вышло, а, Гарри?
– Неплохо… – выдохнул, хихикая, Поттер, но тут же замолк, встретившись взглядом с Машей. Судя по цвету её щёк, она явно была в ярости.
– Быстро по местам, ещё раз с начала. И только попробуйте что-нибудь такое выкинуть, – прошипела она. Все в пятый раз послушно вывалились из класса.
– «Урок зельеварения», дубль шестой! Мотор!
«Настал урок зельеварения. Гриффиндорцы и слизеринцы как ужаленные вбежали в класс и моментально расселись по партам, опасаясь гнева Мастера зелий. А вот и он сам: дверь с треском распахнулась, и в класс влетел Снейп. Полы его чёрной мантии развевались, словно крылья летучей мыши».
– Поттер, 20 очков с Гриффиндора за ха… ха-ха-ха!!! Нет, это невозможно!
– Ну что, что, блин, опять?! – возмутилась режиссёрша. Снейп без сил тыкал пальцем куда-то на дальние парты. Маша вскочила с режиссёрского стульчика и, одёрнув коротенькую юбочку, побежала в конец класса. Там, спрятавшись за партой так, что видны были только полные нечеловеческого ужаса глаза, сидела Гермиона. По мере приближения Маши ужас быстро уступал место крайнему негодованию.
– Немедленно верни всё на место, – едва сдерживаясь, проговорила девушка.
– Что – всё? – не поняла Маша.
– Мою шерстяную юбку, рубашку, свитер, ботинки, значок старосты и МАНТИЮ!!! – сорвалась Гермиона. – Во что ты меня всё время наряжаешь?! – с этими словами она вскочила на ноги. Ученики сдавленно захихикали.
– Массовка, а ну молчать! – шикнула Маша. – А чем тебе не нравятся красный топик и мини-юбка, а? Тебе всё равно скоро к следующей главе переодеваться! Да и вообще, такие сапоги на Савеле знаешь, сколько стоят? Мне мать месяц трясти придётся… ой.
– Мне. На это. Наплевать, – сказала гриффиндорка синими от холода губами. – У нас в подземельях всегда не выше 15 градусов. Я немедленно иду и переодеваюсь, поняла?
– Иди, иди… – вздохнула Маша уже после того, как Гермиона стремительно выбежала в коридор, цокая шпильками. Ей самой в этом мире обморожение явно не грозило.
Снейп прижал ладони к вискам.
– Последний раз и всё, обед, – смилостивилась Маша. – Ну, давайте, поднатужьтесь… Мотор!
«Настал урок зельеварения. Ученики как ужаленные вбегали в класс и моментально рассаживались по партам, опасаясь гнева Мастера зелий. А вот и он сам: дверь с треском распахнулась, и в класс влетел Снейп. Полы его чёрной мантии развевались, словно крылья летучей мыши».
– Поттер, 20 очков с Гриффиндора за хамство учителю! – злобно проговорил Снейп и неторопливо заходил между рядами котлов.
– Сегодня мы будем проходить зелье живой смерти, которое… о, чёрт! Да не имею я права выкладывать им эти знания, вы, дамочка, в своём уме? – Он оглянулся на Машу, которая с непониманием воззрилась на профессора. – Это же высшая тёмная магия! Да им же даже формулу знать не положено, разве только противоядие… – Снейп погрузился в размышления.
– Продолжай по сценарию, – железным тоном сказала режиссёрша. – И не смей называть меня «дамочка». Ишь, язвит мне он тут!
Снейп вздохнул и сверился с засаленной бумажкой, которую он с отвращением извлёк из кармана.
– Это зелье погружает выпившего в сон… Чего? Вечный сон? Ты сама понимаешь хоть, что пишешь? Это же очередной бред! И вообще, объясни мне, какого чёрта всё, что имеет отношение ко мне в этом твоём фике, либо грязное, либо засаленное, а?
– Ну, Ро про волосы писала…
– Да мало ли что она писала! Забываю я голову мыть с этими домашними работами, понятно? У меня двадцать классов, сто пятьдесят человек! А экзамены? А контрольные? А зелья для медпункта? А педсоветы? А шпио… – Северус понял, что брякнул лишнее, и зажал рот рукой.
Гарри сочувственно поцокал языком, не отрываясь от чтения учебника.
– Ладно, ладно. Поверещали и хватит, – поморщилась Маша. Снейп убийственно взглянул на неё, но та, к счастью, не заметила. Впрочем, отходить он профессора почему-то тоже не торопилась. – Свет! Поехали!
– Мистер Лонгботтом, у вас руки явно не оттуда растут! Вы читать умеете? Почему вы всё норовите сунуть в котёл корень мандрагоры? Нужно класть крылышки комара! – шипел профессор, прекрасно понимая, что несёт чушь. Но сценарий…
Невилл страдальчески вздохнул. Невилл больше не мог. Седьмой дубль. С него хватит. Он воздел глаза к потолку и… швырнул остатки корешка мимо, плюнув при этом. Плюнув, увы, в котёл.
И тот, естественно, взорвался, обдав отирающуюся рядом Машу склизкими розовыми брызгами. Та взвизгнула и под изумлёнными взглядами съёмочной бригады ринулась за дверь.
Северус истерически захохотал, а все присутствующие в классе словно разучились дышать и теперь беззвучно корчились, сползая под столы.
– Это ей в её мире, видно, отзывы на «Беззвучные страдания гриффиндорца» как раз пришли, – предположил с галёрки Рон. – Как вовремя!
– 50 баллов Гриффиндору! Это надо же додуматься… Розовые сопли… Браво, Лонгботтом! – Снейп был на вершине злорадства. – Ну, что ж. Теперь, когда она, наконец, занята делом, а наша самая продуктивная часть лекции загублена, мне не остаётся другого выбора, как только задать вам домашнее задание…
Класс замер, наблюдая, как учитель водит длинным пальцем по своим записям.
– Та-ак, до тридцать шестой главы читать, всё, что после, прорешать, и по задачнику номера со сто шестнадцатого по…
– О-о-о…
– Сто пятьдесят второй! И только попробуйте экспоненты перепутать или концентрацией ошибиться. Заставлю потом выпить то, что сварите! Все свободны.
Студенты засобирались. В дверях показалась отмытая Маша.
– И больше никаких лабораторных две недели! – гаркнул на неё Снейп и хлопнул дверью. – Будь прокляты эти съёмки…




Глава 2

Действие второе, явление Спасительное
– И долго мне так сидеть? – страдальческим голосом спросил Гарри.
– По сценарию – несколько часов, – невозмутимо отозвалась Маша.
– Ты с ума сошла…
– Не болтай, пожалуйста. Камера, крупный план! Ещё крупнее! Гарри, очень хорошо, давай, лицо ещё грустнее, у тебя же шрам болит!
– Сказал бы я, что у меня болит от этого сидения, – едва слышно выругался Гарри.
Второй час снимается эта дурацкая сцена «В кресле перед камином», и конца-краю ей не видно. Парень застонал.
– От-лич-нень-ко! Замечательно стонаешь!
– Стонешь, – машинально поправил Гарри.
– Молчи, говорю, и давай дальше, это… Герми!!! – завопила Маша в сторону спальни девочек. – Камера снимает, как ты незаметно выходишь и видишь, как Гарри сидит и смотрит на камин!
В дверях показалась Гермиона с листами пергамента в руках и пером за ухом. Взгляд у неё – отсутствующий.
– Ну, давай, иди и незаметно обними его сзади, потому что ты его любишь вот уже шесть лет и больше терпеть без него не можешь. Вперёд.
– Чего-чего? – Гермиона медленно вышла из задумчивости.
– Ты сценарий читала? – подозрительно сощурилась на неё Маша.
– Допустим, что икс равен двум, – забормотала та в ответ, снова теряя ясность взгляда, – тогда каждая подгруппа даст нам те же коэффициенты, что и фундаментальное уравнение имени, а варианты зависимости от предрасположенности…
– Чего-чего? – не поняла Маша.
–…будут стремиться к бесконечности… Но это только при икс равном двум…
– Чему двум?
– Двум годам от рождения… А если семнадцати? Тогда… Тогда… Да что ж это такое! Ты меня достала этими дублями! Я никогда не сосредоточусь на домашней работе! – Гермиона снова упрямо уставилась в конспект.
Маша, введенная было в ступор тревожно знакомым словом «икс», очнулась и снова взяла бразды правления в руки. Быстро выхватив из рук гриффиндорки пергаменты, она резко потащила её к креслу, в котором сидел Гарри, всё это время с живым интересом наблюдавший сценку. Лицо у Гермионы было крайне недовольное.
– Что мне делать-то надо? – «что б поскорее от тебя отвязаться» – мысленно закончила она. Вслух она сопротивлялась только в крайних случаях. Режиссёра, особенно такого, как Маша, лучше было не злить. Гермионе ежесекундно угрожала то очередная мини-юбка, то зверский макияж и отвязное поведение до самого конца фика. Ну и попали же они всей Школой…
– Что делать надо, спрашиваете? – тем временем хищно усмехнулась Маша, вытаскивая подозрительно обёрнутую в газетку книжицу. – Щас я вам прочита-а-аю…
Гарри и Гермиона тут же пожалели, что не родились глухими от природы. Такого позора они никогда не слышали и следовать советам книжицы, да ещё перед камерой, категорически не собирались.
– У этих, как они в твоём мире называются… рецензентов рейтинга на эту пошлость не хватит! Ро эти книжки как фэнтези задумывала, для всех читателей, а ты чего присочиняешь?! – кипели оба.
Маша удивлённо уставилась на них:
– Вы в моём фике права голоса не имеете. Поняли? Я режиссёр! Поняли? Я пишу сценарий, вы слушаетесь, как миленькие, а все остальные читают и оставляют отзывы! Поняли? И вообще… – но тут её голос сбился. Уголком глаза она заметила, что Гарри тихонько тянется за своей палочкой, торчащей – увы – из машиной сумочки, неосторожно оставленной слишком близко к креслу.
– Нет-нет-нет, милый Гарри! – Маша кошкой кинулась к сумке, опережая взвывшего от досады волшебника. – Палочка твоя останется у меня до поры до времени. Терпи.
Гарри скрипнул зубами, а Гермиона тяжело вздохнула. Она уже почти плакала при мысли о пытке неприличной книжечкой, как вдруг, вероятно от испуга, что её главное орудие подчинения чуть не украли, Маша сжалилась.
– Ладно, – сказала она, помахивая палочкой Поттера, – на сегодня вы отделаетесь легко. Ты, – она ткнула наманикюренным пальчиком в Гермиону, – подходишь сзади к Поттеру и ме-е-едленно целуешь его в ухо-о…
– Ффу!
– Крупный план! Подходишь и целуешь!
– Не буду!
– Будешь.
И Гермиону скрутило так, что она едва охнуть успела, падая прямо на Гарри.
– …и целуешь. И давайте, стонайте!
– Стоните! – рявкнули одновременно Гарри и Гермиона, не в силах противостоять силе авторского сценария.
– А сейчас…
– СТУПЕФАЙ!!!
Маша с вытаращенными от такой неожиданной наглости глазами рухнула на пол, сбитая с ног заклинанием. В дверях возвышался красный как помидор Рон Уизли.
– Ро-о-он! – радостно заорали гриффиндорцы, выскакивая из «кресла пыток».
Первой реакцией Гарри было подскочить к Маше и отобрать палочку, но магла оказалась не слишком-то податлива к магии, да и проворнее. С криком «Вы у меня ещё попляшете!» Маша уже исчезала в дверях. За ней понуро побрела съемочная бригада.
– Что здесь было? – проводив их взглядом и мрачно насупившись, спросил Рон.
– «Глава третья – Неожиданная любовь» здесь была, – отчеканила Гермиона.
– А завтра ТЫ у меня в четвёртой главе сниматься будешь, слышала?! Со Снейпом! – высунувшись из портретного прохода, довольным голосом проорала Маша и скрылась. Парням показалось, что у Гермионы начитается одновременно сердечный приступ и обморок, но Рон вовремя её удержал.
– Есть одна мысль, – тихо проронил Гарри, притянув друзей поближе. – Эта девчонка Маша из ТОГО мира нас всех в покое не оставит, пока не закончит свой вариант нашей жизни сочинять, как это называется… ах да, фик! Я должен получить назад свою палочку. Устроим ей… её вариант! Согласны?
Волшебники загадочно ухмыльнулись и понимающе закивали.

Глава 3

Действие третье, явление Просто пугающее
Гермиона смирно сидела на кое-как застеленной кровати и так, чтобы Маша не заметила, оглядывала комнату. Судя по выражению лица, обстановка забавляла её чрезвычайно. Начнём с того, что в этом закутке не убирали годами, если не десятилетиями. Что шторы, что полог, что совершенно неожиданная кружевная салфеточка на камине были равномерного серо-чёрного цвета. Девушка была уверена, что от грязи. Стол, пол, все полки были завалены, заставлены и устелены книгами и пергаментами. В некоторых листках она распознала старые школьные эссе. В углу стоял неуклюжий шкаф, по-видимому, запертый, истёртый ковёр прикрывал каменный пол, а на подоконнике стояло огромное и страшно пыльное воронье чучело.
– Райский уголок! – откомментировала Гермиона, болтая ногами. Маша в ответ недовольно оскалилась. Нет, а что режиссёрша хотела? Чтобы Снейп жил в будуаре?
– Где его носит? – прошипела авторша.
– Сказал «пойду переоденусь». Мол, такая сцена, а он весь упакован в свои вампирские шмотки, типа не годится. – Гермиона глупо захихикала и попыталась подпрыгнуть на кровати, но матрас оказался слишком жёстким. – А почему ты сама не хочешь сняться в этой роли? Такой герой, наш препод-то!
Гермиона снова захихикала. Маша пожала плечами, спрыгнула с режиссёрской табуретки и продефилировала к двери в ванную.
«От Севильи до Грена-а-ады….серена-а-ады!!!» – выл кто-то за дверью, расплёскивая воду.
Маша заколотила кулаками в дверь. Вой усилился.
– А ну, вылезай! Сколько можно тебя ждать? Мы так ничего не снимем из-за тебя!
– В сумраке но-о-оче-е-ей!!!
Гермиона хихикала. Вода лилась водопадом. Маша стучала. И стучала, и стучала. Она уже отчаялась, уже занесла руку для последнего решающего удара, но тут вой утих, дверь внезапно распахнулась, и Маша застыла с перекошенным от страха лицом и воздетой к потолку рукой, словно памятник самой себе.
На пороге стоял Мастер зелий Северус Тобиас Снейп. Отодвинув Машу, он прошлёпал босыми ногами к кровати, подобрал длинную ночную сорочку и уселся на покрывало рядом с Гермионой. Точнее, гриффиндорка уже не сидела, она каталась по кровати, задыхаясь от хохота. Снейп изогнул бровь и строго посмотрел на Машу.
– Вы что-то хотите сказать? – вопросил он и вынул зубную щётку из-за уха.
Маша медленно опустила руку.
– Э-то-то что такое?.. – выдохнула она, как-то боком подступая к парочке.
– Где? – ядовито переспросил Снейп. – Что конкретно вам опять не нравится? Что я долго сидел в ванной?
– Но ты… вы… сухой! Душ…
– Создан, чтобы поливать цветы, – изрёк Северус и поучительно ткнул щёткой в потолок. – Загляните в ванную, если вам так любопытно, там я развожу колонии особо запрещённых полипов-людоедов.
Маша, уже было просунувшая нос за дверь, отскочила, словно ошпаренная. Северус почесал серую от пыли пятку.
– Так на чём мы остановились? Ах да… – он проворно нырнул под одеяло, предварительно стряхнув с него помиравшую от смеха Гермиону. Та, впрочем, уже почти успокоилась.
– Снимаем! – радостно завопила она вместо Маши. Та протёрла глаза и послушно вернулась на режиссёрское место. Дрожащей рукой взяла сценарий и…
– Бабушка, отчего у тебя такие маленькие глазки? – игриво защебетала Гермиона.
– Чтобы рожи ваши мерзкие реже замечать! – бубнил Снейп.
Маша словно очнулась.
– А ну, прекратите! У меня совсем другое написано, у меня про поцелуи!
– Бабушка, а от чего у тебя такие грязные волосы? – не унималась Гермиона.
– А чтобы меня мои дорогие полипы за них не ухватили! – весело отозвался зельевар. – Ведь любому идиоту известно, что так у них щупальца соскальзывают!
– Хватит! – вопила Маша, окончательно выходя из себя. – Если вы не прекратите и не начнёте целоваться, я всем про его ночнушку расскажу!!!
– Ой, главный вопрос! Тихо! – перебила её Гермиона, – Бабушка, отчего у тебя такой носяра?!
– А чтобы только я один смог учуять благовоние моей лучшей в мире коллекции НЕСТИРАННЫХ НОСКОВ!!!
С последними словами Снейп метнулся к шкафу, повернул ключ в скважине и, демонически хохоча, распахнул дверцы…
И всё заверте…
* * *
– Ну кто, кто знал, что он в душе такой подросток? Вместо того, чтобы стирать носки, скатывал их в трубочки и прятал в шкаф? – оправдывалась Гермиона, сидя с пузырьком нашатыря под носом и холодным компрессом на голове и виновато переводя взгляд с Гарри на Рона.
– Я вот носки никогда в трубочки не скатываю, – рассуждал вслух Рон. – Я их вчетверо складываю, они так меньше места занимают, – закончил он свою мысль и тут же получил пузырьком по голове.
– Плохо только, что ты сама отрубилась раньше Маши и палочку забрать неё не успела, – грустно сказал Мальчик-Без-Палочки.
– Зато Снейп меня заклятьем забвения не ударил, – весело сказала Гермиона, – хорошо, мы с ним договорились сжигать все слешные фики про него и тебя… Ладно, есть новые идеи, как добыть палочку?
В эту ночь Маша спала плохо. Всю ночь ей в глаза светила полная луна, ветер нервно колотил ставней о стену, завывая на хогвартских полях не хуже волка. Она в сотый раз переворачивалась с левого бока на правый, как вдруг заметила, что за занавеской кто-то стоит. Маша мгновенно проснулась и осторожно села в подушках. Высокая, закутанная в чёрное фигура медленно подошла к машиной кровати, в неверном свете луны оказавшись профессором зельеварения.
– С-северус? – онемев от страха, пискнула Маша, натягивая одеяло на нос. Тот неприятно ухмыльнулся, обнажая острейшие клыки.
– А за то, что ты, шпана, собралась писать про мою любимую ночную сорочку по секрету всему свету, тебе придётся поплатиться, – прошептал он, наклоняясь и ласково хватая Машу за воротник пижамы.
– Мма-ма, – едва слышно проронила Маша.
Горящие глаза вампира замерли в дюйме от её лица…
– Пятьдесят баллов со всех факультетов, кроме Слизерина, – лаконично сказал Снейп, скривив лицо. Маша, закатив глаза, упала в спасительный обморок.
На следующий день три четверти Школы гонялись за ней с перекошенными от злости физиономиями.

Глава 4

Действие четвертое, явление Директора народу
– Вы её укусили? Укусили? Нет, ну вы её укусили?
Почётный слизеринец Драко Малфой прямо-таки подпрыгивал от жажды услышать положительный ответ. Снейп фыркнул.
– Как?… – скис ученик, – вы её не укусили? Это что же, из-за неё мне пришлось перехлопать по попам всю девчачью половину Гриффиндора, и я останусь неотомщён?
Снейп вздохнул, отложил перо и взглядом «Эх, мальчик мой, ничего ты в жизни не понимаешь!» уставился на Драко. Тот взглядом «На себя-то посмотри» уставился обратно. Тогда Снейп решил наступать.
«А сам когда научишься шнурки завязывать?» – беззвучно вопрошал он.
«На это слуги есть», – таращился в ответ Драко.
«Малфой, а памперсами вы в каком возрасте перестали пользоваться?»
«Это семейная тайна!»
«Ах, ещё не перестали…» – в притворном испуге выпучил глаза Снейп.
«Прекрати! Папе скажу, а тот – дяде Волди, что ты наглый тройной шпион! И ночнушка у тебя из-под мантии мелькает!»
Последняя мысль явно была лишней. Снейп ловко завернулся в свой «пододеяльник» и вслух сказал:
– Мистер Малфой, если я ещё раз от вас это услышу, то подговорю эту дуру-иностранку, и вы и мужскую половину Гриффиндора будете по попам хлопать!
Драко вдохнул, собравшись заверещать.
– Какой вы, однако, мстительный! – весело раздалось с порога. Снейп и Драко, всё ещё с кривыми физиономиями, повернулись и увидели скромно стоящую в дверях Джинни Уизли. Драко подавился набранным воздухом.
– Это т-ты? – кашлял он, – Это с тобой мне приказано сегодня в пятой главе сниматься?! Да я сейчас пойду и… и… папе пожалуюсь!
– Вперёд, то-то он посмеётся, – холодно ответила гриффиндорка. Драко замолк от такой наглости.
– Выбирай, Малфой, либо ты теперь с нами заодно, а точнее, помогаешь отобрать у Маши палочку Гарри, либо ты против нас. В первом случае всё возвращается на свои места, как было ДО фика, а во втором… ой, Малфой, во втором тебе лучше сигануть с крыши, потому, что я только что видела, как Маша подслушивала ваш недавний совет, профессор, про мужскую половину Гриффиндора-то…
Драко замер, полный ужаса. Да, идти и жаловаться папе во втором случае действительно не имело смысла. Никогда не угадаешь, как далеко это хлопанье зайдёт. Ухватив слизеринского принца за рукав, Джинни потащила его в сторону места съёмок. Вслед им немытой головой качал Снейп.
Маша выглядела бледнее, чем обычно. То ли из-за ночного визита, то ли из-за того, что сегодня она впервые снималась собственной персоной. Теперь она пудрилась перед зеркалом, как одержимая. К невероятному облегчению Малфоя, ему никого не надо было сегодня хлопать: просто пройти по коридору и стоически выдержать внезапные объятия Джинни. А потом столкнуться с Машей в том же коридоре и рухнуть с дуб… то есть, простите, влюбиться в неё до гроба всех рецензентов мира. Итак, съёмки начались.
– Драко!!! – закатила глаза Джинни.
– Что, гриффиндорская выскочка? – надменно растягивая слова, начал Драко.
– Я… – но свою реплику Джинни договаривать не понадобилось.
– ДРАКО!!! – и что-то тяжёлое быстро пригнуло тощего парня к полу. Тот, вопя, что его убивают и что он сейчас нажалуется папе, рухнул на камни. Маша нехотя встала первой, поправляя декольте.
– А чёй-то ты такой хилый? – невинно спросила она. – Ещё раз! Камера, мотор!
Но и во второй раз вышло то же самое. И в третий. Несчастный, уже изрядно потрёпанный слизеринский принц всякий раз с фальшивым криком «Папа!!!» рыбкой нырял, чтобы подцепить заветную палочку, торчащую из-за машиного пояска. Но не дотягивался. Вокруг уже столпились студенты со всех факультетов, с четвёртого по седьмой курс (младших смотреть на эту битву просто не пустили, так, из этических соображений). И все как один болели за Малфоя. Ещё пять минут объятий в стиле самбо, и народ развернул бы транспаранты, скандируя «Дра-ко!», как вдруг Маша, красная, как советский флаг, распрямила спину и сказала:
– Да-а-а… К следующей главе-то надо тебе дольки, то есть, тьфу, блин, КУБИКИ на животе подкачать!
Конечно же, режиссёр просто оговорилась. Но слово не воробей, «дольки» вылетели – и не поймаешь. И на эти самые «дольки» явился тот, кто, в конце-то концов, должен был уже давно появиться. В обнимку с бадьёй попкорна в центр импровизированного «ринга» выкатился на видавшем виды офисном кресле директор Альбус Дамблдор. Ученики застыли в предвкушении очередного скандала.
– А что, интересное кино! – заметил он, поднимаясь и отряхивая крошки.
– Правда? – просияла Маша, вцепившись в гаррину палочку и временно отцепившись от задыхающегося Малфоя.
– Честное директорское, – сверкнул очками Дамблдор. – Только что это у вас всё про любовь, да про любовь, а? Где интрига? Где саспенс? Где весь экшен? Что это за сплошной хоррор? – отечески укорял он.
Маша потупила глаза.
– Ну, я это… я всё это до последней битвы откладывала…
– Читателя нельзя заставлять ждать! Нельзя кормить его завтраками! Он уйдёт, как золотая рыбка, не оставив ни единого отзыва! Немедленно иди и дописывай сценарий, – наставительно подытожил он, усаживаясь обратно в кресло и выуживая откуда-то пакетик лимонных долек.
– Так как же я допишу-то? Я ж не знаю, откуда и Волдеморта-то живого взять… – оправдывалась Маша, разводя руками. Несчастная звезда Слизерина Драко Малфой вдруг по ошибке принял этот жест за продолжение «объятий», вскочил и с нечеловеческим криком «Па-а-па-а!!! Я всё расскажу дяде Волди-и-и!!!!» вихрем унёсся в коридорную даль.
– Ну вот, – прочавкал Директор. – И доставать никого не надо. Они сами кого хочешь достанут!
И с последними словами он растаял в воздухе, оставив учеников и Машу созерцать пустое пространство. Впрочем, Маша недолго стояла, разинув рот. Поправив декольте и заткнув за пояс чужую палочку, она прошествовала по направлению к Гриффиндорской башне, где немедленно уселась дописывать Самую Главную Главу.
* * *
– Профессор, ну почему вы, победитель самого Гриндевальда, не смогли отобрать у неё мою палочку? – с полными слёз глазами вопрошал Гарри, стоя посреди директорского кабинета. Дамблдор победно сверкнул очками.
– Как это – почему? Не «не смог», а «не захотел». Ты сам должен это сделать. Смотри, во-первых, когда она допишет и фик закончится, мы на короткое время снова станем свободны. Прежде, чем твоя эстафетная палочка, прости за каламбур, перейдёт в руки другого фикописца, у тебя есть шанс забрать её назад навсегда! Ну, а во-вторых, избавимся от Волди. А то я уже устал оттого, что кто-то по ночам опустошает мои склады засахаренных долек!
И директор ссыпал содержимое пакетика себе в рот.



Глава 5

Действие пятое, явление Пафосное
На следующий день Драко Малфой явился к завтраку со странной и подозрительной ухмылкой, не сходившей с лица. Даже соратники-слизеринцы косились на звезду факультета с опаской. Видимо, дело действительно принимало лихой оборот: принц нажаловался-таки папе. А вот Маша в Большой зал не спустилась. Съёмочная бригада по этому поводу ежеминутно чокалась кружками с яблочным соком. Гарри, повнимательнее вглядевшись в измождённые трудоднями зеленоватые лица, проникся жалостью и решил впервые за всё время съёмок вступить со страдальцами в разговор.
– Э-э-э… Прошу прощения, а вы все с какого факультета будете? – спросил парень.
– Ни с какого, слава Богу, – мрачно ответила первая из трёх девушек. – Мы вместе с Машей из того мира.
– Да? Так вы с ней заодно, что ли? Тоже фанфики пишете? – напряглась Гермиона.
– Какое там пишем! Что ты! Хуже, гораздо хуже… – с невыразимой тоской отозвалась вторая девушка, с тёмными волосами. – Мы их читаем…
– Давайте уж познакомимся, что ли, – буркнула третья. – Я – Бета, тёмноволосая наша – Гамма, а вот она – она кивнула на мирно посапывающую на стуле первую девушку, – она Лямбда…
– Кто?! – обалдели волшебники.
– Лямбда. Кто-то из конечных читателей. Это на ней лежит ответственность за отзывы. Так устает, бедняжка, что вот и на стуле уснула…
– А это что за фрукт? – спросил Рон, показав на сидящее в уголке худое и грустное существо, которое почему-то намертво вцепилось в кинопередвижку и немигающим взглядом таращилось куда-то прямо перед собой.
– А, это… Это Корректор.
– Да? А почему он такой… – Рон замялся.
– …убитый? Так кто все машины ошибки поправляет? Его работа, как говорится, и опасна и трудна, вот он и не выходит из состояния стресса.
Рон сочувственно вздохнул. Корректор со стуком упал со стула.
Гарри уже открыл рот, чтобы задать новый вопрос, но… Вдруг двери с треском распахнулись и по залу, дико хохоча и улюлюкая, неистово пронеслась какая-то толпа человек в пятнадцать, с лопатами, но тут же исчезла в другие двери. Все факультеты в ужасе прекратили жевать.
– А это что ещё за нечисть?! – испуганно пискнул Гарри, вынырнув из-под стола.
– А, это… Не обращай внимания. Это секта Перлокопателей, – меланхолично отозвалась Бета, – они как-то случайно к нам прибились. Теоретически они мутировали из обычных читателей, потому что подсели на собирание ошибок да ляпов. Сбились в стаю, одичали совсем…
– А, может быть, даже и с ума уже посходили, – внезапно добавила проснувшаяся Лямбда. – Но теперь их всё равно не отогнать. Где Маша – там и они, и нет для них ничего святого…
Маги и маглы тяжело вздохнули и вернулись к главному, то есть к еде.
* * *
Маша спустилась в Большой зал только к обеду, привычным жестом швырнула всем участникам новой главы по копии сценария и шлёпнулась на своё место за столом Гриффиндора.
Гарри, Рон и Гермиона со смесью страха и любопытства уставились на первую страницу. И чем дольше они смотрели, – тем недоумённее становились их лица.
– А где, собственно, сам сценарий? – спросил Гарри, переворачивая идеально белый лист с единственной надписью наверху: «Самая Главная Глава».
– А нет его, – отозвалась Маша, жуя. – Сегодня будем импровизировать!
У всех, кто это слышал, мурашки пошли по спинам. Вот это точно нечто новенькое… Маша с удовольствием облизнула пальцы, залпом осушила кружку с соком и, жахнув ею по столу, поднялась во весь рост и грозно обозрела зал. Все, кроме ухмыляющихся преподавателей, вжали головы в плечи.
– Итак, всем слушать меня!… Ой! Стойте! Куда?!!
БА-БАХ!!!!!!!!
С волшебного потолка посыпалась волшебная штукатурка. Оглушённые ученики, разом распростёршиеся на полу, замотали головами.
– А это ещё что?! – уже страдальческим голосом простонал Гарри, высовываясь из-под стула.
– Преподы аппарировали все разом. От греха подальше, – отозвался из-за портьеры Рон.
– Так ведь нельзя же… – проныл Поттер.
– Да мне вчера делать было нечего, вот я и переписала все законы хогвартской физики, – хихикала Маша. – Тру-усы!!! – гаркнула она тут же вслед учителям и взгромоздилась на опрокинутый стол.
– Итак, сегодня, чтобы больше не отвлекаться, мы заснимем последнюю, Самую Главную Главу! Ну, а потом вернемся к тому, на чём вчера остановились.
Маша достала из-за пояса палочку Гарри Поттера и приготовилась рубануть ею по воздуху.
– В Астрономическую башню – шагом марш!
– Девушка, ну что ж вы вытворяете? Ну где ваши манеры, леди? – ненавязчиво промурлыкал кто-то сбоку, галантно хватая её под локоть.
Съёмочная бригада тихо воздала хвалу небу, даже Корректор мигнул два раза. Ведь они, связанные волшебством, первыми бы помчались, куда послали. Спасение…
Спасение пришло в лице высокого стройного блондина с платиновыми волосами, стального цвета глазами, сногсшибательной улыбкой от уха до уха и от носа до подбородка… Короче, со всеми мыслимыми и немыслимыми достоинствами, включая кубики на животе.
– Лю-ю-юциус… – растаяла Маша, падая ему в руки.
– Папаша, вы что творите? Я позвоню в Мунго!– уголком рта зашептал Драко, немедленно оказываясь рядом.
– Молчи, младший, я спасаю твою золотую попу. Чтоб по ней не хлопали кто ни попадя, – так же проворно зашипел Люц в ответ, пока Маша строила глазки, как дома рассевшись у него на руках.
Драко готов был рвать на себе волосы – нате, пожаловался папе, и что из этого вышло?!
– Люциус, не откажитесь сняться со мной в главной роли в главе «Неожиданное признание»! – верещ… то есть щебетала Маша.
– Не откажусь, моя… э-э-э… моя… – Люц на мгновение потерялся, улыбка чуть увяла. Маша выжидательно
уставилась на него.
– Э-э-э… О, алмаз моей жены… то есть души! О, счёт моего банка! О, прибыль с моих сделок! – всё же нашёлся блондин. Комплименты вышли какие-то странные, но его это мало смущало.
– Так пойдём же прямо сейчас! Снимем эту дурацкую главу, поскорее бы уж отвязаться, правда?! – счастливо хохотала Маша.
– О, да… Да! – неистово кивал упивающийся со стажем, косясь на Драко. «Комета моих ночей!» – суфлёрствовал младший.
– Газета для моих очей! – повторил папа то, что услышал. – По утрам… И кофе, – тут же поспешил добавить он, поймав машин удивлённый взгляд. И, боясь окончательно всё испортить, понёсся с Машей на руках к Астрономической башне.
– О, ключ от моего сейфа… то есть сердца! – пел он Маше по дороге очередной дифирамб.
– Заначка моего чёрного дня! – подсказывал Драко, петляя сзади. Вслед за ними бежали, проклиная все восточные сказки на свете, члены съёмочной бригады и довольно внушительная массовка.
– Малфой… стой, скотина, не шпарь так, – задыхался Гарри, догоняя принца, – ты Волди-то нажаловался? Появится он?
– А как же! Но если и он начнёт Машке комплименты раздавать, я сам его Авадой… – тяжело дыша, стал сбавлять темп слизеринец, – О, расходы моих карманов… Тьфу, блин! О, деньги на расходы… карманов!
– Суфлёр из тебя никудышный, – сообщил ему Гарри, резко вырываясь вперёд.


Глава 6 - Всем явлениям явление.

– Мы… Сейчас… до того… места… добежим…. – хрипел старший Малфой, карабкаясь с Машей в охапку на очередной лестничный пролёт. – А остальные… подтянутся….
Остальные действительно подтягивались. На руках, на каждую следующую ступеньку. А что делать, если этаже эдак на шестнадцатом у всех сопровождающих отказали ноги? Было ясно, что до сцены Последней Битвы дотянут только самые жизнеспособные. Лучше всех устроилась, конечно же, зачинщица всего этого безобразия. Маша повисла на шее у Люциуса и оттуда командовала восхождением. Впрочем, когда они всё же достигли верхней площадки, с каменным полом ей как главной пришлось поздороваться первой. Когда волшебники в изнеможении разлеглись кто где, Рон вспомнил, что камера вместе с Корректором осталась внизу.
– Всё правильно… – едва дыша, проговорила Бета. – Не отдирать же его от передвижки… Уж одну-то главу мы продержимся.
Маша разжала хватку, и Люц неожиданно рухнул на пол. Но режиссёрше было уже не до него.
– Итак, мы здесь для того, чтобы заснять Последнюю Битву с Волдемортом и отправиться вниз, – постукивая палочкой по бедру, отчеканила Маша, прохаживаясь между рядами полумёртвых тел. – Так как я не предусмотрела, что главный герой безоружен, то придётся мне Волдеморта убивать самой.
– Да уж, это ей раз плюнуть… ей стоит только его обнять покрепче, – буркнул Малфой-младший Поттеру.
– Словом, кто знает, где мне взять Волдеморта? – вопрошала Маша волшебников, глядевших на неё выпученными глазами с гримасами страха на лицах. – Да ладно вам симулировать! Всего-то полтора часа поднимались! Всё задыхаетесь, хиляки? – грозно насупилась она, хватая Дина Томаса за воротник.
Но тот только молча ткнул куда-то за спину Маше. Та догадалась обернуться и… ну разумеется, прямо напротив неё стоял Тёмный Лорд собственной персоной и, шевеля губами, читал что-то по бумажке. У Маши волосы дыбом встали. Трясущейся рукой она выставила перед собой палочку, но Лорд только отмахнулся, словно Маша была мухой, а от бумажки зависела его жизнь. На смену всеобщему ужасу пришло всеобщее крайнее любопытство.
– Э-э-э… Это, надеюсь, сценарий? – осторожно спросила Маша, тихонько приближаясь к врагу. Тот кинул на неё туманный взгляд поверх бумажки, грустно вздохнул и кивнул.
– Ну, тогда готовься к смерти! – взвизгнула Маша, ловко вставая в позу фехтовальщицы и тыча в Тёмного Лорда палочкой. Тот слегка опешил.
– Погодите-ка, я ж его ещё не доучил! Мне только вчера копия пришла вместе с «Еженедельным Доносом»! Ну нет у меня столько времени! То того пытай, то этого убей, то Люц опять про стирку забыл, то Эйвери ковры не пропылесосил! А у меня аллергия на шерсть! Глаза слезились весь вечер, я не мог читать!
Настал черёд Маши открыть рот. Вот тебе и подробности личной жизни… Но раскисала она недолго.
– Я уже всех предупредила, что мы сегодня импровизируем, потому что всем уже надоело тут торчать. Поэтому я тебя просто убью, и по рукам, о-кей?
Не то, чтобы такая сделка была Лорду очень по душе, но, судя по опасному блеску в глазах, у него созрел свой план действий.
– О-кей, – кивнул он и тоже выхватил палочку.
– Поехали! – победно завопила Маша и, словно в замедленной съёмке, на глазах у всей оторопевшей массовки бросилась в атаку. Впрочем, атака продлилась до обидного недолго. Лорд, не сводивший с Маши прищуренного взгляда красных глаз, стоически дожидался последней секунды. Маша со зверским выражением лица уже готова была с разгона звездануть его по лбу палочкой, но тут подлец проделал старый как мир трюк. Отступил на шажок в сторонку. Увлекаемая силой собственного размаха, Маша с воем перелетела через ограждение площадки и под гром аплодисментов и слёзные крики «Ура!» рухнула вниз…
– Едрёна мать! – рявкнула Маша, когда резкий телефонный звонок заставил её проснуться. Прямо перед её носом ископаемый Майкрософт Ворд «совершил недопустимую ошибку» и торжественно готовился закрыться.
– Чёрт! – выругалась она. – Там же весь мой фик, а я его даже не сохранила!
Телефон надрывался. Ещё раз выругавшись, Маша наподдала монитору и взяла трубку.
– Ах, Светка… Ты меня напугала, мне, блин, такой кошмар приснился, что я типа с башни валюсь… Как это ты больше не будешь бетить мои фики?!! Ты с дуба рухнула? Зачёты? Экзамены? А-а-а… Понятно. Что же мне без тебя делать? Нет, никто больше не хочет. Никто не хочет, да и бетить нечего – я потеряла документ. Ворд глючит. Да не хочу я его снова писать!!! Надоело… А? Чего? Стальной Алхимик? Это аниме? А о чём? Так… Так… Со стальной рукой и ногой? Блондинчик, говоришь? Философский камень? Ага, ага… Интересно… Армия? Какой ещё рой мустангов? Ах, Рой Мустанг! Фамилия такая, понятно… Брюнетик? Ага, ага… Понятненько… Майс Хьюс? В очочках? Типа Гарри Поттер-переросток? Хавок? С сигареткой? Это мы любить! Спасибо за наводку, это уже не один идол, это уже целый тотемный столб! Ха-ха-ха! Пошла смотреть! Ну, пока!
И она с треском повесила трубку.
Эпилог
В это время где-то там, в одной далёкой-предалёкой галактике…
– Ал…
– Да, брат, что случилось? – Альфонс поднял голову-шлем.
– Опять кошмар приснился, – поёжился светловолосый паренёк, потерев заспанное лицо ладонями. Одна из них явно была собрана из металлических деталей.
– Гомункулусы? Шрам? Армия идёт по нашим следам? – заволновался Ал.
– Какое там… Куда хуже! Мне приснилось, что мы с тобой со всех ног удираем от какой-то девки со смешным акцентом, а она не отстаёт ни на шаг, орёт и размахивает какими-то бумажками…
– Нда, братец… – покачал головой Ал.
День только начинался.
Фея Поющего Ле...
17.12.2007, 17:25 · Re: Однажды
Аватар
Забавный фик. Маша - прелесть )))))
Amoura
21.12.2007, 23:55 · Re: Однажды
Аватар
ну, идея не нова, кнч... но забавно. Местами )))
вообще смущает деффачка по имени Маша... Или в нем весь смысл?
Сообщение отредактировал Amoura - только что
Vol4ok
22.12.2007, 1:01 · Re: Однажды
Аватар
Фея Поющего Леса
Спасибо, Фея smile.gif
Amoura
Ну хорошо, хоть местами) А в имени Маша безусловно есть скрытый смысл. Я бы даже сказала, сакральный)))
Шэбшээдай
22.12.2007, 3:26 · Re: Однажды
Аватар
Сьюшный
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 8.12.2016, 23:04
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика