Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Знание непосвященных

Ёжик-в-Тумане
16.12.2007, 14:49 · Знание непосвященных
Нет аватара
Продолжение фанфика «Гребень Валькирий». Думаю, этим все сказано. smile.gif Предупреждение: ООС, в частности: Гойл, увлекающийся философией, и Снейп, меняющий пеленки...
    Общий || гет || R |
   

«Знание непосвященных»
Глава 1

Всем большой привет! Это снова я с обещанным продолжением. Меня спрашивали, зачем мне нужно было заканчивать тот фанфик, если многие вопросы остались без ответов? Отвечаю: начинается новый этап борьбы со злом, а он все же главнее, чем развитие отношений.
Поздравляю всех девушек с Международным Женским Днем!!!
Искренне любящая всех читателей, Ёжик-в-Тумане.
Данная глава посвящается Сливе, у которой скоро будет великий день – День рождения! Солнц, спасибо тебе за твое существование. Я тебя люблю!

глава 1. Гарри-который-мальчик
Где ходишь ты, мой бессердечный друг?
Кто ждет тебя в твоем огромном доме?
Мне кажется, меня сковал недуг,
Замешанный, на сладостной истоме.
Один ли ты сейчас? Я знаю, не один:
Подле тебя, наверняка, кружит русалка,
Могучий лев, веселый пьяный джинн...
Возможно, даже будет слишком жарко
И только нам двоим. Другие никогда
Не будут даже близко приближаться
К тебе, ко мне, к мечте... Всегда.
Вдвоем мы станем лишь людей лишаться...
Я отпущу тебя для блага твоего,
Я совершу то преступленье первой.
Пойми меня, мне будет нелегко...
Но кто-то должен становиться жертвой?
эпиграф автора.

В его квартире опять было холодно. Что поделать, если отапливать помещение Драко так и не научился? Холод – это терпимо, это еще одна мелочь жизни, которую просто и легко пережить.
Недавно Нарцисса решила дать своему сыну возможность «подышать воздухом свободы». Именно так и выразилась женщина, собирая за Драко чемодан и выкидывая юношу заклинанием из поместья. Малфой благодарил всех существующих богов за то, что его мать догадалась не вышвыривать сыночка далеко, а ограничилась своей квартирой в центре Лондона.
Чем миссис Малфой решила занять свое освободившееся время – тайна, покрытая мраком, только после заточения Люциуса в Азкабан вокруг красивой женщины ухажеров появилась видимо-невидимо...
Драко отогнал неприятные мысли и постарался обернуться еще одним одеялом. Юноша начал медленно погружаться в дрему, когда раздалась трель дверного звонка.
«Может быть, позвонят и уйдут?» – предположил Драко, зарываясь в подушки.
Звонок повторился. Создавалось ощущение, что кто-то решил увеличить громкость трели магией, словно, шума и без того мало...
– Черт, – с чувством выругался блондин, накинул на плечи плед и пошел к двери.
По пути юноша успел сшибить одну из коллекционных ваз, выругаться еще раз, наступить на фарфор, поранить ногу, дико заорать (упомянув в одном предложении тех, кто ходит в гости ночью, их дальних родственников по женской линии, свинью, курицу, пророка Мухаммеда и чьи-то рога) и, наконец, открыть дверь.
На пороге стоял высокий широкоплечий юноша, в профиль слегка напоминающий гориллу. Правда очень симпатичную, милую и красивую гориллу. Его лицо не было обезображено избытком интеллекта и имело дружелюбно-глупое выражение.
– Грег? – подавил зевок Драко. – Перестань ломать комедию и расскажи, зачем ты здесь.
Гойл усмехнулся. Через несколько секунд перед Малфоем стоял вполне вменяемый юноша. В глазах незваного гостя горели хитрые огоньки, а в уголках губ спряталась улыбка, принадлежащая очень умному человеку. То есть, человеку, позволяющему себе смеяться над другими, но делающему это очень осторожно и непринужденно.
– Зашел в гости, – усмехнулся Грегори, входя в квартиру блондина.
Драко запахнул халат и проследовал за своим гостем в кухню. Гойл по-хозяйски, не спрашивая позволения, сел на высокий стул и положил руки на столик. Складывалось ощущение, что он был здесь не первый раз и уже прекрасно изучил «ритуал гостеприимства» хозяина квартиры.
– Кофе будешь? – спросил Драко, доставая мешочек с зернами.
Гойл провел пальцем по губам. Руки у него были большими, но все же красивыми. Только ногти – обломанные и не совсем чистые, портили всю картину.
– Арабику с двумя ложечками тростникового сахара, разбавить теплой водой и варить на медленном огне до появления пенки, – четко сказал Грегори.
– То есть не будешь, – решил Драко, убирая заветный мешочек на полочки. – Так ты что-то хотел?
Гойл усмехнулся и показал Малфою на второй стул. Блондин послушно опустился на предложенное сиденье.
– Драко, мой дорогой, почему ты не думаешь, что я мог соскучиться и навестить тебя из-за моей большой любви? – страстно прошептал Грегори, хватая своими большими руками ладонь блондина.
Драко улыбнулся. В его стальных глазах запрыгали чертики.
– Потому что ты меня бросил, противный, – напомнил юноша.
– Когда это? – искренне удивился гость.
– Перед вечеринкой Габриель, на клумбе кактусов и роз, – нараспев сказал Драко. – А за сутки до этого не хотел, чтобы я тебя поцеловал!
– А это... – вспомнил Гойл. – У меня было несвежее дыхание...
Юноши переглянулись. Драко увидел, как в карих глазах его друга прыгали веселые бесенята, и тепло улыбнулся.
– Может быть, ты все же скажешь, зачем ты пришел?
– Ты хочешь об этом поговорить? – понизил голос до шепота Гойл.
– Да, – признался Драко.
– Ну, тогда тебе все же придется напоить меня кофе, – торжествующе сказал Грегори, и пару раз кивнул, словно подтверждая свои слова.
– Только растворимый, – предупредил Драко, кидая на Гойл быстрый взгляд.
Грегори кивнул. Вся его напускная веселость исчезла, точно так же как и недавняя глупость. Человек без лица и эмоций. Интересно, когда-нибудь он бывает самим собой?
Если Драко всегда был словно сделанным изо льда, то Гойл умело это скрывал. Хотя, из этих двоих юношей по-настоящему «ледяным» был именно Грегори. Но это не мешало в свое время простым приятелям сдружиться, они великолепно понимали друг друга без пустых слов и эмоций, словно чувствовали синхронно и одинаково.
Драко поставил чашку с теплой жидкостью насыщенно коричневого цвета перед своим гостем.
– И это ты называешь кофе? – поразился Гойл, отпивая из чашечки.
– Не я а производители, сам я пью только молотый, – тонко улыбнулся Драко, вспоминая заветный мешочек. – Ты мне хотел что-то сказать.
– Не сказать, а предложить, – поправил Грегори, словно нечаянно задевая чашечку локтем. – Ой! Я такой неловкий!
Коричневая жидкость растеклась по белой скатерти. Драко что-то недовольно прошипел, убирая волшебной палочкой следы «преступления» Гойла.
– Э, спасибо, мне больше не надо, не хочу тебя утруждать, – засуетился Грегори.
Драко молча наполнил еще одну чашечку той же самой коричневатой бурдой и поставил перед Грегом.
– Второй раз этот фокус не пройдет, – предупредил Драко. –А если попытаешься, то выпьешь целую ванну этого напитка.
Гойл посмотрел на блондина наивными глазами.
– Это на самом деле была случайность, – улыбнулся гость, помешивая ненавистный напиток.
– Так что ты там хотел предложить? – напомнил Драко, с удовольствием наблюдая, как Грегори пьет эту гадость.
– Может быть, сходим в какой-нибудь клуб? Надо иногда позволять себе прогуляться, тем более каникулы, – беспечно предложил Гойл.
– Благодарю, но я пас, – отмахнулся светловолосый юноша.
Грегори попытался пододвинуть чашечку с растворимым кофе так, чтобы Драко все же задел ее рукой. Не сработало.
– А что так? – разочарованно спросил Гойл. – Из-за твоего гарема? Как же помню, Грейнджер и Уизли...
– Не напоминай о Джинни, – предупредил Драко.
Грегори был умным мальчиком, что бы о нем не думали. Гойл сразу же услышал те нотки, которых следовало бы остерегаться, и быстро перевел тему:
– То есть Грейнджер можно трогать?
– Можно, но не нужно, Грег. Гермиона – несчастный человек. Мне пред ней неудобно, словно я виноват перед ней, но я не могу себя насильно удерживать рядом, – признался Драко.
Грегори бросил быстрый взгляд на приятеля.
– Ты не знаешь, как она?
– Честно? Знаю, очень плохо. Только мне это не дает ничего, – холодно сказал блондин.
– Ну, так может быть все же сходим в клуб? – напомнил Гойл, отодвигая от себя пустую чашечку.
Драко поднял глаза на своего друга.
– Зачем? Я не хочу заводить отношения с очередной девушкой.
– Можно просто развеяться, – заметил Грегори.
– Разве это ни одно и тоже? – Малфой изогнул левую бровь.
Грегори развел руки в стороны и добавил:
– Мы выходим через десять минут.
Драко кивнул и вышел из кухни.
Гойл внимательно осмотрелся. Черный кафель, черные шкафчики, черная газовая плита, черный холодильник, черная раковина, черные стеллажи с книгами. Книги на кухне? Это же кощунство. По крайней мере, это необычно. Хотя... Драко никогда нельзя было назвать «обычным».
Гойл с трепетом провел указательным пальцем по корешкам, читая золоченые надписи. Конфуций, Лао-цзы, Мо-цзы,Чжуан-цзы, Мэн-цзы, Гунсунь Лун, Сюнь-цзы... Он и не думал, что Драко до сих пор увлекается китайской философией.
– Можно я возьму что-нибудь почитать? – крикнул Грегори.
– Да пожалуйста, – разрешил Драко, входя в кухню.
Грегори бросил быстрый взгляд на приятеля. Сегодня блондин решил одеться по магловской моде. Светлые, слегка потертые и даже нарочито порванные светлые джинсы, бежевая рубашка, тоже потертая и будто бы купленная на блошином рынке. Даже в таком, нелепом (личное мнение Гойла) наряде Малфой умудрялся выглядеть стильно и сногсшибательно.
– Что ты рекомендуешь? – Гойл вновь провел пальцем по книгам.
– Начать лучше с Конфуция, – не задумываясь ответил Драко, проводя расческой по светлым волосам.
За последнее время они довольно сильно отросли и стали вызывать больше проблем. Например, когда воздух был очень влажным, платиновые пряди завивались в колечки. А когда Драко спросонья подходил к зеркалу, на него смотрело отражения какого-то контуженого одуванчика.
– Может быть мне подстричься? – пробормотал Драко.
– Обязательно, но только на лысо. А на бритой голове нарисовать зеленые полоски, – серьезно сказал Грегори. – Только не сейчас, ладно? Мы и так опаздываем.

***

– Что это за место? – перекрикивая громкую музыку спросил Драко.
– Недавно открывшийся клуб «Магическая дубинка». Очень популярное место среди молодых волшебников, – так же громко ответил Грегори, практически отбирая у официанта два безалкогольных коктейля.
«Клуб как клуб», – подумал Малфой, внимательно оглядываясь вокруг.
В центре танцпола извивалась обнаженная лысая девушка, сверкая сережкой на затылке. Разгоряченная толпа тоже пыталась танцевать, но почти все только топтались под музыку. Из колонок лился очередной безумный трек.
– Молодой человек, вы танцуете?
Юноши быстро повернулись на требовательный голос. Девушка в яркой блузке с глубоким декольте и очень короткой пышной юбкой лениво разглядывала товарищей. Ее нельзя было назвать красавицей. Немного раскосые глаза, слишком пухлые губы, неправильной формы нос, общее хищно выражение лица... Но все вместе это смотрелось довольно мило. Невысокая, гибкая и изящная, на взгляд Драко «слишком вертлявая».
– Нет, юная леди, – холодно улыбнулся Драко.
Любая другая девушка немедленно провалилась бы под землю, только не слышать эту надменность и лед в голосе, не чувствовать себя последним ничтожеством.
– Я приглашала не тебя, красавчик, – пропела девушка и внимательно посмотрела на Гойла.
Она быстро улыбнулась и провела ладонью по коротким пышным кудрявым волосам. Словно нечаянно расстегнулась верхняя пуговичка на ее блузке, продемонстрировав ложбинку между грудями.
Гойл окинул взглядом хорошую фигуру девушки.
«Не люблю легкодоступость», – читалось в глазах Гойла.
«Я тоже, но отказывать девушкам невежливо», – усмехнулся Драко, подталкивая Грегори насмешливым взглядом к ждущей «юной леди».
– Так ты танцуешь? – повторила девушка и надула пухлые губки, ее флюиды просто сбивали с ног.
– Танцует, - ответил за друга Драко, отбирая у Гойла спасательный коктейль.
Девушка просияла, схватила Грегори за руку и потащила в центр танцпола.
«Будет чудо, если она его не изнасилует», – подумал Малфой. Он сумел оценить все «нечаянные» прикосновения ее ног к... телу Грегори в самых чувствительных местах, мягко колыхающуюся юбку и призывно расстегивающуюся полупрозрачную блузку.
Драко заказал себе еще один коктейль и начал медленно отсчитывать пять минут. Когда-то они с Грегори договорились, что если один из друзей обзаводится новым знакомством с очаровательно девушкой, то второй идет домой только через пять минут, чтобы можно было и на помощь позвать, в конце концов...
– К вам можно? – девичий голос донесся до сознания блондина.
– Садитесь, я все равно скоро ухожу, – разрешил юноша, беспардонно разглядывая свою новую собеседницу.
Возмутительно пьяная, в кротких, обтягивающих джинсовых шортах и майке на тоненьких лямочках. Крупная, с осветленными волосами и огромным количеством тонального крема на лице, вызывающая легкое отвращение...
– Просто все столики заняты, – попыталась оправдаться девица, неловко забираясь на стул Грегори.
Драко отмахнулся, осталось продержаться всего четыре минуты и можно будет уходить с чистой совестью.
Девушка заказала себе какое-то ярко-розовое пойло с каким-то дурацким названием, типа «огненный поцелуй на пляже среди волн и дельфинов» и пару раз хихикнула. Драко рассерженно стрельнул на нее убийственным взглядом.
Девушка, чувствуя взгляд Малфоя, обхватила накрашенными губами соломинку и провела своим ртом от середины и до кончика трубочки, помогая себе пальцами.
Драко усмехнулся, но продолжил наблюдать за девицей.
Тем временем незнакомка достала соломинку изо рта и пару раз быстро коснулась ее языком, после чего призывно облизала губы, размазывая остатки помады.
– Если вы думаете, что таким образом сможете выдавить еще немного коктейля, то ошибаетесь, – холодно заметил Драко, расплатился за свои напитки и вышел из клуба.
Что бы не говорил Грег, но удовольствия от посещения было предельно мало. Малфой шел по Косому переулку, разглядывал закрытые витрины магазинов и вспоминал, как когда-то преодолевал это расстояние с Джинни на плечах.
– Драко, подожди меня, – до юноши донесся знакомый голос.
Малфой послушно остановился и подождал, пока его догонит Гойл. Пуговиц на его рубашке не было, молния на брюках расстегнута...
– Чувствую, вы прекрасно говорили на многие интеллектуальные темы, – усмехнулся Драко.
Гойл махнул рукой и с помощью волшебной палочки вернул брюкам обычный вид.
– Это восстановлению не подлежит, – грустно заметил юноша, разглядывая свою рубашку.
– Хоть что-то тебе удалось сохранить в целости и сохранности? – Драко приподнял левую бровь.
Гойл усмехнулся и извлек (казалось бы, из воздуха) книгу Конфуция.
– Ну да, самое ценное, – пробормотал Драко.
Юноши молча шли по темной улице. Впечатлительный Гойл до сих пор переживал из-за того, что его чуть не изнасиловала какая-то девушка из какого-то клуба. Драко молчал, поглощенный воспоминаниями прошлогоднего августа...
– Черт! – выругался Малфой, встречаясь в темноте с асфальтом.
– Что случилось? – спросил Гойл, «зажигая» свою волшебную палочку.
– Я обо что-то споткнулся, и, по-моему, это труп, – поделился Драко, поднимаясь с дороги отряхивая свои светлые джинсы.
– Весело, – усмехнулся Грегори, наклоняясь над телом.
Тело пьяно улыбнулось и протянуло руку вверх.
– Я Гарри-который-мальчик, – произнесло тело знакомым голосом ненавистного гриффиндорца и доверчиво моргнуло близорукими глазами.
– Вижу, что не девочка, Поттер, – проворчал Драко и пояснил. – А я – Малфой.
Улыбка медленно стекла с пьяной физиономии.
– А это кто? Почему он почти голый и что у него в руках? – Гарри прищурившись изучал Гойла.
– Я – Грегори Гойл, – усмехнулся юноша, проигнорировав вопрос по поводу одежды. – В руках у меня собрание сочинений Конфуция...
Гарри упал в обморок.
– Я же говорил, что тебе надо одеться, – зашипел Драко.
– Когда это? – возмутился Гойл, не помня таких нравоучений.
Драко отмахнулся и спросил:
– И что мы теперь будем с ним делать?

***

Утром Джинни проснулась от детского плача.
Рыжеволосая девушка быстро запахнулась в атласный халат. С тех пор как Северус уехал на Саммит Зельеваров, прошло три дня. Все это время Вирджиния ощущала себя полноправной хозяйкой поместья. Домовые эльфы спрашивали ее совета и разрешения, слуги мило улыбались, даже портеры посматривали на Джин одобрительно и без былого превосходства.
– Артур проснулся, теперь хочет об этом заявить всем окружающим, – пропела Джинни, наклоняясь над детской кроваткой.
Кроха тут же перестал плакать от звуков ее голоса. Простеньким заклинанием девушка убрала испачканный подгузник и понесла ребенка в ванную комнату. Крохотная детская ванночка уже была наполнена теплой водой, тут же лежало все необходимое для купания.
Благодаря зелью Северуса, ребенок казался годовалым и умел самостоятельно ходить, понимал человеческую речь и произносил некоторые слова.
– Миссис Снейп, вам помочь? – в ванную вошла миссис Бэджком, прачка Снейпов.
– Я мисс Уизли, – поправила Джинни, проводя по спинке Артура намыленной губкой.
Отчего-то все в замке обращались к Джин только миссис Снейп, а это порядком раздражало юную девушку. Зельевара такое обращение немного забавило, хотя он, для строгости, сдвигал брови и отчитывал вышколенную прислугу.
Вирджиния понимала, что ее положение крайне щекотливо. Жить в поместье Снейпов (пусть у девушки и была отдельная комната, порог которой Северус ни разу не переступил без острой на то необходимости) целый месяц, иногда отправляя милые письма родителям и друзьям... Мягко говоря, это породило множество слухов, тем более, девушка ни на шаг не отходила от Артура.
– Хорошо, миссис Снейп, вы мисс – Уизли, – улыбнулась женщина.
Джинни чуть не запустила в старуху губкой.
– Убери все там и принеси чистую одежду для Артура, – велела Джинни.
Старуха исчезла и через пару минут вернулась со стопкой выглаженного белья. Джинни быстро, но осторожно одела малыша и с ребенком на руках вышла в гостиную.
– Элайза, покорми маленького мистера Снейпа, – Джинни тепло улыбнулась няне ребенка.
Северус должен приехать уже завтра, как хорошо! Можно будет немного отдохнуть от этих вездесущих слуг, что лезут не в свое дело!

***

Они смотрелись как какая-то идеальная семья. Уставший после поездки Северус, не успевший переодеться, был усажен за обеденный стол, накрытый за какие-то секунды. По левую руку от него, словно верная и заботливая жена, устроилась Джинни, посадив себе на колени Артура.
– Ты же сказал, что приедешь завтра, – вспомнила Джинни.
– Так получилось, – оправдывался Северус. – Неужели, тебе неприятно?
– Приятно-то приятно, только я не была готова, даже не встретила тебя, – надула губы Вирджиния.
Северус улыбнулся. По-приезду он застал Джинни играющую с его воспитанником в оранжерее. Одета девушка была в простом атласный халат, а волосы заплела в длинную косу. Что-то теплое и умиротворенное было в такой Вирджинии.
– Как съездил? – спросила Джинни, внимательно наблюдая за тем, как он ест.
– Лучше, чем я ожидал, – улыбнулся Северус, – а ты как провела время? Не сильно скучала?
– Разве здесь соскучишься? – улыбнулась Джинни в ответ.
– ДА! – четко сказал Артур и потерся о щеку рыжеволосой девушки.
Ёжик-в-Тумане
16.12.2007, 16:13 · Re: Знание непосвященных
Нет аватара
вторая глава. Пить или не пить? Правильный ответ приходит утром...

Не бывает любви условной.
В небе звезды повисли гроздью.
Бьет двенадцать. Сегодня в дом мой
Обещала прийти гостья.
Длинноногая недотрога,
Кровь неровно стучит в венах.
Что-то хлопнуло в раме окон
И прошло сквозняком по стенам.
Только свет зажигать не буду,
Даже если луна в тучах.
Если я не повею чуду,
Хоть кому-нибудь станет лучше?
Я приму ее руки-тени
В ковш горячих моих ладоней
Брошу все дела на неделе,
Из-за глаз, что ночи бездонней.
И она, улыбаясь тайно,
Мне напомнит, что все бывает:
Что уже закипает чайник,
Что уже шоколад тает.
На прощание улыбнется,
Бросит взгляд не жилье поэта...
И сюда уже не вернется
И мы оба поверим в это.
        Андрей Белянин.
– Нет, Драко, она – само совершенство, – протянул Гарри, потягивая коллекционный бренди из самых сокровенных запасов рода Малфоев.
– Габриель? – поразился Малфой. – Ты ее просто плохо знаешь. помниться в детстве, она била меня серебренной лопаточкой по голове...
Грегори усмехнулся. Он тоже помнил это великолепное время. Юноши сидели в квартире Драко и тихо напивались. При этом Гойл умудрялся читать Конфуция и размышлять о том, что детский алкоголизм неизлечим, а Драко, похоже, еще ребенок. Тем временем Поттер объяснял, почему он напился.
– Малфой, как ты не понимаешь, ну что она могла вообще во мне найти? Я же полный ноль, – заверил Гарри, хаотично ударяя себя в грудь крепким кулачком.
– Я не то чтобы не понимаю, – начал объяснять Драко. – Более того, я догадывался об этом всю жизнь, но, знаешь ли, девушки любят ущербных...
Грегори рассмеялся. Он пил только кофе (на этот раз юноше удалось развести блондина на молотый) и внимательно слушал беседу двух бывших врагов. Пока Драко трезвее, чем Поттер. Пока – хорошее слово...
Гарри попытался фокусировать свой взгляд на бокале. Не получилось.
– Я к тебе со всей душой, – пробормотал юноша и потер свой знаменитый шрам двумя пальцами.
– Да ладно, не кипятись, я тоже тебе рассказал про свои детские комплексы. Ну, по поводу серебряных лопаточек, – отмахнулся Драко, делая маленький глоточек.
– А, Габриель мне сказала, – здесь пьяная улыбка снова растеклась по лицу мальчика-который-выжил, – чтоб я к ней даже не подходил.
– Не вижу логики, – признался Драко.
– Так я тоже не увидел, вот и напился там, – Гарри махнул рукой в сторону паба «Дырявый котел».
Грегори зашипел. Только что Поттер вышиб у него из руку чашечку кофе. Горячий напиток растекся по скатерти.
– Не буянь, Гойл, мы про тебя помним, – изрек Драко, наливая себе еще бренди. – Читаешь свои умные книги, вот и читай!
– Спасибо, что разрешил, – Грегори рассмеялся.
– Что хоть ты там прочитал? – недоверчиво спросил Поттер.
– «Только истинно человечный человек способен и любить, и ненавидеть» – это Конфуций, – почтительно сказал Грегори, переворачивая страницу.
– О-о-о, звучит как тост! Все пьем за нас, истинных людей, – предложил Драко, разливая бренди по бокалам.
Грегори прикрыл свой бокал ладонью.
– Я не пью, – быстро сказал Гойл.
– Как это за настоящего человека не выпить? – поразился Драко, все же наливая бренди в бокал.
– Кто не пьет, тот – сосиска, – пьяно захихикал Гарри.
– Правильно, только у нас в Слизерине не проводятся параллели с продуктами питания и человеческим телом, – улыбнулся Драко. – Ну что, Гойл, ты ведь не это самое, которое находиться где-то внизу, правда?

***

Драко Малфой проснулся в своей великолепной трехспальной кровати. Первое, что его насторожило – ноги, которые не испытывали обычного босого удобства, то есть блондин встретил новый день обутым. Второе несоответствие сложившихся традиций заставило Драко сильно задуматься: он почувствовал, что он облачен не в пижаму, а в бежевую рубашку и потертые джинсы. Малфой отмахнулся от нехороших мыслей и повернулся на правый бок, надеясь вздремнуть еще хотя бы пару часиков.
– Доброе утро, солнце, ты уже проснулся?
Драко чуть завизжал, подобно глупой девчонке, впервые увидевшей дохлую змею. Рядом с ним возлежал Грегори Гойл собственной персоной, не забывая растягивать губы в улыбке.
– Грег?
– А кого это ты ожидал здесь увидеть? – усмехнулся юноша. – И не кричи ты так, Поттера разбудишь, он только-только заснул...
Драко сел. Дико болела голова. Юноша сразу же смог осознать главный минус своего положения – блондин не помнил завершения вчерашнего дня. И хотелось пить.
– Я что вчера опять назюзюкался? – тихо спросил Драко.
– Было дело, – признал Грегори. – Более того, ты и меня заставил это сделать.
– Так ты же не пьешь, – Драко недоуменно уставился на своего друга.
– Так было до вчерашнего дня, пока ты не начал обзываться, – усмехнулся Грегори.
– Ни фига себе, – только и смог сказать аристократ. – Я вчера обзывался? А из-за чего?
– Просто я позволил себе почитать Конфуция вслух, – Грегори приподнял брови и развел руки в стороны.

***

«Уважаемые миссис и мистер Уизли!
Пишет вам Северус Снейп. Ваша дочь чувствует себя хорошо. Как морально, так и физически. Да, я действительно хочу помолвки с вашей дочерью, но не знаю, согласна ли она. Обещанные мною тридцать тысяч галлеонов будут переведены на ваш счет в любом случае. Разумеется, если вы не разрушите наше соглашение.
Думаю, что другим вашим детям нет необходимости знать о нашей сделке. О своем решении Вирджиния известит вас лично».

«Дорогая Джинни!
Это твоя мама, Молли. Я соскучилась и решила написать тебе несколько строк. Скоро ты узнаешь, что мистер Снейп хочет предложить тебе кое-что важное, в твоем положении даже необходимое для тебя. Я не буду склонять тебя к определенному ответу, тем более ты даже не знаешь, что предложить тебе мистер Снейп, но...
Солнышко мое, милая моя девочка, помни, что жить одной любовью всю жизнь нельзя. Иногда нужно думать и о решении проблем, о возможностях своих будущих детей. Мистер Снейп никогда не пожелает тебе плохого, потому что искреннее к тебе привязан.
Более того, он имеет свой вес в обществе, да и гонорар у этого порядочного мужчины просто огромен. Иногда я думаю, что поспешила, когда согласилась на брак с твоим отцом. Возможно, мои бы дети не знали всего этого позора... В любом случае, я всегда поддержу твой выбор, потому что ты любима в нашей семье. Только не ошибись, потому что потом эта ошибка будет преследовать тебя всю жизнь.
Я люблю тебя. Целую.
мама»

«Дорогая Джинни!
Я не поняла ни слова из твоего письма. Почему ты так редко отвечаешь на почту? Я очень скучаю по тебе, Флер тоже волнуется. Ходят слухи... Этого просто не может быть! Я напишу тебе, чтобы ты посмеялась над глупыми сплетнями. Итак, недавно кто-то сообщил Флер, что тебя хотят быстро сбагрить замуж за Снейпа, то есть сделать «козлом опущения». Многие мужчина из Света предпочитают брать бедных жен, а родители бедняжек, в свою очередь, получают денежное вознаграждение. В свое время мою бабушку продали за пятьсот тысяч галлеонов. И она даже гордилась этим, представляешь?
Ну как, посмеялась? Я же знаю, что ты не сторонница ранних браков. Помню, как вытянулось твое очаровательное личико, когда ты узнала, что Луна выходит замуж. Все же наши законы немного отличаются от магловских...
Не пропадай, ладно?
Твоя, Габриель Делакур»

***

Джинни и Северус сидели в гостиной, каждый был занят своим делом. Зельевар читал популярный среди научных работников магической индустрии журнал «Магия сегодня», иногда поглядывая на рыжеволосую девушку поверх еженедельника. Джинни сидела рядом, на пуфике и вышивала. У нее получалось просто и ладно, так что Северус даже забывал делать вид, что сосредоточен на чтении.
Мужчина мысленно усмехнулся. Пуфик был чуть ниже его кресла и казалось, что Джинни, словно невольница, сидит у ног своего падишаха. Даже осанка и поворот головы словно убеждали Северуса в его правоте.
Серебристая иголка быстро порхала в ее тоненьких пальчиках, оставляя за собой разноцветный след.
Северус отложил газету в сторону и позволил себе просто полюбоваться девушкой. Тем более, Джинни даже не заметила этого.
– Ой! – вскрикнула Джин.
На тоненьком пальчике выступила крохотная капелька крови.
– Осторожнее надо, – пожурил Северус, поймав ладонь девушки.
Джинни покраснела. С того дня, как она оказалась в поместье зельевара, он всегда старался держаться на определенной дистанции. Даже о невинных прикосновениях речи быть не могло! А тут он практически взял девушку за руку...
Северус опустил ресницы, наблюдая за реакцией своей гостьи. В первую секунду Джинни вздрогнула, но руку не отняла. Многообещающе? Хм...
Девушка подняла на мужчину свои влажные глаза. Сегодня они были цвета бутылочного стекла, прозрачно-зеленые. Самые удивительные глаза на свете.
От прикосновения зельевара крошечная царапинка мгновенно затянулась, не оставив даже следа. Опять темная магия? Джинни улыбнулась своей характерной задумчивой полуулыбкой.
Северус видел, как она улыбнулась. Даже не губами, а глазами. В зеленых глазах зажглись теплые, согревающие огоньки, а ресницы перестали взволнованно трепетать. Снова в ней появилось что-то домашнее и... уютное. Захотелось нарушить все обещания, когда-то опрометчиво данные самому себе и прикоснуться к ней, ее лицу...
– Мистер Снейп, – в комнату ворвалась управляющая поместьем, – мы только что нашли няню вашего воспитанника. Элайза, лежит в саду пьяная. Мы проверили весь дом, но ребенка нигде нет. Возможно, он на территории поместья...

***

– Нет, я, конечно, не претендую на вашу любовь, но после того, что между нами было, – Поттер с завидной скоростью уничтожал растворимый кофе.
Глядя на эту сцену, Гойл чуть не прослезился от умиления, пододвигая Гарри и свою чашечку с коричневой бурдой. Драко усмехнулся, с такой же надеждой протягивая Гарри поднос со вчерашними французскими булочками. Похоже, аристократ нашел великолепный способ избавления от несвежих продуктов.
– Благодарю, – быстро сказал Гарри, поднимая с подноса одну особо аппетитную булочку с шоколадом. – О чем это я?
– Ты что-то говорил про нашу любовь, – напомнил Малфой, прикидывая, что еще можно скормить Поттеру. – Хочу сразу предупредить тебя, мы с Грегом нормальной ориентации, но это не может помешать нам, в дальнейшем неплохо общаться, правда?
– Э-э-э? – не понял Поттер.
– Мы не гомики, – пояснил Грегори, наблюдая за физиономией Гарри.
– Не скажу, что я сильно удивлен, – признался гриффиндорец, набивая рот булочками. – В Грегори я был уверен с самого начала. А вот по твоему поводу, Малфой, меня мучили сомнения... Все эти твои гели для волос, аккуратные воротнички рубашек, всегда отглаженные мантии, манерность и растягивание слов...
Малфой поперхнулся. Грегори поспешил похлопать друга по спине. Драко пару раз ударился подбородком о столешницу, после чего гневно зыркнул на Гойла и промычал что-то нечленораздельное.
– Итак, после вчерашней ночи вы можете спокойно называться моими друзьями, – вынес радостный вердикт Гарри и выразительно взмахнул булочкой.
– Спасибо большое, мы очень рады, – усмехнулся Грегори, старательно запоминая эту сцену.
– Не стоит, я тоже рад, – отмахнулся Поттер, задев надкусанной булочкой светлые волосы Драко.
Драко зашипел что-то гневно-нецензурное на французском языке.
– Что это с ним? – спросил Гарри у Гойла.
– Не видишь? Радуется. Он мечтал об этом с первого курса, когда узнал, что вместе с ним будет учиться мальчик-который-выжил, – вздохнул Грегори.
– Я помню, – после некоторой паузы сказал Поттер.
Грегори и Драко недоуменно уставились на гриффиндорца.
– Так вот мальчики, – Гарри обнял аристократов за плечи, – как друзья вы просто обязаны мне помочь...

***

– Флер? Вы Флер Делакур? – перед изумленной девушкой стоял высокий молодой челок с яркими рыжими волосами.
Блондинка окинул собеседника внимательным взглядом. Большие карие глаза, огромное количество задорных веснушек...
– Вы Уизли? – спросила блондинка.
– Ну да, – усмехнулся юноша. – Меня зовут Фред.
Старший из близнецов, как же... Она прекрасно помнила их проделки в Хогвартсе, да и Джинни много рассказывала про свою семью.
Флер внимательно оглядела Косой переулок. Она прибыла в Лондон по просьбе Габриель – младшей сестренке не хотелось ехать в Лондон ради десятка книг (в Париже сложно найти учебники на английском языке), а Флер все равно скучала в замке...
– Раз уж мы с вами встретились, то мне хотелось бы попросить у вас совета, – признался Фред.
– Возможно, нам стоит зайти в кафе? – предложила Флер. – Там все и обсудим...
Фред взял девушку под руку и повел к большому яркому зданию.
Флер вошла в прохладно помещение и выбрала столик рядом с окном. Фред молча сел напротив, подождал, пока девушка закажет себе фруктовое мороженое, только потом начал говорить:
– Это я написал вам письмо неделю назад...

***

– Поттер, у тебя окончательно башню сорвало? – тихо спросил Драко.
Гарри изумленно посмотрел на блондина. Потом перевел взгляд своих наивных зеленых глаз на Грегори.
– То есть?
Драко медленно вдохнул и так же медленно выдохнул.
– Какого хрена мы должны помогать тебе? – медленно спросил Малфой.
– Друзья всегда должны помогать друг другу, – дрожащим голосом сказал Гарри.
Грегори закусил нижнюю губу, чтобы не рассмеяться в голос.
– Поттер, с чего ты взял, что мы – друзья? – с холодной осторожностью и вкрадчивостью в голосе поинтересовался Драко.
У Гарри был такой вид, словно его только что ударили. Губы шатена подрагивали, в глазах горела грусть и обида.
– Ну да, я совсем забыл, что вы не принимаете в свои ряды полукровок, – усмехнулся Гарри.
Только у него получилось довольно криво. Так, что даже полуслепой старик не поверил бы в эту усмешку...
– Твоя кровь здесь абсолютно не причем, – примирительно сказ Гойл. – Просто мы слишком разные, Поттер. Мы не можем дружить...
– Почему, Грегори? Драко? В чем дело?
«Нет, он точно не протрезвел», – подумал Малфой, внимательно изучая блестящие глаза героя магического мира.
– В тебе, – просто ответил блондин.
– Но почему? – в зеленых глазах промелькнула надежда.
– Потому что ты – истинный гриффиндорец, а мы – истинные слизеринцы. Однажды я пошел поперек правил... До сих пор не могу выйти из той истории, – сказал Драко.
Он вспомнил рыжеволосую девушку. Он тоже была гриффиндоркой, причем гриффиндоркой до мозга костей. Как знать, если бы не его предательство, они бы были вместе? Слухами земля полниться... Дядя, милый дядя, ты ведь тоже Слизеринец, не так ли? Драко с силой сжал кружку в кулаке. Осколки разлетелись по всей кухне.
– Не трогай его сейчас, – прошептал Грегори. – Малфой не бесчувственная машина.
Поттер так и замер с втянутой рукой в воздухе. Они стояли в полной тишине несколько минут.
– Что ты говорил про помощь?
Гарри радостно просиял. Драко и Грегори едва заметно улыбнулись.
Ёжик-в-Тумане
16.12.2007, 16:14 · Re: Знание непосвященных
Нет аватара
третья глава. Шагая через себя
Холодный свет, созвездие Льва,
Прозрачный принц, Иван-Трава,
Марихуана рег-тайм...
Полярный крест - хрустальный пень,
В окно стучится чья-то тень - Акутагава-Сан.
Сегодня ночь без сна,
Сегодня ночь - Марихуана рег-тайм.
Сегодня месяц Льва,
Сегодня бог - Акутагава-Сан.
Ты хочешь знать число, так знай -
Сегодня год Дракона!
Дождь. Опять. Всю ночь.
Но мы будем танцевать до самого утра.
Свет далеких фонарей.
Туман. Зонты.
И ты, Ослепительно юна, а я -
Увы...
Смотри, Принцесса, Крест в огне,
И контур Волка на стене -
Марихуана рег-тайм...
Но будет ночь, и будет день,
На дне колодца та же тень - Акутагава-Сан.
И будет месяц Льва,
И будет ночь
Марихуана рег-тайм.
Прольется кровь Орла,
И будет сам Акутагава-Сан, сарам...
Ты хочешь знать число, так знай -
Сегодня день Шахтера!
Дождь. Опять. Всю ночь.
Словно не было и нет ненужной той войны.
Звон разбитых фонарей.
Пожар. Менты. И ты,
Возмутительно пьяна, а я...
Дождь. Опять. Всю ночь.
Но мы будем танцевать до самого конца
Свет далеких фонарей.
Туман. Зонты. И ты, Ослепительно юна, а я -
Увы...
    Иван-Кайф

– И как мы можем тебе помочь, Поттер? – осторожно спросл Грегори, словно опасаясь возможного ответа.
Гарри задумался. В его зеленых, лихорадочно поблескивающих за стеклами очков, глазах зажглись огоньки надежды.
«Возможно, в этом и заключается его сила? – подумал Драко. – Искренне верить в то, что все люди – друзья и обязательно должны прийти на помощь? в чем-то Грегори прав, отказать Поттеру в содействии – это то же самое, что и пнуть беззащитного щенка. То есть, возможно, но потом тебя съест собственная совесть...»
Малфой окинул Гарри изучающим взглядом. После пьяных приключений Поттера (а они начались задолго до встречи с слизеринцами) ребята так и не смогли привести в порядки остатки одежда шатена. И сейчас Гарри сидел в одном из костюмов Драко, любезно одолженном на парочку дней. Поттера нельзя было назвать красивым, но что-то безумно притягивающее было в этом фанатичном обаянии, исходившем от мальчика-который-никак-не-сдохнет. Возможно, через пару лет, когда силуэт Гарри станет более мужественным, то он превратиться в симпатичного мужчину, и тогда Драко даже примет выбор своей кузины. Сейчас светлая рубашка Малфоя смотрелась на юном герое весьма неплохо, но ощущение «подделки» не исчезало, словно Гарри до сих пор знал, что его место – не здесь, а где-то в ином мире. Какая же это нелепость – разделение на миры чистокровных и маглов! Впервые в жизни Малфой искренне так считал.
Драко подошел к столу и молча налил себе холодной воды. Все же вредно общаться с гриффиндорскими фанатиками, для которых мир четко разграничен на черное и белое, а правда всегда оказывается на стороне безоговорочного добра и абсолютного знания. Слишком уж их идеология склоняет к себе, заставляет позабыть об остальных условностях. Даже о тех, которые считал единственным верными с самого детства.
Была ли его неприязнь к Поттеру вызвана нечистокровностью Гарри? Нет, если разобраться, то кровь этого гриффиндорского юноши – наследника гриффиндора, куда чище крови многой волшебной знати. Скорее всего, здесь что-то другое... К примеру, неприязнь факультетов...
– Поттер, говори быстрее, у нас с Драко не так много времени, – поторопил шатена Гойл.
Драко отвлекся от своих мыслей. Действительно, пора бы Поттеру и поделиться своими проблемами с двумя добрыми молодыми людьми, пока вышеупомянутые добрые люди не прихлопнули этого дебила тапком.
– Габриель отказала мне, – неуверенно начал Гарри.
– Что?! – яростно воскликнул Драко. – Да как ты посмел?! Да ты у меня будешь всю жизнь на кактусах спать...
– Драко, успокойся, – попросил Грегори. – Он еще не договорил.
– Успокойся?! Хорошо, я успокоюсь, – пообещал Драко, закатывая рукава рубашки и доставая волшебную палочку из-за брючного ремня, – вот только убью его и сразу же успокоюсь. Гойл, я обещаю, что буду самым добрым и послушным человеком на свете, только попрыгаю на его трупе как следует...
– Драко! Ты психуешь! – повысил голос Гойл.
– Я психую?! – переспросил Драко. – Да он склоняет к половым отношениям мою беззащитную и наивную кузину, чуть ли не насилует, а я должен оставаться спокойным?!
– Кто кого насилует? – недоуменно спросил Поттер, ему уже минут пять казалось, что рядом с ним все внезапно сошли с ума. – Габриель отказала мне в помолвке.
Молчание. Гойл внимательным взглядом изучал Поттера. Малфой вопросительно смотрел на Грегори. Гарри близоруко моргал глазами то в сторону Гойла, то в сторону Драко.
– Забудь, – посоветовал Грегори, – только постарайся более внятно выражать свои мысли, договорились?

***

Джинни проснулась от собственного кашля. Вчера рыжеволосая девушка вместе со слугами и Северусом больше трех часов искала Артура под холодным проливным дождем. Малыша нашли мирно спящим в одной из летних беседок.
Пока все хлопотали над крохотным тельцем ребенка, поили с ложечки зельями от простуды и гриппа, Джинни забыла переодеться в сухую одежду, а о том, что тоже стоит выпить целебный отвар, просто не подумала. Результат не заставил себя ждать – ужасный кашель на протяжении всего дня буквально сотрясал хрупкую девушку. Более того, он еще не давал спать, прерывая беспокойный сон Джинни практически каждый час.
Дверь неуверенно отворилась. Рыжеволосая девушка быстро прикрылась одеялом, недоумевая, кто может оказаться незваным гостем. Раньше, когда кровать Артура стояла в ее спальне, среди ночи могли прийти слуги, чтобы принести очередную порцию витаминных отваров или стопку чистого детского белья...
– Джинни, к вам можно? – раздался тихий неуверенный голос.
– Проходите, – разрешила Джин, справившись с очередным приступом кашля.
Северус вошел в ее комнату, стараясь не смотреть по сторонам. Мужчина считал, что спальня любой девушки – слишком интимное место, способное рассказать многое о своей хозяйке. А смущать юную Уизли еще больше ему не хотелось.
Снейп аккуратно присел на краешек кровати, внимательным взглядом спрашивая разрешения.
– Выпейте, – Снейп протянул девушке тоненькую пробирку.
– Что это? – тихо спросила Джинни.
– Лекарство, – улыбнулся Северус, вкладывая пробирку с зельем в маленькую ладошку, – я называю его «мятный коньяк», мое личное изобретение.
– Может быть, не стоит? – неловко спросила Джинни.
– Ты мне не доверяешь? – насмешливо поинтересовался Северус.
Джин кротко вздохнула и залпом выпила все содержимое пробирки. Казалось, что все ее внутренности обожгло огнем. Когда неприятные ощущения отступили, во рту остался нежный мятный вкус.
– Сейчас тебе должно стать легче, – пообещал Северус, дотрагиваясь до влажного лба своей юной пациентки.
Кудрявая челка прилипла к разгоряченной коже лица.
– Вы гениальный зельевар, – прошептала Джинни.
Ее еще трясло, но озноб начал оставлять бедную девушку в покое.
– Э-э-э... спасибо, – казалось, что мужчина не знает, что ему ответить на искренние слова девушки.
Они снова замолчали. Джинни было хорошо лежать в тишине, чувствовать ладонь бывшего профессора на влажном лбу, слышать его спокойное дыхание...
– Я, наверное, пойду, – неуверенно сказал Снейп, словно спрашивая на то разрешение.
– Останься, пожалуйста, – попросила Джин, – до тех пока я не засну...
Северус послушно опустился на краешек кровати.

***

– Какие письма? – недоуменно улыбнулась Флер.
Фред запрокинул голову. В его теплых карих глазах заискрились насмешливые огоньки. Непроизвольно Флер отметила, что братец Джинни весьма и весьма симпатичный.
– Понимаете ли, мисс, – Фред положил на столик книгу, которую недавно прижимал к груди, – только вы можете мне помочь. Мою младшую сестру хотят выдать замуж за одного человека... Раньше она ненавидела этого человека, считала его самым ужасным созданием на свете...
Флер поставила мороженое на столик. Не нравилось ей выражение лица этого юноши. Братья юных жертв выглядят иначе.
– Возможно, ее мнение переменилось, – осторожно предположила мисс Делакур.
– Не думаю, – осторожно ответил Фред. – Просто она думает, что совершает это во благо... Если бы вам удалось с ней поговорить, то...
– Я подумаю, – холодно ответила Флер, грациозно поднялась со своего стула и скрылась за зеркальными дверьми кафе.

***

«Мой милый, дорогой, нежный и единственный Драко!
Вот уже месяц как я лишена возможности видеть тебя, прикасаться к тебе, говорить с тобой... Целый месяц... Оказывается, как мало времени прошло со дня Рождения твоей драгоценной кузины, и так безумно много.
Я чувствую твою безграничную холодность. Отчего-то мне кажется, что ты переменишься ко мне по приезду в Хогвартс, и наше расставание станет неизбежным. Стоит мне только подумать об этом, как мою грудь словно сдавливает тяжелыми коваными цепями, мешая свободному дыханию. И оттого еще сильнее хочется мне прижаться к тебе, обнять и поцеловать, чтобы запомнить миг нашего счастья на долгие годы...
У меня не осталось близких друзей кроме тебя. Если честно, то их никогда и не было – мы с тобой сильно отличаемся от остальных людей. Я думаю, что Гарри и Рональд не приняли моего выбора (они до сих пор считают, что если человек учиться в Слизерине, то самое ужасное создание на свете). Я стараюсь поддерживать отношения с Джинни. Думаю, она поняла тебя, потому что недавно мне пришло вполне теплое письмо от нашей общей подруги. Джинни пишет, что рада нашему большому чувству. Я слышала в баре Тома «Дырявый котел» разговор двух пожилых ведьм, они обсуждали скандальный роман одного из недавних профессоров и нашей рыжеволоски... Я думаю, тебе уже все известно?
с каждым днем я все острее чувствую твое отсутствие, сердце отзывается невыносимой болью на эту пустоту. Верю, ты – моя судьба и высшее предначертание. Я хотела противиться этой Любви, надеялась побороть эту «сиюминутную привязанность», но у меня не получилось. Это не в наших силах..
Поскорее бы Хогвартс! Мы всегда будем рядом, сможем ощущать друг друга, разговаривать, заниматься в школьной библиотеке... Мало ли интересный занятий в нашей чудесной школе? Я написала Макгонагалл, просила ее разрешить нам вместе писать дипломную работу. Надеюсь, уважаемая профессор пойдет навстречу нашему светлому чувству.
Твоя до гроба, Гермиона»

***

Джинни проснулась из-за того, что нечто щекотало ее нежную кожу плеча. Кашель больше не раздирал грудь, хотелось пить. Девушка попыталась осторожно сесть в кровати, но у нее не получилось – сильные мужские руки крепко прижимали Джин к себе. Уизли скосила глаза. Слева от нее, на боку, дремал Северус Снейп, одетый в простую нательную рубашку и свободные темные брюки. Черные волосы зельевара растрепались (именно одна из прядок и явилась причиной пробуждения Вирджинии), на лице появилась щетина.
Северус еще крепче сжал юную девушку в объятиях, улыбнулся и, наклонившись к ее ушку, прошептал:
– Ты уже проснулась?
– Я думала, что ты спишь, – сонно улыбнулась рыжеволосая девушка.
Северус рассмеялся. У него был очень красивый смех – непринужденный, мелодичный и немного хрипловатый. Казалось, что зельевар смеется всем своим существом, не утаивая в себе ничего.
Джинни осторожно высвободилась из его объятий и села. Левая бретелька ночной рубашки (нежного кроемого цвета) сползла вниз, обнажив красивое покатое плечо оттенка слоновой кости.
Девушка перекинула косу со спины на грудь и начала расплетать рыжие волосы. Яркие пряди, получив свободу, стремились завиться в колечки. В теплых карих глазах зажглись огоньки уюта и спокойствия.
Северус положил голову на ладонь и внимательно наблюдал за утренним туалетом Вирджинии.
«Наложница», – подумал зельевар, словно прорубая неведомое слово на вкус.
Джинни опустила длинные ресницы. Девушка так и не поправила бретельку, опустившуюся до локтя. Она стеснялась, потому что видела, как Северус через полупрозрачную ткань изучает пытливым взглядом ее тело, чувствовала, как он пристально смотрел на ее плечи и грудь.
Деверь открылась. На пороге комнаты стояла прислуга – миссис Бэджком и вредненько улыбалась.
– Вон! – холодно сказал Северус.
Дверь тут же закрылась, словно была запрограммирована на голос зельевара.
– Сарафанное радио, – усмехнулась Вирджиния, наматывая прелестный рыжий локон на тоненький пальчик.
– Что? – не понял маг.
Он ожидал слез, истерики, скандала, наконец... Такая реакция Джинни его обрадовала и озадачила одновременно.
– Может быть, нам стоит спуститься к завтраку? – усмехнулась Джин, приподнимая левую бровь.
Северус кивнул, медленно встал с кровати, откинув одеяло в сторону, наклонился к растерянной девушке, быстро поцеловал ее в щеку и вышел из комнаты.

***

Джинни сидела с книгой в одной из своих любимых беседок. Деревянные столбики были обвиты виноградной лозой и вьюном, диванчики украшены полосами светлой кожи. К беседке вела дорожка из светлого брусчатника.
Внезапно прямо из воздуха появился высокий, изнеможенный неведомой болезнью мужчина. У его ног вилась большая черная собака, смотрящая на окружающий мир большими умными и хитрыми глазами.
– Профессор Люпин? – Джинни резко встала со скамеечки.
Собака весело вильнула длинным пушистым хвостом. Мужчина задумчиво посмотрел на рыжеволосую девушку.
– Мисс Уизли? – спросил профессор Ухода за Магическими Существами.
– Юная любовница, Рем? Никогда не ожидал такого от Нюниуса, – раздался мужской хрипловатый голос.
Джинни почувствовала, как ее щеки заливает предательская краска.
– Успокойся, Сириус, – тихо сказ Люпин своей собаке, – похоже, девочка прекрасно слышит твои мысли...
Пес подошел к Джинни и уткнулся носом в ее колени, словно выпрашивая порцию ласки. Джин пару раз провела ладонью по длинной черной шерсти.
– Ты не расстраивайся, девочка, – попросил тот же голос. – И вообще, не слушай, что говорит взрослая собачка. Мало ли что у этой собачки на уме...
Вирджиния упала в обморок.
– Опять твои шуточки, Блэк? – устало спросил Люпин. – Северус нас просто убьет, а сейчас, когда Дамблдор велел передать ему задание, это было бы весьма кстати!

***

Холодно и страшно. Проснешься – будет тепло и абсолютно безразлично на все. Только отчего-то совсем не хочется просыпаться. В последнее время он живет только во сне, ибо теперь, когда вечность подвластна его дыханию (так было написано в свитке, что лежал в заветной книге) жить стало неинтересно.
– Ты выполнил мое поручение? – холодный, даже надменный мужской голос донесся до его сознания.
Страшно. Даже теперь, когда ему должен быть неведом страх. Что за вампир, который способен испытывать человеческие чувства? Таких не бывает...
– Ты переступил через себя, мой дорогой, – констатировал голос. – Каково осознавать, что ты в моей власти?
Паршиво. Но ведь ему так не скажешь... Хотя, попытаться можно. Только чего это будет стоить? Опять три долгих дня бесконечной, почти бессознательной апатии – последствия пыток этого страшного человека? Действительно, он один самых сильных вампиров, но в сознании Хозяина тьма, а она способна подчинять своих детей.
– И правильно, молчи, так тебе будет лучше. И мне тоже, – голос кажется сладко-медовым. – Скоро ты забудешь про чувства. Не любви, не ненависти... Признайся, ты ведь мечтал об этом, когда узнал о предательстве своих друзей?
Не было такого. Вообще никто никого не предавал! А вот у Хозяина как всегда свое мнение. Возможно, его когда-то кто-то кинул, оставив кучу ненужных детских комплексов? Все может быть, жизнь она сложная...

***

Джинни спустилась в гостиную поздним вечером. Девушка предпочитала коротать вечера за книгой в своей комнате, но сегодняшние планы пришлось отменить. Книга про пиратов с красавцем–мулатом на глянцевой обложке была бесстрастно закинута под кровать (Джинни не могла придумать лучшего места для хранения книг), из-за осторожно стука в дверь.
– Войдите, – милостливо разрешила Джин.
В комнату молча вошла одна из служанок и положила перед Джинни серый конверт и так же молча вышла. Странно, прислуги Северуса вообще любят поговорить...
Джинни нерешительно открыла конверт и быстро просмотрела вложенное послание. На черной глянцевой бумаге серебряными чернилами было аккуратно выведено:
«Милая Вирджиния, хотелось бы пригласить вас на летний ужин, что состоится сегодня в это время прямо под вашими окнами. если вы хотите присутствовать на данном скромном, но торжественном мероприятии, то просто спуститесь во двор.
С.С.»
Джинни улыбнулась. Девушка даже не задержалась перед зеркалом, вышла в коридор в домашней одежде (простые джинсы и футболка) и ахнула. Вдоль ковровой дорожки, постеленной еще прадедушкой Снейпа, стояли аккуратные горящие свечи.
«Бедные домовые эльфы! интересно, долго они все это готовили? Или профессор сам ползал и зажигал огоньки?» – подумала Джин и тут же мысленно отчитала себя за такие мысли, абсолютно не подходящие к моменту. Захотелось вернуться в комнату и быстренько переодеться во что-нибудь более торжественное и красивое.
Неожиданно из тишины полились звуки саксофона и скрипки. Огни свечей затрепетали в неком танце.
«Эльфам такая магия не по силам, значит...»
Додумать Джинни не успела. Поддавшись неведомому порыву, рыжеволосая девушка побежала по красной ковровой дорожке, быстро спустилась по лестнице и выбежала в сад.
Кто-то (юная Уизли даже догадывалась кто именно) аккуратно посыпал булыжник светлыми лепестками цветов. Джинни скинула с ног босоножки и пошла босиком. Приятно, ни один ковер не сравнится с этой шелковистой мягкостью. Джинни шла между двумя огненными линиями, состоявшими из крохотных огоньков свечей, и не могла ни о чем думать, так неожиданно и прекрасно было подготовлено «летнее мероприятие».
Рыжеволосая девушка дошла до крохотного пруда, заросшего водяными лилиями и кувшинками, и удивилась во второй раз за этот вечер. Рядом с озером стоял Северус Снейп собственной персоной, но такой красивый... Джинни даже забыла, что ей нужно дышать, когда увидела своего недавнего профессора. Ослепительной белизны пиджак и брюки великолепно гармонировали с кремовой шелковой рубашкой. Только все равно было что-то незавершенное в облике мага.
– Вы хорошо выглядите, – похвалила Джинни.
– Я старался, – усмехнулся Северус.

ПРОДОЛЖЕНИЕ БУДЕТ скоро...
РАция
16.12.2007, 17:48 · Re: Знание непосвященных
Нет аватара
помойму, это надо в фанфики.
Шэбшээдай
16.12.2007, 21:48 · Re: Знание непосвященных
Аватар
QUOTE (Ёжик-в-Тумане)
Всем большой привет! Это снова я с обещанным продолжением. Меня спрашивали, зачем мне нужно было заканчивать тот фанфик, если многие вопросы остались без ответов? Отвечаю: начинается новый этап борьбы со злом, а он все же главнее, чем развитие отношений.
Поздравляю всех девушек с Международным Женским Днем!!!
Искренне любящая всех читателей, Ёжик-в-Тумане.
мне кажется, это надо убрать.  А выкладывать начать с первой части - я, например, ее не читала, так что рискую вообще ничего не понять в фике.
Перенесла в другой раздел. В следующий раз будьте аккуратнее при создании темы.
Ёжик-в-Тумане
18.12.2007, 15:45 · Re: Знание непосвященных
Нет аватара
Шэбшээдай
Спасибо, что перенесли. Первая часть пока у беты, приобретает шарм. Через два дня выложу одним махом
Amoura
21.12.2007, 17:02 · Re: Знание непосвященных
Аватар
QUOTE (Ёжик-в-Тумане)
Чем миссис Малфой решила занять свое освободившееся время – тайна
по-моему, пропущена запятая перед дефисом.

QUOTE (Ёжик-в-Тумане)
словно, шума и без того мало...
- лишняя запятая

QUOTE (Ёжик-в-Тумане)
– Черт, – с чувством выругался блондин
- "с чувством" а даже восклицательного нет

QUOTE (Ёжик-в-Тумане)
– Грег? – подавил зевок Драко. – Перестань ломать комедию и расскажи, зачем ты здесь.
- когда Грег успел наломать комедию?
омг  ohmy.gif вот это ООС-ище...

QUOTE (Ёжик-в-Тумане)
торжествующе сказал Грегори, и пару раз кивнул
- не нужна запятая

QUOTE (Ёжик-в-Тумане)
Вся его напускная веселость исчезла, точно так же как и недавняя глупость.
- опять не нужна

QUOTE (Ёжик-в-Тумане)
Хотя, из этих двоих юношей по-настоящему «ледяным» был именно Грегори.
- не нужна

QUOTE (Ёжик-в-Тумане)
Но это не мешало в свое время простым приятелям сдружиться, они великолепно понимали друг друга без пустых слов и эмоций, словно чувствовали синхронно и одинаково.
- двоеточие

QUOTE (Ёжик-в-Тумане)
Не я а производители
- пропущена запятая
Автор оборот "словно" у вас в каждом пятом предложении. Вы сомневаетесь буквально во всем.
Измените на "будто" что ли...
Кстати, у фика есть бета? Хм...
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 3.12.2016, 14:42
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика