Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

О Конце Света=) (часть рассказа)

Кассия
23.10.2007, 13:07 · О Конце Света=) (часть рассказа)
Аватар
Как-то написала вот это. Задумала вначале накропать небольшой рассказ, да так и отложила в дальнюю папку. Теперь не знаю – стоит ли продолжать? Есть ли смысл? Насколько абсурдно? Кстати, первоначально хотела написать нечто иронично-стебное, а получилось… А что получилось-то? В общем, хотелось бы, чтобы умный люди =) мне помогли с разрешением данных вопросов и указали на ошибки всех видов. И если начало не понравится, до конца все равно, пожалуйста, дочитайте, так как начало, по-моему, не лучшая часть. Хотя, может, весь кусочек – не лучший =) Ваше мнение?
З.Ы. конец рассказа задуман хороший и добрый, но, так как конец только в задумке, все может измениться biggrin.gif .
И знаю, что местами - полное сумасшествие. И что герои могут показаться простыми и глупыми. Я так не думаю.

Помню золотой свет, сочившийся в комнату сквозь желтые занавески, своего пса, заскочившего прямо на одеяло и облизавшего мне лицо, скрип открывающейся двери.
А потом помню, как из-под прикрытых век разглядывал ошалелую физиономию лучшего друга - Джека Вэнса, который бессвязно лепетал что-то о том, что «Нам каюк. Крышка! Короче, мир летит к чертям собачим, и мы вместе с ним!». Стив вертелся у его ног, радостно вилял хвостом, вероятно рассчитывая, что Джек потреплет его за ухом, но тот лишь вопил без остановки и заламывал руки. Я слушал его вполуха, с трудом продирался сквозь поток ругани и отчаянных слов, вырывавшихся изо рта бывшего однокурсника, зевал и тер переносицу. Солнечно-желтые занавески улыбкой чеширского кота потешались над Джеком, рассевая по комнате и его искаженному в страхе лицу радостные золотистые блики.
- Конец! – отчаянно воскликнул он и замолчал. Опустошенный и поблекший, словно переживший блокаду ленинградец или бывший заключенный концлагеря, он опустился в кресло спиной к окну.
Я хотел посмотреть Джеку в глаза, но взгляд уцепился за мелкие бусины пота на бледной шее, и я, моргнув, уставился на его лоб.
- Джек, - уголки моих губ дрогнули, и я улыбнулся, про себя отметив, каким диким взглядом наградил меня Вэнс. – Который час? Ты, должно быть, опоздал на ра…
- Работу?! – он вскочил на ноги. – К хренам работу! Ты что – не понял? Мир рушится! Наша песенка спета! Я…
- Погоди. Тихо! – мне показалось, что когда-то я все это – все кончено! Мир рушится! Наша пе… - уже слышал. Сильнейшее чувство дежа антандю. – Как это – «Мир рушится»? Ты про что?
Джек сел обратно в кресло. Постукивая правой рукой по подлокотнику, он, казалось, совсем ничего не видел, так как его карие глаза безумно вращались, лишь изредка останавливаясь на моем лице.
- Сегодня в шесть часов утра мне позвонил Майкл Шейнберг – ты помнишь его, он работает в…
- Правительстве, я знаю, - беспокойство Джека сообщилось и мне, хотя я все равно продолжал думать, что сейчас Вэнс наплетет мне с три короба, а затем, когда я начну вопреки какой-никакой здравой логике, что у меня имеется, ему верить, подмигнув, скажет, что меня разыграли.
- Это все очень комично… Нелепо, знаешь, - Вэнс нервно заулыбался. – Я даже посмеялся. Немного… А потом…
- Говори короче, что происходит?
- К Земле летит огромный астероид и… после его приземления, - Джек горько усмехнулся. - наша планетка будет являть собой чертовы пепелища в Чикаго.
Помню, как улыбнулся и неестественно по-идиотски рассмеялся. Что я чувствовал – совсем вышибло из головы, словно кто-то старательно поработал ластиком над моей памятью. Знаю лишь, что тогда мне на ум пришло такое сравнение: словно мы – я и Вэнс – два актера-дилетанта, играющих к тому же в абсолютно провальной «как бы драме».
Помню пылинки, кружившиеся в радостном утреннем свете, застывшего в кресле Джека, Стива, притихшего у комода, и то, как не мог узнать собственное отражение в зеркале напротив – на меня из него упорно смотрел совершенно другой человек. Или я стал другим? Не знаю. Я лишь открывал и закрывал рот и не произносил  ни звука.
Десять минут спустя мы сидели на моей стерильно чистой кухне и поочередно пытались хоть чуть-чуть отпить из наших кружек. В кухонное окно врывался поток света и падал на белоснежный кафель, от чего все казалось еще более нереальным. Летним погожим утром два взрослых человека, жмурясь в теплых солнечных лучах, сидели за аккуратным столиком в стиле хай-тек и думали с нарастающим ужасом о конце света. «Сумасшествие», - подумал я и тут же не преминул это озвучить.
- Мы просто сошли с ума. Ты, я, и этот Шейнберг. Он - в первую очередь.
Джек оторвал взгляд от своей кружки с кофе и уставился на меня пустым, ничего не выражающим взглядом.
- Он тебя просто разыграл, - тут я вспомнил угрюмого широколобого типа и замолчал.
- Ты не веришь.
- Конечно нет, - я обрадовался, что, наконец, смогу озвучить все те доводы, что завертелись у меня в голове сразу после того, как я закончил истерически смеяться.
- Сам подумай. В наше время наука придумала множество прибамбасов как раз на такой случай, - я вспомнил «Армагеддон» и представил Брюса Уиллиса - не помню, как звали его героя – в оранжевом скафандре. – Лучи, что там еще?.. Ну, все в этом духе. Этот несчастный камушек рассыплется в порошок. И потом, ты же не думаешь, что этот метеорит…
- Астероид, - поправил Джек.
- Ну да. Не думаешь, что он мог незаметно подлететь к Земле и показаться только тогда, когда уже ничего нельзя сделать. Глупости! Ученые…
- Что ты заладил! – взорвался Вэнс. – Ученые то, ученые сё! На деле ученые – всего лишь кучка очкариков с неработающим бластером или еще каким расщепителем, чем и ограничивается человеческая, так называемая, «технологическая мощь»! – Джек с размаху стукнул по столу кулаком. Его кружка жалобно звякнула, опрокинулась, и кофе растекся по блестящей поверхности модного столика.
- И, вообще, что ты мне налил? – огрызнулся Джек, ставя кружку в вертикальное положение.
- Еще успеешь напиться, - устало отмахнулся я.
- А вот и нет. Может, это последний шанс хорошенько нажраться в моей жизни. А я никогда не напивался до беспамятства, - мне показалось, или в его голосе действительно сквозило сожаление?
- Хорошо, - вздохнул я.
- Чего хорошего, - буркнул Вэнс.
- Допустим на минуту, что Шейнберг не врал. Так сейчас бы по всем каналам только об этом и говорили…
Меня опять бесцеремонно прервал Джек.
- Если ты думаешь, что мы с тобой свихнулись, то у президента пока все дома. Ты представь, что творилось бы сейчас в округе, если бы вся эта неорганизованная, подверженная стадному инстинкту толпа, именуемая народом, узнала о конце света? Хаос и паника – далеко не единственные последствия. А представь, как всколыхнулись бы массы фанатиков и сектантов! Я считаю, лучший выход – никому ничего не говорить.
- Но мы-то знаем! Чем, по-твоему, думал Шейнберг, рассказывая тебе об этом? Это ведь сродни выдаче государственной тайны! – я все еще не мог принять, да и не хотел, эту ужасную новость. «Шутка это. Дурацкая шутка этого гребаного правительского пиджака. Все. Посмеялись. Пора и честь знать», - упрямо твердил разум.
Джек усмехнулся и потер шею.
- Да я бы точно так же поступил. Ты погоди, - сказал он, заметив, что я уже собирался высказать свое мнение. – Представь. Тебе только что сказали, что на днях мы все умрем, что громадный астероид расплющится о Землю… Нет. Не так. Земля расплющится от громадного астероида, и человеческая раса канет в вечность. Ты вернулся домой, сел на диван и взял в руки телефон. Ощущение такое будто тебя засунули в вакуум. Мыслей никаких, кроме одной, естественно. Она гложет, давит, делает знание просто невыносимым. Ты будто варишься в собственном соку, а ты не можешь… тебе нельзя поделиться своим проклятым знанием. И что тебе правительство? Они посадят тебя в тюрьму? Или на электрический стул?.. Набираешь знакомый номер. «Алло?». «Через пять дней конец света». На другом конце провода потрясенное молчание. И вот ты уже не один. Знание больше не давит. Ты заразил своим проклятьем другого человека, но тебе уже все равно. Я бы так и поступил.
- Неет, - я покачал головой и провел пятерней по волосам. – Без всяких «бы». Ты так и поступил. 
Джек ухмыльнулся.
Мы долго сидели в тишине, слушая уличную утреннюю какофонию звуков. Ощущение, словно весь мир засунули в стакан, закрыли ладонью отверстие, встряхнули хорошим барменским приемом, и вылили на твою сумасшедшую голову. Не знаю, что чувствовал или думал Вэнс, но мне больше всего хотелось раствориться, исчезнуть в этом умопомрачительном коктейле жизни.
Часы над дверью показывали одиннадцать утра. Земля продолжала свой ранее казавшийся бесконечным путь по невидимой орбите вокруг Солнца.
- Пойти удавиться что ли, - пробормотал Джек и принялся размазывать пальцем темно-коричневую кофейную лужицу.
Меня мгновенно выкинуло из столь прекрасного состояния единения с миром. Я вновь почувствовал себя одиноким и напуганным.
Глядя на Вэнса, сжималось сердце: без того худое лицо еще больше осунулось, голубые глаза блестели из под опущенных ресниц, уголки губ чуть подрагивали, словно Джек хотел что-то сказать, но чья-то невидимая рука зажимала ему рот, в ярком потоке света его волосы казались почти белыми. Он выглядел точно ребенок или святой, - не знаю уж, что вероятней. У меня не было детей, за которыми я мог наблюдать. Эти маленькие люди жили в совершенно ином мире, и, кто их знает, как они на самом деле выглядят, когда им одиноко, грустно, тяжко, или они готовы заплакать. А как выглядят святые, идущие на смерть? 
Я собираюсь сказать что-то утешительное, ободряющее, в то время как и сам-то едва-едва нахожу утешение в том, что без особых потрясений – радости и горя - дожил до тридцати лет.
Но в этот момент Джек, встрепенувшись, будто скидывая с себя паутинку задумчивости, через которую он смотрел на кофейную лужицу, обращает свое детское-мученическое лицо ко мне и говорит:
- Прости, - в ту минуту я ужасно напугался – уж не подумал ли он сейчас сигануть из моего окна или порезать себе вены. В данной ситуации все казалось возможным, и как он это произнес... Я уж было привстал со стула, чтобы успеть проконтролировать действия друга, но тут он, слава Богу, продолжил, убрав наконец это пугающее выражение с лица. – Прости, что рассказал… Втянул тебя. Это… нельзя… Я не мог…
Я слушал его сбивчивую речь и не знал, радоваться или обеспокоиться. Похоже Вэнс не собирался покончить с собой у меня на глазах, но не захочет ли он сделать это у меня под дверью?
- … И все-таки нет у тебя чего-нибудь покрепче? – сказал Джек и замолчал.
Меня так и подмывало спросить: «А ты ничего с собой не сделаешь?». Я, потирая переносицу, украдкой поглядывал на ранее столь разжалобившее меня лицо Вэнса, который, похоже, начинал злиться. Между его бровей залегла морщинка, а голубые глаза не сводили с меня пристального взгляда, в котором причудливо смешались просьба и сердитость.
- Черт с тобой, - не выдержал я. – Но учти, если с тобой что-нибудь случится – не важно, попадешь ли ты пьяный под машину лихого или такого же пьяного водителя, или ты сдури решишь покупаться в море, или спрыгнуть с какой-нибудь крыши – я найду тебя, Вэнс, даже под землей. И ты мне сполна ответишь за пережитое мной чувство вины и горя.
- Ишь, - улыбнулся Джек. – Заботливый какой. А называешь себя эгоистом.
- Все так говорят, - я усмехнулся. – И мне действительно плевать, что они думают.
- Ага, - Вэнс качал головой и язвительно ухмылялся.
- Что? Не веришь? – сказав это, я почувствовал себя полным идиотом.
- А сам-то веришь? – ответил приятель и поднялся со стула. – Ну, как? Поможешь мне напиться, мой эгоистичный друг?
Через полчаса Джек хлопнул дверью. Того запаса алкоголя, что нашелся у меня, ему не хватило, и он, сказав «Адьё, мой пропащий друг. Увидимся на том свете», отправился напиваться в какой-то дорогущий бар, чтобы спустить там кучу денег, и это действительно больше не имело значения.
- Алло? – в трубке ужасно шуршит, как будто кто-то, склоняясь над телефоном, мнет фольгу или конфетный фантик. Хотя, нет. Кто-то мнет пакет с фольгой и кучей разноцветных фантиков из-под леденцов.
В детстве я любил леденцы со вкусом апельсина.
- Привет.
- О?! Кто звонит! Я-то думала, ты будешь злиться как минимум до субботы, - ее радостный голос заставляет сердце сжиматься в комочек.
- Слушай… Не важно. Ты где?
- Как где? – смеется она. – На работе. В среду утром очень сложно быть где-то еще.
«Очень даже возможно, если прогноз на завтра – метеоритный дождь… астероидный», - я замялся. Не мог же я, не объясняя причины, просить ее отпроситься с работы и примчаться ко мне.
- Эй? Что-то случилось?
- Да все в норме. Ты не могла бы освободится сегодня пораньше?
- Не знаю. Можно попытаться. Проект почти готов, а босс не в самом скверном расположении духа… А что?
- Просто хотел тебя увидеть.
- Эй, хорош. Переигрываешь, приятель, - она вновь засмеялась, но затем строго и сухо спросила. - Что надо?
Удивительно, как быстро у нее меняется настроение. Вот уж действительно от смеха до слез – полсекунды.
Злость захлестнула так сильно, что я на пару минут остался без воздуха. Я к ней со всеми дурацкими чувствами и сентиментальностью, хочу увидеть ее до того, как помереть, а она – «Что надо?». Я никогда прежде не сдерживался, тем более, когда так хотелось заорать в эту чертову трубку «Ничего!» и выкинуть ее в окно, или, еще лучше, расколошматить об стенку, но в этот момент я понимал, что всему виной мои сдающие нервы и ее неосведомленность. Однако, это совсем не телефонный разговор.
- Ну что? Оби…
- Приезжай, как только сможешь. Меня может не будет дома, запасной ключ под горшком с фикусом. Пока, - сказал и повесил трубку. Потом только подумал: «Положил ли Джек ключ обратно?». Но все равно решил пойти проветрится.
Шла вторая неделя моего отпуска, я порядком умаялся, придумывая себе занятия на каждый день. Все надоело: вечеринки, кино, футбол, боулинг. Но я не был готов признать то, что как-то сказала Дженни, моя сестра, когда я вновь заикнулся, что мне абсолютно нечем себя занять.
- Работа – твое всё, - так выразилась она, многозначительно отрубая кусок от полуразмороженного мяса.
По-моему, я тогда насупился и не разговаривал с ней полвечера.
Я, вообще-то, всегда очень бурно реагировал… да буквально на все. Эмоции просто били через край. Позже я представлял себя, как переполненную чашу для пунша - тогда мои эмоции были чем-то розовым и не очень приятным на вид, и я успокаивался.
Я одел синие шорты, белую футболку и ужасные резиновые шлепанцы, хотя, собственно, какая теперь разница? К тому же – я в отпуске.
Снаружи было шумно и ярко. Я захотел подняться обратно к себе и подождать подругу, но вспомнил, что вскоре вообще ничего не увижу. Я решил прогуляться по любим местам. «Будь ты эгоистом, будь ты пофигистом, а сентиментальность берет свое. Люди», - усмехнулся, засунул руки в карманы и зажмурился. Подумал сходить за очками, но, опять же, скоро все равно станет либо слишком светло, либо абсолютно темно. Буду привыкать.
Я спустился по ступеням на тротуар и направился в сторону пристани.
По дороге зашел в кондитерскую, купил несколько сладких пончиков и шоколадное мороженное с орешками.
Июльское солнце щедро, как будто отдавая последнее, что осталось, разливало по улицам такую жару, что у меня начинала кружиться голова, покалывало кожу, и невероятно быстро таяло мороженное. Я улыбнулся. В детстве, даже когда столбик термометра поднимался до тридцати пяти, мое мороженное не успевало растаять. Да. Я был просто чемпионом по поеданию сладкого.
На пристани было прохладно и грязно. Почему-то людей год от года все больше заботит окружающая среда, природа и озоновые дыры, но этой озабоченности не хватает на то, чтобы дойти до урны и выкинуть пустую банку пива туда, где ей и положено быть. Низко над морем летали чайки, своим жалобным криком вызывая мысли об осени – это в середине-то лета в такой солнечный день - и ноющую тревогу. Мне показалось, что было что-то еще, что я не заметил, упустил из вида, но я, пожав плечами, залез на ограждение и достал пончики.
Утренние события совершенно не укладывались в голове. С того момента, как я узнал о конце света, я все время ожидал чего-то странного, что предвещало бы ужасную расправу астероида над человечеством. Но ничего не происходило. На пристани пахло морем, пончики были того же вкуса, что и обычно, хотя, казалось, я должен был его уже позабыть, а люди вокруг все так же мусорили, смеялись, ходили на работу и поедали мороженное.
Я подумал о Джеке. Он был замечательным товарищем, без сомнения, человеком, который не раз выручал меня и, не злобясь, переносил мои эмоциональные вспышки. Мы вместе учились в университете, и, думаю, Вэнс заменил мне всех школьных друзей, хотя иногда я все же вспоминал их смазанные временем лица и то, что мы обещали на выпускном вечере – всегда продолжать общаться и поддерживать связь. Но Джек стоил их всех, а, если не всех, то многих. Мне было жаль его. Я не хотел его смерти. Да, проявляя геройство, хотя, по-моему, это скорее пижонство, я мог бы сказать, что никто не заслуживает такой кончины, что я люблю весь мир, и лучше бы я сам умер, чем погибли все. Я мог так сказать, но… Что мир сделал для меня? Я не знаю всех этих людей. Не знаю даже соседку по площадке, газетчика, у которого покупал свежие номера «М-Ньюс» на протяжении нескольких лет, подругу моего лучше друга. Что говорить об остальных? Я, конечно, никому не желаю смерти, но жаль мне Вэнса – моего товарища и одного из самых близких людей в моей жизни.
Потом я думал о Дженни и её дочках. «Надо будет завтра их навестить»…
Я доел последний пончик и внезапно понял, чего не доставало окружающему пейзажу.
Маяк. Среди этого серого пейзажа всегда возвышался чертов маяк. Как я мог об этом забыть?! Это было очень старое массивное здание, которое часто попадало под угрюмые взгляды людей, облокотившихся на ограждения, чтобы ближе рассмотреть море – маяк, видите ли, «портил вид, и вообще». Наверное, из-за таких глупостей его и разрушили. Я приглядывался, пытаясь увидеть остатки фундамента или еще что-то, что бы напоминало о существовании маяка, но ничего не видел кроме ровной глади сине-зеленой воды. «А ведь с нами случится то же», - подумал я и содрогнулся. Мысль была одновременно и верной, и пугающей. Что будет напоминать о нас, о человечестве, о Земле, после того, как астероид… Я покачал головой, стряхнул крошки от пончиков, после которых жутко хотелось пить, и слез с ограждения. В голове, сменяя друг друга, проносились картинки со старым маяком, морем и планетой, которую чудовищная глыба раскалывает на две части, открывая лучший вид на вселенную.
Сообщение отредактировал Кассия - только что
Ghotic_Angel
23.10.2007, 16:40 · Re: О Конце Света=) (часть рассказа)
Аватар
QUOTE (Кассия)
подверженная стадному чувству толпа
Стадному инстинкту.

QUOTE (Кассия)
Или я стал иным?
Лучше поставить слово ДРУГИМ, а то иной после прочтения дозоров как-то не так воспринимается wink.gif

QUOTE (Кассия)
Пойти удавиться что ли, - проронил Джек и вперился взглядом в темно-коричневую кофейную лужицу.
Пробормотал Джек. И слово "вперился" не очень тут смотрится.
QUOTE (Кассия)
Я покачал головой, стряхнул крошки от пончиков, после которых жутко хотелось пить,
После крошек захотелось пить?

QUOTE (Кассия)
В голове, сменяя друг друга, проносились картинки со старым маяком, морем и планетой, которую чудовищная глыба раскалывает на две части. Жуткое зрелище.
Маяк и море тоже жуткое зрелище?
А в целом сюжет неплохой.
Йожыг
24.10.2007, 1:38 · Re: О Конце Света=) (часть рассказа)
Аватар
[quote]про себя отметив, каким диким взглядом наградил меня Вэнс
[/quote]Через пару строк читатель догадывается, что это фамилия Джека, но лично меня столь резкое её появление сбило с толку. Может быть, стоило после слов "лучшего друга" полностью написать имя? Это не придало бы тексту ни капли канцелярита, зато всё стало бы ясно.
[quote]тут помню, тут не помню
[/quote]Американец из будущего не может "тут помнить, тут не помнить" знаменитую советскую комедию. Так как в остальном тексте "американская" атмосфера выдержана отлично, эту вольность надо убрать.

[quote]сюрреалистичным и нереальным
[/quote]Это почти одно и то же, только на разных языках. Может, "невероятным"?

[quote]Хорошо, - «Чего хорошего», - буркнул Вэнс.
[/quote]Ещё раз, кто что в этом месте буркнул?
[quote]Я лишь открывал и закрывал рот, и не произносил  ни звука.
[/quote]Запятая не нужна.
[quote]сродни выдачи
[/quote]сродни выдачЕ
[quote]гребанного правительского пиджака
[/quote]По-моему, через одну Н, если не указан способ  rolleyes.gif

[quote]В детстве я любил леденцы со вкусом апельсина.
[/quote]Зачем в оригинале курсив?
[quote]ты будешь злится
[/quote]злиться
[quote]сдури
[/quote]раздельно
[quote]С одной стороны Вэнс не собирался покончить с собой у меня на глазах, но не захочет ли он сделать это у меня под дверью?
[/quote]Во-первых, после "стороны" - запятая. Кроме того, и "с одной стороны", и "во-первых" требуют продолжения в виде "с другой стороны" и "во-вторых" соответственно. М-да  rolleyes.gif
[quote]столбик термометра поднимался до тридцати пяти
[/quote]А слабо по Фаренгейту?  wink.gif
[quote]В голове, сменяя друг друга, проносились картинки со старым маяком, морем и планетой, которую чудовищная глыба раскалывает на две части
[/quote]...открывая лучший вид на Вселенную. Как вам?


[quote]стоит ли продолжать?
[/quote]Да, хотя и то, что есть, читать очень приятно. Но со столькими подробностями вдруг взять и всё оборвать действительно нельзя.
[quote]А что получилось-то?
[/quote]Хороший отрывок с выдержанным стилем, напоминающим Брэдбери  smile.gif
[quote]Насколько абсурдно?
[/quote]Не больше, чем воскрешённые в памяти американские фантастические рассказы. Последние зачастую поражают сюжетом, вам необходимо сделать то же самое.
[quote]конец рассказа задуман хороший и добрый, но, так как конец только в задумке, все может измениться
[/quote]Главное - попытаться сделать его одновремнно неожиданным и достойным хотя бы нескольких минут размышления после прочтения.
Кассия
28.10.2007, 8:06 · Re: О Конце Света=) (часть рассказа)
Аватар
Ghotic_Angel
Все исправила). Благодарю за то, что прочитали этот хм… кусочек. Спасибо.
Йожыг

QUOTE
QUOTE
сдури
раздельно
Искала и никак не смогла найти это «сдури» в тексте. Подскажите, это где?

QUOTE
QUOTE
столбик термометра поднимался до тридцати пяти
А слабо по Фаренгейту? wink.gif
Так-с, объясните, плз. Подозреваю, что мороженное при такой температуре ведет себя несколько по иному =)

QUOTE
QUOTE
В голове, сменяя друг друга, проносились картинки со старым маяком, морем и планетой, которую чудовищная глыба раскалывает на две части
...открывая лучший вид на Вселенную. Как вам?
А что? Звучит wink.gif.
Что смогла - исправила. Спасибо большое за похвалу и помощь в выуживании из моего словесного потока ошибок и очепяток. Все ваши советы приму к сведению smile.gif

QUOTE
Главное - попытаться сделать его одновремнно неожиданным и достойным хотя бы нескольких минут размышления после прочтения.
Обязательно. По крайней мере, буду стараться.
Вот. Написала еще кусочек.
Весь день я бродил по городу и удивлялся. Странно, раньше мне казалось, что я знаю его, как компьютерную клавиатуру, как все фильмы «Звездных войн», как двадцать два вкуса детской резиновой жвачки, которую отец покупал мне каждый раз, как я получал отличную отметку, и которая сполна оправдывала свое название и становилась тягучей безвкусной резиной на второй минуте попадания в рот. Между прочим, папаша считал, что я в нее чуть ли не влюблен – хотя влюблен я был в Крис Эшолт из четвертого класса – и каждый раз, извлекая из кармана синюю, красную или зеленую упаковку, с выражением лица ребенка, заглядывающего под елку в светлое рождественское утро, он ждал моей радости (тогда у меня еще не было карманных денег и поощрение мне выдавали в виде сладостей). Глаза в это время у него блестели совсем по-мальчишески. И знаю, тогда он был гораздо более радостным, чем я сам, жаждавший наконец получить новую моторную лодку или боксерские перчатки. Но я смотрел на своего старика и улыбался. Я знал, что делаю его счастливым…
Так вот, я, не колеблясь, сворачивал на нужную улицу и выходил на людный перекресток, спускался в метро, огибал окруженные высокими стенами здания различных компаний… и всегда, всегда оказывался в нужном месте. Город этот, мой родной, конечно по сравнению с современными гигаполисами – громадами из стекла и металла – был ничтожно-маленькой занозой на пятке человеческой цивилизации, но то, что я его так хорошо знал, вселяло в меня чувство гордости и уверенности в собственных силах. 
Однако, покинув пристань и принявшись слоняться без цели по запруженным улицам, я с растущим удивлением стал замечать маленькие проулки между зданиями, узенькие улочки ведущие неизвестно куда, магазины, о существовании которых раньше и не догадывался. Раз едва ли не в буквальном смысле наткнулся на огромный центр, торгующий стройматериалами какой-то японской компании. Затем открыл для себя магазин модной одежды для домашних животных. Блестящие витрины, ярко-розовые вывески о «невероятных» скидках и акциях, плакаты с изображением карманных собачек в одежке «от кутюр», - все это завораживало и гипнотизировало проходивших мимо людей. Иначе я никак не могу объяснить причину, по которой вечно спешащие куда-то прохожие останавливались у дверей магазина и друг за другом заходили в него с таким видом, будто у них только что появился новый смысл жизни. Заглянув из любопытства внутрь, я увидел у кассы собравшихся в стайку продавцов-консультантов – миловидных девушек – которые громко разговаривали, весело смеялись и, по-видимому, хвастались достоинствами своих мобильных телефонов. Деловитые женщины средних лет, модные парни и девушки с глянцевой внешностью неспешно прохаживались вдоль стеллажей с яркими «собачьими» и «кошачьими» вещичками, с восторгом припадали к освещенным витринам с безвкусными побрякушками, скептически ощупывали то или иное платьице, силясь понять, как Кики будет себя в нем чувствовать. Продавцы, призванные консультировать покупателей, слушали новую песню какого-то звездного мальчика, что одновременно лилась из динамиков четырех телефонов. Я подошел к девушкам и замер. Они не обращали на меня ровно никакого внимания, пока одна из них не повернулась, чтобы взглянуть на свое отражение в зеркальной витрине.
- Ой, - девушка уставилась на меня с испуганно-удивленным выражением лица и случайно выключила песню. Динамик замолчал, и голос молодого таланта зазвучал чуть тише из оставшихся трех.
Я смотрел на девушку и ухмылялся, борясь с желанием спросить – знает ли она, что это магазин, а она и ее подруги – продавцы собачей одежды.
- Вам что-нибудь подсказать? – сладко произнесла она, наконец, справившись с первоначально охватившим ее испугом.
«Кейси. Продавец-консультант», - значилось на бэйджике девицы.
- Я хотел спросить… - я задумался. На самом деле ничего спрашивать у этой пугливой Кейси мне не хотелось. Это, скорее, всего лишь проверка…
Но зачем мне это надо?
- Я хотел спросить: у вас продается гипоаллергенный клубничный шампунь для йоркширских терьеров?
Девушка вздохнула и посмотрела на меня раздраженно-ненавидящим взглядом – так мне показалось.
- В третьем ряду, около стенда с новыми духами от Лорансе… - она отвернулась от меня, так и не договорив.
Я развернулся и краем уха услышал, как черноволосая девушка по правую сторону от Кейси кинула какую-то едкую фразочку на счет моего внешнего вида. Все засмеялись, а другая добавила, что я-де такой мерзкий тип - не дал им дослушать песню.
Зачем-то я все-таки пошел поглядеть на гипоаллергенный клубничный шампунь.
Около стенда с духами от какого-то Лорансе стояла женщина лет тридцати. В одной руке она держала голубой бутылек, а в другой - маленькую круглую крышечку. Не знаю, может, она нюхала новинку или думала о своей кошке, но широко открытые зеленые глаза показались мне невероятно пустыми, будто женщина вовсе и не была живым человеком. Следующая мысль была еще более жуткой: «Кто-то украл ее душу». Наверное, она почувствовала мой пристальный взгляд, так как вздрогнула и обернулась.
Не знаю, сколько мы так простояли. Секунды? Минуты? Не больше. Я смотрел на нее, а она – на меня. В ее руках – небесно-голубой бутылек от собачьих духов, а у меня – ананасовый шампунь для гладкошерстных кошек. По-моему, со стороны нас можно было принять за сумасшедших.
Я подумал о том, как будут злопыхать Кейси и другая девушка, просматривая записи с камер скрытого наблюдения. Или это не в их компетенции?
В любом случае я просто не мог оторвать взгляда от красивых, но таких унылых, пугающих глаз. «Смысл её существования, - будто говорили они, - в этом бутыльке. Вот он. Возьми его и разбей. Хуже не будет. Она уже мертва».
Вдруг я почувствовал горечь и тоску. Я отвернулся и принялся делать вид, что весьма заинтересован в покупке дурацкой желтой мочалки.
Когда она ушла, я больше не захотел оставаться в этом жутком месте ни минуты. С рассеянной неприязнью заметил, что клубничного шампуня нет, и быстрым шагом вышел на улицу.
Продолжение следует...
Боюсь, из-за разрыва во времени, с которым кусочки писались, могут возникнуть проблемы со стилем.
Йожыг
29.10.2007, 2:17 · Re: О Конце Света=) (часть рассказа)
Аватар
QUOTE
Так-с, объясните, плз
Я говорю, может, по случаю Соединённых Штатов в качестве места действия, и градусы в Фаренгейта перепереть?
QUOTE
Искала и никак не смогла найти это «сдури» в тексте. Подскажите, это где?
Там, где вроде бы было, уже нет. Но я это точно не из головы скопировала blink.gif
Кассия
11.11.2007, 10:15 · Re: О Конце Света=) (часть рассказа)
Аватар
Йожыг

QUOTE
Я говорю, может, по случаю Соединённых Штатов в качестве места действия, и градусы в Фаренгейта перепереть?
Подскажите - как tongue.gif

QUOTE
Там, где вроде бы было, уже нет. Но я это точно не из головы скопировала
Странно, я смотрела сразу после вас, но тоже не нашла.
Написала еще чуток (см. следующий пост)
Кассия
11.11.2007, 10:17 · Re: О Конце Света=) (часть рассказа)
Аватар
Стемнело. Глотая теплый вечерний воздух и думая обо всем, что сегодня произошло, я брел домой вдоль освещенных неоном улиц.
Мимо, громко смеясь и чему-то счастливо улыбаясь, с музыкой и дружескими потасовками проходили компании молодых девушек и парней. Не знаю отчего, но на сердце мне невероятно полегчало. Эти дети - ну, да, они казались мне детьми, хотя разница в возрасте со старшим из них и мной была бы от силы лет пять – не были похожи на тех, что я видел в магазинчике,  хотя некоторые черты моральной ли, духовной пустоты все-таки наблюдались. Я ровнялся с такими компаниями, украдкой смотрел на самую симпатичную девушку, и иногда наши взгляды встречались. В недоумении я ускорял шаг. Зачем этим красивым, молодым, быть может, умным девушкам было смотреть на меня? Что они хотели увидеть? О чем догадаться? Тут я одергивал себя, понимая, что схожу с ума. Когда-то этот процесс был запущен, и однажды, не спорю, я все-таки рехнусь окончательно, а пока – откуда такие мысли? Ей-богу, я же не старик!
Улыбнувшись, подумал о безумии, потом – о том, что никогда стариком не буду. Радоваться этому или нет? С одной стороны, все мечтают о том, чтобы пора юности не кончалась – кому охота быть противным старым брюзгой? «Однако ж, - подумал я. – Никто не хочет, а ко склону своих лет большинство приходит именно сердитыми на всё и всех ворчунами. Ладно внешность – остановить старение клеток человеку не под силу, но характер! За него ведь можно бороться». С другой стороны, старость может быть несколько привлекательной, если ты всю жизнь добросовестно трудился, вышел на пенсию – а это, как бессрочные каникулы, занимаешься любой ерундой, какая только придет в голову, нянчишь внуков, дети, если что, всегда помогут. Красота? Только вот вряд ли такая прелесть свалилась бы на мою седую голову. Детей у меня не было, жениться и исправлять этот недочет я не собирался, следовательно и о внуках можно было позабыть. Старость моя представлялась, как одинокое, печальное и бессмысленное прозябание.
«Поэтому, наверное, мне стоит этому все-таки радоваться».   
Пройдя еще два квартала, я насторожился. Молодежь была везде: в каждом переулке, у каждой лавочки, у каждого супермаркета и кинотеатра. Нигде, хотя, может, тогда мое восприятие реальности несколько исказилось, нигде я не видел таких же тридцатилетних, как я, и это пугало. Паника. У меня похолодели пальцы. Не думаю, что чувство страха, возникшее столь внезапно и накрывшее меня с головой, возникло только на этой почве. Скорее – это была запоздалая реакция моего мозга на то известие, что я получил тем утром. Да, я ужасно испугался. Я был в абсолютном смятении, держался из последних сил. Но не утерпел – сорвался, побежал. Какая-то здравомыслящая часть моего Я понимала, что это бессмысленно, ведь, чтобы избавиться от страха, надо устранить причину, вызвавшую столь бурную реакцию. Эта часть так же одновременно чувствовала стыд и смеялась надо мной – бегущим человеком. Не знаю – не замечал, но позже мне думалось, что, вероятно, надо мной смеялся весь город, настолько обезумевшим я выглядел. Тем боле, что я то и дело спотыкался, терял то один, то другой шлепанец, и, вообще, подбегая к своему дому, столкнулся с щуплым мужчиной, который тащил пакеты из супермаркета (тот выронил один, я услышал звон бьющегося стекла, мужчина выругался), наступил на хвост соседской кошке и чуть было не уронил чахлый фикус на лестничной площадке.
Влетев в полутемную прихожую, я так резко остановился, что у меня перехватило дыхание. Глянув на свое бледное отражение, я нервно хмыкнул и, прислонившись к стене, выкрашенной в насыщенно-синий цвет, сполз на пол. Руки мелко дрожали, в голове после безумного марафона гулко стучала кровь, мне казалось, что сотрясался весь дом. Глубоко дыша через приоткрытый рот, я пытался выгнать из головы все-все мысли, чтобы осталась лишь приятная пустота и легкость. С некоторым трудом долгожданная легкость все-таки пришла, сердце перестало вторить бродвейской чечетке, ноги все еще гудели, но чувствовал я себя значительно лучше. Ни страха, ни паники не было. «Как хорошо, - подумал я, ухмыльнувшись. – Выглядел я, наверное, абсолютным психом».
И тут я услышал чье-то монотонное бормотание. Звук шел из квартиры. Нахмурившись, я поднялся на ноги и стал тихо красться по коридору. Бормотание сменилось негромким пением. Я старался не замечать, как по спине побежали мурашки. Пение оборвалось, теперь из гостиной – я понял, звук шел оттуда – доносились всхлипы. «Телевизор, - я улыбнулся. – Становлюсь параноиком». С такими мыслями я шагнул в комнату и увидел то, что и ожидал.
Кейт лежала на белой софе, положив яркую подушку с турецким рисунком себе на живот. На подушке в свою очередь стояла пластмассовая прозрачная чашка с чипсами. На кофейном столике – упаковка из четырех банок ягодной газировки. Девушка хмурилась, глядя на экран телевизора. Героиня очередного молодежного сериала плакала, прижимаясь к какому-то щуплому, голубоглазому парню. Я подошел к софе, поднял ноги подруги, сел и положил ее ноги себе на колени. Кейт быстро прощелкала каналы и со вздохом выключила телевизор. Экран почернел, в комнате воцарилась тишина, лишь в приоткрытую форточку доносился шелест листьев растущего под окном дерева. Я гладил нежные ножки девушки и почти забыл о паническом приступе, окончившимся несколько минут назад в прихожей.
- Ну, объяснись.
Я поднял голову и встретился взглядом с Джейн, которая, не мигая, смотрела на меня поверх чашки с чипсами.
- Что ты имеешь ввиду?
Кейт закатила глаза.
- Не валяй дурака. Как это называется?
Я отвечать не собирался, хотя начинал догадываться, о чем она говорит.
- Ты звонишь мне в двенадцать часов. Ничего не объясняя, просишь меня отпроситься с работы. Я начинаю думать, что случилось что-то действительно серьезное…
- Да ничего не...
- Погоди, - и тон её не терпит возражения. – Я пытаюсь об этом не думать. Еле дотерпела до четырех часов, и сюда. Тебя нет, - она сделала непродолжительную паузу. – Час нет. Два. Три… Черт! – внезапно воскликнула Кейт, откладывая подушку и чипсы на стол, убирая свои ноги с моих колен. – Зачем мне все это! – она взмахнула руками. – Ты… Ты меня убиваешь!
- Ну, ты преувеличиваешь, - я улыбнулся и подвинулся ближе к Кейт.
- Нет, правда. Ты меня мучаешь. Своими дурацкими истериками, выходками, пессимизмом… Тебе всего тридцать…
- Тебе всего двадцать шесть, - буркнул я. Возможно где-то я находил ее слова справедливыми, поэтому и начинал беситься.
- …а ты ведешь себя так, будто жизнь уже кончена. Ты противишься всему новому, твоя скука воистину ядовита и отравляет настроение другим.
- Другим – это тебе? – во мне закипала злость. – Что это за жуткий перечень моих недостатков?
- Другим – это людям, которые тебя любят, заботятся, волнуются о тебе…
- Дай угадаю, как заканчивается это предложение?! Волнуются о тебе, а ты неблагодарный ублюдок…
- Заткнись!
Я посмотрел на Кейт и заткнулся. Язвительная, веселая, улыбчивая  - такой я ее знал уже два года, такой я ее любил. Девушка же напротив, словно девушка из Зазеркалья, была неузнаваема. Что-то изменилось в ее лице: во взгляде, в изгибе бровей, в выражении губ. Я уставился в ее серо-голубые глаза, пытаясь увидеть в них прежнюю Кейт. Я покорно ждал, пока она заговорит.
- Ты жутко самодовольный тип.
Я хотел сказать «Знаю», но промолчал.
- Думаешь это меня привлекло к тебе? Или твое равнодушие, которое ты с удовольствием демонстрируешь? Думаешь мне нравится, когда люди выходят из себя?.. У тебя куча недостатков, - она сказала это особенно печальным тоном. Я опустил глаза и облизнул пересохшие губы. – Но я махнула на них рукой, ведь ты не изменишься, - в голосе подруги я уловил небезызвестные нотки надежды, будто она ждала, что я опровергну ее слова, и одновременно с этим, как бы говорила, что это ничего не изменит. – Люблю я тебя, наверное…
Я горько усмехнулся и спрятал лицо в ладонях, понимая, что то, что сейчас происходит, имеет какое-то необратимое и печальное значение.
- Два года. Признаться, когда завязались наши отношения, я относилась к ним с иронией – не думала, что пройдет столько времени, прежде чем мне придется это сказать, - она опустила глаза, но лишь на мгновенье. – Я терпела. Но я чувствую, что… Мне с тобой тяжело. Ты любишь одиночество… Думаю, когда я уйду, у тебя появится больше времени, чтобы оценить его по достоинству.
Не трудно догадаться, что было дальше. Когда она ушла, я не услышал – она не хлопнула дверью – просто почувствовал, возможно, тем самым шестым чувством, что ее больше нет. Нет, в мире она, конечно же, осталась – такая же улыбчивая и язвительная, осталась и в моем сердце, но, где ее точно больше не было, так это в моей жизни.
Продолжение следует...
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 4.12.2016, 2:56
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика