Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



3 страниц V   1 2 3  
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".

LapulyaVerona
27.9.2008, 18:05 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 42.

– О прекрасная, о божественная, о всепрощающая и такая милостивая… – Кэти настороженно оглянулась и внезапно резко передумала громко звать мадам Помфри.
– Даже слышать тебя не хочу, подлиза!! Да как ты…
– Ну, прости, ну, пожааалуйста, ну Паааааантееераааа…
– Нет, вот как в обнимку с Лиз валяться – так ты ни о какой Пантере и не вспомнил, а как…
Я воспользовался тем, что возмущённая до кончиков волос девушка повернулась ко мне лицом и, так и не сумев согнать нагло-довольно-счастливую улыбку с мордашки, звонко чмокнул её в щёку.
– Да как ты…
– О, прости, прости меня великодушно! Не смог сдержаться от соблазна коварного прикоснуться к совершенству…
– И руки убери! – Только было протянутые руки пришлось убрать, дабы ненароком не протянуть рядом и ноги. – И вообще, я сейчас позову мадам Помфри, и…
– И пусть! Трудности не страшат меня, ибо знаю я, что цена за все пережитое будет столь высока, сколь велика для меня честь находиться хоть секундочку рядом с Вами, о воплощение грации и красоты!
– Ещё слово и я за себя не ручаюсь!
– Ещё секунда рядом с таким воплощением женственности и обаяния, как Вы, и я за себя тоже!
– Лаки, я тебя видеть больше не хочу! Слезай с моей кровати и иди отсюда куда подальше!!
– О, не будь столь жестока… – Я моментально поймал занесённую с непонятной целью ладошку и начал целовать девушке руки. – Пойми, что нет смысла в жизни моей без тебя! А если же в одно мгновение недостойное и взглянул недвусмысленно я на девушку другую, то знай, что деяние сиё омерзительное было совершено мною лишь для того, чтобы только в очередной раз убедиться, что нет равной тебе на свете этом, да и не этом тоже, да и во всех мирах и измерениях, во всех галактиках и вселенных, везде, где только существуют красота и доброта, везде, где только есть нечто прекрасное и достойное восхищения – везде несравненно несравнимо несравненной была и будешь ты, о свет очей моих…
– Ну уж нет! Я на лесть не куплюсь! Да ещё и на такую наглую!! – Пантера протянула руку, чтобы отодвинуть полог и выставить подло оккупировавшего половину кровати меня вон, однако в мои планы сегодня явно не входило выставляться куда бы то ни было, поэтому я снова кинулся было пространственно размышлять на тему “как жесток и ужасен мир, особенно когда единственное счастье, последняя радость и просто самая прекрасная на свете женщина вот уже целых восемнадцать часов отказывается признавать факт твоего существования”, однако меня постигло жестокое разочарование в лице отодвинутой занавески и представшей перед нами статуи.
– О, Кэти, как я рада тебя видеть! А я только-только подумала, что было бы очень неплохо пообщаться с таким вот хорошим во всех отношениях человеком, как ты! А как ты смогла пройти? Что-то случилось?.. Ведь профессор Дамблдор специально наложил какое-то заклятие, чтобы и нам отсюда было невозможно выбраться, и никто без веской причины не смог бы зайти. Так что же…
– У нас в гостиной Гриффиндора состоялась небольшая дуэль четверокурсников, в общем-то, ничего страшного, но с Колина Криви не получается снять какое-то проклятие… А где…
– А мадам Помфри как раз отошла ненадолго. – Резко отодвинувшись от уютно прижавшегося к ней меня, Пантера разъярённо прошипела продолжение фразы, предназначенное явно для окружающего пространства вообще и потолка в частности и в особенности. – Чем тут же всякие наглые, противные и в высшей степени омерзительные личности и не преминули воспользоваться!
– Знаешь, я только сейчас понял, что когда я нахожусь рядом с тобой, то жизнь моя раскрашивается яркими красками, что…
– Так ты, может, присядешь, пока ждать её будешь-то, а? В ногах правды нет. И в руках тоже! Если ты ещё хоть раз…
Руки снова пришлось с тяжким вздохом убрать, но зато я успел немного воспользоваться возникшей паузой.
– Понимаешь, просто, когда я нахожусь рядом с тобой, то…
– А из гриффиндорцев много людей осталось в школе?
– Да нет, не очень-то… А где здесь находится…
– …чувствую себя самым счастливым…
– Лаки, заткнись! Я хочу пообщаться с хорошим человеком! Кровать Барса находится…
– …на свете…
– Лаки!
– …египтянином.
– Сколько раз повторять, что… ЧТО?!
– Когда я нахожусь рядом с тобой, то чувствую себя самым счастливым на свете египтянином.
– Или не хочу пообщаться… Кровать Барса там. – Пространственно взмахнув рукой, Пантера продолжила пристально смотреть мне в глаза. – Можешь зависнуть там на пару часов. Когда надо будет, мы внимание как-нибудь отвлечём, и… А ты правда так считаешь?
– Конечно!
– Честно-честно?..
– Честно-честно!
– Эээ… Простите, что отвлекаю, но что такого в этом выражении про счастливого египтянина?
Улыбающаяся мне до ушей Пантера потянулась, чтобы закрыть полог, попутно бросив что-то вроде “скажи тоже самое Барсу и узнаешь…”, после чего в торжественной обстановке отпустила мне все грехи.
– Давай ещё!
Я тяжко вздохнул. Ох, и умеет же Пантера вымотать мужчину, причём так…
– Радость моя…
– Ещё!!
А заявляет-то как требовательно… Вот сейчас хоть стой, хоть падай. От истощения. Морального. Блин, ну и какое нехорошее и в высшей степени подлое существо (если это и был человек, то назвать сию ошибку не только природы столь гордым словом у меня бы не повернулся говорильный аппарат) придумало, да ещё и сформулировало аксиому о том, что женщины любят ушами?!
– Кисонька… Рыбонька…
– Ты повторяешься!
Да тут не заповторяешься, после двухчасового-то допроса с пристрастием, в котором я исполнял роль зеркальца, у которого всё вопрошали “кто на свете всех прекрасней, а если не прекрасней, то рядом молоток. Что, уже прекрасней? Вот-вот, тык ты не повторяйся, продолжай-продолжай…”. Эх, жизнь штука несправедливая. Ну и где черти носят эту сестру изначально предполагалось милосердия, но после того, как она не ринулась спасать несчастного меня от жестоких пыток, меня стали терзать не очень-то и смутные сомнения по части доброты и чуткости означенного медработника.
– Простите, что прерываю… Просто я хотела…
– Да ты не стой, Кэти, не стой! Присаживайся! – Кажется, надо мной таки сжалились прослезившиеся боги и послали мне своего ангела-избавителя, коего я тут же усадил на кровать и практически окружил заботой и вниманием.
– Да я, собственно, уже ухожу… Я и так тут почти час провела, хотя должна была только взять несколько настоек для Колина.
– Как, только один час?! – Под строгим взглядом подозрительно сощурившейся и вообще только-только простившей меня девушки я задумчиво добавил, что мне казалось, что со времени нашей последней встречи прошла целая вечность. Немного помолчав и даже чуть-чуть подумав, мы коллегиально решили призвать в свидетели часы, кои на допросе что-то невнятно тикали и показывали своё полное нежелание поддерживать точку зрения ни одной из спорящих сторон, так что, таким образом, победила Пантера, заключившая, что с момента нашего расставания прошло ровно один час тридцать две минуты, потому что она лично абсолютно точно помнит, что различные наглые личности заявились к ней около часов так пяти вечера, а сейчас уже и до ужина недалеко, что автоматически означает, что…
– Мадам Помфри! – Хором сказав это, мы резко стали распихивать все вещи по местам, на которых они находились до моего победного пришествия.
– Подождите, всего один вопрос!
– Давай, только быстро. – Пытаясь застегнуть все столь многочисленные и почти нескончаемые застёжки на своей модифицированной пижаме, буркнул я.
– Что означала фраза про “самого счастливого в мире египтянина”?
Пантера, судорожно встряхивающая подушку и водворяющая её на законное место, удивлённо глянула на Кэти и поинтересовалась, говорила ли она такое своему парню.
– Ну, да, просто сразу после моих слов Барсик… Он… – Барсик?! Ну, держись, дружище: я не я, если упущу такой шанс отыграться за якобы невзначай брошенного вчера “Лакусички”. – В общем, после этого мы уже считай и не разговаривали… Он вообще отреагировал примерно как и ты, Пантера. Счастливый такой был… Ну, я и не захотела его расстраивать, тем более что рядом с ним я действительно чувствую себя самой счастливой на свете, а уж кем по национальному признаку – это ведь не столь важно, верно?
Кивнув, проржавшаяся Пантера почти ровно поставила уже давно смятую до невозможности подушку, после чего решилась поработать над образованием гриффиндорки, явственно хрюкая через сдавленное хихиканье, что:
– В… Египте… Там, в общем… Ой, не могу… В общем, культ… Священное животное… Кошки… И… И…
Дальше она зашлась диким полувсхлипом-полумяум, поэтому пришлось мне дообъяснять, что лично я подразумевал, что считаю Пантеру неотразимой Богиней, и что… В общем, она нас поняла, мы поняли её, поняли друг друга и всех окружающих людей, кроме, разве что, мадам Помфри, которая как раз соизволила вырасти из ниоткуда с крайне грозным видом.
– Вы представляете, в гостиной Гриффиндора обострился внутрикурсовой конфликт, в результате которого пострадал один четверокурсник, для которого срочно необходимы некоторые медикаменты. Кэти Белл, только что подошедшая, с волнением в голосе поведала нам леденящую душу историю, как мучается там бедняжка… Промедление может ему дорого стоить! Поспешите же, прошу Вас!
Что-то меня сегодня потянуло на высокопарный слог… Хотя, не так уж это и плохо, раз результат есть, а результат есть: все грехи мои отпущены египетской богиней, компромат на друга я самым расчудеснейшим образом нарыл, книжки заданные уже почти допрочёл, от довольной египтянки ушёл, от недовольной мадам Помфри укатил за занавесочку, но кроме всего этого, для полного комплекта, был прибацан “сбоку бантик”, то есть на подносе с ужином в постель явственно наблюдалась кроме весьма неплохих блюд ещё и довольно симпатичненькая скатерть с рисуночком из голубеньких бантиков. Эх, бывает же жизнь прекрасна, а особенно когда она прекрасна, а особенно когда твой гражданский и не только долг полностью выплачен, да и проценты по нему тоже… И подарки я уже заказал, как раз скоро доставить должны… И… И… И вообще бывают яркие вставки в чёрно-белой ленте нашей жизни, причём довольно часто!
Тихо ускользая от очередного мурзмликуса, я внимательно повращал глазами, оглядывая окрестности. Ни одного мерзопакостного объекта обнаружено не было, поэтому я ринулся улепётывать, ибо помнил, что нельзя попирать попирательствами аксиомные принципы нахулюганившего хулюгана, коим я сейчас и являлся, особенно после моего тихого пробирания, нахулюганивания и исчезновения с места преступления. Так, куда бы скрыться от розовошёрстых мумпурсов? Может, за рогохвостных кумумбиков?.. А что, неплохая, даже можно сказать, мозговитая идея… Вот только где их взять? Они нынче в дефиците профицита государственных запасов, а от разгневанных нахулюганиванием прыгучих попрыгунчиков надо было куда-то упрыгивать, поэтому…
– Спокойной ночи, милый!
– А?.. Что? Где? Когда? С кем? Почём? Сколько? Брррр… Пантера, ты меня разбудила… И тебе спокойной ночи.
Нда, вот до чего доводит общение с Луной Лавгуд – снится теперь непонятно какая ересь, и хоть вой на луну…
– Всё хорошо?..
– Да. Даже отлично! Хочешь переночевать сегодня у меня?..
– Нет, конечно же!
– Понятно… А переночуешь?
Получив лёгкий подзатыльник, я тяжко вздохнул и перевернулся на другой бок, стараясь вспомнить тот бред, что нам столь упорно вколачивали эти авроры про очищение сознания. Всё хорошо, вокруг одни сплошные звёздочки… А среди звёздочек опять мелькнула шальная луна, причём Луна у нас действительно шальная – взять, к примеру, её странное поведение во время нашей последней встречи…
Почти двое суток назад.
– Парвати, ты ведь помнишь, о чём я тебя попросил?
Девушка, кокетливо улыбнувшись, кивнула, после чего сказала пароль картине и вход в гостиную факультета Равенкло открылся.
– Можете не особенно торопиться, я не имею ничего против подрабатывания грузопереносным устройством и ношения передачек Медведю, так что если твоя сестра захочет, то…
Немного заспанная гриффиндорка, слегка пожав плечом, направилась к лестнице, ведущей в спальни девочек. Судя по всему, это надолго, что и хорошо – почему-то мне невероятно хочется просто посидеть у камина и никуда не ходить, а особенно как-то упорно не желалось видеть уважаемейшего директора, будь он трижды уважаем…
– Привет! А что ты здесь делаешь?..
Мои надежды на спокойствие и одиночество полетели на зимовку в Антарктиду, клятвенно обещая никогда больше не возвращаться.
– Смотрю в камине бледномордых огнилисов, они как раз должны показать свои лапки из углей…
– Правда?.. Как интересно… А почему ты сидишь в кресле, может, присоединишься ко мне – на ковре вполне удобно, да и… – Хитро ухмыльнувшись и хорошенько оглядев Луну, я продолжил. – Да и не нужно опасаться пострадать от вредительской деятельности стулогрызочных креслогрызов…
Задумчиво кивнув, она присела рядом со мной. Хм, а она в принципе и в темноте ничего, к тому же свет от огня создаёт такое странное ощущение нереальности, что почему-то я и сам почти начинал верить в существование всей той белибердистики, которую столь упорно и везде видит Луна.
– Ты какой-то не такой. Что-то случилось?
– Да нет, всё в порядке… Просто скоро же Рождество, а я ещё так и не решил, что мне тебе подарить – амулет для защиты от мохнолапых забыватусов, которые своими мохнатыми лапами заставляют всех забывать очень важные вещи, или же, может, браслет, отпугивающий…
– Знаешь, это всё, безусловно, прекрасно… – С крайне серьёзным видом, но почему-то всё также отрешённо, сказала Луна. – Но можешь ничего мне и не дарить – я совершенно не обижусь.
Задумчивое молчание, во время которого девушка с поражающим спокойствием высматривала в камине своих чудастиков, а я внимательно разглядывал её. А она довольно симпатичная – светлые, лежащие в творческом беспорядке волосы, голубые глаза, правильные черты лица… Да и при неровном освещении камина она и сама кажется чем-то нереальным и странным, как и все видимые ей явления.
– Луна, а ты их правда видишь? – Утвердительный кивок, после которого она перевела взгляд на меня. – А, знаешь…
– Что?
Я слегка наклонился к ней, она подалась мне навстречу, отделяющее нас расстояние стремительно уменьшалось, оставалось только протянуть руку, и… И я протянул руку, но только для того, чтобы заправить выбившуюся из общего хаоса прядку волос за ухо.
– Я тоже часто вижу то, что почему-то не видят окружающие…
Она слегка кивнула, продолжая смотреть на меня с явным интересом. Я почти уже доубирал руку обратно, но тут…
– Мы готовы, можно идти!
Улыбнувшись на прощание Луне, я отправился вслед за близняшками. А она всё также сидела у камина, выглядывая этих своих начудесативших огненных зверюшек, и чему-то улыбалась.
Тихо прокрадываясь по столь знакомому тёмному коридору, я повернул за последний поворот и оказался перед той самой дверью, в которую мне так нужно зайти. Протягивая руку с каким-то холодящим душу предвкушением, коснулся металлической ручки, потянул её вниз… Дверь отчего-то вновь оказалась не заперта, я слегка толкнул её плечом, и… Неужели… Да. Я оказался в каком-то длинном коридоре, в котором были одни сплошные двери, но я точно знал, в какую мне так надо: четвёртая с конца, она с такой силой притягивала меня к себе, что, казалось, даже если я сильно захочу сейчас повернуться и уйти, то не смогу этого сделать. Шаг, ещё один. Осталось совсем немного… Буквально пара метров, и я смогу…
– Лаки… Лаки. Лаки! Лаки, ты что, уже спишь?..
Сонно потянувшись, открываю глаза и сразу же обнаруживаю рядом с моей любимой, но отчего-то ещё недоприватизированной кроватью всю до боли знакомую компанию.
– Какого чёрта?.. Который час?
Ребята сделали вид, что в первый раз я просто спросонья перепутал слова и спросил не то, что хотел, поэтому ответили лишь на второй вопрос, да и то не слишком внятно.
– Ещё очень рано! А мы тут к тебе по делу…
Я вздохнул, выдохнул, размеренно подышал и убедил сам себя, что калечить всех и вся на данный момент времени несколько нецелесообразно, ведь тогда ввиду нашего местонахождения я даже не смогу героически дотащить пострадавших до больничного крыла, а отказываться от статуса национального героя пока отчего-то не хотелось. Вследствие всех этих веских причин я и откинулся на подушку, закрыл глаза и попытался окончательно успокоиться, а заодно и вспомнить, с чего бы это я вдруг так быстро уснул и почему мне снова снился тот же навязчивый сон, а также поразмышлять, сам он навязывается или мне его навязывают. Ах, ну да, точно, я вспоминал наш разговор с Луной в тот день, когда меня невероятно тянуло ко всем без разбора девушкам, вот, к примеру, то, сколько комплементов я наговорил близняшкам, или вот случай с Лиз, или… А вот про это лучше не вспоминать, а то по моему виду отдельные личности могут что-то заподозрить, что крайне нежелательно, да и про беседу у камина тоже распространяться не стоит, ведь мою случайно вылетевшую вчера фразу про “Луноход-1” истолкуют не как “первый человек в данной школе, который отнёсся серьёзно к Луне и нашёл с ней общий язык”, а как-нибудь иначе, у кого на что хватит фантазии, а фантазии обычно хватает на много чего…
Медленно приоткрываю один глаз.
– Вы всё ещё здесь?..
Оглядываюсь, убеждаюсь, что теперь я окружён, точнее, не я, а моя кровать окружена, причём не абы чем, а семью стульями, но так как в последнее время я не мыслю себя без своей столь дорогой койки, то данный факт я принял крайне близко к сердцу.
– Судя по всему, вы все всемером заглянули ко мне для того, чтобы обсудить, что подарить на Рождество Величайшему Герою во Всей Галактике?..
– Ввосьмером. – Автоматически поправила меня Пантера.
– Всемером. – Протягиваю руку и притягиваю к себе девушку, до этого скромно развалившуюся на другом краю кровати. – Ты не в счёт. – Оскорблённую в самых своих наилучших чувствах и готовящуюся высказать некоторые наиболее интересные мысли вслух Пантеру я слушать не стал, а просто продолжил прерванную мною же мысль. – Потому что тебя здесь нет.
– Это ещё почему?!
– А кто мне сказал, что не будет сегодня ночевать со мной, а?.. – Гневно фыркнув, Пантера поспешила отодвинуться от меня подальше. Правда, одновременно с этим я поспешил придвинуться к ней поближе, поэтому как таковой разницы до и после не наблюдалось.
– Да я и не ночевать, я…
– Да кто ж тебя теперь отсюда отпустит, наивная котяра?.. – Быстро чмокнув копающуюся в своём словарном запасе в поисках достойных и по возможности приличных слов девушку, я вопросительно оглядел остальных людей в пижамах. А посмотреть, безусловно, было не на что: те весёленькие и миленькие километры ткани мы все подло променяли на подкинутые диверсантом Поттером, который Гарри, защитного цвета штаны и рубашки с непередаваемым количеством застёжек, так что не слишком понятно, с какого похмелья данную одежду все, явно сговорившись, называют пижамной.
– Сегодня в больничное крыло приходила моя девушка Кэти, что всем вам, безусловно, известно. – Я настороженно кивнул, продолжая наигранно подозрительно прищуриваться и буравить недоверчивым взглядом Барса. – Мы с ней поговорили…
– Ай ли?.. Прямо даже и поговорили?..
– Не перебивай меня, а то я тоже могу что-нибудь кому-нибудь перебить… – Не увидев никакой реакции (я был невероятно занят застёгиванием и расстегиванием (чаще второе) застёжек на одежде Пантеры), воистину белый и после сна достаточно пушистый блондинистый кот продолжил прерванную речь. – Так вот, я поинтересовался у своей девушки, как можно пройти в башню для девочек, ведь у меня раньше как-то не получалось пройти ту злосчастную лестницу, которую подленькие основатели столь качественно заколдовали, на что Кэти мне сказала “парни не могут пройти туда вообще никак”. А теперь внимание, вопрос! – Барс честно выдержал весьма театральную паузу, видимо, почему-то будучи уверенным, что я начну отвечать на всё подряд и без подпинывания с его стороны. – Лаки, а как ТЫ смог привести близняшек Патил в кабинет директора на свидание с родителями, если тебе надо было сначала как-то их вызвать из башни?
Я задумчиво взъерошил волосы, после чего со вздохом отвлекающегося от милого сердцу занятия человека (как раз только-только удалось расстегнуть одну особенно вредную пуговицу, которая достаточно долго и упорно держала оборону, категорически отказываясь сдаваться) воззрился на отвлекающий фактор.
– Позвал кого-нибудь из ребят, долетел на метле, пропел дурным голосом девушкам серенады, пролез в окно, подлез под лестницей… В общем, я не знаю – прояви фантазию, придумай сам что-нибудь.
– Но…
– Как конкретно позвал близняшек я – не суть важно. – Тем более что не стоит им знать, КАК конкретно это всё было… – Вам могу только посоветовать попробовать пролететь на мётлах эти злосчастные несколько метров, ведь, если моя память мне ни с кем не изменяет и не нагло спит где-то на задворках сознания, то лестницы реагируют на конкретно тот факт, что по ним какой-то парень пытается пройти, верно? Ну, так вперёд и с песней отсюда – выйдете из заключения, проверите на своей шкурке такой способ…
– А если не получится, то ты нам всё расскажешь.
– Нет, Барсик… – Во взгляде друга явно сквозило что-то вроде “отомстил таки, подлюка”, но я не стал делать особенно сильный акцент на данное прозвище домашнего кота, до которого слегка подопустили когда-то гордо звучавшую кличку Барс, поэтому, помолчав пару секунд и дав всем прочувствовать всю тяжесть полутонного тапка, я продолжил. – Если вдруг у вас не получится, то мы ещё что-нибудь придумаем, а потом ещё что-нибудь, а потом ещё и ещё, и так до тех пор, пока я не изобрету гильотину… В смысле, велосипед. Что-то меня в такое время суток, когда “ещё совсем рано”, немного не туда заносит. А теперь – расползайтесь по своим местам, сейчас всем спать надо, а не… – Пантера хищно ухмыльнулась, уже готовясь поймать меня на слове, поэтому я тут же поправился (на пару килограммов в связи с появлением дополнительной мышечной массы). – В смысле, всем, кроме некоторых.
– А как же демократия?
– Орёл, ты с какой горы высотной в последний раз слетал головой вниз?! Демократия в армии?!! – Я громко фыркнул.
– Да, ваше высокоблагородие! Так чего Вы изволите?..
Я изволил послать их всех куда-нибудь по своему усмотрению на неопределённый срок с неограниченным числом сопровождающих лиц и с целью по личному выбору, правда, только мысленно, ведь безопасность – она превыше всего.
– Сейчас половина третьего. – Скептически взглянув на циферблат, показывающий всё то же число, а потом с не меньшим сомнением – в окно, я констатировал очевидное. – Ночи.
Скромно улыбнувшиеся ребята принялись за раскопки, правда, явно бесполезные – для того, чтобы откопать где-нибудь совесть, нужно сначала вспомнить, где её видели в последний раз и в чьём сопровождении, а это было весьма и весьма проблематично.
– А теперь, когда мы наконец остались наедине…
– Ах, дорогая, ты так хотела остаться со мной наедине?..
– Да, в каком-то смысле. – Я довольно зажмурился и покрепче обнял кошечку. – Ты ведь мне сейчас расскажешь, как ты на самом деле привёл обеих Патил к кабинету директора?
– Зачем? Тебе-то всё равно свободный доступ во все спальни, только войди в гостиную, и…
– А ты знал пароли к входам?
– Нет, но давай мы сделаем вид, что меня везде и всюду пропускали потому, что я был по поручению директора, ладно?..
– Нет. – Вдруг её слегка осенило (в такие моменты мне отчего-то всегда становилось по-настоящему страшно), и, с крайне довольным выражением лица, она решилась уточнить некоторые интересующие её факты. – А ты, случаем, никого с рыжим цветом волос не встречал, а?..
– Я?! Блейза?! С какого перепуга, интересно? Тем более, что в таком случае я бы моментально выдал отчёт Лиз об его перемещениях, и… А, так ты про Лиз…
– Если я не ошибаюсь… – Ну, всё, я слегка попал: когда Пантера говорит “если я не ошибаюсь”, то это обычно выражает у неё высшую степень уверенности, а когда она находится в таком состоянии, то с ней крайне неблагоприятно для здоровья вести какие бы то ни было дебаты. – В данном здании находятся ещё люди, цвет волос которых можно было бы идентифицировать как “рыжий”, не так ли?
– Так. Но никого такого я не встречал.
– Правда?..
– Ну, конечно же! Какой резон мне тебе лгать, а?
Пантера пожала плечом, мол, мало ли, что я могу скрывать. Но я действительно не встречал, а уж тем более случайно, кого-то рыжего, хотя бы просто потому, что у меня никогда не было даже и мысли, что встреченный мною человек – рыжий…
За двое суток до описанных выше событий.
Неторопливо идя по направлению к входу в гостиную Гриффиндора, я мысленно вопрошал у себя, в каком месте у меня раньше находились мозги и когда они в последний раз активировались, а также куда они плавно перетекли и уж не взяли ли они бессрочный отпуск, временно передав все думательные функции тому, что находится пониже, а именно спинному мозгу? Судя по всему, именно так всё и было, потому как я лично не могу придумать достойный эпитет для человека, умудрившегося добровольно возложить на себя обязанность почти украсть из высоких и воистину неприступных башней сразу две девушки (ох уж мне этот врождённый максимализм, чтоб его кобчиком об потолок, головой об пол, пяткой об стенку и равномерно остальными частями тела по другим поверхностям, причём всё это одновременно…). Логически поразмышляв имеющимися в наличие органами, я пришёл к выводу, что лучше сначала попытаться пробиться в гостиную Гриффиндора, там я хотя бы был, тем более что если вдруг у меня получится вызволить из лап сна Парвати, то она вполне может знать пароль к входу в башню факультета Равенкло и, таким образом, у меня есть призрачный шанс гордо предстать в сопровождении двух красивых девушек пред начальством и не только. Вот только как я собираюсь угадывать пароль или же забалтывать портрет Полной Дамы – это пока ещё было покрыто мраком тайны…
– Терри, мне очень жаль, правда, но…
– Почему? Дай мне ещё один шанс! Мы ведь даже и не…
– Прости, но… В общем, между нами всё кончено, и…
Упс… Кажется, я почти стал свидетелем разрыва отношений между студентом Равенкло Терри Бутом и… А вот идентифицировать женский голос мне почему-то упорно не хотелось, хотя я и так прекрасно догадывался, кто это был, но признаваться в таком самому себе упрямо отказывался.
– Но ведь мы только со вчерашнего дня начали встречаться! Как ты можешь говорить, что мы друг другу не подходим, если мы даже и не пообщались толком?
– Вот видишь! Прошёл только один день, а я уже это поняла! Что же тогда может быть между нами, если… В общем, просто забудь. Хорошо?..
– Легко сказать… Но, Джинни…
Он таки это сказал… Хотя я и так сразу узнал столь знакомый голос, ещё с первых слов, произнесённых ею.
– Мне больше нечего тебе сказать. Давай просто останемся друзьями и забудем эти последние два дня, ладно? Спокойной ночи, Терри.
Послышался лёгкий стук каблуков по каменному полу коридора и тихий вздох равенкловца, после которого он прошёл прямо мимо замаскировавшегося на скорую руку меня, хотя, кажется, это и было несколько излишним: даже если бы я сейчас выскочил як чёрт из табакерки прямо у него перед носом, то столь глубоко погрузившийся в себя и категорически отказывающийся выныривать парень никак бы не отреагировал.
– Знаешь, с твоей стороны это было очень некрасиво… – Вздрогнув, девушка быстро обернулась ко мне, после чего с неясной пока целью направила на меня волшебную палочку. – И тебе бы лучше, безопасности ради, больше никогда так отношения не разрывать, ведь не все люди такие спокойные и миролюбивые, как этот равенкловец…
– Подслушиваешь?
– Нет, зачем же? Просто случайно оказался рядом и нечаянно услышал.
Лицо девушки выражало высшую степень раздражённости, палочку она тоже явно не собиралась убирать.
– Я не нуждаюсь ни в чьих советах! – Не слишком предусмотрительно повернувшись ко мне спиной, она зашагала к портрету Полной Дамы, а я, естественно, следом. – Ты что, меня преследуешь?!
– Какое самомнение…
Сразу после этих моих слов она снова наставила на меня волшебную палочку и начала говорить магическую формулу какого-то заклятия, поэтому мне пришлось быстро выхватить оружие у неё из рук, после чего, задумчиво повертев конфискованную палочку и хорошенько рассмотрев данный магический кусок деревяшки, я взглянул на рассерженную девушку. Из-за тусклого и неровного света факелов её распущенные волосы казались расплавленной медью, такого же насыщенного цвета и с таким же неярким блеском. Уж не знаю, почему, но я никогда не считал её рыжей: как-то всегда для меня её волосы при ярком и желательно солнечном освещении ассоциировались с золотом, а при недостатке света – с медью, поэтому я никогда не врал, называя её драгоценной.
– Что тебе надо?
– Вообще или конкретно сейчас? – Чёрт, как же давно я её не видел… А характер у неё изменился до неузнаваемости, так что я уже и не столь уверен, что у меня получится её вернуть… – Вообще – мира во всём мире, а конкретно сейчас – в Гриффиндорскую гостиную.
Её глаза сначала расширились от удивления, а потом сузились от неясных мне догадок.
– Ты ведь не знаешь пароля? И думаешь, что я тебя проведу?
Я кивнул, после чего, слегка улыбнувшись, сделал шаг в её сторону. Судя по её виду, не отступить назад стоило ей больших усилий и колоссальной работы силы воли.
– Ты не просто скажешь пароль картине и проведёшь меня внутрь, но и приведёшь ко мне Парвати.
– Что?! Я не собираюсь бегать за твоими подружками куда бы то ни было!
– Джинни, радость моя, ты знаешь, который час? – Скривившаяся после подобного чрезмерно ласкового обращения девушка недовольно кивнула. – И что отбой был довольно давно?
– Ты никому и ничего не расскажешь, ведь тебе тоже нельзя…
– Можно. Я по поручению директора, поэтому…
Приглашающий взмах руки в сторону спящей картины, после которого у Джинни явно отказали последние тормоза и вся накопившаяся раздражённость, если не сказать злость, тут же вылилась на меня.
– Чёрта с два я сделаю что-то для тебя! Видите ли, ему надо срочно увидеть свою очередную девушку, якобы это его Дамблдор попросил! Кому-нибудь другому такую чушь рассказывай, а я не…
Она быстро преодолела расстояние, разделяющее нас, и с силой толкнула меня к стене, непонятно на что рассчитывая. Естественно, что уже через секунду она сама была прижата мною к той самой стенке.
– Во-первых, я никогда не встречаюсь с несколькими девушками одновременно. – Она громко хмыкнула, выражая высшую степень недоверия. – Я, конечно, понимаю, что ты себе что-то там понапридумывала, но это как-то не соответствует действительности. Кроме того, я на самом деле только от директора: на дом Патилов напали. Так что мне сейчас очень нужны обе близняшки, а позвать их сам я не могу, как никак, а эту вашу заколдованную лестницу, ведущую в спальни девочек, ещё никто не отменял… В общем, давай договоримся: ты приводишь сюда Парвати, а про данный инцидент и прогулки в неположенном месте и в неположенное время никто и никогда не узнает. – Она явно что-то хотела сказать, но я уже шагнул назад от соблазна подальше, после чего таким же спокойным голосом продолжил. – Её молчание гарантирую.
Джинни молча развернулась, прошла к портрету Полной Дамы и сказала картине пароль, после чего получила назад свою волшебную палочку, и, пока я убеждался, что никаких существенных перемен в обстановке гостиной за время моего отсутствия не произошло, быстро поднялась по лестнице, ведущей в спальни девочек. Ну, что же – мне остаётся только ждать и очень надеяться, что она всё же разбудит Парвати и отправит её ко мне, потому что иначе я серьёзно и конкретно влип… Минут через десять ожидания показалась заспанная и крайне напуганная девушка, которая тут же начала проводить подробнейший допрос с пристрастием.
– Сядь, пожалуйста. – Она моментально присела на краешек кресла, испуганно глядя на меня своими огромными тёмно-карими глазами. – На дом твоих родителей было совершено нападение, но они абсолютно не пострадали. Сейчас мы с тобой сходим за Падмой, после чего направимся в кабинет к директору, где вы их и увидите в добром здравии и вполне приличном состоянии. Но, для начала… Парвати, я бы тебя очень попросил никому не рассказывать о том, что ты сегодня ночью куда бы то ни было уходила, ладно? И про то, что ваш дом разрушен до основания тоже ты якобы пока не знаешь, договорились? Так что сегодня ночью ты ни своих родителей, ни сестру, ни Джинни, ни тем более меня не видела.
Она кивнула, улыбнулась и клятвенно заверила меня, что будет молчать как партизан на допросе, после чего несколько раз поблагодарила и уведомила, что если вдруг мне что-нибудь понадобится, то она… Вот просто что угодно!
– Да ладно тебе… Забудь. Лучше скажи, красавица, знаешь ли ты пароль в гостиную Равенкло?
– Конечно, знаю, я там довольно часто бываю, да и Падма сюда периодически заглядывает, мы ведь близняшки.
Я галантно открыл перед девушкой проход, после чего мы направились к башни факультета Равенкло, до которой было достаточно далеко, поэтому весь путь мы весьма оживлённо проговорили, причём я не забывал засыпать действительно красивую гриффиндорку комплиментами.
– Ну, вот мы и пришли… Парвати, ты ведь помнишь, о чём я тебя попросил?
Девушка, кокетливо улыбнувшись, кивнула, после чего сказала пароль картине и вход в гостиную факультета Равенкло открылся.
– Лаки, ты что, опять спишь?
Я продолжал лежать с закрытыми глазами, делая вид, что да, я действительно сплю, и будить меня крайне нежелательно.
– Немедленно проснись! Мы ведь так и не поговорили! Лаки…
Девушка начала применение запрещённых приёмов, как то стягивание с меня одеяла и сдвигание всё того же меня на край кровати с последующим грациозным сталкиванием с поверхности оной.
– Пантера, не буди во мне зверя…
– А я не боюсь…
– Я знаю, но ты ничего больше не добудишься.
– Да?
– Да… Сейчас в наличие только что-то крайне озлобленное, сонное и весьма агрессивно настроенное, называемое моим внутренним зверем…
– А если я тебе расскажу, что Кэти поведала Барсу, кто устроил дуэль в гостиной Гриффиндора, то ты разбудишь что-нибудь ещё?
Задумчиво приоткрыв один глаз, я предложил Пантере пересказать эту презанятную историю, уведомив её предварительно о том, что моё гипертрофированное любопытство уже проснулось и навострилось.
– В общем, Кэти говорит, что вчера и сегодня младшая Уизли ходила невероятно злая из-за того, что рассталась со своим очередным парнем… – Задумчиво изучив мою нулевую реакцию на данные слова, девушка продолжила свой художественный пересказ событий. – Она всё время норовила кого-нибудь куда-нибудь послать, ну, или хотя бы в кого-нибудь чего-нибудь послать, поэтому к ней никто особенно близко и не подходил, но тут Колин Криви, местный камикадзе, на свою беду, не вовремя к ней подкатил, уж и неизвестно, с какой целью, говорят, она ему нравилась… Так она сначала ему сказала, где она его видела и как туда пройти, причём громко так сказала – вся гостиная слышала, правда, там не так много людей было, но тут важен сам факт. Потом, когда он попытался что-то ещё сказать, возможно, даже извиниться за несвоевременный подкат, Уизли послала в него какое-то простенькое заклятие, но Криви уклонился, что взбесило её ещё больше, поэтому она, проорав что-то вроде “Не надо ко мне лезть, сколько раз это нужно повторять!”, запустила в него книжкой для лёгкого чтения Гермионы Грейнджер, к счастью, никто не пострадал, да и метательница тяжёлых снарядов грыжу не заработала, но дальше – больше. На свою беду, следующее пущенное в него уже более сильное проклятие Колин отразил, что, видимо, окончательно вывело из себя Джинни, которая выпустила целую серию различных заклинаний, часть которых своей цели достигла, поэтому свидетельница происшедшего Кэти и кинулась, убедившись, что снять летучемышиный сглаз в сочетании с ещё чем-то неиндентифицируемым она не сможет, в больничное крыло за помощью к мадам Помфри, коей здесь не оказалось.
Я задумчиво изучал потолок, который был окрашен несколько неравномерно, поэтому в некоторых местах…
– Лаки, ты никак не хочешь прокомментировать ситуацию?
– Не хочу, но ведь всё равно придётся, да? – Девушка, мило улыбнувшись, почти виновато потупила взгляд. – Мы с ней действительно встретились, но ничего такого не было, да и не такого тоже…
– Правда? – Пантера выглядела крайне разочарованно, видимо, она очень надеялась на яркий и подробнейший пересказ о моих приключениях. – Жаль…
– А мне-то как жаль! Но это именно она разбудила Парвати и, возможно, даже спустила её с лестницы…
– Что?!
– По крайней мере та очень шустро и, что важно, бесшумно влетела в гостиную, после чего также оперативно подлетела ко мне и моментально завалила вопросами.
– Да чёрт с ней, с Парвати! Ты лучше расскажи, как ты умудрился уговорить Джинни прийти тебе на помощь, а?
Нет, в больничном крыле положительно какой-то особенный, вниманиепритягивательный, потолок!
– Да вот, как-то так… Очень мило и ненавязчиво…
– Да неужто? И из-за этого рыжая Уизли, причём, прошу отметить, что именно РЫЖАЯ Уизли, и была столь раздражена?..
Я почти мечтательно вздохнул, после чего, продолжая внимательно изучать произведение малярного искусства, пустился в пространственные размышления.
– И вовсе Джинни не рыжая, для меня она либо золотая, это если при солнечном свете, либо с медного цвета волосами, если освещённость помещения, в котором она находится, пониженная… А ещё она… Ладно, проехали. Так, собственно, я случайно услышал, как она дала от ворот поворот своему очередному парню, после чего, получив от меня совет никогда так не расставаться с молодыми людьми, она и попыталась применить по назначению несколько проклятий, причём, по возможности, пыточных или непростительных, но тут я подло конфисковал у неё с помощью негрубой физической силы оружие и предложил небольшую сделочку, что если она сейчас позовёт нужную мне близняшку, то я никогда и никому не расскажу, что… Ой! Я что-то не то тебе рассказываю…
– И что, ты теперь хочешь сказать, что мне не светит узнать продолжение этой презанятной истории?!
– Ну, она позвала Парвати, а я молчу, как ты уже могла догадаться…
Не было предела возмущению Пантеры, но столь же беспредельно было и моё нежелание о чём-либо сейчас повествовать, поэтому наша словесная перепалка медленно перерастала в несловесную.
– Так, стоп! Ты ведь покалечишь мою любимую кровать, а это, знаешь ли, преследуется по закону! И подушку опусти, и не трогай матрас, ненароком одеяло не разорви, и… Эй, ты чего?..
Тихо хихикая, девушка медленно начала сползать на пол, поэтому мне пришлось, параллельно с водружением на место матраса, одеяла и подушки возвращать на прежде занимаемое пространство и Пантеру.
– Ты так трогательно заботишься о своей кровати, что просто…
– Я её, может, люблю… Чисто платонически! Тебя я вот тоже люблю, и тоже чисто платонически… – Смех девушки не слишком медленно перерастал в истерический.
– Ты… любишь… меня… примерно как… как… кровать?..
– Ну, возможно, кровать сильнее… Но зато тебя менее платонически! По крайней мере, целоваться с кроватью у меня желания никогда не возникало.
– А со мной?..
– Вот прямо сейчас и возникло, так что…
Так что пришлось успокаивать Пантеру единственным возможным на данный момент времени способом.
– Кстати, Лаки, то, что мы просто… просто…
– Просто что?..
– Просто обожаем друг друга, надо показывать остальным почаще, чтобы, дементор упаси, никто не засомневался…
Честно пообещав принять к сведению поступившее предложение, я уютно устроился и комфортабельно разместил Пантеру, после чего начал заранее мысленно подготавливаться к завтрашнему встречанию Рождества, которое клятвенно всех заверяло пройти ой как весело, ну а если учитывать то, какой подарок я готовился презентовать одному частично прекрасному человеку, то не было оснований данным заверениям не верить…
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:05 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 43.

Есть ли на свете люди, у которых никогда не возникало странного, почти щемящего душу чувства приближающегося праздника, которое волнами накатывает на тебя и практически сбивает с ног? Наверное, всё же если и не всем, то уж практически всем человекам точно знакомо это удивительное предвкушающее ощущение, когда в душе что-то периодически замирает и ты готов поверить в любое чудо, абсолютно точно зная, что и сказки порой оживают… Вот и Ричард МакГрегор, несмотря на всю свою напускную серьёзность и весь груз ответственности за кучку неугомонных детишек, в Рождество верил почти как в сказку, а посему с утра у него было прекраснейшее настроение. Но, как он с неудовольствием в очередной раз отметил, ключевым словом из всего подуманного является именно это самое “было”…
Тренер явно, пусть и краем глаза, следил за всеми моими действиями, что ещё раз заставило меня убедиться в том, что при любом, даже самом ангельском поведении, данный улучшенный, а вернее, ухудшенный вариант Снейпа найдёт к чему придраться. И начало завтрака явно свидетельствовало об этой тенденции в поведении отдельных личностей, нагло и бессовестно стирая все, даже самые малейшие надежды на то, что “всё обойдётся” или “подуется-подуется, да и сдуется”. Эх, вот и надо мне было портить ему настроение с утра пораньше?.. Спрятав появившуюся ухмылку за стаканом поражающего своими вкусовыми свойствами тыквенного сока, я не без определённой доли злорадства подумал, что всё же было надо… Подняв голову и посмотрев на кое-кого взглядом а-ля “милый ангелочек, очень белый и пушистый (во всех местах, проверять не рекомендуется, цена приемлемая)”, отмечаю, что, возможно, стоило портить настроение этому самому кое-кому не с утра пораньше, а вечером попозже. Ну, что ж… Остаётся только очень и искренне надеяться, что это того стоило…
Проснувшись сегодня в свои традиционные полшестого утра, я довольно потянулся и, аккуратно поправив несколько сбившееся одеяло, категорически отказался от предложения объединившихся инстинкта и привычки вскочить с постели и помчаться собираться на тренировку, вместо чего лишь, сонно потянувшись, покрепче обнял спящую крепким сном без намёка на скорейшее пробуждение Пантеру и закрыл глаза.
Идиллия продлилась ровно пятнадцать минут, после чего мне пришлось буквально силой опускать на место практически подскочившую и начавшую вырываться девушку. Да, всё же привычка – вещь великая…
– Лаки?! Ты что, уже успел одеться и…
– С Рождеством тебя, моя хорошая киса!
В течение пяти последующих минут на хорошеньком личике Пантеры, прекратившей бесполезные сопротивительные попытки вырваться, отражалась активная работа мысли. Очевидно до чего-то наконец-то додумавшись, она откинулась назад на подушку и чему-то кивнула, после чего таки соизволила ответить на моё уже практически риторическое поздравительное восклицание.
– И тебя… Тоже…
И сразу после столь возвышенной пламенной тирады она потянула одеяло на себя и очень качественно в нём замуровалась. Да… Видимо, не у одного меня с утра явный мозговой переклин… Но теперь уже мне делать нечего – придётся вставать и идти разбираться, когда и кому дарить подарки. А что касается вскрытия кокона для изъятия из него некой бабочки… Ладно, предоставим эту прекрасную возможность кому-нибудь другому, желательно – мадам Помфри, а то я уже довольно продолжительное время не имел честь слышать хоть чьи-нибудь возмущённые крики…
Через некоторое время полностью готовый, умытый и даже одетый в свою лучшую, даже, не побоюсь этого слова, парадную форму я стоял перед зеркалом и долго предавался думам тяжким и великим. Да, с одной стороны, конечно же, под такую вот парадную камуфляжную форму очень бы подошла каска, но не надевать же её на завтрак в Большой Зал… Хотя, с другой стороны, будет чем защитить голову от сов-убийц, которых поразвели тут всякие изверги в волшебном мире, честным спецназавцам уже и спрятаться почти негде (почти только потому, что спасительные столы нынче в дефиците, а оттого в расчёт не принимаются)! Да, безусловно, от идеи одеть каску мне придётся отказаться, ведь никому в особо умную голову не пришла гениальная мысль устроить маскарадный завтрак. Эх, тогда бы я вооружился как следует, а так… Но вернёмся к проблемам насущным. Без всяких сомнений, с этим пятнистым зелёным великолепием великолепно будет сочетаться (не скажу, какими узами) автомат Калашникова, да и проблема с совами тогда автоматически как очередь отпадает… Вот только как же мои идеалы рьяного гринписовца? Нет, их нельзя столь нагло, практически кирзовыми сапогами, попирать! Да, не задачка, а что-то незадачливое…
В конце концов, слишком долго думая, я до кое-чего додумался, и причём не просто до какого-нибудь абстрактного “кое-чего”, а до хорошей и качественной головной боли для домовых эльфов, коих и надо бы сейчас быстренько навестить, в конце концов, должен же хоть один отважный гринписовец поздравить ушастых симпатяг с Рождеством?
Всё ещё ошарашенный не слишком-то адекватной реакцией домовиков на мои весёлые поздравления и пожелания всех благ, я тупо таращился в стенку, крепко сжимая в руках, но отчего-то ещё не прижимая к груди, объект слезного прошения. Интересно, а что же я сделал не так?.. Может, стоило им что-нибудь подарить, а? Точно! Одежду! Нет, ну просто лично мне на те тряпки, в которые они облачены, смотреть довольно страшно… Ладно, проблемой задаривания для задабривания эльфов я ещё разберусь, после завтрака. А теперь было бы неплохо поговорить с Ричардом, а то надо же ещё кое-кого поздравить, в конце концов, что, этот кто-то хуже эльфов, что ли?!! И хотя я и официально признал сей вопрос риторическим, подленький басок в голове грохотал положительный ответ…
– Ну, пойми, всё продумано и рассчитано. Данные достоверны, я тебя в этом заверяю!
– Нет, нет, нет и ещё несколько миллиардов раз нет!!!!
– А в качестве подарка на Рождество?..
– В качестве подарка на Рождество я для вас выцыганил у всех Министерств Англии возможность лишь два раза в неделю и не по одному человеку участвовать в боевых операциях!
– Ричард, ты такой хороший…
– Я знаю, но это не в коей мере не значит, что я соглашусь на подобную авантюру.
Через двадцать минут споров, заваливаний аргументами, качественного выступления нашего стратега Барса, который полностью подтвердил мою точку зрения и всё подробнейше обосновал, Ричард не сдавался. Ситуация становилась почти отчаянной, поэтому я и предпринял не менее, а скорее даже и более, отчаянную попытку хоть как-то изменить мнение тренера по данной проблеме.
– О, великий, мудрейший, великодушнейший правитель нашего отряда! – Воздев руки к небу, я рухнул на колени и громко стукнулся головой об пол (послышался характерный “Бум”), после чего, подняв глаза на слегка офигевшего Ричарда, продолжил. – Не вели казнить, о великий предводитель! Вели слово молвить!
Очередное “Бум”, после которого последовали две минуты тишины, вдруг прервавшиеся до боли знакомым голосом.
– Ну, что ещё?..
– Челом бьёт перед тобой… – В доказательство я ещё разок стукнулся головой об пол, после чего достаточно комфортно расселся на полу. – Величайший Парень-Который-Категорически-Отказывается-Отбывать-В-Мир-Иной-Пусть-Даже-И-Лучший, наиболее вероятный победитель Тёмного Лорда Волдеморта, Герой всех мировых и вселенских войн… Ой, что-то меня не туда занесло…
Уголки губ тренера слегка дёрнулись. Хороший знак. Что ж, значит, продолжаем представление…
– Так, на чём я остановился?.. – Изобразив на задумчивом лице активную работу мысли, вдруг просиял от озарения и продолжил. – А, да, точно! Челом бью перед тобой, эээ… Производная от князя – княже, производная от тренера – треже… Не, так не пойдёт… – Тихо, но так, чтобы слышно было всем внимающим моему представлению ангелкам, пробормотал я. – Бью челом! – Утвердительно и громко сказал я, для доказательности ещё раз, только на этот раз не так сильно, стукнувшись головой об пол.
– Лучше не надо – рискуешь последние мозги отбить.
– А, да ничего страшного! – Я беззаботно махнул рукой, после чего доверительным шёпотом продолжил. – У меня всё равно утром мозги не работают, им эт наоборот, только на пользу! Прям как предкардиальный удар, но только не туда немного… А эффект такой же!
Вздохнув и уже слегка улыбаясь, Ричард велел мне подняться на ноги и предстать перед ним во всей красе, ну, или хотя бы во весь рост.
– Ричард, ну, согласись. Ну, пожалуйста. Ну, мы тебя очень просим. Ну, давай, не вредничай!
Покачав головой, он капитулировал. Вот что значит использование нестандартных решений и поиск выхода у входа!!
– Но смотрите – если хоть у кого-нибудь, хоть царапинка…
– Ээээ… А в понятие “хоть кого-нибудь” входят…
– Так, ну-ка быстро разбежались все отсюда, пока я не озвучил то, что я передумал!
Через секунду никого в комнате у начинавшего злиться и осознавать, на что мы его заставили согласиться, тренера уже не было. Самое главное только что было выполнено, но вопрос о настроении кое-кого всё ещё стоял на повестке дня, причём день явно обещал быть длинным и весёлым. И это в Рождество-то!! А пока я думал, стоило ли вламываться к достаточно сговорчивому с утра тренеру и лезть к нему же с не уточняется какими предложениями, настроение у не-считал-сколько-раз упомянутого Ричарда резко скатилось до самого наихудшего…
В Большой Зал практически маршем вошли четыре с половиной пары спецназовцев. Да, как-то не так данная фраза прозвучала… Ладно, переделаем по-другому: нога в ногу вошли четыре пары людей в форме, во главе которых не слишком гордо стоял я, причём по большей части для того, чтобы прикрыть собой ребят на случай гневного встречания нашей дружной братии. Но такого не произошло. И хоть тренер явно был зол, что и естественно после того, как мы мягко и деликатно почти заставили его согласиться на нашу маааленькую и миииленькую авантюрку, но явных признаков того, что он собирается сейчас выхватить автомат Калашникова и с его помощью выразить все свои мысли касательно нас, не наблюдалось.
– Проходите, присаживайтесь! Сегодня мы все будем сидеть за одним большим столом и дружно праздновать Рождество!
Вполне закономерно, что рядом с повышенной жизнерадостности Дамблдором Ричард смотрелся ещё более мрачно и угрожающе.
– Постойте! – Нестандартные решения нестандартным решениям рознь, и далеко не всегда они срабатывают, но вот комплименты и изысканная лесть – штука безотказная. Поэтому я притормозил попытавшихся обогнать меня друзей и, состроив вдохновенное выражение на мордашке, продолжил. – Оглянитесь вокруг!!
Все завертелись, проверяя, что же могло столь сильно меня заинтересовать. Я же в это время рассмотрел стол, за которым сейчас и сидели все, кто остался в Хогвартсе на каникулах. Профессора были практически в полном составе, а вот детей в школе осталось не так много, что и естественно, ведь многие родители прекрасно понимают, что каждая их встреча со своими ненаглядными чадами вполне может быть последней, вот и пытаются провести с ними всё возможное время, на всякий случай. А что же насчёт безопасности… Ну, если дети не будут выходить из дома, а в двух шагах от них будет лежать (а лучше на шее и висеть) портал до Министерства Магии или Больницы Святого Мунго, то, конечно же, процент возможности полной безопасности всё также будет оставаться на отметке “пятьдесят”, если исходить из принципа “либо они куда-нибудь вляпаются (убирать дома лучше надо!), либо не вляпаются, третьего не дано”. Так вот, завершив свой осмотр и отметив на лице у тренера слабый интерес, я продолжил.
– Что вы видите?..
Все снова заоборачивались, но так ничего особенного и не углядели. Судя по единодушным взглядам в мою сторону, желающих вызвать бригаду санитаров для комплексной смены моего гардероба становиться всё больше и больше.
– Вы видите огромный, красиво украшенный зал, ведь так?
Очевидно, исходя из принципа “с сумасшедшими лучше не спорить, по крайней мере, до прибытия специалистов”, большинство сидящих за столом людей согласно кивнуло.
– А что конкретно за украшения вы видите, скажите мне!
Несколько человек начали перечислять, упоминая в основном предметы декора, новогодние ёлки с игрушками, гирлянды и всё такое прочее.
– Вот именно, друзья мои! Никто из вас не увидел самого главного украшения не только этого зала, но и всей школы, да и, чего мелочиться-то, всего мира…
Пантера смотрела на меня скептическим взглядом а-ля “от скромности ты не умрёшь, Герой Всего Мира!”.
– Неужто же никто не видит, не замечает, что вокруг нас находятся самые прекрасные на свете создания – да-да, я о вас, милейшие представительницы прекрасного пола! Именно Вы раскрашиваете нашу серую, однообразную жизнь одним своим присутствием, вы несёте красоту и изящество в наш мир, вы… Эх, не мастер я говорить красивые слова… – Я, безусловно, не мастер на такие вещи, а маэстро, но это мелочи… Быстрым взглядом оглядев польщённых и внимательно меня слушающих “самых прекрасных в мире созданий”, как их только что я же и назвал, продолжаю. – Поэтому, для начала, от лица мужской две трети коллектива “Звери”, я бы хотел ещё раз сказать нашим прекрасным девушкам, что они и именно они – наше истинное украшение и главная гордость! А ещё мы с ребятами считаем, что таких как Вы, красавицы, надо носить на руках, поэтому…
Уже догадавшиеся к чему я клоню парни разбились на тройки, в нашем случае это я, Волк и Медведь. Скрестив руки, мы подождали, пока к нам подойдёт Пантера и сядет на импровизированный “стульчатый трон”, на котором она весьма удобно и была доставлена до самого стола. Уже там я разорвал скрест рук с Волком и, аккуратно забрав из “медвежьей” хватки понятно кого счастливую киску, аккуратно посадил её за стол. После чего, развернувшись к остальным, продолжил свою пламенную речь.
– Ну, а теперь, мы хотели бы поздравить всех представительниц прекрасного пола, что находятся в этом зале, с Рождеством!
Быстро сгоняв с парнями за оставленными за дверью презентами, мы вернулись и, раздавая комплименты и галантно целуя ручки, начали обходить стол.
– Мисс Патил… Вы позволите мне звать вас просто Парвати?..
– Для вас – всё, что угодно…
Галантно поцеловав её ручку, я, с неясной даже мне самому целью, наклонился к ней и прошептал на ушко ещё парочку комплиментов. Ну, а если так посмотреть, то что в этом такого, в конце концов?! Она – красивая девушка, а у меня – гормоны, весна… Что значит ещё пока зима?! Кто вообще сказал, что весна – это время года? Я лично считаю её состоянием души, ну а в этом плане она у меня круглый год!
Обойдя таким образом ещё Луну, Панси, Ханну и парочку первокурсниц, я подошёл к Гермионе. По произношении длиннющей и витиеватой речи, я вручил ей цветы и поцеловал ручку, после чего отклонился от обычного сценария, положив перед ней ещё и внеплановый свёрток.
– Что это?
– Что-то в подарочной упаковке, которую пока что можно и не разрывать…
– А что там находится?
Прочистив горло, открыл было рот для того, чтобы с пафосом что-нибудь сказать, но передумал. Сделав вид глубоко задумавшегося человека, присел на корточки и тихо, одной только ей, сказал:
– Там – водонепроницаемая… – Торжественная пауза, во время которой предполагалось, что девушка должна была проявить своё восхищения, коего отчего-то не последовало. – Да и пуленепробиваемая… – Взгляд Гермионы стал более заинтересованным, и она тоже наклонилась ко мне поближе. – Жилетка!
Пауза длиною в пять секунд, за которую её лицо успело поменяться от заинтересованного до шокированного и удивлённого, после чего – почти возмущённого.
– Предлагаешь мне сменить гардероб?!! – Яростным шёпотом спросила она, отодвигаясь от меня подальше и гневно прищуриваясь.
– Предлагаю свою дружескую помощь и поддержку – это раз, ведь жилетка водонепроницаемая, так что если ты только захочешь, то можешь лишь слегка посвистеть или погудеть как-нибудь, можно даже поорать призывно, да и, в общем-то, любым другим образом поставить меня в известность – и я всегда приду, одену данную жилетку и предоставлю посильную дружескую помощь. Так, теперь насчёт другого её свойства – она пуленепробиваемая. Ну, ты ведь у нас ведьма талантливая, поэтому… – Гермиона, уже сменившая гнев на милость, польщённо-смущённо улыбнулась. – Поэтому предполагается, что уклониться или защититься от проклятий ты сможешь, а вот от пуль… – Я задумчиво пожал плечами. – Ведь даже мы никогда без жилета с подобными функциями никуда не выходим… В общем, подарок весьма практичен! Я очень искренне верю, что он тебе понравится!
Ещё минуту заняли её благодарности, и я перешёл к своему главному объекту поздравлений… Да-да, именно к профессору МакГонагл!
– Мэм, позвольте подарить вам этот скромный букет и выразить своё почтение… – Вручив ей цветы, я загадочно улыбнулся и сел рядом с Сириусом, что практически приравнивалось к стратегическому приземлению неподалёку от профессоров Дамблдора и МакГонагл, совсем близко, буквально следующей моей соседкой, была Пантера, в зоне видимости и слышимости находилась Джинни, а Луна сидела прямо напротив меня, ну, или почти напротив, ведь рядом с ней и, соответственно, вообще напротив моей суперскромной персоны сидел всё ещё достаточно злой и чрезмерно глубоко впитавший принципы коллективизма Ричард, которого, очевидно, так и распирало желание поделиться своими эмоциями и ощущениями.
Странно принюхиваюсь к огромному букету белых цветов, преимущественно лилий, профессор МакГонагл уточнила у меня, из чего же он состоит.
– Простите, мэм?
– Какой-то странный запах, мистер Поттер, от них исходит… Что ещё есть в букете, кроме самих цветов? – Она в очередной раз глубоко и явно с наслаждением вдохнула аромат, прикрыв глаза. Я же активно изображал непонимание и отображал на лице серьёзную работу памяти.
– Лаки!
– Да, сэр?
Моментально перевоплотившись в воплощение воспитанности, я повернулся к чрезмерно мрачно настроенному тренеру.
– Отвечай, когда тебя спрашивают.
– Помимо цветов в букете присутствуют ещё и несколько трав, мэм. – Я повернулся к ней и начал подробно объяснять, где и что находится. – …вот это – веточки валерианы, ну, а вот это – кошачья мята…
Преподавательница трансфигурации предпочла никак не комментировать данный букет, лишь снова и снова вдыхая столь любимый определённой частью её сущности запах. Сириус подозрительно на меня глянул, вследствие чего я, сделав невинные глаза, еле слышно сказал крёстному:
– А тебе – ошейник от блох и собачий корм…
Рассмеявшись напоминающим лай смехом, Сириус потянулся к уменьшенному свёртку, лежащему напротив него.
– Нет, Бродяга, ты откроешь его потом! Не забывай нашу традицию – мы всегда вскрываем подарки друг от друга только после полуночи!
Сириус взглянул на меня, рыкнул “садист”, после чего, явно не заметив, что я уже и волосы разлохматил, продолжил нашу дискуссию.
– Так, говоришь, там еда?
– Ты не поверишь! – Я вздохнул и с удручённым видом начал гипнотизировать свёрток. – Я абсолютно не помню, что я туда положил и тебе ли это предназначается!
– Ты прав, Джеймс, я тебе не верю! – Он повернулся ко мне полубоком и улыбнулся ещё шире, на что я старательно небрежно взлохматил волосы.
– Вот вечно ты так… Стоит ему что сказать, так он сначала всё десять раз перепроверит, а только потом уже поверит, да и то не факт… А ведь я, в отличие от тебя, честнейший человек!
– Да ну?..
– Конечно! – Я с серьёзным выражением лица видного научного деятеля на ответственной конференции по защите прав козлов вообще и горных в частности, кивнул. – Ведь если бы ты был честным псом, то уже давно женился бы на миссис Норрис. Да после того, что между вами было, ты просто обязан это сделать!
– Сохатый!!
– Что Сохатый, что Сохатый? Я уже пару лет как Сохатый, и что это меняет?
– Мистер Поттер, что это означает?
– Приткнись, Нюниус!
Я с интересом глянул на Сириуса. И почему этот бяка не сказал мне раньше школьное прозвище Снейпа?..
– Ты, Блэк, явно в Азкабане последние крохи разума потерял, раз не можешь отличить сына от отца.
– В таком случае Вас тоже, профессор Снейп, постигла подобная ужасная участь. Или не Вы мне постоянно говорите, что я абсолютная, ну просто точнейшая копия своего отца? – Я снова повернулся к Сириусу, не став ждать реакции профессора зельеварения на свои слова. – Мы на чём остановились?..
– Гарри, прости, я, видимо…
– Гарри да Гарри… Я уже восемь лет как НЕ Гарри, если кто-то об этом случайно забыл. А вот имя Джеймс мне очень даже нравится – простенькое, достаточно распространённое, да и ты от истины не отступишь ни на шаг, если будешь называть меня моим вторым именем…
– Не надо, не стоит. – Он покачал головой и уверенно продолжил. – Не знаю, что на меня нашло, Лаки, но я торжественно обещаю, что подобное больше не повториться.
– Ой, ну только не надо делать вид, что ты действительно не знаешь, ЧТО именно на тебя нашло. – Слегка наклонившись вперёд, я тихо договорил. – Ностальгия… Что плохого в ней? Ответь!
– Давай сменим тему! Так что в свёртке?
Я пожал плечами и бросил безразличное “открой и узнаешь”. Разорвав подарочную упаковку, он вытащил ту самую вещь, которую я выпросил у домовиков.
– Я не понимаю…
– А что тут понимать? – Спокойно забрав у него чистую, аккуратно сложенную и вообще даже кажется неношеную (по заверениям домовых эльфов, верно всё вышеперечисленное) обычную мантию гриффиндорцев, я её быстренько надел. Встряхнув головой, взъерошил волосы и улыбнулся фирменной улыбкой отца, которая и у меня порой проскальзывает. – Что конкретно кому непонятно? И почему все вы на меня так смотрите?
Сириус покачал головой и обратился за помощью к тренеру:
– Мистер МакГрегор, скажите ему!
– Лаки! – Уже гораздо более довольный жизнью и даже почти не следящий за тем, совпадают ли мои действия и жесты с нормами этикета Ричард серьёзно продолжил. – Ты забыл про контактные линзы. У твоего отца были карие глаза, насколько я смог понять по фотографиям и тому, что тебе говорит каждый второй человек, хоть как-то знавший твоих родителей.
– Ну, почему же сразу забыл?.. Здесь они, здесь… – Достав из кармана линзы я, для наглядности, даже покрутил их туда-сюда.
– Хм… Мистер МакГрегор? – Профессор Дамблдор, недоумённо сверкая половинчатыми полумесяцами, принявшими очкастую форму, решил вмешаться в наш спор. – Может быть, Вы объясните, что хотите этим сказать?
– Вполне. Вы все, несмотря ни на что, видите и будите видеть в Лаки только сына Джеймса и Лили Поттер, а так как он слишком внешне похож на отца, то многие его даже с ним отождествляют. Поэтому большинство из людей, которые знали его родителей, ждут от него именно таких действий и поступков, какие они совершали.
– Что-то ты всё так выставил, как будто бы я жутко возражаю и пытаюсь всем что-то доказать, а меня никто не слушает… Нет, здесь всё немного по-другому. Я вполне могу заменить вам моего отца, мне не трудно, а даже наоборот. Поэтому всем всё очень удобно, все довольны и счастливы и всё в шоколаде. Правильно?
– Это – неправильно.
– И это говорите Вы, профессор Снейп? После стольких изречений типа “Вы абсолютно такой же, как ваш отец, мистер Поттер! Да у Вас даже фамилия одинаковая!”?! – Фыркнув, я скептически продолжил. – Я, конечно, не Станиславский, но я не верю… И на этом мы прекращаем нашу дискуссию. Нам вообще пора, завтрак как раз закончился. И да, кстати… – Покинув стол и даже не взглянув печально на еду, я добавил. – Сириус… Ты и правда можешь звать меня любым из всего гигантского перечня моих имён, в конце концов, имя – это лишь набор звуков, верно?
– А важна лишь суть?.. Я оценил твоё предложение, спасибо.
И мы ушли, причём не просто куда-нибудь, а туда, куда кое-какой тренер нас категорически отказывался отпускать в течение более чем часа…
Через два часа.
Произнеся прочувственную речь перед аврорами, я задал им риторический вопрос “Так что же выберите вы – спокойно сидеть сложа руки или помочь своим товарищам?”, на который они должны были ответить путём разделения на две части в соответствие со своими принципами. Как я и думал, все остались стоять на месте.
– Прекрасно! А теперь, когда мы все ещё раз убедились, что среди доблестных авроров прекраснейшего Министерства Магии нет ни предателей, ни трусов, ни даже Упивающихся Смертью, я предлагаю вам план действий. Не так далеко отсюда, всего в каких-то пятидесяти километрах, находится заброшенный дом, один из тех, которые Министерству и надо было бы проверить, да дел сейчас столько, что не до того… В этом на самом деле отреставрированном доме, имеющем заброшенный и неухоженный вид лишь внешне, и то ради маскировки, имеются довольно обширные подземелья, в которых и находятся наши братья по оружию. Они ждут нас! Они верят, что мы придём и освободим их! Мы ведь оправдаем надежды этих несчастных людей, верно?
Снова послышался одобрительный гул, сквозь который прорвался чей-то голос, уже через секунду идентифицируемый мною на принадлежность одноногому глазастому человеку, зовущемуся Аластором Грюмом.
– Откуда сведения?
– Из достоверных источников. А что, вы и правда думаете, что мы бы выдали столь ценного поставщика данных? Это несерьёзно, господа! В конце концов, не забывайте, что ваши риски минимальны и вы должны лишь по заранее зачищенному пути вывести пленных, а уж охрана и зачистка – это наша забота.
– Там мало Упивающихся Смертью, что ли, что вам не нужна наша помощь?
– Мисс… Миссис…
– Просто Тонкс.
– Очень приятно наконец-то познакомиться, Тонкс. Нет, Упивающихся там достаточно много, но все они – без противогазов, так что всё отлично.
– Противо… Чего?..
– Противогазы. Они позволяют нормально дышать в условиях нехватки кислорода вообще и воздуха в частности.
– Вы собираетесь использовать удушающие заклятия?
– Нет, мы вообще не собираемся использовать какие бы то ни было заклинания. На этом всё? Тогда я вам скажу самое главное: во-первых, вы берёте с собой только лиц, у которых нет Чёрной Метки, к остальным даже и не прикасайтесь, а, во-вторых, вы должны во всём слушаться кого-то из нашей группы, который вас поведёт. Вопросы?
– Почему нельзя схватить Упивающихся?
– Волдеморт и так будет в ярости, так что не стоит его бесить ещё больше, в конце концов – Рождество, оно и у Тёмных личностей с завышенной самооценкой Рождество. Да и потом… Ну, посадите вы их в Азкабан. А что дальше? Эти ваши стражи-то, дементоры, говорят, снова присоединились к нему, поэтому уже через некоторое время они все вновь будут свободны. А так… Если мы их оставим целыми, то вот Волдеморт – вряд ли… А у нас – и руки чище, и своих потерь не будет, и родственники пленных получат такой подарок, что всю жизнь будут вас на руках носить.
– Разумное зерно во всём этом есть, но откуда же ты знаешь, что всё пойдёт по плану и ничего не собьётся?
– Ничего и никогда не бывает точно по плану, но вы-то в любом случае в полной безопасности, верно? И, кстати, не забудьте – вы нас не видели и не слышали, нас здесь не стояло, не говорило, не сидело, не сражалось и даже и не намечалось. Пусть всё это будет гениальной идеей министерских, ладно? Ну, если возражений нет, то приносите обещание без нашего письменного и заверенного нотариусом разрешения никому и ничего не рассказывать.
Повозмущавшиеся от души авроры всё же согласились и ритуал коллективной клятвы с ограниченной ответственностью был успешно завершён. Усевшись на мётлы, мы все дружно полетели прямо к нужному дому у которого, как и ожидалось, была многоуровневая и сложная охрана, которую столь удачно проверял Волдеморт прямо во время моего прямого включения в его жизнь… Оставив едва ли в три раза превышающих нас численностью министерских борцов со злом в двух километрах от здания, мы, вооружившись противогазами, рациями и, в моём случае, палочкой, начали прокрадываться к чёрному входу. Как оказалось, зря: единственное, чем здание защищалось, так это довольно мощными щитами и различными барьерами, которые столь удачно показал мне, как правильно снимать, мой уценённый недруг. Самих же УпСов видно не было, что наталкивало на различные размышления, сводящиеся к вескому: либо они все очень беспечные, а мы – крайне незаметные, либо наоборот.
Уже через двадцать минут мы тихо взломали дверь и покоридорно разделились. Мне, как и следовало ожидать, достался главный. Хотя, чего ещё можно ожидать, когда сам же и принимаешь основное участие в разработке плана и распределении ролей?.. Ну, хорошо, под словом “основное” подразумевалось “самое общее и в общих чертах”, ведь в детальной проработке всей информации, разработке планов и выработке стратегий Барсу нет равных.
А вот и первая дверь. Почему-то у меня возникло невероятно сильное желание крикнуть команду “Противогазы надеть!”, но что-то, скорее всего, инстинкт самосохранения, заткнуло моё извращённое чувство юмора. Тихо подтолкнув под дверь разломанную капсулу со снотворным газом, я мысленно просчитал до ста. Помогло. Да, успокоиться. Нет, не навеки и не мне. Действие газа должно пройти часа через три, но мы, на всякий случай, решили подстраховаться и всех их связать. Всех – это тёмных личностей, пришедших сюда на маскарад с оригинальным вытатуированным украшением. В данной комнате их лишь четыре. И что они вообще здесь забыли?.. Подумаешь, главный коридор во всём здании и одна из семи главных комнат… Я бы с удовольствием их об этом спросил, но будить сейчас их было бы крайне бессовестно с моей стороны, а ждать несколько часов пока они сами проснуться мне не хотелось, поэтому пришлось их покинуть, оставаясь в неведении.
Следующая комната также не принесла никаких сюрпризов, как, впрочем, и последующая. А вот в коридоре перед пятой я почти столкнулся с шипящей на меня благим матом змеёй, судя по столь несвоевременному появлению, волдемортовской.
– Стоп! Ты хочешь спать…
– Нне хочччу!!
– А я говорю, что хочешь… Змеи ведь не могут ослушаться змееуста, ведь так?.. Так вот, ты непередаваемо сильно хочешь спать, настолько, что вот прямо сейчас залезешь вооон в ту щель, уютно там свернёшься и моментально уснёшь крепким сном. А когда же ты проснёшься, то будешь помнить только то, что ты никого не видела и ничего не слышала. Ты проснёшься сразу после того, как сюда придёт другой змееуст, понятно?.. Иди спать…
По словам Салли, некоторые виды змей устойчивы к гипнозу змееустов, вот я бы сейчас всё отдал, чтобы вот конкретно эта таковой способностью не обладала… Но она обладала.
– Сссспать… Нне хочччу…
– Ну, не хочешь – как хочешь… Petrificus Totalus! – Никогда не поздно научиться владеть заклинаниями забвения, ведь так? А особенно когда у тебя прямо под руками, или, если точнее, ногами, располагается отличный подопытный кролик, в смысле, змейка.
– Obliviate!
Что-то я не уверен, что у меня получилось, может, для надёжности…
– Как дела на фронте, боец?
Поднеся рацию поближе, тихо отвечаю.
– Последние комнаты, как завершу, отрапортую. Конец связи.
Медлить больше нельзя, поэтому чёрт с ней, со змеёй – может, и на этот раз повезёт, и она ни о чём не будет помнить?.. Вроде ведь заклятие забвения говорил на змеином, должно подействовать… Но это сейчас не важно – в конце концов, когда-нибудь я всё равно рассмеюсь в змеиную морду ВолдеМорде и возможно даже скажу его хладному трупу, что это именно я его так и везде обламывал.
Последняя комната зачищена, и я довожу до сведения главноконтролирующего Ричарда, что у меня теперь всё чисто.
– Прекрасно. У ребят тоже. Они уже встретили авроров и сейчас направляются по третьему коридору налево от выхода, в сторону подземелий. По нашим расчётам, пленные должны находиться там.
Через две минуты я присоединился к освободительному отряду и мы начали вскрывать одну камеру за другой. Довольно быстро справившись и так и не придя в себя от безалаберности стражей, мы собрались обратно.
– Что-то подозрительно беззаботными стали нынче эти прихвостни Кое-Кого-Выбравшего-Себе-Такой-Нецензурный-Псевдоним-Что-Его-Не-Стоит-Произносить-В-Приличном-Обществе… Не к добру это.
– Вызов от Аврората!
– Тонкс?
– Скорее всего, нападение на какой-нибудь стратегически важный объект, вот они и оставили здесь только самых ненужных… Чёрт…
– Спокойствие, только спокойствие… Мы через пятнадцать минут будем за границами поместья и сможем переместиться. Единственное, на что я надеюсь, так это что они не напали на главную магическую больницу, иначе ведь куда нам всех этих нести?..
Да, слова Волка заставляют задуматься… И что тогда? Нет, а действительно, куда мы потащим всех этих бывших пленных, если подумать? Да, вот уж когда действительно лучше не думать…
Уже через несколько минут мы узнали, что наши опасения всё же оказались напрасными: нападения произошли на практически безлюдный Косой Переулок и дома нескольких волшебных семей, что означает, что наши усилия всё же не прошли впустую…
На обед мы вполне закономерно не успели, но этого никто не заметил – все профессора и директор были заняты отбиванием Косого Переулка от нападения Упивающихся, правда, есть настораживающий факт, что они, как ни пытались, а пытались они не очень долго, но достаточно упорно, так и не смогли найти нас для привлечения к оказанию помощи… Но алиби у нас уже давно было заготовлено и продумано до мелочей всё тем же Барсом, так что особенных проблем быть не должно… Наверное… Ну, мы на это, по крайней мере, надеемся… Ну, хорошо, больше всего надеюсь на подобный исход от сегодняшней операции именно я, ведь, как-никак, а идея-то была моя…
Но опасения оказались напрасными: объяснение Ричарда: “Мы были в Запретному Лесу, гуляли, свежим воздухом дышали… В смысле, я гулял и дышал свежим воздух, а они совершали сходные манипуляции, но с большим беговым уклоном. А что, что-то случилось?”, было принято. Видимо, никто ещё не знал о героически спасённых пленниках, поэтому нам лишь коротко сказали, что все нападения удалось отбить, убитых нет, раненых доставили с больницу. На том выяснения деталей и закончились.
На удивление спокойно прошёл праздничный ужин, даже как-то подозрительно… Но расслабляться мне всё же не стоит, ведь я ещё не открывал всех тех подарков, что внушительной горкой лежали сейчас на моей даже слегка прогнувшейся под подобной тяжестью койкой в больничном крыле.
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:05 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 44.

ВНИМАНИЕ!!! Предупреждение: в главе содержатся песенки повышенной кровожадности, поэтому если кому-то что-то претит, лучше пропустите… А что?! Я только после экзаменов, была довольно злая… Вот и получилось то, что получилось. Но вы предупреждены!



То не тень незаметная скользнула в помещение тёмное, то не мышь летучая прошмыгнула в комнату зашторенную, то профессор зельеварения приоткрыл дверь Больничного крыла, бесшумно впорхнул внутрь и беззвучно прикрыл обычно довольно громко скрипящее деревянное нечто, отрезавшее преподавателю путь к отступлению. Но Снейп, а это, разумеется, был он, не испугался. Неслышно скользя к единственной занятой кровати, он целеустремлённо приближался к тумбочке, на которую он твёрдо вознамерился немедленно поставить свежезаваренные, изпардоняюсь, свежесваренные, зелья. Цель стремительно как снейповы шаги приближалась к широко, но очень тихо и практически на цыпочках шагающему Снейпу. Победные два шага, и… Всё, теперь зельедел может спокойно идти к себе в подземелья и немного поспать, не боясь, что завтра его вызовет к себе этот в высшей степени мерзопакостный директор с его странной и навязчивой, как шизофрения, любовью к сладкому и некромантии. Ну, да и что тут говорить? Почему-то, несмотря на все снейповы увещевания, бесполезные попытки откопать и воскресить снейпову же совесть путём закармливания оного чем-нибудь поприторнее директор категорически отказывался оставлять.
Эффектно развернувшись на каблуках, отмучившийся зельевар направил было свои стопы и остальные прилегающие части тела в обратный путь, как его чуткое шпионское ухо (если кто не знал или не понял, то всего у зельевара два уха: одно простое, каждодневное, а другое – повышенной чуткости, специально для шпионской деятельности) уловило какой-то шорох со стороны занавешенной кровати. Природная любознательность победила некоторую сонливость, и Снейп стал усиленно прислушиваться, пытаясь понять, что же там, за занавесочкой, творится. И буквально через пару секунд он услышал ещё какие-то в высшей степени подозрительные звуки, доносящиеся в полушаге от зельевара. В очередной схватке инстинктов профессора любопытство победило осторожность, и Снейп слегка отодвинул занавеску, для того, чтобы… Ну, если бы у зельевара была совесть, он бы ей сказал, что только и исключительно для того, чтобы удостовериться, что там всё в порядке. Но так как совесть была давно уже где-то потеряна, а пытающегося выполнять некоторые её функции директора Хогвартса в зоне досягаемости не наблюдалось, то Снейп не счёл нужным каким-либо образом аргументировать свои действия.
– Борода Дамблдора! – Поражённо выдохнул зельевар. Нет, конечно же, на больничной койке не было никакой бороды, как, впрочем, не было на ней и Дамблдора. Но, однако, различного рода мысли о грызунах вообще и о белочках в частности ныне придётся признать преждевременными: ведь нужно же было что-то сказать поражённому до самых кончиков больших пальцев ног Снейпу? Нет, конечно же, некая замысловатая татуировка на левом предплечье позволяла ему высказаться погромче и понецензурнее, но некоторая культурность, которую всё же привил директор Хогвартса зельевару, не позволила ему сказать что-то, порочащее собственные честь и достоинство преподавателя. Вот именно поэтому он и решил попрать если уж не честь, то хотя бы единственное достоинство Дамблдора, а это, как известно, его борода…
– Мистер Поттер! – Предпринял попытку воззвать к разуму означенного мистера Поттера мистер Снейп. Но, как оказалось, обращаться и взывать к разуму данного субъекта также действенно, как и к его же совести, то есть является одним из способов профессиональной траты времени впустую. – Ладно, попробуем по-другому… – Буркнул Снейп, тихонечко и легонечко потряся парня за плечо. Не помогло. Тогда профессор решительно потряс сильнее. Эффект не заставил себя долго ждать – он проявился мгновенно. Но также был нулевым. Вздохнув, Снейп взял с прикроватной тумбочки графин с водой и тут же вылил всё содержимое сосуда на юношу. Тот всё равно категорически отказывался просыпаться, продолжая всё также время от времени методично метаться по кровати и комкать простыни. Судя по тому, что даже ледяной душ не заставил мистера Поттера проснуться, зельевар уверенно заключил, что подопытному… То есть, больному, снятся сны неэротического содержания. Ввиду своих умозаключений, Снейп решительно высушил постель, однако, вопреки ожиданиям, этому привередине не стало сухо и комфортно, и он всё также продолжал до побеления костяшек стискивать всё, что попадалось ему под руки, и метаться по постели.
Ещё несколько минут ушли у преподавателя зельеварения на то, чтобы убедиться, что сам он не в состоянии пробудить этого недотёпу, не сумевшего даже уяснить, что перед сном обязательно очищать сознание во избежание подобных казусов. Кое-что прикинув, Снейп схватил горсть летучего пороха и, кинув её в камин, громко и чётко произнёс: “Кабинет Альбуса Дамблдора”.
***
За полторы недели до описанных выше событий. Большой Зал. Начало обеда.
С грохотом протаранив дверь и закономерно её распахнув, я вбежал в зал и быстренько огляделся. Искомого объекта обнаружено не было, а, значит… Но додумать, где теперь искать объект, я не успел, так как здраво рассудил, что в моём положении положено не стоять столбом, а убегать. Именно исходя из этой здравой мысли, я обогнул наш стол и нарочито насмешливо взглянул на Волка, мол фиг ты меня когда догонишь. Явно оскорбившийся друг настолько резко сделал сальто и перемахнул через стол прямо ко мне, что я еле успел помыть полы, то есть прокатиться под тем же столом и рвануть к выходу, ведь дверь всё ещё была нараспашку. Уже подлетая к своему спасению, я практически наткнулся на искомый подозрительно сощурившийся объект. Резко нажав на свои внутренние тормоза, я успел не врезаться в застывшего в ожидании объяснений Ричарда.
Сообразив, что сейчас вполне можно бухнуться носом на пол и пропахать им прямо до ног тренера, если вовремя не увернуться, я стратегически отпрыгнул в сторону, сложил руки на груди и проорал “Я в домике!!”. Одновременно с моими махинациями Волк, докумекавший, что сейчас добыча в очередной раз подло ускользнёт, также совершил подозрительный кульбит в сторону и вместе со мной крикнул “Попался!!”.
– Госсобственность! Руками не трогать! – Возмущённо воскликнул я, мягко перебрасывая друга через плечо и по возможности аккуратно ставя его на ноги. Фыркнув, он совершил подлый захват и перекувыркнул меня, тоже достаточно мягко приземлив.
– Если это единственное твоё требование…
– Ну, почему же… Полный список запретов висит у кабинета здешнего завхоза, мистера Филча…
– …то я его учту и буду пинать сугубо ногами.
Офигев от такой наглости, я смог выдавить из себя только “Ах ты…” и, качественно испортив ему причёску, перекувыркнулся от него подальше.
– Вы что творите?! – Наконец подал голос Ричард, понявший, что добровольных объяснений ему не дождаться. Изобразив на лице жуткий испуг, я начал мелко трясти коленями и, прикрыв одной рукой рот в притворном ужасе, другой я показал на Волка и еле слышно выдохнул.
– Я… его… б-боюсь…
Недобро ухмыльнувшись, друг сделал какой-то странно-зловещий шаг ко мне (я тут же отступил на несколько шажков назад, затравленно оглядываясь и смотря на него как кролик на удава), после чего тихо и как-то даже угрожающе проговорил:
– Я злой и страшный серый Волк, я в поросятах знаю толк!!
И рассмеялся таким зловещим и холодным смехом, что, если бы Волдеморт его услышал, то, наверное, сначала бы обзавидовался, а потом предложил бы его озвучивать.
И тут до меня дошёл смысл только что сказанного. Медленно перестав трясти коленом, я глубоко вдохнул и выдохнул, пытаясь успокоиться, после чего, почти перейдя на парселтанг, сказал:
– Ну и свинья же ты, Волк… – Поняв, что до него не доходит, я пояснил. – Это ж надо ж было… Лучшего друга! И так обозвать… – Он смущённо-польщённо улыбнулся, мол, он тоже собой гордится. – Назвать чем-то маленьким, розовым и грязным! – Ещё раз выдохнув, я перешёл на нормальную речь. – И если с последним пунктом я ещё, может быть, и соглашусь, особенно после того, как только что при свидетелях подмёл собой полы, то первые два заявления иначе как оскорблением не назовёшь!!
Развернувшись полубоком к нему, я начал рассматривать потолок, столь удачно имитирующий небо, при этом не забывая обиженно поджимать губы и бросать оскорблённые взгляды.
– Хорошо, согласен. Ты не маленький грязненький розовый поросёночек, а большой чёрный грязнущий боров. Ты доволен?..
Тут же просияв как начищенный медный таз, которым некоторые мои планы так любят стыдливо прикрываться, и моментально забыв про потолок, я удовлетворённо кивнул и взглянул на Ричарда, который, видимо, поняв, что мы тут коллективно сходим с ума, слегка поджимал губы, дабы – упаси Господи! – не рассмеяться.
– Так мы, собственно, тебя, Ричард, искали…
– Ага! Мы тут с ребятами… На улице… В салочки играем… Волк сейчас вОда!
– Это почему это я вОда?! Теперь уже ты!
– Но мы тогда не играли! Поэтому вОда ты! А ты с нами, Ричард? Мы за тобой специально прибежали…
– То есть, в такой холод, вы бегаете по улице во время обеда в таком виде?
Кивнув, мы тут же пояснили, что с домовиками мы уже договорились – они обещали нас накормить, что согревающее заклятие на себя наложили и что вообще, дышать свежим воздухом – это ведь так полезно для здоровья!
Задумчиво посмотрев сначала на меня, потом на Волка, потом снова на меня, потом снова на Волка, после чего ещё несколько раз переведя взгляд туда-сюда, он тяжело вздохнул, хлопнул по плечу меня, подошёл, хлопнул по плечу Волка, развернулся и крикнул: “Волк вОда!!”, после чего стремительно покинул помещение. Возмущённый друг тут же погнался за тренером, а я, обернувшись, взглянул на Сириуса, потом многозначительно перевёл взгляд на дверь и приглашающе махнул рукой. На ходу превращаясь в чёрного пса, крёстный подбежал ко мне, и мы вместе вывалились во двор, громко смеясь и заливисто лая соответственно.
***
Оглядевшись по сторонам и наконец-то признав, что надеяться застать директора у себя в кабинете в четыре часа ночи было несколько наивненько, Снейп решительно направился к дверям личных покоев Дамблдора, деликатно постучал кулаком в дверь и две секунды вежливо подождал ответа, после чего попытался её рывком открыть, но не смог – она была заперта. Причём заперта дверь была действительно качественно: ни Алохомора, ни ещё несколько десятков отпирающих заклятий посложнее и помощнее не смогли помочь зельевару пройти таки через эту дверь. Вздохнув, Снейп всё же решил, что, скорее всего, Альбус учился на факультете Гриффиндор, а этих малолетних правонарушителей лимонными дольками не корми – дай только пошляться где-нибудь ночью. А, посему, ждать, что вот именно сейчас дверь откроется и на пороге предстанет самый великий светлый маг столетия в голубых тапочках и держа в одной руке банку с какими-нибудь очередными сладостями, а в другой – плюшевого феникса… В общем, лучше не тратить зря время и пойти, скажем, к Ричарду МакГрегору. Кто знает, может, если его подопечный умудряется, наплевав на высококачественное (ведь он его самолично варил!) зелье для сна без сновидений, видеть кошмары, то, возможно, вышеупомянутому тренеру удастся его от сего по идее беспробудного сна пробудить.
Таким образом, решив, куда он теперь пойдёт, Снейп двинулся назад к камину, по пути размышляя, что, ежели, упаси Господи, и это не поможет, то потом он пойдёт за МакГонагал, после чего – за Флитвиком, а затем… В общем, глубоко в душе профессор очень надеялся, что его попытка помочь одному бездарю не превратится в эдакий адаптированный вариант сказки про репку…
***
За двенадцать часов до описанных выше событий.
Я сидел в своей комнате и задумчиво гладил Салли, хотя мне сейчас как никогда сильно хотелось, чтобы на месте змеи была Пантера. Нет, конечно же, если смотреть абстрактно, то, безусловно, разница не такая уж и большая: что одно животное, что другая зверюшка… Но смотреть абстрактно отчего-то не получалось. А ещё почему-то было довольно грустно и немного завидно по тому поводу, что уже все ребята, кроме меня, мотались на различные задания. Нет, это, безусловно, не так уж и плохо… Но убедить в этом самого себя получалось не шибко хорошо.
У меня замигал оповещающий браслет на отметке тренера, а это означало, что он меня вызывает… Слегка виновато взглянув на разобиженную змею, я направился к кабинету Ричарда, мысленно пиная Дамблдора за столь практичный подарок на Рождество.
– Вызывал? – Задал я дежурный вопрос, предварительно постучав, но снова забыв дождаться разрешения войти. Что-то настойчиво набирающий на ноутбуке Ричард коротко кивнул. Я немного полюбовался на творение рук своих, ведь заколдовать портативный компьютер так, чтобы он не просто стоял как сломанная игрушка, но ещё и работал… Я бы даже мог считать себя гением, если бы только помнил, какие конкретно заклятия, в каком количестве и в какой последовательности я на сиё техническое чудо накладывал. Но увы – работать над ним я начал как только пришёл в себя после Хеллоуина, а наблюдательность и хорошая память не являлись тогда моими отличительными чертами.
– Сейчас отправишься в наш мир, уладишь там парочку вопросов…
Я подозрительно сощурился и ещё раз внимательно оглядел ноутбук. Внешне он не подавал никаких признаков Интернета.
– Не смотри так на него, а то я начинаю думать, что ты вовсе и не собирался мне его дарить…
Ну, почему же сразу не собирался? Конечно же, собирался. Ведь на хрена мне нужен абсолютно “чистый” компьютер? Вот-вот, в том-то всё и дело, что мне он был абсолютно не нужен, а экспериментировать на своём я побоялся, а то мало ли ещё что…
– И что это за дело такое?
– Сущие пустяки!..
Только было поднявшееся ненадолго настроение шумно бухнулось обратно: по пустякам нас никогда не тревожили – это раз, и с таким выражением лица Ричард обычно говорил что-то не совсем хорошее – это два. Считать до трёх мне, к счастью, не пришлось, но всё же…
Получив инструкции и портал, я отправился прямиком туда, куда меня только что послали.
***
Гордо рассыпав сажу вокруг себя эффектным взмахом мантии, Северус Снейп чинно вывалился прямо на ковёр в кабинете Ричарда МакГрегора, которого, конечно же, на данный момент на рабочем месте не наблюдалось. Если бы зельевар не знал, который сейчас час, он бы точно решил, что либо они все сговорились, либо дружно взяли отгул, либо вообще сегодня всемирный выходной и работать положено только ему. Будучи человеком чистоплотным, зельевар моментально очистил себя и даже снизошёл до почистки ковра, после чего постучал в дверь предполагаемой спальни.
Из предполагаемой спальни раздался голос предположительно Ричарда МакГрегора, заверяющего, что он идёт. Ровно через сорок пять секунд полностью одетый, вооружённый и по виду достаточно проснувшийся тренер шайки спецназовцев распахнул дверь и предстал пред чёрны очи зельевара. Решив не тратить время на разговоры (всё равно он ничего не прихватил с собой к чаю, а сидеть просто так было не очень интересно), Снейп развернулся ровно на сто восемьдесят градусов (я всегда с собой беру… походный чемоданчик шпиона, который включает в себя и транспортир) и, кивнув на камин, предложил только что профессионально разбуженному мистеру последовать за ним.
– …а он всё равно не проснулся! – Закончил жаловаться Снейп, пересказав слегка приукрашенные последние события.
– Хм… Ну, можно попробовать один способ… Только Вы вокруг кровати поставьте заглушающие чары, чтобы нас никто не услышал.
– Это ещё зачем? Здесь никого нет.
– Надо.
Получив такой лаконичный ответ, Снейп лишь пожал плечами и наложил требуемые чары, с интересом ожидая, что же будет дальше. Ричард МакГрегор открыл рот, и…
***
Министерство Магии. Отдел Тайн. Около часа ночи.
Пусть бегут неуклюже
Упиванцы по лужам
Ну а пули за ними – рекоооой…
Минное поле к тому же
Вниманье УпСов заслужит,
Вот отчего я весёлый такой!
А я играю… С автоматом…
Прицел на УпСов навожууу…
К сожаленью, День Спецназа
Только раз в году!
Пара-пара-пара-пара-рааам… Оу-ееееее!.. И…
В реках крови трупы уплывают вдаль
Встречи с ними ты уже не жди.
И хотя их может быть немного жаль
Лучшей доли им не обрести.
Скатертью, скатертью дорожечка стелется
И упирается прямо-прямо в ад.
Каждому, каждому в лучшее верится,
Но для них лучшее – это Азкабан!..
– Эх, хорошие песенки получились! Душевные… А вам как, товарищи Упивающиеся, тоже понравилось?.. – Конечно же, ответа от столь несознательных граждан не последовало. Сии граждане мне вообще сегодня предпочитали не отвечать, видимо, были слишком увлечены празднованием Дня Глобального Игнора Гарри Поттера… Ну, да пусть себе отмечают. Жалко мне, что ли?.. – А теперь, если Вы уже приняли к сведению мою чисто субъективную точку зрения на подобный образ жизни, я, наверное, спою вам ещё чего-нибудь, из другого жанра… Чтоб вы не скучали… А то ведь не интересно это, поди, стоять тут по стеночкам да всяких там Гарри Поттеров выжидать!! Ну-с, щаззз спою… – Прочистив горло, я только было собрался взять какую-нибудь ноту пофальшивее, как вдруг притормозился у очередного ряда с пророчествами (вообще-то, мой Тёмный недруг в моём в общем-то не слишком здоровом сне вполне чётко показал мне, где что лежит и откуда чего взять, но ведь это было бы слишком просто, не правда ли?..), задумавшись о преждевременной смене репертуара. – И всё же, я ведь ещё не спел вам про самое главное, про эдакие цветы нашей жизни, порой, конечно же, напоминающие сорняки, лезущие не в свои дела и плохо выводимые насильно из комнаты, но всё же весьма приятно и, что важно, громко благовоняющие, и… В общем, вот я вам сейчас кратенько и расскажу, что ждёт этих милейших чад, ежели они вступят на тернистый путь беззаконья. Кхм-кхм… Ну, слушайте и внимайте! Эксклюзивное выступление, между прочим!
На весёлых на УпСят
Быть похожими хотят,
Быть похожими хотят
Ох зря, ох зря!..
Ведь только палочкой взмахнув
И кого-то круцанув,
И кого-то круцанув
Сразу – тюрьма! Да-да, да-да!!
Нааа мгновееенье нааадоооо
Немноооожко не туупиииить:
Ееесли Вы УпСяяята
То теперь вам тоочнооо на свете не жить!
– Да у меня талант!! Я прямо собой горжусь… – Ну вот, ещё пара шагов – и я у цели. Однако я ещё вполне успею сказать что-нибудь умное и спеть ещё одну маленькую и миленькую детскую песенку (наверное, Волдеморту в детдоме такие же пели… чтобы он учился доброму и прекрасному!). – А теперь сделаем небольшой логический вывод: люди, нечего тратить здоровье и силы ради заведомо провальной идеи! Лучше идите бездельничать… Эээ… Ну, то есть, я хотел, конечно же, сказать “работать” в Министерство Магии. А что? И деньги платят, и делать ничего не надо – так, иногда (наверное, для каких-нибудь ведомостей и бюрократишек) придти, отметиться… Преимущества очевидны! А ежели они кому не видны, то вот прямо сейчас я вам спою песенку-завлекалочку на службу к нашему родному Министерству! Внимайте, записывайте контактные телефоны и вступайте на путь истинный!
Хорошо живёт на свете Ав-ро-рат!
Оттого, что не работает средь них ни один гад!
И не важно, чем кто занят –
Если вдруг на нас всю работу не свалят…
*задумчиво*
Но этого, конечно же, не случится!
*радостно*
Ведь для этого надо всего лишь немножечко подсуетиться!..
– Хм… Сочиняю я неплохо!! Иногда… Да! И… Прам парам парам пам пам пам прам пам пам! Прум пурум пурум пум пум пум прум пум пум! – Подходя к знакомому по многосерийному боевику “Охота на шарик” стеллажу, я мельком заметил что-то, похожее на моё имя. – Прам парам парам пам пам пам… – Действительно, моё имя. И в такой компании! Непорядок… – Прум пурум пурум пум пум пум… – И из всего этого напрашивается лишь один более-менее логичный вывод, коей я и решил немедленно озвучить (а что?.. В кои-то веки мысля умная голову посетила, надо же радостью с остальными поделиться!). – Хм… А не пора ли нам немножечко подкрепиться?..
Как говорится, подумано – озвучено! Нет, как говорится, такого не говорится… В общем, главное то, что я решил скоординировать свои дальнейшие действия с мудрым советом, изреченным наимудрейшим мною. Для осуществления же сей благой затеи я и снял со спины рюкзак и начал в нём копаться в поисках нужного мне флакончика.
– Ледям и джентпельменов прошу простить мне эту небольшую рекламную паузу… – А флакончику этому уже вполне можно присвоить чёрный пояс по игре в прятки. – Сейчас я вам что-нибудь срекламирую… Ну, вот, к примеру… Обеденный перерыв! Сколь много всего звучит в этой фразе, хоть столь она мала!.. Эх… Или вот ещё, тоже удачно: зелья от профессора Снейпа: адреналин, экстрим, риск! А что, звучит, правда? И с таким глубоким философским смыслом… Ведь пока ты эти зелья у собственного преподавателя скоммуниздишь, выработается огроменное количество адреналина… В общем-то я бы даже подумал насчёт того, чтобы причислить сей род занятий к экстремальным видам спорта… Ну и, наконец, это редкостный и ни с чем не сравнимый риск – смешивать различные зелья и исследовать их вкусовые свойства… – Наконец я нашарил нужную мне склянку и, на радостях, попытался совершить одновременно два приёма высшего пилотажа: опустить ногу, кою я до этого держал в воздухе под странным углом согнутой в колене, дабы удобнее было рыться в сумке, и вытянуть вверх руку, чтобы побыстрее достать уже этот каким-то образом оказавшийся на самом дне рюкзака флакончик. Ну, всё же верно говорят в народе: не фиг гнаться за двумя зайцами, когда можешь взять из клетки трёх кроликов. Так вот, моё чувство равновесия буквально заставило меня сначала достаточно сильно прогнуться, а потом – резко поставить ногу на пол, вследствие чего рука с флакончиком по инерции совершила подозрительные кульбиты, слегка проехалась по шарикам, к счастью, всё же их не задевая, и таки выронила склянку. Кое-как изловчившись и всё же уронив рюкзак, я умудрился поймать свою склянку, правда, оказавшись при этом практически полностью лежащим на полу.
– И всё-таки Снейп все свои зелья варит на спирту… – Задумчиво повертев флакончик, я откупорил его и залпом выпил. – …ибо в более-менее трезвом состоянии я такие похабные песенки не горланю…
Поднявшись на ноги, я слегка отряхнулся, поправил перчатки и огляделся.
– Кстати, наверное, я первый в мире человек, додумавшийся смешать все эти зелья вместе… Если выживу, потребую себе какую-нибудь магическую альтернативу Нобелевской премии…
Слегка помотав головой, как бы отгоняя пелену с глаз, я всё же убедился, что в ближайшее время у меня вроде как наваждений не предвидится, поэтому, быстренько смирившись с судьбой-злодейкой-хулиганкой, я практически по слогам прочёл подпись под одним из шариков.
– Гарри Поттер и Тот-Кого-Нельзя-Называть.
Почесав голову, я задумчиво оглядел табличку ещё разок.
– Ну, нельзя называть, так и не буду. Что же я, совсем хулиган, что ли, в приличном обществе матом ругаться?.. Конечно же, нет. А поэтому произносить имя этой сомнительной личности не менее сомнительной окраски я, пожалуй, всё же не буду… –Мне почему-то показалось, что тишина вокруг меня теперь была удивлённо-заинтересованной, и я решил по-быстренькому объяснить собравшимся, что я имел ввиду. – Вот я лично так и не понял, какой он окраски, ведь кто-то его как-то назвал “Чёрный Лорд”, а кто-то его зовёт “Тёмный Лорд”, а кто-то вообще никак не зовёт, шоб он придти ненароком не вздумал… Но ведь “чёрный” и “тёмный” – это не одни и те же цвета. К примеру, некоторые оттенки розового тоже бывают тёмными, а… – Тишина стала подозрительно зловещей. Видать, не понравилась УпСятам идея служит Тёмно-розовому Лорду… – А вообще, какая разница? Я же всё равно его, чисто из принципа, не буду называть…
Задумчиво погладив пометочную табличку, я вдруг уверенно заявил:
– Кстати, я вот тут подумал… А ведь “Гарри Поттер” – это достаточно распространённое имя. Так что, наверное, этот шарик не для меня предназначен… Да и потом, ну взял бы я его, и что дальше? В бильярд всё равно играть негде… – Я серьёзно задумался. На пару секунд. – А что, если сейчас залезть в банк данных и проверить, сколько нынче развелось Гарри Поттеров, дабы потом вычислить коэффициент вероятности того, что штучка эта всё же для меня… Ведь будь она воистину для меня, мне бы её так отдали, или бы хоть подписали бы мелким шрифтом: “Для Лаки”. Но подписи нет, так что… Хи-хи-хи… Ой! Кажется, всё же не стоило смешивать воедино все те зелья, ой как не стоило… Ну, вот… Мне опять хочется петь! И танцевать! И через скакалочку скакать!!
Задумавшись на секунду, я достал из рюкзака тонкую длинную верёвочку, закинул сумку за спину и приготовился.
– Тут же недалеко библиотека есть! Ну, вот туда и попрыгаю! Про Гарри Поттеров посмотрю что-нибудь. Но вы не переживайте! Я скоро вернусь. Вы как раз успеете сделать парочку обеденных перерывов, и…
Недоговорив, я вдруг ещё раз помотал головой, схватил верёвочки, обмотал их вокруг запястий и начал прыгать через импровизированную “скакалочку”, не забывая при этом жизнерадостно подвывать “Райз Ап!! Энд ай трай ту флай… Соу хай! Дэйрэкшионс скай… Май дрим… Из ту флай… Энд ай трай ту флай… Райз Ап!!”.
Когда за мной наконец-то закрылась дверь забитого до полок с шариками Упивающимися смертью зала, я облегчённо выдохнул, после чего на секунду прикрыл глаза и, настроившись на нужный дальше лад, быстро наложил побольше запирающих чар на выход из пункта сдачи стеклотары и наколдовал последнюю линию защиты… Перед импровизированным минным полем, конечно же. А что? В каждой похабной песенке есть доля истины!
– Serpensortia!
Тут же появилась симпатичная змейка, которая посмотрела направо-налево, потом вверх и вниз, а затем открыла было рот, собираясь высказать своё праведное возмущение, но я её быстро перебил.
– Если кто-то попытается выйти из этой двери и пройти мимо тебя, шипи на них и не пропускай. Поняла? Как только увидишь, что кто-то идёт из другой двери, тут же самоуничтожайся. Всё ясно?
– Да, хоз-зяин…
Трансфигурировав только что наколдованную лапочку в копию волдемортовской домашней зверюшки, я с нескрываемым мстительным предвкушением активизировал небольшое минное поле с навозными бомбами, парочку водяных снарядов и ещё несколько подарков на Рождество от благодарных близнецов Уизли (вот что значит стратегически вовремя предложить им свою посильную спонсорскую помощь!).
Уже выходя из лифта, я почувствовал до боли в шраме знакомое чувство чужого присутствия. Его присутствия.
– А ты оказался умнее, чем я думал…
И стал-то как неудобно! Вот так сразу и не обойдёшь…
– А у тебя оказалось больше власти, чем я надеялся…
Слегка отряхнув вообще-то ужасно мятую и грязную спецовку, я вежливо посмотрел куда-то в район предполагаемого носа собеседника. Благо, моего благоразумия хватило на то, чтобы не посмотреть ему в глаза и быстренько выкинуть из головы мысли о столь элегантно похищенном шарике. Молчание затянулось. Приподняв в лёгком недоумении брови и показывая крайнюю степень заинтересованности, он спросил:
– Как ты туда проник?
– Молча. Ну, или почти молча…
Он посерьёзнел и, с лёгким оттенком едва сдерживаемой ненависти, прошипел:
– И что же там?
Криво ухмыльнувшись и сделав несколько уверенных шагов в обход, я промурлыкал:
Весь покрытый трупами, абсолютно весь
В Министерстве Магии теперь Отдельчик есть,
В Министерстве Магии теперь Отдельчик есть
Раньше был он Тайненьким, теперь уже не есть!
Шрам моментально вспыхнул дикой болью, тут же передавая мне все эмоции моего вынужденного собеседника, коих и была-то всего одна штука: ярость.
– Стоп! – Его палочка слегка опустилась, и я воспринял сей жест как “будьте так любезны сказать то, что вы хотели, раз уж я даю вам слово”. – Аш два О.
– Что?
– Было. – Его взгляд всё ещё был нечитаемым, но я, благодаря сверхчувствительной антенне, улавливающей малейшие изменения настроения моего оппонента, вживлённой в лоб в виде шрама, почувствовал его лёгкое удивление и, не обращая ни на что больше внимания, уверенно зашагал в сторону вывозящего из Министерства Магии лифта. – Не пытайся делать при мне вид, что ты ничего не знаешь о магглах. И ты всегда знал, что такое, как ты выразился при нашей прошлой встрече, “пачпорт”.
Моё продвижение к выходу несколько осложнялось тем, что приходилось всё время находиться вполоборота к собеседнику.
– Когда будешь выяснять у них детали, вспомни, что я тебе сказал.
– Это всё?
Я промолчал, целеустремлённо двигаясь в определённом направлении.
– Что ж, мне нечего тебе больше сказать, Гарри Поттер… – Он поднял палочку и начал сложное движение ею. Теперь, если я не хочу уворачиваться от его проклятий явно смертельного содержания, надо что-то делать. – Авада…
– А мне есть чего.
Как всегда – злодеев губит их желание похвастаться своими достижениями. Именно памятуя об этом, я никогда и никому не рассказываю, как выполнил задание, разве что порой поведаю самое основное и то зачастую под сильно изменённым углом обозрения. Однако он ждёт, и лучше не проверять его нервы на прочность, если не хочется больше проверять на прочность свой лоб. Неожиданно на меня вновь что-то нахлынуло, предположительно, это было то же, что заставило меня фальшивым голосом горланить невесть что в только недавно покинутом зале с шариками, то, что заставило меня мурлыкнуть нечто явно оскорбительное в ответ на практически простое недружественно завуалированное “Как дела”, в общем, то, что я бы назвал Великим Поэтическим Заскоком Гарри Поттера…
Набрав побольше воздуха в лёгкие, я заговорил:
Хоть я Снейпа и “обокрал”,
Всё равно от него умотал.
И как Дамблдор не старался,
В замке всё же я не задержался.
Я спокойно прошёл твой “Блок-пост”
(Даже и не спрашивай, как там Хвост).
И пусть каждый УпСик вознегодовал,
Всё же и от них я ускакал.
Но в этой версии “Колобка”
Остаётся последняя строка:
Показав мастерства высший сорт,
Я теперь уйду и от тебя… Волдеморт.
Одновременно с тем, как я назвал его имя, я выхватил моментально увеличенную метлу, вскочил на неё и, вихрем донесясь до лифта, нажал на кнопку вызова. Видимо, мне сегодня крупно везло: двери тотчас же распахнулись, но, уже намереваясь в них влететь, я услышал слова Волдеморта, коими почему-то оказались не “Авада Кедавра”, и даже не “Круцио”, а…
– Я вызываю тебя на дуэль.
Вот так. Как просто, но и как сложно одновременно. Я медленно оглянулся и придержал рукой лифт, ведь, как ни крути, а не зря у него на лице сейчас такая спокойная и самодовольная ухмылка: я не могу отказаться, потому что признать себя трусом значит уронить честь мундира, и абсолютно по фигу, что обычно мы носим не его, а спецовки защитного цвета…
– Никогда не стоит недооценивать противника?..
Он мягким движением руки предложил мне встать напротив него. Ну, я ведь не рассчитывал, что всё будет так просто, да?..
– Но раз уж это ты меня вызвал, а не я тебя, то где, когда и на чём мы будем драться буду решать я. – Выражение самодовольного превосходства сошло с его змеевидного лица и сия мордашка резко превратилась в ничего не выражающую маску.
– Я вызвал тебя на магическую дуэль.
– Но ты этого не сказал, поэтому мы… Хм… Мы будем стреляться. На пистолетах. Но не сейчас, конечно же, да и не здесь, потому что я, безусловно, ужасно извиняюсь, но здоровье превыше всего, а наукой не установлено, какие последствия могут быть после несанкционированного пробуждения от непробуждаемого сна после зелья для сна без сновидений. Так что да, я ни на полсекунды не поверил в ту фальшивку, что ты мне недавно подсунул. – Слегка приподняв брови и хитро ухмыльнувшись, я помахал на прощание дяде ручкой и тут же скрылся в лифте, который быстро вывез меня на улицу, где я моментально полетел, взяв курс назад, в Хогвартс.

Какие странные ощущения: с одной стороны, спать хочется дико, а с другой – во мне просто ключом бьёт энергия. Какой странный день: сначала мне непередаваемо везёт во всём, я сумел даже и не поцарапаться ни во время задания, ни на второй экскурсии в Министерство, но сразу же после такой прухи умудряюсь попасть под перекрёстный огонь, оно же спор Ричарда с медсестрой, вылившийся в их обоюдное решение о необходимости временной нейтрализации (далее “усыпление с целью дать организму возможность отдохнуть и не дать обладателю организма раньше времени сбежать с места отдыха”) отдельных крайне уставших (по крайне субъективному мнению всех собравшихся) спецназовцев. И какой странный Волдеморт: столько времени пытаться меня достать и (предположительно) убить, а после этого столь спокойно фактически отпустить на все четыре стороны.
Видимо, я в последнее время стал слишком странным и настолько привык к разнообразным странностям, что сейчас, наконец-то добравшись до своей постели, мне на всё на это…
Но перед сном нужно вернуть всё на прежние места, ведь кто знает, может, я ещё и буду отрицать даже вероятность того, что покидал не то что школу, но даже эту комнату. Так… Мантию-невидимку (предположительно – передачка на Рождество от отца через Дамблдора), форму (по некоторым данным, выдана Министерством Великобритании просто так, но не бескорыстно) и метлу (а вот это уже подарок от Сириуса, который и к правилам-то всегда относился крайне наплевательски, а уж приказ тренера, запрещающий мне даже притрагиваться к метле, он вообще нагло пропустил мимо ушей) я уже положил на место в своей комнате. Рюкзак тоже кинул туда же, в пижамку обратно переоделся (признаюсь, удовольствие было то ещё, расхаживать в таком виде по замку… да и вообще, надо что-то делать, а то это скоро войдёт в привычку!), всё по местам распихал… Всё… Ну, или почти всё…
Он странный, этот шарик: стеклянный, гладкий, холодный и с каким-то непонятным дымом, клубящимся внутри него. Вот только что же это может быть?.. И, может быть, его надо уничтожить? Скажем, разбить? Или бросить в огонь? Или в землю зарыть?.. Ой, у меня снова начинает всё рифмоваться… “Разбить-зарыть”, блин… Надо срочно лечь и поспать, а то к утру я уже успею свой сборник выпустить…
***
– Круцио! – Палочка в тонких, длинных и чрезмерно бледных пальцах совершила небрежный взмах, и комнату тут же огласили истошные крики.
– Я ведь говорил вам, что как только мальчишка появится рядом с Министерством, вы немедля должны подать сигнал.
Гробовое молчание, прервавшееся подозрительно ласковым голосом:
– Ну, что же ты молчишь? Расскажи всё, что знаешь…
Коленопреклонная фигура, вздрогнув, тут же попыталась выдавить из своего горла какие-то звуки, которые должны были бы в идеале сложиться в фразы и даже предложения, но получился лишь какой-то сдавленный хрип.
– Что же ты молчишь? Не хочешь отвечать своему Повелителю?..
Тут же замотав головой, человек в чёрном балахоне и белой маске смог выдавить из себя “мы… стояли…”, как Волдеморту надоело ждать.
– Ligilemens!
Перед глазами у сильнейшего и темнейшего встала следующая картина: ночь, улица (фонаря и аптеки, увы, не наблюдалось), группа людей, вплотную прильнувшая к стенам и благодаря заклятию хамелеона буквально слившаяся с ними. Ничто не нарушало абсолютного спокойствия этой местности, и командир небольшой группы Упивающихся даже позволил себе немного расслабиться, лениво смотря из стороны в сторону и нехотя проверяя, всё ли в порядке. Вдруг плавное течение его мыслей было прервано тем, что на какую-то долю секунды ему показалось, что на том конце улицы, где только начинался их пост… Да нет, ерунда какая-то: вон, стоят все его подчинённые, в той же позе… Пошевелился, видимо, кто-то из новичков, с кем же не бывает, особенно вначале-то? Поэтому он и не обратил внимания, что постепенно в переулке становилось всё тише и тише, пока наконец в абсолютной, зловещей тишине, кто-то не зажал ему рот рукой. На долю секунды ужас сковал его тело, но и этой ничтожно малой крупицы времени, видимо, вполне хватило невидимке, и уже через секунду сознание Упивающегося заволокла тьма.
– Очень плохо… Очень… – Съёжившийся человек в ногах у Тёмного Лорда уже морально приготовился к тому, что сейчас его жизнь оборвётся, как… – Увести его с глаз моих долой! Немедленно!!
Тут же из плотной стены Упивающихся Смертью отделилась одна фигура и левитировала провалившего задание из зала.
– Хорошо, следующим его должен был встретить Хвост, он находился в небольшой комнатке возле Отдела Тайн… И он должен был подать сигнал находящимся в зале с пророчествами, что мальчишка приближается…
Лорд так и не произнёс “но он этого не сделал”, потому как, во-первых, это и так было понятно, а, во-вторых, Хвоста в зале всё равно не было.
Волдеморт скучающе обвёл взглядом съёжившихся Упивающихся и остановил свой выбор на одном.
– Антонин… – Долохов сделал небольшой шаг вперёд и опустился на колени. – И как там Хвост?
Почему-то вдруг в голове у Тёмного Лорда что-то щёлкнуло и он вспомнил слова этого мальчишки Поттера: “Даже и не спрашивай, как там Хвост”…
– Мой Господин, он… – Упивающийся явно раздумывал, как бы поточнее выразить словами состояние, в котором ныне пребывает эта крыса. – Он невменяем, мой Господин.
Волдеморт всё ещё выжидательно смотрел на Долохова, но тот молчал, явно не зная, что ещё нужно сказать.
– Какое заклятие он на него наложил?
– Мой господин… – Белла вышла вперёд и тут же упала на колени. Кивком Волдеморт отпустил пока Долохова. – Простите мою дерзость, мой Лорд… – Миссис Лестрейндж, поняв, что Круциатусами в неё пока кидаться не собираются, продолжила. – Я проверила, что мальчишка сделал с Хвостом, и… Он не накладывал на него никаких проклятий.
– Хм… Это точно?
– Да, мой господин. На Хвоста за последние пять часов не наложено ни одного заклятия, даже разоружающего.
А вот это уже становится интересно… “Даже и не спрашивай, как там Хвост”…
– Имеются какие-то синяки, ушибы…
– Нет, мой господин.
И что же он такого сделал, что эта крыса с застывшим выражением ужаса в глазах смотрела в одну точку, а именно на дверь, из которой, предположительно, Поттер и вышел?.. А ещё странно, что Хвост так и не воспользовался волшебной палочкой, а ведь она так и лежала возле его ног… “Даже и не спрашивай, как там Хвост”…
– Ладно, что с ним случилось мы выясним позже… Вернёмся к более важным вопросам.
Волдеморт скользнул взглядом по Нагайне, встретился с ней глазами и, ухмыльнувшись, повернулся к застывшим в ожидании людям.
– Люциус… Мой скользкий друг… – Тихо прошипев это, Тёмный Лорд сделал шаг вперёд. Малфой тут же упал на колени.
– Почему же ты, Люциус, не остановил мальчишку, когда он выходил из зала, прихватив с собой пророчество?
– Мой Лорд, мы не знали, что оно у него… Пророчество лежало на месте, Поттер не забирал его…
– И тем не менее пророчество “куда-то” – с непередаваемым сарказмом в голосе тихо прошипел Волдеморт, – исчезло, а на его месте находился какой-то странный шар, на который были наложены простенькие маскирующие чары.
Малфой молчал, видимо, не зная, что можно было бы сказать в своё оправдание так, чтобы не заработать наказания.
– Ligilemens!
Поттер открывает дверь и заходит в зал. На его лице застыло по-настоящему идиотское выражение: глупая улыбочка, взлохмаченные волосы… Но вот глаза… В них не было никакого веселья, как, впрочем, не было в них и каких бы то ни было иных эмоций. Он смотрел как-то спокойно, отстранённо и холодно. Так, как обычно смотрел сам Волдеморт…
И тут… Мальчишка открыл рот и вежливо поздоровался с присутствующими, после чего хихикнул и начал распевать какие-то странные песенки, в которых, однако, можно было найти много всего интересного и важного, особенно если знать, где искать.
Наконец, исколесив весь зал, он остановился возле нужного стеллажа, а потом полез в сумку, и… Вот чёрт! Он же просто-напросто, воспользовавшись плохой обозримостью места и скудным освещением, подменяет пророчество!.. Волдеморт с интересом следил, как Поттер с абсолютно счастливым видом пытается извлечь что-то из сумки, но слишком резко вытягивает руку вверх, прогибается назад, загораживая и без того плохой обзор, потом едва касается рукавом пророчеств, ставит ногу, роняет что-то, тускло блеснувшее в неярком свете факелов, падает на пол и подставляет сумку под… Под пророчество. Причём одновременно с этим он быстро извлекает из своего кармана флакончик с какой-то жидкостью и, сказав несколько отвлекающих слов, залпом выпивает её. Снова что-то говорит… Ага, значит, этот шарик предназначен для какого-то “бильярда”, а это, вроде как, довольно популярная маггловская игра… Теперь достаёт какую-то верёвку и, прыгая через неё на манер скакалочки, уходит, подвывая что-то про то, что он попытается улететь… Хм… А ведь у него с собой была метла, и он ей воспользовался по назначению.
– Идиоты… – На удивление спокойно сказав это, Волдеморт наслал на Люциуса Круциатус и, под аккомпанемент его криков, проговорил. – Мальчишка не просто обвёл вас вокруг пальца. Он над вами ещё и поиздевался, буквально перед носом оставив все возможные зацепки, сказав и про преграды, что он оставил для вашей задержки, и про то, каким способом он собирается покинуть Министерство… Но почему-то никто из вас так и не понял того, что вам было вполне чётко сказано.
Наконец-то сняв проклятие с Люциуса, он тихо-тихо прошипел:
– Почему?..
И тишина ему была ответом, но и в этой тишине он смог услышать ответ, так как мысленно ответил сам себе: “потому что они идиоты”.
– Ладно, тогда скажите мне вот что: что у Поттера было во флакончике? – Снова молчание. – То есть, никто не знает, что он пил?.. Люциус?..
– Он пил какую-то смесь зелий…
– Круцио! – Волдеморт вновь небрежно взмахнул палочкой, но практически сразу снял заклятие. – Это неверный ответ. – Кое-что вспомнив из своего весьма содержательного разговора с самим Поттером и из собственной маггловской жизни вообще и некоторых знаний в химии в частности, он вновь сам себе ответил. – Воду. – Пронзившее вдруг понимание заставило великого тёмного волшебника тихо и холодно рассмеяться. – Он пил воду, простую воду… – Смех резко оборвался и Тёмный Лорд, слегка погладив свою волшебную палочку, вдруг снова с тихой яростью в голосе прошипел: – Как это… мило.
Больше узнавать и выяснять было нечего: остальное Волдеморт уже знал. Теперь дело остаётся совсем за малым – объяснить своим слугам, почему вести себя подобным образом крайне нежелательно и вредно для здоровья.
***
Бесконечно накладываемые заклятия боли, дикая ярость, вспыхивающая с новой силой и отчего-то никак не проходящая… Всё вокруг начинало странно вертеться, мир несколько раз становился с ног на голову, в висках стучало, в шраме болело, а мышцы так ныли, словно это на меня накладывались все эти проклятия…
Сквозь эту странную, лишающую даже возможности соображать, агонию я почувствовал какую-то прохладу, скользнувшую по телу и даже вырвавшую меня на секунду из такого состояния. Прохлада, казалось, давала силы для борьбы, подбадривала, и… И вдруг исчезла. Мышцы моментально скрутило, в голове снова образовалась какая-то каша, но всё же как-то умудрившись зацепить краешек сознания, я пытался что-то сделать, как-то вернуться, отгородиться от яростно шипящего двуногого гада ходящего (редкий вид, исчезающий экземпляр… а уж я-то позабочусь, чтоб экземпляр всё же исчез…)… Уже начало что-то получаться, как вдруг, основательно меня оглушив, раздался громовой голос Ричарда: “Рота подъём!!”.
Тело чисто автоматически, подчиняясь уже ставшему безусловным рефлексу, приняло относительно вертикальное положение. “Противогазы надеть!!!”. Уже распахивая глаза, я вдруг краем сознания зацепил продолжение фразы тренера.
Когда глаза всё же соизволили открыться, я сразу же увидел Ричарда, который, внимательно на меня посмотрел и резко развернулся. В голове даже не успела мелькнуть мысля “Куда это он?”, как тут же полусонное сознание выдало ответ: “За противогазом”.
– Не надо… – Предполагалось, что я должен был сказать: “Не надо, не утруждайся, я сам схожу за нужным противогазом”, но из горла вырвалась лишь одна относительно членораздельная фраза, а потом я закашлялся, пытаясь наконец-то понять, почему мой голос звучит так, будто бы я по меньшей мере неделю подряд только и делал, что надрывно орал.
– Не уходить?..
К чему это он сейчас?.. Ах, да, в своей попытке остановить тренера и всё сделать самостоятельно я схватил его за руку. Осознав, как глупо и по-детски это должно выглядеть со стороны, ладонь я тут же убрал, одновременно с этим вдруг рухнув обратно на кровать: чувствовал я себя не очень хорошо.
– Ты хочешь, чтобы я остался?
Хм… А почему бы и нет? Но я ведь не буду навязываться… Поэтому только слегка пожимаю плечами.
– А ты останешься, если я хочу?
Говорить приходится шёпотом – горло всё ещё нещадно саднит. Ричард, критически меня осмотрев, произнёс:
– А ты хочешь?
Что за дурацкая привычка отвечать вопросом на вопрос?.. Прям как у меня! Хм… Ну вот, я теперь снова буду пытаться вспомнить, кто начал первым и кому, соответственно, принадлежат авторские права… Эх, можно подумать, у меня голова до этого не болела!
– А ты останешься?..
Он утвердительно кивает. Фух, это хорошо… А то как-то прямым текстом просить неудобно – что я, маленький, что ли?..
– Стул там.
Мотнув головой в направление какой-то табуретки сомнительной удобности, я подтянул к себе ноги и освободил край кровати. Тренер слегка вопросительно приподнял бровь, но возражать не стал и присел.
– Я же сказал вам, профессор Снейп, что смогу его разбудить. А ещё можно было бы попытаться залезть к нему под подушку – он бы тогда тоже моментально проснулся, или…
Оскорбившись за свою ненаглядную подушечку, я поднял её, демонстративно плюхнул рядом с ногами Ричарда и перелёг головой к нему. Ноги также пришлось практически подобрать под себя.
– Тебе надо вытянуть ноги. Я, пожалуй, встану…
Нет, ну вот только я более-менее удобно устроился!..
– Протянуть ноги я всегда успею. – Резонно и очень глубокомысленно возразил я. – Но раз уж ты так настаиваешь… – Ноги я всё же решил вытянуть, дабы не нервировать никого из присутствующих, элегантно закинув их на спинку кровати. – И, кстати, что ты так привязался к моей подушке?
– Потому что, по идее, у тебя там должно было лежать оружие.
Весьма качественно изобразив недоумение на мордашке, я спросил, откуда оно могло бы у меня взяться, ежели меня кое-кто вчера полностью разоружил.
– Прям таки и полностью?..
Отвечать я не стал: дико хотелось спать, поэтому только пробормотав: “А я, кстати, хотел сказать, что не надо себя утруждать: я сам схожу на противогазом…”, умиротворённо закрыл глаза. Раздался лёгкий смешок, и мои волосы достаточно ласково потрепали (и почему все считают просто своей святой обязанностью испортить мою причёску?..), после чего Ричард уже тише и строже произнёс: “Спи давай!”, а я лишь отметил на периферии сознания, что у меня на прикроватной тумбочке стоят кое-какие зелья, заодно вспоминая, что, кажется, у зельевара крайне таинственным образом исчезли все запасы восстанавливающего, кровеостанавливающего, заживляющего и ещё кое-каких зелий. Но всем это только кажется: ведь не могли же флакончики самозаныкаться куда-нибудь, иль ещё чего натворить? Конечно же, нет! А дверь в личное хранилище Снейп так защитил, что там и на танке не факт, что пробьёшься, поэтому, конечно же, профессор просто забыл про безвременную кончину зелий, за что и пришлось ему немного пострадать, варя их на ночь глядя. И я вот, признаться, тоже убеждён: через запаролированную и забаррикадированную дверь не пройти! Поэтому я сделал другую дверь, ведь, увлекшись накладыванием чар на вход, Снейп практически ничего не наложил на сами стены и комнату. А зря…
На моих губах играла лёгкая, практическая блаженная улыбка, которая так и не сошла с лица, когда я наконец-то заснул спокойным сном.




В главе использованы мои вольные переделки следующих песен: “Пусть бегут неуклюже” и “Голубой вагон” (или “Медленно минуты уплывают вдаль…”, какое название правильней не помню) из мультиков про крокодила Гену и Чебурашку; песенка про весёлых утят, на которых все не зря хотят быть похожими; песенка Винни-Пуха, в которой он заверяет, что он живёт хорошо; “Остров невезения” из кинофильма “Бриллиантовая рука”.
Все переделки и стихотворение мои. Столь нагло я не плагиачу! smile.gif
Также использован вольный русифицированный перепев песни Yves Larock "Rise Up", где в клипе все прыгают через скакалочку. Слова примерно следующие, перевожу сама и впопыхах, но смысл, вроде, тот же:
Rise Up – фактически – призыв к подъёму.
My dream is to fly – Моя мечта – это летать.
so high – так высоко.
I try to fly – Я пытаюсь летать.
directions sky – направляясь в небо.

Кстати, моя подруга, которая Black Cat и которая очень хорошо рисует, всё же доделала мне два коллажа к данному фанфику. Так что было бы неплохо, если бы кто-нибудь их прокомментировал – может, хоть это подускорит её и она таки сделает ещё парочку?.. И кстати… Black Cat, если ты сейчас это читаешь… То я – в подполье. Так что если ты всё же дошла до этих строк, то я настаиваю, что я и Lapulya Verona – это даже не два, а три разных человека! Вот так…
Появились два коллажа к данному фанфику:
1-й коллаж, обложка:
http://foto.mail.ru/mail/lapulya_verona/_myphoto/3.html
2-й коллаж, к главе 4:
http://foto.mail.ru/mail/lapulya_verona/_myphoto/5.html

И последнее: если вам вдруг понравилось, то черкните мне об этом. Буду очень благодарна. А моя подруга, любезно согласившаяся после сто двадцать девятого пинка сделать пока что только два коллажика, будет безмерно рада, если ещё хоть кто-нибудь кроме меня это оценит.
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

3 страниц V   1 2 3
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 9.12.2016, 10:45
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика