Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



3 страниц V   1 2 3   
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".

LapulyaVerona
27.9.2008, 17:56 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 17.

Да… Я, кажется, ошибался насчёт здешней библиотеки… Нет, я не просто ошибался… Это… Это даже, наверное, не библиотека… Блин, сколько книг-то!.. Упасть и не встать… Тут же, наверное, и за сто лет всё прочесть нереально… Круто…
Немного ещё подумав и выбрав таки списочек того, с чего я хотел бы начать, я направился к библиотекарше.
– Извините, пожалуйста, если я Вас отвлекаю… Но, не могли бы Вы помочь мне подобрать почитать кое-какие книги?
– Да, конечно же, мистер…
– Зовите меня просто Лаки…
– Хорошо, Лаки. Что бы ты хотел взять почитать?..
Через час я вышел из библиотеки с такой не хиленькой стопочкой парящих за мной книжечек. К счастью, сейчас у всех были уроки и никто не увидел этого летящего ужаса. Нет, я, конечно же, читать люблю… Но не настолько… Хотя, по идее, книги должны быть очень интересные…
Придя в комнату, я начал думать, что мне надо сделать сначала. Решил немного поколдовать. Кстати, интересно… А можно ли колдовать без палочки, или волшебники без палочки – просто люди? И что будет, если дать простому человеку волшебную палочку? Чем маги отличаются от обычных людей?
Немного подумав, решил пойти со всем своим багажом вопросов к кому-нибудь. К кому бы пойти, кстати?.. К многоуважаемому директору?.. Да ну… Делать больше нечего… Пойду, что ли, к единственному и неповторимому крёстному отцу… Пусть объясняет мне простые истины…
Я, моментально собравшись, пошёл ходить по замку, ища кого-нибудь, кто согласен потратить на меня своё личное время, объясняя мне основы основ.
Наткнулся я, как специально, на Снейпа. Вот блин… И это с моей-то депрессией!..
– Здравствуйте… Не могли бы Вы подсказать мне, где находится комната Сириуса Блэка, сэр?..
– К сожалению, мистер Поттер, его нет в замке…
– Да?.. Какая трагедия… А не могли бы Вы подсказать, нет ли здесь вменяемых людей, желательно друзей родителей, которые согласились бы потратить своё личное время на разъяснение мне некоторых вопросов?..
Вопрос, похоже, застал его врасплох… Немного подумав, он ответил.
– Нет, хотя… Разве что наш лесничий, Хагрид… Правда, я бы его вменяемым не назвал… Выйди из замка через парадный вход, увидишь там хижину – это его. Постучишься, он тебе откроет и даже, наверное, будет рад…
– Да?.. Какая прелесть! Большое спасибо! Я, пожалуй, пойду, последую вашему совету.
И я пошёл… К Хагриду… Как я и думал, открыли мне не сразу, но, когда открыли, были почему-то рады… Круто…
– Гарри! Как я рад… Ты заходи, заходи… Не стесняйся… Чайку, а?..
– Хм… Ну, я не отказался бы…
– Да? Так я эта… Щас… У меня и печеньице тут где-то было…
Пока Хагрид возился с чаем и печением, я огляделся. Да, ни фига себе хижинка… Так сказать, под стать хозяину-гиганту…
– Эта… Ты проходи, присаживайся… Располагайся, в общем…
Я присел. Блин, ну и креслица… Пока я скромненько сидел себе в уголочке, Хагрид всё приготовил и поставил на стол.
– А… Это что?..
Я показал на отнюдь не маленькие стаканы (читай вёдра) чая и совсем такое небольшое блюдце с каким-то печением.
– А что?.. Что-то не так?.. Так я эта… Я щас…
– Нет, ну, как бы… Как бы нет… Просто… Э… Вы меня несколько переоцениваете…
– А… Ну, да… Ты, эта… Ты уж меня извини… Я же, эта… Я же не знал…
– Да ничего… Всё, в принципе, нормально… И вообще, это я должен извиниться перед Вами, сэр, за то, что отвлекаю Вас от дел, тем более что Вы вовсе и не должны тратить на меня своё личное время…
– Ой, Гарри… Да ладно тебе… Я же тебя вот таким вот видел!.. Как щас помню, как пришлось отдавать тебя родственникам…
Хагрид вздохнул, потом вдруг спохватился и “продолжил разговор”.
– Так что… Ты ко мне эта… В любое время суток… Того… Заходи… И, ещё… Ты это… Не выкай, хорошо?..
– Хорошо… И… Вас Хагрид зовут, ведь верно!
– Гарри!
– Ой… Извини…
– Да… Я тут лесничим… И, вот, преподаю Уход за Магическими Существами…
– А… Понятно… Кстати… А, можно у тебя кое о чём попросить?..
– Да, конечно! Я всегда рад помочь!
– Ну… Вообще-то у меня несколько просьб…
Хагрид придвинулся чуть поближе… Явный признак того, что слушать будет…
– И ещё. Никому ни слова о разговоре, хорошо?..
– Обижаешь! Нем, как могила…
При его последней фразе я слегка улыбнулся, показывая, что уж это-то я ему обеспечить смогу…
– В общем… Для начала… Меня Лаки зовут.
– Чего?..
– Того, что меня вот уже восемь лет, как никто не зовёт Гарри Поттером, так что вполне нормально то, что я лично отказываюсь так называться и не буду отзываться. Тебе перевести?
– Нет… А почему именно Лаки?
– На тебя посмотреть, так это я себе кличку придумывал…
– А кто, если не ты?..
– Девчонки. Мы договорились, что мальчики называют девочек и наоборот.
Я ему улыбнулся, сделал милую мордашку.
– Вообще-то, откровенно говоря…
Я придвинулся поближе. Хагрид тоже.
– Откровенно говоря, я до сих пор не понимаю, почему меня так назвали. Просто, понимаешь ли, у нас была команда “Звери” и у всех клички – названия видов животных. А я… Просто везучий до безобразия, да и на какое-то одно определённое животное не похож. Как выразилась Бали (от автора – ударение на первый слог) – я взрывная помесь… Но, хватит уже разбирать моё имя, давай лучше договоримся, что ты меня больше Гарри называть не будешь… Ведь ты же не будешь, правда?..
– Ну… Ладно…
Я лучезарно улыбнулся.
– А теперь самое интересное!
– Что?
– Я ведь не просто так к тебе пришёл!
– Нет?..
Хагрид заметно погрустнел.
– Нет, конечно же! Просто так я бы никогда не стал беспокоить абсолютно незнакомого мне человека.
Хозяин заметно приободрился.
– Ну, и…
– Я пришёл к тебе с целым багажом вопросов! Помоги мне, пожалуйста, их выгрузить, а то я уже и не знаю, что мне делать…
Полугигант, добродушно рассмеявшись, погладил бороду.
– Я могу начать перечислять?..
– Валяй!
– Чем волшебники отличаются от обычных людей?
– Э… Ну… Вообще, во всех, без исключения, есть магия. Но, однако ж, она ж неравномерно в них, вот… И, вот, у кого магической энергии побольше, тот и есть волшебник, а у кого поменьше, кто колдовать, значит, не может – тот маггл.
– Ага… Маггл, говоришь?
– Да. Так мы называем немагическое население.
– Хорошо… Вопрос первый ясен. Теперь… Зачем нужна волшебная палочка? Можно ли колдовать без палочки? Что будет, если дать магглу волшебную палочку?
– А…
– Давай по порядку, и, желательно поподробнее.
– Ну, давай. Волшебная палочка для того нужна, чтоб волшебник слишком много-то сил не тратил, она это, проводником служит. А без палочки колдовать можно, вот только не каждому это под силу.
– Почему?
– Так ведь… Не во всех магии одинаково, верно же?.. И, значит, не все могут столько сил-то тратить, только очень сильные маги. Альбус Дамблдор может, например, Тот-Кого-Нельзя-Называть тоже может… Да таких магов по пальцам перечесть можно!
– Кто такой Тот-Кого-Нельзя-Называть?
– Эт… Эт так…
– Хагрид, кто такой этот ваш Тот-Кого-Нельзя-Называть?
– Это… – Хагрид снизил голос до шёпота, который всё же, при желании, можно было бы расслышать в любой части хижины. – Это величайший тёмный маг современности…
– Какая прелесть! И что это означает?
– Ох, не мастер я рассказывать!
Через час. Да, безусловно, Хагрид не мастер рассказывать… Зато я мастер убеждать… УРА! Я наконец-то понял, за какие грехи тяжкие я так срочно понадобился всем магам одновременно…
– Ладно… Теперь осталось только выяснить, что будет, если маггл будет пытаться колдовать, т. е. что будет, если магглу дать волшебную палочку?
– Да ничего.
– Вообще-вообще ничего не будет?
– Да. Вообще ничего не будет. Я ж говорил тебе, что у них магии-то не хватит даже на одно, самое лёгкое заклинаньице. Хотя, есть, конечно же, маглы, у которых побольше магической энергии, те, обычно, просто удачливы, и в каком-то сильном чувстве могут немного колдовать. Но, только немного, да и вообще, это редкие случаи.
– То есть, маглы сами по себе, волшебники сами по себе?
– Ну… Да, практически. Хотя, довольно часты случаи, что в семьях маглов рождались дети-волшебники, да и у волшебников, порой, рождаются дети без магии – мы их называем сквибами.
– Да, я понял. Моя мать была волшебницей, ведь так?
– Да, и довольной сильной!
– А вот моя тётя не была. Так что же, это тётя была сквибом или мама…
– Маглорождённой? Ну… Насколько я помню, родители у твоей матери были маглы, так что, получается…
– Понятно.
Я почему-то почувствовал лёгкое разочарование. А хотя, собственно говоря, на что я надеялся-то?.. Что-то сам себя не пойму…
– Ой, Лаки… Ты уж меня извини… Заболтал я тебя совсем, ты ужин пропустил… Так что… Может чайку, а?..
– Давай…
Пока мы, наконец, допили чай и дообсуждали все проблемы, стемнело окончательно и бесповоротно. Я взглянул на луну. Да… Около половины первого.
По-быстренькому попрощавшись с Хагридом, пошёл в замок. Да… Уже полвторого… Прикинув все варианты, решил, что уже не стоит ложиться спать. Нет, четырёх часов бы мне хватило за глаза для того, чтобы выспаться, но… Столько новой информации… Я думаю, что будет лучше переварить всё вновь полученное и приняться за что-нибудь новенькое. Потренируюсь немного в колдовстве заодно…
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:56 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 18.

Сказано – и не сделано. Как это почему? Да я просто-напросто не дошёл до своей комнаты – свернул в библиотеку, за теми самыми новыми знаниями. Кто сказал, что в библиотеку ночью ходить нельзя?.. А я считаю, что только ночью и можно – тихо, спокойно, никто не мешает… Хотя… И днём тоже никто не мешает… В общем, я, как обычно, нарушаю правила. Как я довольно часто говорю – “Правила существуют для того, чтобы их нарушать”.
В итоге, я понабрал целую кучу книжек и уселся в самый-самый дальний угол библиотеки. Включил небольшую лампу, разложился. Вдруг меня начали терзать смутные сомнения. Я отошёл на три-четыре шага. Да, я так и думал – меня видно! По-быстренькому исправил это безобразие, по ходу прихватил ещё несколько книжек, одолжил у кого-то пергамент и перо, и начал проработку материала с выписыванием самых интересных вещей.
Незаметно пролетели два часа. Я решил, что надо немного растянулся.
Через двадцать минут. Ну, всё. Теперь на ближайшие десять часов растяжка не требуется.
Так, незаметно для себя, я и просидел практически до вечера. А если говорить проще – то я просто ушёл из библиотеки, когда полностью проработал весь материал.
Но, перед тем как уйти, я, естественно, вернул на место перо. Пергамент я, по техническим причинам, вернуть бы уже не смог…
Вот так, в хорошем настроении, перечитывая то, что успел выписать, я и спустился в Большой Зал (так, оказывается, он называется), где, по моим подсчётам, как раз должен был проходить ужин.
Ну, вот. Заваливаюсь я, значит, в Большой Зал с таким благим намерением, как поужинать. А там… Все какие-то нервные, сидят, еду в себя пихают. При виде меня так вообще глаза круглые сделали и вытаращились. Я, абсолютно не врубаясь, что не так, начал себя осматривать. Так, вроде бы всё на месте и в порядке. Что не так? Немного подумав, решил озвучить свою последнюю мысль.
– Что-то не так?..
А все продолжают на меня пялиться. Я даже начал подумывать о дезертирстве, когда дар речи наконец-то обрёл мой новообретённый крёстный.
– Ты где был?
Почему-то меня так и подмывало сказать “Пиво пил”. Но я не стал, засомневался, что меня правильно поймут.
– А… Я должен понимать это всё как то, что с ужином мне придётся обломаться?.. Хм… Ну, ладно… Пойду сам где-нибудь еду поищу…
И только я хотел было уйти, как кто-то со стола под жёлтым гербом наконец-то догадался подвинуться и придвинуть мне тарелку. Я тут же улыбнулся и плюхнулся на это место.
В общем-то, ужин прошёл на удивление неплохо. Я познакомился с ребятами, наелся и вообще, нормально провёл день. Узнал, что, оказывается, меня по всему замку сегодня искали – не могли найти. Почему-то ни у кого просто не хватило фантазии искать меня в библиотеке. И правильно – я, обычно, жутко злой, если мне мешают что-то закончить сделать, особенно если я решил во что бы то ни стало это самое что-то закончить.
После ужина я хотел было смотаться куда-нибудь подальше, однако, меня остановили, да и не абы кто, а сам его величество директор школы, с просьбой зайти сейчас к нему в кабинет. Естественно, что я просто не мог отказаться от столь вежливого приказа… В смысле, просьбы…
По уже знакомой мне дороге мы дошли до его кабинета. В кабинете были ещё какие-то незнакомые мне люди, Сириус, Снейп, МакГонагл (она, оказывается, по словам Хагрида, преподаёт трансфигурацию) и… И всё. С остальными я знаком не был.
– Ой! А что это нас так много?
– Гарри, будь добр…
– Я-то добр буду, но только при условии, что хоть кто-нибудь перестанет наглеть и начнёт называть всё своими именами. А если говорить проще – то меня зовут Лаки.
– Лаки… Лаки! Будь добр, расскажи нам, где ты был сегодня весь день?
– А может быть это конфиденциальная информация, которую я не могу разглашать? Хотя… Может быть, мне просто интересно – вы так и будете пытаться контролировать каждый мой шаг?..
– Лаки… Ты ведь и сам понимаешь…
– Вообще-то, я абсолютно не понимаю. Так что, будьте так любезны, объясните.
– Понимаешь, Лаки, в нашем мире война. Нигде не безопасно, тем более, что…
Директор осёкся.
– Тем более, что лет так четырнадцать назад я крупно обломал одного… Хм… Ну… Он называется себя Лордом… Хотя я лично в этом сильно сомневаюсь…
– Откуда ты знаешь?
– Вчера заходил, чайку попить, к одному старому другу родителей, он мне кое-что рассказал. Плюс, сегодня ещё кое-где откопал… Ой, знаете, всё спросить хотел… Это что, меня тут называют Мальчиком-Который-Выжил?..
– Да.
– За что? Когда я выжил, я знаю, а вот что в этом такого, я понять упорно не могу.
– Просто, никто и никогда, кроме тебя, не смог выжить от смертельного проклятия – Авада Кедавра.
– Авада Кедавра? Одно из трёх непростительных проклятий, которые называются таковыми за то, что за их использование сразу сажают в тюрьму. От этих заклятий нет щитов и защиты. Кроме Авады Кедавры непростительными считаются Круциатус – пыточное заклятие, и Империус – заклятие подчинения воли… То есть, если верить в то, что было написано в одной книжечке, Вы мне нагло врёте – после Авады Кедавры невозможно выжить. Я лично предпочитаю верить книгам, тем более старым. В них примерно на 99,9% правда, а оставшийся 0,1% – техническая погрешность.
– А откуда он столько знает про непростительные проклятия?
– Книги читать надо больше! Да и вообще, я же говорил, что у меня память хорошая… Однажды прочитав я буду помнить это всю жизнь. А что? Что-то не так?..
– Лаки… Ты не скажешь нам, где ты провёл ночь?
– Хм… Да, Вы правы… Не скажу.
– Лаки, оставь эти шуточки на потом. Ты же знаешь, у нас в мире идёт война, у нас не безопасно ходить по ночам нигде, даже в таком безопасном месте, как Хогвартс. Лаки, где ты был?
– Поражаюсь вашей недогадливостью! Ну, естественно, что я был в библиотеке! Откуда бы ещё у меня было бы такое количество информации о большинстве заклинаний, а? Нет, ну скажите! Мне интересно!
Присутствующие немного растерялись. Небось, думали, что я себе уже девчонку подцепил и шлялся с ней под луной – типа как романтика…
– Но… Мы же смотрели в библиотеке…
– На вас посмотреть, так я бы стал там сидеть на самом видном месте! И, к тому же, я представляю, как вы там посмотрели… Я почему-то практически уверен, что, в основном, вы искали меня в подземельях и на территории школы. Я прав?
– Ну… Да, в принципе…
– Ладно. Оставим тему “Что я делал сегодня ночью” и переключимся на другую – “Когда кто-нибудь сдержит своё обещание”.
– Хм… Мы связывались с премьер-министром Великобритании, но…
– Да, я понимаю. Сейчас даже скажу его реакцию – мы и так вам помогаем чем можем, хотя и не обязаны, мы делаем всё, что в наших силах… И что же получаем в благодарность? Вы отбираете одного из наших бойцов и теперь ещё и остальных хотите?!! Далее он сказал вам… Ну, если перевести на нормальный язык, то: “Не получите вы больше никакой помощи, на фиг нам сдались все эти ваши Лорды и войны. Верните бойца иначе получите по мозгам и вообще, откроем снова, как когда-то раньше, охоту на ведьм. А для вас это крайне плохо – у вас и так там война. Короче, верните всё на места, иначе…” Дальше у него, наверное, не хватило словарного запаса, и он вас просто-напросто выгнал. Я угадал?
– Смысл – да. Ты об этом догадывался, значит, у тебя может быть, есть предложение, что сделать?
– У меня есть предложение, что сделать…
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:56 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 19.

Эта неделя для премьер-министра Великобритании явно была одной из самых худших за всю его карьеру. Вы спросите, почему? Ведь его рейтинг всё растёт, да и вообще, он сейчас на пике популярности. А всё из-за этого самого отряда “Звери”, которые успешно ликвидируют все проблемы с обеспечением безопасности в стране. В экономике рост, страна процветает… А у премьер-министра настроение, как говорится, ниже плинтуса. Почему?
Что можно было бы сказать о премьер-министре, как о человеке? Он был достаточно добрый, достаточно жёсткий и вообще обладал всеми качествами лидера. Он действительно беспокоился о своей стране, делал всё для её благополучия. И тут… Эти волшебники. Нет, хорошо, он понимал – у них война, у них гибнут люди, им нужна помощь. И он добросовестно эту самую помощь и оказывал. Даже специалистов всевозможных отдавал, которые могли бы принести столько пользы его стране!.. И тут такая неблагодарность! Нагло похитить одного из его самых лучших бойцов. Нет, даже не одного из лучших – Лаки всегда был лучшим, не говоря уж о том, что он был его любимцем… Но и этого мало – теперь они ещё и остальных хотят забрать! Кошмар! В его голове вертелись мысли о том, что бы сделать, чтобы вернуть бойца. Однако хоть он и думал об этом уже достаточно долго, ничего путёвого придумать он так и не смог.
Уже давно стемнело, ему пора было идти домой, но… Что-то хотелось просто посидеть перед камином, с бокалом виски в руках, хотелось просто подумать обо всём и ни о чём. И вот, когда он уже практически успокоился и даже смог наконец-то расслабиться…
– Привет…
Он вскочил и не поверил своим глазам. Это был… Лаки.
– Нет, это не ты перепил. И вообще, что за приём?.. Мне что, не рады?.. Ну, ладно тогда… Я пойду…
Он всё же пришёл в себя, поприветствовал меня, мы пожали друг другу руки, я прыгнул в соседнее кресло и весьма многозначительно стал посматривать на бутылку виски, которая стояла на столике перед камином.
– Вообще-то, в Великобритании, лицам, не достигшим двадцати одного года, пить алкоголь запрещается.
Я весь скривился, взял бокал в руку и прямо умоляюще посмотрел на него.
– Между прочим, и работать мне тогда тоже нельзя…
Премьер-министр с шутливым укором подал мне бутылку.
– Ты меня несколько переоцениваешь… Хотя…
– Нет, Лаки. Только один бокал.
– Как?!! Только ОДИН?!! Нет, я протестую! Я просто протестую. Как минимум три. Как минимум!
– А ты не лопнешь, деточка?
– А ты налей, и отойди! И вообще, алкоголь полезен для здоровья…
– В небольших количествах.
– Три бокала – это и есть небольшое количество.
С этими словами я налил себе полный бокал виски и начал понемногу пить. А если говорить проще, то просто выпил за раз полбокала.
– Эй, Лаки, Лаки! Смотри, не напейся ещё!
– Я? И напиться? Не смеши мои тапки! Знаешь, я пить умею. Мне хоть сколько – всё нипочем. И потом, не только же у тебя неделька не выдалась!
– Да… Неделя кошмарная, ты прав…
– Ты за меня беспокоился, да?.. Ну, признавайся же! Я ведь знаю, что да!
– Честно скажу, что тебя я бы даже усыновил…
– Да… Ты говорил… А я тебе честно скажу, что я бы не отказался бы от такого вот приёмного отца… Однако… Что-то всё становится только хуже и хуже… Кстати, а ребята знают, что я жив?..
– Да, я им уже сообщил. А ты как, сбежал?..
– Пробовал. Не слишком-то получилось… Хотя… Нервы я им уже успел потрепать, и довольно сильно.
– Представляю… Мне уже заранее жаль этих людишек, которые рискнули с тобой связаться… Так как ты здесь оказался?
– В процессе доведения всех и сразу до белого каления, я умудрился взять слово с главного среди волшебников, что он договорится, чтобы я смог работать и здесь. В общем, придётся и там чуть больше, чем мы раньше делали… И ребята… Мы просто перенесём нашу базу, мы так же будем работать и обеспечивать безопасность для своих, но… У них там просто катастрофа. Паника, ужас, страх. У них на главной улице практически народа не было в праздник, все вообще по домам сидят и бояться… Послушай, будет действительно лучше, если ты разрешишь… Скажем так, арендовать нас… Что скажешь?..
– Я не хочу вас подвергать ещё большей опасности. Вы и так постоянно под пулями, у вас и так постоянная игра со смертью… Ты же понимаешь, мы не можем вами рисковать… Вы слишком ценные, как бойцы, и, кроме того… В конце-концов, вы ещё дети! Ты же знаешь, что я был против этого проекта. Использовать детей!..
– Почему же вы тогда всё же разрешили этот проект?..
Возле двери стоял директор Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, сам Альбус Дамблдор.
– А он и не разрешал. Это было при другом премьер-министре, а выкидывать нас на улицу было бы очень глупо, да и вообще – делать было уже всё равно нечего…
– В этом случае я приношу свои глубокие извинения уважаемому премьер-министру.
– Ну, так что ты решил? Ещё ничего? Ой, это, наверное, надолго… Поэтому я, пожалуй, пойду на своё место… Кстати, у тебя ничего пожевать нет?..
– Есть, конечно. Там же, где и всегда.
– Но… Ты же не голодный! Ты же только что с ужина!..
Премьер-министр слегка улыбнулся, я тоже. Да… Они ничего не знают обо мне, абсолютно ничего…
– Он всегда голодный. Хоть сколько его корми. Кстати, Лаки!
– Мм?..
– Если будет мало, посмотришь ещё в соседнем ящике – там тоже есть.
– Мм!!!
Я быстро спрыгнул со своего места (читай, с подоконника) и быстренько вскрыл соседний ящик. Тут было, в принципе, то же самое… Но… Так как ничего не взять я просто бы не смог, да и вообще, я всегда голодный… Короче, пополнив ещё не успевшие закончиться запасы, я хотел было прыгнуть обратно на подоконник, но…
– Так… А тут кто-нибудь пить будет?..
Все на меня посмотрели с видом, что здесь ВООБЩЕ никто не будет пить.
– Ну, раз никто из вас пить не собирается…
Я взял себе бутылочку виски и стакан.
– Лаки! А ты, случаем, ничего лишнего не взял?
– Да, наверное… Думаешь, стоит положить стакан на место?.. А, с другой стороны, пить из горла… Нет, я, пожалуй, не стану ничего возвращать.
Я быстро прыгнул на подоконник и начал методично поглощать всё, что принёс собой, периодически всё это безобразие запивая.
На меня как-то покосились было вначале, но, позже, абсолютно перестали обращать внимание. В итоге, через двадцать минут они пришли к консенсусу, а ещё через час договорились насчёт всех деталей. Вот так… А я, к этому времени, уже успел выхлебать весь виски и съесть всё, что мог. Короче, вечер удался.
– Лаки, мы всё уже обсудили. Идём!
– Что значит идём?.. Лаки останется здесь. Он сейчас поедет на базу, к друзьям.
– Я придерживаюсь мнения нашего уважаемого премьер-министра… Короче, я хочу на базу к друзьям! И рискните только сейчас меня обломать, так по мозгам получите, что ни один дворник, ни за миллион долларов, не согласится эти самые мозги очищать от пола, потолка и стен. И это не пустая угроза, я не шучу.
– Лучше будет если Лаки действительно поедет сейчас на базу. Ему же вещи ещё собрать нужно, вы это ведь и сами прекрасно понимаете. Тем более что ему ещё нужно и с друзьями поговорить. И потом, база – это одно из самых безопасных мест в мире.
– Ну, хорошо…
– Мы, я так думаю, успеем завтра переехать до обеда. Короче, жизнь удалась и не надо мне сейчас портить всё настроение! Всё! Всем пока!
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:56 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 20.

Примерно в двенадцать за нами прибыли волшебники. Естественно, что всё было уже давным-давно готово. Всё, что нужно, мы побросали в специальные порталы, которые и переправили наши вещи. Вот, вроде как, и всё. Чёрт, какой же Ричард странный, а! Я, ещё когда только прибыл, сразу заметил, что с ним что-то не то… ВОТ ЧЁРТ!!!
Я резко, с силой и с разворота бью этого самого “Ричарда” ногой по торсу. Он, с такой же силой, приземляется об стенку.
– Лаки, ты что?.. Совсем сдурел, что ли?..
– Слепые идиоты!!!
– Это ещё что за наезд, а, братан?.. За слова ответишь?
– Отвечу! Какого d’@#?& никто из вас не увидел, что это *^$@~’h% на самом деле никакой не Ричард!!!
– Ты чё ваще волну-то гонишь, а?
– Волну, говоришь, да?.. А когда это у нас Ричард курил? Да он же помешан на здоровом образе жизни! Не смешите мои тапки! О, кажется, кто-то очнулся… Ребят, вы уж меня sorry, но он мой…
Я подкатываю к только начинающему приходить в себя “Ричарду”, мило ему улыбаюсь, поправляю ему причёску.
– Приветики… Ну, как там твои грязные делишки, а?
– Лаки!!! Это что вообще значит, а?
– Ой! Ты же не знаешь! Я ненавижу, когда кто-то моё имя знает, а я его – нет. Давай сейчас, по-быстренькому, исправим эту несправедливость, хорошо? Тебя как зовут?
Я, всё так же лучезарно улыбаясь, достаю пистолет, снимаю его с предохранителя и наставляю своему собеседнику в сердце.
– Что-то не так?.. А, это… Ой, ну ты меня уж извини… Я просто так не люблю, когда мне врут, да ещё и нагло, в лицо!.. А если говорить проще… Ричард, с какого это перепуга ты вдруг стал курить, а?.. А если говорить ещё проще и короче, то где же Ричард и что ты здесь делаешь?..
Мой собеседник явно обалдел оттого что его так быстро раскусили.
– Не дай боже кому-то сейчас сказать “Я за него”… Отправлю к праотцам.
А в ответ ему было молчание…
– Знаешь, у меня было довольно тяжёлое детство… Мне довольно мало приходилось играть… Давай, мы сейчас с тобой восполнил этот пробел в моей жизни, а? Чур, будем играть в “Кошки-мышки”. Я кошкой! А… Давай я тебе объясню правила игры. Ты же видел, как кошки играют с мышками, да?.. Ой, это так интересно! Они вот их и так, и сяк, и об стенку шмяк… Вот, вроде как, уже и смотришь на эту мышку, и думаешь, что всё – сдохла… Ан нет! Настоящая кошка никогда не даст мышке умереть раньше, чем она наиграется… Даже сознание потерять не даст… В общем, это будет очень интересная игра! Давай, соглашайся!
Этот самый “Ричард” почему-то позеленел, потом побледнел, потом покраснел… Потом мне надоело смотреть на эту смену цветовой палитры, и я оборвал сиё представление.
– Хотя… Мы можем и не играть… Если мне кто-то сейчас всё расскажет и покажет, а также проводит и вообще, сделает всё, что я скажу…
– Х-Хо-р-ро-ш-шо…
– Это ты как – по жизни заикаешься, или только в экстремальных ситуациях?.. Уже можно перестать бояться… Практически…
– Со мной будет всё нормально, да?..
– Может быть… Ты Упивающийся?
– Да. Тёмный Лорд велел мне следить за Вами, желательно было бы ещё и зелья вам в еду подмешивать…
– Как ты принял этот облик? Насколько я помню, оборотное зелье действует только час, а затем нужно снова его принимать. Что-то я не припомню, чтобы ты каждый час что-то пил.
– Достаточно одного глотка, чтобы продлить действие зелья.
– Так… И для этого зелья нужна частичка того человека, в которого хочешь превратиться. Причём только живого. А отсюда вытекает очень простой вывод – Ричард жив… И ты знаешь, где он находиться… Где?
– Я не знаю, как туда добраться. Я всегда аппарировал. А так… Может, это была Шотландия, а может, Уэльс…
– Знаешь, мы с тобой сейчас туда вместе и аппарируем. И, хотел предупредить… Если вдруг что пойдёт не так, ты первым получишь пулю. Это так, в целях предосторожности… Так, ты готов?.. Тогда поехали!
Я схватил рюкзак, абсолютно не отреагировал на возмущённые эпитеты в мой адрес по тому поводу, что никуда я не пойду один, и мы переместились. Как я и думал, “Ричард” не обманул – верность верностью, а своя шкурка дороже…
– Куда теперь? Где Ричард?
– В центральной комнате. Пройдёшь три коридора, свернёшь налево. Там будет комната. Пройдёшь через неё, потом через следующую. После этого будет небольшая дверка, которая ведёт в большой зал. Там Ричард.
– Организация сил противника?
– У дверей сторожа. Далее, коридоры… В коридорах никого быть не должно. В комнатах – человек по пять, небось пьянствуют да в карты играют. В зале – около двадцати. Все, естественно, вооружены.
– Каков уровень их подготовки?
– Средний. Сюда отправляют только либо совсем бестолковых, либо ненужных.
– Да?.. А ты, я смотрю, не дурак… Что ж ты к Лорду-то пошёл?
– Потому что не дурак, потому и пошёл. Сейчас перевес, и причём огромный, на его стороне.
– Своя шкура дороже? Правильная позиция. Ты мне уже начинаешь нравиться… Я бы тебе посоветовал посидеть тут, в тенёчке. Вот за тем кустиком, например… Хороший такой кустик… Ах, да… Чуть не забыл! Руки за спину, пожалуйста.
Естественно, что я его связал. А, перед уходом, ещё и вырубил – мало ли, ещё аппарирует куда-нибудь, да помощь приведёт… Нет, мне такого счастья не надо.
В это время на базе.
Первое время после таких событий все просто уставились на то место, где только что были Упивающийся Смертью и спецназовец. Потом, сработал многолетний опыт у оставшихся членов подразделения “Звери” – они начали оперативно искать выход из сложившейся ситуации.
– Вы можете определить, куда они аппарировали?
– Нам нужен Дамблдор, и срочно!
Через минуту директор школы Чародейства и Волшебства Хогвартс предстал пред нашими героями.
– Значит, нужно попробовать определить, куда они отправились?.. Так… Это на границе Шотландии и Уэльса… Так-так… Я знаю где они.
– Мы с Вами!
– Но…
– Никаких но! Если вдруг что-то случилось, Лаки никого, кроме нас, к себе не подпустит.
– И вообще, лучше брать с собой только тех людей, которые не бояться крови… Особенно в большом количестве…
– Я практически на сто процентов уверена, что там среди охранников никого живого больше нет…
– Он “пошёл по трупам”… Так что, лучше будет, если мы с вами. И потом, нам ведь тоже не безразлична судьба Ричарда!..
– Ладно, давайте сюда!
Дамблдор создал портал и отлевитировал его ребятам.
– Возьмётесь все вместе на счёт три. Раз… Два… Три!..
Ребята исчезли. Вслед за ними аппарировали все оставшиеся волшебники.
Они оказались прямо перед каким-то старым, явно заброшенным, домом.
– Ну, и куда нам теперь идти?
– Я так понимаю, что в дом…
И они пошли… Куда и хотели…
Только перешагнув порог дома, они увидели, что вся эта ветхость и заброшенность – лишь чары. Внутри дом был абсолютно нормальный, можно даже сказать, что практически новый. Волшебники сделали уже практически пять шагов вперёд, когда их окликнули спецназовцы.
– Что случилось?
– Сторожа. Двое. Ножом в сердце…
Все взглянули на этих самых сторожей. Да… Картина впечатляла…
Они прошли уже целых три коридора, а никого видно не было. Вообще создавалось впечатление, что никого больше здесь уже не было. Но, однако, это было лишь впечатление…
После третьего коридора они увидели, что слева есть дверь. Причём настежь открытая. Да… Лаки явно даже и не пытался замести следы…
– Девять… Большинство убиты ещё с порога, выстрелами прямо в сердце. Остальных – выстрелами в голову. Пистолет был с глушителем, никто и ничего не услышал…
– Он действовал, скорее всего, в состоянии аффекта. Обычно он подчищает следы и избавляется от трупов… Или же он хотел, чтобы мы его нашли…
– Да… Второй вариант предпочтительней…
– Почему?
– В первом случае он и в нас вполне может выстрелить…
Все отправились дальше. Пройдя всего один маленький коридорчик, они снова увидели дверь. На этот раз, прикрытую. Естественно, что её распахнули.
– Одиннадцать. Пятерых – с порога ножами в сердце…
– Одновременно, что ли?..
– Да. Он всех в буквальном смысле прирезал…
– Почему?
– Чтобы в следующей комнате не услышали звуков выстрела. А эти… Они даже и пискнуть не успели…
– Да, не успели… Лаки потратил на каждую комнату примерно по минуте, не больше. А, может, даже и меньше… К сожалению, этого мы уже никогда не узнаем.
– Почему?
– Лаки никогда не делится “секретами производства”. Никогда и ни с кем… Ну, что? Пошлите дальше?..
И пошли. Огромный коридор вёл куда-то далеко-далеко. Ребята из “Зверей” почему-то стали ощупывать стены. Шагов через семь они нащупали маленькую дверку и остановились. Мы распахнули её, а там…
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:57 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 21.

– Ну, вот все и пришли… А то я вот уже даже сомневаться стал, что Вы станете нас искать, а если станете, то найдёте… Да, пожалуй нужно было всё-таки рисовать вам стрелки, чтобы не потерялись…
В огромной зале, на единственном целом окне, на подоконнике, я и сидел.
– Двадцать семь, да?.. Ты так и не снял глушителя… Они были очень лёгкой жертвой, да?.. Они не ожидали нападения?..
– Да… Не ожидали… Они тут пили… Кстати, неплохой напиток!.. Есть, конечно же, и получше, но… Это тоже ничего… Чем-то на виски смахивает…
Я залпом допил одну бутылку и взял другую.
– Хотите попробовать?.. Ричард, ведь, за твоё чудесное освобождение, ты мне разрешишь немного выпить, правда?..
Ричард выглядел абсолютно нормально – только не хватало немного волос. И никаких повреждений у него тоже, вроде как, не наблюдалось… Хотя, может, они и были, но он бы всё равно не разрешил бы мне себя осмотреть… Ричард сидел рядом со мной на том самом подоконнике.
– Если это, как ты сказал, немного, то я – Упивающийся Смертью…
– Ой, да ладно тебе… Не психуй… Будешь ещё?..
– Давай…
Я достал ещё две целые бутылки этого напитка и протянул одну из них Ричарду. Мы чокнулись, после чего выпили. Естественно, что прямо из горла…
– Ричард, как думаешь, они долго будут на нас ещё пялиться, или им это скоро надоест и кого-то посетит, наконец, такая светлая мысль, как дать нам порталы на новую базу?.. Кстати, ты знаешь, базу переносят! Ой, а это же отличный повод выпить!
Мы ещё раз чокнулись и выпили.
– Ладно, пока они тут копаются… Мне нужно ещё уладить проблемы с тем “Ричардом”… Вы пока идите назад, у порога дома встретимся…
Я прыгнул из окна – тут всего было каких-то пару метров. Приземлился я, не смотря на всё количество выпитого спиртного, нормально. Сразу же нашёл один такой симпатичный кустик и, естественно, “Ричарда”. Он был ещё без сознания. Ничего, сейчас приведём его в это самое сознание…
– Enervate!
Ой, а у меня, оказывается, это заклятие очень даже и неплохо получается… Какой я молодец! Прямо таки горжусь собой!
– Привет! Извини, что я тебя вырубил – вдруг у кого-то бы разыгралась фантазия, да и этот самый кто-то решил бы пойти за подмогой… Да, это было бы не слишком актуально… Кстати, тебя как зовут-то хоть?..
– Джек…
– Да?.. Ну, что же, Джек?.. Пойдёшь сейчас со мной, а?..
– А куда я денусь?..
– Ну… Есть ещё альтернативный вариант – на тот свет…
– Я придерживаюсь первого варианта…
– Ой, да я и не сомневался!
Я разрезал ему верёвки, помог встать, и мы направились к порогу дома.
– Это Джек, он Упивающийся Смертью!
Все на меня вытаращились. Я им тихо прошептал, слегка отгородившись от Джека, но так, чтобы и ему было слышно.
– Классный чувак… Он мне определённо точно нравится!
Далее я уже говорил в полный голос.
– А мы что, так и будем здесь, как придурки последние, торчать? Может быть, хоть у кого-нибудь хватило мозгов создать портал?..
Оказывается, что хватило. У директора. В общем уже через минуту мы были в Большом Зале. А там – как раз обед!
– Ой, ну я же говорил вам вчера, что мы как раз к обеду успеем! Ой, кстати, а где здесь можно руки помыть?..
Я ещё раз посмотрел на свои руки, да и вообще себя оглядел – да, я выгляжу очень круто. Скажем так, только теперь я понял, почему все так уставились именно на меня. Я был весь, полностью весь, в крови. И, причём, явно в чужой…
– Слушай, Бали… Сколько я сегодня, а?.. По моим подсчётам, примерно двадцать девять… Я прав, да?..
– Нет. У тебя только в последней было двадцать семь. Всего же – сорок девять.
– Да?.. Блин, считать надо будет в следующий раз, хоть бы для вида… Короче, я тогда в свою комнату – она ведь всё ещё моя, ведь так?.. Да?.. Ну, тогда я туда – в душ. Просьба не беспокоить. И… Оставьте мне обед. Я такой голодный… Как из голодного края… Ну, короче, я полетел.
И я… Нет, конечно же, не полетел. Я побежал. В своей комнате я быстренько искупался. Оказалось, что на мне действительно ни царапинки, и вообще, всё хорошо. Разве что… Есть я хочу так, будто бы как минимум неделю голодал.
Буквально через десять минут я уже снова был в Большом Зале. И вот только я зашёл как, по закону подлости, вся еда исчезла. Я посмотрел на часы – обед закончился.
– Да… Помнится, я попросил кого-нибудь оставить мне обед. А… Мне что теперь, обломаться с идеей поесть? Я буду протестовать! Устрою митинг и вообще…
У меня не хватило слов, и я просто махнул на них рукой и пошёл обратно, к себе в комнату. Решил пойти в посёлок, что видел из окна. Там, сто процентов, есть какой-нибудь магазинчик, где можно купить что-нибудь пожевать. Ради такого благого намерения я даже очень-очень быстро переоделся в чёрную мантию с капюшоном, полностью скрывающую фигуру и лицо. Так как для меня безопасность всегда была превыше всего, то я, естественно, надел бронежилет и вооружился. Всё! Агент Лаки готов к рискованному походу за едой!
Так, практически всё. Ну, вот я положил волшебную палочку в рукав мантии, закрепил её. Ага, и деньги взял… Вот теперь уже точно всё. Хотя… Написать записку, что ли?.. А, может, пусть лучше поищут меня по всему замку?.. Нет, всё же напишу.
Ушёл ненадолго. Искать не надо.
Лаки.
Вот почему-то больше чем уверен, что искать они всё же будут. Ладно, моё дело предупредить… Чтобы нашли сразу, я с помощью заклятия левитации оставил записку, в свёрнутом виде, парить посередине комнаты. Всё, теперь моя совесть чиста настолько же, насколько пуст желудок. Надо срочно исправлять последнее! Так что всё! Я трогаюсь в путь.
Сначала я пошёл на башню – оглядеть окрестности. Примерно определил, как буду пробираться к посёлку. Так… Получается, что я ухожу примерно на полтора, может два, часа… Хотя… Нет, я сделаю по-другому. Я приду только к ужину. А до этого похожу немного, погуляю, территорию изучу.
Через некоторое время я уже был на первом этаже. Так, вот это окно расположено ближе всего к лесу. Я нырнул за шторку, открыл окно и вылез. Далее я довольно плотно прикрыл окно и спрыгнул. Всё. Теперь самое сложное – нужно прокрасться эти сто метров так, чтобы меня не заметили. Самым простым вариантом кажется пробежаться… Я как раз стометровку бегать люблю… Нет, я лучше буду бегать зигзагами, прятаться и оглядываться.
Я добежал до первого дерева. Огляделся – никого. До второго, и так до тех пор, пока не добежал до леса. Всё. Самая сложная часть позади. Теперь надо только выйти к тропинке и стараться держаться рядом с ней. Ага, вот и она. К сожалению, пойти прямо по тропе я не могу себе позволить – слишком уж хорошо меня тогда будет видно.
Через некоторое время показался посёлок. Да! Я сделал это!
Тихо прошёл по пустым улицам, приглядываясь к вывескам и всё запоминая. Так. Тут два бара – “Три метлы” и “Кабанья голова”. В первом – до фига народа, а во втором – практически нет. Всегда знал, что если тебе надо прятаться, то иди туда, где народа больше. Именно поэтому я пошёл в “Кабанью голову”. Как это почему?!! Да я просто-напросто хотел бы слиться с теми подозрительными личностями, которые там сидят и потом, я очень и очень сильно сомневаюсь, что меня бы стали искать в посёлке, тем более в таком баре.
В общем, я зашёл. Подошёл к бармену и сказал.
– Что-нибудь, на ваше усмотрение…
Я кидаю пару золотых галеонов. На меня вытаращились все в баре. Да, я помню, что это очень большие деньги.
– Может быть, Вы хотите, хм…
– Я же сказал вам уже, что на ваше усмотрение… Только… Что-нибудь мясное, побольше и что-нибудь выпить покрепче. Принесёте заказ к столику.
Я повернулся и сел за самый дальний столик, так, что вокруг меня тоже никого не было. Хозяин достаточно быстро принёс мне мой заказ.
– Это…
– Меня не слишком волнует, что это. Спасибо.
Хозяин ушёл. Я попробовал мясо. Ничего, нормально. Попробовал, что мне принесли попить. Да… Довольно крепкий напиток. Это хорошо. Я быстро всё съел и залпом осушил стакан с чем-то, подозрительно напоминающим наш мартини по вкусу, но не по крепости. Этот гораздо крепче.
Я подозвал бармена.
– Значит так. Мясо не слишком, принеси что-нибудь получше и побольше, а вот напиток ничего. Принеси мне бутылку.
Я положил на стол четыре галеона.
– И побыстрее, пожалуйста.
– Да-да, конечно же, сэр!
Буквально через минуту у меня на столе было что-то, очень даже хорошо пахнущее. Да… Мясо forever! Блин, и почему меня всегда так тянет на мясо и спиртное после того, как я кого-нибудь убил?.. Кстати насчёт спиртного. Бутылку я открыл с только мне свойственным профессионализмом – буквально за какую-то секунду. Хлебнул из горла. Да… Так гораздо лучше. Хозяин всё ещё был здесь, видимо, хочет что-то сказать. Я сделал вид, что слушаю.
– Простите, сэр… Но я бы попросил вас не слишком много пить… Этот напиток… От него очень быстро пьянеют…
– Пьянеют те, кто пить не умеет. Но, спасибо за предупреждение.
Я быстро всё съел, допил свой “мартини” и ушёл. Так, куда теперь?..
– Руки вверх поднимай! Деньги где?
Я со всей силы врезал этому идиоту-грабителю локтём в пах, после чего перекинул через себя и положил на лопатки. После я за шиворот втолкал его в бар, швырнул в ноги к хозяину.
– Что за бар! Кошмар. Мясо жёсткое, алкоголь некрепкий… А ещё, тут сидят всякие гниды… – я присел к тому грабителю-идиоту, который как раз только начал проявлять признаки жизни – которые насколько тупые, что просто не могут представить, что я бы мог с ними сделать…
Я встал.
– Ах, да… Хотел спросить… Нет ли среди вас, господа, ещё таких вот идиотов, которые готовы умереть за один галеон? Нет? То есть, я могу быть уверен, что мне больше не придётся пачкать руки о непонятно что? В этом случае, прощайте, господа! Надеюсь, больше не увидимся.
Я вышел, закрыл дверь. Ой, ну, всё же, хороший сегодня день… Учителя своего я спас, пообедал неплохо, выпил хорошо… Ещё и подрался!.. Какая прелесть! Прямо сказка! Почаще бы так. Жаль, но у меня сейчас абсолютно нет никакого желания гулять. Есть только одно желание – поспать. И не абы где, а чтобы вид хороший был. Короче, я хочу на крышу. А если я хочу, значит, я там буду.
По знакомой мне уже дороге я прошёл обратно, так же, зигзагами, пробежал до окна. Залез на… Подоконник это называется, что ли?.. В общем, я залез, открыл окно, спрыгнул. Незаметно прокрался к той самой башне, с которой оглядывал территорию. Далее я кое-как залез на крышу башни. Оттуда – чуть дальше, аккуратненько, на более-менее ровную площадочку. Посидел немного, посмотрел вокруг, подумал. Заснул я достаточно быстро – сказалась усталость и тот факт, что я не спал уже две ночи.
Я не слишком помню, что мне снилось. Помню, что вокруг меня много людей, стоящих на коленях. Они о чём-то мне рассказывали. О чём-то плохом, наверное, потому что я очень злился. Даже встал с трона и выгнал всех слуг-идиотов. Походил немного, подумал. И всё… Я проснулся.
Это был какой-то очень странный сон… Всё было так… Реалистично, что ли… Все чувства, все люди… Да… Такие сны мне в последнее время снятся достаточно часто. Интересно, что они означают?..
Блин, избавляться от этого надо, а то я какой-то нервный становлюсь от них, злой. Кидаюсь на всех подряд абсолютно без повода… Хотя… В основном те, на кого я кидаюсь, сами виноваты… Ой, опять я начинаю заводиться… А сегодня! Я же практически пятьдесят человек убил! Кстати… А почему только практически?.. Блин, надо было ещё одного, для круглого числа… Джека, может? Он мне, на самом деле, не слишком-то… Туповатый какой-то. Ну, вот. Я опять. Ведь только что сам себе столько раз говорил, что не буду кровожадным монстриком… Ой, как же всё запущено…
А место это мне определённо точно очень и очень нравится – тут красиво, тихо и вообще… Как-то расслабляющее на меня всё это действует… Так, а я что, хотел спуститься к ужину?.. Я передумал. Нет, я точно решил – буду здесь ночевать. Тут, конечно же, прохладненько, но… Я здесь, вроде как, на свежем воздухе…
Интересно, а меня искать будут?.. Да, наверное… Ну и пусть ищут… Кому же жалко… Блин, не надо было всё же записку им писать… Я ведь сказал, что ненадолго… Хотя… Я и так ненадолго… Что-то скучно становится здесь одному. Мне срочно нужна компания! Хоть какая-нибудь. Блин, может, змейка моя, Салли?.. Как бы её сюда… Может, манящим заклятием? А что, прикольно!
– Accio змея Салли!
Чёрт! А как же она сможет прийти ко мне, если она в моей комнате заперта?.. Упс… Что-то я об этом не подумал. А ещё я не подумал, что мне реально переливается всеми цветами радуги возможность быть укушенным. Ой-ой-ошеньки!.. А у меня же змейка-то ядовитая! Ай, какой я… Хм… Тупой сказать нельзя, как никак, а о себе говорю… Блин, вот ведь как интересно получается…
А вот и Салли! Так… Кажется, мои знакомые ветеринары советовали в таких случаях говорить с животными… Вдруг они что-то из услышанных оправданий поймут?.. Я посмотрел на явно злую змейку, выдавил из себя улыбку, посмотрел ей в глаза и сказал.
– Прости… Просто было как-то… Одиноко, что ли? И я сразу про тебя вспомнил. Прямо вот сразу. Знаешь, вот так вот подумал “А как там моя любимая, единственная и неповторимая змея?”. И произнёс манящее заклинание. А вот потом только сообразил, что ты, наверное, бедненькая, сейчас в моей комнате запертая…
Да… Не слишком убедительно, но вроде не кидается, не кусается… Уже неплохо… Ой, а Салли что-то ползёт ко мне… Какие-то у меня появляются странные мысли о том, что от укуса змеи умирают достаточно быстро… Прямо таки до безобразия быстро… И с крыши никуда не слезешь…
А Салли меня почему-то кусать не стала, а обвилась вокруг левой руки.
– Ниш-шего страш-шнохо, хоз-зяин… В с-следующ-щий р-раз-з про-осто поз-зовит-те, и я прийд-ду…
– А… Я что, могу разговаривать со змеями? Или это ты можешь разговаривать с людьми? А! Это, наверное, все волшебники умеют, да?..
– Нет, хоз-зяин… Эт-то вы ум-меет-те гов-вор-рить на яз-зыке з-змей. Эт-то оч-чень р-ред-дкий д-дар-р…
– Да? Но, как же это?.. Я? Я что…
– Ш-шип-пит-те по з-змеин-ному, хоз-зяин…
– Да?.. Мне кажется, или это неплохо?
– Эт-то оч-чень хор-рош-шо, хоз-зяин…
– А… Тебя как зовут? Меня Лаки.
– В-вы с-сам-ми долж-жны наз-звать м-мен-ня, хоз-зяин…
– А я и назвал. Салли. Как тебе?
– М-мне н-нр-рав-вит-тс-ся, хоз-зяин…
– Да… А не могла бы ты, Салли, рассказать мне, что сейчас происходит в замке?
Салли могла бы, и рассказала. Причём в подробностях – она хоть язык людей и не понимает, но по эмоциям она мне всё очень и очень хорошо расписала. Она спокойно спала себе на своём месте, когда в комнату постучали. Естественно, что никто не открыл. Постучали ещё раз. Опять не открыли. Пришедшие оказались весьма и весьма настойчивыми, поэтому бедной змее пришлось минут пять слушать, как они стучат и зовут под дверью. Наконец, им это надоело. Они, с помощью заклинания, открыли дверь. Зашли и увидели парящую записку. Сразу к ней. Взяли, прочитали. Изменились все в лице, оббегали всю комнату, в ванную и под кровать заглянули. Убедились в чём-то, покивали. Ах, да… По рассказу Салли пришедших было трое – по описанию это были Сириус, Снейп и Дамблдор. Честно говоря, не представляю, зачем они ко мне приходили… Небось мораль читать… Так, что-то я отвлёкся. В общем, когда эта троица хотела уже уйти, Салли поняла, что ловить здесь больше нечего, а неплохо было бы посмотреть для меня, что там происходит… Она-то, оказывается, знала, что я змееуст (так называют людей, которые могут говорить на языке змей). В общем и целом, Салли отправилась за этой троицей. Подождала их немного в коридоре, а когда они вышли, то поползла за ними. Они о чём-то переговаривались. Были все напряжённые. Я так думаю, что они просто высказывали свои догадки о том, куда я делся. Так, я опять отвлёкся. Салли проползла так до библиотеки, которую они обошли несколько раз, заглянули во все углы, и вообще, искали меня чуть ли не под всеми книгами. После чего они, наконец, вышли. Пошли в какие-то комнаты, постучались. Выглянула симпатичная блондиночка (сто процентов, что Бали), они ей что-то сказали, после чего она позвала остальных девчонок. Далее, они так же позвали пацанов наших и Ричарда. Все куда-то пошли. Салли за ними. Они разделились и стали искать по всему замку. Салли же последовала за директором. Он пошёл куда-то, предположительно к себе в кабинет, когда Салли заметила, что Снейп свернул куда-то не туда. Она проползла немного. Подозрения оказались напрасными – Снейп шёл за МакГонагл. Вместе они организовали учеников, которые стали меня искать. Далее ничего особо примечательно не происходило. Салли была на первом этаже, когда её вдруг куда-то с силой потащило. Благо, какое-то окно было не совсем закрыто. В общем, Салли вытащило на улицу и по воздуху – на крышу. А тут я, её любимый хозяин. Змея, которая в процессе полёта уже начала была думать, какую порцию яда она собирается подарить ублюдку, столько нагло её призвавшему, увидела и растаяла. А тут я ещё и извинился. Да и по-змеиному с ней поговорил. Всё. Ничего для счастья ей уже больше было не надо. Вот и весь рассказ.
– Знаешь, лично меня возмутило до глубины души то, что они пытаются контролировать каждый мой шаг, чуть что – сразу искать!.. Кошмар! Никакой личной жизни! Всё! Если раньше я думал к завтраку спуститься и сказать даже, где был, то теперь… Нет! Теперь я спущусь ночью, через окно залезу к себе в комнату, буду отсыпаться. А проснусь только когда кто-нибудь зайдёт ко мне в комнату. А когда спросят, где я был, скажу… Стоп. Салли, а они в шкафу смотрели?
– Нет-т, хоз-зяин…
– Вот-вот. Скажу, что в шкафу прятался. От них подальше. Что скажешь, Салли? Идейка не слишком, но подействует, да?..
– Поч-чему н-не с-слиш-шком? Оч-чень д-даж-же н-нич-чего…
– Думаешь?.. Ну, что же… Посмотрим… Осталось всего каких-то три часика, и мы спустимся. А сейчас… Давай поговорим?
Змея поговорить была не против, поэтому за три часа я успел ей рассказать, как я жил у Дурслей, почему сбежал, перечислить и даже описать основные события моей жизни как профессионального убийцы, как попал сюда и как узнал, что я волшебник. Салли же, в свою очередь, рассказала, что жила два года в лесах, на родине, а после её поймали и продали в какой-то магазин. Потом она увидела меня и сразу поняла, что я – её будущий хозяин, но, так как я этого ещё не знал, пришлось ей подраться с другой змеёй из их террариума, чтобы её достали оттуда. А, в процессе извлечения её из клетки, я её и заметил.
Мы как раз обсудили все важные проблемы и собирались уходить, как вдруг я вспомнил слова Салли о том, что змееязычие – очень редкий дар.
– Салли… Ты говорила, что змееустов было всего не так много… Кто? Ну… Хотя бы самых известных назови.
– С-самым из-звес-стным и в-вел-ликим в-волш-шебником с-среди з-змееус-стов был Салазар Слизерин. Он ж-жил оч-чень д-давно… Больш-ше тыс-сяч-чи лет наз-зад…
– И что же такого великого он сделал?
– Он – од-дин из ч-четыр-рёх ос-сноват-телей эт-той ш-школы. Пр-равда, п-пос-сле, он рассорился с т-теми, др-ругими тр-ремя, и уш-шёл…
– Из-за чего они рассорились?
– Из-за в-вопрос-сов пр-репод-давания… Салазар был пр-ротив пр-реподавания магии неч-чистокр-ровным волш-шебникам… Ах-х, ну и ещ-щё… Он ж-же б-был т-тёмным маг-гом…
– Тёмным? Меня терзают смутные сомнения… А сколько вообще светлых волшебников было среди змееустов?
– Нис-сколько, хоз-зяин… Вс-се они б-были т-тёмн-ными и оч-чень с-сильн-ными… В-вел-ликими в-волш-шебн-ник-ками…
– Да? Это что же означает, что я тоже тёмный, да?.. Нет, я не спорю – святым я не был никогда… Но тёмным… Нет, я не думаю…
– Я не з-знаю, хоз-зяин… Оч-чень мож-жет быт-ть, ч-что Вы с-стан-нете пер-рвым с-светлым м-маг-гом з-змееус-стом… Даж-же с-скор-рее вс-сего…
– Почему?
– Потт-ому ч-что Ваш-ш вр-раг, тот-т, кт-то уб-бил вс-сю ваш-шу с-семью… Тём-мный Лор-рд… Он тож-же з-змееус-ст…
– Нет, всё. С меня на сегодня хватит всякого рода полезной информации. Всё! Пора уже и спать… Пошли?
Змея обвилась вокруг моей левой руки. Я осторожно, кое-как (сказывалось количество выпитого спиртного) слез с крыши и пошёл прямо в свою комнату. Мне сейчас почему-то было плевать, что меня могут найти, что могут заметить… Ничего больше не хотелось, кроме как спать.
Когда я был уже на втором этаже, я почувствовал, что сейчас надо бы спрятаться. Что я, собственно говоря, и сделал. Ну, вот. Опять я стою в той же нише и жду, когда пройдут люди и можно незамеченным смыться отсюда. О! А тут только один человек! И, причём, как будто бы на дежурстве… Ой! Как всё становится интересно!
Когда Джинни (а это была именно она) проходила мимо меня, я, уже во второй раз, затащил её в нишу, зажал рукой рот и приставил к горлу нож.
– Дежа вю прямо какое-то, правда?
Джинни заметно расслабилась. Я уже во всю улыбался.
– Ну, что? Я могу убрать всё без опаски, что ты закричишь?
Джинни кивнула. Я медленно убрал нож на место и разжал ей рот.
– Что ты здесь опять делаешь?
– Я? Шла к себе в комнату.
– Да? А что это мы так поздно, а?
– Помогала профессорам тебя искать. Кстати, а где ты был?
– Я не расскажу тебе, даже и не надейся. А если бы и рассказал, ты бы всё равно не поверила… Ну, что? Пошли по тому же маршруту, да?
Джинни вылезла из ниши, я за ней. Она что-то слегка взглянула на меня, после чего уставилась на левую руку и практически закричала. Практически, потому что я опять зажал ей рот рукой.
– Ну, что опять не так? Ты что, боишься змей? Не бойся. Она тебе бы всё равно ничего не сделала. Кстати, тебе бы не помешало бы извиниться перед Салли. И… Ещё раз повторяю свой вопрос – я могу быть уверен, что ты не закричишь?
Джинни кивнула. И снова я её отпустил.
– Ну? Салли ждёт.
– Чего?
– Извинений, чего же ещё? Она ведь не кидалась на тебя, да и вообще… Она, в отличие от некоторых, которых чуть что сразу тянет покричать, она себя вела очень даже хорошо… Для змеи… И вообще, ты извиняться собираешься или как?
– Извини, Салли. Я просто действительно боюсь змей. Кстати, а мы куда идём?
– Куда-нибудь. Ну… Давай, что ли, по тому же маршруту, что и в первую встречу? Если, конечно, ты не против и не собираешься идти спать…
– Нет, я не собираюсь.
И мы пошли по тому же пути, что и раньше, к тому же окну на первом этаже. Вот мы уже на месте. Джинни как-то нерешительно остановилась у этого окна, как будто бы колебалась, стоит ли ей, приличной девушке, сидеть с парнем на подоконнике ночью. Тем более что её наверняка не так поймут, если она об этом кому-нибудь расскажет.
– Ещё не поздно повернуть назад…
– А почему я должна возвращаться? Ничего страшного ведь всё равно не будет, ведь так?
– Да, конечно. Мы бы просто поговорили. Ты бы мне рассказала что-нибудь про Хогвартс, ведь мне же здесь учиться придётся…
Я как-то неопределённо пожал плечами, зашёл за шторку и сел на подоконник. Вскоре Джинни ко мне присоединилась.
– Ну, давай начнём разговор с банального “как тебя зовут” и “сколько тебе лет”. Отвечаю первым я, да? Зовут меня Лаки, за то, что везучий до неприличия. Но, как легко можно догадаться, Лаки – это только кличка. Моё настоящее имя, которое мне дали родители – Гарри Джеймс Поттер. Однако, этим именем я уже давно не пользуюсь и я даже скорее откликнусь на Джона, чем на Гарри… Джон – это моё другое имя, под которым я живу… Ну, в нашем деле так всегда… Теперь возраст. На данный момент мне пятнадцать лет, День Рождения у меня 31 июля. Но это тут, наверное, и так все знают. Зато здесь точно никто не знает, что минимальный возраст, который у меня под прикрытием – семнадцать лет. Мне вообще дают всегда больше лет, чем есть на самом деле. Мне иногда даже говорят, что меня можно принять за двадцатипятилетнего парня... Вот такие вот пироги. Я всё сказал, теперь твоя очередь.
– У меня никаких кличек нет, да и с именем всё просто и понятно – меня зовут Джинни Уизли. Мне четырнадцать лет, а День Рождения у меня 11 августа. Ну, так как я не знаю, что можно сказать ещё на тему имени и возраста, то расскажу лучше о своей семье. У меня очень большая семья. Начну я, наверное, с того, что живу я с родителями. Их у меня двое и зовут их Артур и Молли. У моих родителей всего семь детей. Шесть мальчиков и только одна девочка – я. Так вот получилось, что у меня шесть старших братьев. Со мной здесь, в школе, только трое из них – близнецы Фред и Джордж, и Рон. Фред и Джордж – это что-то с чем-то, да ещё и поперченное. Родились они 1 апреля, да по ним это сразу и видно. Это такие шутники и приколисты, что с ними всегда приходится держать ухо востро. Теперь Рон. Он самый младший из моих старших братьев. Он очень хорошо играет в шахматы, а учится не очень-то. О Роне можно сказать много всего, и причём не только хорошего. Поэтому я перехожу к другим старшим братьям. Чарли. Это мой самый старший брат. Он сейчас в Румынии, занимается там драконами. Следующий брат – Билл. Он работал в Египте, но теперь перевёлся и работает у нас, в Лондоне, в банке Гринготс. Ещё один и последний брат – это Перси. Он работает в Министерстве Магии и жутко этим гордится. Крайне ответственный и жутко надоедливый. Ну вот, собственно говоря, и всё… Что я могу ещё рассказать о своей семье? Ну… Папа работает в Министерстве Магии, он обожает магглов и свою работу, которая с этими самыми магглами и связана. Моя мама – домохозяйка. Она готовит, убирает и вообще, делает всё по дому… Ну… Я вроде как всё тебе рассказала…
– Ну… Раз уж мы заговорили про семью… Из кровных родственников у меня никого больше нет, а семью заменили ребята, вместе с которыми мы работаем. Ну, вот ещё Ричард… Он нам всем как отец. Классный такой, понимает всегда, если вдруг что помогает… Честно признаюсь, что я просто не знаю, что можно ещё рассказать о ребятах, поэтому расскажу немного про своих кровных родственников. До семи лет я жил у дяди с тётей. Дядя – жирный кабан, которого я всегда ненавидел. Тётя… К ней я относился лучше – как никак, а она была сестрой моей матери… У них был сын. Дадли. Жирный кабанёнок, обещавший стать даже больше своего папаши. Это была такая гнилая семейка, что я до сих пор в шоке, что я у них там не свихнулся. К своему счастью, долго я у них не жил – после того как мне только-только исполнилось семь лет, я от них сбежал. Честно признаюсь, что не знаю, зачем. Просто всё достало, всё бесило, и… Я не хотел их больше никогда видеть. На улице я был недолго – от силы часа два. На меня случайно натолкнулся Ричард, а он как раз тогда искал бездомных детей, чтобы… В общем, ты и сама понимаешь. Так вот я и стал спецназовцем. Мне вообще иногда кажется, что то, что я согласился тогда на предложение Ричарда, было самым правильным решением из всех, что я когда-либо принимал.
– А как же люди, которых ты убил?
– Да… Это в основном террористы, воры, грабители и убийцы. Таких не жалко.
– Но… Они же тоже люди и…
– И если их не убить, они бы не остановились. Знаешь, так, как ты, думаешь только до тех пор, пока не увидишь всё своими глазами. Вот когда встанет перед тобой выбор, убить ли террориста, или пусть он спокойно убьёт заложника, тогда ты поймёшь. Нет-нет, не оправдывайся… Не прочувствовав не понять.
Джинни потупилась, а я почувствовал, что пора бы и сменить тему.
– Но что мы всё о плохом да о плохом! Лучше расскажи мне о магии, о волшебном мире, о Хогвартсе. Расскажи, что это у вас за распределение на факультеты и зачем оно нужно. В общем, о жизни здесь, в школе.
Так мы проговорили с ней около двух часов, после чего попрощались.
Честно говоря, я не думал, что у моей комнаты не будет никакой охраны, однако, никого действительно не было. Дверь была закрыта, но простая Alohomora – и это больше не проблема. Мы с Салли зашли, я закрыл заклинанием дверь, огляделся. Всё тут нормально, видимо здесь никто даже и не стал время терять на сигнализацию. Ну и хорошо, а то пока отключишь, да пока всё сделаешь… А я уже очень и очень сильно хочу спать.
Я быстренько разделся, расправил кровать – и спать. Заснул я очень быстро и, на удивление, сны мне снились какие-то миленькие и даже интересные. В общем, я наконец-то расслабился.
Почему-то моими последними мыслями, перед тем как уснуть, были то, что Джинни очень даже и ничего и можно было бы попробовать с ней что-нибудь замутить, а ещё, что сейчас уже четыре часа утра и крайне интересно, во сколько мне придётся встать?
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:57 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 22.

Сквозь сон я услышал голоса. Прислушался – говорящие шли в направление моей комнаты. Я сразу же проснулся и посмотрел на часы. Шесть часов вечера. А я-то всё думал, почему это я так выспался?..
А голоса всё приближались и приближались. Я лёг получше, накрылся одеялом и попытался выглядеть просто милым спящим ангелочком. Кстати, насчёт спящим. Буду делать вид, что ни хрена спросонья не соображаю.
Голоса смолкли. Замок щёлкнул, но дверь не открылась, как её не дёргали с той стороны. Ну, а что они хотели?.. Не на простенький же Colloportus я дверь закрывал… Точнее, на него, но не один же раз…
А люди за дверью, видимо, тоже не настолько тупые. Замок щёлкнул окончательно и бесповоротно – дверь открыта. Я закрыл глаза и притворился спящим. Дверь распахнули и голоса, только что что-то бурно обсуждавшие, смолкли.
Заговорил какой-то человек, причём шёпотом (видимо, поверили, что я ещё сплю).
– Интересно… И давно он здесь спит?
Ага… Это, похоже, Снейп. А ответил ему Ричард.
– Я буду долго и неприлично ржать, если он отсюда и не выходил. Я же вам сразу говорил, что сюда надо было поставить кого-нибудь. Желательно, не одного. А вообще-то, не стоило вам даже и пытаться ограничивать его свободу. От этого только хуже будет. Ну, что… Будить будем?
– А может пусть поспит бедный мальчик?
Так, а эта МакГонагл мне нравится всё больше и больше…
– Он уже давно не спит. Да, Лаки? Лаки, прелесть моя, это я – Ричард. Давай, вставай уже, спящая красавица.
Я открыл глаза, улыбнулся и потянулся.
– Да, я слышал как Вы там пытались взломать дверь… Кстати, Ричард, я жду.
– Чего же ты ждёшь, а?
– Долгого и неприличного ржача. Ой, знал бы ты, как я сдерживался, чтобы не рассмеяться, когда сидел в шкафу и слушал, как они там меня ищут. Нет, самое интересное – в ванной посмотрели, под кроватью посмотрели, а в шкафу мозгов не хватило! Да, это было весело.
Ричард улыбнулся мне, слегка подмигнул. Я в ответ ему слегка кивнул. Вы спросите, что это ещё за азбука Морзе? Да я просто показал Ричарду, что ему я правду расскажу.
– Ричард, ты знаешь, всю жизнь мечтал встать в шесть часов. Но, по воле подлой судьбы, всегда приходилось в полшестого, и причём утра. А сейчас – в шесть, да ещё и вечера! Да… Мечты сбываются…
Я ещё разок потянулся и зевнул. Да… Жизнь прекрасна…
– Ричард… Ты, наверное, заметил, что у меня настроение до неприличия хорошее… Может, не будем его портить, а? Давай сейчас – завтрак, обед и ужин одновременно, а потом небольшая разминочка, а? Только никаких книг, хорошо? Меня от них уже просто тошнит! И вообще, физические занятия forever, ведь правда?
– Ладно… Ты всё равно только это бы сейчас и успел… Ну, давай. Вставай и в Большой Зал на объединённые завтрак, обед и ужин. Я тебя там ждать буду.
После этого обнадёживающего заявления я сел на кровати. Одеяло случайно сползло и я остался по пояс голым. Да, обычно я сплю в штанах, что с того? Наверное, именно потому, что я свято верил, что ничего, именно поэтому я вообще скинул одеяло, достал чистые вещи и пошёл в ванную.
Уже буквально через пятнадцать минут я был готов. Ну, или почти готов… Дело в том, что волосы ещё не высохли, а сушить их заклинанием я не стал – я вообще никогда не любил рисковать чем-то, в особенности здоровьем… Нет, вообще-то, рисковать я любил… Но не здоровьем. Я как-то всегда был за безопасность.
И вот я спустился в Большой Зал. Открыл двери, вошёл, а там… Мечта… Нет, день сегодня явно удался…
Моя реакция была вполне оправдана – на небольшом таком столике стояли блюда. И не какие-нибудь, а мои самые любимые… Да, бывает же… Кажется, я понял, когда смогу вызвать Патронуса… Сейчас.
Ко мне подошли директор, Ричард, мой крёстный, Снейп и МакГонагл.
– Лаки, ты знаешь… Это всё тебе.
– Да, я догадался… Кстати, я не помню, говорил я вам, или нет… Я немного в магии потренировался… И вот, когда изучал книжечку с самыми известными заклинаниями, я нашёл там одно заклинание…
Я рассмеялся. Такого настроения у меня не было уже давно. Как и всегда, когда меня переполняют хорошие эмоции, я слегка наклонил голову направо и левой рукой убрал спадающие на лоб волосы и посмотрел на потолок, который отражал настоящее небо. А небо было со мной солидарно – стояла прекрасная погода – солнышко светило и ни облачка…
– В общем… Это заклинание… Там эмоции хорошие нужны были… А они меня сейчас прямо… Ну, переполняют… Надо попробовать, а то в прошлый раз ничего вспомнить яркого не смог, у меня и не получилось… В общем, настроение не портить, и вообще… Молчать всем!
Я достал палочку, встал поудобнее, закрыл глаза, стал думать обо всём хорошем, это самое всё хорошее меня уже просто переполнило, и поэтому…
– EXPECTO PATRONUM!
Я, всё ещё улыбаясь, открыл глаза. Передо мной стоял красивый олень. Он был каким-то странным… Таким белым и ярким… Олень огляделся, ничего плохого не узрел и подошёл ко мне. Я протянул руку, чтобы погладить и слегка дотронулся… Олень исчез. Да… Вместе с оленем исчезло и слишком хорошее настроение. Пришла лёгкая, но какая-то светлая грусть… Почему-то стало как-то очень хорошо, как, наверное, не было никогда…
– Красивый был… Жалко… Ну, что же… Ничего в мире вечного нету, правда? Кроме, разве что, чувства голода, который, мне кажется, я чувствую уже целую вечность…
С этими словами я плюхнулся на стул и начал активно поглощать всё, до чего мог дотянуться. А дотянуться я мог до много чего. Через пять минут я оглядел полупустой стол. Так, мне кажется, или недоедать – это вредная привычка, от которой надо избавляться?..
Ещё через некоторое время я осмотрел стол. Ну, кое-что, конечно же осталось… Но только то, что я никогда особенно не любил.
– Вот видишь, Ричард, а ты наверняка подумал, что я лопну. А я ещё очень даже и ничего… Так… Ну, я тогда к себе – переодеться надо, а потом… Кстати, Ричард, а куда мне идти потом? К чёрту не посылать. Ну, это я так… Заранее предупреждаю… Ричард?.. Ричард! О, Боже мой, мы его потеряли! Надо срочно искать! Блин, Ричард, харе надо мной прикалываться! И Вы тоже! Что рты-то пооткрывали? Что, я тут был самый голодный, да? Так ведь сами положили всё, а теперь ещё и уставились… Ой, как же всё запущено… Нет, я так не играю… Когда в себя придёте, я у себя буду… И не бойтесь, я уже нагулялся…
Закончив свой краткий монолог, я отправился куда и хотел, как то в ванную. И не надо спрашивать, зачем я туда пошёл. На такой вопрос я вам, пожалуй, не отвечу. Ну, хорошо, раз уж вы так настаиваете… Руки я мыть пошёл… Хотя… Может, и не только… Кто же знает? Явно, что не вы.
Через некоторое время я уже был полностью готов и стал думать, что бы ещё сделать… Ну, кровать сейчас заправлю…
Так, я уже и кровать даже заправил! Боже, какой беспредел! Ведь, обычно, без ста пятидесяти пяти напоминаний я никогда не заправляю!.. Да… Старею… Хм… Нет, скорее взрослею… Вот так вот, ну а что делать, коли всё настолько запущено, что взрослых людей уже впечатляет тот небольшой факт, что в одного простого подростка может влезть достаточно много еды?.. Да… Дожили…
Нет, мне определённо точно нельзя сидеть без дела. Вот я сейчас пять минут ничего не делал – и уже готов на стенку лезть. Кошмар! Кто-нибудь, помогите! Хм, кажется я знаю, что буду делать…
Я достал волшебную палочку и запер дверь.
– Салли, я сегодня создал Патронуса. Точнее, прямо сейчас… Полноценного Патронуса… Выходит, что я светлый, да? В книге же написано было, что только сильные светлые маги способны на создание Защитника. Нет, конечно же, простые волшебники тоже могут вызывать, но… У них он слабенький получится… Так что ты можешь мне сказать по этому поводу, а?
– Я рад-да за Вас-с, хоз-зяин… Од-днако, даж-же ес-сли б-бы Вы и с-стали т-тёмным маг-гом, Вы бы вс-сё рр-авно с-смогли бы выз-зывать Патронус-са, хоз-зяин…
– Да?.. Значит, не такой уж я и светлый? Хотя… Да, ты права… Светлые маги здесь небось вообще – белые и пушистые… А я ведь убивал, да и не один раз…
– Да, хоз-зяин… Но т-то, чт-то ты знае-шшь вкус-с убийс-ства, не оз-значает, чт-то т-ты п-плохой…
– В который раз убеждаюсь, что у меня очень даже умная змея… Хотя, нет… Змеи не умные, змеи мудрые… Ой, кажется кто-то стучится. Мне лучше открыть. Потом поговорим, хорошо?
– Как скаж-жите, хоз-зяин…
Я открыл дверь, а на пороге стоял Дамблдор. Один.
– Здравствуйте, сэр.
– Здравствуй, Лаки. Ты разрешишь мне войти?
– Да, конечно, сэр. И… Позвольте вопрос…
– Да, конечно. Спрашивай.
– Вы что, сами хотите меня проводить до тренажёрного зала? Или я что-то не понимаю? Да, судя по вашему лицу это я что-то не понимаю… А… Не могли бы вы мне это что-то разъяснить?..
– Да, конечно же. Я бы хотел спросить у тебя, как много о магии ты уже знаешь?
– Хм, я бы не сказал, что много… Так, чуть-чуть совсем… Понемногу, изо всех доступных источников собрал… Заклинаний парочку выучил… А так! Считай ничего прямо даже и не знаю…
– Лаки, не надо принижаться. Я бы хотел помочь тебе развить твои способности. Я бы мог помочь тебе стать сильным магом.
– Сильным магом я стану в любом случае. Есть только одна проблема, которая меня несколько… В общем, задевает. Меня интересует, КАКИМ магом я стану. У вас же тут, как я заметил, более-менее чёткое разграничение на тёмных и светлых…
– Ну… Я бы не сказал, что прямо уж чёткое… Светлые волшебники иногда используют тёмную магию, а тёмные – светлую. То, каким именно ты станешь, зависит только от твоей души, только от твоего выбора.
– Да? И как же это может зависеть? Знаете, мне почему-то кажется, что вы зря теряете со мной время. Мне кажется, что я – тёмный. И у меня есть все причины быть в этом практически уверенным…
– А у меня есть все причины, чтобы быть практически уверенным, что ты – светлый. Лаки, ты можешь мне доверять. Скажи, почему ты думаешь, что ты тёмный?
– Меня терзают смутные сомнения насчёт доверия. В конце концов, Вы ведь, как светлый, должны стараться ликвидировать тёмных, ведь так? И, получается, если я действительно тёмный, значит, Вы бы вполне могли бы меня…
Я не стал говорить слово “убить”, а лишь тряхнул головой. Старик ведь не дурак, сам должен понять, что я хотел ему сказать.
– А ты в таких случаях всегда убиваешь?
– Ну… Если нет альтернативных вариантов или нет времени, чтобы искать эти самые варианты, или просто нет никакого желания вообще что-либо искать, то да. А Вы? Как поступаете Вы?
– Я никогда не убиваю. Я лишь задерживаю и отдаю в руки правосудия.
– А вот я, к сожалению, не могу позволить себе такую роскошь, как просто задерживать… Да и потом, я ведь никогда не стреляю в кого попало…
Я флегматично пожал плечами и стал рассматривать свою правую ладонь. Вот линия ума, линия сердца… А вот линия жизни… Она у меня до неприличия короткая… Помню, как-то позолотил ручку цыганке, а та чуть в обморок не упала, всё шептала, что я бедный мальчик… Да… Если верить моей линии жизни, то дожить до двадцать лет мне не светит…
– Лаки, скажи мне, почему ты считаешь, что ты тёмный? Давай так – ты мне одно доказательство того, что ты тёмный, а я тебе одно – что ты светлый. Давай?
– Я убил много людей. Причём, далеко не всех убивать было надо… Далеко за примером ходить не надо – вчерашнее утро. Если верить подсчётам Бали, а её подсчётам верить можно, то я убил сорок девять человек. Я вообще тогда злой такой был, готов был их всех голыми руками порвать… Я вообще в последнее время слишком часто злюсь и кидаюсь на людей не из-за чего. Хотя… У меня всегда так осенью.
– Прости, пожалуйста, Лаки, но не мог бы ты уточнить, что именно у тебя всегда осенью?..
– Депрессия. Ребята даже в шутку это окрестили Великой Осенней Депрессией. Начинается где-то в середине октября, а заканчивается в начале ноября. Симптомы всегда одни и те же – на людей кидаюсь, резко возрастает количество людей, которых я убил. Настроение в основном плохое. Голова постоянно болит, пару раз даже шрам кровоточил… Сны всякие бредовые снятся ещё…
– А можно поподробнее про сны?..
– Да. Снится, что я придурок какой-то на троне. И вот, сижу я себе сижу, а вокруг меня до хрена людей, все на коленях. Я на них в основном ору… В общем, стрём какой-то… Слушайте, а может, у меня начинает развиваться мания величия, а эти сны – первые симптомы?.. Кажется мне надо к психиатру… Да-да, и как это я раньше не догадался? Точняк! Нет, ну вы и сами посудите – я на троне сижу, на коленях все сидят именно передо мной… Да и я весь из себя…
– Нет, Лаки… Тебе не надо к психиатру…
– Что, думаете, он мне уже не поможет?.. А к кому тогда? К гипнотизеру? К бабке-гадалке? Хм… А как насчёт…
– Нет, Лаки… Тебе вообще ни к кому не надо… Это были не сны.
– А что?
– Видения.
– Видения?.. Ой, ну не надо мне мозги пудрить! Ай-ай-ай… И как это я раньше-то не вспомнил… Ведь все маньяки-то осенью активируются! Вот с виду такой невзрачненький, тихенький, спокойненький, а как листья с деревьев опали… У них же красный цвет природы ассоциируется с кровью, вот и убивают… Стоп. Ну, ладно. Ассоциация у меня есть, но вот людей просто так я не убиваю… Нет, я всё-таки не маньяк… Блин, как тяжело самому разобраться… Ага, раз к психиатру мне не нужно, то можно пойти к психологу! Правильно?
– Тебе и к психологу не надо. Ты абсолютно психически здоровый человек. А депрессия у тебя от того, что ты улавливаешь ЧУЖИЕ чувства, ассоциации, настроения и эмоции… Но ты бы этого даже и не заметил, если бы только ты не улавливал чувства и желания своего…
– Врага?.. Я что, чувствую Волдеморта?
– Да. Ты ведь сказал, что у тебя шрам кровоточил, да и описание снов – это собрания Упивающихся Смертью. Вот только, как же ты смог пробить такую защиту, как у Волдеморта на сознании?
– А я и не пробивал. На самом деле, я сны вижу, только когда сам в каком-то не таком настроении, потому что обычно, перед сном, я успокаиваюсь и, как это называется по одной книге, я ставлю блок на сознание. Нас, наверное, связало то заклинание, Авада Кедавра… И мне кажется, что настолько сильно, что…
Вместо слов я показал ему свою правую ладонь и провёл указательным пальцем левой руки свою линию жизни.
– Я не доживу даже до двадцати, ведь так?
– Я… Я не знаю…
– Зато я знаю. Я почему-то уверен, что, когда я убью Волдеморта, а я его убью, то… Он заберёт меня с собой… Хотя, может быть, и наоборот… В любом случае, исход для меня уже ясен.
Мы помолчали немного, после чего я решил перевести тему разговора.
– Скоро Хеллоуин… А мы с ребятами как там… Сторожить Вас будем, да?.. Типа как защищать ото всех и сразу, да?..
Старик рассмеялся.
– Нет, ну что ты. Вы тоже должны побывать на таком празднике. Он очень красивый и впечатляющий… Лучше, наверное, только Рождество.
– А лучше Рождества только День Рождения, потому что если на Рождество и ты подарки даришь, и тебе, то на День Рождения – всё внимание только тебе, все подарки только тебе и вообще… Хотя… Может, это мы просто мой День Рождения всегда там шумно отмечаем, а Рождество – тихо, скромно и всей компанией?..
Дамблдор ещё раз рассмеялся.
– А у вас на Хеллоуин что будет?
– Бал. Так что давай, ищи спутницу на вечер.
– Хм… Вообще здесь всё зависит от того, что решат девчонки… Если они захотят пойти с кем-то из нас, то тогда только трое из нас будут приглашать девчонок на стороне, а если девчонки захотят пойти с другими, что, скорее всего, и будет, то мы все должны искать пару. Ах, ну да… Бал у вас 31 будет, да?
– Конечно. Ну, давай, отдыхай. Я убедил твоего учителя в ненадобности вашего сегодняшнего занятия, а взамен…
Директор достал какую-то маленькую книжечку, которая стала всё увеличиваться и увеличиваться.
– Это что, я всё это знать должен?.. К какому числу?.. Надеюсь, хоть не к завтрашнему?.. Нет, я, конечно же, выспался сегодня, но это не значит, что я не буду спать ночью… Хотя…
– Я не заставляю тебя вообще ничего читать. Я просто советую тебе почитать. На досуге. А вернёшь ты эту книгу тогда, когда сможешь. Ну, давай… До ужина. Ты ведь пойдёшь на ужин?
– Да, конечно же. До свидания, сэр.
Дамблдор ушёл. Да… Надо срочно поговорить с девчонками, чтобы они решили, как хотят идти на Хеллоуин, осталось-то всего неделя… Так, нужно срочно решать, с кем идти в следующий четверг на праздник. Да, на всякий случай передам записку Джинни… Конечно, придётся её принарядить, да и вообще упаковать как следует… Но, что делать?..
На мой взгляд, записка получилась ничего. Хотя, как и все мои записки, очень короткая…
Я буду ждать Вас, и только Вас
На том же месте в тот же час.
Так, теперь, как подсунуть её Джинни… Ага, сейчас же ужин скоро, я с ней в дверях столкнусь, абсолютно случайно, улыбнусь, и всё… А дальше дело техники. А подсовывать, что бы то ни было, я умею очень даже хорошо…
Решил, не тратя время зря, отправиться к друзьям.
Через полчаса. Вот стою я тут, жду Джинни… Кстати, будет очень смешно, если она уже сидит в Большом Зале… Хотя, вряд ли… Еда только через пять минут на столах появится, и то, только после речи директора… Он ведь сегодня про Хеллоуин говорит… О, а вот и Джинни!
Я спокойно пошёл ко входу, и, как и планировал, за пару шагов от входа, столкнулся с Джинни.
– Ой, извини… Это моя вина.
– Да нет-нет, что ты…Это я виновата… Прости…
– Да, ничего… Приятного аппетита…
И я прошёл в зал. Так, записку я подложить смог, теперь всё. Кстати, мы с друзьями решили, что все пойдём с волшебниками. Договорились послезавтра отпроситься и купить всё к празднику. Ага, а вот и наш персональный столик. Ребята уже здесь, я плюхаюсь рядом и начинаю, явно недовольно, оглядывать стол. А повод для недовольства был, да ещё и какой! Нет, ну когда же директор толкнёт свою речь и еда, наконец, появится?..
Через некоторое время я уже был в своей комнате, сытый и вообще, довольный жизнью и судьбой. Так как делать было нечего, решил почитать книжку Дамблдора. Кстати, она очень интересная. В ней собраны сильнейшие светлые заклинания, причём как для защиты, так и для нападения… Супер…
Вот так, незаметно, потихоньку читая, я и просидел до полвторого ночи. Всё, пора выходить. Кстати, буду надеяться, что Джинни догадалась, что под “тем же местом” я имел в виду окно на первом этаже… Ладно, если что, всё равно дойдёт…
Я незаметно проскользнул к тому самому окну, нырнул за шторку, сел на подоконник и стал ждать. БЛИН! Я же цветы взять забыл… Ладно, волшебная палочка здесь, со мной… Попробую что-нибудь наколдовать… С первого раза почему-то получились какие-то страшненькие ромашки… Хм, а что, если ландыши?.. Это всегда были одни из моих самых любимых цветов. И оформить надо как-нибудь пооригинальнее… Ага, вот и получился миленький букетик…
Через некоторое время я услышал звук шагов. Ага, походка лёгкая… Джинни. Спрятал цветы, сел поудобнее.
Джинни аккуратно раздвинула шторку, улыбнулась мне и присела рядом на подоконнике.
– Что ты мне хотел сказать?..
Я посмотрел ей в глаза. Да, она красивая… Достаю букетик, протягиваю ей.
– Это тебе.
У неё слегка округлились глаза. Не ожидала…
– Спасибо…
– Не за что. Нравится?..
– Да, очень… А где ты их взял?..
– Наколдовал только что. Красивой девушке красивый букет.
Джинни слегка покраснела и отвела взгляд.
– Джинни… А тебя уже кто-нибудь пригласил на бал?..
– Нет ещё…
– Тогда… Не хотела бы ты пойти на этот праздник со мной?..
Ага, улыбается… Значит, хотела бы…
– Не правильно, да?.. Хорошо, исправлюсь.
Я приземляюсь на одно колено, беру её руку, целую и спрашиваю ещё раз.
– Уважаемая мисс Уизли, не будете ли Вы столь любезны принять моё скромное предложение пойти со мной на бал?..
– Я согласна…
– Благодарю Вас, мисс… А теперь… Нам надо кое-что обсудить.
Я спросил у неё, в чём надо быть, какая музыка будет играть, как обычно проходит бал, причём во всех подробностях.
– Значит, это маскарад… А у тебя уже готов наряд?
– Нет. Я начну им серьёзно заниматься только через пару дней.
– Например, через два дня?.. Мы с ребятами в город поедем. В наших, “маггловских”, магазинах всем затариваться… Не хочешь с нами?..
– Я?.. Ну…
– Да соглашайся! За чужой счет, что бы не сходить, а?..
– За чужой?.. В каком смысле?..
– В самом прямом. Да… Ну, ты уж меня извини, но я как-то уже привык, что если я иду куда-то с девушкой, то моя девушка всегда самая красивая и лучшая. Во всём. Ну и, естественно, что… В общем, я предлагаю тебе поехать с нами за нарядами. Всё за мой счёт. А, ну да… Ты, наверное, о безопасности волнуешься, так ведь?.. Перестань! С тобой будут, как минимум, девять спецназовцев. Так что нечего бояться!
– Да я не об этом! Мне не нужны чужие подачки!
– Какие к чёрту подачки! Джинни, сядь! Послушай… У меня очень даже хорошая работа, тебе даже представить трудно, насколько хорошо нам платят… У меня есть деньги… И я хочу сделать тебе приятное. Что в этом такого, а?.. Это абсолютно нормально, поверь!
– Но…
– Никаких но!.. Да и потом, я всё равно не знаю, куда мне уже деньги девать…
– Как это куда!..
– У меня всё есть… Кроме времени…
– А это ты о чём?..
Я показал ей линию жизни на своей правой руке.
– До двадцати не доживу, это точно. И к чему мне деньги, а?.. Нет, скажи! Мне их некуда тратить! Я уже их и в благотворительность отдал, и вообще… А их всё не становится меньше… Джинни… Не в деньгах счастье. Деньги не жалко. Зато будет жалко, если ты откажешься…
Джинни сидела какая-то потрясённая.
– Хорошо, я согласна…
– Вот так бы сразу… Кстати, я надеюсь, ты разрешишь потом моим подругам накрасить тебя и уложить тебе волосы?..
– Да, хорошо…
– Спасибо… Ты меня очень выручила…
Я поцеловал её в щёку и ушёл. Нет, жалости мне не надо. Уж чего-чего, а жалости я точно не заслуживаю…
Когда я пришёл к себе в комнату, я почему-то очень быстро уснул. Надеюсь, завтра и послезавтра будет хотя бы не хуже, чем сегодня…
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:58 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 23.

Проснулся я, как обычно, в полшестого утра. Как и всегда, успел всё сделать до шести, после чего спустился к Большому Залу, где уже стоял Ричард.
– Куда мне идти?
– На улицу. Сегодня, как ты уже догадался, физическая тренировка.
– Ладно.
Я вышел на улицу. Да, а сегодня на удивление тепло… Но это ненадолго… Ещё пара недель, и начнётся зима… Потихоньку ко мне стали подходить зевающие ребята. Я им вкратце пересказал вчерашнюю встречу, а они мои действия одобрили.
Подошёл Ричард.
– Ну, что, ребята?.. Давно не разминались?.. Для начала – небольшая разминочка. Пробежитесь вокруг озера. Один круг. Лаки, ты первый.
Один круг?.. Что-то маловато… Значит, задание будет не слишком лёгкое потом… Я сказал ребятам, чтобы силы экономили.
Первые полкруга мы пробежали достаточно медленно, дальше я прибавил темп. Ребята за мной. Финишировал я, как это не странно, с практически ровным дыханием. Да… Мне этого не хватало…
– Молодцы. Теперь… Мы воспользуемся преимуществами магии. Вам больше не придётся драться с воздухом. Профессор Дамблдор вчера создал, специально для вас, “виртуальных” противников. Всё будет как по настоящему – если вас ранят, то вы почувствуете боль. С той лишь разницей, что по окончанию тренировки всё это исчезнет. Хорошая вещь, правда?..
Мы все хором ответили “Да”.
– Ваша задача – пройти полосу препятствий, убрать всех противников и не понести потерь со своей стороны.
– Ричард! А если нас тут, как бы… Убьют?.. Что будет?
– На самом деле вас тут не могут убить. Если вас “убил” ваш виртуальный противник, то это просто означает, что вы потеряли сознание.
– А драться мы будем тоже виртуальным оружием?..
– Нет. Настоящим, просто оно побезопаснее.
– То есть, больше никакого риска на тренировках?..
– Да. Больше никакого риска… Всем всё ясно?.. Тогда берём оружие и приступаем.
Честно признаюсь, что было довольно весело.
Время до обеда пролетело незаметно, и только чувство голода заставило нас пойти в замок.
– Ребята, так как там насчёт воскресения, а?..
– Лично я только за!
– Я тоже!
Остальные покивали в знак согласия.
– Ну, а как мы делать будем – скажем Ричарду, или так уйдём?.. Давайте так! Я не могу, как хочу нормально погулять, что будет весьма затруднительно, если рядом кто-то посторонний будет находиться…
– Лаки!..
– Что?.. Я что-то не то сказал, да, Бали?.. А, я понял – я твои мысли прочитал, да?..
– Нет! Я просто к тому, что ты нам живым нужен.
– Хм… Это ты сейчас про что именно говоришь – про то, как опасно гулять девяти спецназовцам по одному из самых безопасных городов мира?..
– Да то, что с нами случится что-нибудь такое на прогулке, даже и не рассматривается! Я сейчас про то, что с тобой Ричард сделает за то, что ушёл, его не предупредив!
– Думаешь, стоит написать записку?..
– Нет, знаешь, Лаки, а Бали права… Надо сказать Ричарду. Он нас отпустит.
– Да, конечно, Волк, он-то нас отпустит! Вот только не одних! Блин, представляю, как будет скучно… Хорошо, раз Вы все так настаиваете, то я беру с собой свою пару на бал… Тем более что её бы надо упаковать по-нормальному…
– Она как, нормальная девчонка-то хоть?..
– Так просто – симпатичная, а если бы ты над ней поработала, она стала бы красивой… А ты ведь поработаешь, правда?..
– Ну… Только если ты, как обычно, обработаешь моего кавалера…
Мы рассмеялись.
– А что?.. Они мне после этого цветочки дарят и ручки целуют! Кстати, Лаки, а что ты им такого говоришь?..
– Секрет фирмы. Ну, так что, договорились?
– Ага, договорились…
Мы подошли к дверям Большого Зала. Закрыто.
– Ну, раз уж здесь закрыто, то… Нет, они просто вынуждают меня…
Я достал небольшой брелочек, отцепил с него бутылочку. Достал волшебную палочку.
– Engorgio!
Бутылочка быстро выросла до размеров двухлитровой бутыли.
– Aguamenti!
Примерно через десять секунд у меня в руке была полная двухлитровая бутылка воды. Выпил я много, поэтому и использовал заклинание повторно.
– Aguamenti!
Бутылка опять полностью наполнилась
– Ну, что, ребят?.. Кто хочет пить?..
– Да, круто, Лаки… И, я так думаю, все хотят, ведь правильно?..
– Да, конечно.
– Что-то мне не понравился тон твоего голоса, Лео…
– Да вот, я просто подумал, что можно было бы с тобой сделать за то, что ты не сделал этого раньше.
Я пожал плечами, мило улыбнулся и пустил по рукам свою бутылку. Пить хотели все, причём, видимо, просто жутко, ибо мне пришлось ещё четыре раза заново наполнять бутылку.
– Всё?.. Я могу забирать свою бутылку обратно?..
Так как никто не запротестовал, то я забрал назад свою бутылку.
– Reducio!
Бутылка опять уменьшилась, и я опять надел её на брелок.
– Знаете, я тут подумал… На брелке носить как-то… Не так… Может, мне браслетик себе купить какой-нибудь прикольный, а на него потом все нужные вещи, в уменьшённом виде, приляпать, а?.. Как думаете?..
– Да, ничего идейка… Мне нравится…
– И мне…
– А мне больше нравится идея пойти поискать здесь кухню, а то мы так тут и до ужина простоять можем.
– Ой, Миш, ну не надо, а… Ну, зачем?.. Просто давайте дверь выломаем, и вместо того чтобы простоять до ужина, мы с вами просидим! Как вам идея?..
– Не нравится.
– Ой, Бали, ну не надо быть такой пессимисткой… Знаете, я сейчас попробую отпирающим заклинанием… Отойдите от двери, пожалуйста.
Все отошли. Я опять достал волшебную палочку.
– Alohomora!
Замок щёлкнул и открылся.
– Вот видите, а вы ведь наверняка сомневались в моих способностях! Ой, а давайте зайдём и за собой закроем! Нас, небось, искать будут…
– Лаки!
– Что?.. Ну что опять не так, а, Бали?..
Бали картинно закатила глаза и зашла. Вслед за ней и все остальные. Я плотно прикрыл дверь.
– Colloportus!
Замок щёлкнул, но я, для проверки, ещё подёргал туда-сюда ручку двери. Нет, всё-таки заклятие это у меня стало хорошо получаться…
– Ну, а теперь я Вам расскажу всё, начиная от того, как я сюда попал. А потом – Вы мне о своей жизни. Есть кто против?..
Таковых не нашлось и я начал свой краткий рассказ.
Через пятнадцать минут.
– Ну, вот, примерно так всё и было. Ну, естественно, что рассказал я только самое интересное, у нас бы времени ни на что больше не хватило… Теперь ваша очередь.
Через десять минут.
– Вот! Я всегда знал, что вам без меня скучно жить! Вот-вот! Стоило мне только на пару дней уйти – у меня куча новостей, которые мне пришлось просто сжимать и урезать, чтобы успеть рассказать, а у вас – всё как обычно! Даже прямо и не интересно. Ой, кстати, а тут кто-нибудь, кроме меня, вообще уже пригласил кого-нибудь на бал? Признавайтесь!
Оказывается, что пригласили все и всех. Мы начали обсуждать бал.
– Знаете, ребята, а я уверен, что нам с вами нужно одевать что-то, что было бы не жалко потом… Мне кажется, что что-нибудь будет и придётся защищать их тут всех…
– Блин, Лаки! У тебя что, предчувствие, что ли?..
– Да… Поэтому лично я вооружусь до зубов. Нет, даже больше! Кстати, а я уже придумал себе костюм.
– А что за костюм?..
– Да так, ничего особенно… Самое главное будет под костюмом…
– Хм… То ли это я такая извращенка, то ли ты что-то темнишь…
– Бали!.. Я вообще-то имел ввиду то, что я одену бронежилет и вообще возьму чуть ли не всё своё оружие. Поэтому наряд будет несколько… Свободным, что ли?..
– Хм… А я всё же одену облегающие платье… Но только сверху. Низ будет пышным. К ногам прикреплю парочку пистолетов и ножей. Как думаешь, Лаки, хватит?..
– Не знаю… Если что, я поделюсь… Я же говорю, нацеплю на себя всё, что только можно, нельзя и ещё чуть-чуть!.. Кстати… А где мой мобильник?..
– У Ричарда. Он вообще сразу после твоей “смерти” все твои более-менее важные вещи забрал, так что… Все претензии к нему…
– Да… Как представлю, сколько там пропущенных вызовов… Прямо жутко становится…
– Почему же?..
– По всему и сразу. Нет, всё же придётся мне сегодня уйти…
– А это ещё зачем?.. Ты что, ещё не нагулялся?..
– Да при чём здесь это!.. Мне все дела уладить надо. Так что… Встретимся теперь, наверное, только завтра в центре города…
– Что-то меня терзают смутные сомнения по тому поводу, что хрен тебя кто-то отпустит… Я сейчас имею в виду Ричарда.
– Вот как раз таки Ричард и отпустит… Никуда он не денется… Ой, кажется, сейчас обед начнётся!..
И точно – открылись двери, в которые сразу же ввалилась огромная толпа голодных учеников. А вот и тот, кто мне нужен – Ричард. Но с ним я успею поговорить и после, а сейчас надо срочно подкреплять силы…
Через пятнадцать минут Ричард направился к выходу. Я тоже, догнал его на выходе.
– Ричард!.. Надо поговорить…
Мы вышли на улицу и пошли к озеру. Хорошее место… Кругом всё видно, никто не подслушает…
– Ричард… Ребята говорят, что у тебя мои мобильный телефон и ноутбук… Не мог бы ты мне их вернуть?..
– Конечно. Они у меня в комнате… Я, честно говоря, к ним даже и не прикоснулся…
– Да, конечно… И ещё….
Ричард ждал. Я немного замялся… Блин, ну и оборзел же я в последнее время!..
– Мы завтра с ребятами хотели съездить в город, подготовиться к празднику…
– Можете ехать, но только при условии, что я с вами.
– Да, конечно… Но есть ещё кое-что…
– Что же это?
– Во-первых – мне кажется, что на Хеллоуин надо очень сильно усилить охрану, у меня что-то не слишком-то хорошее предчувствие…
Ричард кивнул, он явно ждал, что я скажу дальше. Немного подумав, я заговорил.
– А во-вторых… Ты знаешь, что наша техника здесь не действует?..
– Да, я уже догадался…
– А мне надо разобраться с телефоном и компьютером… Плюс, ещё мне необходимо уладить пару дел… Ты же понимаешь, что из-за такого быстрого перевода базы сюда я не успел много чего завершить… В общем-то…
– Ты куда-то хочешь уйти?.. Нет.
– Но… Почему?..
– Потому что хватит тебе уже шляться где ни попадя!.. Хватит, Лаки! Мне уже надоело то, что ты вечно уходишь куда-то, пропадаешь, порой, чуть ли не на недели!.. Нет, завтра, когда будем в Лондоне, тогда и погуляешь. А сейчас – ты уж меня извини, но мне всё это уже просто надоело.
– Ричард… Я же всё равно сегодня уйду, а вернусь только завтра вечером вместе с вами… Мы встретимся утром в центре Лондона…
– Нет!
– Да! Ты, быть может, уже и забыл, что за тобой должок?.. Не пора ли тебе его отдать, а?..
Ричард засомневался. Так, надо срочно ловить момент, а то он меня ещё и правда никуда не отпустит, придётся уходить так…
– Ричард, всю жизнь спросить хотел… Как ты относишься к поговорке “долг платежом красен”?..
– Лаки, это уже просто некрасиво с твоей стороны! Кстати, всю жизнь хотел спросить… Как там у тебя с совестью, проблемы хоть когда-нибудь были?..
– Хм… Совесть?.. А, совесть! Так она же это… Того… Спит… И не надо её будить! Пусть и дальше спит… Мне так даже больше нравится…
– Мне кажется, ты мне ещё что-то такое же хорошее сказать хочешь, да?..
– Да. С нами завтра поедет девчонка, которую я пригласил на бал.
– Чего?.. Лаки, ты совсем сдурел, да?.. Я же только за вас отвечаю, никто не имеет право сказать что мы не можем никуда пойти, а вот она… Нет, я не могу…
– Её тоже отпустят. Я договорюсь.
Мы немного помолчали.
– Ребята сейчас изучают социально-политическую обстановку в магическом мире, да?.. Кстати, я так понял, что мне ещё и учиться здесь магии придётся, да?.. Представляешь, какая нагрузка будет?.. Ричард, ну пожалуйста… Я тебя очень прошу… Дай мне один вечер погулять, отдохнуть, расслабиться…
Он слегка покачал головой… Значит, сомневается. Пару минут никто из нас не нарушал тишины.
– Ричард…
– Хорошо… Но чтобы завтра в центре Лондона, в девять, у нашего фонтана, как штык был!..
– Ну, конечно же!.. Ричард, я тебя просто обожаю!.. Ты просто прелесть!.. Всё, я лечу договариваться насчёт девчонки, а потом… Отдашь мне тогда…
– Я положу всё в дипломат. Не забудь взять оружие, ладно?..
– Обижаешь!..
Я улыбнулся ему широкой, довольной улыбкой. Мы попрощались, и я полетел искать Дамблдора. Найти директора оказалось не такой простой задачей, как казалось ранее. Да… Ну и где же он ходит?..
Так и не нашёл я директора, зато обнаружил декана одного из факультетов – МакГонагл, а она, кажется, была замдиректора…
– Извините, пожалуйста, профессор, но не могли бы вы подсказать мне, где сейчас профессор Дамблдор?..
– В своём кабинете, должно быть. У него были там какие-то важные дела…
– А не могли бы Вы быть столь любезны, чтобы проводить меня туда?..
МакГонагл задумалась. После чего коротко кивнула. Мы дошли до уже знакомой мне скульптуре. МакГонагл сказала пароль, которым оказался яблочный джем, и проход открылся. Я встал на лестницу, поблагодарил мою провожатую и стал ждать, пока лестница поднесёт меня к двери. Я постучался. Мне открыли не сразу, значит, директор действительно занят. Тем лучше. Наверняка, чтобы отвязаться, пойдёт на уступки…
– Профессор Дамблдор?.. Извините, пожалуйста, сэр, если я вас отвлекаю…
– Ничего страшного, Гарри, заходи, присаживайся.
Я присел на краешек кресла. Решил, что сейчас лучше быть милым, белым и пушистым – даже не отреагировал на то, что меня назвали Гарри, а не Лаки.
– У меня к вам есть одна небольшая просьба…
– Я тебя слушаю.
– Понимаете профессор, вы сказали, что нам можно пойти на бал в честь Хеллоуина, правильно?..
– Да, конечно.
– И это будет бал-маскарад, правильно?..
– Да… Кажется, я понимаю, к чему ты клонишь…
– Нам нужны костюмы. Поэтому завтра мы с ребятами и Ричардом поедем в центр нашего Лондона. Но, дело в том, что на бал ведь надо идти с парой…
– А ты уже кого-нибудь пригласил?..
В глазах директора заплясали шальные огоньки. Я слегка, как бы смущённо, улыбнулся.
– Ну, да… В тот же день… И… У меня возникает вполне нормальное желание, чтобы моя спутница стала самой красивой девушкой на балу… Поэтому… Не могли бы вы разрешить ей поехать с нами завтра?.. И ещё. Можно как-нибудь так сделать, чтобы никто кроме нас не знал, с кем я пойду?..
Шальные огоньки потухли. Я забеспокоился – вдруг не разрешит?..
– Кого ты пригласил?..
– Джинни Уизли.
Директор слегка удивлённо посмотрел на меня, после чего понимающе кивнул.
– Я ведь могу купить ей что-то, правильно?.. Но для этого она должна быть с нами – я ведь даже не знаю ни её размера, ни её вкуса… И вам не надо думать насчёт нашей безопасности!.. Мы вполне сможем со всем справится. На экстренный случай вы можете дать нам порталы…
Директор обдумывал мои слова.
– Я согласен отпустить ученицу, но только при условии, что с вами вместе пойдёт кто-нибудь из преподавателей…
– Можно и не из преподавателей кого-нибудь… Сириуса, например…
Альбус рассмеялся и кивнул, что согласен.
– У тебя всё?..
– Не совсем… Ричард разрешил мне сейчас уйти, причём, естественно, одному и вооружённому… Я встречусь только завтра с ребятами в центре города…
– Как это – уйти?.. Куда уйти?..
– Хм… Вообще-то, я не обязан вам отвечать на эти вопросы… Но, вы можете дать мне портал до Хогвартса, на всякий случай…
Директор неодобрительно покачал головой.
– У меня есть некоторые дела, которые надо бы уладить… Так что мне в любом случае надо уйти…
Директор молча взял со стола простое на вид перо, прикоснулся к нему палочкой.
– Я создал тебе портал. Он перенесёт тебя в главный холл. Для его активации достаточно просто дотронуться, поэтому…
Он достал откуда-то кусок какой-то непонятной материи и завернул в неё перо, после чего протянул мне. Я взял. Некоторые время мы молчали.
– Я не имею никакого права запрещать тебе куда-то идти, поэтому я хотел бы тебя кое о чём попросить, если можно, конечно.
– Смотря о чём…
Почему-то мне абсолютно не хотелось, чтобы меня о чём-то просили…
– Я бы попросил тебя быть очень осторожным. Я был бы очень тебе благодарен, если бы ты, при какой-то опасности, не лез в драку, а активировал портал… Кроме того… Было бы лучше, если бы ты, в наше неспокойное время, не употреблялся какие-нибудь галлюциногенные, наркотические или…
Я перебил директора. Почему?.. Да просто потому, что не очень-то мне здесь хочется сидеть и слушать, как он ходит вокруг да около.
– Вы хотите, чтобы я не пил, не курил?.. И ещё желательно и по бабам не шляться, да?.. Так я и не собирался. Я ведь не гулять иду, а улаживать дела…
Директор явно расслабился. Он что, волнуется за меня, что ли?..
– Ты скоро уходишь?..
– Сразу после ужина… И, кстати… Хотел Вас предупредить… Если за мной будут следить, хоть кто – хоть ваши люди, хоть слуги Волдеморта, я буду стрелять. Причём, не могу дать никакой гарантии, что не на поражение…
Директор кивнул, как бы соглашаясь. Ну, конечно, ага, знаю я вас… Небось мини-полк мне вслед отправите…
– Ты будешь вооружён?..
Я спокойно добавил:
– И очень опасен. А что, уже разыскиваюсь?..
Дамблдор слегка улыбнулся, расслабился. Похоже, для него это был не самый лёгкий разговор…
– Ну что же, я, пожалуй, не буду больше вас отвлекать…
Директор кивнул, как бы соглашаясь и не соглашаясь со мной одновременно.
Я вышел из кабинета директора и пошёл вниз, держа курс на свою комнату. Сейчас мне нужно обдаться, привести себя в порядок, собраться и пойти искать Джинни, дабы предупредить её о завтрашнем походе.
Уже через десять минут по прибытию в комнату, я выполнил часть из намеченного мною плана, а именно – принял душ. Теперь предстоит невероятно сложная дилемма – что выбрать одеть?.. Нет, я не кручусь вокруг зеркала пару часов, как Бали, Лиз или Пантера, нет… Просто одежда действительно играет значительную роль… Вот и сейчас думаю, что бы одеть… С одной стороны – должно быть не очень-то жалко, комфортно, удобно и, так как на улице не май-месяц, тепло… А с другой – я ведь хоть и иду урегулировать дела, но абы в чём появиться нельзя… Засмеют… Через некоторое время сомнений и колебаний, я остановил свой выбор на чёрных джинсах, синем, мягком и пушистом, свитере и чёрно-синих кроссовках. Да!.. На мой взгляд, выбор удачный, так как я, во-первых, буду практически сливаться в темноте, да и в таком виде не так уж и позорно пойти гулять потом с друзьями и девушкой, которая, правда, ещё не совсем моя девушка… Да… Предложить ей завтра, что ли, встречаться?.. А что?.. Хорошая идея! Кстати, насчёт хороших идей… Мне бы сейчас вообще надо волосы укладывать…
Через пять минут. Так, волосы я, вроде как, уложил… Получилось, конечно же, не очень-то, но если учитывать то, что лет так восемь назад эти самые волосы упорно отказывались ложиться как-нибудь иначе, кроме как шухером…
Всё! Такая насущная проблема, как укладка волос, решена. Теперь надо подумать над другим, гораздо более трудным вопросом – какое оружие мне с собой взять. Я вообще очень люблю всякое оружие, а тут ещё такой шанс… Как это какой?.. Так Ричард же сам лично разрешил мне вооружиться чуть ли не до зубов… Какая прелесть!.. Эх, почаще бы так…
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:58 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 24.

Пребывая в на удивление хорошем настроении и даже что-то тихонько насвистывая, я тронулся в путь, светлой (или, точнее, рыжей) целью которого являлась попытка найти Джинни. Естественно, что спросить об её местонахождении у первого встречного, как, впрочем, и у второго, и у последующих, я не мог, хотя бы просто потому, что не собирался афишировать свои отношения с вышеупомянутой особой до наступления не слишком светлого праздника Хеллоуина. Однако найти мне её всё равно было надо, причём позарез и, всё также причём, срочно, вследствие чего я и предпринял попытку обойти весь Хогвартс в поисках своей новоиспечённой пассии. Довольно долгое время эта самая пассия упорно отказывалась находиться, однако я был настойчивей, и, в конечном счёте, удача опять повернулась ко мне тем местом, которое я предпочитаю её “истинному лицу”, а если говорить поточнее, покороче, полаконичней и без всяких других синонимов к простому и всем понятному слову “короче”, то в ходе упорных поисков предмет поиска был найден.
Джинни разговаривала с какой-то несколько странно выглядевшей блондинкой, которую она называла Луной. Хотя… Может, это только я считаю, что если девушка носит ожерелье из пробок, то она странная, а в волшебном мире это – последний писк моды?.. Остаётся только надеяться, что Джинни никогда особенно не интересовалась вещами такого рода.
Наконец, я отвлёкся от размышлений на тему “что делать, если ваша потенциальная девушка решит поменять свой имидж согласно последнему слову волшебной моды” и прислушался к разговору. Чего и следовало ожидать, как и можно было предположить, что и требовалось доказать и вообще – да, они обсуждали бал. Луна говорила, что не знает, с кем пойдёт, что внушило мне некоторую надежду, что её внешний вид впечатлил не только меня и, как следствие, Джинни не собирается следовать её примеру. А вот Джинни заявила, что её уже пригласили, но вот кто именно – это секрет. Молодец, девочка – я тобой горжусь! Теперь, по крайней мере, меня лишат такого сомнительного удовольствия, как слышать пригласительные речи разных парней, направленных в адрес девушки, которую уже пригласил я…
К моему великому счастью, когда я подошёл, разговор уже подходил к концу и сейчас девушки прощались, что не могло не радовать, так как перспектива сидеть на холодном полу и слушать размышления девочек о мальчиках меня не слишком-то прельщала. И вот, наконец, луна скрылась за облаками… Нет, не так… Луна скрылась за тучами… Что-то опять не то… Тьфу ты, блин! За поворотом она скрылась, Луна то бишь.
Я не смог удержаться перед искушением и подкрался таки к Джинни сзади, после чего медленно обнял её за талию и притянул к себе. И вот уже в который раз подряд мне пришлось зажимать ей рот рукой… Господи, да что же это за привычка такая – чуть что, сразу орать?.. Но когда я ей тихо, на ушко, прошептал, что всё вроде как в порядке, что я с ней и никому не отдам, она успокоилась и расслабилась. Я перестал зажимать ей рот рукой, а затем всё же не смог устоять перед соблазном провести кончиками пальцев по её руке и только потом мягко обнять и ещё сильнее притянуть к себе.
– Как ты?..
Однако ответа на свой вопрос мне не суждено было услышать, так как вдалеке послышался звук приближающихся шагов, вследствие чего в голове у меня опять мелькнуло “дежа вю”, так как, дабы остаться никем незамеченными, я увлёк за собой Джинни в нишу за доспехами. Когда же никто иной, как какой-то ученик из Равенкло, наконец, прошёл туда, куда и хотел (вместо того, чтобы идти туда, куда я его уже мысленно послал), я всё же решил не покидать этой самой пресловутой ниши, мотивировав это Джинни тем, что здесь нас точно никто не увидит (а на самом деле потому что здесь расстояние между нами было такое, что иначе как в обнимку стоять было просто невозможно). Далее мы с ней некоторое время мило пошептались на тему “как у тебя дела”, после чего я и объявил ей о наших планах на завтра. Джинни во истину удивилась тому, что её отпустили, однако оставила этот момент без комментария, лишь практически молча согласившись со всеми доводами, которые я ей прошептал. На самом деле её необычная молчаливость объяснялась до неприличия просто – ведь я мало того, что продолжал её обнимать, так ещё и шептал всё практически на ухо, при этом ещё и прижимая к себе.
Но всё хорошее когда-нибудь кончается… Так что, в итоге, нам всё-таки пришлось выходить в свет из своей теперь уже полюбившейся ниши за доспехами. Причина у столь странного и неестественного поступка была очень проста, но это никак не снижало её важности и не делала её менее веской – пару минут назад начался ужин. Так что мы решили последовать зову природы, который взывал к нам всё сильнее через, казалось, совершенно пустой желудок. Как это ни печально, но нам пришлось разделиться и, обнявшись ещё раз напоследок, мы попрощались.
В Большой Зал я вошёл через минуту после того, как Джинни проследовала на своё место. Мне теперь нужно только побыстрее поесть и забрать у Ричарда дипломат, из которого необходимо по возможности незаметно переместить все вещи в заранее подготовленный рюкзак.
Ужин уже подходил к своему логическому завершению, когда я наконец заметил, что препарат подействовал. Как это какой препарат?.. Я ведь специально подговорил (можно сказать, что весьма убедительно доказал необходимость) домовиков (с которыми познакомился при детальном изучении Хогвартса, когда весьма в голодном состоянии (то есть как всегда) нашёл кухню) подсыпать Джинни в еду один интересненький порошочек, который я внаглую взял в долг без какого бы то ни было намерения вернуть у одного знакомого аптекаря. В общем, порошок никакого особенного действия и не давал, но Джинни на короткое время станет по-настоящему плохо, а к утру уже всё пройдёт. И я, как человек, который уже побывал в цепких когтистых лапках здешней медсестры, прекрасно понимаю, что никто и ни за какие шиши не сможет уговорить её на встречу с “больной”, так что Джинни может абсолютно незаметно для всей школы смотаться с нами в город.
И теперь я, удостоверившись в исполнении моего как всегда гениально простого плана, направился к выходу из данного помещения. Через минуту показался и мой пока что довольно горячо любимый тренер (любимым он является только если по какой бы то ни было причине не проводит тренировки) с каким-то спичечным коробком, который он мне и передал со словами “увеличивай сам, я не умею”. Пробурчав себе под нос что-то не слишком уважительное насчёт здешнего сервиса, я, мановением руки (или, точнее, палочки) вернул чумоданчику его первоначальный вид. После этого мне благосклонно сообщили код, я им воспользовался по назначению (то бишь открыл данный объект открывания), затем извлёк всё содержимое и переложил в свой любимый чёрный походный рюкзак. Далее мы коротко попрощались, и я пошёл прямиком к директору, который как раз пил чай с… Хм, я, пожалуй, не буду перечислять всего ассортимента товара, представленного на суд профессора Дамблдора, который он активно дегустировал… В общем, подвалил я к дедульке с такой скромненькой просьбочкой создать мне по-быстренькому портальчик в какой-нибудь пустынный закоулочек в центре Лондона. Посмотрев на меня своим фирменный взглядом, который, как мне показалось, означал “что-то подозрительно часто ты шляешься по пустынным тёмным закоулкам…”, после этого, теперь уже многоуважаемый, директор школы передал мне острозаточенную вилку (в голове мелькнуло “Не бойся ложки, бойся вилки! Один удар – четыре дырки…”), завёрнутую в салфетку. Героическим усилием воли поборов в себе желание спросить, затем мне сиё орудие для жестокой пытки, я, умудрившись даже и не улыбнуться, благодарно кивнул.
И вот я опять (на бис) выхожу из Большого Зала. И вот я уже даже вышел. Теперь, снова шмыгнув в тёмненький закоулочек коридоров Хогвартса, достал завёрнутый в салфетку опасный предмет, как то вилку, и… И портал активировался. Как я об этом догадался?.. Профессионал! В смысле по уже весьма знакомому неприятному рывку.
Оглянувшись, я обнаружил, что переулочек был действительно тёмненьким и безлюдненьким. Может, пошляться тут немного?.. Хотя нет, у меня же времени нету! На столь радостном открытии и с не менее радостным предчувствием, что сегодня ночью я буду делать что угодно, только не спать, я и направился в первый пункт своего мысленного списка “где мне нужно побывать”…
***
Утро следующего дня. Без двух минут девять. Чёрт, я опаздываю… Как-то вдруг некстати вспомнились слова Ричарда о том, что будет, если я опоздаю… Как он тогда сказал (цитирую): “Одна минута опоздания приравнивается к пяти километрам дополнительного марафона”. Сердце сжало нехорошее предчувствие – бегать мне сегодня придётся далеко не пять километров…
Кое-как лавируя через прохожих, гуляющих в парке, я не слишком быстро, но очень упорно продвигался по направлению к главному фонтану. Мелькнула отчаянная мысль, что я могу опоздать минут на десять… Мысленно умножив пять на десять я понял, что мне сейчас переливается всеми цветами радуги возможность пробежать практически пятьдесят километров. Так, перспективка меня абсолютно не устраивает, так что придётся как-нибудь выкручиваться… Хм… А что если?..
Я одолжил у кого-то (не обратил внимание, у кого) скейтборд и прямо по бордюру, а затем по газону, полностью игнорирую табличку с крупной надписью “ПО ГАЗОНАМ НЕ ХОДИТЬ!”, стал срезать путь. Путь срезался настолько, что опаздывал я только на две минуты, что не могло не радовать, так как я уже давно успел подумать, что десять километров и пятьдесят – разница существенная. Честно говоря, я бы убил того, кто меня задержал так сильно, но… Но кто же тогда стал бы исполнять мою последнюю волю?.. Хм, да, точно – я забыл уточнить, что с утра пораньше я заявился к моему нотариусу с громким объявлением, что я хочу несколько подкорректировать своё завещание.
Когда до фонтана, рядом с которым стояли десять до невозможности знакомых лиц и одна морда (нет, я не про садиста тренера, а про Сириуса, который на данный момент находился в своей анимагической форме собаки), оставалось уже всего ничего и я уже даже начал выходить на финишную прямую, мне пришлось несколько изменить маршрут, дабы кинуть скейтборд и выйти незамеченным стражами общественного порядка, которых наверняка кража сего средства передвижения не оставила равнодушными. И вот я предстал перед собравшимся у фонтанчика народом с громким “Всем привет!”. Но не успел ещё никто даже отреагировать на моё появление, как Ричард уже начал считать, насколько же я опоздал.
– Три минуты.
Я начал активно возмущаться и говорить, что только полторы. Ричард, подумав, скинул ещё полминуты. Я не согласился и, в итоге, мы пришли к консенсусу – было решено считать, что я опоздал на две минуты и с меня десять километров. Закончив подсчёт и пользуясь тем, что никто ещё не оправился от нашего торга, крикнул “Я на минуточку!” и полетел в сторону, противоположную той, откуда я влетел.
Через пару минут я появился с приличной охапкой цветов, которую тут же начал раздаривать. Нашим девчонкам я подарил по небольшому букетику маленьких белых розочек, а Джинни – букет побольше, состоящий из таких же розочек, белых лилий и орхидей. Только выслушав от враз подобревших девчонок то, какой я на самом деле лапочка, мною было внесено конструктивное предложение пойти куда-нибудь поесть. Тут же на меня посыпались вопросы типа “Ты что, не ел, что ли?” на которые я мысленно ответил “Нет, я только пил”, а вслух же произнёс что-то полуотрицательное. Немного подумав, вечноголодная компания во главе со мной пошла в предложенный Ричардом ресторан (вообще, конечно же, предложения были не только со стороны тренера, да и его любимый ресторан не являлся самым любимым у всех остальных, однако же все прекрасно понимали, что нам ещё придётся возвращаться назад, вследствие чего лучше лишний раз не спорить, а то лично мне и так уже дополнительно десять километров бегать придётся).
В ресторане мы разбились на две группы, одна – я, Джинни, Сириус (он уже давно благоразумно превратился обратно в человека, так как с животными вход строго запрещён), Барс, Бали и Волк, а другая – Ричард, Миха, Лиз, Пантера, Орёл и Лео, и, в соответствии с группой, расселись за два рядом стоящих столика. Немного посидев, поговорив и много поев, мы решили тронуться (не в этом смысле, в этом смысле мы уже давно) в путь. Просто пошлявшись по городу с часик, мы наконец решили выполнить миссию, ради которой и была затеяна сегодняшняя прогулка, как то поход по магазинам с твёрдым намерением купить карнавальные костюмы. Однако достижению сей благой цели нам упорно мешали всевозможные обстоятельства, начиная от “Мне не нравится этот магазин” “Но ты же никогда там не была” “А он мне всё равно не нравится” и заканчивая “Да, тут ничего, потом, если что, вернёмся”. Проплутав так по городу ещё полтора часа, я счёл нужным проинформировать всех, что пришло время обеда. Тут же мною был замечен какой-то ресторанчик, куда я и предложил заглянуть и, пресекая на корню только было поднявшееся возмущение ребят по поводу “а откуда ты знаешь, что там хорошо кормят”, я заявил “как бы там ни кормили, я плачу”. Враз повеселевшие, мы всей гурьбой направились к этому храму еды и кулинарии, который приветливо открыл нам свои двери. При детальном осмотре помещения нами был замечен большой стол, за которым мы все и разместились, листая меню. Уже буквально через пять минут нам принесли наш заказ, и мы начали активно обсуждать, куда бы ещё смотать за карнавальными костюмами. Немного подискутировав (немного только потому, что говорить с набитым ртом не особенно удобно) мы пришли к выводу, что надо заглянуть в Armani и другие магазины ведущих модных домов мира, которые будут находиться в непосредственной близости от первоначально названного магазина.
Проплутав чёрт знает сколько времени и так и не найдя костюмы для Лиз, Пантеры и Бали, мы им заявили, что это уже просто наглость с их стороны, и чтобы они быстро выбирали себе платья, или же им придётся идти в старом. Подавив волну возмущения девчонок заявлением, что их покупки мы оплатим, они таки, через довольно большой промежуток времени, выбрали себе наряды. Только мы было рискнули вздохнуть с облегчением, как вдруг девчонки обнаружили, что у нас есть ещё где-то полтора часа до возвращения в Хогвартс на ужин и после столь радостного открытия откуда-то со стороны Лиз поступило предложение заглянуть в ювелирный магазин, которое тут же было подхвачено и поддержано остальными девчонками. К сожалению, наши возмущённые возгласы никого из женской части компании ничуть не смутили, вследствие чего нам всё же пришлось сопровождать дам в том направлении, куда им угодно было направиться. В ювелирном магазине все быстренько затарились (за каких-то семьдесят пять минут) и вышли. Я мысленно отметил, что Джинни выбрала уж очень скромненький наборчик и поэтому когда все были увлечены рассмотром, примеркой и прочим весьма занимательным для них занятием, я успел никем незамеченным смотаться в соседний ювелирный магазин, и подобрал ей (то бишь Джинни) колье и серьги куда более подходящие под её наряд.
Ещё раз мысленно перебрав список дел, которые надо было успеть, я обнаружил, что, кажется, умудрился таки выполнить всё. Ну, или почти всё… Дело в том, что одним из пунктов моего мысленного плана являлась идея предложить Джинни стать моей девушкой, но… Но почему-то как-то не захотелось мне в такой чудесный день делать какого либо рода предложения… Да и вдруг ещё скажет “нет”… В общем, я решил успокоиться и расслабиться, а ещё назначить ей встречу завтра на нашем подоконнике. Последнее решение я озвучил Джинни, с которой большую часть сегодняшней прогулки ходил в обнимку. Джинни моё предложение поддержала, заявив, что обязательно придёт. Ещё немного поговорив и обсудив всякие насущные проблемы, например “Дамблдор вроде как иллюзию, что ты спишь в лазарете, до ужина продержит? А потом тебя выпишут?”, или “прости, что не предупредил о не совсем обычной пищевой добавке”, мы вдруг пришли к выводу, что надо бы ещё как-нибудь совершить подобную прогулочку. По поводу нашего столь интересного умозаключения произошла небольшая дискуссия с моим теперь уже не особо горячо любимым тренером, который, под нашим общим натиском (а натиск действительно был общий, так как к уговорам присоединились ещё и Сириус с Джинни) практически сдался, выдавив из себя “Посмотрим” и “Может быть когда-нибудь”. По окончанию дебатов наша теперь уже гораздо более довольная жизнью компания решила, несмотря на всё сопротивление (в основном сопротивлялся я, так как бегать мне было катастрофически в лом), отыскать закоулочек потемнее и побезлюднее (то бишь вообще без людей, животных и каких бы то ни было тварей) и оттуда уже переместиться порталом в Хогвартс. После непродолжительных расспросов и допросов, мною было выведано, что портал вёл в один из старых и давно заброшенных кабинетов, где никого не должно было быть.
Через некоторое время мы приблизились к кварталам, которые буквально кишели переулками и закоулками сомнительного состояния. По факту сомнительности закоулка, откуда должно было произойти перемещение, (было возбуждено уголовное дело) возникла непродолжительная дискуссия, которую сторонники отыскать место побезопаснее проиграли вчистую. Мы заглянули в этот переулок и, когда практически единогласно было решено зайти, я понял, что это последняя возможность (или первая?..) побыть относительно наедине с Джинни, вследствие чего мы с ней и напросились в первопроходцы. Я быстренько стал говорить ей стандартные фразы, типа “как замечательно мы провели сегодня день” и “как жаль, что сейчас придётся расстаться”, после чего поцеловал в щёчку и выпустил из объятий. Проследив, чтобы она тоже взялась за портал, а не осталась стоять тут столбом, и, ещё раз удостоверившись, что готовы все, мы переместились назад в Хогвартс.
По прибытии вся компания быстренько пересчиталась (причём несколько раз) и разошлась со словами “Встретимся на ужине”. Я быстро пошёл в свою комнату, дабы переодеться и успеть пробежать свои не слишком честно заслуженные десять километров до принятия еды в свои горячие объятия, так как кто-то, не будут осквернять воздух именем этого предателя, вполне непрозрачно намекнул мне, что если не совершить вынужденную пробежку сегодня, то можно пробегать в два раза больше завтра. Так что я, как бы ни хотелось сказать гордое “Нет вымогателям!”, вынужден был поддаться столь наглому шантажу.
После более-менее мирно прошедшего ужина, на который я явился с мокрыми волосами (на удивлённые взгляды друзей с моей стороны поступила информация о том, что, конечно же, я мог и не принимать душ после мини-пробежки, но вот только после этого вряд ли бы они захотели находиться со мной рядом, не говоря уже о сидеть за одним столом и есть, а так как времени у меня было в обрез, то я и не успел высохнуть), объявили отбой, причём мне персонально объяснили необходимость и важность сего мероприятия. В душе изумившись их наивности, я всё же не выдал им, какие они на самом деле непроницательные. Ну скажите мне, пожалуйста, неужели после вчерашней бессонной ночи и сегодняшней незапланированной разминки, неужели меня хоть что-нибудь поднимет посреди ночи?..
Как ни печально и ни парадоксально, но я получил утвердительный ответ на заданный выше вопрос. Оказывается, действительно есть что-то, что меня могло и разбудило…
Всё начиналось с того (что я однажды родился), что я, немного поворочавшись, уснул. Мне снилась занимательная ерунда с участием какой-то странной смеси ёжиков, кошек и бегемотов. Эти странные колючие бегемотоподобные кисы громко гавкали на луну, а я сидел на кочке рядом и думал о том, что мне надо срочно с кем-нибудь поквакать. Но не успел я выполнить задуманное, как сон переменился. Теперь я был… Гигантским пушистым осьминогом?.. Да, кажется, что-то вроде того. Передвигая мягкими и пушистыми щупальцами, я упорно пытался найти хоть что-нибудь, что можно было бы пощупать… А потом что-то попалось. О, Господи! Неужели это действительно крылявусы наземно-водные?.. Не веря своим щупальцам, я стал подносить к своим ярко-жёлтым (почему-то тогда я считал, что они у меня приятного цвета лимонной шкурки) глазам это чудо, но… Но удостовериться в правильности своих ощущений я не успел, так как сон опять переменился. Теперь я, в виде кошки, катался на спинке, потягивался, зевал и делал всё, что угодно, только бы хозяйка (которой почему-то была одетая в мини-бикини Джинни) угостила меня лимонными дольками Дамблдора… Кстати говоря, вышеупомянутый директор в этом сне тоже присутствовал! Он, громко чихая, доказывал профессору Флитвику, которого после каждого чиха приходилось ловить и водворять на место, что “Малыш, это же так здорово – болеть!..” и предлагал ему полечить себя варением. Но как только я понял, что когда я играюсь со своим пушистеньким хвостиком, то меня угощают сладостями, и принялся крутиться волчком, этот самый хвост куда-то пропал. Только я было хотел громко мяукнуть в бюро пропаж о своей потере, как понял, что что-то не так. Приглядевшим повнимательнее, я заметил, что вокруг были ушастые кочки, которые мне периодически подмигивали чем только могли. Я пощупал то, что было на месте лба, но убедился, что это место холодное. Тогда я начал думать, что у меня параноя. И только я было удостоверился в правильности поставленного мною диагноза, как сон опять переменился и я, из волосатого пингвинообразного страуса, превратился в чешуйчаторылое красноглазое чудо-юдо, которое злобно зыркало со своего трона на людей, стоящих полукругом на коленях. Приглядевших повнимательнее к своему сну, я понял, что всё же ошибся с диагнозом – у меня явно была ещё и мания величия. Но от размышлений меня отвлёк свой же противно шипящий голос, который почему-то говорил, что меня надо достать. Я хотел было оглядеться, чтобы понять, куда я успел провалиться, что меня необходимо так экстренно вытаскивать, как вдруг куда-то в область головного мозга закралась мысля, что, похоже, это не совсем сон… Немного развив весьма вовремя пришедшую мыслю, я пришёл к выводу, что либо я свихнулся окончательно и бесповоротно, либо… Второй вариант мне абсолютно не нравился, но он был наиболее приемлемым, так как я не хотел верить, что у меня что-то не в порядке с головой. В общем, я, присмотревшись, понял, что на коленях стоят Упивающиеся Смертью, и обсуждают они что-то про то, чтобы в ближайшем будущем напасть на дом Амелии Боунс, которая является главой отдела обеспечения магического правопорядка. У них были ещё несколько запасных планов на все случаи, которые меня весьма заинтересовали. И только я было стал думать о том, как бы им обломать все, включая даже самые запасные, планы, как сон прервался на самом интересном месте и я проснулся.
Проворочавшись некоторое время в кровати, я, наконец, понял, что сейчас любая попытка уснуть обречена на провал. Тогда я начал припоминать всё, что мне снилось, уделяя особенное внимание детальному вспоминанию слов чешуйчаторылого меня. Через несколько минут бесполезного лежания я понял, что мне скучно, а ещё что мне надо поделиться своим сном с многоуважаемым директором.
На столь радостной ноте я и поднялся рывком с кровати, с благим намерением оторвать профессора в два часа ночи ото сна. Уже одевшись и даже причесавшись, я вспомнил, что не знаю пароля в его кабинет. Тогда меня вдруг озарила весьма светлая мысль пойти и поискать кого-нибудь из профессоров, которые вроде как, оказывается, по ночам дежурят (об этом мне сказали сегодня после ужина, весьма не тонко намекнув на то, что если пойду погулять, то попадусь).
Проплутав по замку минут пять и так и не найдя никого, хоть отдалённо напоминающего учителя, я понял, что нужно действовать решительней. Только я было допридумывал, что, как и в какой последовательности буду разбивать с диким криком “Я здесь! Поймай меня, если сможешь!”, как услышал звук быстро приближающихся шагов. Мысленно помолившись, чтобы это был не Снейп, я пошёл навстречу.
Боги внаглую не вняли моим молитвам. Это действительно был Снейп, причём явно в ужаснейшем расположении духа. До меня вдруг дошло, что если он меня увидит вот так просто, то скандала не избежать и даже, может быть, это он будет тут всё разбивать с диким криком “Тысяча баллов с Гриффиндора”. Ну и что, что я не учусь на Гриффиндоре? Говорят, ему просто доставляет удовольствие снимать баллы с этого факультета. Так, кажется, у меня есть идейка.
– Профессор Снейп!
Вышеупомянутый профессор резко обернулся, уже начиная обдумывать, что он сделает с юным камикадзе, рискнувшим здоровьем и окликнувшим его. Но он не успел ничего сказать, что было весьма предсказуемо, особенно если учитывать тот факт, что я собирался и застал его врасплох.
– Профессор Снейп, я сдаюсь!
Его глаза из гневно сузившихся медленно переросли в удивлённо распахнутые.
– Сэр, мне так стыдно, так стыдно!.. Прямо таки невозможно сильно стыдно.
Этот сэр сумел-таки выдавить из себя “За что?”.
– Но… Но я ведь нарушил правила, правильно?.. Это ужасно! Я так каюсь! И я прямо таки обязан понести наказание! Причём немедленно! А давайте-ка мы с Вами пойдём к профессору Дамблдору, дабы он придумал достойное наказание такому нехорошему человеку, как я! Что, Вы тоже считаете, что это была хорошая идея?.. Тогда пойдёмте!
И с этими словами я хватаю его за руку и с силой тащу за собой в кабинет к директору. Первые метров пятьдесят, которые я протащил за собой многоуважаемого сэра, вышеупомянутый сэр даже и не вырывался. Но потом он начал что-то понимать и даже пытаться вырваться. Зря! Да и потом, осталось-то всего метров десять.
Через десять метров.
Я, с крайне виноватым и ужасно раскаивающимся лицом, говорю, что всё, мы пришли.
– Что за…
Но Снейп не успевает договорить, так как я сразу же начинаю крутить пластинку о том, как мне стыдно, как я раскаиваюсь, и как мне необходимо, для отпущения грехов, повидать директора. После чего с невероятно несчастным выражением на морде прошу сказать пароль. Чисто автоматически Снейп его и произнёс.
– Шоколадные зайчики.
Горгулья отпрыгнула и я, попрощавшись с начавшим приходить в себя профессором, зашёл в открывшийся проход.
Я успел пробарабанить в дверь только две мелодии, как она открылась. На пороге стоял Дамблдор с крайне сонным выражением лица. Видя такое положение вещей и начиная понимать, что, кажется, я действительно могу понести весьма незаслуженное наказание, я приступил к своему рассказу.
Через несколько минут директор задал мне чисто риторический вопрос.
– Это тебе только что приснилось?
Вопрос был явно риторическим, поэтому я счёл нужным не сотрясать воздух громким “Да, ваше величество!”, а послушать умные мысли сонного профессора. Как и следовало ожидать, умные мысли действительно были в наличии. Правда, были и не очень умные, такие как “А теперь иди спать!”. Но, поняв, что если я откажусь, то меня в лучшем случае до двери моей комнаты проводят, а в худшем – усыпят, и остаётся только надеяться, чтобы не на веки вечные.
Довольный жизнью и с чувством выполненного долга, я пошёл к себе в комнату. Быстренько переодевшись обратно в пижаму (а точнее, в пижамные брюки, так как верх я уже давно перестал носить), я разлёгся поудобнее, приготовившись к бессонной ночи. Но, как это часто бывает, когда думаешь, что уснёшь быстро, то проваляешься полночи без сна, а когда даже и не надеешься заснуть вообще, не говоря уже про “быстро”, то засыпаешь, причём практически мгновенно. Так было и на этот раз – не прошло и (года) пятнадцати минут, как я уже мирно спал.
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:58 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 25.

Наступило утро. Кажется, что я ещё никогда в жизни так сильно не переживал от того, что это самое утро мало того, что наступило, так ещё и, похоже, раздавило даже малейшие сомнения о том, что настроение может быть каким-то другим, кроме “хреново-фигово-ужасно-безобразного”. Вставая с постели, я тихо помолился, чтобы Боги послали на мою грешную голову Волдеморта, дабы тот прекратил мои похмельные мучения. Но Боги не смиловались, и пришлось мне, бедному и несчастному сиротинушке, справляться с последствиями вчерашнего хорошо отмеченного Дня Рождения самому путём вставания под холодный душ. На удивление помогло, что не могло ни радовать, так как если бы у меня болела голова, то как бы я смог тогда сегодня грызть?.. Ну как это что грызть?!.. Гранит науки, разумеется. Дело в том, что вчера у меня состоялся весьма неприятный по своей продуктивности разговор с Ричардом по поводу моего образования. Нет, я не спорю, образование это, конечно же, вещь чудесная и замечательная, но это ведь не справедливо – увеличивать нагрузки, причём до такой степени, да ещё и только мне! Оказывается, мои обычные тренировки не только не сокращаются, а скорее даже наоборот, увеличиваются, но и этого показалось сему бездушному садисту мало! Я теперь, видите ли, обязан посещать все занятия пятого курса и сдать все темы, что они успели пройти за четыре с лишним года. Причём по всем предметам. Видите ли, мне это просто катастрофически необходимо! Я, конечно же, выразил своё скромное мнение, что мне на всё это просто-напросто плевать, и что мне это всё не нужно, но малейшая попытка сопротивления тонула во вновь и вновь читаемой мне лекции о необходимости учения вообще и мне в частности. Конечно, я бы не стал посещать все эти занятия, но… Но есть одно “но”. Дело в том, что Ричард сказал мне (цитирую): “Один пропущенный урок, по любой причине, кроме той, что ты валяешься в больничном крыле при смерти, понимаешь?.. Любой, хоть по какой невероятно важной причине пропущенный урок, и я увеличиваю твою физическую нагрузку втрое”, а если учитывать тот факт, что я обычно после двойной нагрузки без сил падаю на кровать и засыпаю, причём мгновенно, то страшно представить себе, что будет, если я каким-либо своим неосторожным действие впаду в немилость и получу такого рода наказание.
Но хватит о плохом! У меня и так сейчас на душе по меньшей мере целая орава кошек скребёт, а мне ведь сегодня, несмотря на выходной день, надо начинать проходить все те предметы, которые изучаются в этой противно-задолбанно-обмагической школе. И вообще, как это ни печально, но я фаталист – чему быть, того не миновать, хотя и считаю, что можно немного подкорректировать свою судьбу. По крайней мере, я всегда думал, что человек сам делает выбор и что этот самый выбор есть всегда. Вот и теперь у меня есть выбор – либо пойти на поводу у подлых вымогателей, либо каждый день валиться с ног от усталости, либо лежать при смерти в больничном крыле и в принципе ничего не делать. И почему мне не нравится ни один из вариантов?.. Хм, кажется, у меня появился гораздо более приемлемый альтернативный вариант, как то пойти на завтрак.
На завтраке я столкнулся с проблемой в лице неожиданно возникшей МакГонагл, которая протянула мне листок с моим расписанием. Когда я увидел, что первыми двумя уроками завтра у меня будет именно зельеварение, только тогда я смог воочию убедиться, что хуже всё же бывает и, причём, видимо, намного. Поняв, что сегодня мне придётся учить все зелья так, чтобы они у меня просто от зубов отскакивали, дабы не нарываться на гнев вчера столь нагло обведённого вокруг пальца Снейпа, я готов был завыть, как вдруг… Вдруг появилась еда, а вместе с ней и более-менее приемлемое настроение.
После завтрака перспектива вкалывать сегодня по полной на тренировках, а после зубрить (для меня это означает очень внимательно прочесть текст один раз) зельеварение не казалась настолько уж пугающей, страшной и ужасной. Немного поразмыслив, я даже смог найти некоторые плюсы, как то повышение моего интеллектуального уровня. Правда, лично я был уверен, что куда уж мне быть интеллектуальней, но видимо всё же есть куда.
День прошёл, как обычно, неплохо, то есть я лично думал, что будет гораздо хуже, но… Пронесло. Да не в этом смысле!!! В общем и целом, всё обошлось, и после ужина я засел за заранее уже вручённые мне учебники по зельеварению за все курсы. Дело в том что, скорее всего, столь уважаемый мной преподаватель по вышеупомянутому предмету станет задавать мне вопросы не только по школьной программе, дабы завалить вышеупомянутого, и не один раз, меня. Вследствие этого, когда я быстро прочёл все книги за школьный курс, я переключился на взятую не так давно в библиотеке книгу по ну очень продвинутому курсу, затем этот самый курс я быстренько продвинул в самый дальний угол моего сознания, думая, что вряд ли он мне когда-либо понадобится, но даже если вдруг и понадобится, то я всегда смогу его извлечь из своих уже давно необъятных задворок сознания. Почему-то в голову пришла шальная мысль объять необъятное, но тут же перед глазами мелькнула недовольная морда сознания, которое упорно отказывалось обниматься со всякими сомнительными личностями и даже пригрозило лишить меня своего общества на довольно продолжительный промежуток времени. Немного поколебавшись и вспомнив все дела, которые я понатворил в полубессознательном состоянии, и, ужаснувшись мысленно тому, что могу сделать вообще бессознательно, я извинился перед своим сознанием, которое соблаговолило принять мои извинения и согласилось заключить в свои жаркие объятия для сокрытия в своих же недрах и глубинах продвинутый курс по зельеварению. Когда я закончил разборки со своим сознанием по поводу и без, я обнаружил, что… Хм, нет, я обнаружил несколько вещей, о которых лучше рассказать по порядку и поподробнее. Во-первых, мною было теперь абсолютно точно и ясно доказано, что у меня явная и сильно развившаяся паранойя, а во-вторых, что у меня ещё есть время, чтобы подготовиться к предстоящему уроку чар. Первое открытие я, после активной мозговой деятельности, решил сокрыть от всех посторонних и не очень лиц, а второе воплотил в реальность путём прочтения всего школьного курса по заклинаниям. Сиё занятие мне, на удивление, понравилось, и я решил, что раз уж ещё есть время до назначенного свидания с Джинни, то стоит его провести с пользой, то есть попытаться на практике употребить свои только что полученные знания.
Да, вот уж точно говорят, что ничто так не повышает настроение, как свои собственные успехи в каком бы то ни было деле. Правда, примерно так же повышается сиё настроение, если, наоборот, неудачи постигают ближнего твоего… По крайней мере, у меня ничто так не улучшает самочувствие и самооценку, как вид разбитого в пух и прах Волдеморта… Желательно, с фингалами под красными глазами… Кстати, а ему ведь пойдёт, потому как красный и фиолетовый ну просто замечательно сочетаются друг с другом, особенно на фоне бледной кожи в царапинку. Однако мне пришлось отвлечься от столь приятных размышлений, так как я пришёл к выводу, что увидеться с понравившейся девушкой куда более приятое занятие, чем даже лицезрение побитой морды Волдеморды.
На место встречи, которое изменить, конечно же, можно, но этого я делать пока не собираюсь, я пришёл за десять минут до положенного срока. Только я было как следует уселся на подоконнике (с ногами), уже начиная подумывать, какую бы принять позу, чтобы Джинни не оставалось другого выхода, как сесть мне на колени, как вдруг вышеупомянутая особа появилась. Я взглянул на часы и обнаружил, что пришёл раньше неё только на четыре минуты. Ну, хоть что-то радует – ненавижу, когда меня ждёт девушка. Особенно такая. Особенно красивая. Особенно… В общем, Джинни.
– Привет, – мило проворковала она, устраиваясь рядом. Мысленно огорчившись, что она таки не села ко мне на колени, но также мысленно, обрадовавшись, что села она всё же в максимальной близости от меня, я ответил на её приветствие.
Далее я расспросил пока ещё не свою девушку о том, как обычно проходят балы. Она в подробностях рассказала мне, что и как происходит, а под конец огорошила объявлением, что будут танцы. Пребывая в слегка удивлённом состоянии, я уточнил у неё, какая будет музыка. На своё уточнение я получил весьма странный ответ, что музыка будет такая же, как и всегда. После ещё одного уточнения мною было выведано, что сначала будет вальс, а затем… А затем она не знает, но в основной своей массе будут именно парные танцы. После этого объявления она сделала такое заявление, что я подумал, будто бы меня пару раз как следует треснули кувалдой, или нет, скорее ломом, так как “против лома нет приёма”. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что она имеет в виду, говоря, что она танцевать не собирается. Всё оказалось просто и даже несколько банально – Джинни не умела танцевать. Когда я услышал, в чём заключалась суть проблемы, я не просто вздохнул с облегчением, я буквально выдохнул это самое облечение со словами “Не можешь – научим, не хочешь – заставим”. После такого заявления мне потребовалось ещё несколько минут, дабы убедить Джинни, что танцевать – это легко, что я её научу и что всё у неё получится. К моему счастью, девушка в конце концов убедилась, но тут возникла ещё одна проблема, весьма гордо именуемая “А где именно будут проходить эти частные уроки танцев?”. Почему-то она ну никак не хотела соглашаться на моё предложение заниматься (танцами) у меня в комнате, а других идей не было почему-то вообще и абсолютно. Жаль, но теперь у меня появилась ещё одна заноза в… В смысле, ещё одна проблема, разрешение которой просто необходимо найти как можно быстрее. Посовещавшись, мы решили, что как только мы найдём подходящее место, то сразу же начнём занятия, а до этого… До этого мы будем искать выход из только что назревшей проблемной ситуации, причём очень долго, нудно и упорно. То есть, как всегда.
Прощаясь, я снова поцеловал Джинни. И снова в щёку. Ну и как это почему?.. Всё же элементарно – я практически уверен, что Джинни не умеет целоваться и хочу, чтобы её первый поцелуй был просто незабываемым. Хотя… Даже если она и умеет, то всё равно, намерение благое и я и сам хочу, чтобы первый поцелуй с ней не был в каком-то тёмном коридорчике, а в, так сказать, располагающей обстановке. Ну хорошо, хорошо! Ну нравится она мне, причём очень, причём сильно и причём так, как до неё никто не нравился!.. Но вот ей я об этом пока говорить не собираюсь, хотя и так же видно, что всё более-менее взаимно… Да и она небось сама обо всё уже давным-давно догадалась. По крайней мере мне почему-то кажется, что это очень даже и заметно, то как я постоянно бросаю взгляд в сторону грифиндорского стола, то, как порой провожаю её взглядом… Хотя… Нет, всё же не видно. Я же просто прямо таки великий конспиратор!.. Нет, не правильно – великий скромный конспиратор, который никак не может признаться девушке, что она ему очень нравится. Ну и ладно! И вообще, хватит уже к самому себе придираться! Я предложу ей встречаться, причём обязательно, и причём до Хэллоуина. Если доживу. Хотя нет, доживу. Почему-то уверенность в том, что до этого чудесного и замечательного праздника я всё же доживу была стопроцентная, а вот в том, что переживу… В общем, хватит травить душу, у меня же и так завтра зелья, вот на них меня обязательно и всенепременнейше и с огромным удовольствием отравят, причём если только душу, то можно поздравить себя с тем, что профессор простил мне мою вчерашнюю выходку.
Утро следующего дня. Урок зельеварения. Пятый курс.
– Ну что же, мистер Поттер, Вы сейчас сами признаетесь, что ничего не знаете, или мне надо проверять Ваши по видимости весьма скромные знания?..
Только не грубить и не хамить. Надо отвечать очень вежливо, надо быть милым, белым и пушистым… Ведь могу же иногда, когда очень захочу. Так, натягиваю вежливую улыбочку и не менее вежливым тоном отвечаю.
– Я бы попросил Вас, сэр, всё же проверить мои знания, которые, безусловно, являются весьма скромными, особенно по сравнению с Вашими, маэстро. – Ну вот, не смог удержаться от сарказма! Болван. Хотя ладно, ещё есть шанс выкрутиться. – Что, в общем-то, и естественно, так как все известные мне сведения взяты из книг и являются чисто теоретическими.
Снейп поморщился. Видимо, надеялся, что я либо скажу, что ничего не знаю, либо нагрублю ему. Облом! Ой, ну и почему я так люблю обламывать людей, а в особенности вот этого упырька?.. Судя по виду этого сэра, это качество у меня явно наследственное… Хм…
Далее профессор не преминул высказать своё скромное мнение в мой адрес, которое я в наглую пропустил мимо ушей. Заметив такой расклад событий, Снейп совсем озверел, разрушив тем самым сложившееся у меня впечатление, что шипеть противнее Волдеморта невозможно. Минут пятнадцать он спрашивал у меня теорию и, как я и предполагал, не только по школьной программе предыдущих четырёх лет. Вот уж где я не пожалел о том, что прочёл ту дополнительную литературу! Через пятнадцать минут допроса до преподавателя наконец-то дошло, что завалить меня у него не получится, поэтому он смирился и, с каким-то странным выражением на морде, приказал мне готовить кровевосстанавливающее зелье.
Зелье готовилось на удивление удачно и даже уже практически приготовилось, причём, судя по всему написанному в учебнике, приготовилось оно всё же верно. Всё, теперь только пять минут на медленном огне, и можно с гордым видом сдавать. А можно и не с гордым. Ну, безопасности ради…
И тут меня обломали так, что уже ни о каком выражении лица невозможно было даже и думать – на дом Амелии Боунс всё же напали, причём авроры никак не могли отбить атаку упиванцев – требовалась помощь квалифицированных кадров, желательно специализирующихся на такого рода занятиях, в общем… Облом с гордым видом и быстро собираться, дабы успеть помочь людям. Зелье, правда, всё же успело приготовиться, и, пока Ричард стоял в дверях в ожидании меня, я взмахом палочки погасил огонь и хотел было уже наполнить им флакон, как вдруг подошёл мастер зелий, несколько секунд внимательно поизучал мой шедевр, после чего набрал небольшое количество себе на экспертизу, а остальное велел налить в пузырёк, который я тут же заколдовал так, чтобы в него мог поместиться весь котёл, и взять с собой. Потом он мне впихнул ещё и флакончики, подписанные как кровоостанавливающее и заживляющее зелья. Подумав, что в любом случае вещь полезная, я чисто автоматически сунул полученное в карман брюк, после чего буквально полетел переодеваться.
Через три минуты, уже полностью готовый, я предстал пред светлые (точнее, светло-голубые) очи Ричарда, который тут же отдал мне портал, и я переместился. Да, блин… Если бы сражение было бы чисто за дом Амелии Боунс, то его уже давно и безнадёжно проиграли, так как от сего сооружения не осталось и камня на камне. Зато сама Амелия была жива и уже даже эвакуирована (это нам сказал Ричард ещё перед отправкой). В общем, как только я приземлился, то сразу же начал активно тратить патроны на слуг разных красноглазых чмариков. Через несколько секунд ко мне присоединились друзья, и мы начали теснить противника. Хм, вон там весьма интересное скопление людей в масках… Присоединиться, что ли?..
И я присоединился. О, да они, оказывается, не ожидали?.. И что это я в последнее время так часто стал заставать людей врасплох?.. Прямо даже поражаюсь сам себе. Но пока я поражался сам себе, самим же мной были поражены (видимо, насмерть) ещё трое симпатяг в белых масочках. Вот осталось только пять штук, и всё – группа закончит своё существование как таковое. Удар с левой ноги, и теперь их четверо. Одновременно кинутые четыре ножа, и число Упивающихся смерти в данной конкретной группе сократилось до нуля.
На первый взгляд мне показалось, что противника раза в полтора больше, но после проведения нескольких успешных приёмов со стороны нашей команды, численность воюющих если и не сравнялась, то уж точно именно к этому и стремилась. Хотя… Может, мне это только кажется, или в войне всегда численность обеих армий стремится к нулю?..
Так, да что же это такое, почему меня всегда так тянет пофилософствовать во время боя?.. Безобразие! Кстати, о безобразиях… Что-то слишком много противников вон на одного того старичка, который ещё так глазом зыркает… Причём одним, причём в разные стороны и… И я решил помочь. Кстати говоря, очень вовремя, так как упиванец, которого я только что пристрелил, как раз практически сказал какое-то заклинание. Нечестно говоря, даже и не знаю, что это могло быть за заклятие, но начиналось оно со слова “Авада”… В общем, ещё два ножа просвистели рядом с глазастиком, и на двух противников у нас стало меньше. Я резко перекатился в сторонку, так как в меня полетело сразу чёрт-знает-сколько заклинаний. Хук слева, затем сильный удар правой ногой с разворота, перекручиваюсь, пригибаюсь, перекат… Я опять действовал чисто на автомате, отключив все эмоции как таковые и приглушив голос разума. Осталось три врага… Два… Один… Врагов больше не осталось.
Прекрасно, я разобрался с ещё одной группой, теперь нужно переключаться куда-нибудь ещё. Ага, вон там Упивающиеся смертью практически выиграли, оттесняя к стене симпатичную молодую девушку-аврора и мужчину с многочисленными шрамами на лице. Когда я пришёл на помощь, то в голове у меня мелькнули две противоположные мысли – “Нападать со спины подло” и “На войне все средства хороши”. Полетели ножи. Я не промахнулся. Теперь у той парочки противников больше нет… Так… Я ещё раз огляделся. Вокруг кипело сражение, драка была так себе, я бы не сказал, чтобы очень… Но впечатлительным людям смотреть всё же крайне не рекомендуется. Я оглянулся назад. Ни души… Ни души, потому что одни трупы.
Что же, Упивающихся осталось теперь не так уж и много, сейчас добьём их, и возможно я даже успею на сдвоенный урок чар… А, может, я получу лёгкую производственную травму и меня отправят в больничное крыло?.. “Нет, всё же мечтать иногда вредно” подумалось мне, когда совсем близко от меня просвистела Авада Кедавра. Присвистнув от такого расклада событий, я принял приглашение того милого человека в масочке, и отправил в него две пули подряд. Да, зря я, наверное, патрон один потратил… Хотя… Ой, да ладно, что уж теперь. Пойду-ка я лучше поразбираюсь с той небольшой группой упиванцев численностью примерно в пятнадцать человек.
Выстрел, перекат, кидаю нож, опять перекат, затем не очень лёгким движением ноги выбиваю у врага палочку из рук, нокаутирую хуком справа, прогибаюсь, кидаюсь под ноги трём Упивающимся, они ненадолго растерялись, но этого “ненадолго” вполне хватило аврорам. Осталось не так уж и много, можно даже сказать, что всего ничего. Не понимаю я, почему они ещё сражаются?.. Ведь знают же, что заведомо обречены на провал. Хотя… Представляю, что с ними сделает их хозяин за проваленное задание, ведь даже нам влетает по полной программе, с обязательным объяснением, насколько ты тупой, если вдруг что-то не получается или по твоей вине идёт не так, как планировалось.
Осталось совсем чуть-чуть. Человек десять, может, чуть больше – я не буду отвлекаться на то, чтобы их сосчитать. Мне кажется, что мы должны отправляться назад, так как остальное за нас вполне могут доделать авроры. Но приказа нет… А раз нет приказа, то придётся торчать тут до последнего, потому как если сейчас переместиться отсюда, это вполне могут принять за дезертирство и фиг ты потом кому докажешь, что всё было далеко не так.
Хлопок, и один Упивающийся перемещается прямо ко мне. Я бью со всей дури его ногой по голове и… И одновременно с получением смертельной черепно-мозговой травмы, Упивающийся Смертью активирует портал.
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:59 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 26.

Приземлился я на удивление удачно, даже смог устоять на ногах, правда, пришлось для этого несколько неудобно перевернуться и в последний момент подставить левую ногу так, чтобы не грохнуться прямо на пол мордой вниз… Но это так, мелочи… А вот моему провожатому не повезло – он приземлился прямо на свою многострадальную голову, и сразу обмяк, что и немудрено – каменный пол доделал моё чёрное дело. И только я было обернулся к собравшемуся в зале народу, как вдруг… В общем, произошли сразу две вещи: я столкнулся взглядом с красными глазами Волдеморта и какой-то самоубийца сзади надавил мне на плечи так, что я почувствовал, что в любом случае мне сейчас тоже придётся встречаться с вышеупомянутым полом.
Я смог более-менее удержать равновесие, а затем очень медленно, смотря прямо в чьи-то красные бесстыжие глаза, приземлился на левое колено. На бледной морде Волдика появилась усмешка размера чуть больше чем макси и XXL вместе взятые, но это наверное потому, что он ещё не знал, что я не собирался останавливаться на достигнутом. А я не собирался. В общем, более-менее устойчиво сев на левое колено, я вытянул вперёд правую ногу, после чего… После чего я сел перед Волдемортом… На шпагат.
С милой улыбочкой на милой мордашке и милым тоном я поздоровался с окружавшими меня людьми. Волдеморт попытался было толкнуть какую-то речь о том, что он тут типа самый главный, да и вообще… Ну и самомнение, конечно, у него… Вот уж кому точно не светит побывать у психолога с вопросом по подниманию самооценки… Нет, ну зато в этом незапланированном (с моей стороны) свидании есть и свои плюсы… По крайней мере я теперь точно узнал, что я по сравнению с Волдиком абсолютно психически здоровый человек и нет у меня в помине никакой мании величия. Через десять секунд я не выдержал его хвалебных речей, в которых он распинался, какой он на самом деле крутой волшебник, чуть ли не самый великий маг всех времён и народов, вождь и предводитель беломасочных сливок общества, и что по сравнению с ним дедушка Ленин – простой деревенский дурачок, начитавшийся бредовых книжечек о равноправии народов вообще и всех людей в частности. Прослушав такую не особо занимательную интерпретацию истории, я, наконец, спросил то, что вертелось на языке с самого моего появления.
– Ну, а что я тут делаю?..
Мне хотели было ответить, но тут я заметил одно преимущество помещения, и быстренько заговорил сам. Что же, проверим мой талант вешать лапшу на уши… Хм, кто-нибудь, подскажите, где у этого экземпляра, гордо именуемого Королём Краснозадых Обезьян, находятся уши?..
– Думаю, я знаю, зачем я здесь…
Да… И сам кривой, и ухмылка кривая… Симметрия во всём!
– Ну и зачем же, по твоему мнению, ты здесь находишься?
Немного поизображав на своём таком красивом лице (особенно по сравнению с мордой моего собеседника) активную мозговую деятельность, я выдал ему правильный ответ.
– Я здесь потому, что ты ну просто сгораешь от нетерпения познакомиться со мной поближе! – Изобразив весьма глупенькую улыбочку, я вопросил у Волди, – я угадал?..
Только он хотел было мне что-то ответить, предположительно “Да, конечно, ты ведь такой умный”, как я, только потому, что я жутко скромный и невероятно застенчивый, а ещё ужасно стесняюсь, когда меня так в открытую хвалят… В общем и целом, я его снова перебил (на самом интересном месте).
– Ну, что ты, не надо, я же стесняюсь… Хвалить при стольких людях! Нет, нет, спасибо, не надо…
А теперь уже он попытался меня перебить. Судя по всему, глупенький маленький Волди ещё не знает, что в игре “Кто кого перебьёт” выигрываю всегда я, а противник лежит в больничном крыле со множеством перебивов.
– Ну что мы всё о тебе да о тебе! Давай лучше переведём разговор на гораздо более интересную тему – поговорим обо мне! Так, что ты про меня знаешь?.. Судя по твоему выражению лица, то ты вообще ничего не знаешь (интересно, как скоро до него дойдёт, что я его только что тупым назвал?..)… Ладно, начнём по порядочку!.. Меня зовут…
Этот бледнолицый вождь красноглазых меня таки перебил. Зря…
– Гарри Поттер!
У меня зачесалась нога. Левая. К чему бы это?.. Может, к тому, что я ею сейчас кого-нибудь попинаю?..
– Сам ты Гарри Поттер!
С невероятно обиженным видом я посмотрел на ничего непонимающего Лорди.
– Но…
Как же хорошо, что я тут оказался именно в это время года… Да нет, это я не про то, как сейчас прекрасна природа за окном, а про то, как хорошо у меня получается во время Великой Осенней Депрессии доказывать всем окружающим (а некоторым просто открывать глаза) какие они все тупые…
– От Тома Реддла слышу!..
– Чего?!!
Хм, а его, оказывается, бесит его маггловское прошлое… Забавно до дрожи…
– Вот, значит, мне тебя Томом называть нельзя, а тебе меня Гарри можно, да?!
– Но тебя же действительно так зовут!.. – я недовольно сощурил глаза. – Ну, так сказать, по… – далее он по слогам сказал пачпорту.
– Ты про паспорт, что ли?..
Он довольно закивал. Нет, странный больной, однако, находится в нашей палате… Вроде считает себя Великим и Ужасным, а более-менее правильно выговоренному слову радуется, как… Как принявший слабительное – унитазу…
– У меня нет паспорта на имя Гарри Поттера, да и не могло бы быть…
– Это ещё почему?
– Потому что Гарри Поттер официально мёртв и похоронен.
Далее я огляделся и, наконец, нормально рассмотрел собравшихся. Так-с, кажется, у меня возникла идейка…
– Слушай, а у тебя тут кто-нибудь умеет считать до десяти?
Он задумался. Интересно, над чем?.. Так, пока он где-то витает, начну поиск сам.
– Считать до десяти умеешь? – Обратился я к рядом стоящему мужчине. Тот неуверенно кивнул. Я прямо просиял.
– Замечательно! А то я тут подумал, что эт я сижу тут, на шпагате, без дела?.. Дай, думаю, порастягиваюсь! От тебя требуется медленно считать до десяти. Сможешь?
Ещё один неуверенный кивок. Затем этот Упивающийся покосился сначала на своего хозяина, явно пребывающего не на нашей грешной земле, затем на меня, и начал считать. Я лёг на правую ногу. Когда же Упивающийся прозаикался десятый раз, я прогнулся назад, к ноге левой. Голос смертоеда окреп, и следущее “десять” он сказал даже практически престав икать. Я пересел на шпагат на левую ногу. Повторил манипуляции. Теперь – на поперечный, и можно приступать к осуществлению своего до невозможности гениального плана. Но тут к нам вернулся Волдеморт, по крайней мере я так подумал, когда он смог, наконец, что-то сказать.
– Поттер, ты…
– Нет.
– Чего?!
– Того и этого, пожалуйста. И в подарочную упаковку будьте добры обернуть!!!
Я спокойно наклонился к левой ноге.
– И не надо называть меня Поттером, а то… А то… Буду Томом звать!
– ЧТО?!!
Эх, как он взревел. Прям даже завидно… Я так, например, не умею…
– Нет, я, конечно же, могу называть тебя… – Прочистив горло, я пафосно проговорил, – Великий Лорд Тьмы Волдеморт, – вот это самолюбие… Это надо ж было так раздуться от гордости… – но не буду. Хотя… Если ты согласен называть меня Великий и Могучий Лорд Везучий Лаки, то… Ну так что, по рукам?..
С этими словами я завершил свою вынужденную растяжку.
– Но тебе, конечно же, по старой дружбе и потому, что ты меня с детства знаешь, можно просто Лаки.
Как-то подозрительно сузились его глаза. Эй, куда ты полез, а?..
Поняв, что сейчас вполне можно схлопотать каким-нибудь запрещённым заклинанием по лбу, на котором и так уже места нет, я быстренько запрокинул назад руки и рывком поднялся на ноги. Правда, во время рывка я случайно столкнул двух стоящих рядом Упивающихся Смертью, а когда приземлился, то как следует врезал тому камикадзе, что пытался заставить меня встать на колени. Ха! Наивное чукотское дитя! Да для того, чтобы я встал на колени… Да для этого… В общем, меня сначала нужно поднять с четверенек, а это неимоверно сложное занятие.
Так, теперь я опять стал расходовать свои боезапасы, держа уверенный курс на окно. Через пятнадцать секунд и тринадцать трупов, оно было достигнуто и даже неимоверно красивым движением ноги выбито. Я гордо поднялся на подоконник, мысленно помолившись, чтобы мы были не на десятом этаже. Боги всё же вняли моим молитвам – мы были только на восьмом.
Я неуверенно обернулся назад, как бы прикидывая, что же хуже – толпа крайне агрессивно настроенных вооружённых людей или полёт с тридцатипятиметровой высоты в воду. Поглядев на усмешку уже успевшего вытащить волшебную палочку моего самого любимого врага, я понял, что скалы – ничто. Жажда всё. В смысле… Эх, плохо на меня влияет реклама…
Я бы, наверное, так и не смог выбрать из двух зол меньшее, если бы не слова Волдеморта о том, что если я спущусь, то у меня ещё есть шанс остаться живым. Обернувшись и гордо вскинув подбородок, я ему ответил.
– А я живучий! В огне не горю, в воде не тону… – После чего уже менее уверенным тоном добавил. – А последнее утверждение мы проверим вот прямо сейчас…
И с этими словами я, во-первых, кинул нож в сердце Волдика (если таковое имеется), который, к несчастью, дёрнулся влево и вышеупомянутый острозаточенный предмет попал ему в плечо, а, во-вторых, я сиганул вниз.
Уже летя навстречу скалам и понимая, что осталось мне не так уж и много, я наслаждался дикими криками раненного в… В общем, раненого врага.
***
Вечер следующего дня. Хогвартс. Большой Зал. Ужин.
Двери с грохотом открылись и перед жадно поглощавшими пищу учениками предстал я собственной персоной. Наверное, выглядел я весьма впечатляюще, по крайней мере такая мысль мелькнула у меня на задворках сознания (само сознание куда-то собиралось уйти, предположительно в отпуск), когда несколько человек из зала облились соком, человек десять выронили вилки из рук, а некоторые, особо одарённые, даже умудрились упасть в обморок.
“Наверное, со мной что-то не так”, подумал я, облокотившись об дверной косяк и ища взглядом кого-нибудь, кто бы мне помог дойти до Больничного крыла. Этим кем-то оказалась профессор МакГонагл, которая пулей вылетела из-за стола, моментально наколдовала носилки и нетерпящим возражений голосом приказала на них лечь. Уж чего-чего, а геройствовать мне сейчас точно не хотелось, именно поэтому я, даже и не посопротивлявшись, выполнил приказ. Не долетев и до лестницы, я почувствовал, как перед глазами всё поплыло, а в голове раздалось ехидное “До встречи” от моего сознания. Через секунду мир померк, и во всей вселенной не осталось ничего, кроме блаженной темноты, куда я с радостью и провалился…
Через два с половиной часа.
– Как он, мадам Помфри? – Голос был смутно знакомый. Хотя нет, не смутно… Это явно была Пантера.
Я почувствовал, что если сейчас не вмешаться, то можно хоть час слушать о том, насколько ужасно и плачевно моё состояние, и как мне ну просто катастрофически необходимо пролежать в больничном крыле ещё, скажем, недельки две, а лучше три. Именно поэтому я счёл за лучшее ответить сам.
– В порядке…
Что у меня с голосом?! Кошмар! Неужели… Неужели… Хотя да, похоже на то…
– Лаки! Ты уже очнулся! Как ты себя чувствуешь?!
И всё же иногда методы здешней медсестры бывают очень даже и правильными… По крайней мере, я от всего этого кавардака почувствовал невыносимую головную боль… И, о чудо! Небеса сжалились надо мной, и мадам Помфри выгнала всех, с заявлением, что ей просто до невозможности срочно нужно меня осмотреть, а потом мне надо отдохнуть хотя бы полчасика, а вот через полчасика она, быть может, даже и впустит кого. Одного. Ну, максимум, двух.
Далее пара минут ушли на то, чтобы проверить, что раны практически затянулись, я не так уж и плохо себя чувствую и можно даже и не давать пока мне снотворного, а подождать директора, дабы тот со мной поговорил.
Через невероятно быстро пролетевшие полчаса, которые я провёл в полудрёме, появилась целая делегация людей, которые, по видимости, хотят восстановить картину происшедшего. Уф, слава Богу, друзей сразу выгнали… Нет, я, конечно же, рад их всех видеть… Вот только шумят они ну уж слишком, а у меня от каждого звука голова обещает разлететься на несколько миллионов мелких кусочков.
В ходе зачисток, в рядах пришельцев остались только профессора Дамблдор и Снейп, ну и, конечно же, МакГрегор, куда уж без него-то?..
– Гарри, мы бы хотели попросить у тебя, чтобы ты рассказал нам все события, произошедшие с тобой за эти практически два дня.
С видом святого мученика, я вздохнул и сел на кровати, готовясь к долгому и нудному рассказу. Но потом я резко передумал, и…
– Мы уже практически выполнили задание, Упивающихся, можно сказать, что вообще и не осталось, как вдруг прямо ко мне переместился один такой субъект. Я помог ему заработать черепно-мозговую травму, а он за это, скотина такая неблагодарная, портал активировал. Портал перенёс меня в гости к дяде Вальдемару, который, по видимости, сгорал от нетерпения, так хотел посозерцать мою прекрасную физиономию… И только я, значит, приземлился, как кто-то сзади, царство ему небесное, надавил мне на плечи, и я… В общем, я… Перед Волдемортом…
И тут я заинтересовался лекарствами, стоящими на моей прикроватной тумбочке. Через десять секунд ожидания Снейп не выдержал.
– Встал на колени?
Я посмотрел на него, как на умалишённого, после чего всё же соизволил ответить.
– Сел на шпагат!
– Лаки, оставь эти свои шуточки на потом! Рассказывай, что было!
– Ричард, я же и говорю – мне надавили на плечи, а я, между прочим, только приземлился, так что естественно, что равновесие удержать не удалось. Ну и, как следствие… Грохнулся на левое колено, потом вытянул вперёд правую ногу и сел на шпагат… А затем мы с ним мило поговорили на тему “Как меня называть не стоит, потому как для здоровья опасно”, я показал ему, что умею не только на правую ногу на шпагат садиться, но и на левую, да и на поперечный тоже, а потом, когда до Тома дошло, что я над ним несколько издеваюсь, я решил распрощаться. Вальяжно прошагал до окна, вспрыгнул на него, полюбовался на скалы, попрощался с Волди, кинул ему на прощание воздушный поцелуй, подкрепив свои намерения ножом в сердце. Он, услышав, что я от него уже ухожу, заорал как раненый (в плечо), а я, надменно вскинув подбородок, шагнул с тридцатипятиметровой высоты.
Я выдержал драматическую паузу. Точнее нет, не выдержал. В смысле, я бы её выдержал, и не такое приходилось выдерживать, но Снейп отказывался проникаться глубоким драматизмом ситуации, и сказал “Ну, и?..”.
– Что “ну, и?”?
– Что было дальше?
– Полёт с тридцатипятиметровой высоты прямо на скалы.
Мадам Помфри, как раз в этот момент выходившая из своего кабинета, дабы куда-то пройти, схватилась за сердце и, резко развернувшись, пулей влетела обратно.
– Ну, что вы тут все развели ахи вздохи, а? Повезло ведь, не разбился… Практически… В общем, ладно… Продолжаем разговор. На чём я остановился? А, ну да… Погрузился в воду я рядом с каким-то скромненьких размеров булыжником, за который я заплыл, оттуда уже вынырнул, отдышался, и вперёд – на поиски приключений! Хм, нет, я их даже и не искал – как-то сами нашлись… Но это так – подробности, которые я могу, да и опущу. В общем, проплыл под водой метров пятнадцать и оказался в прибрежных камышах на другой стороне реки. Оттуда я вышел, проскользнул в лес, ну а дальше уже дело техники…
Вообще, я бы на этом и прекратим свой рассказ, но… Но на лицах у всех было написано “продолжаем разговор”, и мне пришлось в экстренном порядке смирится и (напиться) закончить свою такую занимательную (белиберду) несколько подкорректированную историю.
– Ну, в лесу я по-быстренькому слился с местностью, затем, пройдя километров пять, обработал не особо честно заслуженные раны, кстати, профессор Снейп, спасибо за зелья… Ну так что?.. А, откуда раны? Ну вы, блин, даёте… Нет, ну неужели вы и правда думаете, что я бы умудрился упасть на скалы не налетев на скалы? Безусловно, то, что вы обо мне так думаете, это чудесно и замечательно, я польщён… Но как-то всё же надо иметь более реалистичный взгляд на жизнь…
Столкнулся взглядом с Ричардом, и в его светло-голубых глазах прочёл, что пора бы мне дорассказать по-быстренькому всё, что от меня требуется, а потом – на горшок и в люлю. Хм… Спать, на самом деле, очень хочется… К тому же, судя по всему, я могу не пойти завтра на уроки… Ну, а дальше… Дальше уже выходные по случаю Хэллоуина… Так что… Сбылись мои мечтания по части (процветания? засыпания? наливания?) пропуска уроков.
– Я выбрал правильное направление и двинулся в сторону Хогвартса. Вначале шёл осторожно, не хотел, чтобы заметили. Километров через сорок мне всё это надоело, стало скучно, рана разболелась… Я решил немного поколдовать, то есть смог заживить не особо глубокие раны, сделал по глотку каждого из зелий, я вообще старался принимать их небольшими количествами, так как для того, чтобы что-то подействовало, всё равно нужно было бы лежать и не рыпаться, что я не мог осуществить по техническим причинам. В общем, мне стало скучно и я начал зевать. А спать нельзя. Ну, тогда я и решил запеть. Короче, со словами “Песню запевай!” я осуществил задуманное. Сначала я спел “Куда идём мы с Волдиком большой-большой секрет”, пространственно поразмышлял вслух, что я бы с этим бледнолицым никуда не пошёл ни за какие коврижки, а в особенности в разведку, а в особенности местности. Ещё подумав, выдал список направлений, куда бы наш Темнейший мог пойти, зачем ему туда надо, что и в каком виде он там должен был бы делать, а также надолго ли он там задержится. Потом я запел “А нам всё равно, а нам всё равно, не боимся мы…” с дальнейшим подробным перечислением кого мы не боимся, почему мы их не боимся, почему бояться таких – себя не уважать, где я их видел, что они там делали, и… И, в общем, затем я спел “Нас не догонят”… Что, вам плевать, что я там пел себе под нос? Так а я и не себе под нос пел, а во всю глотку распевал! Ну, или не вовсю… Ну, так, безопасности ради… В общем, ладно, согласен, отвлёкся. Я прошёл ещё километров так сто пятьдесят, после чего и пришёл к замку. Как раз на последних двадцати километрах кончилось зелье, поэтому, когда я зашёл в замок и потратил последние силы на выбивание ногой двери Большого Зала, через минуту, на носилках, я и потерял сознание. The end. Всё, идите, continuation* не будет…
С этими словами я отвернулся от всех присутствующих и мгновенно заснул.
* continuation (английский язык) – продолжение, the end – конец.
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:59 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 27.

Раз чёрная точка, два чёрная точка… И снова чёрная точка… А это так вообще целое пятно… Ой, беленькая точечка появилась! Ай, вот и ещё одна тут откуда-то взялась… Ай! Ой! Ой-ой-ой!!! Да их тут уже что-то слишком много!.. Ну-ка быстро темнейте! Темнейте, кому говорят! А-а-а-а!... Я хочу обратно в ту блаженную темноту!.. Ой! Привет… Как ты? Чмок. Чмок. Как съездило? Куда? С кем? Сколько? Что?.. А, ну да, точно…
Только встретив своё довольно неплохо отдохнувшее сознание, я пришёл в себя и открыл глаза. За окном было темным-темно, что ясно свидетельствовало о том, что времени до завтрака ещё очень и очень много. Чудесное открытие. Просто замечательное. И желудок вот мой тоже очень рад, что никто не собирается его набивать всякой гадостью. Или собирается?..
Что я здесь должен делать? По идее, лежать и выздоравливать. Если так подумать, то я уже належался и выздоровел, так что я вполне могу прогуляться в сторону кухни, а потом… Ладно, схожу на уроки… Может быть… Хм…
Легко поднявшись с этой своей разваливающейся деревяшки, я, методом скомканного одеяла, создал иллюзию моего пребывания в кровати, затем, пройдя до выхода, я с огорчением понял, что на этот раз дверь не преминули закрыть, причём сразу видно, что на все замки… Ладно, пойду через окно. Весьма не смутно припоминаю, что если вылезти на свежий воздух, то потом, по бордюрчику, вполне можно пройти до окна в коридоре, а уже оттуда влезть обратно. Наверное, именно так и сделаю. Потом. Сначала же надо хотя бы переодеться во что-нибудь более-менее приличное, а то расхаживать в этой весёленькой цветастенькой пижамке мне не очень-то улыбается. Поискав свои вещи в течение пяти минут и так их и не найдя, я понял, что придётся идти в таком виде и смешить народ. Единственное, что радует, так это то, что в ходе раскопок была откопана моя волшебная палочка, которую я тут же забрал себе с твёрдым намерением никому и никогда не возвращать. Что ж, на улице достаточно тепло, так что я всё же сниму пижамную рубашку… По крайней мере теперь, если вдруг встречу какую-нибудь представительницу прекрасной половины человечества, то вполне могут и не заметить моих пугающих своей красотой брюк в голубой цветочек…
На столь радостной ноте я и прервал свои размышления о красивой одежде и чьём-то потрясающем воображение вкусе, переключив всё имевшееся в наличии внимание на смотрение под ноги. А посмотреть действительно было на что. Эх, красивый всё же вид открывается тут на окрестности замка, однако… Да, действительно прекрасный пейзаж… Особенно с высоты птичьего полёта… Особенно если попробовать повторить этот самый полёт птиц, который можно было бы весьма гордо назвать “падение камнем вниз. В роли камня всемирно известный актёр Лаки”…
К счастью, мой дебют в большом кино был временно отложен и вот я уже спрыгиваю с подоконника на пол в коридоре восьмого этажа. Надо бы одеться… Но для этого надо зайти в свою комнату, а там наверняка находятся всякие не особо хорошие люди, которым потом ещё и придётся объяснять, что это ты тут шляешься, а не лежишь як бревно в больничном крыле, типа как выздоравливая. Так, мне кажется, или я нашёл выход из безвыходной ситуации?.. Да, точно, нашёл. А, что?.. Да просто решил выйти через вход, вот и всё…
Через два поворота уже должна была бы показаться дверь моей комнаты, как вдруг мне показалось, что идти вот так просто напролом было бы глупо. Я быстренько шмыгнул в нишу за доспехами и тихонько прошипел призывное “Иди ко мне” (еле удержался, чтобы не добавить “моя прелесть”) на змеином языке. Естественно, что через две минуты объект призывания был призван. Салли, крайне довольная собой, обвилась вокруг моей левой руки и выжидательно посмотрела мне в глаза. Я поинтересовался у неё, есть ли кто в моей комнате, на что услышал полный гнева ответ, что есть. Изумившись, что же могло вызвать столь сильное негодование у змеи, я заинтриговано спросил, что же они там делают. Услышав ответ, я вознегодовал. Немного. Больше для вида. Ну, и немного для безопасности. Оказывается, там сидят два человека, причём сидят на моей (!!) кровати. Некрасивый, однако, поступок. Уже за одно это вполне можно было бы впрыснуть в них изрядное количество яда… Но Салли – змея сдержанная. В основной своей массе. В общем, только она было хотела спать себе дальше под моей кроватью, как вдруг один из этих некультурных, невоспитанных, неинтеллигентных и просто нехороших людей, задел самое дорогое, что есть в её жизнь – хвост. Причём своим грязным, нечищеным, и, теперь уже покусанным, ботинком! Безобразие! Однако Салли, ко всем своим прочим достоинствам, ещё и не очень злопамятная, именно поэтому она просто загипнотизировала эту парочку и затем уже, с чувством выполненного долга, улеглась на мою кровать. И только она уже было начала засыпать, как услышала зов своего любимого, единственного и неповторимого хозяина, на который она тут же и явилась.
Услышав про такой расклад событий, я понял, насколько мне повезло со змеёй. Да и вообще, мне так везёт, что я иногда даже думаю, что это какое-то ненормальное везение. Но я опять отвлёкся. Только я, значит, поблагодарил змею, выразив ей всю глубину своей признательности обещанием обязательно купить ей достойную подставочку, вокруг которой она могла бы обвиваться, как мы пришли, и я имел честь лицезреть следующую картину: два неизвестных мне взрослых дяденьки расселись на моей кровати и с глупым видом уставились на стенку, по-видимому, пытаясь найти в ней тонкий смысл бытия, ну или хотя бы какого-нибудь паука. Наивные маленькие детишки! Ну откуда у меня пауки? У меня же змея в комнате!
Я быстро искупался, оделся и собрал все учебники, после чего отдал последние распоряжения Салли, как то после моего ухода разгипнотизировать загипнотизированных и быть начеку (между прочим, чеки выписывать я ей тоже запретил, на всякий случай). После чего я и направился туда, куда моей душе было угодно. Хотя нет, скорее желудку, так как направился я именно на кухню.
Через полчаса.
Набив желудок всякой всячиной до такой степени, что у меня даже одно время было странное по своей навязчивости ощущение, что отсюда меня придётся выносить (как бы не вперёд ногами, что вполне может случиться, если вынести меня вдруг решит мой безмерно любимый тренер). Однако выйти мне всё же удалось, да ещё и самому, да притом ещё и с первой попытки. Возгордившись своим собственным героизмом, я и не заметил, как дошёл до восьмого этажа и, задумавшись о том, как мне ну просто срочно необходимо найти место для частных уроков танцев с Джинни, практически прошёл мимо одного забавного гобелена. Но гобелен был действительно забавным, причём с той же тематикой, что в последнее время так меня беспокоит – танцы. На гобелене было изображено, как тролли в балетных пачках (и у кого только фантазии хватило такое нарисовать?) лупят дубинками какого-то хиленького на вид мужика, по видимости, являющегося им учителем танцев. Я посмотрел, ухмыльнулся, и пошёл вперёд, с твёрдым намерением дойти таки туда, куда следовал. Но тут я резко остановился, вспомнив, что я никуда не следую, а тут же, на том же восьмом этаже, пусть и в противоположной стороне замка, в опасной близости находится больничное крыло, так что я быстренько повернулся обратно и собрался уже пройти в выбранном направлении, как вдруг с удивлением обнаружил возле вышеупомянутого гобелена дверь.
Ничто не стоит на месте. Всё развивается. Вот и паранойя у меня тоже явно прогрессирующая… Ладно, всё, я спокоен, я совершенно спокоен… Тут нет никаких дверей. Закрыл глаза, открыл глаза. Видение почему-то отказывалось исчезать. Даже после моей слезной просьбы “уйди, противный!”, даже после того, как я повторил сто первый раз “чур меня” и оплевал весь пол. А, может, мне всё это снится, а? Может, я сплю сейчас в больничном крыле, и всё это – лишь плод моей ну уж очень больной фантазии (лечению не подлежит)? Нет, не снится, да и вообще, хватит уже психовать, щипаться и кусаться! Лучше войду в дверь, да и посмотрю, что там такое.
Дверь оказалась не заперта, что, конечно же, избавило меня от многих проблем, но, с другой стороны, заставило насторожиться. Ну и почему мне больше не нравится идея шляться непонятно где непонятно зачем? Наверное потому, что надо всё же ставить себе какие-нибудь цели, причём, по возможности, реальные… Так, всё, спокойно, буду действовать как группа захвата – вбегаю сразу и в нескольких экземплярах. Эх, как бы мне размножиться-то сейчас по-быстренькому, а?.. Ладно, всё, хватит тратить остатки нервов на всякую ерунду, захожу и смотрю, что там есть.
Да, блин… Не комната, а мечта… Ну и какой кастрюли ради они прятали такую прелесть вообще и от меня в частности?.. Чёрт, я не могу… Меня прямо распирает… Блин, а книжки-то ничего, интересные… А тренажёры-то какие!.. Ой, держите меня трое! Нет, лучше семеро! Да я отсюда ни ногой, ни рукой, ни какой другой выступающей частью тела!.. Да я… Да я тут жить буду! Блин… Да это же целый спортивный комплекс! Тут и классический станок для растяжки есть, и штанга, и боксёрские груши и… И чего тут, в общем, только нет… Эх, сюда бы ещё холодильник, и здесь вполне можно залечь на пару… Так, стоп. Это что такое?.. Судя по всему, холодильник… А есть что внутри? Да, не густо… Сюда бы мяса вида так три, можно четыре… Опа, как интересно… Эт что ж это получается-то, а? Комната может быть любой, какой я захочу?.. Так, закрыл глаза, представил себе во всех подробностях кабинет министра Великобритании… Открыл глаза. Закрыл глаза. Проморгался. Не помогло. А если попробовать так…
Я ещё перебрал в голове чёрт знает сколько интерьеров, когда вдруг до меня наконец-то дошло, что вполне можно потом и не натолкнуться на эту комнатку ещё раз. Так, что я делал, когда дверь появилась?.. Думал о комнате для занятий танцами, в голове тогда ещё мельком отметилась мысль про то, что тренировок сегодня, вроде как, не намечается, а жаль, так как я бы почему-то не отказался… Ага, я ещё тогда три раза назад возвращался, дабы убедиться, что не знаю, куда я намерен идти… Да, мне опять катастрофически повезло… Интересно…
Только я покинул пределы спортзала моей мечты, как дверь слилась с местностью, в данном случае – со стенкой. Я походил немного туда-сюда, подумал про комнатку с оригинальным интерьером в стиле “смерть… с дальнейшим перечисление, кому именно”. Появилась дверь, в которую я тотчас же и вошёл. Нет, я не могу… Какой же это вид, а! Интересно, а знает ли Волдеморт, что ему очень пойдёт с клешнёй вместо одной руки, фонариком на голове и под глазами, да ещё и в форме чистильщика унитазов? Нет?! Какой кошмар! Надо будет при личной встречи восполнить этот пробел в его знаниях…
Ладно, всё, хватит ерундой маяться, валять дурака и наводить тень на плетень! Лучше подготовлюсь к сегодняшним урокам. Так, сегодня у меня сначала чары, а потом трансфигурация. Ну, чары теорию я уже изучил, так что теперь мне надо только попрактиковаться, да и всё. А трансфигурация… Не уверен, что удастся на ней побывать – наверняка после заклинаний кто-нибудь с кристально честными светло-голубыми глазами наставит меня на путь истинный и, не останавливаясь на достигнутом, методом волшебного пенделя придаст мне ещё и правильное направление, и правильное ускорение в сторону либо больничного крыла, либо тренажёрного зала. Ладно, всё, я совершенно точно уверен, что трансфигурация транса в фигу мне обязательно когда-нибудь да и пригодиться, так что лучше начну изучать всю эту преинтереснейшую хрень…
***
Заклинания. Пятый курс. Первый урок. Через три минуты после звонка.
Дверь довольно шумно открылась и тут же закрылась. Весь класс на меня дружно оглянулся, удивлённо посмотрел, как я привалился к вышеупомянутой двери, и только хотел было уже отвернуться, как я взял слово (хотя оно очень сопротивлялось, такое вот нехорошее).
– Прошу прощения, профессор Флитвик, за опоздание. Я просто… – Чёрт, что бы такого придумать-то, пореалистичнее?.. Хм, почему-то вдруг вспомнились слова одной девчонки из недавно абсолютно случайно услышанного разговора. – Я просто… встретил Луну Лавгуд, мы с ней познакомились, мило поболтали, и она открыла мне глаза на мир.
С этими словами я быстренько наложил все известные мне запирающие заклинания, причём во всевозможных комбинациях, на входную дверь. Так, прекрасно… Теперь нужно что-нибудь поправдоподобнее наврать всем присутствующим.
– Это от нарглов. У них сейчас брачный период. Ну, знаете ли, мало ли что… На всякий случай…
С этими словами я ещё и запечатал все окна, подупрочнил стены и только потом, с более-менее чистой совестью, уселся за последнюю парту.
Преподаватель явно хотел выразить своё скромное мнение в мой адрес, но то ли слов не смог подобрать (приличных), а может просто представил, сколько времени от урока отнимет всё это безобразие, но факт остаётся фактом – профессор просто продолжил прерванный моим приходом урок.
Мы изучали очень интересное и невероятно полезное заклинание немоты. Эх, знал бы я его ещё лет так девять назад… Чёрт, задолбал меня этот ворон – всё время каркает и каркает!
– Silencio!
Ну вот! Так бы сразу, а то всё кар, да кар…
– Отлично, мистер Поттер! Просто замечательно! У Вас получилось с первой попытки!
Эх, знал бы он, что именно это заклинание я отрабатывал целых четыре минуты в комнатке по желанию… Хотя ему, действительно, знать обо всём это просто-напросто необязательно, поэтому я скромно опускаю глаза и стараюсь не наложить только что блестяще исполненное заклинание на учителя.
– Невероятно! И это притом, что вы в первый раз на моём уроке! И сразу же такой результат! Вас можно только поздравить и пожелать в дальнейшем не опускать планку! Я думаю, что…
Но что именно думает профессор мы так и не услышали, так как послышался оглушительный грохот откуда-то со стороны коридора, после чего дверь задрожала, но, естественно, не открылась.
– Э-э… Это нарглы. Я же говорю, у них брачный период. – И я поспешно добавил, дабы никто не захотел удостовериться сам лично в правильности моих заявлений. – Им ни в коем случае нельзя мешать! Они тогда становятся очень злыми и прямо таки даже и не контролируют себя.
Послышались ещё два мощных удара, и дверь, жалобно пискнув, пообещала сдаться в плен. Мановением волшебной палочки я тут же расколдовал окна и, плетя какой-то бред о том, как эти самые нарглы любят убивать высоких черноволосых и, по возможности, зеленоглазых парней, быстро выпрыгнул в только что открывшееся окно (почему-то вдруг вспомнилось, что в окна я обычно либо мелкий мусор выкидываю, либо плюю). Уже приземлившись, причём на удивление удачно, я услышал, как дверь всё же открылась, и в неё ввалились какие-то люди. Ай-ай-ай… Где бы по-быстренькому спрятаться и переждать бурю, цунами, извержение вулкана и торнадо со смерчем в одном флаконе, в лице разозлённого Ричарда?.. Или лучше самому сдаться? По принципу “чистосердечное признание облегчает наказание”? Да, нелёгкая дилемма… Ладно, раз уж на то пошло, то лучше пойти и занять поскорее своё законное место в больничном крыле.
Но на пути к этой светлой цели я понял, что окружён, и лучше сдаться сразу, дабы потом не усложнять и без того нелёгкую жизнь здешнему завхозу Филчу отскребыванием моих внутренностей с пола, стен и потолка. В итоге я появился перед разгневанным монстром, широко известном в узких кругах под кодовым именем Ричард, и тут же затараторил извинительные речи.
– Каюсь! Грешный! Стыдно! Причём очень-очень! Я не хотел! Я не виноват! И вообще, вся вина за всё произошедшее или, наоборот, не произошедшее, лежит целиком и полностью не на мне, а на вас!
– На мне, что ли?.. Ты хотел сказать, что на мне, да?!
Ай-ай, он злится… Надеюсь, мне не суждено умереть такой жестокой смертью от рук беспощадного садиста…
– Нет, конечно! Что ты! Ни в коей мере! Ни под каким предлогом! Ни коим образом! Ни в каком виде! Да как ты мог такое подумать?! Обо мне?!! Подумать о том, чтобы я так подумал!!! Нет, я просто имел ввиду, что проснулся с утра пораньше с чувством зверского голода, провалялся пару минут, поворочался и понял, что мне ну просто катастрофически срочно необходимо пойти и что-нибудь поесть. Ну, я и осуществил задуманное…
– Какого чёрта, Лаки?! Мы тебя везде обыскались! В больничном крыле тебя нет, дверь закрыта, в свою комнату ты не заходил, однако ж одежда на тебя именно оттуда, и никто, абсолютно НИКТО тебя не видел! Ты что, совсем сдурел, что ли, да?..
– Я просто…
– Он просто! Он, видите ли, просто! Ну-ка быстро взял ноги в руки и бегом в постель, и чтобы даже и не рискнул с кровати слезть! Если узнаю, то… В общем, ты меня знаешь…
С этими словами он развернулся и пошёл к себе, по-видимому, лечить нервишки (расшалились они что-то у него). А я оказался прав, ну, насчёт чистосердечного признания… Хотя я вообще всегда прав, что уж там скромничать… Ладно, всё, теперь надо только протолкаться через толпу учеников до больничного крыла, ну а там как-нибудь дотянуть до вечера, думаю, потом я вполне смогу оттуда слинять под благовидным предлогом подготовки к исконно русскому празднику Похмеллоуин, который традиционно отмечается с гудящими тыквами, горящими глазами и такими физиономиями, что никаких масок для маскарада и в помине не надо.
Проходя мимо Джинни, я как бы случайно довольно сильно её задел, извинился и незаметненько подсунул ей записку с просьбой прийти сегодня на восьмой этаж и ждать меня в одном пустынном коридоре, рядом с гобеленом, изображавшим троллей в балетных пачках.
Ну, что ж, вроде неплохо я прогулялся… А то бы лежал тут, скучал… Эх, не зря я всё же смотался пошляться по замку, не зря… Кстати, ещё один очевидный плюс – я захотел спать, так что по прибытии во владения мадам Помфри я уже не нуждался ни в каком снотворном, поэтому как только моя голова коснулась подушки, я моментально переместился во владения Морфея.
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:59 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 28.

На левом боку. На правом боку. Снова на левом боку. Лёг на спину и уставился в потолок. Нет, всё, хватит мне уже кататься по кровати… Снова на правом боку. На животе. На левом боку. А от нехорошего предчувствия, похоже, никуда не деться… Снова перекатился на правый бок. Что же такого нехорошего должно случиться?.. Опять на левом боку. Вроде, в самое ближайшее время… Улёгся на живот и закрыл подушкой голову. А предчувствие всё сильнее и сильнее… Резко перевернулся на спину. Завтра. На празднике. Притянул поближе к себе подушку, после чего её же и обнял. Судя по ощущениям, то случиться что-то явно со мной… М-м-мм, чёрт… Резко перекатываюсь на живот и пытаюсь закрыться от всего внешнего мира подушкой. Не получилось. Завтра будет что-то нехорошее, но это же будет только завтра… А сейчас всё не так уж и плохо… С этими словами (точнее, мыслями) я резко перекатываюсь несколько раз и скатываюсь с кровати. Ух, почему-то полегчало…
– Лаки, ты что творишь?!
Ричард… Из головы самым наистраннейшим образом начисто вылетело, что он решил посидеть со мной пока я сплю, но и сам уснул, причём чуть ли не быстрее меня.
– Тебе что, плохо, что ли?..
Я весьма внятно буркнул “угу” и встал с пола. Отряхнулся, осмотрелся. Ничего, вроде, не изменилось… Кроме настроения, но это не в счёт, хотя и учитывается (интерьер превратился из так себе в ужасающий, Ричард сделался вредной скотиной, Дамблдор старым интриганом, а Снейп мерзким идиотом… Хотя… Снейп всегда таким и был).
– Как думаешь, тебе станет получше после трёх кругов бегом вокруг озера?.. Так сказать, подышишь свежим воздухом, побудешь на природе?..
Я удивлённо-возмущённо посмотрел в ангельское лицо моего тренера и понял, что не в настроении дело – этот козёл всегда был скотиной, причём только крупной и рогатой.
– Нет, это не поможет мне улучшить самочувствие.
– Странно… – Не нравится мне выражение его вредной рогатой морды, особенно когда он пытается быть милым. Бр-р-р… – А, может… – А это заинтересовано-сочувствующая маска мне нравится ещё меньше. – Может, твоё самочувствие улучшится, если ты пробежишь пять кругов?..
Ну уж чего-чего, а торговаться сейчас не стоит, так как этот *вырезано цензурой* хвосторогий *вырезано цензурой* акуловидный *вырезано цензурой* попарнокопытный субъект может увеличить и втрое только что названную меру по улучшению состояния (надо полагать, физического, так как душевное уже, похоже, не спасти…).
– А вот пять кругов, скорее всего, самочувствие улучшат…
Ричард просиял (мысленно пожелал, чтоб в него попала молния, ну или его хотя бы ударило током, так сказать, для зарядки энергией сияния) и вдохновенно сказал мне, куда мне идти, после чего ушёл. Вот уж точно говорят “стой и обтекай”, если, конечно, после всего вышеизложенного сможешь устоять… Да, блин… Ну, и что мне теперь делать?.. Судя по всему, пытаться успеть пробегать и доотжиматься до полседьмого, то есть до свидания с Джинни… Джинни… Надеюсь, она придёт… Эх, не вовремя, наверное, мне вспомнились слова Добролюбова “Луч света в Тёмном царстве”, но если уж от общения (близкого) с ней настроение не улучшится, то оно (то бишь настроение) уже абсолютно безнадёжно упало с высокой отметки на отметку “хрен разглядишь, где находится сия отметка, потому как находится она где-то настолько глубоко и вне зоны досягаемости, что поднять её наверх искусственным (насильственным) способом не представляется возможным”.
– Вы можете быть свободны, мистер Поттер.
Странно как-то выглядит сейчас здешняя медсестра, настроение у неё тоже что-то какое-то не такое… Может, что-то случилось?.. А, понятно! У неё отнимают единственного пациента, вот у неё и состояние на грани истерики (причём грань настолько неразличимо прозрачная, что, возможно, у неё уже истерика).
– Спасибо за всё, мадам Помфри. Думаю, в скором будущем мы с Вами снова увидимся, потому как у меня правило попадать в больничное крыло хотя бы раза два в неделю. Знаете, мне почему-то кажется, что завтрашний день я закончу именно здесь (и дай-то Бог, чтобы я здесь завтра ещё и жизненный путь не закончил). Поэтому не говорю “Прощайте”, говорю “До свидания”. До свидания, мадам Помфри, до новых и скорых встреч! И не надо так радоваться моему уходу! Я тут у вам ещё пропишусь!..
С этими словами я ушёл, успев таки разглядеть на просветлевшем лице медсестры некоторое улучшение настроения. Да, блин… Вот и ещё один субъект, который жаждет близкого общения со мной… То же мне, додумался сказать ей правду… Так, ладно, всё, успокаиваемся, концентрируемся и собираемся, после чего вперёд – к труду и обороне! Ещё бы попытаться вернуть утреннее хорошее настроение и желание позаниматься… Но ладно – нет так нет, как-нибудь и так разминусь.
Вечер того же дня. 18:27.
Интересно, а я успею за три минуты преодолеть три этажа?.. Вряд ли… Похоже, я опаздываю… Чёрт, чёрт, чёрт и ещё пару раз чёрт!!! Это несправедливо, нечестно и неправильно по отношению ко мне и не по-джентельменски по отношению к Джинни. На самом деле я почему-то думал, что успею, да я бы и успел, если бы не так вовремя подошедший мой весьма горячо нелюбимый тренер, который, для полноты ощущения (не нужно быть экстрасенсом или психологом, чтобы понять, что ощущения были сугубо отрицательные), решил назначить мне штрафные санкции за “тихо считаешь”, “громко дышишь”, “непонятно о чём думаешь” и “неуважительно смотришь”. Эх, знал бы он, что я о нём думаю… Эх, если бы он только знал… Да, если бы он знал, насколько у меня больная фантазия, то могу дать гарантию, что я оказался бы в психиатрической лечебнице пациентом, причём как бы не на пару с тренером, у которого после прослушивания моих речей тоже вполне может начаться постоянно прогрессирующая паранойя.
Хм, у меня ещё десять секунд до половины, а я уже практически подлетел. Так, стоп. И чего это я так резко притормозил, вы спросите?.. Да ничего особенного, просто решил тихо подкрасться и… И не знаю, зачем мне это надо… Просто хочу и всё тут.
Задача усложнялась тем, что девушка постоянно оглядывалась, пытаясь узреть меня, ну или хоть что-то более-менее узреваемое. Однако я решал и не такие задачи, как-никак, высшую математику умудрился не завалить на экзамене, так что уже через секунду я стоял сзади неё и думал, зачем же я, собственно говоря, хотел к ней подкрасться. Прийти к какому-либо решению мне не удалось в связи с тем, что вышеупомянутая барышня снова начала поворачиваться. Недолго думая (мне иногда кажется, что в такие моменты я вообще не думаю), я просто зажал ей рот рукой, моментально её же скрутил и втолкнул в только что образовавшуюся дверь.
– Извини, я просто не хотел, чтобы нас увидели, а то мало ли какие личности ходят по пустынным коридорам, ведь так?..
Она на удивление поверила в ляпнутую непонятно с какого потолка взятую фразу и огляделась. Это была средних размеров крайне романтически обставленная комнатка, которая явно предназначалась для каких-либо занятий.
– А где мы?.. Здесь была замаскирована дверь?.. Почему я ничего не увидела?..
Я во всех подробностях (ну… или не во всех) описал ей, как я сегодня утром обнаружил эту комнату, зачем я её обнаружил, почему именно здесь находится дверь и как я собираюсь проводить время в её компании на этой территории.
– А теперь хватит уже нам терять это самое пресловутое время попусту, подойди сюда. Так, магнитофон появился… Вальс, пожалуйста!
Зазвучала музыка, и на моём прекрасном (я и сам не заметил, как немного покраснел) лице появилась средняя по размеру ухмылочка (на самом деле ухмылка по размеру гораздо превышала среднюю, можно даже сказать, что была во всю морду, но она всё равно не идёт ни в какое сравнение с ухмылкой красноглазика, когда этот наивненький маленький идиотик думал, что я перед ним на коленях стою), которая почему-то плавно переросла в улыбку.
– Ну что?.. Что ты на меня так смотришь?..
Она почему-то улыбается, при этом ещё и мотая головой, типа как отрицая всё вообще и то, что она пялится на меня как на инопланетное существо, в частности, да и вообще, она вместо всего перечисленного стоит тут себе тихо и мирно, никого не трогая.
– Да что не так-то, в конце концов?..
– Ничего-ничего…
Блин! Улыбка, ну-ка кыш отсюда! Кыш, кому говорят! Хм, да… То ли мой разум простудился и посему его голос явно хрипит и кашляет, то ли улыбка оглохла и ничего не слышит, а выгнать насильственным путём эту нахалку и придать лицу серьёзное выражение у меня упорно не получалось, вследствие всех этих причин я и принял экстренные меры, как то начал щекотать свою будущую пассию. Джинни завизжала, хрюкнула что-то наподобие “я боюсь щекотки” и попыталась в экстренном порядке куда-нибудь провалиться. Как это не печально, но мы находились в комнате по желанию, которая была именно такой, какой её хотел видеть находящийся в ней в этот момент человек, а Джинни, видимо, хотела именно того, чтобы земля разверзлась у нас под ногами и мы начали падать непонятно куда (вообще изначально планировалось, что провалится только она, но не мог же я, как джентльмен, бросить даму в беде). Через секунду полёта я оценил все плюсы произошедшего – Джинни стояла, уткнувшись носом мне в грудь и крепко обняв за талию, тем самым явно давая понять, что отцепить её от себя можно даже и не пытаться, так как это дело бесполезное. Ещё через секунду наш полёт в никуда завершился и мы стояли на твёрдом полу. Девушка всё ещё и не подумывала отпустить меня от себя хоть на шаг, что, с одной стороны, конечно же было чудесно и замечательно, а, с другой стороны, несколько тормозило намеченный мною план по предложению ей же занятия статуса моей девушки.
– Джинни… Может, попытаемся хотя бы вальс выучить, а?..
В ответ я получил что-то вроде кивка и возможность всё же отцепить её от себя.
– Так, хорошо. Подойди поближе, не бойся – кусаться, щипаться и щекотать никого не буду… Пока… Шучу-шучу, не обращай внимание на мой такой вот нехороший юмор… Так, стоп. Теперь эту руку мне на плечо, другая в моей руке, так, стоим. Это и есть изначальная поза, с который мы и будем начинать двигаться по залу. Ритм три четверти, что означает, что счёт идёт на три. Смотри, как я двигаюсь и пытайся копировать. Ага, вот так… Правильно… Всё понятно? Ты, главное, попытайся не спотыкаться, а остальное я за тебя сам сделаю… Молодец… А теперь попытайся не смотреть себе под ноги. Умница, я тобой горжусь! Ещё закрепим результаты… Тебе будет легче, если я буду считать?.. Давай попробуем… Раз, два, три… Раз, два, три…
Ещё пара кругов, для закрепления результата, и можно было смело гордиться собой – я научил таки пока ещё не свою девушку танцевать.
– Ну, что же, могу поздравить тебя с тем, что вальс ты танцевать уже умеешь! Теперь давай попробуем включить ещё некоторые движения, так сказать, неосновные.
После десятиминутного разучивания сиё мероприятие дало свои первые (причём весьма горькие) плоды, как то мои практически истоптанные ноги и умение партнёрши более-менее сносно танцевать.
– Прекрасно… Ещё десять кругов для закрепления результата, а потом попробуем танцевать и одновременно поддерживать милую светскую беседу. Смотреть под ноги категорически запрещается, оступаться и наступать на ноги партнёру тоже, так, держи спину прямо и начинаем. Раз, два, три… Раз, два, три…
После десятого круга мы начали разговор про школу и уроки, она рассказывала мне про преподавателей и факультеты, а я внимательно внимал её речам, упорно пытаясь понять, стоит ли ждать намеченного по плану развития событий, или можно поцеловать её прямо сейчас?.. Немного подумав, решил всё же не отступать от первоначально задуманной идеи и продолжить сиё практически романтическое свидание.
– Джинни, а кого пригласил на бал твой брат Рон?..
– Рон? Ну, на самом деле он предлагал многим девчонкам пойти с ним, но почему-то, прямо даже и не знаю, почему, все они отказались. Тогда он на следующий же день предложил пойти с ним на бал Гермионе, которая почему-то до него тоже отшила ухажёра так три. Ну, так вот… Рон пригласил нашу старосту, а она взяла и согласилась, так что пойдут они вместе.
– Гермиона в смысле Гермиона Грейнджер?.. Рад за неё, она неплохая девчонка. Поможешь ей хорошо выглядеть и затмить практически всех барышень на балу?.. – Джинни выжидательно приподняла брови, как бы намекая, что я должен упомянуть хотя бы вскользь, кого Гермиона не сможет затмить при всём желании. – Конечно же, наши девчонки будут там сиять так, что вряд ли кто-то, кроме тебя, сможет их затмить…
Она довольно заулыбалась, как бы говоря, что именно это и хотела услышать. Но знаете что самое интересное?.. Я часто делал комплименты девушкам, порой даже льстил, но никогда раньше у меня не было такого ощущения, что ни один комплимент не сможет выразить всей той гаммы чувств, которые она у меня вызывает.
– Давай попробуем разучить ещё один танец.
– Какой ещё? Разве вальса недостаточно?.. Я думала, что…
– Нет-нет, вальса вполне хватит для официальной части церемонии, я просто хотел предложить тебе выучить ещё один хороший парный танец. Знаешь, выучить его не так уж и трудно, но вот танцевать со всеми подряд как-то такое не хочется…
– Почему?..
– Как говорил наш учитель танцев: “Танцующая пара должна быть гармонична”. Так вот, у меня ещё никогда не было партнёрши, с которой я бы ощущал такую же гармонию, как с тобой… И я подумал, а почему бы и не научить тебя танцевать танго?.. Хороший, красивый танец. Довольно сложный, но, я думаю, что уже через часик у тебя будет получаться весьма и весьма хорошо, ну а дальше так вообще как-нибудь дойдёшь до мастерского класса… Так ты ведь согласна, правда?..
Окрылённая предыдущим быстрым успехом, Джинни довольно таки уверенно кивнула.
Один час спустя.
Ух… Это было сложнее, чем я думал.
– Шагай на меня… Теперь закидывай вот так ногу… Наклон…
Она откинулась назад, а я медленно стал проводить по её ноге всё выше и выше, и, наконец, дойдя до талии, я резко вернул свою руку обратно ей на ногу, сам же наклонился прямо к её лицу и слегка коснулся губ, как бы давая ей право выбора на то, будет ли сейчас что-либо между нами или нет. Джинни прикрыла глаза и облизнула губы, но с места не сдвинулась, что дало мне окончательный и явно положительный ответ на мой несказанный вслух вопрос. Медленно притягиваю её к себе за талию, после чего легонько целую. Это продолжалось пару-тройку секунд, через которые Джинни начала отвечать на поцелуй. После этого я резко потянул на себя девушку, заставляя её подняться. Одна рука всё так же на её ноге, другой я плавно спускаюсь от её шеи к спине, и всё это так и не подумав разорвать поцелуй. Она обвила руками мою шею, притягивая к себе ещё сильнее и слегка отклоняясь назад. Восприняв её действия как приглашение, я оторвался от губ и переключился на шею, нашёл на ней пульсирующую голубую жилку и слегка прикусил. Ощущения у Джинни, судя по всему, были зверскими, потому как она слегка застонала и я тут же накрыл её рот поцелуем.
Через три минуты, пролетевшие, как одно мгновение, я мягко отстранился от неё.
– Джинни…
– Да?.. – Слегка хрипловатым и как будто бы не своим голосом откликнулась она.
– Я хотел предложить тебе стать моей девушкой. Ты согласна?..
На лице у Джинни можно было прочесть самые разные чувства, начиная от шока и недоумения и заканчивая детской радостью и счастьем.
– Да, да, да! Тысячу раз да!
Я улыбнулся ей и снова начал целовать. Но только мы было вошли во вкус, как часы пробили восемь. Снова отстранившись от неё, я кивком показал на часы.
– Ну и?.. Нам до девяти можно ходить по…
– Нет, я не к этому…
Пока я это говорил, рядом со мной появился внушительных размеров рюкзак.
– Оденься потеплее и через сорок минут жди меня у нашего подоконника…
– Зачем? Мы куда-то пойдём?..
– Да… Иди, у тебя времени не так уж и много, чтобы тратить его сейчас на обсуждение планов… Иди.
Я ещё раз нежно поцеловал её в губы и мы вышли в коридор, где быстро попрощались и разошлись в разные стороны. Вечер обещал быть хорошим и запоминающимся. Что же, постараюсь сделать всё, чтобы воспоминание о сегодняшнем сюрпризе было таким, чтобы я потом смог вызывать просто огромного и сильного Патронуса от одной только мысли о произошедшем. Да, иногда всё же жизнь прекрасна…
LapulyaVerona
27.9.2008, 17:59 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 29.

Половина девятого.
На радостях от длительного ожидания я запел про себя (и про Джинни). Было довольно тепло, поэтому начал я с традиционного “Ой, мороз, мороз…”, которое спел сам с собой в обнимку, затем, подумав и решив, что в такое время года всё же про мороз петь, пусть даже и про себя и с самим собой, как-то неправильно, поэтому, опять же про себя, я запел “Жара, жара… Жареное солнце больших городов”… Тут я окончательно пришёл к выводу, что являюсь перегретым на солнце отморозком, потом эту теорию я разнёс в пух и прах, потому как она (то бишь теория) была абсолютно необоснованна и изначально упиралась на заведомо ложные знания и домыслы. Я задумался о смене репертуара, и как-то незаметно для самого себя запел “время-река”, правда, тут же тормознулся, здраво рассудив, что на данный момент, если время действительно является рекой, то я бы предпочёл горную и очень бурную, а тут в лучшем случае – спокойно-ленивая и неторопливая. В честь столь радостного вывода я и замурлыкал себе под нос “Время, время, так несправедливо”, после чего плюнул на всё, попытался заткнуться и перестать разговаривать и петь сам с собой.
Без двадцати пяти девять.
“Рядом, но далеко, что не достать рукой, рядом со мною ты…” Что-то, уж даже и не знаю, что, но меня достало… Надо перестать петь! А то мало ли, вдруг кто мысли прочтёт – психушка тогда мне будет гарантирована!.. Кстати, надо посмотреть на эту тему что-нибудь в библиотеке… Нет, не по тому поводу, как попасть в психушку – я туда и так без конкурса буду зачислен, так сказать, заочно, а по поводу можно ли читать чужие мысли.
Без двадцати девять.
“Где же ты, где?..” – спросил я у самого себя местоположение Джинни и тут же сам себе ответил (сказывалась, очевидно, всё та же прогрессирующая паранойя, у которой начался новый виток развития) – “Ты где-то, ты где-то, ты где-то, только не со мной…”
Без пятнадцати девять.
“Ты, только ты… До слёз, до хрипоты…” Нет, плакать и хрипеть всё же, пожалуй, пока не буду… Лучше выберу стенку покрепче, об которую можно беспрепятственно побиться головой так, чтобы не продолбить в вышеупомянутой стене дыру. Хм… Может, лучше уж об пол, он вроде как попрочнее?.. Нет, лучше я выпрыгну из окна от не очень разделенной любви! С первого этажа! Страшно…
Без двенадцати минут девять.
– Прости, я задержалась…
– Хорошо, что ты пришла! (Предательский голосок в голове пропел “Рядом с тобой поселюсь – ты будешь рада такому соседу… В общем, хорошо, что приехал!”). Составишь мне компанию…
– В чём? – Недоумение, недоучение, недопрактика – вот что читалось в её глазах.
– В выпрыгивании из окна с первого этажа…
– Чего?!
Я тихо рассмеялся, после чего потянул обалдевшую девушку на себя и прошептал ей на ушко.
– А как ты ещё хочешь незаметно выбраться из замка?..
Слегка пожимает плечами, как бы признавая, что через дверь нам действительно ну никак и не сяк, а уж кверху чем-нибудь так вообще уж точно не следует…
– Куда идём?.. – полупридушенный (вот когда понимаешь, что всё же не стоит останавливаться на достигнутом) голосок в моём сознании пискнул “мы с Пятачком” в качестве продолжения её фразы, после чего я всё же довершил начатое и уже даже избавился от хладного трупа сего голоска.
– Увидишь…
Я открыл настежь окно, сел на подоконник, после чего зацепился ногами за некое подобие батареи (уж не знаю, зачем сиё подобие здесь стоит и что делает) после чего резко потянул на себя Джинни, наполовину вылез из окна и, крепко держа обалдевшую от такого поворота событий девушку за руки, медленно начал опускать вниз.
– Ты достаёшь до земли? – Тихо вопросил я, аккуратно спуская Джинни всё ниже.
– Нет, но тут осталось сантиметров тридцать, так что можешь отпускать… – несколько нервно ответила мне она.
Голосок никак не прокомментировал произошедшее, что меня несказанно удивило, так как я уже настроился на то, что сейчас услышу что-то вроде “Слушаюсь и повинуюсь! Персональный джин за одну бутылку джина, а лучше водки, готов на всё, типа как ради вас!”… О, Господи! Голосок, да на кого ж ты меня покинул?.. (От автора: Отзывы, да на кого ж вы меня покинули?.. Да почему ж вы не оставляетесь?.. Да как же… В общем, мораль сводится к тому, чтобы не покидать покинутых, не отвергать отверженных и оставить слова утешения несчастному, покинутому и отверженному автору, которого с пугающим постоянством покидает здравый смысл и отвергает здоровая фантазия, оставляя взамен себя лишь какое-то больное подобие, услугами которого вот и приходится пользоваться).
Я медленно отпустил её, и уже через секунду она клятвенно меня уверила, что она в “полном порядке”.
– Прекрасно, тогда отойди немного в сторонку, пожалуйста, чтобы я тебя не задел.
Джинни попыталась было повозмущаться на тему “тут очень высоко, скалы и я чудом не разбилась, как никак, десятый этаж!..”, но я весьма популярно объяснил ей, что будет, если нас поймают или заметят, и весь поток возмущений с её стороны временно иссяк.
Став на подоконник и уже даже прикрыв окно, я резко передумал закрывать заклятием Colloportus этот объект пристального прикрывания, потому как нам ещё тем же маршрутом возвращаться придётся, вследствие чего я просто прочно закрыл сиё окошко и посмотрел вниз, пытаясь найти хоть одну скалу, на которую можно налететь и об которую можно было бы разбить ну хотя бы коленки.
– Аккуратней!
На неё посмотреть, так я – неаккуратный, неопрятный и абсолютно некультурный че… Даже язык не поворачивается назвать себя же человеком! Свинья, одним словом… А другим словом – козёл, а ещё… В общем, не стану перечислять все свои хорошие отрицательные черты характера, про которые я за долгие годы жизни сначала у полоумных родственничков, а затем с немногим более умными сослуживцами успел узнать всё, потому как все они весьма упорно пытались, да и сейчас ещё пытаются открыть мне глаза на самого же себя.
Кое-как удерживаясь на пяти сантиметрах гнилой деревяшки, весьма гордо именуемой карнизом, я всё же решил покрасоваться перед теперь уже своей девушкой, и всё-таки сделал изящное сальто, при этом умудрившись ещё и правильно приземлиться. К сожалению, сорвать бурные овации и хотя бы поцелуй мне было не суждено, потому что Джинни не настолько вдохновилась моим изяществом и грацией (что, между прочем, весьма странно), да ещё и заявила, что мы должны спешить. На мой вопрос “куда?” она профессионально закатила глаза и заявила, что завтра же будет бал, ну и как следствие ей надо выспаться и хорошо выглядеть. Немного обидевшись за то, что я всё же не получил свой весьма заслуженный поцелуй, я приобнял её и мы направились в сторону запретного леса.
– Лаки! Мы тебя здесь ждём уже пятнадцать ми…
Но договорить Лео не смог, потому как: а) его бок повстречался с локтём Лиз, а нога – с каблучком Пантеры, б) Джинни попыталась в срочном порядке что-нибудь провизжать и мне пришлось помогать ей замолчать самым действенным способом – я её поцеловал. Ну, по крайней мере, из пункта Б вытекает то, что я всё же получил своё заслуженное поощрение за блестяще выполненное сальто.
– Мы здесь пробудем до часа ночи… Будем отмечать наступивший праздник Хеллоуин…
– Здесь?.. – Спросила уже гораздо более спокойная и довольная жизнью девушка.
– Да… А у тебя есть какие-нибудь более интересные предложения, где можно отметить столь знаменательный праздник?.. Лично я считаю, что нет ничего лучше небольшого пикничка на опушке Запретного леса…
– Но тут же опасно!..
– Не боись, щаз наложим парочку охранных заклинаний, плюс звукоизоляционные, ну и ещё там по мелочи… Да и потом, ты же должна попробовать моё фирменное блюдо!
Лео почему-то фыркнул. В нормальной ситуации я бы на это никак не отреагировал, но сейчас, когда было перед кем красоваться…
– И нечего тут фыркать! Если у тебя фирменным блюдом является “яишенка подгорелая”, то это не значит, что другие тоже не умеют готовить!!
– Вообще-то я имел ввиду, что у тебя по меньшей мере десять фирменных блюд, да и потом, у меня яичница только один раз в жизни подгорела, и то потому что какая-то вредная сволочь меня постоянно отвлекала от процесса приготовления пищи!
– Да ну тебя, злопамятная ты скотина… Ну так вот, мы сегодня устроим мини-пикничок на опушке запретного леса, коронным блюдом которого будет… Шашлык в моём исполнении! Ну, и что может быть прекраснее?.. Так, почему никто не визжит от радости и не уверяет меня, что нет в жизни большего счастья?.. Эх, не цените вы меня… Ладно, пойду я уже готовить, мясо как раз домариновалось до нужной консистенции…
И, горестно шмыгнув носом, я, с видом “опять обидели сиротинушку” пошёл заниматься возведением защитных чар и разведением костра.
Через сорок пять минут, когда первая партия шашлыка уже была готова, а третья коробка сливочного пива распита, мною была замечена подозрительная тень, предположительно человеческая. Совершив диверсию в стан предполагаемого врага, вернулся я уже не один.
– Малфой?.. – Удивлённо вскрикнула моя девушка. Так, прекрасно, она знакома с этим слизеринцем…
– Да, он тут ходил неподалёку… Ну так что, Мафлой… – его аж ник передёрнуло от моего сознательного коверкания фамилий благородных семейств, потомственно служащих Лорду Тьмы Волдоторту, отпрысков которых почему-то знает моя девушка… И вовсе я не ревную!.. – Как там тебя зовут-то?.. Мрако?.. Срако?.. Врако?.. Крако?..
– Драко… – сквозь зубы процедил Мафлой. – Меня зовут Драко Малфой!
– Малфой?.. Странно, я почему-то был твёрдо уверен, что твоя фамилия Мафлой… А ты точно ничего не перепутал, а?..
– Нет, конечно же! Я прекрасно знаю и отлично помню, как меня зовут!..
– Ну, это можно легко исправить… – Драко побледнел и вся его раздражительность куда-то исчезла на неопределённый срок. – Ну так что, Малфой… У тебя есть выбор – либо присоединяешься к нам и дегустируешь шашлык в моём исполнении, либо Obliviate – и до свидания! Правда, в этом заклинании я ещё не силён, можно даже сказать, что я его ни разу не применял… Ну вот как раз потренироваться можно! Правда, Драко?..
Малфой, явно учуявший запах возможных неприятностей и аромат от жарящегося на костре мяса, даже и не раздумывая, выбрал первый вариант развития событий.
– Ну, что же… Тогда иди ко мне, моя прелесть… Можешь даже обнять… Я сегодня добрая!
Волк фыркнул, после чего нарочито заплетающимся языком пояснил её действия.
– Ты, Бали, после седьмой бутылки пива всегда та-акая добрая…
– Эй, между прочим, не фиг тут намекать, что я со всеми подряд обнимаюсь! Я с этим кавалером ордена “Самый вляпывающийся в дурацкие ситуации” на бал иду!..
Я присвистнул. Ни фига себе, ну и выбор… Нет, он, конечно же, весьма смазливенький, но ведь его отец – Упивающийся смертью, это я помнил абсолютно точно. Хотя… Сейчас и проверим.
– Драко, а это же что получается тогда, твой отец – сам Люциус Малфой?.. Я столько читал о нём в Пророке…
Приманка была с успехом проглочена и он, важно раздувшись и нахохлившись, при этом ещё и по-хозяйски обняв Бали, дал положительный ответ. Эх, зря ты так радуешься… И не только потому, что теперь мне с тобой придётся проводить обязательную беседу по душам, проводимую в добровольно-принудительном порядке со всеми ухажёрами Бали, нет… Просто теперь его шансы не получить по морде резко скатились до минус бесконечности.
– Как вам шашлык?.. – Мило поинтересовался я, однако ж никто мне в течение ещё пяти минут не давал никакого ответа, видимо памятуя о том, что с набитым ртом говорить неприлично. Однако ж уже через семь минут Джинни собралась и ответила таки на мой уже практически ставший риторическим вопрос.
– Очень вкусно! Ты что-то добавляешь в маринад, да?.. Может, какой-нибудь сок лимона или кефир?..
Я брезгливо скривился, после чего прочитал бесплатную мини-лекцию на тему “как не стоит портить мясо”.
– Но что же тогда?..
– Всё гениальное и вкусное – просто. Для приготовления такой вот вкуснятины от скромняги шеф-повара надо: мясо, соль, перец, лук и четыре часа времени, из которых три нужны для того, чтобы мясо успело замариноваться, а оставшийся час – на непосредственное разведение огня и приготовления сего замечательнейшего и вкуснейшего блюда! Ой, ну не надо оваций, я же стесняюсь! Ну, ладно… Раз уж вы так настаиваете…
Оваций почему-то не последовало, и только я хотел было уже показательно обидится, как к нашим словесным баталиям присоединился Медведь.
– Ну, знаешь ли, всё дело вовсе и не в рецепте… Помню я, как кто-то, не будем показывать пальцем, кто, – он выдержал драматическую паузу, за время которой Орёл аж ник заинтересованно обизучался изучать ближайшие деревья, – попытался приготовить шашлык вместо тебя по твоему рецепту… В общем, получилось как-то не особенно вкусно, так что дело немного не в рецепте.
– Да, я всегда это говорил! Просто готовить нужно от души и с добрым чувством, при этом ещё и попивая сок Добр… Ладно-ладно, не буду вас заваливать цитатами из рекламы, так уж и быть, раз уж вы настаиваете… Ну, хорошо, рекламировать товары я тоже не буду!.. Кстати, если уж задели тему шашлык плюс кефир… В общем, кефир бы не дожил до столь торжественного соединения с мясом, потому как… Ну, в общем… И целом… Да и всё в частности… Короче, молочные продукты пытаться приготовить со мной практически бесполезно, потому как они куда-то самым загадочным образом деваются. Прямо даже и самому интересно, куда?..
Я резко заинтересовался несколькими деревьями, находящимися в непосредственной близости от нас. Наверное, они были какими-то особенными и необычными деревьями, можно даже сказать, что не такими как все, потому как уже второй человек из нашей компашки обратил на них своё пристальное внимание.
– Слушай, Драко… А давай проверим что за теми деревьями находится, а?.. – Так как он явно хотел дать отрицательный ответ, я быстро добавил “но, конечно, если ты чем-то другим и более важным занят, али ещё чего такого, то можешь и не идти, с кем-нибудь другим схожу”, что и решило исход событий – Малфой гордо сказал “пошли” и даже оторвал свой величественный зад от бревна, на коем сей зад до этого восседал.
Как только мы вышли из зоны досягаемости, дотягиваемости, слышимости и видимости, я резко остановился.
– Что-то случилось?.. – Манерно протянул Драко, пытаясь сделать заинтересованно-озадаченный вид. Не получилось.
– Конечно.
Пару секунд он помолчал, надеясь что я ему так всё скажу, но я специально и принципиально не заговаривал первым.
– И что же?..
– Что “что же”?
– Что случилось?..
– Случилось?.. Да ничего особенного, просто я хотел бы объяснить тебе, чем могут закончится твои отношения с Бали…
– Ну и чем же?.. – с самодовольным и наглым выражением лица спросил Драко, тотчас же пропустив не очень сильный удар в печень.
– Исход может быть разным… – Мило прошипел я ему практически на ухо. – Может, всё и свадьбой закончится, а, может, повстречаетесь-повстречаетесь, да и расстанетесь… Вариантов развития событий очень много, есть даже смертельный исход с твоей стороны… Но ты можешь избежать такого стечения обстоятельств, причём довольно легко… Хочешь знать, как?..
– Как?..
– Для начала, ты будешь с ней предельно вежлив и галантен, и упаси тебя Господи хоть раз не подать ей ручку или наступить на ножку, когда вы будете танцевать… А ещё, если ты и правда думал, что сможешь через неё подобраться ко мне, то ты идиот тупой, а твой хозяин, – это слово я буквально выплюнул, – ещё глупее, чем я думал… Что, ты и правда думал, что я не знаю, что твой отец – Упивающийся Смертью?.. Но это мелочи, потому как я и Бали – абсолютно разные люди, и мы никогда не обсуждаем друг друга с посторонними… Знаешь, я могу предположить, что она тебе нравится, и ты чуть ли не с ума по ней сходишь, и для тебя было бы гораздо лучше, если бы так всё и было…
После этой непродолжительной лекции я протянул ему руку, помог подняться и мы отправились назад. По дороге я всё же извинился за рукоприкладство и признался ему, что это обязательный ритуал для каждого жениха Бали, который некоторые даже выдерживали с честью… Но это так, мелочи.
– Что-то вы долго, мальчики… Драко, что-то мне холодно… Может, согреешь девушку?.. – Малфой попытался расслабиться и успокоиться, по крайней мере я так подумал, когда он заключил в свои по-видимому весьма жаркие объятия Бали, которая моментально согрелась, и помог собравшимся доуничтожать первые десять килограммов мяса.
– Эх, пойти и ещё приготовить, да?.. Ладно, так уж и быть…
Поставив вторую порцию на угли жариться, я предложил всем что-нибудь спеть под гитару. Все были за, против никто не проголосовал, воздержались только Джинни и Драко (интересно, по какой такой причине?..), однако ж многих (читай всех, кроме меня) несколько смущал факт отсутствия такого чудесного и замечательного музыкального инструмента, как гитара.
– Да ладно вам, у меня всё продумано!
С этими словами и с заклинанием Engorgio в моих руках появилась гитара.
Через двадцать минут, перепев кой-какие песенки у костра, мы начали активную дегустацию второй порции шашлыка.
Время летело незаметно, и вот уже как-то пришла пора возвращаться по больничным палатам, дабы санитары не хватились такого количества сбежавших пациентов и не заклеили все столбы и заборы объявлениями об одиннадцати сбежавших весьма опасных и явно агрессивно настроенных несколько пьяных психов.
– Ну, что?.. Сейчас все на горшок и в люлю, завтра увидимся.
Все собравшиеся весьма сонно буркнули “угу” и мы разошлись, обещая себе и друг другу как-нибудь ещё так же собраться.
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:00 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 30.

Четыре часа дня. И как это я только умудрился дожить до этого времени?.. Вроде бы и тренировок-то особенных и не было, так, традиционные десять километров с утра пораньше на несколько похмельную голову (и чёрт же дёрнул меня вчера всё же взять ящик этого их Огненного Виски попробовать?..), которые скорее предназначались для снятия сонливости, да и так, несколько десятков упражнений по мелочи – в общей сложности под весьма чутким к чужим ошибкам руководством тренера мы провели чуть больше трёх часов, что является невероятно кратким сроком, потому как помню я ещё времена (хотя такое-то забудешь!..), когда нас гоняли днями напролёт, по принципу “Тяжело в учении?.. А где (и кому) сейчас легко?!”. Нет, не это вызывало во мне такое страстное желание заныкаться куда-нибудь подальше и не вылезать до бала из своего импровизированного бомбоубежища, нет, такой ерундой меня, невероятно живучего и везучего героя, которому пора бы уже дать три ордена “За заслуги перед Отчеством”, пять медалей “За храбрость, смелость и отвагу (ну, сейчас же в моде всякие там два в одном, три в одном, один в ста двадцати пяти… Вот, например гель для душа, зубная паста и средство для мытья унитаза – и всё это в одном тюбике… Удобно-то как, наверное…)” и пятнадцать сертификатов, удостоверяющих, что я – мастер спорта чуть ли не во всех видах спорта, но по какой-то злой иронии судьбы в честь меня (и то неофициально!) друзья учредили только один орден, кавалером которого вчера был признан Драко Малфой – орден “Самый вляпывающийся в дурацкие ситуации”… Но я отвлёкся, размышляя о своей горькой судьбе и о том, сколько бы правительственных и международных наград мне могли бы вручить, не будь я так засекречен. Собственно, к чему я пел все эти дифирамбы самому себе?.. Не знаю, наверное, потому что я действительно такой вот чудесный и замечательный и если практически никто этого не замечает по какой-то непонятной даже мне причине, то от этого я всё равно не становлюсь менее чудесным и хоть на чуточку менее замечательным.
Мне невероятно повезло в том, что я такой живучий, ведь согласитесь же, что мало кто из парней смог бы пережить шесть с половиной часов изощрённейшей пытки под названием “кто, в чём, как и куда пойдёт”… Еле сдерживался, дабы не выдать свой альтернативный вариант прохода некоторым ну очень уж расфуфыренным фуфырам, предложив им тем самым и место, куда им можно было бы сходить всей дружной компанией, и маршрут бы я им с удовольствием объяснил, и вид соответствующий случаю помог бы подобрать и даже оплатить… Но однако ж я всё-таки являюсь сдержанным человека, пусть и только местами (причём в наших весьма стройных рядах до сих пор отдельные личности пытаются понять, какими именно), именно опираясь на эту теорию я и вытерпел все эти нечеловеческие пытки, и, когда опора, на которую я так самоотверженно опирался, пошатнулась, быстренько слинял куда подальше от весьма решительно настроенной женской части нашего рабочего коллектива.
Я в сто первый раз очень придирчиво осмотрел свой наряд. По-моему, нормально. Даже неплохо! Можно даже сказать, что хорошо!! Вот только девчонки мне почему-то всё время пытались доказать, что не очень-то это и оригинально – прийти на бал в традиционном костюме аристократа середины X века… Но вот если так подумать, то ведь всё весьма и весьма хорошо смотрится, да и костюмчик на мне прямо таки даже и сидит, причём периодически упорно отказываясь вставать, так что приходилось его снимать при помощи магии, но это так, мелочи жизни, которые не стоят никакого, а уж тем более такого вот пристального, внимания.
– Наверное, действительно стоит что-нибудь придумать с костюмом, дабы он стал всё же пооригинальнее и чтобы все те нехорошие девушки, что сомневались в моём вкусе, прямо таки ахнули при виде несравненного (да и с кем сравнивать-то, в конце концов?..) меня…
– Так-к и ес-сть, хоз-зяин… Ес-сть как-кие-н-нибудь ид-деи?..
– Ох, Салли… Да откуда ж идеи в моей бездарной голове?! Да ведь для того, чтобы сиё безобразие оказалось у меня в вышеупомянутой части тела, мне пришлось бы думать!! А ведь это же неимоверно сложное занятие, по крайней мере мне так рассказывали… Когда-то давно… Прямо даже и не помню, когда… – Змея спокойно и, можно даже сказать, выжидательно на меня уставилось, вследствие чего и пришлось мне в срочном порядке перестать строить из себя идиота и, с грустью посмотрев на всю уже приготовленную груду стройматериала, горестно шмыгнуть носом и ответить. – Не знаю, никаких идей нету и в помине, причём настолько, что я их уже хочу помянуть… Что?.. Ты тоже думаешь, что вчера мы и так неплохо поминали всех кого ни попадя?.. Ну-ну… А у тебя есть какие-нибудь предложения?.. Ну, вопросительные, например, или там невопросительные, можно даже сложные, сложносочинённые и сложноподчинённые, а также…
– Ес-сть, хоз-зяин… Прос-стит-те, хоз-зяин, чт-то п-пер-реб-биваю…
– Да ладно тебе, что уж там… Так какие мысли имеются в твоей змеиной голове, которыми ты могла бы поделиться со своим ну очень уж многоуважаемым хозяином?..
– С-с кос-стюм-мом мож-жно с-сдел-лать с-след-дующ-щее…
Половина седьмого. Кажется, пора уже выходить… Напоследок я ещё раз погладил свою змею (помялась она что-то немного), шепнул ей же на змеином всевозможные слова благодарности и, развернувшись, ушёл, оставив Салли наедине с её новой подставочкой, вокруг которой она, собственно говоря, сейчас и обвивалась.
До гостиной Гриффиндора я добрался меньше чем за десять минут, однако ж войти в означенную гостиную довольно долго и упорно у меня не получалось, ввиду того что пароля я не знал, а никто из представителей этого ало-золотого факультета упорно не хотел выходить (подлые трусы!! Всегда знал, что это они только прикрываются своими факультетскими особенностями, а на самом-то деле… А на самом деле, по сравнению с ними, кот Леопольд был просто олицетворением мужественности и отваги!). Но за пятнадцать минут до того, как Джинни должна была бы спуститься из своей спальни, удача вновь улыбнулась мне своей фирменной обворожительной улыбочкой, причём так, что я простил ей все её издевательства над моей персоной. Из-за портрета Толстой дамы показался Симус Финниган, счастливчик, которому выпала честь сопровождать одну из нашей красавиц на балу…
– Симус!! – Тут же подвалил я к опешившему от столь пристального внимания к своей скромной персоне Финнигану, при этом не забывшему, однако, придержать практически закрывшийся проём. – Ну и что ты тут делаешь, а?!
– Ну… Вообще-то…
Сей гриффиндорец явно пытался промямлить что-то объяснительное, но у меня не было времени выслушивать весь его багаж знаний в междометиях и наречиях, именно поэтому я и наставил его на путь истинный, не забыв при наставлении ещё и выпихнуть его из проёма, протиснувшись туда самому.
– Так что давай быстрее! Да как тебе вообще не стыдно так катастрофически опаздывать?! Ну-ка быстро взял ноги в руки, руки в зубы, а зубы положил на полку, после чего на третьей космической скорости к своей паре, а то ведь она так запросто поменяет кавалера, и будешь тогда знать!!!
И, недолго думая, сразу после своей пламенной речи я закрыл проём прямо перед его носом. Ну, вот я и попал в гостиную факультета Гриффиндор…
– Всем привет! Простите меня, пожалуйста, за то что я столь бесцеремонно врываюсь в вашу гостиную, меня оправдывает лишь то, что я жду свою пару на бал, которая должна вот-вот спуститься… Но ведь никто особенно не возражает, что я тут постою, правильно?.. Ну, вот, я так и думал… Пользуясь случаем, давайте, что ли, познакомимся… Меня зовут Лаки.
Воцарившаяся на какое-то время тишина тут же была прервана наперебой здоровающимися и пытающимися познакомиться со мной людьми.
– А давайте по порядочку! Вот тебя, например, как зовут?.. – Спросил я у тихо стоящего рядом парня.
– Я Дин Томас, учусь на пятом курсе, естественно, факультета Гриффиндор…
– Приятно познакомиться, Дин. Мы с тобой, получается, ровесники… Кстати, а я тебя помню – как-то, когда я всё же был на каком-то уроке, я тебя видел, и даже имя запомнил… Хотя… Я вообще много чего запоминаю, но это к делу не имеет абсолютно никакого отношения… Так, ну кого я ещё помню? Вот ты, например, Рональд Уизли, с тебя ещё Снейп снял десять очков за то, что ты как-то не так что-то нарезал, а если говорить проще, то сей преподаватель в очередной раз хотел ко всем попридираться, а ко мне так прямо таки и очень даже сильно, однако ж я его в этом смысле, бедненького, очень обломал… Вот он и отыгрывался на других, причём почему-то упорно выбирая гриффиндорскую половину класса… Не знаете, почему?..
И в этом вопросе было всё, что надо было счастливым ученикам, дабы признать меня хорошим, прямо таки даже и положительным (а на место взятое я всё равно не положу, пусть даже и не просят) человеком, при этом чуть ли не тут же записав меня в свои стройные ряды. Я попытался, насколько мог, подружиться с братом своей девушки и видимо у меня это даже несколько начало получаться, как вдруг, практически ровно в семь, с лестницы начала своё триумфальное схождение Джинни.
Половина гостиной стояла с открытыми ртами, даже и не пытаясь отыскать свою раскинутую в общей массе челюсть. К слову сказать, половина была мужская, причём обалдели действительно все, кроме меня, естественно. Гордо и красиво поднявшись из кресла, на котором до этого имел честь восседать, мило общаясь с не менее милыми гриффиндорцами, я поправил свою мигом трансфигурировавшуюся в шикарный смокинг одежду. Да, идея Салли была проста, как и всё гениальное – она сказала мне одно заклинание, которым пользовались змееусты, чтобы вещи, которые они носят, трансфигурировались сами в то, что им было надо. Единственный минус – порой изменения внешнего вида происходят и просто из-за резкой смены настроений, да и держится сиё заклятие только четыре с половиной часа, после чего вещь принимает свой первоначальный облик.
– Шикарно выглядите, мисс Уизли… – Сделал я комплимент Джинни, подходя к основанию лестницы и, галантно подав руку, помог ей спуститься, после чего поцеловал её ручку, которую она ещё не успела убрать. А теперь успела. Безобразие… – У меня есть для Вас небольшой подарок, не были бы Вы столь любезны его примерить?..
После этой своей просьбы я лёгким и, что важно, незаметным движением руки достал средних размеров бархатную коробочку, которую тут же открыл. Вся гостиная во главе с Джинни поражённо вздохнула, после чего девушка всё же взяла себя в руки и осторожно поинтересовалось, ей ли это всё предназначается.
– Этот подарок предназначен королеве бала, которой бесспорно и единогласно Вы и признаны, так что да, этот ничтожный, по сравнению с вами, презент Ваш. – Джинни действительно была если уж и не королевой, то принцессой точно – в своём светло-голубом приталенном платье с несколько пышным низом и невероятной по своей сложности высокой причёске… Честно признаюсь, что когда она спускалась вниз, даже у меня дух захватило…
– Разрешите Вам помочь?.. – И, не дожидаясь сего разрешения, я протянул своей девушке, по совместительству подрабатывающей королевой бала и просто ангелочком, серёжки, которые она одела взамен прежних. Теперь очередь за колье, потому как снять-то она уже сняла предыдущее ювелирное украшение, но вот без моей помощи ей явно было не надеть мой сапфировый подарок. Поэтому-то я и взял всё в свои руки.
Я подошёл к ней сзади и аккуратно застегнул застёжку на колье, с которой мне пришлось немного повоевать, прежде чем та сдалась и застегнулась. После своего такого героического подвига, я плавно провёл рукой по её шее, спускаясь всё ниже, пока руки не дошли, наконец, до талии (во всём мире не доходят до чего-то ноги, но в такой воровской стране, как наша, не доходят именно руки) и я её обнял, притягивая к себе. Она полуповернулась ко мне и мы, на глазах у восторженной публики, воочию показали им знаменитый поцелуй, который частенько изображают на обложках различных журналов, книг и дисков.
– Пошлите на бал, мисс?.. – Она согласно кивнула, с гордым видом оглядела гостиную взглядом “Видали, какого жениха я себе нашла, а?” и очаровательно мне улыбнулась.
– Прошу, – сказал я, предлагая ей свою руку (сердце временно отсутствует в продаже), которую девушка незамедлительно приняла и мы, под ручку, направились в сторону Большого Зала, в коем и будет проходить сиё весьма торжественное мероприятие.
***
– Ты прекрасна… – Прошептал я Джинни на ушко, когда мы с ней вытанцовывали очередной пируэт.
– Правда?.. – Явно с какой-то целью спрашивает она, но пока я не могу понять, с какой.
– Да, конечно…
– И ты мне никогда не врал и врать не будешь?.. – А это уже явный намёк на что-то. Блин…
– А у тебя есть какие-то сомнения по этому поводу?.. – Несколько настороженно уточняю я.
– Нет… – И только я уже приготовился, наконец, расслабиться, как она сказала продолжение фразы. – Нет, но… Но ты можешь мне это доказать…
А вот это уже явный признак того, что она что-то хочет узнать. Ну я и влип…
– Хм… У меня есть идея, как можно тебе что-то доказать… – С этими словами я притягиваю её к себе и целую. И мне было абсолютно наплевать, сколько народу было в Большом зале и как они там на нас смотрят, если, конечно, смотрят.
– М-м… Да… Но вообще-то я не такое доказательство имела ввиду…
Я ещё раз, на бис, поцеловал её.
– Лаки, послушай, я… – Моя очередная попытка заставить её забыть о каком-то доказательстве потерпела позорное фиаско, которое выражалось в том, что меня самым наглым образом отстранили.
– Я тебя внимательнейшим образом слушаю… – Несколько обиженно протянул я.
– Если я тебя о чём-нибудь спрошу, ты мне ответишь честно, скажешь всё, как есть?..
– Ну, смотря о чём ты спросишь… Государственные тайны, как ты и сама прекрасно знаешь, разглашать мне нельзя, иначе это может закончиться весьма плачевно, причём не только для нас с тобой и…
– И не надо рассказывать ничего такого. Всё гораздо проще и ни коим образом эти сведения не должны привести к смертельному исходу… Лаки, скажи мне, пожалуйста, ты помнишь, как мы гуляли в прошлые выходные, когда ездили за этими нарядами?..
– Да, конечно же… – Неуверенно протянул я, начиная весьма не смутно понимать, куда она клонит.
– А до этого ты куда-то уходил, ведь так?..
Мои слабые попытки поверить, что она хотела спросить не о том, о чём я вначале начал весьма не смутно догадываться, с треском провалились, причём издав такой прикольный звук, что я тоже захотел провалиться вслед за ними, причём желательно сквозь землю, и, всё так же желательно, в срочном порядке.
– Ну, и?..
– И уходил ты по личным делам, причём один, и я помню абсолютно точно, как ругался твой тренер по тому поводу, что ты постоянно где-то гуляешь непонятно с кем.
– Хм…
– Что “хм”?..
– Я что-то такое смутно припоминаю… А что, это действительно было только в прошлые выходные?.. Такое ощущение, что прошла целая вечность… Это всё, наверное, из-за перенасыщенности моей жизни событиями…
– Лаки, перестань переводить разговор на другую тему! Просто скажи мне, где ты был, хотя бы в общих чертах, я очень давно хотела об этом узнать!..
Если она узнает, что было на самом деле, то, скорее всего, она от меня уйдёт, и дай-то Бог, чтобы просто подышать свежим воздухом, успокоиться и потом ко мне же вернуться.
– Я был у нотариуса, несколько подкорректировал своё завещание: включил в него деньги, унаследованные от родителей, и оставил кое-что ещё нескольким людям, таким как Сириус, Хагрид, Дамблдор…
– Ты меня принимаешь за дурочку, да? По-твоему, я не понимаю, что не мог ты весь вечер и целую ночь переделывать завещание, это же гораздо быстрее! Только не надо мне врать, скажи правду! Ты же и сам говорил, что…
– Ты уверена, что хочешь знать?..
На секунду она действительно очень даже и не захотела ничего узнавать, но потом всё же собралась и кивнула.
– Я не уверен, что ты сможешь понять…
– Я пойму! Я всё пойму!
– Ну, смотри… В тот день я был на Дне Рождения у своей девушки под прикрытием.
Джинни, до этого мирно танцевавшая со мной в общей массе, резко притормозила.
– Что?! Но как же, как же…
– Моя девушка ты, конечно же, но дело в том, что я живу под несколькими именами, у меня несколько историй, несколько ролей, которые я играю…
– А сейчас ты, случаем, не играешь, а?..
– Конечно же, нет! Зачем?..
– Что это за девушка?..
– Мы встречаемся с ней уже больше двух лет, у нас свободные отношения, я появляюсь в тех местах редко, моментами, но каждый год на её День Рождения я традиционно прихожу, причём обычно делая вид, что из-за этого приходится сбегать из дома и приезжаю поэтому тайно. Хотя, если так подумать, то всё на самом деле обстоит именно таким образом…
– Значит, у тебя есть девушка, да? У тебя есть девушка, ведь так? А, может быть, у тебя их несколько, а я – лишь очередная девушка, с которой ты встречаешься потому, что это надо для прикрытия, для создания и поддержания нужного образа и всего такого?!
– Джинни, послушай и попытайся понять, что мне действительно приходится жить под несколькими именами, чтобы если вдруг что-то случится, я мог залечь на дно и меня никто не смог бы найти, потому как только мне известно, где и под каким именем я…
– Сколько у тебя всего девушек, а?.. Это что же это получается тогда, ты со всеми…
– Да нет же, ты что, не понимаешь?.. Я прихожу туда изредка, от случая к случаю, просто для того, чтобы поддерживать отношения и…
– И поддерживаешь ты отношения именно со своими, по-видимому, весьма многочисленными девушками?! – Я попытался ей всё объяснить, но она, очевидно, просто не хотела ничего слушать, упорно не понимая ничего из того, что я старался ей сказать.
– Джинни, послушай…
– Я не собираюсь ничего слушать! Я тебя видеть больше не хочу, так что можешь даже и не пытаться ко мне подойти, потому что… – Она на секунду нерешительно замолчала, после чего, подумав, видимо, что если уж говорить, то всё и сразу, сказала продолжение фразы. – Потому что между нами всё кончено. Прощай.
С этими словами она резко развернулась и хотела уйти, но я не был бы я, если бы дал ей так просто меня оставить, поэтому уже через секунду она снова стояла лицом ко мне.
– Джинни, ты всё не так поняла, ты мне очень-очень нравишься, и здесь мне не нужна была девушка для прикрытия, понимаешь?.. Здесь я – это я, и мне не надо что-либо играть, потому что…
Она со всей дури, а дури, видимо, было много, дала мне пощёчину, со словами “Потому что теперь тебе действительно больше не надо играть со мной”, после чего быстрым шагом стала уходить из толпы танцующих учеников. Я попытался было догнать её, как вдруг на мне что-то повисло, при этом сиё что-то загородило мне обзор и я потерял теперь уже точно не свою девушку из вида.
Перед самым выходом из зала Джинни нерешительно остановилась и медленно обернулась. Она уже начинала раскаиваться в только что сказанном, поэтому надеялась, что он сейчас её догонит и всё у них будет просто прекрасно… Обернувшись, Джинни поняла, что правильно сделала, что бросила его, и что больше никогда в жизни она к нему не подойдёт ни на шаг. Да как он только мог! И это после всего, что между ними было?! После всего произошедшего он теперь мирно танцует с этой… С этой… С этой блондинистой *данное выражение вырезано цензурой, но смысл его сводился к тому, что Лаванда Браун – гулящая женщина*! Всё, эта страница её жизни перевёрнута и она никогда больше к ней не вернётся!..
Наконец, через пару секунд, я преодолел шок и попытался отцепить от себя эту блондиночку, которая представилась как Лаванда Браун, при этом ужасно тараторя что-то про то, что она учится на пятом курсе Гриффиндора и всегда считала меня героем. Спустя ещё секунду героических усилий мне всё же удалось оторвать её от себя и пойти в срочном порядке искать затерявшуюся где-то в толпе Джинни.
Лаванда молча смотрела ему вслед обожающим взглядом. На её плечо опустилась рука Парвати, которая также провожала взглядом молодого человека, уже практически скрывшегося в толпе.
– Вот это мужчина… – Тихо выдохнула Парвати Патил, всё ещё продолжая смотреть ему вслед.
– А как танцует… – Поддержала подругу Лаванда, после чего они многозначительно переглянулись и пошли танцевать, на ходу придумывая различные способы охмурения парня своей мечты.
Джинни в зале не было, а покидать пределы этого помещения мне было категорически нельзя, потому как мало ли что могло случиться, особенно сейчас, когда угроза нападения Упивающихся Смертью была как никогда реальна. Чёрт, чёрт, чёрт и ещё пару раз чёрт!!! Ну почему, почему так хорошо начавшийся вечер и роман должны были закончиться именно так?! Несправедливо, это просто очень несправедливо! Меня кто-то резко развернул к себе и сказал “Потанцуй со мной”. Теперь, когда я уже привык к такому не очень уважительному отношению к своей персоне, мне не надо было даже приходить в себя от шока, поэтому я просто молча повёл в танце Пантеру, которая мне говорила, чтобы я не переживал из-за Джинни, потому что они с девчонками с ней как следует поговорят и всё будет у нас чудесно и замечательно, кроме того, что придётся этой гриффиндорке, бедненькой, рожать как минимум троих детей, потому как они все всегда мечтали стать крёстными матерьми моим детям…
– А почему и на кого ты бросила Симуса?
– Ой, да ладно тебе, подумаешь, Финниган… Разве же он стоит душевного спокойствия моего друга детства, а?.. Вот и я думаю, что нет… Кстати, а чего это они вокруг нас в кружок столпились, а?.. Да что они так уставились-то, я понять не могу?!
– Потому что, как я уже слышал в адрес своей персоны, мы просто неприлично хорошо танцуем, вот все и хотят посмотреть, пока есть возможность…
– Хм… Странно… Всегда считала, что у нас ни у кого не получается толком танцевать классические парные танцы, и что наш конёк – современные, под такую зажигательную и желательно электронную музыку и…
– И я, кстати, тоже, но по сравнению с тем, как оттаптывают друг другу ноги эти детишки, мы просто профессионально и невероятно красиво танцуем, так что… Кстати, у меня всё сильнее нехорошее предчувствие…
– А оно у тебя не от ссоры с Джинни усилилось, случаем, а?..
– Конечно, нет! Это же совершенно другое!
– Ладно-ладно, согласна… У тебя есть какие-нибудь идеи по части устранения угрозы для жизни и здоровья населения?
– Пантера!
– Хорошо-хорошо, я молчу…
– Спасибо за танец, я пойду, возьму что-нибудь попить… Ты что-нибудь хочешь?
– Нет, не стоит беспокоиться. Пойду лучше потанцую с кем-нибудь менее агрессивно настроенным… – После этого она вдруг наклонилась ко мне и шепнула на ушко, чтобы я не переживал из-за мелочей жизни, потому как жизнь скоро снова наладится и всё будет просто прекрасно и что она в этом абсолютно уверена и, напоследок шепнув мне “мы всегда с тобой… помни об этом”, Пантера ушла.
– Да… Жизнь наладиться, обязательно… Если, конечно же, до этого она же не оборвётся… – Неслышно прошептал я, обращаясь к спине своей хорошей и проверенной подруги.
Я ещё немного походил туда-сюда, выпил уже достаточно различных далеко не алкогольных напитков и серьёзно заскучал, как вдруг заметил кое-что странное – наш учитель по Защите от Тёмных Сил пробивался прямо к многоуважаемому директору этой школы. Внутри у меня всё сжалось, после чего вдруг резко пришло понимание, что никакой масштабной акции устрашения от слуг красноглазого не будет, будет лишь что-то вроде “смотрите, не все мы ещё передохли”. Я уже практически приблизился к директору, оставалось каких-то метров десять, как вдруг я заметил такую ужасную вещь, как то, что Ричард стоял в непосредственной близости от профессора Дамблдора и, когда луч от какого-то проклятия уже летел навстречу со своей жертвой, я окончательно убедился, что тренера в любом случае заденет, а этого я никак не мог допустить, поэтому я просто прыгнул прямо перед ним, умудрившись ещё и одновременно с этим и оттолкнуть МакГрегора, и прокричать единственное защитное заклинание, какое пришло мне на ум – Protego.
Тёмно-синий, даже ближе к чёрному цвету, луч врезался в щит и, слегка ослабнув от этой встречи, медленно ударил меня прямо в грудь. Чтобы не упасть, мне пришлось сделать несколько шагов назад, однако ж устоять на ногах у меня всё же получилось, и сразу после этого я прошептал Expelliarmus, после чего палочка из рук обалдевшего от такого поворота событий профессора Смита плавно перелетела ко мне.
– Ричард, ты в порядке?.. Судя по твоему обалдевшему виду, всё отлично… – Начал мягко говорить я, при этом также мягко, можно даже сказать, что по-кошачьи, подошёл к тренеру, который действительно был в полном порядке. – Насколько я успел изучить законы вашего мира, за попытку покушения на жизнь столь уважаемых людей Упивающимся Смертью данному конкретно взятому Упивающемуся Смертью грозит пожизненное заключение в Азкабане, правда, жизнь его там оборвётся не позже чем через месяц благодаря страстному поцелую взасос от дементора… – Я со скучающим видом стал рассматривать сжавшегося от страха бывшего профессора, который, однако ж, ещё пытался сохранить остатки гордости, если таковая имелась.
– Мой господин вытащит меня оттуда и Вы все ещё…
– Твоему господину делать больше нечего, как только вытаскивать ненужную, уже сыгравшую свою роль в партии, пешку из Азкабана… Кстати, может, отдать тебя твоему хозяину?.. А что, хорошая идея, ведь вещь, которую ненадолго взяли и слегка помяли, всё равно нужно вернуть законному владельцу… Правда, в этом случае, ты серьёзно пожалеешь, что не попал в руки правосудия, где бы тебя просто и весьма гуманно, при этом особо долго не мучая, убили…
– М-мой г-господин н-никогда…
– Твой господин никогда не прощает ошибок и проваленных операций, а ты свою миссию самым позорным образом не выполнил… Ты ведь должен был убить Дамблдора, при этом ещё и задев МакГрегора, дабы его пришлось сместить с поста, правильно?.. Ну, вот, а вместо всего этого ты попал в меня, за что тебя, можешь даже и не сомневаться, этот ваш Тёмный Лорд по головке не погладит…
– Н-но он ж-же в-всё р-равно х-хотел т-тебя уб-бить…
– Вот в том-то вся и проблема, что он хотел убить меня сам, а тут влезает какой-то Смит… В общем, не нужно быть особо умным, чтобы понять, что он сделает с этим Смитом, если он случайно или не очень попадёт к нему в руки…
– Он-н н-ник-когда…
– Так, либо ты сейчас перестаёшь заикаться и говоришь нормально, либо затыкаешься – мне надоело слушать, как ты несёшь всякий бред, при этом ещё и ужасно картавля и…
– И в-всё р-равно м-мой Лорд…
– И всё равно твой Лорд просто тебя убьёт, если ты к нему попадёшь в руки…
– Н-нет, он…
– Да, ты прав, он тебя не просто убьёт… Ну, так на чём мы с тобой остановились?.. На том, наверное, что и от рук вашего ну прямо таки очень гуманного суда, и от рук твоего хозяина ты умрёшь ну прямо таки не самой приятной смертью… И вот тут-то и предстаёт во всём своём великолепии третий вариант!
– К-какой же?.. – С явным недоверием прозаикался УпС, видимо, весьма справедливо понимая, что при любом стечение обстоятельств летальный исход с его стороны неизбежен.
– Тебя убью я, причём достаточно быстро и не особо болезненно… Ну, разве же я не сама гуманность, а?.. Вот-вот, я тоже думаю, что да… Ну, раз никто не возражает, что, в общем-то, и правильно, потому как это о-очень вредно для здоровья, то, для начала…
Я направил на него палочку, усиленно пытаясь вспомнить какое-нибудь заклинание, желательно белой магии, которое подразумевало бы собой не очень скорый летальный исход со стороны жертвы, при этом не требуя особых затрат сил и энергии со стороны человека, гуманно решившего избавить несчастное создание от долгой и мучительной смерти. На ум, почему-то, приходили только заклятия чёрной магии, а свою осведомлённость в них показывать мне упорно никому не хотелось, пусть даже сразу после этого я и практически точно перемещусь в мир иной. И тут откуда-то из забитых до верху глубин моего подсознания всплыло одно проклятие, никакой информации о котором я упорно не помнил, что было весьма странно, так как один раз что-то прочитав, я даже через несколько лет мог процитировать это что-то практически дословно… Но самым странным было то, что я был абсолютно уверен, что именно это заклинание мне и надо сейчас использовать, поэтому я, немного, для вида и приличия, подумав, произнёс магическую формулу сего заклятия, причём, уж не знаю, почему, но не вслух.
“Mortal Vengeance!”* – мысленно проорал я и, что странно, получилось с первого раза – с палочки сорвался ярко-алый луч, который ударил бывшего профессора ЗОТИ прямо в грудь. Но ничего не произошло, однако ж лично я был почему-то абсолютно уверен, что теперь сего УпСа не спасти никаким медикам-колдомедикам…
И тут из транса вышел тренер, который активно начал мне объяснять, что не надо его убивать, потому как: а) когда меня вылечат, у меня могут быть проблемы с законом, б) здесь находятся дети. Как следует подумав над его мини-лекцией, я пришёл к выводу, что Ричард, как всегда, прав, о чём незамедлительно ему же и сообщил.
– Да-да, я всегда прав, поэтому, давай ты сейчас…
– Хотя и был один случай, когда ты не был прав…
– Лаки…
– Да ладно тебе, про тот случай забыли и не вспоминаем… А ты и правда думаешь, что если меня сейчас в срочном порядке отправить в больничное крыло, то всё будет чудесно и замечательно?.. Не будь таким наивным… Вы не сможете сами снять проклятие ни с меня, ни с этого жалкого…
– Чем ты его проклял?
– Не знаю, но это и не имеет никакого значения – его уже всё равно не спасти…
– Лаки, чёрт с ним, с этим смертником, пошли в больничное крыло, там тебя осмотрят и вылечат, ты почувствуешь себя гораздо лучше…
– Вы не сможете найти способ меня спасти…
– Пошли!
Они наколдовали носилки и через какую-то минуту я уже смотрел в белый потолок больничного крыла. Вокруг меня суетились люди, я слышал, как отчаянно пытались они сделать хоть что-нибудь, но ничего не помогало. Способа нет… Нет… Нет?.. Есть! Есть, но вряд ли можно им воспользоваться…
– Ричард… Я могу впасть в кому… Волдеморт знает способ, как мне прийти в себя… Отправьте ему письмо с сообщением, что не ему выпала честь меня убить, и он сделает всё, чтобы меня вылечить… Я в этом уверен… – Закашлявшись, я на секунду замолчал, после чего добавил “я в этом абсолютно уверен… это единственный способ…” после чего мне стало катастрофически не хватать воздуха, я судорожно снова и снова вдыхал, но это не помогало, наконец, я сделал последний глубочайший вдох и, через секунду, я выдохнул, закрыв глаза, и меня буквально накрыло ощущение того, что я лечу куда-то вниз, туда, откуда практически нету шанса выбраться…
*Mortal Vengeance (Мотл Вэнджэнс) – с английского языка “смертельная месть” или “смертельное мщение”. От автора: такого заклинания, насколько я знаю, нет, я придумала его сама.
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:00 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 31.

Я проваливался куда-то в темноту. Почему-то была весьма чёткая ассоциация, что я как будто бы тону, опускаюсь на дно и все мои попытки всплыть на поверхность – бесплодны. И вот, в отчаянии, когда уже из последних сил и на последнем дыхании делаешь последний рывок, уже ни на что не надеясь, почему-то пребывая в твёрдой уверенности, что ничего уже не получится, именно в этот последний момент ты и всплываешь на поверхность. Я попытался осмотреться вокруг, но ничего не получалось – я не мог ничего разобрать, вокруг были лишь какие-то клубы серого тумана. Ну, и что я должен сейчас сделать? Наверное, как герой какого-нибудь дешёвенького фильма пробиваться сквозь туман, сражаться с невиданным зверьём, которое ещё к тому же и очень тихо подкрадывается, вследствие чего является ещё и, по совместительству, неслыханным… Я постоял некоторое время на месте, потом потоптался, потом попрыгал и, не выдержав такой скукоты, решил всё же пойти “навстречу своей судьбе”, а то если стоять на одном месте, то она меня обязательно настигнет, а вот если я куда-нибудь смотаюсь то, быть может, мы с ней и разминёмся…
Я уже давно потерял счёт времени, шляясь непонятно где и непонятно зачем, как вдруг попробовал встать ногой на облако из тумана. Как это ни странно, но у меня получилось. Тогда я решил немного попрыгать тут туда-сюда, заодно проверяя наличие в данном конкретно взятом пространственном помещении потолка и просто отвлекаясь от постоянной ходьбы вправо-влево и вперёд-назад, разнообразив сиё довольно скучное занятие попыткой пойти наверх.
И только я было втянулся в прыгание по облачкам туда-сюда, как вдруг земля, в смысле, туман, разверзся подо мной и я, кратко высказав всем своё весьма скромное мнение, снова попытался осмотреться. Темно, тепло, тупо и пусто. Вокруг действительно была какая-то странная чернота, ничего не было вообще, поэтому я уже успел десять раз пожалеть, что у меня отняли мои серенькие облачка, к которым я уже успел несколько привыкнуть и даже привязаться. Приглядевшись повнимательнее, я начал подозревать, что сиё помещение является туннелем и, как следствие, мне нужно срочно найти свет в его конце. Так-с, ещё бы убедиться, что я не в Лондонском метро нахожусь и не стою тут на рельсах, тупо вглядываясь в темноту, в то время как сзади уже приближается очередной поезд… Я оглянулся. Никого. Ещё раз перевернулся – ничего. Прекрасно, либо на горизонте нет никого и ничего, либо я стою с закрытыми глазами. Немного проморгавшись, я пришёл к выводу, что первый вариант всё же был правильным, поэтому я опять куда-то пошёл, пытаясь всё же понять, куда и зачем мне надо. Вот впереди действительно замаячило что-то светлое. Видя такой поворот событий, я ускорил шаг, потом даже перешёл на бег, но почему-то что-то отдаляло меня от того заветного пространства света, в котором я узнал до боли знакомые контуры. Осталось сто метров… Осталось пятьдесят метров… Десять… Девять… Ну, вот сейчас… Ещё буквально чуть-чуть, и…
И меня с силой потянуло куда-то вниз. Полёт был недолгим, но зато приземление было очень болезненным – создавалось ощущение, что меня всего просто-напросто изрезали на кусочки, решив таким зверским образом убить, а потом передумали и решили склеить все фрагменты мозаики воедино, что было и того хуже… Наконец, я начал более-менее спокойно соображать и попытался шевельнуть рукой. Да, блин, лучше бы я этого не делал, потому как каждое движение сопровождалось такой адской болью, что мне приходилось прикладывать просто титанические усилия, чтобы даже не застонать. Через минуту я всё же смог попытаться открыть глаза, точнее, пытался-то я открыть оба глаза, но вот получилось открыть только один, и тот левый. Из всего увиденного я смог разобрать только что-то белое и весьма смутно напоминающее потолок больничного крыла. Через секунду глаз закрылся, зато у меня прорезался, причём, судя по ощущениям, то в прямом смысле слова, слух, и последнее, что я успел расслышать, прежде чем провалиться наконец в так манящую темноту, было “Кажется, помогло”.
***
Прошло ещё три дня. За это время я уже практически полностью пришёл в себя и мне успели рассказать, что же со мной случилось. Оказывается, у меня остановилось сердце, но Ричард, как человек с опытом в делах сердечных, смог популярно и кратко объяснить всем, что это уже вторая моя клиническая смерть, и что если удалось меня спасти в тот раз, то получится и в этот, поэтому через мучительно долго протянувшиеся две минуты я снова задышал. После этого у меня действительно была магическая кома, с которой они больше двух недель ничего не могли сделать, как ни пытались, а потом какой-то умный человек, кажется, Снейп, отправил нашему любимому волнистому дяде сообщение, что не ему выпала честь меня убить и сей дяденька тут же прислал рецепт зелья, которое и привело меня в себя. Пантера говорила, что они все уже просто отчаялись, потому что после принятия лекарства у меня снова пропал на какое-то время пульс, но тут я пошевелился…
– Лаки!.. Лаки! Ты что меня не слушаешь, да?
– С чего ты взяла?
– С чего это я взяла? Ты никак не реагируешь на внешние раздражители, не придираешься к словам, не шутишь каждые две секунды, не…
– Слушай, ну вы бы уж определились, чего вы от меня хотите – чтобы я был таким всем из себя милым и скромным, коим вы меня всю жизнь мечтали увидеть, то ли…
– Да ладно, проехали. Так ты слышал, что я тебе говорила?
– Ну…
– Да или нет?
– Да нет, наверное…
– Понятно. Я тебе говорила, что мы с девчонками поговорили с этой твоей пассией…
– С этой моей бывшей пассией…
– Да какая разница? Тут скорее важен сам факт того, что мы с ней поговорили, обрисовали ситуацию… В общем, кажется, она тебя не простит, но вот если бы ты завалил её цветами, подарками, спел бы парочку серенад…
– Пантера, ну перестань издеваться, а? Не смешно, между прочим…
– Ну, кому как… Лаки, можно я сделаю бяку?
– Как, опять?!
– Ну…
– Ну, делай… Ты, я так понимаю, опять хочешь спереть у меня пару конфеток, да?
– Хм…
– Да бери уж все, меня и так сейчас от одного их вида тошнит…
За заявление такого рода я был удостоен… Нет, почему-то не премии Оскар и даже не статуэтки Тэффи, а всего лишь дружеского поцелуя в щёку, после чего у меня с самым наглым выражением лица конфисковали все имевшиеся в наличие сладости.
– Так что ты там будешь делать с этой…
– Говорить с набитым ртом неприлично…
– Перестань увиливать…
– Сначала съешь, потом скажешь…
Через две минуты.
– Ну, и что ты планируешь предпринимать…
– Я же говорил, чтобы ты сначала съела…
– Так я уже всё и съела!
– Не всё! У тебя ещё вон сколько всего осталось…
– Так, всё с вами ясно и понятно, дорогой товарищ. Значит, отмалчиваемся и пытаемся перевести разговор на другую, желательно нейтральную, тему, да?
– Да ничего я не буду делать! Ты понимаешь, что она не понимает? Блин!
– Где?
– Да нигде. Кажется, я знаю, что нужно делать…
– Так, мне кажется, или я тоже это знаю? Нет! Ты что, действительно думаешь…
– Ага…
Уже вечер, поэтому меня наконец-то оставили в покое. Давно пора… Ну почему я так хочу побыть наедине с самим собой хотя бы недельку?.. А ещё я хочу обратно, хочу туда, откуда меня эти нехорошие люди вытащили в самый последний момент… Я ведь знаю, что там есть то, что мне надо, я ведь абсолютно точно уверен в том, что там находятся те, кто мне нужен… Да как у них только совести хватило снова меня так обломать, причём опять в последний момент?! Ну, всё… Я им всем ещё устрою за это весёлую жизнь… Пусть узнают, что значит не дать человеку умереть смертью героя, пусть… Ай… Кажется, у меня есть идея, как отомстить всем самой жестокой мстёй…
– Лаки! Так что ты думаешь по этому поводу?
– Я с тобой абсолютно солидарен.
– Да?
– Конечно же. Ты, как всегда, абсолютно права.
– Так, сдаётся мне, любезный друг, что Вы меня самым что ни на есть наглым образом не слушали!
– Я?! Да неправда! Да я же сидел, боясь пошевелиться, не дыша и не моргая, и…
– И вообще не проявляя каких-либо признаков жизни. Угу, я так и поняла. Так что же я говорила, а? Ты мне не напомнишь, а?
– Бали, зачем мне тебя цитировать? Цитируют обычно высказывания древних философов, а ты у нас ещё пока молодая, красивая и без философских замашек…
Следующие полторы недели прошли как-то на удивление спокойно и без каких-либо ярких и запоминающихся событий. Всё свободное и не очень время я размышлял, стоит ли осуществлять свой план, что мне делать с сывороткой правды и мыслечтением, о которых я слишком много всего нехорошего нашёл, кроме, разве что, доступного способа защиты, что делать с постоянными кошмарами и почему ко мне все так упорно лезут, пытаясь заставлять что-то делать.
– Надо срочно выводить его из состояния фрустрации, в которое он впал.
– В какое-какое состояние?
– Мне вам что, по буквам продиктовать, чтобы вы записали? В общем, смысл сводится к тому, что фрустрация – состояние расстройства, порой сопровождаемое подавленностью и безразличием, а у Лаки сейчас стресс и шок, как и после прошлой остановки сердца, когда у нас ушло что-то около двух месяцев, чтобы он снова стал хоть примерно таким же.
– Тогда, получается, нужно заставить его что-то чувствовать, надо…
– Совершенно верно, мистер Блэк! Единственное но – необходимо создание таких ситуаций, которые бы не были в него “запрограммированы”, потому что сейчас он действует, так сказать, “на автомате”. Ну, у кого какие идеи?..
Профессор Снейп, а зачем вы перекрасились в розовый цвет? Директор Дамблдор, а вы точно уверены, что вы действительно “всю жизнь мечтали” заплести бороду в косичку, а лучше в колосок, с вплетением в причёску разноцветных бантиков и лимонных долек? Профессор МакГонагл, да нет у меня “случаем никакой валерьяночки”, зато есть антисекс, говорят, кошкам помогает… Что? Я?! Да ни в коем случае! Да я же просто заслушиваюсь вашими серенадами, которые вы так чувственно выводите под окнами замка… Да, конечно же, Лиз, ты права. Да, и ты тоже, естественно, права, Пантера. Что? У вас диаметрально противоположные мнения? Ну, знаете ли… Да не знаю я, кто из вас прав! Ну, хорошо-хорошо… Э-э-э… Методом научного тыка… Ты права, ты неправа. Довольны?.. Нет? Злые вы, на вас не угодишь… Хагрид, а ты точно уверен, что твой новый малыш-мирбумбус абсолютно безобиден? Да? А почему это он так хищно клацает зубами и облизывается, глядя на меня? Типа как новый способ приветствия? Еды, что ли?! Профессор Флитвик, по-моему, вам и так нормально платят, зачем вам ещё подрабатывать футбольным мячиком? Нет, ну я просто считаю, что баскетбольным-то ещё ладно, но футбольным?! Хотя вам, наверное, виднее… Кстати, о виднее – в баскетболе бы вам удалось подняться выше, но я это так, просто к сведению…
Бр-р-р… Приснится же ночью такое – никакими трусами и памперсами не отмахаешься! К сведению всех интересующихся – нет, я не пробовал, потому как говорят, что не помогает. Фух… А вообще, если уж так подумать, то не такой уж и бредовый у меня был сон – ко мне действительно в последние практически полные две недели все лезли с непонятно какими идеями, так что сон был не настолько далёк от истины, что очень даже и напрягает. Особенно Хагрид с этими его животными… Подойди, посмотри! Можешь даже погладить! А руку в пасть мне класть им надо, или их всё же иногда кормят?! Безобразие! Ну, всё! Теперь я уже точно убедился насчёт мстения всем самой жестокой мстёй, осталось решить только пару проблем и, можно сказать, что жизнь снова наладилась. Так, сколько там времени-то? Три часа ночи? Да, блин… Срочно спать, а то ведь опять не высплюсь из-за количества дополнительно заданных “небольших работ”, которые в последнее время все, кому только не лень, то есть абсолютно все без исключения, с пугающим упорством мне “предлагают выполнить”, естественно, без права на отказ.
Я уверенно шагаю по коридору. Поворот, ещё один. Вот уж показалась небольшая дверь, в которую мне надо зайти. Ну же, ещё буквально пара шагов, и… И я опять просыпаюсь на самом интересном месте… А если там была гримёрка топ-моделей, которые расхаживают там топ-лесс?! Вот-вот, и я к тому же – обламывают по полной программе, а потом ещё удивляются, “чегой-то я не радуюсь жизни, коли ж она так прекрасна”? А вообще, если уж на то пошло, то этот сон мне уже надоел, потому как снится он мне с пугающей периодичностью и с настораживающим постоянством. Так-с, что там у нас говорится в книге по оклюм-пум-пум? Ага, очень сильный маг вполне может насылать искусственные видения… С различными целями – от простой дезинформации и до не менее простого сведения с ума… Так-с, что мы имеем? У нас есть очень сильный тёмный маг, одна штука, и очень не хотящий сходить с ума непонятно какой по расцветке маг, также одна штука. А что тут у нас всякие умненькие дяди-тёти из книжки предлагают? Очистить своё сознание?! Да с радостью! Да я бы дэлетнул половину из того, что знаю! Да я бы… А, тут не об этом… Ну, хорошо, хорошо… Огромное звёздное небо, на котором постепенно погасают звёзды, одна за другой. Погасают, а я ни о чём не думаю… Погасают, и вовсе это не бред сивой кобылы в лунную ночь… Звёзды практически погасли, а я спокоен, я совершенно спокоен. Звёзды погасли окончательно, а я уснул, так и не поняв, удалось ли мне очистить своё весьма засорившееся сознание или нет.
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:01 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 32.

Ляпота… Вот это я понимаю – ужин… Сидишь себе на крыше старинного замка, ешь, любуешься пейзажем, дышишь свежим воздухом… Я даже и не знаю, почему, но что-то мне сегодня дали подозрительно мало всяко-разных обязательных по своей дополнительности (и тумбе ясно, что дополнялось моё кошмарное настроение и прогрессировало моё же состояние “мне всё уже по фиг, делайте со мной что хотите… Хотя вы и так всегда делаете со мной что хотите, без особого на то моего же разрешения…”) мини-заданий, которые на деле почему-то упорно получались как средние по размерам диссертации, которые меня все учителя упорно заставляли защищать. Я обвёл лениво-довольным взглядом окружающее пространство, пытаясь вспомнить, что же пытался донести до меня директор сего заведения, потому как из всего услышанного мною в моём же собственном сознании мельком запечатлелось почему-то только “Лимонную дольку? Может, с чайком, а?”. Кажется, сей почтенный старикан хотел у меня что-то узнать, причём этим подозрительным чем-то явно были заклятия, использованные мною в уже давно ставшим для меня просто роковым праздник Хеллоуина. Ну, откуда ж мне было знать, что на мне весь вечер того дня одежда практически беспрерывно менялась, причём преимущественно доминировала почему-то чёрная и красная расцветка, а после того, как я самым что ни на есть трагическим образом закатил глаза в больничном крыле, то вещи на мне вообще чудеснейшим образом превратились в обычные белые пижамные брюки?.. Вот-вот, и я и не знал, поэтому в данном конкретно взятом случае я просто нагло воспользовался тем, что все почему-то свято убеждены, что со мной что-то не так и что мне надо дать немного времени придти в себя, именно в связи с таким крайне удобным для меня поворотом событий я сделал отсутствующее выражение лица, после чего удивлённо переспросил у сего уважаемейшего субъекта, сказал ли он что-то, на что услышал лишь тяжкий вздох и очередное предложение попить чайку, на которое я ответил твёрдым отказом, потому как и так уже героическим усилием воли влил в себя по меньшей мере шесть кружек сего замечательнейшего по своей приторности пойла и съел столько сладостей, что, казалось, что кариес на все зубы мне обеспечен.
Внизу замелькали какие-то огоньки. Похоже на свет факелов, хотя, быть может, это просто банальный Lumos. Ой, что-то много всяких огоньков везде замелькало. Это что же это там кто-то делает, а? Неужто несанкционированный с моей стороны поход в лес на шашлыки? Без меня?! Ну, всё…
Я довольно быстро спустился с крыши над Астрономической башней к главному входу, при этом так и не решившись спрыгнуть с той же пресловутой крыши, потому как ну что я зря забирался, что ли? Впереди показалась знакомая куча, при ближайшем рассмотрении которой мною было всё же удостоверено, что сия кучка является человеческой, то есть она включала в себя что-то около пятнадцати очень даже знакомых мне человек.
– Ну, и почему вы опять устраиваете походы в места пусть даже и не столь отдалённые и снова БЕЗ МЕНЯ?!!
Секундная пауза, после которой у Лиз с языка сорвалось первое, что пришло ей же в голову, как то сакраментальный вопрос, который заставил меня даже на секунду задуматься, действительно ли “с дамой драться нонсенс”, или всё же можно иногда делать исключения?
– Малыш, где ты был? Мы же тебя везде искали…
Я обиженно зыркнул на нахалку, после чего ещё раз мысленно пожалел, что не взял таки с собой пустую банку из-под малинового варения – теперь вот даже и пошвыряться с крыши в прохожих нечем…
– В гостях у Карлсона, который живёт на крыше… – Ещё одна драматическая пауза, после которой я уже менее драматично и даже озорно глянул на собравшийся внизу народ. – Айда ко мне, походим по крышам, пошалим немножко… Кто-нибудь хочет?..
На свой такой весьма компрометирующий вопрос я услышал дружный ответ “Мы!” со стороны всех своих коллег, однако ж нехороший работодатель и начальник, и всё это в одной противной морде, продолжил за них предложение весьма зловредными во всех смыслах словами “не хотим”.
– Ну, я так не играю… Ну, хоть ты, Сириус, а?.. Давай ко мне, по крышам походим, посидим, поедим, поговорим… Да даже на звёзды посмотрим, в конце концов! Согласен?
– Хм… Ну…
– Так, как бы тебе сюда залезть, а? Лестница, это, конечно же, выход, но так ведь неинтересно!.. – Весь вид моего только недавно объявившегося крёстного говорил как раз таки о том, что ему лестница кажется очень даже и интересной, а порой даже и занимательной, вот только на данный момент, к сожалению, недоступной мечтой. – Но ведь ещё же можно, чтобы тебя ребята подсадили, слегка подкинули, я бы поймал и…
– А, может, лучше вообще…
– НЕ ИДТИ?!!! И ты, Брут?!!!
– Я не Брут, я Сириус.
– Одно другому не мешает! Как предателя не назови…
– Я не предатель!
– Да конечно! Сначала он, знаете ли, всеми четырьмя лапами и хвостом за, а потом он вдруг этот же хвост поджал и предлагает отказаться от…
– Я хочу пойти к тебе на крышу, но вот только способ доставки моей персоны на такую приличную высоту, предложенный тобой, мне не очень-то понравился.
– А, так дело в этом… Ну, можно ещё на метле полететь…
– Нельзя.
– Нельзя? Ну, а если очень хочется?
– Мне скорее наоборот, очень не хочется.
– Ага, всё с тобой ясно и понятно… Тогда ещё можешь применить самолевитацию!
– Ну уж нет! Помню я, как один раз… В общем, синяки потом по всему телу были!
– Тогда пусть тебя кто-нибудь другой отлеветирует, профессор Снейп, например… Что?! Ну, можно и профессора Флитвика попросить, вряд ли он откажет… Ведь вы же поможете нам разобраться в этой такой сложной задаче, правда, сэр? Я же знаю, что вы очень хороший, что вы не бросите друга в трудную минуту, не… Ну вот, так бы сразу!
Только я уже было приготовился дать команду “на старт… внимание… марш!” для преподавателя заклинаний, как вдруг Ричард посчитал, что я приготовлялся к команде “голос!”, который он незамедлительно и подал.
– Малыш… А как же я?.. Я ведь лучше, лучше собаки!..
Но он не стал ждать моих объяснительно-изъяснительно-извинительных речей, а просто гордо улетел… Пардон, ушёл, обещая вернуться. Завтра. На тренировку. Причём жутко злым. Да, лучше бы он вспомнил, что “возвращаться плохая примета”, но, в любом случае, что будет – то будет, причём будет что-то только завтра, а сегодня пока что можно нормально провести время, что я, собственно говоря, и собирался сделать.
– Сириус, ну где ты там?! У меня же плюшки черствеют! Чем же мы тогда с тобой баловаться будем, а?
Только что приземлившийся рядом со мной Блэк удивлённо переспросил у меня, что-то мы будем делать.
– Плюшками баловаться. Эт я на кухне надыбал – пришёл к домовикам, к которым уже к тому времени успел правильно подлизаться, а они ребята хорошие, а, главное, щедрые, вот и дали мне с собой огромный рюкзачище еды, который почему-то ещё полный где-то наполовину, что лично я считаю форменным безобразием, потому как недоедать – ужасная привычка, от которой нужно избавляться в срочном порядке, ну а ты, как человек, который мне поможет в осуществлении моей такой всей из себя благородной затеи, просто обязан поторопиться. Кстати, а у тебя случаем нет никакой аллергии?..
– Есть. На кошек.
– Ладно, тогда придётся убрать заливное из кошки от тебя подальше и съесть самому, раз уж ты так… Да шучу я, шучу! Чтобы я, да кошек, да ещё и ел?! Да никогда в жизни! Да ни при каких обстоятельствах! Да я скорее… Скорее… Скорее собаку съем с корейцем в обнимку, чем… Кстати, а как выражаются симптомы твоей такой ужаснейшей аллергии?
– Ну, просто в большинстве случаев хочется немного на кошку погавкать, побегать за ней и, в идеале, загнать на дерево, а так – ничего особенного…
– А, ну раз так… Мы пришли! Так-с, с чего бы начать-то, а?.. Да не смотри ты так на меня, можно подумать, ты в моём возрасте ел меньше!
– Да, меньше! – И, не дав мне опровергнуть его столь явную и наглую ложь, сей пёс, упорно отказывающийся становиться два в одном, как то котопсом, продолжил разговор. – Но зато чаще. Мы раз по пять в день на кухню наведывались, всех домовых эльфов по именам знали, да мы…
Он замолчал, а я, как крайне заинтересованный в том, чтобы мне что-нибудь рассказали, причём не только и не столько потому, что рассказывал крёстный прямо очень уж интересно, сколько из-за его скорости поглощения пищи, которая приблизительно равнялась моей, из чего я сделал весьма неутешительный вывод – возможно, мне ещё придётся сходить за добавкой, а если сего подозрительнейшего в его работоспособности челюстей субъекта вовремя заболтать, отвлекая тем самым от всех, даже самых основных, инстинктов, то, быть может, нам и не придётся переходить сразу на кухню, и мы сможем перейти на данную конкретно взятую прекраснейшую территорию только через часок, что не может ни радовать, потому как у меня всё же нигде ни повыше, ни пониже спины пропеллера нет, и, как следствие, свалиться в темноте с сорокаметровой высоты становится не такой уж и недостижимой мечтой, а так хоть есть шанс несколько отсрочить свой такой весь из себя голово-(руко-, ного-, ухо-, а также остальные части тела)-кружительный полёт.
– Сириус, у меня к тебе столько вопросов, столько вопросов!.. Прямо таки невозможно много всяко-разных вопросов. Ты ведь мне на них на всех ответишь, правда?..
Сдуру ляпнувший что-то положительное в ответ на сей компрометирующий вопрос Сириус теперь лишь с тоской смотрел на стремительно убывающие запасы еды.
– Слушай, а, может быть, ты тоже не будешь есть, а то это несколько некрасиво по отношению к моей персоне.
– Это вполне красиво по отношению к такой вот важной персоне, да и вообще, можно подумать, что ты не знаешь, что в кинотеатрах считается вполне нормально посидеть, посмотреть, послушать, а также съесть попкорн и выпить лимонаду!
– Нет сомнений, дело благое, вот только мы не в кинотеатре…
– Как… Как… Как это подло и низко – мало того, что намекают на моё плохое воспитание, так ещё и хотят лишить несчастного ребёнка, совсем не видевшего радости в жизни, сладкого, до которого он буквально только-только дорвался…
С этой обиженной тирадой и с невероятно несчастным выражением на милой мордашке, я немножечко пододвинул рюкзак с едой в стороны различных собак. Да, вот, пожалуй, действительно настал момент, когда не хочется вздохнуть печально “Похоже, что так всю жизнь и проживёшь один, без собаки…”, а скорее наоборот, записаться в срочном порядке в стройные ряды корейцев.
– Эй, ты чего?
– Как надо понимать то, что ты был несчастным ребёнком? Разве в доме у дяди и тёти у тебя не были все условия, чтобы ты мог расти в безопасности и…
– Слушай, не смеши мои тапочки, а! Да слова “Дурсли” и “условия” сочетаются также плохо, как… – И тут я резко замолчал, только сейчас до конца осознав, что никто из них не знает подробностей моей жизни вообще и с полоумными родственничками в частности.
– Ну, что же… Продолжаем разговор. Значит, мои родители всю жизнь были влюблены друг в друга, правда, если Джеймс об этом знал чуть ли не с первого курса, то Лили понадобилось практически шесть с половиной лет, дабы окончательно убедиться в…
– Да-да, конечно. А теперь расскажи-ка мне, пожалуйста, о своём пребывании…
– В зоопарке? Я всегда любил террариум, потому как там и змейки очень красивые и просто невероятно приятные во всех отношениях, и…
– Гарри!
– Лаки!!!
– Лаки?!! Да хоть…
– Но-но, переходим на личности!
– Хм… В общем, давай так…
– Нет, лучше по-другому…
– А я думаю, что…
– Лимонную дольку?
Тишина, после которой последовал оглушительный взрыв хохота.
– Ну, так что, ты будешь или нет?..
– Я воздержусь.
– Зря. Воздержание вредно для здоровья. В смысле… На выборах лучше голосовать “против всех”, ну или вообще на них не ходить, а так… Хм… В общем, у меня есть предложение. Я тебе рассказываю что-нибудь не очень хорошее из своей жизни, ты мне – из своей, и при всём при том мы торжественно обещаем никому и ничего из услышанного не рассказывать. Ладно?
– Ну, раз уж по-другому ты никак не хочешь…
– Я торжественно обещаю никому и никогда, без предварительного разрешения с твой стороны, не рассказывать о чём бы то ни было, услышанном мною здесь, сейчас и от тебя, будь это даже просто цвет твоих полосатых носков с единорогами.
– Откуда ты…
– Из психиатрической больницы, недавно сбежал. Так ты обещаешь?
– Обещаю.
– Ну, тогда давай устанавливать всяческие барьеры и разнообразную защиту…
– О чём ты задумался?
– Да вот, прикидываю в уме, что хуже – посидеть в Азкабане пару лет, как ты, или же пожить у таких вот сумасшедших родственничков, как я… Честно признаюсь, что я не знаю, что лучше. Но, не будем о плохом. Мне ведь повезло, и я смог сбежать из своей тюрьмы, так же, как и ты из своей. Правильно? – В ответ он лишь еле заметно кивнул, видимо, тоже пытаясь увидеть что-нибудь необычное в звёздном небе, которое было такое далёкое и холодное, что порой проводишь странные аналогии… – Знаешь, я ведь чувствую опасность. В первой раз острое ощущение страха и надвигающейся беды я перенял у собак, в тот день, когда сбежал из дома. Ведь собаки же чувствуют, когда будет что-то нехорошее, правда?..
– Да…
– Ну, так вот. Я почувствовал, что нужно бежать, и побежал, а они за мной… Я тогда себе щенка подобрал, такого маленького и чёрненького. Бродягой назвал…
– Бродягой?!!
– Угу…
– Ха! Это ведь моя школьная кличка, потому что…
– Ты вылитый он, разве что несколько опознавательных шерстинок, а так… Хороший был пёс. Но я ведь не к тому речь свою вёл! В тот день я в первый раз понял, что будет в будущем. Сначала всё ограничивалось чувством смутной тревоги, потом – каким-то пониманием, что может произойти, а после первой клинической смерти я уже практически точно знал, что и когда может случиться. Я не знаю, что будет теперь, ведь я уже второй раз умирал, мало ли что теперь во мне откроется…
– Да, дела…
– И не говори! Единственное, что радует, так это то, что мне постоянно и невероятно везёт, причём никто не знает, по какой такой причине…
Сириус с силой хлопнул себя по лбу, при этом пробормотал какое-то выражение, смысл которого сводился к тому, что он – невероятно забывчивый человек с плохой памятью, причём сказать всё это он умудрился двумя очень лаконичными словами. Да, вот это я понимаю – бурное мародёрское прошлое…
– Э-э… Помедленнее, я записываю!
– Извини… Я просто знаю, почему у тебя такой коэффициент везучести.
– Ну, и?..
– Всё элементарно – твоя мать хорошо разбиралась в зельеварении. Времена ты и сам представляешь, какие были – постоянные опасность, страх, недоверие… В общем, она тайком от нас всех варила зелье Феликс Фелицис, которое…
– …является зельем удачи…
– Да, именно так. Лили каждые два дня капала Джеймсу, Ремусу, Питеру и мне по несколько капель в чай, дабы быть абсолютно уверенной, что удача при нас и на нашей стороне. И вот, уже ближе к двадцатым числам октября того злосчастного года у неё как раз приготовилась очередная порция зелья, которое, как ты и сам прекрасно знаешь, готовится что-то около полугода. Уж не знаю, что там произошло дальше, потому что так она нам и не рассказала ни о чём, но смысл сводился к тому, что ты каким-то образом умудрился упасть в этот котёл. Лили ещё плакала, что так испугалась за тебя, ведь ты же наглотался огромного количества жидкости, но тебе повезло…
– А вы не знали, что она варит такого рода зелья?
– Нет, откуда? Мы же целыми днями бегали по заданиям Ордена, вот и…
– Так, стоп. Какого ещё Ордена?.. Ну, теперь ты можешь даже и не сомневаться, что пока ты мне не расскажешь всё-всё-всё, про то что знаешь и не знаешь, то ты отсюда никуда не уйдёшь! А начнёшь ты свой рассказ как раз с этого Ордена…
В восемь утра мы слезли с крыши, прошли до главной лестницы и, как-то даже и по-родственному обнявшись, распрощались.
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:01 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 33.

Теперь нужно добавить немного толчёного корня имбиря, подождать пять секунд, и начать равномерно помешивать со дна образовавшееся варево против часовой стрелки. Так, отлично. Осталось только не забыть вовремя добавить приготовленную смесь с нарубленным мелкими кусочками…
– Лаки! – …и всё-таки, видимо, я забуду… Вот ну почему, почему именно под конец урока, когда я уже практически доварил, причём, заметьте, правильно, зелье, именно в этот момент Пантере в срочном порядке понадобилось мне что-то сообщить. Я покосился на как всегда угрюмого профессора Снейпа – кажется, он не заметил, что до меня пытаются дошептаться. Это хорошо, если не сказать просто замечательно…
– Лаки!.. – Я ещё раз мысленно вопросил у всех богов по очереди и вне очереди, за что и почему нас всей группой стали обучать этим мерзопакостным урокам, да ещё и вместе, после чего одними губами прошептал в ответ “Чего тебе?”.
– Что ты думаешь делать?
– Зелье доварить, причём всё ещё надеюсь, что правильно…
– Да я не о том! Что там с Джинни?..
А что с ней? Ну, поговорили мы с ней три дня тому назад, в тот же день, когда я узнал столько всего нового и интересного о себе и не только у Сириуса, ну, и что с того?.. Я лично весьма упорно считал, что ничего, однако же Пантера была явно сторонницей оппозиционно настроенной политической партии, вследствие чего и пришлось мне давать объяснения по поводу и без.
– Мы решили остаться просто друзьями…
– Мы?..
– Ну, хорошо, она…
– Понятно… А когда вы поговорили?
– Дня три назад, наверное…
– ЧТО?! И ты мне не рассказал?! Да как ты…
– Тс-с… Снейп.
Летучая мышь полетала по классу, злобно на всех зыркая и выискивая у несчастных учеников какое-нибудь подобие знания предмета. Как и следовало ожидать, более-менее правильно приготовлено всё было только у нас, поэтому, найдя подобие мозгов в данном конкретно взятом углу помещения, летучая мышка тут же переключилась на поиск ошибок, коих почему-то не обнаружила и, с явно испортившимся настроением, пролетела обратно к своему столу, дабы там, с высоты своего учительского места, гордо сложив крылья, всё же узреть что-нибудь такое, что упорно пытаются скрыть от её такого всего из себя проницательного и пронизывающего взгляда.
– Ладно, я тебя прощаю. Но только на первый раз!
– Спасибо, блин, большое…
– Так что там насчёт твоего плана, а?..
– Не знаю… Будем осуществлять, наверное… Поможешь в исполнении?
– Ну…
– Мистер Поттер, не были бы Вы столь любезны озвучить всему классу, о чём вы так мило воркуете с вашей соседкой? Ну же, мистер Поттер, давайте – всем ведь так интересно, чем такая знаменитость занимается на уроке зельеварения…
Абсолютно спокойно и как ни в чём не бывало, я продолжаю работать, полностью игнорируя заинтересованные взгляды учеников и выжидательно сощуренные профессорские глаза.
– Мистер Поттер! Класс ждёт. Да, конечно же, такая известная и популярная, не побоюсь этого слова, личность, может себе позволить поступать так, как…
Я как будто бы удивлённо посмотрел на данного конкретно взятого сэра, после чего изобразил на лице вдруг пронзившее меня понимание и просветление, и ответил уже уставшему повторять одни и те же вопросы по нескольку раз человеку, который, по идее, за долгие годы работы с, как он изредка и очень мягко говорит, не очень умными даунами, должен был смириться и отравиться… Пардон, просто смириться, хотя последнее было бы воспринято учениками и не только на ура, в этом можно было даже и не сомневаться.
– А, ну да, точно, мистер Поттер – это я… Так о чём вы соизволили у меня поинтересоваться, профессор?
– О, прошу прощения, ваша знаменитость, что отрываем Вас от, очевидно, очень важных дел, но не могли бы Вы снизойти до нас, простых смертных, и сообщить, чем же столь известный человек, как Вы, занимается на уроке зельеварения?
– Зелья варит…
– Да неужто?! Я просто не могу поверить! И Вы даже и не отвлекаетесь ни на какие посторонние вещи…
– Я так понимаю, что Вы, сэр, хотите спросить у меня что-то определённое…
– О! Вот это сразу видно, что ЗВЕЗДА!!! Другой бы, обычный смертный, никогда в жизни не догадался бы об этом, но Вы, как…
– Три… Два… Один… Время вышло.
– ЧТО?!!
– А?.. Ой, извините… Мысли вслух. Я просто считал сколько осталось секунд до того момента, как нужно переходить к следующему этапу в приготовлении зелья…
– Так может быть, Вы всё же ответите на поставленный Вам вопрос, а, мистер Поттер?.. Что же такое важное Вы соизволили обсуждать с вашей соседкой?..
– Да так… Дискутировали по одному вопросу…
– По какому же? Ну же, не томите нас! Класс ждёт, мы все просто замерли в предвкушении… Неужто Вы не приоткроете завесу тайны и не расскажете…
– Ну, почему бы и нет? Я вполне могу сказать, что за вопрос мы столь горячо обсуждаем с Пантерой вот уже довольно долгое время…
– Правда?.. Как же это… Благородно с вашей стороны – поделиться тайной с другими, дабы те не ломали головы над этим вопросом и не думали, что же такое вы обсуждали, да не подумали бы чего такого…
– Мы с Пантерой спорили, кто сегодня будет спать у стенки…
– ЧТО?!!! – Послышалось одновременно и со стороны Пантеры, и со стороны Снейпа, однако же если профессор так и стоял, негодующе на меня уставившись, то с Пантерой мы “продолжили” нашу дискуссию.
– Да это… Это даже и не обсуждается! Да мы о таком в жизни никогда не спорили!!!! А у стенки всё равно спать буду я…
– Ладно, я согласен… – Слишком быстро сдался я, причём настолько, что Пантера уже приготовилась к какому-то нехорошему по своей подлости и вредности поступку с моей стороны и, естественно, дождалась, потому как я всегда стараюсь оправдать ожидания. – У стенки будешь спать ты, но тогда я буду сверху…
– Ну уж нет! Это уже просто ни в какие ворота! Сверху буду я!
– Да? А не слишком ли жирно – и у стенки ты, и сверху тоже…
– МОЛЧАТЬ!!! Да как вы… Да что вы себе позволяете… В образовательном учреждении!!! Ты… – Явно вышедший из себя профессор ткнул пальцем в Лео, как бы выделяя его из общей серой толпы обывателей, которому, очевидно, повезло выполнить единственную в его жизни достойную миссию. – Иди и позови этого вашего… Тренера… БЫСТРО!!!
Я спокойно посмотрел на упорно и явно напрасно пытающегося успокоиться и придти в себя профессора Снейпа, затем на шокированных моим поведением и заявлением учеников, потом на скучающе изучающих свои зелья коллег, после чего несколько удивлённо пожал плечами и снова погрузился с головой в… Да вовсе и не в котёл!! Да как такое только в голову кому-то могло придти, а?! Я всего лишь стал следить за зельем, вовремя помешивая его и пытаясь не испортить все свои труды в самый последний момент. Минут через пять пришёл удивлённый и весьма злой Ричард, весь вид которого весьма красноречиво говорил, что его оторвали от какого-то очень важного занятия.
– Ну, и как это понимать, а?..
– КАК ПОНИМАТЬ?!!! А как понимать то, что ваши подопечные на моём уроке рассказывают такое… Такое… Такое!.. И это всё – при детях! Да как им…
– Так, стоп. Что и кто натворил на этот раз? Лаки?..
– Ну, вот так всегда: чуть что – сразу Лаки…
– То есть, ты хочешь сказать, что на данный конкретно взятый момент ты к возникшей ситуации не имеешь никакого, даже косвенного, отношения?
– Ну… Не то чтобы нет, но…
– Понятно. Рассказывай, что у вас тут произошло…
– Да ничего особенного, в общем-то. Мы спокойно готовили зелье, между прочим, приготовилось оно правильно – через две минуты, как раз по звонку, я его выключу, и оно будет абсолютно готово! Но во время приготовления мы с Пантерой отвлеклись на секундочку от выполнения данного нам задания, дабы обсудить свои проблемы. Хотя нет, мы даже и не отвлекались! Мы параллельно выполняли две операции – готовили заданное нам зелье и дискутировали по серьёзному вопросу, причём, заметьте, тихо и никому не мешая!
– Ясно. А дальше?
– А дальше профессор Снейп поинтересовался у меня, что такое мы обсуждаем, ну, я и сказал ему, дискуссию на какую тему мы вели, а он вот как-то странно отреагировал на это…
Я опять повернулся к котлу, дабы уменьшить огонь и начать постоянно помешивать в течение сорока секунд по часовой стрелке.
– Да это… Да вы хоть знаете, ЧТО именно они обсуждали?..
– Нет, но сейчас он мне всё расскажет. Не надо нервничать! Лаки, я тебя слушаю.
– Мы с Пантерой обсуждали, кто сегодня будет спать у стенки и кто из нас будет сверху. Дело в том, что этот вопрос уже давно стоял на повестке дня, и вот сейчас мы как раз снова вернулись к поднятой проблеме…
– Ага, понятно… И что же вы решили?
– Наверное, просто выдвинем кровать на середину комнаты, а сверху будем находиться по очереди… Правда, Пантера?
– Да, пожалуй, это будет оптимальный вариант развития событий…
– Ну, вот и правильно – нечего вам ругаться… Раз уж вы всё сами решили, то я, пожалуй, пойду, а то у меня ещё дел невпроворот…
– ЧТО?! И им даже ничего не будет за такое аморальное поведение?!! Да они же не знают, что такое НРАВСТВЕННОСТЬ!!!!!
Ричард хотел что-то ответить, но я, продолжая механически помешивать зелье и смотреть в котёл, тихо-тихо сказал правду, которая, естественно, никому не понравилась.
– Нравственность предполагает наличие совести, наличие совести предполагает возникновение сомнений по части правильности приказов, отдаваемых свыше, а бойцы не должны сомневаться в правильности отдаваемых им приказов, следовательно, им вовсе и не обязательно быть нравственными.
Ричард укоризненно на меня посмотрел, облокотился о косяк двери и задумчиво спросил у потолка “а, быть может, лишние десять километров бега в полном вооружении поднимут так низко упавший уровень нравственности в наших стройных рядах и заставят кого-нибудь задуматься о своём поведении?”. На что я, всё тем же будничным тоном тихо проговорил, что, в основном своей массе, бойцам стоит держать своём мнение при себе и ни в коем случае не нарушать каким бы то ни было образом душевное спокойствие окружающих людей. Моя речь была, очевидно, принята как покаяние, вследствие чего тренер и сказал всё тому же потолку что, скорее всего, в данном конкретно взятом случае, пожалуй, пробегать лишние километры не стоит, потому как это вряд ли принесёт какие-либо положительные результаты, а только ухудшат более-менее стабилизовавшуюся обстановку.
Прозвенел звонок, и все ушли на обед, после которого у нас была очередная тренировка, на которой мы с ребятами гадали, как быстро вся школа начнёт обсуждать мои любовные похождения. Все склонялись к мнению, что, возможно, я даже войду в историю Хогвартса как самый любвеобильный ученик, хотя… Кто знает?
Пантера развалилась на моей кровати, неспешно перечитывая строчки из только что дописанного эссе по чарам. Я улёгся рядом на спине, заложив руки за голову и внимательно рассматривая идеально белый и ровный потолок.
– Знаешь, я всё больше и больше сомневаюсь в том, что эта тактика действительно поможет…
– Я тоже… Но что ещё делать? Ведь она же всё равно считает меня козлом, сволочью и бабником, но раньше это всё было для неё как-то абстрактно, теперь же, когда она будет действительно видеть меня с кем-то, то, скорее всего, сработает инстинкт “и вовсе я и не ревную, но вот что если…”, а также “я приручу этого Казанову, и он во всём свете будет видеть только одну женщину – меня…”.
– Да, наверное… Ты прав. А нам часто придётся играть, что мы с тобой – пара?
– На людях?.. На людях – постоянно, вот только я ещё, как последний козёл, буду периодически обнаруживаться кем-нибудь из учителей или местных сплетников целующимся с очередной своей пассией.
– А я?..
– А ты – как хочешь. Я ведь не твой парень, так что это будет абсолютно нормально воспринято с моей стороны.
– Понятно…
Мы немного помолчали, после чего я резко сел на кровати и, слегка прикрыв глаза, поставил Пантеру в известность, что кто-то сюда идёт.
– Понятно…
Я тут же её поцеловал, по пути сняв топик и специально зашвырнув его прямо на самое видное место. В это время, всё также не прерывая поцелуя, Пантера уже начала снимать с меня рубашку, однако же позорно запуталась в пуговицах и, одновременно с тем, как открылась дверь и кто-то вошёл, на поверку снова оказавшимся находящимся в предобморочном состоянии от всего увиденного Снейпом, рубашка была с триумфом с меня снята, и мы стали демонстрировать ему наглядно, что означает быть попеременно сверху. Однако же досматривать спектакль профессор не стал, а ушёл на самом интересном месте – когда мы, постоянно меняясь местами и не переставая целоваться, снимали друг с друга одежду.
– Ух, хорошо, что он ушёл до того, как мы всё же разделись, правда?..
– Угу… Хотя…
– Что “хотя”?..
– Хотя, быть может, я бы и не отказалась от логического завершения сегодняшнего дня…
– Странно…
– Что именно?..
– Не знаю, может быть то, что я тоже?..
И мы с ней, немного похихикав, продолжили самозабвенно целоваться, дожидаясь новой делегации обалдевших профессоров, которая не заставила себя долго ждать.
На нас уже остались одни только трусы, мы всё упорно медлили, потому что знали, точнее прекрасно понимали, что сейчас сюда кто-нибудь придёт учить нас жизни. Но ведь самое странное было то, что, на деле, учиться им надо было у нас, хотя это уже так, подробности, которые мы благоразумно опустили. Она привычным движением руки провела по моим плечам длинную линию, после чего взъерошила волосы и притянула к себе поближе. Да, мы действительно встречались с ней одно время, поэтому она так спокойно отнеслась к моей идее изображать из себя пару.
– Лаки, Пантера! Прекратить показ бесплатного порнофильма!!!
– АЙ!!!
Мы с поражающей быстротой отпрыгнули друг от друга и стали в срочном порядке одеваться, при этом выглядя максимально расстроено и разочарованно, что, на деле, играть даже и не приходилось. Уже через тридцать секунд мы стояли, вытянувшись в струнку перед обалдевшей делегацией во главе со скучающим Ричардом.
– Здорово, бойцы невидимого фронта!
Мы, вдохнув полной грудью, синхронно проорали “Здравия желаем, товарищ начальник!”.
– Так, ну и что вы хотите сказать?..
– Мы, сэр?.. Мы не знали, что встречаться запрещено и…
– И я это не Вам, а многоуважаемым наблюдателям. Что вы хотели им сказать?..
– Что заниматься подобными вещами в школе – это аморально! Какой пример они подают детям?!
– Простите нас, пожалуйста, но не могли бы Вы объяснить, почему мы не можем в своё личное время заниматься тем, чем хотим?.. Ведь мы же не у всех же на виду, в конце концов!
– Отставить разговорчики в строю!
– Есть, товарищ командир!
– Но, в принципе, они правы. Лично у меня есть только один вопрос, и тот не к ним, а к вам, уважаемые господа – какое вам дело до того, как и с кем они проводят свой досуг?..
– Это…
– Аморально? А что не аморально? Может быть, убивать во имя ваших жизней, во имя вашего же спокойствия, тоже аморально, а?.. Нет, просто если рассудить логически, то они в чём-то правы, и я настоятельно советую всем присутствующим не лезть к этой сладкой парочке, которая, как бы вы их не загружали, всё равно найдёт время на разведение амуров… Вот как лишние десять километров пробежать, так это они не успевают, а как… Хм, я отвлёкся на размышления по посторонней теме. Вопрос закрыт? У кого-то ещё есть, что сказать? Нет? В таком случае, может быть, не будем им мешать, а?.. Пошлите все отсюда, а вы… Совет да любовь!
И Ричард весьма не тактично выпихнул всех за дверь, при этом ещё и успев пожелать нам: а) удачи, б) счастья, в) забить на мнения окружающих, и г) закрыть дверь.
– Вот это человек…
– Да, и не говори… Это ж надо ж было их всех умудриться ТАК заткнуть, а?.. Видимо, не зря он всю мою сознательную жизнь был моим кумиром…
– И моим… Кстати…
– Кстати… Мне кажется, или…
– Или?..
– Или… На чём мы с тобой остановились?
– Я не помню…
– И я не помню…
– Может быть, тогда стоит начать всё сначала?
– Думаю, да…
– Да?..
– Да… Но только не сегодня…
– Не здесь и не сейчас…
– А потом, на людях…
– Сыграем?..
– Нет, покажем…
– Страсть?..
– Возможно…
– Любовь?..
– Наверно.
И мы, поцеловав друг друга в щёчку и пожелав спокойной ночи, уснули, обнявшись, на моей широкой кровати. Может, и зря, конечно же, мы всё это затеяли, но в твою игру только тогда начинают верить окружающие, когда ты полностью вживаешься в роль и соответствуешь выбранному образу.
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:02 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 34.


Несмотря на все наши пожелания друг другу спокойной ночи, эту ночь мы с Пантерой провели отнюдь не спокойно, а скорее даже наоборот, её по праву можно было считать бурной. А всё почему? А всё потому, что мы постоянно просыпались ночью и вели непрекращающуюся войну полов за господство над одеялом, причём успех был переменным. Наконец, когда мне надоело просыпаться каждые полчаса оттого, что с меня опять самым наглым образом стянули одеяло, я достал из-под подушки сначала пистолет, потом волшебную палочку, затем подумал, что, пожалуй, метод Отелло несколько старомоден и, сказав магическую формулу заклятия, попытался увеличить сиё одеяло. Как и следовало ожидать, на конечном результате сказались два фактора: отсутствие опыта и желание всё-таки выспаться, вследствие чего хоть чуть-чуть увеличить данный кусок материи я смог только после шестой попытки. Наконец, я наивно подумал, что всё, теперь можно нормально поспать, и как раз в тот момент, когда Морфей уже протянул ко мне свои хищные лапки и впился в меня же своими не менее хищными зубками, норовя затянуть в своё же царство, одеяло принято свой первоначальный вид, точнее, размер. Я, негромко ругнувшись, притянул к себе Пантеру и обнял её, потому как так было гораздо теплее, а в замке явно экономили на газе, ну, или чем они там отапливают помещения…
Я опять шёл по какому-то длинному и тёмному коридору, спускался вниз, поворачивал налево и, наконец, появилась она – заветная дверь, войти в которую мне так надо. Осталось три шага… Два… Один… Ну, вот ещё чуть-чуть… Я протянул руку и повернул ручку, отчаянно надеясь, что дверь не заперта. Да, она поддалась… Тихий скрип, и я открываю дверь…
ЧЁРТ!!! ОПЯТЬ!!!!! Да что это ещё такое, а?! Нет, ну почему, почему я снова проснулся НА САМОМ интересном месте?!! А если там действительно показывают премьерный сезон Телепузиков?.. Да я же это не переживу!!! Я же просто умру… От хохота… Но это уже мелочи, потому как что значит моя ничтожная жизнь перед столь великим изобретением человечества? А что, лично я знал некоторых людей, которые бы хотели, чтоб у них в пузо был вмонтирован телевизор – Дадли, например, наверняка всю свою недолгую и абсолютно несознательную жизнь если уж и мечтал о чём, то явно об этом.
Ох, кажется, ясно, почему я проснулся – на часах полшестого, а, значит, у меня ещё есть пятнадцать минут до того, как проснётся Пантера, так что надо быстро занимать ванную, а то потом даже зубы почистить не успеешь…
Я тихо закрыл на защёлку дверь, об которую тут же почему-то ударился чей-то тапок, однако мне не замедлили разъяснить ситуацию, мяукнув голосом Пантеры, чтобы я “побыстрее там”. Нет, я не понимаю – я ведь не буду торчать “там” полчаса, как она, так какой тарелки ради я должен выходить из свой же ванной “побыстрее”?! Но, как бы я чего недопонимал, однако ж вылез на целых пять минут раньше установленной нормы, вследствие чего и решил побыстрее растянуться и попытаться успеть совершить завоевательный поход на кухню до того, как довольная жизнью чёрная и весьма агрессивно настроенная кошечка соизволит вылизать свою шкурку и показать свою же мордочку из прилегающей комнаты.
Может, это и не идеальный завтрак в постель, но он именно к этому и стремится… Вот только что-то Пантера застряла в ванной комнате, меня прям даже затерзали смутные сомнения, почему именно она там так долго. Однако же развить свою мысль до конца и придти к какому-нибудь интересному выводу я не успел – мокрая и явно искупавшаяся киска соизволила показать свой теперь уже не очень гордо распушенный хвост и, практически мурлыкнув от удовольствия при виде еды, плюхнулась рядом со мной, норовя оттеснить к краю кровати, однако же я не дался, и, со словами “ты же сама хотела спать у стенки”, попытался отодвинуть её чуть-чуть в сторону. В ответ я получил нечленораздельное мяуканье на тему “не мешай мне есть, а то ка-ак выпущу коготки…”, вследствие чего на внеплановом съезде моих мозгов в могучую кучку было принято решение не нарываться и не дать Пантере доесть всё самой.
– Эй, смерь аппетит!!
– С чьим, с твоим, что ли?.. Да они же несоизмеримы! Да я по сравнению с тобой… Воздухом питаюсь!
– Лаки!!!
– Ну, или пыльцой… Что, престать изображать из себя пчёлку, прожужжать что-нибудь извинительное и начать собираться на утренний сбор пыльцы, пардон, информации и знаний?..
– Именно так и в такой последовательности. Я жду!
После того, как я вкратце сообщил ей то, насколько же она на самом деле чудесная и замечательная, даже, не побоюсь этого слова, прекрасная, мы в режиме ускоренного поглощения пищи поглотили всё, что, по-нашему мнению, являлось съедобным – то есть, в конечном счёте, со словами “я тебя за такое готова просто… съесть” начали активнейшим образом целоваться. И как раз вовремя – буквально минут через пять к нам заглянул тренер, резонно рассудивший, что после не совсем спокойной, а скорее даже наоборот, ночки, мы можем и проспать. Так что уже через минуту мы смиренно шли позади Ричарда, постоянно переглядываясь, перемигиваясь и норовя таки доцеловаться. Однако же до завтрака у нас времени не было вообще и в принципе, так что приходилось ограничиваться влюблёнными и страстными, а также очень многообещающими взглядами, что, конечно же, весьма нас расстраивало, но в то же время очень веселило окружающих, правда, только до первого и весьма чувствительного пинка с нашей стороны.
– Ну, вот теперь можно идти на завтрак…
– Мы только что поели… Так что у меня есть предложения получше…
Однако же через пять минут я был позорно отстранён от её кисичества и пришлось мне всё же поплестись следом за почему-то всё ещё голодной Пантерой. Мы сидели на завтраке и с нескрываемым ожиданием смотрели в тарелки, когда мимо нас прошёл злой как чёрт Ричард, который, видя что мы кажется опять норовим заняться чем-то не тем, сунул мне какую-то бумажку сомнительной мятости со словами “просчитай отчёт, срочно”. Печально взглянув на только что появившуюся еду и на активно работающих челюстями учеников, я пододвинул к себе данную бумажку, которую я бы в жизни никогда не назвал отчётом, но, раз уж у кого-то всё же повернулся язык оскорбить сей шедевр бумажного производства таким нехорошим словом, то придётся его просчитывать. Я, подавив тяжких вздох и не менее тяжкий выдох, демонстративно отодвинул от себя тарелку с овсянкой. Да, согласен, потеря невелика, но тут скорее важен сам факт… Отчёт оказался не очень сложным, зато очень муторным – постоянно приходилось вспомнить цифры, которые я помнил весьма и весьма смутно. Но не успел я даже и попытаться вникнуть в суть вопроса, как Пантера не менее, а скорее даже и более демонстративно отстранив от себя тарелку, заявила “я тебе помогу”. Ребята, видя такой поворот событий, тоже хотели присоединиться к нам, на что получили подробнейшее разъяснение, что мы и сами прекрасно справимся. К концу завтрака весь отчёт был готов, и, проходя мимо нас, Ричард его забрал, буркнув что-то весьма неотдалённо напоминающее “спасибо… чтоб им с этой их системой отчётности…”, и уже гораздо чётче сказал, чтобы все направлялись на улицу – вместо первого урока у нас будет тренировка.
– Стойте! Но ведь они же так и не позавтракали! – Рядом материализовался явно собирающийся отстаивать свои, пардон, мои права до конца Сириус.
– Послушай, всё нормально, мы…
– Почему он относится к вам, как к… Да у меня даже в словарном запасе нет ни одного приличного и цензурного слова, которое бы смогло охарактеризовать всю глубину наплювизма, выражаемого мистером МакГрегором по отношению к моему крестнику…
– Сириус, ты что, не понимаешь, что ли?.. Всё хорошо. Мы просчитали отчёт, исполнили долг перед Отечеством…
– Да мне абсолютно всё равно на ваши долги, потом отдавать их будете!! Я не собираюсь спокойно смотреть на то, как моего крестника лишают завтрака только из-за того, что какой-то там…
– Не. Надо. Его. Оскорблять. Тебе всё понятно?.. – Я уже перешёл на угрожающее шипение, чувствуя, что если он сейчас же не заткнётся, то я зарычу и откину его куда подальше, дабы он не нарушал спокойствия в основной своей массе мирного населения.
– А я и не оскорбляю, просто если вы задержитесь на пять минут, то ничего страшного не случится, а я буду абсолютно уверен, что ты не…
– Не убью кого-нибудь ненароком?.. Сириус, перестань разыгрывать драму!.. Это представление уже просто…
– Нет, я просто требую, чтобы к тебе перестали относится таким образом, ты же должен…
– Господи, кажется, я только сейчас начинаю до конца осознавать, почему на нашу работу отбирали именно детей-сирот…
– Нет, Гарри, это положительно нельзя одобрить! Я не могу просто смотреть на то, как этот… Ущемляет твои права! Объясни мне, почему ты должен ходить голодным только из-за того, что данный мистер не в состоянии сам выполнять свои обязанности?
– Во-первых, то, что входит в его или мои обязанности определяется непосредственно начальством свыше, в данном случае – мистером МакГрегором, а, во-вторых, мы вовсе и не были голодными, так что…
– Да неужто?! А кто же мне говорил, цитирую, что “я всегда голодный”?..
– Но не в данном случае, и потом, ты же и сам прекрасно знаешь, что мы с Пантерой не голодны.
– Интересно, откуда же я это должен знать, а?..
– Так ты не знаешь?! О, ну тогда извини – я же не знал, что тебе ещё не дали почитать отчёт обо всех моих перемещениях!
– Что ты несёшь?.. Какие отчёты?..
– Да, точно, ты прав – какие ещё отчёты? Конечно же, ничего нет, и мне просто показалось, что в стене напротив моей комнаты появился небольшой выступ, и вовсе никто ко мне в комнату и не заходил, не говоря уже о том, чтобы размахивать в ней же волшебной палочкой с какой бы то ни было целью. Да, точно, это мне всё приснилось – ведь ты же и сам знаешь, что подросткам много всего интересного снится, прям даже и слишком… Но ты знаешь что? Ты спроси у Дамблдора, почему мы с Пантерой столь спокойно отнеслись к идее пропуска завтрака, быть может, он тебе и скажет, почему он подбегал сегодня в полшестого к зеркалу слежения, дабы проследить, куда это я направлялся. Ну же, профессор Дамблдор, неужто не хватит смелости признать, что у меня в комнате шагу ступить нельзя не зацепив какое-нибудь сигналоподающее заклинание?.. Что?!! Ты ещё скажи, что ты не знал!! А если не знал, то я могу и всему залу объяснить, что ходил я на кухню за едой для организации завтрака в постель, поэтому Я НЕ ГОЛОДЕН, а ты будь добр в следующий раз, прежде чем отстаивать мои интересы, спросить меня, нужен ли мне адвокат в твоём лице или нет. Смекаешь?..
И, задав этот чисто риторический вопрос, мы всей процессией молча удалились из Большого Зала. Сразу же после закрытия за нашими спинами дверей послышались сотни возбуждённых голосов местных сплетников, которым только что буквально подарили такую тему для обсуждения, такую… В общем, такую, которую просто грех не обсудить.
До обеда оставалось ещё полчаса, причём эти полчаса по какой-то странной причине оказались свободными и незаполненными, поэтому я решил провести сиё время с пользой, то есть порывшись в библиотеке в поисках нужных мне для моей нелёгкой работы заклятий. Работа продвигалась довольно быстро, список необходимых дел неумолимо и постоянно увеличивался, что вызывало у меня весьма противоречивые чувства, которые порождали мои же не менее противоречивые черты характера, как то лень и тщеславие. Одна из моих вышеуказанных особенностей характера кричала мне, чтоб я кидал всё и присоединялся к коллегам, нагло играющих без меня в “кто кого переплюёт”, а другая, занимающая оппозиционную позицию, гордая половинка утверждала и таки утвердила и убедила меня в том, что плеваться – это нехорошо, в смысле, вообще очень даже и хорошо, особенно если делать это профессионально и метко, но камнями?! Ну уж нет, увольте – меня не прельщает мысль заносить микробы в свой организм столь извращённым способом, да и вообще, нет чтоб в кого нормального али не очень поплеваться, один вот такой экземпляр как Снейп только чего стоит, ради него я бы и не на такое пошёл, а так… Вследствие всех вышеназванных причин я и направился не очень твёрдым шагом в библиотеку и стал потворствовать своему тщеславию, которое упрямо рассказывало мне, что если я буду знать больше, то… В общем, будет у меня много всего хорошего. Но самое обидное было то, что лень тоже заявила, что если я сейчас всё брошу и на всё забью, то хорошего у меня будет и того больше, так что я решил привести их к консенсусу и, всё же составив список полезных заклятий, клятвенно пообещал себе и своей лени не особенно сильно напрягаться и изучать из всего выписанного мною только по три заклинания в день, на что обе мои половинки почему-то согласились и даже попытались слиться воедино, что у них, правда, особенно и не получилось, но тут скорее важен сам факт…
Я ещё раз оглядел стопку книг, лежащую на минимальном расстоянии от меня. Да, кажется, я действительно просмотрел и даже перечитал их все, так что пора бы поставить на место чужие вещи, хотя, безусловно, какая-то моя частичка и хочет нарушить одну из заповедей пророка Моисея и вывезти всю здешнюю библиотеку в одном только мне известном направлении… Но ведь в глубине души я хороший, причём даже очень! Но до этой глубины нужно ещё опуститься, ну или хотя бы свалиться в её же поисках в пропасть моей чёрной души, так что оставлю я, пожалуй, сии философские размышления на другой раз, а сам же подумаю насчёт того, что если вдруг с данным конкретно взятым замком что-нибудь случиться, то книги ведь надо же будет кому-нибудь куда-нибудь эвакуировать…
Третья полка справа, четвёртый стеллаж, седьмая книга… Да, вот сюда мне и надо поставить последний взятый многотомник, после чего можно будет уже спускаться к обеду, который, наверное, уже начался…
Внезапно я оглянулся. Неужто не послышалось?.. Да нет же, с моим-то слухом!! Да, тут действительно кто-то есть, причём этот кто-то…
– Гермиона, а почему ты не в Большом Зале? Обед ведь как раз начался… – Свою находку (ох, как некстати мне вспомнились слова про колготки… Что? Неужто же никто не помнит? “От Париж до Находки – хрен найдёшь ты клёвые колготки”) я обнаружил за тремя стеллажами, причём сидящую на холодном полу и с подозрительно красными и опухшими глазами.
– Я… я… Со мной всё в порядке!.. Я уже ухожу…
– Стой, ну подожди же! Что-нибудь случилось, а?..
Она опять в явно отрицательном жесте помотала головой, после чего снова попыталась уйти, но я крепко держал её за руку. Тогда она просто круто развернулась ко мне и, видимо, хотела что-то сказать, правда почему-то так и не осуществила задуманное, а вместо всего этого просто расплакалась, не преминув при этом ещё и повиснуть на мне.
– Гермиона, ну, чего ты плачешь, а?.. Ну, перестань… Ничто в мире не стоит твоих слёз…
– Да… Я сейчас… Я соберусь… Прости…
– Ничего-ничего. Может, я тебе чем помочь смогу, а?.. Не хочешь рассказать, что у тебя случилось? Я тебе пренепременно окажу любую помощь в твоём нелёгком деле. Ну же, что у тебя случилось?..
– Ничего…
– Из-за ничего ты бы не стала плакать, ты ведь девушка умная… И хорошая… И ещё, я забыл добавить, что просто уверен, что из-за какой-то ерунды ты бы тоже не стала так расстраиваться. Так что давай отойдём куда-нибудь и спокойно поговорим, ладненько?..
Практически вытащив находящуюся явно не на нашей грешной земле девушку из библиотеки, я осознал, что такими темпами успеть куда-либо нам уж точно не суждено и, легко подняв её на руки, очень быстро дошёл до комнатки по желанию, которая на этот раз оказалось какой-то симпатичненькой гостиной с поражающим воображение количеством еды, на которую я практически весь разговор с гриффиндоркой весьма многозначительно поглядывал.
– И только-то?! Блин, а я-то уж подумал, что у тебя по меньшей мере… Хм, извини, ты права – это невероятная потеря! Кстати, а ты уверена, что он тебе действительно не “сдался на фиг”?..
– Лаки, ты не понимаешь!.. Я же его люблю…
– Ну, знаешь ли, по-моему это ты не понимаешь, что любовь имеет свойство проходить, так что вполне возможно, что уже завтра ты о нём и не вспомнишь, а, предположим, взглянешь на того же Невилла, который на деле просто замечательный человек и вы бы не так уж и плохо смотрелись вместе… Ладно, я заткнулся! Хорошо, раз ты так, то, быть может, мы сможем друг другу помочь…
– Как?.. А тебе что, тоже нужна помощь? В чём? А почему ты раньше не обратился, ведь знаешь же, что тебе бы я всегда помогла – ты практически единственный, кому есть до меня дело. Остальным надо только чтобы я помогала им с домашним заданием…
– Ты и сама прекрасно знаешь, что это не так… Просто всегда, когда тебе плохо, то ты начинаешь думать, что ты никому не нужен, что всем всё равно… В общем-то, много всего начинаешь думать, но потом, когда успокаиваешься и жизнь снова входит в свою колею, то понимаешь, что всё это не так…
– Я не знаю… Может быть, ты и прав… Так что там за помощь, а? Что я должна сделать?
– Ты? Ровным счётом ничего! Просто сейчас я несколько подкорректирую твой внешний вид, изменю тебе имидж, и будешь ты практически самой красивой в школе… Не обижайся, но для того чтобы переплюнуть наших девчонок нужны годы и годы активнейших тренировок, да и то не факт, что у тебя получится их обойти – они сейчас как раз тренируются в плевках, так что лучше даже и не пытаться – слишком велики шансы утонуть…
– Лаки…
– М-м?
– Лаки, а какая тебе от этого всего выгода, а?..
– Ну, вот и готово… Правда, ты очень хорошо выглядишь, а?
– Да, ты прав… Но всё равно это не повод переводить разговор на другую тему!
– Ну, ладно… Предположим, что мне ещё нравится Джинни и что все наши манипуляции с Пантерой – просто игра, направленная на… В общем…
– Тебе ещё нравится Джинни?!! Так ты хочешь…
– Я всего лишь вызываю ревность, вот и всё… Да и потом, тебе же выгодно мне помогать! Мы будем делать вид, что как бы между нами что-то проскальзывает такое, а оба младших Уизли будут ревновать и, в конечном итоге, сами к нам придут…
– Ну, я не знаю…
– Я тоже не знаю, на кой чёрт тебе сдался этот Рон, который вдруг почему-то обратил внимание на Лаванду Браун, которая, на деле, проигрывает тебе во всех смыслах и по всем параметрам, так что пусть он по крайней мере осознает, что он потерял!
– Да, ты как всегда прав… И ещё, Лаки – Джинни уже давно и очень сильно тебя ревнует, так что, быть может, твоя политика и принесёт результаты…
– Ну, конечно же! Так, а теперь давай попытаемся вспомнить, всё ли мы учли в разработанном нами плане… Чёрт, ну и как я мог забыть ТАКОЕ?!!!!!
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:02 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 35.


Шаг. Приставить. Шаг. Приставить. Шаг. Приставить. Поворот. И снова шаг, приставить, шаг, приставить… Ещё шаг, приставить и поворот…
– Да перестань ты уже перед глазами мельтешить, в конце концов! Ты больше двадцати минут круги по комнате нарезаешь! Что случилось, а? Ну скажи же мне уже, наконец!
– Во-первых, мы здесь всего двадцать минут находимся, двенадцать из которых ты мне рассказывала о своей великой страдальческой любви, ещё пять ушли на корректировку твоего внешнего вида, следовательно…
– Хватит уже ходить туда-сюда и взад-вперёд, это по меньшей мере…
– Да, ты права… Пора бы разнообразить уже свои прогулки походами налево… И вообще, мне кажется, или тебе просто не нравится моя походка?
– Лаки!!
– Ага, понятно. А если я не ходить буду, а, скажем, перемещаться как робот? Вот так? Все углы чёткие, движения резкие…
– Лаки!!!
– Ну, можно ещё, конечно же, двигаться нарочито плавно, как будто бы перетекая…
– ЛАКИ!!!!
На некоторое время воцарилось молчание, которое, правда, уже буквально через полминуты было свергнуто с престола моим наглым голосом, ехидненько спросившим, не хочет ли моя соседка пойти на обед.
– А разве мы ещё…
– Обед продолжается где-то в течение часа, здесь мы находимся только что-то около получасу, так что должны как раз успеть…
– А что ты вспомнил?
– Что есть на свете добрый доктор Айболит…
– А это здесь причём?
– Притом, что у нас сейчас даже два добрых доктора, которые так хотят видеть меня с Пантерой парой, что…
– Я надеюсь, это не значит, что…
– Да! Твоя жизнь в опасности – ты же практически попыталась разрушить столь крепкую супружескую пару! А ты хоть представляешь, какие у нас с Пантерой дети получатся, а? И это с нашим-то генофондом! Всё, тебя, мерзопакостную ведьму, даже на костре сжечь мало!
– А вы что, женаты?
– В воображении Ричарда и Дамблдора – да, и уже давно.
– А почему Дамблдор…
– Не знаю, спроси у него, а я по их довольным и умилённым мордам вижу, что большего счастья, чем быть посажёнными отцами на нашей свадьбе, они не знают… Так, собирайся…
– Лаки, и всё-таки я не понимаю, что с того, если вы с Пантерой не…
– Если сами не захотим, то нам всегда можно промыть мозги, и тогда, конечно же, желание появится… А Джинни… Ну, что Джинни? Вот сегодня нравится, а завтра не нравится, не то что боевая, проверенная годами подруга…
– И вас что, даже и не спросят?
– Ну, почему же? Конечно, спросят. Перед алтарём. С наведёнными на нас же автоматами Калашникова. Но как же разница, а? Ты что, правда думаешь, что это бы меня остановило?
– Да.
– Однако! Вот тебе же не мешает любить факт отсутствия особых умственных дарований у Уизли, правильно? Вот-вот…
– И что теперь?
– Для начала – у меня будет слава самого что ни на есть отъявленного сердцееда, в это время у нас всё учащаются и учащаются постоянные ссоры с Пантерой, мы оба закатываем такие истерики, что у Ричарда голова кругом идёт, после чего громко и у всех на виду разрываем свои отношения.
– А потом ты снова обращаешь своё внимание на Джинни?
– Нет, потом я начинаю встречаться с пятью девчонками одновременно, постоянно менять подружек, и только после этого, когда оба интригана смирятся, я планирую вернуть Джинни.
– Да, вот это план так план… А по времени он на сколько затянется?
– Да где-то на полгода, наверное… Не знаю, да и к чему гадать-то, а? Ах, да, я забыл уточнить, что мы сейчас будем делать.
– И что же?
– Мне ни в коем случае нельзя целоваться с кем-то на глазах у Ричарда, Дамблдора, али ещё каких учителей. Но вот если мы сделаем по-хитрому, то и придраться к нам будет нельзя, и разлад в моих наигранных отношениях с боевой проверенной подругой появится… И последнее – никогда даже и не вспоминай о том, что всё, что мы делаем – игра.
– Как это?
– Элементарно. Что наша жизнь? Игра. Вот мы и будем играть, только по своим правилам, дабы никто не успел навязать нам другие…
Войдя чуть ли ни в обнимку в Большой Зал, я прошёл проводить Гермиону к гриффиндорскому столу, к её законному месту, как вдруг заметил, что Пантера сидит там же и о чём-то мило щебечет с Симусом Финниганом. Мы встретились глазами и, бросив друг на друга крайне ревнивые взгляды, повернулись обратно к своим временным спутникам.
– Мисс Грейнджер, мне искренне жаль…
– Что-то случилось?
– В этом зале скамьи, поэтому мне, как джентльмену, придётся отодвигать для Вас скамью, после чего её же и пододвигать…
Она хихикнула, уже сообразив, что наше игровидное шоу началось.
– Хотя, наверное, оно и лучше, что здесь нет стульев… Ведь это же было бы просто ужасно, чтобы Вы, да сидели на стуле?! Да я не знаю ни одного подходящего трона, который был бы достоин Вас, мисс Грейнджер!..
Она одарила меня таким взглядом, что я не смог не поаплодировать ей и не поскандировать лозунги а-ля “Оле-Оле-Оле-Оле, Гермиона, вперёд!”, жаль, правда, что мысленно… Но тут скорее важен сам факт.
– Вы позволите мне присоединится к Вам, мисс?
– О, да, вполне. Присаживайся.
– Вы так добры… Я польщён.
Сев прямо напротив наигранно-мило щебечущей Пантеры, мы оглядели стол, уделяя пристальнейшее внимание еде и менее пристальное, но всё ж уделяемое внимание личностям, с интересом и во все глаза следящих за происходящими событиями.
– Позволите ли Вы мне за Вами поухаживать? Я не приму ответа “нет”! Что бы Вы хотели… – Короткая пауза, во время которой я галантно поцеловал ей ручку и, забрав у неё её собственные вилку и тарелку, продолжил. – Для начала?
– Боюсь, что здесь нет того, чего бы я действительно хотела, поэтому…
– Поэтому есть я…
Лукавый взгляд, хитрое выражение мордашки и она уже готова уточнить, что я имел ввиду, но я и так всё разъяснил, причём, прошу заметить, сам и без какого бы то ни было ускорения со стороны.
– Для того чтобы исполнять желания королевы красоты…
– Ох, Лаки… Уже можно перестать засыпать меня комплиментами…
– Это были ни в коем случае не комплименты! Это всё была чистая правда! Ведь, посудите сами, Вы красивы, умы, сдержанны, обаятельны, у Вас такие манеры, Вы такая грациозная, прекрасная, невообразимо изящная… У меня даже не хватает слов, чтобы сказать Вам всю правду! – Короткая пауза, во время которой мы продолжаем смотреть друг другу в глаза, как будто бы и не замечая, что в абсолютной тишине зала только Пантера что-то шепчет на ухо Симусу. – Не желаете ли Вы попробовать вот этого блюда? Я уверен, оно должно Вам понравится…
Протягиваю ей тарелку с чем-то мясным, подозрительно напоминающим ростбиф, вроде, действительно ничего…
– Благодарю…
Она не успела ничего сказать или каким бы то ни было образом отреагировать на мои слова – Пантере надоело сидеть и бросать на меня испепеляющие взгляды – всё равно ведь я отказывался самоиспепеляться, да и воспламенять тоже.
– Так ты спортсмен, оказывается?
– Да, я играю за сборную команду Гриффиндора – я охотник.
– Правда? Я тоже… Только вот я по натуре, скорее, да по кличке… Но вот если бы ты меня научил…
Я беру руку Гермионы в свои, мягко целую, после чего начинаю тихо-тихо говорить практически ей на ушко, но при этом заранее рассчитав всё так, чтобы в данном зале с такой прекрасной акустикой слышно было всем и всё.
– Знаете, что меня в Вас обворожило? Вы не похожи на других девушек, Вас отличают не только ум, красота, сообразительность и умение хорошо понимать и анализировать ситуацию – больше всего меня пленяет Ваше практически уникальное качество крепко стоять на земле, адекватно и объективно воспринимать всё происходящее… Сейчас столько людей, которые “летают”… – Секундная пауза, во время которой даже до самых что ни на есть опытных тормозов дошло, в чью сторону я метко кинул пятидесятикилограммовый тапок. – Одни “летают” во сне, другие – в облаках, и никто из них не может понимать из-за этого многих простых вещей, которые ты прекрасно понимаешь… Например, ты прекрасно знаешь, что не стоит витать в облаках на уроках – от этого зависит твоё будущее, ты знаешь, что не следует мечтать о чём-то очень нереальном и недосягаемом, потому как слишком мал шанс того, что это сбудется…
Симус подозрительно позеленел, Рон, и без того уже ревновавший как непонятно кто (при виде него Отелло вообще решил взять отпуск и сгонять в мир теней навестить отца Гамлета), при подобном оскорбительном отношении к его любимому виду спорта практически сравнялся цветом лица со своими волосами, которые явно пытались поконкурировать с флагом факультета Гриффиндор по насыщенности оттенков, оставшаяся часть зала сидела, пытаясь вспомнить, где же они забыли свою запасную челюсть. Через секунду все члены сборных команд по квиддичу всех факультетов были на ногах. Я как бы удивлённо на них посмотрел, весьма правдоподобно сделав вид, что только сейчас заметил, что мы тут вообще-то и не одни…
– Ты что, и правда думаешь, что играть в квиддич – это заниматься ерундой, только время зря тратить, да? Да ты просто не представляешь, насколько же это сложно и…
– Прошу прощения, а при чём здесь эти ваши кирпичи? Я против них ничего не имею, я просто сказал своей хорошей подруге, что у неё есть такое редкое в наши дни качество, как целеустремлённость, что если она о чём-то мечтает, то о чём-то определённом, при этом ещё и не просто думая, что “вот было бы неплохо, если бы, а потом кабы, ну, да и вообще…”, а действительно делая шаги навстречу своей мечте.
– Ты считаешь, что мы не поняли, да? – Теперь уже гневную тираду Дина Томаса продолжил Рон, отчаянно пытаясь сделать вид, что это у него просто такой румянец на щеках, который решил слегка “погулять” по всему лицу, а так… – Да ты просто не знаешь, что такое квиддич и как бывает сложно в него играть, постоянные тренировки…
Я фыркнул.
– Ну, да, точно – откуда ж мне, упёртому чурбану, знать, что такое постоянные и многочасовые тренировки? А насчёт этого вашего визгича – нет в нём ничего сложного, правила простые, всё просто и даже как-то скучно и, пожалуй, единственным плюсом во всей игре по праву является возможность полетать…
– ЧТО?!! Думаешь, всё так просто? Да для того, чтобы у тебя хоть чуть-чуть получилось играть, тебе мало врождённого таланта – ты ещё должен тренироваться годами!
– Ага-ага, я понял. А вы присаживайтесь, присаживайтесь – что ж вам стоять-то, а? Гермиона, может, ты ещё чего-нибудь хочешь, а?
– Ты так, да? Ну, тогда… Тогда… А тогда давай сразимся и выясним, кто из нас лучший?
– Зачем же? Я не вижу в этом никакой необходимости, причём не только потому, что я вообще-то человек скромный…
– Да ты просто боишься! Мы бы…
– Так, стоп. Предлагаете сыграть товарищеский матч, да? Ребята-зверята, то есть мы, против вас? В квиддич? Так?
– Да!
– Ребят, вы не против? Судя по слишком довольным улыбкам, то вряд ли… Э-э, ну… Ричард?..
– И тебе приятного аппетита…
– Ричард… Лучше сразу согласись, а то мы начнём клянчить и выпрашивать…
– Что, как в прошлый раз повышения зарплаты?!
– Нет, конечно же! Такого больше никогда-никогда не повторится! Ведь ты же знаешь, что мы не любим повторяться!..
– Что-то не хочу я проверять вашу оригинальность… Ладно, даю добро…
– Приятного аппетита, товарищ начальник! – Хором крикнули мы, счастливые до нельзя от того, что нам таки удастся посоревноваться с кем-нибудь, кроме смерти.
– Уже скоро конец обеда… Пора собираться на уроки, ведь так? – Гермиона коротко кивнула, а я слегка чмокнул её в щёку и, сказав на прощание “Если у тебя вдруг что-нибудь случится, помни, что у тебя есть друзья, которые пренепременно придут на помощь”. Встав из-за скамьи, я с очень миленькой и не предвещающей абсолютно ничего хорошего улыбочкой посмотрел на Пантеру.
– Что-то не так?
– Нет, ну что ты – всё отлично… Я просто подумал, что нам же всё равно идти в одном направлении, можно даже сказать, что в одну комнату…
– А можно было и не говорить…
– Но я уже сказал. Так что пойдём вместе, ладно?
Я обошёл вокруг стола и подошёл к её месту, предлагая свою руку, которую она, с примерно такой же улыбочкой, как и у меня, приняла. Тут же в тишине зала раздался еле слышный хруст, но мы просто пошли к выходу, всё с теми же ангельскими выражениями мордашек и всё так же до боли сжимая пальцы друг другу. Я галантно открыл дверь перед Пантерой, пропустил её вперёд и, пройдя следом, закрыл.
Сначала в зале все сидели спокойно, видимо, ещё не отойдя от новости скорого матча по квиддичу, клятвенно заверявшего всех в лице Рона и Дина, что товарищеская игра будет очень хорошей и, что важно, расклад сил явно в пользу обитателей сего замка. Через минуту откуда-то из коридора послышалось что-то, весьма не отдалённо напоминающее крики, а ещё через некоторое время – ужасный грохот, который заставил большую часть находящихся в зале людей повскакивать со своих мест и удивлённо похлопать ресницами, причём очень старавшиеся девушки всё равно не смогли переморгать явно не думающих об эстетичности зрелища парней. Ричард МакГрегор, уверенным жестом ложки доев остатки своей еды и гордо поднявшись с профессорского стула, слегка скривился и пробормотал “Как дети малые…”, после чего неторопливой походкой палача, явно опаздывающего на смертную казнь, направился по направлению к источнику шума.
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:02 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 36.


Очаровательная улыбка, милое выражение лица, неторопливые движения – всё это вдруг куда-то резко упрыгало в неизвестном направлении с неопознанным объектом и неясной целью. Сразу после того, как я закрыл двери Большого Зала и развернулся к своей, пусть даже и временной, но девушке, то моментально узнал всё, что сия мадама обо мне думает, причём своё скромное и весьма нелестное мнение о моей более чем наглой персоне Пантера соизволила выразить встречей всей поверхности своей ладони с моим лицом с последующим убеганием в одним только Дамблдору и Волдеморту известном направление (и то исключительно только потому, что два данных субъекта всегда делают вид, что они всё знают, а если они вдруг что-то не знают… Ну, тут нужно вспомнить старую и крайне недобрую математику с её “рассмотрим два случая…”: первый гласит, что вас переглючило и что, конечно же, самые великие светлые/тёмные маги не ошибаются, а второй гласит, что, если уж они действительно что не знают, то всегда можно весело блеснуть очками-половинками/съесть лимонную дольку/послать в кого-нибудь Круциатусом/очаровать всех светом прекрасных глаз, ясно орущих, что, как при переходе светофора, лучше сразу остановится и заткнуться). И, пока я размышлял над смыслом жизни и какую бы маленькую бяку сделать всевозможным дедулькам, Девушка, Бегущая по Коридору, явно замедлило скорость, нагло намекая, что у неё снова что-то зачесалось, причём этим чем-то является вторая ладошка. Я всё ещё прикидывал, какую мне надо было бы развить скорость и с каким ускорением я должен был бы начать двигаться, чтобы всё же вписаться в поворот, а не в стенку, когда Пантера, с видом, явно не предвещающим ничего хорошего ни одной и без того уже слегка помассированной мордашке, скрылась из вида.
– НЕ ТРОГАЙ МЕНЯ!!!!!!!!!!!!!!
Нет, я, наверное, всё же никогда не смогу понять женскую логику… Вот, вроде как, сама ход замедлила, позволила себя догнать, а как только я до неё дотронулся, она сразу начала визжать. Ну, и в чём тут тонкий смысл, а? Лично я не понимаю, причём абсолютно, в отличие от рекламы, где мужик всё же смог понять разницу между обычной растворимой лапшой и лапшой необычной, в которой явно что-то ещё растворили…
– Пантера, ты…
– Тебе сколько раз надо объяснять, чтобы до тебя дошли элементарные вещи?!!
Злобное шипение, колючий взгляд… Не дать, не взять – разгневанная кошка, собирающаяся выпустить коготочки… Кстати об…
– ОТПУСТИ!!!
– Чтобы ты ещё раз меня ударила?
– ДА!!!!!
– Вот уж воистину наглость человеческая не знает пределов…
– Да уж кто бы говорил!! Стоит оставить его без присмотра буквально на полчасика, и где?!! В библиотеке!!! А он уже… С какой-то… С этой…
– С кем?
– С этой… Повышенной лохматости!!
– Да? Но мы с Гермионой – просто друзья, я вот с ней, например, на бал не ходил, а потом к ней же не подсаживался за Гриффиндорский стол…
– ЧТО?!!! И после всего, что ты понатворил, ты ещё и ко мне какие-то претензии предъявляешь?!
– А какого хрена я, зайдя без задней мысли…
– Да неужто?! Ты ещё и думать, оказывается, умеешь!!! Что же ты раньше это скрывал, а?!
– …в столовую, должен видеть свою девушку чуть ли не в объятиях…
– И не смей…
– Нет, это уже ни в какие ворота!! Ты можешь перестать орать, как…
Моя очередная попытка предотвратить повреждения моей же шкурки была практически обречена на провал – Пантера уже перечесала об меня все руки и теперь вдруг решила в срочном порядке заняться ногоприкладством, вследствие чего я, не ожидавший столь подлого отношения к своей VIP-персоне, полетел куда-то, предположительно – на тренировку по квиддичу, причём, прошу заметить, без метлы. Однако же своё падение я смог остановить в практически самый последний момент, когда успел-таки ухватиться за рыцарские доспехи, которые с грохотом полетели на пол.
– ТЫ ЧТО ВООБЩЕ ТВОРИШЬ, А?!
– Я?!!! Да как ты…
– А, ну да, точно, я и забыл, что во всём и всегда виноват исключительно и только Я, а ты у нас – сама святость, которая, конечно же, вовсе и не собиралась флиртовать на глазах у своего парня с непонятно каким…
– Между прочим, я с Симусом на бал должна была пойти, а из-за тебя, неблагодарной скотины, я…
– Конечно, извини, я просто забыл, что я буквально оттащил тебя от него и заставил проводить время со мной…
– Ты просто…
– Ну, и кто я, а? Мне так нравится с тобой разговаривать, всегда узнаю много всего нового и интересного… Так что, быть может, откроешь мне глаза на самого себя?
– МЕРЗАВЕЦ!!! НЕГОДЯЙ!!! ПОДОНОК!!!!
И очередная попытка нанести крайне наглому мерзавцу/негодяю/подонку (а, быть может, три в одном?) тяжкие и по возможности несовместимые с жизнью телесные повреждения потонула в моём крайнем нежелании пробовать на себе силу её удара.
– ОТПУСТИ МЕНЯ!!!!
С каждой секундой мне становилось всё труднее и труднее удерживать её хоть под каким-то контролем, потому что извивающаяся подобно готовящейся к броску кошке Пантера явно отказывалась успокаиваться.
– Пантера, да успокойся ты, в конце концов!..
– Не надо меня успокаивать!!! Просто отвали от меня, и всё будет прекрасно!
В коридоре послышался звук приближающихся шагов, я на секунду отвлёкся, и этим подло воспользовалась Пантера, которая метко наступила каблуком мне на ногу и быстро побежала прямо навстречу проснувшейся делегации.
Всё ещё крайне раздосадованный тем, что за ним таки уплелась целая толпа зевак, Ричард приближался к источнику шума. Он в очередной раз недовольно поморщился, вспоминая, что всякий раз, когда эта взрывная парочка снова прощала друг другу все, даже самые смертельные, обиды и начинала встречаться, то у него резко усиливалась мигрень. Вот и сейчас, уверенно идя по коридорам подземелья, он всей душой мечтал об убийстве, причём, желательно, в особо жестокой форме… Однако же он не успел даже и задуматься, что ему надо устроить этим двум нарушителям покоя и порядка, не успел повторить в тысячный раз любимую фразочку “Спокойствие, только спокойствие… Подумаешь, дело-то житейское”, как рядом с ним на огромной скорости пронеслось НЕЧТО. Почему-то в голове у Ричарда мелькнула мысль, что кажется в детстве он мечтал стать гаишником, вследствие чего он уже прикидывал, какие штрафные меры надо принимать за превышение скорости в данном случае, когда рядом с ним, с отчаянным воплем “Чёрт, Пантера, подожди!” пролетел другой, уже опознанный объект Лаки, который в скором будущем будет абсолютно точно уверен, что нет в мире ничего лучше ходьбы пешком…
Пронесясь на огромной скорости прямо через толпу зевак, я сократил расстояние до Пантеры, которая, можно сказать, грудью расчистила мне дорогу. На очередном повороте я резко подался вперёд и схватил её за руку, после чего сразу же, дабы не нарываться на последствия, зажал её между собой и стенкой с твёрдым намерением не отпускать ни в коем случае.
– Если ты меня сейчас же не отпустишь, то…
Из всех мыслей по успокоению особо буйных в голову пришла только одна, вследствие чего мне и пришлось воспользоваться её услугами.
Чёрт бы побрал этих подростков с их гормонами… Так, почему крики стихли?! Есть только две версии – либо они, наконец-то, помирились, либо пора звать здешнюю медсестру на помощь…
Вначале Пантера упорно отказывалась отвечать на поцелуй и всё пыталась вырваться, но потом… Я всё ещё удерживал её в относительно неподвижном состоянии, что было весьма неудобно… В общем, руки свои она всё же освободила, тут же прочертив ими длинную дорожку от талии к плечам, переместила их мне на грудь и… С силой оттолкнула от себя.
– Мерзавец… – Практически нежно мурлыкнула она.
– Не спорю… – Ответил я, вальяжно облокотившись на стенку и наблюдая, как она медленно приближается ко мне.
– Сволочь…
– Не отрицаю факта…
– Бабник…
– А здесь отрицаю…
Она подошла ко мне вплотную, после чего тихо рыкнула на меня, выражая своё отношения к моему последнему ответу.
– Не веришь?..
– А есть основания, чтобы верить?..
– А есть основания, чтобы НЕ верить?..
Взору уже успевшему подуспокоиться Главному Тренеру и Непосредственному Начальнику Отряда Специального Назначения “Звери” предстала практически идиллическая картина, на которой была “изображена” несколько помятая, но очень страстно целующаяся парочка.
***
Урок трансфигурации… Ну, и что может быть скучнее превращения одной ненужной вещи в другую – крайне ненужную? Хм, мне кажется, или ответом на данный чисто риторический вопрос можно считать слово “зелья”?..
Занятие близится к концу, если можно назвать концом то, что у нас по расписанию осталось ещё что-то около половины урока, но ведь надо же быть крайне оптимистически настроенным пессимистом… Кстати, насчёт пессимизма… Чёй-то у меня подозрительно нехорошее предчувствие, связанное с тем, что мне в срочном порядке надо сливаться с окружающим пространством и делать вид, что я – всего лишь предмет интерьера.
– Эм… Профессор МакГонагл?
– Да, мистер Поттер?
– А можно я сделаю объявление?..
– Конечно, мистер Поттер…
– Уважаемые находящиеся в данном помещении люди! Короче, меня здесь не стояло, не лежало и даже и не намечалось…
С этими словами я в срочном порядке послушался своего инстинкта самосохранения, орущего надрывным голосом, чтобы я хватал вещи и сползал под парту, что я, собственно говоря, и не преминул сделать. Секунд через десять мои опасения оправдались, причём – полностью. В класс буквально влетел запыхавшийся паренёк лет двенадцати и скороговоркой выговорил что-то, при повторном прослушивании оказавшееся “мистер МакГрегор сказал мистеру Поттеру срочно зайти к нему в кабинет”. Волк, воспользовавшись всеобщим молчанием и вспомнив мои слезные мольбы, заявил, что “этот крайне нехороший человек где-то симуляет, так что мы ничем тебе помочь не можем”.
Не прошло и двух минут, за которые я успел как следует перепрятаться, и в класс влетело что-то злобное и крайне агрессивно настроенное, при ближайшем рассмотрении оказавшееся почему-то к сожалению не Снейпом (его гнев я обычно переживал легко и, что важно, безболезненно), а Ричардом.
– Где этот “симуляющий”?!
– Мы не знаем…
– Ну, я ему потом устрою… У меня для вас дело, по профилю Лаки, но раз сейчас этот самоубийца где-то шляется, то вместо него пойдёт Медведь…
Медведь, здраво оценив ситуацию и живо вспомнив, какой именно род занятий считается у меня профильным, решил отмазаться любыми путями, причём начал с особо жестоких, запев дурным голосом (другого в наличии, видимо, не было).
– Я Тучка, Тучка, Тучка! Я вовсе не Медведь! О, как приятно Тучке по небу лететь!!!
– Медведь, это что за…
– Я Тучка, Тучка…
– Молчать!!!
Но ребята не прочувствовались моментом, хотя и заткнулись. Ну, да, я бы тоже предпочёл вкалывать неделю без перерыва, чем заниматься тем видом деятельности, который мне, естественно, без моего на то согласия, сделали профильным.
– Так, Лиз, пойдёшь ты, а этим…
– Эм… Как бы… Ричард?
– Да?
– Кажется, дождик собирается… Кажется, дождик собирается…
Орёл, зная, что после Лиз обязательно на обсуждение будет вынесена его кандидатура, в срочном порядке встрепенулся.
– Дождик, говоришь, собирается? Ну, тогда я из здания ни ногой!
– Орёл, ты что вообще творишь, а?
– Я? Да так, ничего… Просто… Нелётная погода…
– Ох, ну и козлятушки же вы, ребятушки… И остаться вам без зарплатушки… А теперь – Пантера, встала и…
– Я?.. Но почему всегда я?
– Отставить разговорчики в строю!!!
Всё, больная тема… Совесть проснётся и замучает, если вместо меня отправится моя девушка, поэтому… Эх, как бы поправдоподобнее выкрутится из данной крайне щекотливой ситуации?..
– Четыреста десять…
Лицо Ричарда приняло какое-то по-садистки хищное выражение, когда он взглянул на меня, усиленно делающего вид, что я только и делал, что лежал тут на полу да тихо и молча себе отжимался…
– Лаки, а что это ты тут делаешь, когда ДОЛЖЕН УЖЕ БЫТЬ ВНИЗУ В ПОЛНОЙ ГОТОВНОСТИ?!!!!
– Эм, ну, просто, понимаешь, мы же тут, на этих уроках, постоянно сидим, неподвижно и не дыша, внимая каждому слову учителя… Вот, а когда долго сидишь неподвижно, то затекают мышцы… Так что я решил их немного размять… А до этого я сидел тише воды и ниже травы, поэтому моё присутствие просто не было замечено. И ты же сам говорил, чтобы мы во время физических упражнений никогда не отвлекались на разговоры, ведь так?..
– А, так это у тебя, значит, мышцы затекают, сидишь ты долго и неподвижно, да? Ну, ничего, ничего… Это дело поправимое… Вот, вернёшься, выполнив задание, и будет у тебя возможность как следует размяться… – Таким добрым и, что важно, мягким тоном сказал тренер, что у меня заранее начинает всё болеть и возникает желание с профиля вернуться хотя бы о-очень серьёзно раненым. – Вставай-вставай, а мы пока подумаем, как к твоему возвращению изменить ваш рацион… А то что же это вы всё на диетах да на диетах, пора и честь знать…
– Эм… Мистер МакГрегор?
– Да, Бали?
– Овсянка, сэр?
– Нет, конечно же… – Но мы не стали вздыхать с облегчением, чувствуя в его словах какую-то недосказанность.
Ричард указал мне взглядом на дверь и вкрадчиво предложил со скоростью света сгонять в свою комнату, переодеться и заглянуть к нему в кабинет, где он мне, возможно, всё объяснит. Перед самым выходом он ещё раз обернулся назад и сказал сакраментальные слова, которые врезались в наше сознание на всю жизнь и захлестнули души праведным гневом и полным отчаянием.
– С сегодняшнего обеда вы будете изучать на себе полезные свойства перловой каши…
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:03 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 37.

Полуразрушенное, ветхое, старое здание, внутри которого пыльно и грязно. И это помещение станет моим домом на долгие полторы недели… Ну, и как я до такой жизни докатился, а?
– Я не понимаю, что вам от меня нужно.
– Слушай, парень…
– Меня зовут Джек.
– Да нам по фиг, как тебя зовут! Ты перешёл дорожку боссу, и он очень хочет тебя видеть.
– Зачем?
– Поговорить о твоём поведение. А мы тебя проводим к нему.
Естественно, что отмазаться от назначенного мне свидания можно было даже и не пытаться, во-первых, всё равно идти придётся, а, во-вторых, это даже лучше, что они сами ведут меня в своё логово – по крайней мере, проходить через охрану и сигнализирующие устройства не придётся, так что во всём есть свои плюсы.
Для непосвящённых дом, в который меня привели – самое что ни на есть обычное здание, ничем не примечательное и никак не выделяющееся среди точно таких же серых строений, однако же, если знать, КТО здесь на самом деле обитает… А я как раз таки и знал, но ведь всегда интересно послушать, что о самих себе говорят люди, правда же?..
– Что вам от меня надо?
– А ты так уверен, что нам от тебя что-то надо?
– Нет, если вы всех подряд приводите к себе просто для того, чтобы поговорить.
– Значит, думаешь, что мы хотим с тобой поговорить?
– Нет, по-моему, говорить со мной должен какой-то босс, а я не знаю, кто у вас здесь за него, поэтому не могу сказать, кто именно хочет со мной поговорить и по какому поводу.
– Значит, ты не знаешь, по какому поводу я хотел бы с тобой поговорить?
Передо мной появился ОН, сын главы мафиозного клана, уже давно держащий в своих руках весь нелегальный рынок торговли оружием.
– Ну, разве что… – Я запнулся и старательно отвёл взгляд, делая вид, что только сейчас, наконец, понял, насколько же серьёзно влип… Хотя, я даже и вида-то не делал – ведь данный мафиози действительно и очень серьёзно попал…
– Что? Скажи, как ты думаешь, почему ты здесь?
– Возможно, потому, что вы перепутали меня…
– С кем?
– Вы перепутали меня… С чёрным котом.
Долгая пауза, после которой я как будто бы не выдержал и попытался всё им объяснить.
– Просто, я ведь перебежал вам дорогу, а люди же не любят, когда… Ведь это считается плохой приметой, даже несмотря на то, что не везёт обычно самим чёрным котам, а не им, и…
Я ещё раз запнулся и с интересом стал рассматривать дорогой персидский ковёр у себя под ногами. Да, под обычным фасадом дома скрывается очень дорогая и шикарная обстановка…
– А тебе повезло… – Я продолжал молчать, разглядывая носки своих запачканных грязью ботинок. – Я не люблю людей, которые начинают лебезить или о чём-то умолять, а все почему-то именно так и поступают…
Я всё ещё молчал, старательно отводя свои, казалось, такие грустные карие глаза. И никто так и не догадался, что глаза я отводил в первую очередь для того, чтобы было не заметно, что мои линзы немного сбились.
Молчание затянулось, я слегка сморщился, дотронулся рукой до висков, слегка их помассировал, потёр глаза, тем самым поставив на место линзы, и, сглотнув, посмотрел на мафиози.
– Плохо себя чувствуешь?
– Я? Нет, я чувствую себя отлично, но вот…
– Нервишки пошаливают?
– Нет, всё в порядке. Просто… – Я ещё раз тряхнул головой, делая вид, что сейчас чуть ли не в обморок грохнусь. – Просто с температурой тридцать девять довольно сложно долго стоять…
Я замолчал, чувствуя, как начинает действовать одно из тех зелий, которое я захватил с собой, захватив их перед этим у профессора Снейпа, который, бедненький, до сих пор, наверное, пытается сосчитать, сколько и чего я у него несанкционированно отобрал.
– Хочешь присесть?
Я еле слышно пробормотал, что предпочёл бы прилечь, но, естественно, что он меня услышал.
Когда я очнулся, за окном было темно. На холодном полу было довольно неудобно лежать, поэтому мною была предпринята попытка встать, которая закончилась полным провалом. Оглядевшись, я понял, что нахожусь сейчас в чём-то вроде тюрьмы, замаскированной под комнату, потому как решётки на окне не было, хотя… Ну, и как бы я, практически взрослый человек, смог бы вылезти через окошко диаметром двадцать сантиметров?..
Кто-то повернул ключ, я приподнялся и увидел, как ко мне в комнату вошёл какой-то человек. Он быстро осмотрел меня и вынес вердикт, что я абсолютно здоров.
– Да, конечно, я здоров, причём – абсолютно, ведь моей нормальной температурой тела является…
– Молодой человек, вам нельзя разговаривать! Вот, выпейте лекарства…
Я тихо вылил всё то, что он мне принёс, и сделал вид, что меня сморил сон. Через минуту в комнату зашли ещё несколько человек, среди которых я узнал людей, препроводивших меня в данный дом.
– Он в хорошей физической форме, отменное здоровье…
– Надо сообщить об этом боссу… Как только очнётся, скажите.
Ещё пару часов я провёл в полудрёме и выстраивании дальнейшего сценария развития событий. Чёрт, мне так не нравилась эта работа… Я всегда мог абстрагироваться от происходящего и совести, когда убивал, но ненавидел втираться в доверие, осторожно подкрадываться и наносить удары в спину, даже несмотря на то, что это у меня получалось лучше, чем у кого бы то ни было.
Что я ещё ненавидел в такого рода делах – приходилось уничтожать людей десятками, взрывать дома, проводить зачистки… И это при том, что я абсолютно точно знаю, что уже через месяц появится новый мафиози, новый клан, новые разборки… Да, свято/тёплое/нагретое место пусто не бывает…
– Уже проснулся? Тогда вставай, пойдёшь с нами.
Я послушно поднялся на ноги и пошёл следом за своими провожатыми. Как это ни странно, но пришли мы почему-то на кухню, а не предстали пред карими очами босса.
– Ешь.
Передо мной поставили тарелку с чем-то, пахнущем не только съедобно, но и весьма вкусно. Желудок сделал несколько счастливых пируэтов и заявил, что если я сейчас же не дам ему познакомиться с содержимым тарелки поближе, то будет мне много всего хорошего, начиная от изжоги и заканчивая… В общем-то, не заканчивая, так как я не стал дослушивать лекции про заболевания пищеварительной системы и быстро съел всё то, что мне предложили.
– Ещё?..
Я скромно пожал плечами. Мой ответ приняли за положительный, и, как следствие, желудок простил мне практически все мои грехи, как то обжорство и недоедание, после чего поскандировал что-то весьма неотдалённо напоминающее “Ура чревоугодию!” и заткнулся, ибо посчитал свою миссию временно выполненной.
После небольшой экспедиции на кухню, которую я за время своего пребывания там успел досконально изучить и даже обдумал, что и в какой последовательности мне делать, мы направились в кабинет к здешнему главарю.
– Не будем сотрясать воздух понапрасну и сразу приступим к делу. Ты напал на моих людей.
– Нет, это они на меня напали.
– Ложь. Зачем им это было надо?
– У них было оружие, я его видел. Может, боялись, что я пойду в полицию?
– А ты бы пошёл?
– Да, а что?
– Ничего…
– Вы мне не верите, что всё было именно так? Ну, тогда спросите ещё раз у…
– Они все в больнице с разной степенью серьёзности травм. Все – без сознания.
– Я, кажется, не рассчитал силу удара… Извините.
– Чем ты их?
– Смотря кого…
Он молчал, и я неуверенно продолжил.
– Ну, я кикбоксингом занимался раньше… Серьёзно так занимался, по соревнованиям ездил…
– Понятно. Что же, ты должен заплатить за то, что вывел из строя моих людей…
– Ценою жизни?
– Нет.
– Да…
И мафиози, до этого спокойно смотревший на огонь, с изумлением глянул на то место, где ещё недавно находился я собственной персоной, а сейчас лежали трупы моих провожатых. Он хотел было что-то сказать, позвать на помощь, хоть как-то среагировать, но… Но его смутил нож у горла, и он постеснялся сейчас что бы то ни было говорить.
– Что ты собираешься делать?
Через секунду всё же собрался он и задал волновавший его вопрос.
– А разве тебе это ещё не ясно?..
Тихо шепнул ему я, буквально почувствовав его страх.
– Если ты это сделаешь, то…
– То ты умрёшь… Я знаю.
Он замолчал ещё ненадолго, после чего попытался сказать традиционное “не делай этого, и тогда…”, но я шикнул на него, и он замолчал.
– Тебя подослали, да? Мои…
– Если будешь вести себя тихо, то умрёшь не мучаясь.
Я быстро шарил по карманам в поисках нужной мне вещи. Да, вот она… И тут рука натолкнулась на что-то холодное. На лице расплылась жутковатого вида усмешка. Я теперь понял всё, что мне надо сделать…
Через семь минут после того, как я покинул бывший кабинет мафиози, дом взорвался. Обычное несоблюдение правил пожарной безопасности, утечка газа… И на месте серого здания только глубокая яма, да груда камней.
***
Два дня спустя.
Я, наконец, снова приехал в Хогвартс. Прошло девять дней, так что есть шанс, что строгая диета сменилась на менее строгую… Отворив двери, я невозмутимо прошёл к столу и, подходя к друзьям, произнёс “Моё сердце не выдержит, если сейчас на ужин будет перловка!”. Взглянув на тарелки, я тяжко вздохнул и добавил: “Не выдержит, забьёт на всё и согласится даже на перловую кашу…”.
Ребята ухмыльнулись и подвинулись. Я плюхнулся рядом с Пантерой, которая хотела было чмокнуть меня в щёку, но отказалась от своего столь благородного намерения.
Я картинно надулся и демонстративно отвернулся.
– Что, даже не удостоишь меня поцелуем?
– Нет. Даже в щёку – нет.
– Но… Почему? За что жизнь со мною столь несправедлива? О, не выдержит моё сердце, дождётся весеннего призыва, и уйду я гордо от вас служить Отечеству родному!
– Из тебя поэт, как из меня…
– Пантера, дорогая, давай не будем перечислять, чего ты делать не умеешь, хорошо? Ведь я, конечно же, не уточнял, какой именно весны надо дождаться, но всё же…
– Лаки, ты сейчас…
Ребята, по-видимому, не горели желанием слушать нашу милую семейную ругань, поэтому Волк, протянув мне подкуп в виде стакана молока, сообщил Пантере, что это была всего лишь не очень удачная шутка. Я, занятый своим питанием, даже не стал возражать.
– За такие шутки… В зубах бывают промежутки! – Проворчала Пантера. Я, допив своё молоко и пребывая от этого в отличном расположении духа, кивнул и добавил “а во рту привкус крови”, после чего чмокнул свою девушку в щёку.
– Ты что творишь, а? – Весьма зло прошипела она.
– А что, что-то не так? Или ты считаешь, что мне надо было целовать тебя в губы, а?
– Нет, я считаю, что тебе надо было бы принять душ, а только потом уже приставать ко мне! – Я закатил глаза и отвернулся от неё, снова уделив пристальное внимание своей уже практически пустой тарелке. Пара красивых взмахов ложки, и даже если бы я решил сейчас вдруг помыть тарелку языком, идея была бы обречена на провал, ибо сея посудина сверкала чистотой.
– Тебе надо было давать кличку Свинья, а не Лаки!! Нет, лучше Козёл, это куда больше выражает твою сущность, чем даже свинья, и…
– И лучше вообще не мелочиться, и сразу назвать меня Свинокоз, да и не париться… Угу, я так и понял. А ты вообще как, есть будешь?
– Да какое есть, а? Ты, сволочь неблагодарная?! Я тут нервничаю, переживаю, беспокоюсь о нём, а он бы хоть как-то дал о себе знать! Нет, ему надо было молчать, как партизану во время игры в войнушку, ему…
– Значит, не будешь… Тогда можно я понаглею, а?
– Нет!!
– Хорошо, тогда я просто сделаю бяку.
С этими словами я нагло забрал у Пантеры её нетронутую тарелку с кашей, которую я терпеть не могу, ненавижу, не выношу (исключение составляют только случаи выноса данного продукта питания на помойку) и никоим образом добровольно не ем.
– Лаки, ты что, правда будешь это ещё и есть?..
Ладно первая тарелка, это ребята ещё могли понять, как-никак, а я голодный, только с ответственного и достаточно тяжёлого задания… Но чтобы я ещё и добавку брал?! Это было выше их понимаю. И, кстати, не только их…
– Лаки, ты себя вообще как, нормально чувствуешь, а?
– Конечно, мистер МакГрегор! Моё прекрасное самочувствие обусловливается правильно и хорошо выполненным ответственным заданием, и, как следствие…
– Ты там, случаем, не обо что головой не бился, а?
– Хм… Ну, может быть… А что?
– Ничего-ничего. Я это так, просто спросил.
– Кстати, насчёт “просто спросил”… Ты, я надеюсь, помнишь, что не имеешь права оставлять нас без честно заработанной оплаты труда?
– Конечно, помню! А у тебя что, есть какие-то сомнения на этот счёт?
– Ну, не то чтобы прямо так, но вот если не очень прямо, то возможно и есть…
– Да, кстати, а ты помнишь, что я имею право оставлять вас вообще без премии?
Я уныло кивнул.
– Ну, так вот…
– Можешь не говорить, я и так уже понял, что все наши труды в этом месяце обойдутся государству в смехотворно низкую сумму.
– Я всегда говорил, что ты схватываешь всё налету! Молодец!
– Кстати, насчёт налету, полётов, мётел и квиддича… Когда матч намечается?
– Через две недели.
– В начале Рождественских каникул, значит… Чудненько! Ещё бы у нас эти каникулы были, и вообще жизнь была бы прекрасна!
– Лаки, уж кто-кто, а ты у нас постоянно от работы отлыниваешь любыми доступными и даже некоторыми недоступными способами, поэтому лучше помолчи и подумай, как вам быть с командой по квиддичу.
– Да что там думать-то, а? Нам нужно сначала хотя бы летать научиться, а там уж посмотрим, у кого и что лучше получаться будет, тот на то место в команде и станет…
– Кстати, насчёт места в команде… Лаки, ты капитан.
– Эх, ну и почему я даже и не удивлён?
Ричард, пожав плечами, сказал мне, что уже читал отчёты о моих перемещениях и действиях, вследствие чего он может сделать вывод, что работу свою я сделал чисто, качественно и, что важно, быстро, так как изначально предполагалось потратить на данную операцию по искоренению зла в данной конкретно взятой стране где-то недельки две, а я успел за гораздо меньшее время.
Но мне не дали времени погордиться собой, ибо Пантера всегда была сторонницей скромного поведения, даже несмотря на то, что крайне тщательно все эти свои черты характера скрывала.
– Пошли к себе, а то тебе ещё столько домашнего задания выполнять… За неделю-то такая стопка дел скопилась, знаешь ли…
– Нет, не знаю… Покажешь?
Дверь нашей комнаты тихо закрылась. На три оборота ключа. И на защёлку. И на несколько запирающих заклятий. В общем, смысл в том, что…
– Сволочь ты, каких мало…
– Да, понимаю – одной спать на огромной кровати холодно, но я же не мог бросить задание и вернуться, да?
– Угу…
Она лежит на постели, смотрит в потолок, и, видимо, предаётся размышлениям на различные темы, например “Если плюнуть в потолок, но в потолок не попасть, то куда попадёт плевок? По теории вероятности…” с дальнейшим перечислением предметов, на которые она хотела бы плюнуть, и что было бы очень неплохо, если бы она, не попав в потолок, попала бы в меня, потому что если мне на всё плевать, то неплохо было бы и ей в меня поплевать… Ну, дабы я, такой вот нехороший, постоял немного оплёванным и осознал всю глубину своего наплювизма, который я слишком часто проявляю, особенно по отношению к ней.
– Что-то случилось за это время?
– Всё было спокойно.
– А как Салли?
– Спроси сам, я со змеями не разговариваю.
– Зря, много интересного можно узнать.
– Откуда знаешь? Пробовал?
– Нет, а ты?
– Лаки, уже зима…
– Ну, да… Хочешь поиграть в снежки?
– Ага… Может, пойдём на улицу, а? Надоело уже сидеть здесь одной, вся эта домашняя работа комом в горле, скучно до ужаса, без тебя тут абсолютно нечего было делать…
– А со мной, значит, уже не так скучно?
– Зараза ты, каких мало!
– Эй, положи на место подушку! Ну, всё…
Небольшая потасовка, в результате которой всё пространство комнаты стало белым и для того, чтобы поиграть в снежки, уже было вовсе и не обязательно идти на улицу.
– Отпусти!
– Зачем?
Поцелуй, после чего сакраментальный вопрос “Отпустить?”, на который я так и не получил ответа. Ещё немного повалявшись в куче перьев, я взмахом волшебной палочки вернул всё на свои места и поднялся с кровати.
– Ты куда направился?
– Как любой порядочный Свинокоз, я просто обязан заглянуть в ванную, дабы убедиться, что ничего не теряю, не посещая данный стратегически важный объект.
Ещё раз улыбнувшись Пантере, я закрыл дверь. Душ… Это слово просто ласкало слух, ибо за всё то время, что я провёл непонятно где, нормально искупаться у меня возможности не было, а ведь так хотелось… Ух, наконец-то! Я снова вернулся, и теперь жизнь опять пойдёт по своему обычному расписанию. Кстати, надо бы сделать что-нибудь приятное Пантере, а то она тут, кажется, скучала без меня… Так, стоп. Появилась хорошая мысля, которая была весьма проста в исполнении, но, в то же время… Ребята будут счастливы.
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:03 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 38.

Поворот, ещё поворот… Огибаю стайку дамочек весьма лёгкого поведения в сомнительных позах и… Да! Спасение в лице тонкого куска деревяшки близко!
Я влетаю в открытую дверь, на пороге резко торможу, делаю один глубокий выдох и улыбаюсь по возможности мило и беззаботно.
– Всем Доброго утра!
Уже привыкшие к моим странностям находящиеся в Большом зале люди даже и не отвлеклись, чтобы поздороваться с несчастным сиротинушкой, но я не стал очень сильно обижаться, да и не успел бы, ибо…
Ещё один истребитель редкостных чему-то лыбящихся скотин, занесённых во многие книжки с различными цветами обложки, зашёл на посадку. Смерив объект поражения поражающим и просто убийственным взглядом, данный глубоко выдохнувший субъект застыл в дверном проёме, тщетно пытаясь слиться цветом лица с покрытой лаком поверхностью.
– Лаки, можно тебя на минуточку?..
Минута молчания в память о загубленном утре, и ответ “нельзя”.
– Почему же, не изволишь ли разъяснить?
Уже вальяжно и даже как-то подозрительно красиво она облокачивается на дверь, прямо даже…
– Потому что… – Я подошёл к ней поближе, опёрся рукой чуть повыше её головы и, прекрасно зная, что как бы она сейчас не бесилась, при всех мне ничего не будет, достаточно громко прошептал продолжение фразы. – Потому что нам с тобой никогда не хватает на всё про всё минуточки… Вот, к примеру, вчера ты мне тоже говорила, чтобы я отвлёкся на минуточку… А мне потом в три ночи пришлось вставать, чтобы дописать эссе по Чарам!
Гневно сузившиеся глаза, зажатые в кулаки пальцы – и я осознал до конца, что как только мы останемся хотя бы относительно наедине, будет мне обеспечена очень весёлая жизнь… Посчитав открывающиеся мне перспективы весьма интересными и даже в каком-то смысле заманчивыми я, нагло смотря Пантере в глаза, опустил вторую руку в непосредственной близости от её плеча. Эх, хорошо стоим и, что важно, потом можно абсолютно честно ей заявить, что “я до тебя ни одной частью тела не коснулся!”…
“Мы ещё поговорим с тобой…” прошипела в лучших традициях разгневанных представителей семейства кошачьих девушка и, скользнув вниз, вывернулась из моих практически и не объятий. Со словами “обязательно, но не сейчас, ведь сейчас надо позавтракать”, я поймал её за руку, после чего, развернув к себе, под локоток подвёл к столу.
– Это… Это вообще ЧТО?..
За полчаса до описанных событий. Утро того же дня.
– Да сколько можно уже, в конце-то концов!!!
– Можно много и долго, котик… – Пропел наглый голосок из ванной комнаты. Вот ведь паршивая кошка, знает же, что уже скоро выходить надо на завтрак, после которого мы сразу же направляемся на тренировку на один урок, а потом – на занятия, а во всей этой беготне я не смогу забежать к себе для того, чтобы почистить зубы!! Ну и какого чёрта она вскочила сегодня пораньше, а? Ведь спала же всегда до последнего момента и всё было нормально… Ну, или почти всё…
Плюнув на всё, но попав почему-то только на Салли, которая оказалась абсолютно солидарна с мнением Пантеры насчёт моей скромной персоны (читай: тоже долго выбирала наиболее интересный вид смертной казни, выбрать не смогла, а мелочиться не захотела, так что жизнь моя пока не в такой уж сильной опасности. Хотя…), я решительным взмахом волшебной палочки наколдовал себе воды в графине. Долго гипнотизировал я означенный сосуд, а он не захотел призвать к себе зубную пасту и щётку, так что пришлось мне ещё раз на всё плюнуть, на этот раз, правда, так никуда и не попав, к сожалению, и дождаться триумфального выхода Пантеры.
Минут через пятнадцать что-то полумокрое замаячило в дверях, при более детальном рассмотре оказавшееся крайне довольной собой наглой мордой, которой я почему-то резко перехотел делать что-то приятное сегодня и до скончания веков, а скорее даже наоборот, поэтому…
Через семь минут.
– Ты готов? Выходи уже скорее, мне надо волосы нормально уложить!
– Иду-иду, дорогая…
Вышел я из ванной с такой довольной улыбкой, что прежде чем войти в означенное помещение, Пантера десять раз подумала и попыталась осмотреться в поисках подвоха. Ничего особо подозрительного, кроме моей наглой персоны, обнаружено не было, ввиду чего я и был в срочном порядке выдворен из данного пространства.
Пока я одевался и укладывал все вещи, мне вдруг пришло в голову обдумать последствия моего очередного красивого некрасивого поступка и, внезапно вычислив процент вероятной выживаемости с моей стороны, решительно уменьшил наши с Пантерой сумки с учебниками, после чего, приняв позу “лев готовится к прыжку”, приготовился к схватке с разъярённой пантерой.
– Лаки, а что ты так странно…
– Aguamenti!
Ну, вот я и убедился, что кошки действительно боятся воды! Так, стоп. Ай-ай!
– Ты не поверишь, но я просто отрабатывал данное заклинание!
– Конечно, солнышко, а я сейчас на тебе просто отработаю некоторые приёмчики и…
– СТОЙ!!
– ЧТО?!!
– Замри, говорю, на секундочку, я всё верну, как было…
Она на мгновение замерла, высушивающее заклинание было произнесено устами моими и даже возымела какое-то действие фраза, выбормотанная мною, а через секунду…
– Стой, зараза! Скотина, остановись, ведь всё равно же догоню!! А потом только хуже будет!!! Так я тебе ещё, быть может, дам право выбора смертной казни…
Сопровождаемый подобными криками я и нёсся в сторону Большого Зала, по ходу дела осознавая, что, пожалуй, всегда мечтал жениться на тихой, скромной девушке, не порывающейся убить скромного юношу через каждые пять секунд по любому поводу и даже без оного, а просто “по любому…”, а ещё в моём мозгу чётко отпечаталась мысля, что, кажется, мне всё это очень даже нравится…
– Идём!
– Куда? У нас же ещё…
– Лаки, мы опаздываем!
– …есть пять минут и я…
– Вещи остались в комнате, их надо…
– …думаю, что…
– Ты меня вообще слушаешь или как?!
– Или что?.. Прости, я не…
– Сейчас объясню, заинька… На примерах…
– А, так ты про это… Да здесь все вещи, я их с собой захватил, прекрасно понимая, что тебя полностью захватит идея покалечить какого-нибудь несчастного мецената, который от всей своей бескорыстной души…
– …пытается заработать на пластическую операцию лица… Могу помочь! Причём, заметь, абсолютно бесплатно!
– И куда ты так торопишься, а? Я хочу есть, и потом, выпала такая редкая возможность… Да ты хоть представляешь, как тяжело уговорить домовиков плюнуть на приказ и накормить несчастных детей?..
– Так вот ты куда уходил ночью, а я-то…
– Что “ты-то”? О, пострадал ни за что несчастный я, да будет известно нехорошей тебе, что оскорблён до глубины души скромняга-симпатяга и требует сердце его…
– Часть требований я готова удовлетворить прямо сейчас, если соизволишь пойти на тренировку…
– Например?..
– Например, не устраивать акта отмщения… Согласись, это ведь так великодушно с моей стороны…
– Ну, хорошо…
С этими словами я оторвался от созерцания в тарелке какой-то странной смеси подозрительного цвета из пюре и подливки, от созидания из данного материала интересных фигурок в не менее интересных позах и, запихнув куда подальше (да-да, именно на задворки создания) идею высказать Пантере своё истинное мнение, как то “Вот щас всё брошу, и буду ерундой заниматься!”, подошёл к своей девушке и, хлопнув слегка её по плечу, сказал…
– Ты вОда…
И, приняв ускорение от полученного мысленного пинка от данной девушки за чрезмерную многосмысленность фразы, я стартовал в сторону правого крыла замка, где находился на данный момент тренажёрный зал.
Через два поворота я резко притормозился и спрятался в нише. Вот я уже слышу чьи-то шаги, и…
– А я тебя поймал…
Через секунду я уже и отпустил, ибо пойманная девушка была, во-первых, не девушкой, а, во-вторых, далеко не Пантерой…
– Я сейчас этому…
– Пантера! Прекратить эту беготню по замку!! Если вам мало бега на тренировках, могу добавить, но чтобы больше…
Девушка скромно потупила взгляд, виновато пробормотала, что вот именно такого, да чтобы ещё хоть несколько раз… И, только выйдя чинным шагом за дверь, конечно же, бросилась вдогонку своему парню. Однако драгоценные секунды были потеряны, и теперь шанс догнать был не столь велик, как вдруг, на втором повороте…
– Ты… Ты что здесь делаешь?
– Я? Я иду… Туда…
– А я – бегу. Оттуда…
Через секунду осознав бредовость всего нами сказанного, мы расхохотались.
– Лаки, а что… Зачем…
– Бежать? А, это… Мы тут с Пантерой в салочки играем…
– Во что, прости?
– В догонялки с изменёнными правилами…
– А, понятно…
Чёрная молния практически пролетела мимо нас, но я вовремя развернул данную мисс и, сильно стукнувшись спиной благодаря её чрезмерному ускорению, прижал к себе…
– Лаки!! Ты что тут делаешь?! Ты ведь должен убегать от меня со всех имеющихся в наличие ног, изредка подключая к этому благородному занятию и руки, и…
– И голову… А мы тут не одни…
Только удобно устроившаяся у меня в объятиях Пантера хотела уже попытаться осознать смысл произнесённой мною фразы, как вдруг, переведя взгляд в сторону, увидела знакомого человека…
“Чёрт, вот опять опаздываю… Даже не увижу его сегодня теперь, наверное… А ведь нам надо было бы поговорить, столько времени уже одни приветы, да спокойной ночи и никакого общения… Не дело…” мелькали суматошно мысли в голове, вот ещё буквально два поворота, и будет Большой Зал… Ещё можно успеть… Как вдруг…
– А я тебя поймал…
И кто-то с силой разворачивает за руку к себе лицом. Слышится удивлённое “ой”, и… Да, знакомые все лица…
– Ну, мы, наверное, пойдём… Ведь ты на завтрак, да?
– Нет. В смысле, изначально планировалось именно так и поступить, но теперь… Никто не против, если я с вами до кабинета дойду?
– Нет, конечно же… Но вот только лично я не думаю, чтобы твоя пищеварительная система была согласна с наглым игнорированием требований и…
– И я сразу после доведения вас до…
– …и зачем утруждать себя, и… И всё, ладно, я заткнулся. А как у тебя дела?
– Отлично, но вот только мы давно с тобой не виделись…
– …аж с вчерашнего ужина…
– И не говорили…
– …когда я пожелал тебе спокойной ночи…
– Лаки!!
– Уже приготовился будить совесть и спросить тебя, как ты провёл ту кошмарнейшую неделю без лицезрения моей прекрасной мордашки, о отец крёстный?..
– Лаки, я ведь действительно…
– А знаешь, я тоже… На самом деле… Скучал.
Пауза, после которой и без того небыстрый шаг, которым мы направлялись в определённом направлении неопределённое время, сошёл до незаметного переступания с одной ноги на другую.
– Знаешь, я подумал, что ты не знаешь… Твой отец играл в квиддич. Очень хорошо играл, даже был капитаном команды!
– Ты разбираешься в правилах?
– Да, конечно, хотя сам никогда не играл…
– Аэрофобия?
– Что-что, прости?
– Аэрофобия, говорю, у тебя, что ли?.. Ну, данное понятие включает в себя как боязнь летать на самолётах, так и…
– Всё, понял. Нет, я просто мётлы не люблю – вот на мотоцикле полетать, это другое дело…
– Летающие мотоциклы, мистер Блэк? Это становится интересно…
– Пантера, зови меня просто Сириусом, а то чувствую себя…
– Хорошо! А вы… Ты… Сириус, покажешь мотоцикл? А можно будет покататься? А…
Сириус заметно помрачнел и рассказал нам почти детективную историю потери следа летающего мотоцикла, которая сводилась к тому, что в день нападения Тёмного Лорда на дом моих родителей он отдал свой мотоцикл Хагриду, дабы тот доставил Дамблдору меня в пелёнках (то ещё зрелище было, наверное…), что и было благополучно совершено лесничим. А потом… Потом его арестовали, а судьба мотоцикла теряется в дымке долгих двенадцати лет…
– Да, жаль… Хороший, наверное, был…
– Конечно… Сейчас таких немного осталось, если, конечно же…
Траурное молчание и мы, немного потоптавшись у цели нашего небольшого путешествия, приготовились распрощаться.
– Но ты ведь будешь нашим консультантом, правда? Или, ещё лучше, тренером? Ричард снял с себя эти обязанности, говорит, что он предпочитает веники, желательно – реактивные…
– Какие-какие, пардон, веники?
– Самоубирающиеся реактивные веники… Не нравятся ему мётлы чем-то, видите ли… Вот и получается всё, как всегда – Лаки тут главный, Лаки сям главный, а что это означает?
– Что?
– Что если вдруг что случится, то обувной магазин открывать именно мне придётся…
– Это ещё почему?
– Все так и норовят снабдить тапками, по возможности – белыми и с приложенной инструкцией куда мне пройти и в какой позе они меня в месте назначения видели… Ну, ладно, мы пойдём… После ужина сразу направляемся на поле тренироваться, договорились?
И, пожелав друг другу всего самого наипрекраснейшего, мы с Пантерой ввалились в почему-то ещё пустующий зал…
Через четыре минуты.
Дружная компания, состоящая из практически строем идущих спецназовцев во главе с командиром, вошла в зал для тренировок.
– Не хотелось бы вас очень сильно обламывать, но сейчас вам придётся отложить все дела на потом и приступить к разминке. Начнём…
Неохотно оторвавшись друг от друга, мы приступили к выполнению доведённых до автоматизма за годы тренировок упражнений, а в голове крутилась только одна мысль – “вот блин, как не вовремя…”.
***
– Подняли руку…
– Левую или правую?
– В зависимости от того, правша ты или левша, подняли руку…
– А если я владею обеими руками примерно одинаково?
– Лаки, если не хочешь поднять обе руки сразу и вверх, то лучше…
– …то лучше самому сдаться и заткнуться… Понял, не дурак, хоть ты в этом и сомневаешься… А меня вот что интересует…
Сириус тяжело вздохнул. Ух, как он сейчас понимал этого их тренера Ричарда, вот стоит только попытаться к ним относиться по-доброму, а они тут же начинают отлынивать и везде искать халявные пути! Нет, ну самое обидное, ведь находят же!! Сириус ещё раз мысленно посчитал до трёх… Вообще планировал досчитать до десяти, но стратегически заданный очередной вопрос Лаки помещал достижению столь благородной затеи.
– А у неволшебников разве может получиться летать на мётлах?
– Всё, ребят, перестаньте, а то…
Сириус попытался закончить предложение, но его перебил какой-то мальчик, кажется, Волк… Да, точно, это он – Лаки говорил, что этот парень его лучший друг…
– Всё-всё, мы молчим. А то ведь…
– …ещё обидим тебя, ненароком…
– …а мы же этого не хотим…
– …а если мы тебя достали, так ты так и скажи…
– …и мы обязательно заткнёмся…
– …и даже перестанем задавать глупые вопросы, раз ты так не хочешь на них отвечать…
Блэк не смог сдержать лёгкой улыбки. Хоть они и те ещё хитрецы и вредины, но команда, и обучить их чему-нибудь будет не так трудно, если, конечно же, он сможет заставить их замолчать и услышать его. Никогда в жизни Сириус так в этом не сомневался…
– Ладно, отвечаю на поставленные вопросы. Но только по порядку. Я слушаю.
– Уважаемый мистер Тренер по Квиддичу. На ваш адрес поступил вопрос от Пантеры из отряда специального назначения. Внимание, вопрос: “Как человек, не владеющий магией, может летать на магических мётлах?”.
– Внимание, ответ: может. Не знаю, как. Внимание, вопрос: “Не легче ли убедиться в этой истинной правде на деле, а не задавать тренеру странные наводящие вопросы в течение получаса?”.
Мы не ответили, а только многозначительно переглянулись, осознавая, что заболтать его надолго, к сожалению, не получилось…
– Подняли руку, в случае мистера Лаки ЛЮБУЮ руку, ПАРАЛЛЕЛЬНО земле, ладонью ВНИЗ, и сказали слово “Вверх”, которое говорить НЕОБЯЗАТЕЛЬНО, но для первого полёта – необходимо. Приступаем!
– Вверх!
Прозвучал дружный гул голосов и все потрёпанные симбиозы веников и швабр взлетели вверх и, довольно ощутимо вибрируя, оказались в наших ладонях. Первой голос подала Бали, которая, неуверенно покосившись на данное странное труда орудие, тихо заявила, что…
– Я высоты боюсь…
Даже для нас это было достаточно неожиданно, а что уж там говорить про Сириуса, который, кажется, скоро споётся с Ричардом…
– Это что, такая шутка, да?
– Нет… Ну, просто, понимаете, обычно мы не работаем долго на высоте, и всё поэтому нормально… Да и Ричард знает о моём страхе и пытается не посылать меня лишний раз на такие задания… Ну, а если и случалось когда пребывание в воздухе, то оно либо не затягивалось, либо я могла хоть как-то перебороть себя и… Нет, я, конечно же, буду летать, но… Выше двух метров я взлетать отказываюсь. Особенно – на этой разваливающейся деревяшке. И это – моё последнее слово. Обжалованию не подлежит!
Сириус хотел уже что-то сказать, но его тактично перебил Орёл, который явно отказывался летать без подстраховки – видимо, переломал ему все имеющиеся в запасе крылья Ричард за “нелётную погоду” по принципу “так всё равно же погода нелётная, они тебе и не нужны”.
– А давайте сегодня только теорию разберём да полетаем невысоко над землёй, а через полчасика пойдём и закажем нам всем нормальные мётлы, и тогда, уже будучи хоть относительно уверенными в гарантии от преждевременной кончины, мы, безусловно…
– Вы, безусловно, снова отлыниваете… Но будь по-вашему. Я не против. Ну, что же, как и решили – оседлайте мётлы и…
Первый полёт это… Это просто было невозможно описать… Ощущение бьющего в лицо ветра, когда ты набираешь скорость, резкие повороты, когда создаётся впечатление, что метла таки разлетится по прутикам… Крики Сириуса, который явно считал, что я “слишком низко летаю, и мне надо быть поаккуратней, а то ещё собью вдруг решивший пролететь мимо самолёт”…
– Всё, опустились вниз!! Вы были действительно правы, на таких мётлах летать небезопасно и… И чёрт возьми, Лаки!!! Ещё раз будешь так летать и я…
– …и мы тогда точно выиграем предстоящий матч по квиддичу?.. – Хитро сощурившись и довольно улыбнувшись, предположил я. За что и был удостоен… Ну, во-первых, улыбки Пантеры и, во-вторых, подзатыльника от Сириуса, которому явно было не смешно.
– Всё, сдали мётлы и – разбредаемся по комнатам. Не забывайте, что вам нужно прочесть какую-нибудь литературу по квиддичу. Например, хотелось бы порекомендовать вам почитать “Квиддич сквозь века”.
– Читали. Все мы. Да что ты так смотришь на нас, а? Мы ещё и “Стратегия игры в квиддич”, “Легенды квиддичного мира всех эпох”, “Наиболее интересные, сложные и опасные трюки, когда-либо проделанные квиддичистами в воздухе” и “Тысяча и один способ нарушить правила и не быть дисквалифицированными и оштрафованными”… В общем, мы много чего прочитали… Для общего развития… А правила нарушать мы, конечно же, и не думали – это просто так, на случай, если вдруг недобросовестный соперник…
– Лаки, если ты рискнёшь повторить хоть один опасный трюк…
– Я?!!! Да я… Я же это… Я всеми конечностями за безопасность! Во всём! Да кто угодно это подтвердит! Да я на автомобиле не пристёгнутый всеми ремнями безопасности даже на заднем сидении не езжу! Меня же без пяти подушек безопасности даже в означенное средство передвижения и сесть не заставишь!! Сириус, это было просто… Просто оскорбление с твоей стороны…
– МОЛЧАТЬ!! Мне это уже не просто надоело, это уже просто… Ты хоть понимаешь, что это НЕ смешно?! Да как у тебя язык поворачивается такие вещи говорить?!! А с этим твоим Ричардом ты так же шутишь, да?
– Нет. Он это и так прекрасно знает, ведь общеизвестный факт – я всегда стараюсь максимально во всём подстраховаться и только в редких случаях рискую, ведь безопасность – она превыше всего.
Сириус так удивлённо на меня посмотрел, что мне пришлось ещё раз повторить ему, что я действительно не шутил, просто в несколько ироничной форме передал верную суть моих убеждений… А так…
– Ладно, расходимся… Завтра сразу после ужина сбиваемся в дружную кучку и идём летать…
– А другая команда… Они точно не придут сюда? Ведь они же могут захотеть посмотреть, как мы летаем, или вдруг им тоже понадобится потренироваться…
– В такое время суток только вас одних и выпускают из замка. А вы что, этого не знали? Стоп! Я не говорил, что вам можно шляться по ночам где-нибудь вообще и за пределами школы в частности!
– Конечно-конечно, мистер Блэк… Мы так и поняли…
– Да мы и не сомневались во всём вами сказанном… А теперь – идёмте в замок, а то уже поздно, детское время вышло, пора спать… А нам ещё уроки делать надо…
– Да, и не говори… Когда же нам гулять по ночам, когда организм растущий требует отдыха?..
Сириус недоверчиво на нас глянул, видимо, вспомнил свою бурную молодость и остановился на том, что…
– За вами следить бы надо, чтобы не случилось чего…
И на этом многообещающем заявлении первая наша блестяще сорванная подготовка к матчу закончилась.
***
В одной тёмной-тёмной библиотеке, в одном тёмном-тёмном углу, за одним тёмным-тёмным стеллажом скрывался тёмный-тёмный человек, приспешник тёмной-тёмной теории о неучении уроков… Рональд Уизли подозрительно смотрел на сидящую за столом в одиночестве девушку и его мучили многочисленные сомнения. Что случилось с внешностью Гермионы? Почему она стала относиться к нему как-то подозрительно спокойно? Ведь ещё совсем недавно не проходило и дня, чтобы она, слегка краснея и запинаясь, не отводила в сторону глаза и пыталась объяснить ему очередную непонятную ему тему по всем предметам, причём, по возможности, сразу… О, он знал – во всём повинен был тот спецназовец, который… Который бросил его сестру! Это он, он изменил Гермионе внешность и, судя по всему, ещё и мировозслушивание! Стоп… Или правильно говорить – мироподслушивание?.. Ох уж эти магглы с их непонятными словечками… Да, он очень любил маггловский мир – там было столько всего интересного и он очень даже разделял пристрастия своего отца, но… Но есть среди магглов и люди, которых он практически ненавидел всеми фибрами своей души и то, что этот самый пресловутый маггл и не маггл вовсе ни в коей мере не снижало его ненависти к нему.
Рон ещё раз скользнул взглядом по мерно перелистывающей страницы в поиске нужной закладки девушке и в очередной раз поймал себя на мысли что, возможно, кое в чём он и благодарен этому спецназовцу… Так она стала гораздо красивее… И он наконец-то понял, что Гермиона – это не только ходячая энциклопедия и возможность списать домашнее задание, но и девушка, которая ему нравится. А ещё, кажется, Джинни как-то обмолвилась, что это она разорвала их отношения с Лаки по непонятной никому причине – они же так хорошо смотрелись друг с другом, а какие отношения красивые были! Рон от всей души желал счастья своей сестре и с удивлением подумал что все те парни, с которыми она сразу после их размолвки начала встречаться на один вечер и потом быстро кидала, только ухудшают положение… Да и Лаки… Как-то подозрительно быстро он снова начал с кем-то встречаться… И отношения выставляет напоказ, чего не было в случае с Джинни…
– Может быть, это означает, что Джинни всё ещё ему нравится?..
– Кому именно – “ему”?..
Рон вздрогнул и быстро обернулся. Позади него стоял вышеупомянутый спецназовец и спокойно смотрел на него, облокотившись на противоположный стеллаж.
– Да так… Мысли вслух.
– А… Понятно. А ты здесь, наверное, только и исключительно для того, чтобы найти что-нибудь об инферналах, о которых нам задал профессор Люпин написать огромнейшее эссе, правильно?
– Да!
– И ищешь ты столь необходимую книгу на полке по простейшим заклинаниям?
Рон мельком взглянул на ряд томов и, слегка покраснев, кивнул.
– Я так и думал… А нужная тебе книга – у Гермионы. Пошли, вместе будем делать домашнюю…
И, схватив его за руку, я буквально вытащил его из тёмного угла в светлый центр, после чего заставил его сесть по одну сторону от девушки, а сам – плюхнулся по другую.
– Привет… – Я слегка чмокнул её в щёку и, под крайне ревнивым взглядом Рона, девушка повторила мой жест. – Можно мы с тобой выпишем нужные факты для эссе?
– Да, конечно…
Она мельком кивнула Рону и тепло улыбнулась мне. Но я был бы не я, если бы не подлил масла в огонь тем, что, слегка приобняв Гермиону, не поинтересовался бы, как у неё дела.
– Ох, ну, как тебе сказать… – Устало откинувшись на спинку стула и прикрыв глаза, пробормотала она.
– Как есть, так и скажи… Что-то случилось?
– Да… Завтра контрольная по арифмантике и я так боюсь… А если…
– Не накручивай себя… Ты всё прекрасно напишешь… Правда, Рон?
– Конечно! Ты ведь… Самая умная!
– Вот-вот… Разве стоит такой умной и красивой девушке, как ты, переживать из-за подобной мелочи? В конце концов, если вдруг случится ужасное и ты не сможешь написать работу идеально – это ведь не повод переживать, помнишь?
– Да…
– Верно… Рон, скажи, что ты делаешь, когда хочешь успокоиться?
Рон неуверенно замялся и тихо-тихо сказал, что пытается отвлечься и подумать о чём-то хорошем.
– Правильно… Именно так делать и надо. Так что – не смей переживать из-за всяких пустяков, слышишь меня? Рон, ты ведь проконтролируешь, чтобы она не переживала? Если понадобится, я тебе даже официально разрешаю заставлять её есть шоколад как лучшее средство мозгостимуляции и успокоительного и всё это – в одной плитке!
– Что?!
– Рон, не слушай её… В общем, действуй по обстоятельствам, а если что – вали всё на меня… А ты не смей больше нервничать и чтобы больше из-за всяких пустяков не переживала! А теперь, если вы не против…
Я быстро открыл нужные мне страницы учебника, очень быстро всё прочёл, на мгновение прикрыл глаза, как будто бы переваривая полученную информацию и, поблагодарив за то, что они составили мне компанию, собрался уходить.
– А разве ты не хочешь ничего законспектировать?
– Нет, я и так запомнил всё, что мне было надо… Да и потом, меня Пантера ждёт – она как раз должна уже освободить ванную, если, конечно же, она туда жить не переехала… Да что вы усмехаетесь-то, а? Вы бы сами попробовали по полчаса сидеть под дверью и ждать, когда какая-то нехорошая бяка соизволит закончить водные процедуры! А если ты ещё и опаздываешь… В общем, всё как всегда, как обычно и по расписанию… Что? А вы думали, по какому поводу у нас с ней такие напряжённые отношения с утра пораньше?..
И я ушёл к себе, где меня действительно ждала Пантера, которая действительно решительно заняла ванную и даже не дала мне принять душ после тренировок… Да и не даст… С её-то любовью к водным процедурам можно быть абсолютно уверенным, что либо я сегодня не купаюсь, либо просто составляю ей компанию…
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:03 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 39.

Медленно кружась в странном хаотическом танце, снежинки пытались достигнуть заветной цели, коей являлось приземление их на какой-нибудь поверхности, но… Но они таяли не долетев буквально пары метров. Очередной порыв ветра – и очередной пируэт из танца снежинок. Как красиво… И что странно – под “небесным” потолком было явно холодно, но здесь, внизу, замёрзнуть было просто нереально, прямо даже и интересно, какой магией можно поддерживать такое чудо… В открытые окна, вместе с очередной танцевальной труппой снежинок, влетело огромное количество сов, которые, неся в своих лапках какие-то свёртки, пакеты или просто письма, с довольным уханьем присаживались рядом с хозяевами, хотя… Хотя порой они присаживались и на хозяев, и в их тарелки, и в стаканы, и так удачно задевали какую-то заполненную едой посуду, что вся означенная пища в срочном порядке перемещалась на близсидящих людей…
– Глупая птица… – Явственно услышал я недовольное ворчание Рона Уизли, сова которого сейчас мирно спала в теперь уже пустой миске от его супа, ведь сам суп переехал на постоянное место жительства к гриффиндорцу на мантию…
– Ребята, а нам ведь тоже что-то прислать должны…
Мысль, высказанная Бали, заставила всех задуматься и насторожиться. И действительно, буквально через пару секунд стройная колонна серых и неприметных птичек залетела в Зал, после чего, сделав круг почёта, явно собиралась спикировать на наши многострадальные головы. Первым очнулся Орёл, который, тупо уставившись на них, вдруг резко спросил:
– Вы думаете о том же, о чём и я?..
А через секунду мы все хором крикнули “Ложись!” и в срочном порядке переместились под стол. Как оказалось – очень вовремя и кстати, так как на те места, где только что были наши головы, уже громко шлёпнулись огромные свёртки с чем-то длинненьким, продолговатеньким и явно тяжёленьким… Ещё через полминуты лежания в импровизированных окопах я высунулся на разведку. Всё было тихо. И грязно. В общем, с нашей стороны было крайне благоразумно предпринять подстраховачные меры по предотвращению пачкания пола ещё и своей кровью…
– Что-то я больше не хочу есть…
Волк, высказавший общее мнение, с явным сожалением вылез из мини-бомбоубежища и на цыпочках, пытаясь найти на идеально грязном полу место почище, дошёл до своей почему-то лежащей в сторонке метлы.
– Вот уж воистину квиддич – грязный вид спорта… – Пробормотал я, пока отряхивался и помогал вылезти Пантере.
– Прошу прощения, но… – Рядом с нами материализовалась преподавательница трансфигурации и, переведя взволнованный взгляд с наших недоумённых мордашек на мётлы, уже крепко зажатые в явно собственническом жесте в руках, продолжила. – Я вынуждена у вас их забрать…
– Что-что, пардон, вы вынуждены сделать?..
Мы недоумённо переглянулись, и Лиз, озвучившая общественное мнение, удивлённо пожала плечами.
– Полная или частичная конфискация имущества без права возврата? За какое уголовно наказуемое преступление?!
Но профессор МакГонагл вряд ли что-то поняла из гневной тирады Пантеры, ведь она сосредоточенно отнимала у Медведя метлу, при этом сам Медведь её абсолютно игнорировал, спокойно обсуждая новую тему по трансфигурации со стоящей рядом Бали, при этом было вполне закономерно, что все потуги преподавательницы никакого внешнего эффекта не имели. Наконец, добродетельной учительнице надоело заниматься бесполезным делом, и она заявила, что…
– Мы должны проверить все мётлы на наличие каких-нибудь заклинаний, которые могут вам повредить каким-нибудь образом…
Но мы все уже давно и безоговорочно не обращали на неё внимания, а ожесточённо спорили на тему “В кого лучше транфигурировать ежа – в игольницу, подушку или мягкую/колючую игрушку?”.
– Конечно, в игольницу! – Вдруг сказала профессор МакГонагл, после чего обстоятельно аргументировала свой ответ тем, что колючки ежа будут неплохо и весьма гармонично сочетаться при недотрансфигурации с иголками, а, кроме того, при должной мере мастерства…
– А по мне, так лучше в подушку! – Моментально возразил ей Волк, тут же подкрепив свой ответ примером йогов, спящих на колючках, пространственно поразмышлял на тему “Как это, должно быть, полезно для здоровья, спины и не только”, потом сказал, что вообще, ходить по битому стеклу – это тоже полезно, как, впрочем, и всё, связанное с восточными единоборствами, помешанность на которых у него была столь явная и очевидная.
– И всё-таки лучше всего трансфигурировать ежа в мягкую игрушку, ведь вы только представьте, такая маленькая колюченькая прелесть, которую так и хочется прижать к себе, потискать, да с таким симпатягой даже спать можно!! – Лиз сосредоточенно делала вид, что она действительно всю жизнь мечтала о таком подарке, пока мы, по одному и по возможности незаметно, сматывались из поля зрения строгой преподавательницы.
– Нет, я вообще абсолютно уверен и ничто не заставит меня поменять своего мнения, что ежей нужно оставить в покое! И нечего над ними всякие опыты производить, пытаясь затащить к себе в постель, или на стол, или… Да что вы все так на меня смотрите? Я, может, всю жизнь мечтал быть активистом движения Гринпис!!
Но не найдя сочувствия в этом жестоком и очерствевшем мире, я гордо развернулся и ушёл к выходу. Вот за моей спиной закрылась дверь, а потом послышался удивлённый возглас догадавшейся как её одурачили учительницы, но было уже слишком поздно, ведь последний спецназовец в моём лице уже покинул Большой Зал, а отнять заныканные средства перелетания у нас уже не сможет никто и никогда…
***
Мы размеренно продолжали выполнять распоряжения отлучившегося начальства, с удовольствием прислушиваясь к практически истерическим крикам под дверью.
– Друзья, прекрасен наш союз!.. – Процитировал я Пушкина, мою позицию разделили все присутствующие и даже отсутствующие, судя по спокойному голосу что-то отвечающего Ричарда.
Через пару минут почему-то улыбающийся тренер вошёл внутрь и, сказав, что иногда он даже нами гордиться, предложил пойти извиниться перед оскорблённой в лучших чувствах учительницей, ведь, конечно же, сегодня у нас нет её уроков, но вот уже завтра… В общем, отношения надо было бы восстановить и больше не портить, а то ведь себе дороже…
Весь этот день на удивление спокойные, культурные и воспитанные спецназовцы вели себя подозрительно тихо…
***
На следующий день. На обеде.
– Покажи!
– Не покажу!!
– Ну, покажи!..
– Нет, не покажу!!!
– Не буди во мне зверя!
– А я не боюсь кроликов!!
– И зря!!! Они ведь могут затра… – Проходящий мимо нас с Пантерой Ричард заинтересованно приостановился, явно ожидая продолжения. – Затравить тебя анекдотами, и будешь тогда знать… – Тренер отвернулся и сделал шаг в сторону своего места за учительским столом, как вдруг смутно расслышал продолжение. – И как следует обложить тоже могут… – Он резко повернулся к нам лицом, а я, всё ещё делая вид, что милый, белый и пушистый кролик – вот моя краткая характеристика, продолжил. – Овощами и фруктами… И будешь ты безвылазно в трёхэтажном… – У Ричарда руки чисто автоматически переместились в скрещенное положение на груди, а глаза нехорошо сощурились. – …доме из одних сплошных редисок да морковок сидеть… Ой, Ричард, как хорошо, что ты здесь мимо проходил! Скажи ей, чтобы она перестала вредничать и показала мне, как нужно оформлять эссе по Истории Магии! А то у нас урок сразу после обеда, а я до сих пор не знаю, как правильно подписываться!..
– Лаки, да не отсохнет язык твой столь нагло меня провоцировать!
– Ну, что я опять сделал не так, а? Я же никого и ничего и ни разу…
– Ты опять, да?.. Похоже, действительно пора принимать меры по поднятию морали в нашем разложившемся обществе…
– О, прости меня великодушно за грехи несовершённые! Я клятвенно обещаю замолить их все сегодня перед сном!..
– Лаки…
– …хотя можно и прямо сейчас, чего тянуть-то? Тем более перед едой – святое дело… Ой, только не надо говорить, что ты хочешь внеочередной раз обновить мой гардероб!!
– Примерно так, но несколько иначе… У меня тут экспериментальная разработка…
– …которую надо проверить на людях… А можно это буду не я?..
– Нельзя. Давай сюда руку.
– Какую?
– Какую не жалко. – Увидев мой подозрительный взгляд, он спокойно достал какие-то электронные часы, на которых виднелась надпись “1 км”. И только-то?! Видимо, поняв моё недоумение, Ричард посмешил исправиться и прибавил в конце нолик, после чего предложил мне поносить немного, мол, мне пойдёт…
– А когда я отбегаю десять километров, то что?
– То отдашь часы мне. Удобно, правда? А то раньше контролировать приходилось, а с твоей любовью к отлыниванию… В общем, наслаждайся! Потом поделишься впечатлениями…
И он ушёл, а я, печально вздохнув от своей тяжёлой доли, списал необходимую мне информацию у Бали, после чего, в срочном порядке собрав вещи, медленным бегом устремился к покиданию зала. У выхода я обернулся и, дождавшись величавого подплытия Пантеры, открыл перед ней дверь.
– Пробежимся?
– А то!
И мы начали свой скоростной обгон друг друга и всего того, что движется впереди нас. Уже через три минуты мы были на месте, и это при том, что пешком обычно до этого крыла можно дойти только минут за десять. Часы показывали явное превышение скорости, но нам было всё равно…
– А давай обратно сгоняем, ребят подгоним?..
И мы побежали в обратный путь, правда, предварительно скинув все вещи в неаккуратную, но хорошо замаскированную кучку. По прибытии к дверям Большого Зала нами были обнаружены выходящие ребята. Тут же поставив их в известность о том, что черепахи и улитки всё же по сравнению с отдельными личностями отличаются высокими скоростными характеристиками, мы снова полетели к первоначально поставленной цели.
– А что теперь?..
– А до звонка ещё десять минут… Предлагаю… Побегать… Во-он в том кабинете…
Конструктивное предложение, высказанное мною, в течение первого чтения было рассмотрено и одобрено, а потом… А потом было второе чтение, потому как разобрать те знаки, которые мы оставили, когда прятали вещи, оказалось сложнее, чем предполагалось изначально…
– Эврика!
– А это ещё что за дамочка, а?! Меня вообще-то Пантерой зовут, так что будьте любезны приготовить отчёт о своих перемещениях за последние…
Но договорить она не смогла, потому как её разобрал смех. Я фыркнул, мол, смеяться над своими же шутками… Бр-р… Но находящаяся явно не на нашей грешной земле судорожно хихикающая девушка категорически отказывалась внимать голосу разума и помогать единственному находящемуся в зоне дотягиваемости разумному существу в моём лице все вещи, включая и явно неадекватную кошку, в количестве одной штуки, перетащить в ближайший класс. Вздохнув о тяжести своей судьбы, я пинком открыл дверь, тупо свалил в угол все сумки-мантии, после чего за руку втянул в означенное помещение несопротивляющееся нечто.
– Лаки, а ты видел… Ой, я не могу…
– Что видел? – Поинтересовался я, попутно накладывая на весьма скромную по размерам аудиторию (по сравнению с Большим Залом, естественно) всевозможные запирающие и заглушающие чары.
– Там… Ха, там… Просто, понимаешь, там хафлпаффцы стояли, глаза вытаращили… Ты хоть представляешь, как смотрелись наши с тобой поиски со стороны?..
Я честно заявил, что не представляю и представлять столь страшное зрелище не собираюсь, поэтому…
– Нет, но ладно это… Так ведь мы же когда пробегали сюда, мы случайно… Задели… Парочку сладкую, эти… Как их там… Эрни и Ханна… Ой, ты бы видел, как они друг от друга отскочили!!
– А чем они занимались-то таким, что прямо даже…
– Так ведь в том и дело! Они… Они просто держались за ручку… И…
– И хватит о них. Потом извинимся.
И я взял её за руку, а потом поцеловал ей ручку, а потом…
– Но, Лаки… Мы ведь… – Она глубоко выдохнула, когда почувствовала моё дыхание у себя в области шеи. – Опоздаем… – Уже просто констатировала факт практически мурлычащая киска, выпуская когти и слегка царапая мои плечи.
– Вето!
Тут же решительно сказал я, на всякий случай одной рукой удерживая её запястья над головой. Стоять так стало явно неудобно, и я подтолкнул Пантеру к ближайшей парте, на которую она села.
– Может, всё же отпустишь меня?..
– А ты куда-то хочешь уйти?..
Но ответа на вопрос не последовало, да и не могло последовать – её желание мне что-нибудь сказать потонуло в моём “хочу тебя… поцеловать”, хотя уже через секунду, когда я перестал держать её руки и даже ненадолго оторвался от губ, она не просто не отодвинулась, а скорее наоборот… Эх, жаль только, что скоро придётся куда-то уходить…
Неожиданный, громкий и на удивление резкий звук прорезал относительную тишину класса. Пантера вздрогнула, после чего мы, как по команде, стали в срочном порядке собираться.
– Ну, и что вы там делали, а? Звонок только что прозвенел, и был он на урок…
Прямо за только что распахнутой нами дверью стоял Ричард, подозрительно сощуривший глаза и явно ждущий объяснений.
– Мы… Занимались…
– Чем же, интересно знать?
– Повторением! – Сказал я, после чего взглядом предложил Пантере предоставить право выкручиваться мне. Как это ни странно, но возражений не последовало…
– Даже так… И почему-то нет никаких сомнений у меня, что на вопрос “чего?” вы мне ответите “изученного”… А теперь ответьте кратко и по существу, что вы там делали?
– Занимались йогой!
– Занимались йогой – в смысле, при занятии… – Мы так невинно на него взглянули и недоумённо похлопали ресницами, что Ричард даже на секунду задумался, как бы пополиткорректней выразиться. – Вы там случаем не по книжечке одной весёлой занимались, где фактически каждая следующая поза отличается от предыдущей только названием да поворотом голеностопного сустава на два градуса вправо?..
– Нет, что ты! Мы же… – Мы возмущённо переглянулись с Пантерой и она досказала мысль.
– Мы всё делали по памяти, и вообще, в каком-то смысле…
– В каком-то смысле мы опоздали на урок, поэтому, ты уж нас извини… Мы пойдём, ладно?
И я, быстро-быстро схватив под локоток несопротивляющуюся девушку, преодолел расстояние до двери в класс, после чего повернул ручку и влетел в помещение, которое иначе как убежище лично у меня сейчас никак назвать бы не получилось. Но тут… Я повернулся к Пантере, и мы чисто инстинктивно сжали сильнее руки друг другу и одними губами сказали “Окружили, гады…”.
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:04 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 40.

Окружили, причём подло, мерзко и со всех сторон!.. Не, ну так ведь нечестно, я так не играю и вапчхе… Всё ещё попытавшись сохранить на своём слегка так перекошенном лице маску огромного резко привалившего куска счастья на долю мою разсчастливую и небрежно смахнув с плеча сумку, затем кинув рядом на всё тот же многострадальный пол мантию, я медленным бегом обежал всех присутствующих вокруг три раза, после чего посмотрел на часы и уже шагом подошёл к тренеру.
– Прошу, сэр. Я так понимаю, что я добегался?..
Ричард, удивлённо на меня глянув, сверил часы. Показания приборов полностью свидетельствовали о том, чего увидеть он явно не ожидал.
– Уже? Так быстро?
– Конечно же! А Вы думали, чем мы с Пантерой за закрытыми дверями занимались?
Оскорблённый взор невинного, незаслуженно обиженного святого удался мне на славу. Жаль, что ни одна подлая морда так не считала…
– Я думал, что йогой. Интересно, почему?..
– Потому что мы ей и занимались. – Весь вид тренера ясно показывал что-то вроде “продолжай-продолжай, я так люблю, когда мне рассказывают сказки, а особенно я их обожаю в твоём исполнении, да так, что, кажется, скоро даже выпущу целый их сборник под моей редакцией”, “господа стоящие застоятели крайне не возражают против того, чтобы продлить шоу, я вообще думаю, что весь свой длинный путь они проделали исключительно и только ради такого зрелища” и “эфирное время продлено, можете продолжить ваше увлекательное повествование”, причём всё это было одновременно смешано в одном флаконе.
И пока я задумывался о метафоричности считывания языка тела, явно не собираясь отвечать на невысказанный вопрос (я вообще предпочитаю отвечать только когда спрашивают в многострадальный шрамосодержащий лоб, дабы вдруг не ответить, когда не спрашивали), Пантера предпочла сама разъяснить ситуацию ввиду впутанности её в данное мероприятие.
– У нас было немного свободного времени до начала урока, и мы приняли коллегиальное решение о пробегании заданных вами десяти километров до прозвенения колокола. К сожалению, расстояние от Большого Зала до кабинета Истории магии составляет только один километр триста двадцать пять метров по самому долгому и запутанному пути, который мы только смогли найти. Поэтому мы не сочли нужным пробегать эту дистанцию четыре раза туда и обратно, а, пробежав лишь два раза и практически сбив с ног учеников Хаффлпаффа в количестве двух штук, перед коими мы сейчас, пользуясь случаем, хотели бы извиниться, вознамерились в располагающемся рядом пустом кабинете выполнить оставшуюся половину задания.
Пантера заткнулась, явно давая понять, что, вроде как, объяснения даны, распишитесь в получении.
– Это я и без вас понял. Лучше поведайте чересчур внимательным слушателям, какие мероприятия вы проводили по прибытии в пустующий класс.
– По прибытии в пустующий класс мы, для начала, восстановили сбившееся дыхание.
– Да? Какими методами?
– Различными, но без какой бы то ни было помощи книг.
Ричард прищурился, а я снова отвёл глаза, вроде как в крайнем сожалении о своём несвоевременном вмешательстве, даже, не побоюсь этого слова, вклинивании в чужие разговоры на самом интересном месте, да ещё и с намёками непонятного содержания.
– Я могу продолжать рассказ, сэр? Остановилась я на том, что мы выровняли дыхание, после чего начали наперегонки бегать от стены до окна с последующим разворотом на сорок пять градусов и достижением противоположного угла комнаты, касания его рукой, после которого следовал резкий разворот на сто восемьдесят градусов, бег до ближайшей стены, отталкивание от неё ногами, сальто в воздухе, а потом…
– Понятно. А причём здесь йога?
– Как? А восстанавливать дыхание после каждого удачного забега?!
Ричард, видимо, махнул рукой, подавая сигнал о том, что занавес опускается и спектакль завершается. Почувствовавшие это непонятно где расположенным органом интуиции важно стоящие два весьма молодых человека у стеночки сделали шаг в нашем направлении.
– Ну, раз уж все в сборе и никого больше ждать не нужно, то давайте поспешим, ведь никто не хочет опоздать?
Проходящий мимо Волк шепнул мне, что он бы предпочёл вообще не идти никуда, а отоспаться на уроке. Мы пошли рядом, и я поинтересовался, кто эти странные люди.
– Это министерские шавки. Они решили вдруг, видите ли, сделать нам экскурсию по главному магическому зданию Великобритании, вроде как для того, чтобы мы с ним ознакомились, что-то там осознали…
– А на самом деле? Что говорит Ричард?
– Он вообще ничего не говорит, но злой до ужаса.
– О, ну тогда и пню ясно – они хотят, чтобы мы на них работали.
– Хуже.
– Ещё хуже?
– Угу. Судя по их наглым мордам, они хотят свалить на нас все обязанности этого их Аврората…
Моё настроение скатилось с минусовой отметки до “ниже некуда” и, громко шлёпнувшись на абсолютный минимум, вызвало некоторую озлобленность. Блин, вот ведь и так же нас достаточно сильно загружают, а тут ещё эти…
Вся наша делегация во главе с двумя важными павлинами стояла возле горгульи и ждала чуда, также именуемого как просветление разума и вспоминание пароля.
– Сахарные перья!
– Мармеладные одуванчики!
– Э-э… Жевательные слизнячки!
Но тщетно – статуя оставалась глуха к истерическим перечислениям сладостей в исполнении людей из Министерства Магии, а мы также спокойно проигнорировали их предложение придти на помощь, лишь встав в стороночке у стеночки и созерцая весьма забавное представление.
– Малиновый щербет!
– Лимонные дольки!..
– А, быть может, правильный пароль – “Миндальные лисички”?..
Горгулья моментально ожила и отпрыгнула в сторону, пропуская самого профессора Дамблдора и сконфуженных неудачными попытками уже не столь гордо распустивших пёрышки птичек. Мы оставались стоять на своих местах.
– Вы…
– Мы подождём тренера и поднимемся только вместе с ним.
Кажется, министерские хотели что-то сказать, но профессор Дамблдор, кивнув, согласился с нашим решением, так что все готовящиеся слететь с губ вопросы и восклицания так и остались невысказанными.
Прошло минут пять, а мы всё также стояли, не меняя позы. В мёртвой тишине было слышно, как свистит ветер в пустых коридорах, как капает где-то вода и как гулко раздаются чьи-то быстрые шаги.
– Почему вы ещё здесь, а не…
– Мы ждали Вас, сэр. – Ричард недоумённо приподнял вверх одну бровь, и Лиз тут же пояснила. – На всякий случай.
Тренер, не оборачиваясь и не обращая больше на нас ровным счётом никакого внимания, сказал “Полчаса назад директор сменил пароль, на всякий случай… Миндальные лисички!”, после чего уверенным шагом подошёл к двери, которую он открыл, так и не соизволив постучаться.
– Мистер МакГрегор, мы ждали Вас. Присаживайтесь. И вы тоже, не стойте в дверях, садитесь.
– Спасибо, мы постоим. – С любезной улыбкой ответил за всех Ричард.
Люди из Министерства Магии, немного помявшись, решили представиться.
– Мистер Джонатан Шелли и мистер Франклин Стокер, к вашим услугам.
Все мы учтиво кивнули в ответ, но продолжали молчать. Видимо, потеряв надежду на какую бы то ни было помощь с нашей стороны и уже окончательно убедившись, что имён своих мы всё равно не скажем, они затянули хвалебную песнь, в которой расписывалось, как прекрасен сам Министр и его Министерство, все служащие, здание и всё, что хоть каким-то боком касалось официальной власти.
– А теперь давайте мы все вместе переместимся через камин и воочию увидим столь легендарное здание!
– Вы сейчас про Хогвартс?
– Нет, мистер МакГрегор, мы говорим об…
– А сколько лет, говорите, зданию Министерства, что оно уже стало таким легендарным?
– Построено оно относительно недавно, но уже стало одной из главных магических достопримечательностей! Ну, а теперь, если у мистера МакГрегора больше нет никаких вопросов… – У тренера, казалось, на повестке дня был только один вопрос, и тот касался незаконности применения разрывных пуль.
– …то мы все сейчас присядем и выпьем чайку на дорожку! – С повышенной жизнерадостностью в голосе продолжил директор. Увидев, каким голодным светом загорелись наши глаза (всё же диету ни один гад отменять пока не собирался), Дамблдор моментально наколдовал стол и стулья, на кои мы, не видя возражения со стороны тренера, тут же уселись.
– Лимонную дольку? Или, может… – Последующие минут пять были посвящены выбиранию с чем пить чай. Мы активно и очевидно тянули время, дегустировали сладости и наслаждались кислыми лицами наших экскурсоводов.
– Может быть, пора уже перемещаться, а то мы не успеем… – Мистер Шелли прокашлялся и с пафосом продолжил. – Помочь вам разгадать невиданные загадки и приотворить все завесы тайн, огромное количество коих содержит в себе главное магическое здание!..
По лицу Ричарда расплылась милая улыбочка, которая ясно свидетельствовала о том, что теперь придётся несчастному министерству разрешить нам обойти всё здание, в том числе и самые секретные и тайные отделы.
– Да, пожалуй, вы правы, мы уже тут засиделись… Ребята, подъём! А то ведь мы не успеем пройти по всем-всем отделам и взглянуть на их работу, как нам только что обещали…
Лицо мистера Шелли побледнело, когда он до конца осознал, насколько превратно мы поняли его заранее подготовленную речь. Однако сказать ему было нечего, так что пришлось без возражений и по возможности быстро перемещаться в атриум министерства.
– Атриум – единственное место в здании Министерства Магии, куда можно переместиться, причём как с помощью каминной сети, как это только что проделали мы с вами, так и путём аппарации или использования портала.
Оглянувшись, мы воочию убедились в правдивости слов импровизированных экскурсоводов: тут и там появлялись люди, куда-то спешили, здоровались, прощались…
– Чтобы пройти внутрь мы должны подойти к дежурному аврору и...
И потянулась наше довольно увлекательно путешествие, которое началось с верхних этажей и постепенно спускалось всё ниже и ниже. Мелькали кабинеты, нам в общих чертах рассказывали, чем и кто здесь занимается, иногда знакомили с некоторыми сотрудниками, которые всё время норовили вычислить меня и пожать мне руку, откинуть чёлку со лба и полицезреть шрам, похлопать по плечу или произвести ещё какое-нибудь подлое действие, у кого на что хватало фантазии. Но самое обидное – с пугающей частотой меня вытаскивали из глубин группы и производили все вышеперечисленные действия, причём, по возможности, сразу. Единственное, на что наложил своё веское “Вето!” Ричард было раздавание автографов. Безусловно, и это было большим облегчением, но злость от того, что ни один гад с мерзкой по своей любезности улыбкой не вырвал меня из цепких когтей восхищённых сотрудников приближало моё прежнее состояние “по возможности не буду говорить, лучше отмалчиваться” к “что бы ни спросили, буду молчать как партизан на допросе!”.
Наконец, мы дожили до того, что нам начали рассказывать про подземную часть здания, которое, оказывается, большей своей частью находилось как раз таки на глубине… В общем, из всего сказанного я понял только одно: живым мне отсюда не выйти, а если и выползти, то уж точно сильно покалеченным!
– На этом этаже нет ничего принципиально интересного для вас, только крайне редко используемый зал суда и кое-какие хранилища…
Я бросил мимолётный меланхоличный взгляд на коридор и тут же нажал на кнопку остановки лифта.
– Что-то случилось, мистер Поттер?
– Да, я думаю, что было бы очень неплохо, если бы мы прошлись по этому этажу. Конечно же, если никто не возражает и там нет ничего особенно секретного…
Судя по тому, как слегка скривились лица провожатых, что-то там да было.
– Но там действительно нет ничего примечательного для вас…
– Ну так, быть может, пойдёмте и убедимся в этом? Или вы куда-то торопитесь?..
Крыть было нечем, и пришлось им нехотя выйти из лифта. Министерские хотели было быстро и безболезненно рассказать нам про зал суда, но я слишком чётко помнил свои сны, когда я бродил по коридору и подходил к какой-то двери.
– Да, вы совершенно были правы, этот зал действительно не стоит никакого внимания… – Провожатые заулыбались и закивали в знак согласия, однако последующая моя фраза убила в них остатки прежней улыбчивости. – …поэтому давайте пройдём во-он по тому коридору, может, есть там что стоящее…
– Нет-нет, там просто пара заброшенных хранилищ и…
– А как же приоткрытие завес тайн, а? Мы все уже так заинтригованы, что дальше некуда! – Ричард с обходительной улыбкой стал напоминать опрометчиво сказанные слова, тонко намекая на необходимость прохода в том направлении, и…
– Хорошо, но только давайте очень быстро – пройдём туда и обратно, и сразу же вернёмся! У нас ещё слишком большая программа, чтобы мы могли задерживаться на таком неважном и абсолютно незначимом этаже!..
Провожатые всё время пытались куда-то завильнуть и что-то не то рассказать, поэтому я взял на себя роль гида и уверенно зашагал впереди. Так, насколько точно я помню свой сон, то нужно ещё чуть-чуть идти прямо, потом повернуть налево и… Вот она, эта дверь! Я спокойно подхожу и точно так же, но теперь уже наяву, берусь за ручку. Дверь не заперта и с лёгким скрипом она медленно приоткрывается…
– Нет! Туда нельзя! Немедленно отойдите!!!
Со странным чувством дежа вю мне пришлось подчиниться, с явным непониманием поглядев на какой-то жалкий вид стоящих рядом министерских работников.
– Послушайте, мы прекрасно понимаем, что сболтнули лишнего, но… Это Отдел Тайн, туда никому нельзя. Пожалуйста, давайте уйдём… Если вы туда войдёте, то лучшее, что ждёт нас – это увольнение с работы…
Я кивнул и уверенной походкой направился по тому же пути обратно. Сзади нас уныло плелись провожатые, лишённые прежней уверенности и какие-то слегка потерянные. Как только все вошли в лифт, мы продолжили экскурсию как будто ничего и не было. И только я снова замолчал, ведь теперь, по крайней мере, я знал, куда вели меня мои сны – в так опрометчиво названный служащими Отдел Тайн, где находится что-то, что так нужно мне, хотя, быть может, это самое что-то нужно отнюдь не мне, а… Но течение моих мыслей было нагло прервано тем, что нас снова повели на этаж, занятый Авроратом, где нам наконец-то уже рассказали, зачем сюда притащили. Как и следовало ожидать, они выдали нам статистику – сколько людей ежедневно погибают от того, что само Министерство пока никак не может справиться с Упивающимися Смертью и как кстати была бы наша помощь, тем более, что наш премьер-министр обещал оказывать посильную поддержку в этой нелёгкой борьбе. В общем, весь смысл их разглагольствований был в том, что официальное разрешение на эксплуатацию нас они уже получили, так что…
– Прошу прощения, сэр, но не были бы вы столь любезны попросить некоторую отсрочку для нас в участии в вашем противостоянии, ведь было бы очень неплохо, если бы нас ознакомили с манерой нападения Упивающихся Смертью, да и, кроме того, надо же нам уметь закрывать свой разум, чтобы противник не узнал чего не должен, да и хорошо бы вы научили нас противостоять Империо…
Пантера смотрела на стоящего напротив главу Аврората ангельскими глазами, да так профессионально, что отказать он просто не смог. Я определённо точно горжусь своей, пусть и временной, девушкой!
Потекли однообразные дни, когда каждый час был расписан буквально по минутам, где традиционные тренировки сменялись курсами от Аврората и обратно, и так снова и снова, почему-то тянет добавить “пока смерть не разлучит нас”… Но закончилось это достаточно быстро – уже через полторы недели занятия приостановили и у нас попытались проверить знания. В общем-то, результатами почти все были довольны, хоть какой-то блок на мысли мы ставить научились, тактику ведения боя противника и союзника изучили, Империо быстро сбрасываем… Ну, что ещё нам нужно, чтобы кинуться спасать несчастных магов? Лично мы готовы были предоставить огромный список условий, но… Их благополучно предпочли не слушать, так что пришлось оставить все возражения при себе и лишь молча желать им всем счастья и долгой жизни.
***
Четыре дня спустя.
Медведь осторожно прокрадывался к единственному окну, через которое вполне можно было бы одним точным снайперским выстрелом “снять” Упивающегося Смертью, который стоял посреди огромной гостиной и направлял свою волшебную палочку на связанного мужчину. Сейчас мишень была в достаточно удобной позе, чтобы в неё можно было попасть, но что-то останавливало его, что-то весьма неотдалённо напоминающее интуицию твердило, что нужно подождать, что… Точно! Всё же ему сообщили недостоверную информацию и в доме гораздо больше людей, которых нужно ликвидировать. Это осложняет задачу, тем более что сам Медведь всегда специализировался на точечном и быстром уничтожении противников по одному, а теперь, пока он обезвредит одного, другой вполне может убить находящихся в доме людей… Да, это всё сильно осложняет, причём настолько, что в лихорадочно проносящихся в голове мыслях он всё никак не может найти решение проблемы.
– Чёрт… – Тихо выдыхает он, мысленно кляня всех авроров за то, что мало им было сваливания на них всей тяжести своей работы, так ещё и информация, предоставленная ими, не соответствовала истине… Ещё раз вздохнув и взвесив все за и против, Медведь по рации передал Ричарду МакГрегору об изменившихся условиях. В ответ он услышал, что сейчас к нему направят Орла, он поможет убрать другого, чтобы всё было сделано быстро и одновременно. Во время ожидания Медведь зарядил обе имеющихся у него снайперские винтовки. Через минуту тень, в которой он загодя опознал друга, скользнула прямо к окну и остановилась рядом с ним.
– Бери любую. – Сказав это, он глазами указал на заряженное оружие. – Выбирай, кого снять легче – твой. – Возражений не последовало, ведь общеизвестная истина, что из всей группы самым точным был именно Медведь, поэтому спорить было и глупо, и некогда.
Через пару секунд раздались одновременные приглушённые звуки падающих тел и в тот же момент в дом ворвались Волк и Бали, которые быстро очистили все помещения от оставшихся Упивающихся Смертью и вывели бывших заложников. Двое сидящих в соседнем здании и напряжённо следящих за знаками, которые им подавали товарищи, облегчённо выдохнули. Всё получилось как-то подозрительно безболезненно, особенно если вспомнить прошлые задания…
Уже буквально на следующий день после выхода группы специального назначения на поле противостояния количество нападений Упивающихся Смертью утроилось, стало очевидно, что главной их целью сейчас является захват и последующая ликвидация именно этой группы. Это понимали буквально все – как постоянно мотающиеся по всевозможным заданиям сами спецназовцы, их начальники и командующие, так и весь Аврорат полным составом. Единственным, кто упорно не хотел замечать очевидных вещей, оставался Министр Магии Корнелиус Фадж, и сколько уже Альбус Дамблдор не бился над запретом использования помощи детей, тем более каждый день и по нескольку раз, не давая им даже отдохнуть, все его попытки были тщетны и тонули в непонимании людей, возглавляющих магическое сообщество.
– Лимонную дольку?.. – Отвлёкшись от своих мыслей и перестав рассматривать очередную необходимую справку, которую ему с боем удалось получить, спросил директор школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, слегка улыбнувшись. Получив очередной вежливый отказ и нимало этим ни оскорбившись, волшебник переместился к следующей инстанции, где уже рвал и метал непосредственный начальник данной группы спецназовцев Ричард МакГрегор.
***
Странное ощущение, однако… Как будто бы усталость накатывает даже не волнами, а цунами, как будто бы… Эх, ну что у меня за привычка-то такая? Нельзя отвлекаться, а то ещё кроме нечестно не заслуженной вполне традиционной раны на левом боку, без которой я порой себя чувствую просто как без шрама на лбу, заработаю себе что-нибудь ещё, и было бы очень неплохо, если бы этим чем-то была комфортабельная яхта в пятьдесят метров длиной.
– Чёрт, может, ты уже переместишься отсюда, а? Я тебя больше спасать не буду – либо смотри в оба, либо не мешай и упорталивайся на фиг…
Молоденький аврор, из-за которого я, в общем-то, свою нечестную рану и получил, кивнул. Слабые нервы, видимо, у него – когда луч от режущего заклятия летел прямо в его жаркие объятия с вполне понятной страстью, он застыл как вкопанный, позабыв про всё. Почему-то мне не хотелось, чтобы его распополамило таким кощунственным образом, да к тому же и без помощи аппарации, поэтому я его и оттолкнул с пути следования маршрутного проклятия, так что все не выплеснутые чувства оскорблённого заклятия я почувствовал, как говорится, на собственной шкуре…
Упивающихся оставалось всё меньше и меньше, ведь как чересчур добрые и отзывчивые дети, мы просто никак не могли пройти мимо их горя и с поражающим воображение упорством помогали им упиться и уесться, а потом и уё… В общем, перенаправляли в жаркие объятья той, которой они всегда то упивались, то ужирались, то вообще непонятно что вытворяли… Извращенцы, в общем, какие-то…
– Стойте на месте и опустите оружие! В противном случае мы убьём заложника!
Как-то подозрительно по барабану мне было на это заявление, поэтому я, воспользовавшись паузой, просто пристрелил ещё одно стоящее прямо передо мной недоразумение и, флегматично пожав плечами, обернулся. Тот-Самый-Аврор-Который-Выжил-Благодаря-Мальчику-Который-Не-Только-Выжил-Но-И-Три-Раза-Спас-Этому-Аврору-Жизнь, весь бледный и явно на грани обморока, был крепко сжат в удушающих объятиях какой-то перепожравшей и переупившейся бочки. Позади него стояли уцелевшие, причём явно чудом, остатки некогда могучей кучки.
– Опусти пистолет!
А вот это они явно ко мне…
– Хорошо! Я всё равно как раз последнюю пулю израсходовал…
И, кинув бесполезный пистолет на пол, я полез в карман бронежилета, откуда с убийственной (в прямом смысле слова) хладнокровностью извлёк другой, с глушителем и заряженный под самую зарядку.
– Немедленно опусти оружие, а иначе парнишке не жить!
– Да ему всё равно не жить, так уж лучше уж облегчить несчастному мучения и тихо-мирно-быстро…
Я снял пистолет с предохранителя, медленно поднял и нацелил на аврора.
– Ну, я же тебе говорил, что не буду спасать тебя в четвёртый раз…
Раздался выстрел, и пуля полетела прямо в сердце парнишки. Через секунду он обмяк и поражённые таким развитием событий Упивающиеся даже не подумали поставить щит от моих связывающих заклятий.
– Ну, вот и всё…
Авроры, до этого так же стоявшие пнями и имитировавшие химическую реакцию с обязательным выпадением осадка, зашевелились и стали указывать на меня, причём ладно бы пальцами, от настолько культурных и воспитанных людей я бы это и ожидал, так волшебными палочками! Медленно сняв маску и взъерошив волосы, я оглядел их слегка так снисходительно-презрительно. Их шокированность явно прогрессировала, причём ускоренными темпами.
– Надо уметь правильно врать. Вот ведь знали бы они, что в самом начале, когда я сказал, чтобы они сдавались, так как они окружены и бла-бла-бла, и что, мол, на помещение наложены заклятия, которые не позволят им ни использовать портал, ни аппарировать… Вы всё это помните? А теперь подумайте мозгами: кто из всех присутствующих умеет накладывать заклинания такого рода? Никто, насколько мне известно. Знаете, надо уметь правильно играть – если бы вы пошли на их условия, когда они захватили заложника, то не только паренёк расстался бы с жизнью, но и ещё многие и многие. Ну и, наконец, не нужно быть таким дураком, как я, и не стоит спасать в четвёртый раз жизнь человека, которого клятвенно заверил, что больше спасать не будешь… Enervate! – Молоденький аврор зашевелился и, удивлённо выпучив глаза, уставился на меня. – Патрон был холостой. Я таки спас тебя в четвёртый раз, как не отнекивался… Ну, давай хоть познакомимся, а? Меня зовут Лаки!
– Г-гар-ри П-пот-тер?.. – Невнятно прозаикался он и гипнотизирующим взглядом уставился на мой молниевидный шрам.
– А ты уверен, что это твоё имя?.. – Как-то подозрительно покосившись на него и даже внимательно изучив его лоб, поинтересовался я.
– Нет, меня зовут Уильям Харкер, а…
– Ну, было приятно познакомиться, Уилл, надеюсь с тобой больше не увидеться! – Повернувшись к друзьям, я задал риторический вопрос “Перемещаемся?”, после чего мы все вместе, дружно и практически хором… Нет, мы не стали петь – этим несчастным аврорам и так столько всего пришлось пережить, боюсь, этого бы их нервы не выдержали – мы просто сосчитали до трёх и активировали портал, который унёс нас в Хогвартс, где как раз минут через пятнадцать должен начаться завтрак, а потом… Только было мелькнувшая у меня мысль о возможности отоспаться и послать всё к чёрту была нагло выгнана внезапным, отчаянным воплем души, сигнализирующим о том, что сегодня, кажется, тот самый матч по квиддичу, причём я с почти полной уверенностью мог бы так мило охарактеризовать сейчас наш предстоящий позор: “третий взлёт на метле, попробуем не упасть через пару секунд”. Нда, везёт как самоубийце, которого в очередной раз в самый последний момент какие-то садисты вытащили из петли…
***
Большой зал. Минут через пятнадцать после начала завтрака.
Тихо прошмыгнув в полупринезакрытую дверь, я оглянулся, убедился, что все учителя куда-то убежали (интересно, кстати, куда?), что путь свободен, да и наш стол тоже идеально чистый и найти там как признаки жизни, так и признаки еды не представляется возможным. Придя ко всем этим весьма логичным выводам, я оглядел полусонных учеников, как бы прикидывая, куда бы произвести посадку филейных частей. Место обнаружилось практически сразу, и я бодрой походочкой (нет-нет, весёлую песенку напевать я не рискнул, а то ведь ещё оденут в смирительные штаны и рубашку, образующих мой послепраздничный костюм, да отправят к мадам Помфри на вечное изгнание…) направился к выбранной посадочной скамейке.
– Привет! Как дела? Я очень рад, что отлично, у меня тоже! Жизнь прекрасна и… – Тут я заткнулся, так как оглядел стол и первые секунд десять просто тупо таращился на него.
– Лаки, с тобой всё нормально? Что-то случилось? Лаки!
Но все попытки Гермионы хоть как-то заставить меня оторвать влюблённый взгляд были обречены на провал. Однако скоро я пришёл к себе, пардон, в… Ладно, опустим ненужные подробности. Смысл же заключался в том, что так и не сумев прожечь дырку в столе, я протянул “Бляяяя… Нормальная еда!..” и быстро придвинул к себе всё, до чего мог дотянуться. А дотянуться я мог до много чего…
– Приятного тебе аппетита… – скептически сказал Рон, оглядывая всё то, что я вознамерился самым безжалостным образом уничтожить. Гермиона же, как человек, имевший честь лицезреть мои пожирательские (как-то двусмысленно получилось, прямо даже…) таланты в Комнатке по Желанию, да и вообще будучи по природе более прагматичным и сострадательным человеком одновременно, лишь молча пододвинула мне ещё и то, до чего долгорукий я таки не дотянулся.
Минут через семь я, задумчиво подперев ладонью подбородок, оглядел плоды трудов своих. А посмотреть не на что было. Как в том или в этом анекдоте – “всё съел!”.
– Лаки, а что это значило?..
– Это значило, Гермиона, что я таки дорвался… И нарвался… И мне за это влетит…
– Почему?
– По первое число…
– А-а-а… А где остальные?
Но я уже её не слушал, а, повернувшись лицом к слизеринскому столу, громко и во всеуслышание сказал “Малфой, ты ж на мне сейчас дырку прожжёшь! Перестань изображать из себя лазерное оружие, если что спросить хочешь, так и скажи…”.
– Как там Бали?
– Как предсказуемо… Она умирает… – Я зевнул, оглядел его резко побледневшее лицо и спокойно продолжил. – От скуки… В больничном крыле. Всё говорила что-то про то, что некому придти, хоть как-нибудь развлечь… Ну, вот и очередная баллистическая ракета пустилась в своё межконтинентальное путешествие… Как думаете, ему стоит сказать, куда мадам Помфри его сейчас пошлёт, или пусть лучше…
И вдруг я резко прекратил свои разглагольствования, подозрительно глянул на Рона и задал сакраментальный вопрос.
– А какой сегодня день?
– Суббота. А что?..
Этот вопрос, казалось, загнал меня в полутупиковое положение. Секунд десять я молча переваривал полученную информацию, после через перезагрузился и выдал полученный ответ.
– Хреново… Значит, у нас сегодня матч? Товарищеский?
– Да.
– Класс… Ну, тогда я снова пойду туда, откуда только что тихо и незаметно слинял… Как думаете, на сколько мелких кусочков…
Но тут я снова заткнулся и с просто фантастической по своей железности логикой заявил.
– Вот сейчас пойду челом бить пред царём-батюшкой, авось, и смилуется государь наш всея английский, да дарует нам разрешение на волю вольную выйти да в игру-то товарищескую сыграть… А если нет, то кирдык полный.
Прикинув в уме ещё кое-какие перспективы, причём все подозрительной радостности, я быстренько встал и стартовал на предельно возможной скорости в сторону больничного крыла. А если говорить проще, доступнее и по сходной цене, то спокойным прогулочным шагом, не торопясь (кто ж на казнь-то на собственную торопится, а?), направился к себе в комнату, где рухнул на кровать с твёрдым ощущением, что жизнь штука подлая, в карты играют одни шулеры, а все тренеры патологически страдают врождённым садизмом.
– Ты себя как вообще чувствуешь?
– Не знаю… Голова болит… Ты не помнишь, я ей ни обо что не бился, случаем?..
– Вполне возможно, Лаки, вполне возможно…
– Ричард, а ты в курсе, что у нас через часик так начинается матч товарищеский?
– И что ты предлагаешь?
– Сильно стукнуть меня бладжером по голове и отправить спать. Можно на веки вечные. – Тренер ответом явно не удовлетворился и пришлось мне поднапрячь остатки мозгов. – Мы проиграем. В любом случае. У нас сейчас не команда будет, а пара недобитых, полусонных и зомбированных…
Я снова заткнулся, перебирая в уме возможные варианты развития событий.
– Перенести матч нельзя. Да и не надо. Отмучаетесь сейчас, как-нибудь сыграете, а там видно будет… Это ведь не принципиально важно, так что давай, вставай… Если сможешь… Тебе помочь?
Гордость, проснувшаяся и даже слегка пошевелившаяся, заставила меня встать на ноги и даже довольно уверенным шагом направиться в больничное крыло, где мы попытались вычислить ещё шестерых людей, которые будут мучиться сейчас со мной. По общему мнению и с лёгкого вмешательства местной медсестры, которая подперев руки в боки и гневно сузив глаза заявила что Бали и Лео, как крайне тяжело раненых, она не отпустит, пойдут все, за исключением вышеназванной пары счастливых субъектов. Остальные тяжко вздохнули, нехотя поднялись с только-только нагретых кроватей и включились в жаркую дискуссию на тему “кто и кем будет играть”. В итоге, после многочисленных споров, дебатов, угроз со стороны мадам Помфри и попыток заставить всех без исключения выпить успокоительного, было окончательно и бесповоротно решено, что вратарские обязанности ложатся на смирившегося со своей участью Орла, отбивающихся руками и ногами ото всех столь радостных перспектив Медведя и Волка назначили отбивалами, ловцом была единогласно признана Лиз, а оставшиеся несчастные, как то Барс, Пантера и Лаки собственной персоной, будут охотниками.
– Ну, пойдёмте… Уже пора переодеваться.
И вся компания медленно поплелась в свои комнаты за вещами, мысленно проклиная всех авроров как вид и бюрократов как класс.
Было довольно холодно, плюс несильный ветерок да неяркое солнышко… В принципе, не такая уж и ужасная погода, да и некоторое количество сугробов присутствует, что радует. Почему-то в голове вертелась навязчивая мысль, что снег вполне может самортизировать удар, если вдруг кого угораздит свалиться с метлы с чьей-нибудь лёгкой биты. Все отсутствовавшие на завтраке профессора, которые, оказывается, возводили защиту для зрителей и не только, уже заняли свои места в специально предназначенной ложе, а мы стояли, сонно облокотившись на мётлы и нагло посапывая. Через пару минут показалась команда противника. Да-а, а им тоже, видимо, пришлось несладко – как я слышал, половина стоящих игроков в квиддич из разных факультетов встречалась с нашими ребятами и категорически отказывалась играть против своих пассий, так что командиру было ох как нелегко собрать команду, да и тренировать тоже… Стоящая рядом с нами мадам Хуч сказала, чтобы капитаны вышли и пожали друг другу руки. Только было я хотел повернуться к друзьям и уведомить их, кого мы случайно забыли выбрать, как получил весьма чувствительный пинок и услышал милый хор голосов, гласивший, что от участи моей тяжкой мне не отвертеться. Я сделал пару шагов вперёд и остановился. Навстречу мне шла… Джинни Уизли. Надо же, а она тут, оказывается, тоже за главную…
– Капитаны, пожмите друг другу руки!
Я спокойно протянул ей руку, слегка сжал её в несильном рукопожатии, после чего галантно поцеловал внешнюю часть ладони и, развернувшись, подошёл к команде. Мы оседлали мётлы и по свистку взмыли в небо. Барс тут же схватит квофл, который моментально переправился ко мне, а от меня он отправился к Пантере, которая и открыла счёт. Что же, мы сыграли на скорости один раз, почему-то я думаю, что другого такого не будет… И точно – уже буквально через пару минут был подло изменён счёт в сторону ничьи. Нехорошо… Совершив какой-то обманный ход, Джинни выхватила квофл из рук у Барса, но я очень удачно пролетел прямо у неё перед носом и галантно забрал мячик, дабы дама не таскала тяжести. Дама что-то показала своим отбивающим, и в меня явно стали чаще лететь бладжеры. Я тоже кое-что показал нашим притворяющимся ангелами с битами субъектам, и играть они стали заметно лучше. Однако счёт продолжал оставаться 10:10 и категорически отказывался изменяться. Наши надежды на то, что сейчас, вот прямо вот сейчас Лиз поймает снитч, или хотя бы ловец другой команды постарается, и всё это скоро закончится, скончались мучительной смертью на сорок седьмой минуте, когда счёт продолжал оставаться равным, на этот раз, правда, пополнев до 40:40 в пользу квофла.
Сосредоточенно уворачиваясь от бладжеров, причём от сразу двух (видимо, не только я по жизни являюсь максималистом), летел я как молния на шраме на прутьях и древке метлы в сторону дёргающегося из стороны в сторону Рона. Уизли дёрнулись, причём тоже в количестве двух штук (стараюсь не протирать глаза каждый раз, а то зазеваюсь, зачихаюсь и буду проверять на собственной шкурке правдивость теории о смягчающих обстоятельствах в белой морде снега), квофл был красиво пущен мной в сторону ближнего к вратарю кольца, а он, как я и рассчитывал, кинулся к дальнему. Счёт в нашу пользу, да и мячик внизу подхватила Пантера, но что-то мне во всём этом положении не нравится… Поднырнув вниз, я смог избежать обмена любезностями с одним из бладжеров, но тут же почему-то вдруг резко дёрнул метлу вверх и рванул к небесам со всей возможной скоростью. Как оказалось, не зря – ещё чуть-чуть, и страстных объятий было бы не избежать… Послышался лёгкий вскрик и я, чисто инстинктивно бросившись на помощь, буквально через четыре метра поймал за руку Рона и, быстро достав из рукава мантии волшебную палочку, тут же призвал его метлу, торжественно впихнул в белы рученьки утраченное имущество и сразу же стартовал на помощь Пантере, которая как раз безуспешно пыталась обхитрить кажущуюся идеальной систему защиты. Однако пара точных пинков от меня отбивающимся отбивалам и два вполне точных бладжера несколько улучшили сложившуюся ситуацию. Пантера забила ещё один гол, и счёт теперь был 70:90 в нашу пользу.
Лиз сосредоточенно кружила по полю в поисках снитча, но почему-то упорно ничего не находила. И вот, о ужас, когда она тут пролеталась туда-сюда, произошло торжественное воссоединение части её метлы и бладжера, который, правда, искренне предпочитал придерживаться правила “полетали и отпали”, так что девушка, хоть и не была задета физически, была крайне оскорблена моральна, да и вообще… С метлой явно было не всё в порядке, поэтому она стремительно снижалась, и хоть Барс и поймал девушку почти сразу после начала падения, метла была явно не в адекватном состоянии, так что во время всего взятого мною тайм-аута была развёрнута жаркая дискуссия, непрекращающаяся в течение всех отведённых нам пятнадцати минут.
– В общем так, я тут главный и моё мнение превалирующее, поэтому Лиз, ты сейчас быстрым бегом за метлами и Бали, и Лео, на всякий случай, а мы тут пока попытаемся продержаться без тебя. Так как ловец нужен в любом случае, потому что если сейчас снитч будет пойман другой командой, то я всех порву, наглядно представив в своём больном воображении, что я Тузик, а все окружающие меня люди – одна большая грелка… Поэтому придётся у нас побыть охотникам в меньшинстве, а я займу пост ловца. А там уж видно будет… Ты, главное, Лиз, поторопись, хорошо?.. Так, а где Лиз?
– Она уже давно в замке, наверное, ищет, где что лежит… А, может, в больничном крыле, выпытывает информацию у самих законных обладателей… Ну, а если проще: убежала она, а у нас время истекло. По мётлам?
С мнением грозно настроенной Пантеры все были солидарны, и вот уже, уведомив судью о нашем решении, мы взлетаем ввысь и продолжаем игру. Поднявшись на приличную высоту, я осознал, в каком тяжёлом положении наши охотники, которые и играют-то в первый раз, да и летают по нормальному тоже, да и вообще бедные мы все разнесчастные, поэтому, скосив один глаз на ловца противоборствующей команды, я принялся активно пролетать прямо перед искажёнными лицами охотников до чужого квофла, а лично во мне взыграли собственнические чувства и я твёрдо верил, что эти симпатичненькие красненькие мячики до основания покрытия принадлежат именно нашей группе, поэтому и продолжал всеми доступными и не очень-то способами мешать соперникам сделать хоть что-нибудь. Однако помогало это недолго, так что в скором времени мне просто пришлось выписывать презабавные кренделя в воздухе, дабы отвертеться и отлететься от навязчиво преследовавших меня бладжеров. Пролетав таким образом минут десять, я в блаженном неведении посмотрел на табло. Более сильного желания быть оборотнем и покусать всех присутствующих, после чего страстно повыть на луну, я не чувствовал никогда. За то короткое время, когда я сосредоточенно отказывался ото всех предложений о встрече и романтическом ужине при свечах, с обязательным дарением мне венков, сразу с двумя, хотя можно и по отдельности, бладжерами, счёт на табло изменился кардинально и вместо обнадёживающего 100:110 в нашу пользу там уже красовалось что-то вроде обещания в качестве зарплаты получение инфаркта Миокарда, а уж его бы я точно заработал при одном только взгляде на циферки 200:130. Единственной нашей надеждой на победу теперь была только поимка снитча, так что пришлось мне отставить все дела в сторонку и приступить к его активным розыскам. Облетев три раза всё поле вокруг, вдоль и поперёк мне пришло в голове развесить объявления примерного содержания “Разыскивается снитч, нашедшему 150 баллов, пардон, 150 галеонов”. Однако все мои мысли по части рекламных лозунгов и обращений в прокуратору моментально испарились, когда прямо перед моим носом искомый предмет шаловливо блеснул крылышками и полетел в неопределённом направлении.
Со стороны, наверное, казалось, что я либо обкурился, либо очень долго и беспросветно пил, так как мои странные телодвижения явно вызывали нехорошие ассоциации у наблюдавших. По крайней мере, все почему-то сразу оживились и, очевидно надеясь загнать меня в смирительный костюм, погнались за мной с вполне определёнными намерениями. Наверное, это очень странно, но именно сейчас, когда я с бешенной скоростью преследую снитч, а меня с никак не меньшей скоростью преследуют люди с говорящими профессиями охотники, загонщики и ловцы, именно сейчас я думаю о том, что всё же надо было показать Ричарду или медсестре свою рану на левом боку, а не строить из себя недостроенного героя, тем более что снова просыпающаяся усталость начинала забирать все бразды правления в свои руки. Я и так последние часа два протянул на одной силе воли, а тут ещё и… Странные мысли, однако… Надо сейчас же перестать об этом думать, тем более теперь, когда впереди мелькает снитч, когда ещё так возможна вероятность достойного выхода из дурацкого положения, когда… Крутое пике, ещё какие-то непонятные пассе, резкий уход вниз и такой же резкий поворот наверх. На половине пути к заветному золотому мячику с крылышками пролетел бладжер, так что пришлось мне совершить незапланированную мёртвую петлю, однако это почему-то наоборот приблизило меня к долгожданной поимке, ещё несколько бросаний из стороны в сторону и снитч, крепко зажатый в моей руке, лишь тихо трепыхает крылышками. Я замер с высоко поднятой рукой, и стадион взорвался аплодисментами. С надеждой глянув на табло, я поражённо выдохнул, вспоминая все прочитанные приметы хорошего ловца: “юркий, быстрый, ловкий и умеет поймать снитч именно тогда, когда это надо”. Счастливо улыбнувшись счёту 320:320 и будучи весьма довольным собой, я приземлился на землю.
LapulyaVerona
27.9.2008, 18:04 · Re: Предлагаю обсудить свой фанфик "Везунчик".
Аватар
Глава 41.

– Медведь, открывай!! Сова пришла…
По ту сторону занавески послышались подозрительные звуки, инициированные мною как засовывание головы под подушку, накрытие всех частей тела одеялом и пространственное отмахивание лапой от невидимой птички.
– Медведь, сейчас ведь дёрну за верёвочку, дверь и откроется, и по голове кого-нибудь несколько раз шарахнет… Медведь!
Всё те же странные потусторонние шорохи, к которым ещё, правда, примешалось несколько нечленораздельное бурчание чего-то вроде “Надо спать! Ночь на дворе…”, на кое я, оскорбившись в самых своих наилучших чувствах, тут же возразил.
– Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро!! Парам-парам, парам-парам…
Тут же занавеска была отодвинута и на меня крайне удивлённо вытаращились ошарашенные карие глаза диаметром никак не меньше полуметра (а сам виноват, нечего было периодически прыгать по моим несчастным ушам, пусть теперь слушает мои песнопения!).
– ЧТО?!! – Поражённо выдохнув, он быстро оглянулся. – Уже утро?!!
– Тише ты!! Конечно, утро. Четыре утра…
Медведь подозрительно потянулся за подушкой, и я, во избежание сильных увечий (безусловно, сейчас мы находились в больничном крыле и если что, то и первую, и вторую и даже самую последнюю в моей жизни медицинскую помощь мне бы моментально оказали, но рисковать упорно не хотелось), тут же вытянул вперёд руки… Нет, не в жесте “сдаюсь на милость Божью, или же на вашу, государь наш великий, что приравнивается”, и даже не в тщетной попытке помолиться напоследок и попытаться искупить все грехи, причём мне бы явно помогли смыть их кровью, а…
– Это что?..
– Как что?! Как ты думаешь, зачем я к тебе с утра пораньше припёрся?
– Чтобы поделиться счастливой новостью, что ты наконец-то выбрал себе соответствующую твоей сущности кличку среди представителей фауны…
Нда, а ещё про логику пьяных анекдоты складывают, когда есть такие достойные полусонные экземпляры, проявляющие просто подозрительные чудеса кретинизма.
– В чём-то ты прав – я действительно чувствую себя нагло использованной почтовой совой, к лапке которой буквально практически привязали какую-то бумажку со словами передать мишке косолапому…
Медведь как-то не так на меня глянул, и я поспешил исправиться.
– В том смысле, что шоколадку тебе ещё передали, да и так, по мелочи… Я еле дотащил!
Быстро свалив всё, что до этого приходилось держать в руках, на кровать к почти окончательно проснувшемуся и явно притворяющемуся плюшевым мишке, я попытался отступить от вражеских позиций.
– А кто передал?
– Одна небезызвестная тебе особа, которая учится на факультете Равенкло… Там и письмо прилагается… Ну, ладно, я пойду – как-никак, ночь на дворе… Надо спать!!
– СТОЯТЬ!! – Я слегка притормозил и абсолютно недоумевающе воззрился на Медведя. – Откуда у тебя всё это?
– Говорю же, мне просто пришлось всё это передать тебе от Ты-Знаешь-Кого… – Загадочно глянув на явно выжидающего друга, я поспешил ретироваться. – Уже очень поздняя ночь, пора бы и спать… Так что давай, спи спокойно, дорогой друг…
– Так ведь уже утро, разве не так?
– Не так! Я тебе нагло соврал – ещё только три часа пятьдесят пять минут НОЧИ, так что отвали от меня, пока я не решил конфисковать имущество!
– Где ты встретил Падму Патил?
– Я тебе сейчас ничего не расскажу, потому что хочу спать и мне катастрофически нужны эти полтора часа отдыха, понятно? Сегодня утром – возможно, но не сейчас.
Медведь задумчиво смотрел на письмо, переданное его девушкой через скоро уж точно профессиональную сову, но пока ещё просто Лаки.
– Ты знаешь, сколько ты спал?
– Нет, Медведь, я ничего не знаю, да и говорить мне ничего не надо…
– А Ричард…
– Я только что от него. Всё в порядке, правда. Спи.
Только встретившись со своей уже практически приватизированной койкой, которая стала мне такой родной, знакомой и явно любимой за долгие часы и дни тесного общения, я провалился, правда, только в глубокий-глубокий сон, но подозрительно и явно приветливо скрипнувшая кровать обещала исправить все свои ошибки в самом наиближайшем будущем.
***
За два дня до описанных выше событий. Квиддичный матч, сразу после окончания.
С довольной улыбкой, растянувшейся настолько, что уже отметка “уши” была давно преодолена, я приземлился на землю и только было хотел повернуться к друзьям и сообщить, что мы молодцы и успешно отмучались, как вдруг из рук моих была выбита метла, а сам я на практике удостоверился в том, что сугробы всё же в некотором роде препятствуют переламыванию всех без исключения костей. Не давая мне даже вздохнуть, не говоря уже о том, чтобы встать, метеор повышенного радиуса поражения, она же чёрная бестия, она же Пантера разсчастливая, перекувыркнувшись вместе со мной пару раз по снегу, смачно чмокнула меня в щёку.
– Ты… Ты просто прелесть! Нет, ты лучше, чем прелесть, ты…
Я мягко попытался спихнуть с себя дополнительную тяжесть, после пары секунд упорных трудов у меня это даже получилось, после чего я галантно подал ручку Пантере и помог ей подняться. К нам со стадиона неслись какие-то люди, вокруг стоял непередаваемый шум и гам, но я застыл, как вкопанный, как оглушённый, как человек, которого скоро, возможно, ждёт долгая и мучительная смерть…
На белом снегу, чуть примятом после проявлений радости Пантеры, ярко алело кровавое пятно. Моментально прикинув, что со мной сделает Ричард, если узнает, в каком состоянии я вышел на поле, я достал волшебную палочку, прошептал Evanesco и взглянул в глаза стоящей рядом со мной девушки, которая, через секунду сообразив, что сейчас может случиться, с деланно счастливым визгом обняла меня, и мы закружились.
– Стоять на месте!! – Адресовано это было конкретно нам, однако застыли почему-то все, что, в общем-то, было весьма естественно, так как уж слишком разъярённо рявкнул данный приказ тренер, неподалёку от которого с подозрительно довольной ухмылкой стоял профессор Снейп, явно являющийся, пусть и резервной, но очень тяжёлой артиллерией.
– Лаки, немедленно опусти тяжести.
Пантера тут же отскочила от меня метра так на два и, даже не возмутившись по поводу оскорбления личности и личностного веса, попыталась слиться с пейзажем. Оглядев суровый вид тренера и поняв, что выкрутиться уже вряд ли получится, я решил переть нагло и напролом, попытаться уподобиться танку-вездеходу, упорно строить из себя недоделанного идиота, повесить табличку на шею “внимание, ведутся строительные работы, просьба не подходить” и просто, с криком “Бей врагов и пей томатный сок”, извлечь из кармана быстро увеличенную фляжку, в которой вода была только что чудесно перезаколдована под вышеобозванный сок. Сделав один смачный глоток, я с недоверием взболтнул фляжку. Ничего. Тогда я, удостоверившись, что так дело не пойдёт и придётся всё это дело разворачивать, перевернул фляжку и, самозабвенно постучав по донышку, обнаружил, что там действительно осталась всего-то пара капель.
– Какая жалость… – Почти натурально взгрустнул я, смотря на алые капли сока на ярко белеющем снегу.
– Уважаемая профессор МакГонагл, не были бы Вы столь любезны наколдовать волшебные носилки для транспортировки раненого?
Преподавательница трансфигурации не сразу поняла, где это тренер нашёл хоть кого-нибудь, кого нужно было бы транспортировать, поэтому притормознулась и начала активно оглядываться в поисках той несчастной жертвы, на которую можно было бы кинуться с душераздирающем криком “О Господи, что случилось?!!” и в срочном порядке оказать уже абсолютно точно несчастной жертве все виды доступной и недоступной помощи.
Однако пока на лице профессора МакГонагл отражалось смутное беспокойство, а я проводил в своём больном сознании (согласно обратному утверждению, отталкивающемуся от “в здоровом теле здоровый дух”) различные странные ассоциативные параллели, профессор Снейп уже успел быстро наколдовать объект прошения.
– Залезай.
Руки тренера сложены на груди, глаза свирепо прищурены, да и вообще вся поза свидетельствует о том, что скорее Волдеморт начнёт сажать цветочки и разводить бабочек, чем он откажется от идеи отправить меня в места лишения свободы под чутким надсмотром мадам Помфри.
– Прошу прощения, сэр, это Вы ко мне?..
– Мне нужно повторяться?
– Нет, что Вы, сэр…
И с этими словами я пошёл в прямо противоположную от носилок сторону.
– СТОЯТЬ!!!
От неожиданности я даже мало того, что остановился, так ещё и оглянулся.
– Тебя что, за руку тащить надо?
– Но как же…
– Никак!
– А тут же…
– И это тоже!!!
Однако я продолжал медленно пятиться, пытаясь всё же… Да! С довольным видом я взял в руки метлу, которую у меня столь кощунственно выбили из рук, когда выбивали землю из-под ног. Но радость моя поубавилась, когда я заметил преувеличенно счастливую улыбку Ричарда.
– Это ведь не то, о чём я думаю?..
Тренер почти недоумённо приподнял одну бровь, и пришлось мне, с тяжким вздохом, впихивать в руки сопротивляющемуся Рону теперь уже и не свою метлу.
– Уизли, бери, пока дают!! Между прочим, не абы что и как предлагают, а Молнию последней модели!
– Но…
– И снитч тоже держи. Давай, сжимай кулак… А то ведь улетит ещё, лови его потом…
Ошарашенный вратарь противоборствующей команды продолжал упорно что-то плести о том, что ему ничего и не надо, что он никому и ничего, да и вообще, что он, рыжий, что ли?! Упс…
– Или ты её берёшь себе на вечное пользование, или я её выкидываю…
– ЧТО?!! Молнию?!! Выкинуть?!!!
– А какая метле разница, где валяться, а?
Такого кощунства над предметом поклонения преданный фанат квиддича выдержать не смог, и у моего нотариуса на одну потенциальную проблему стало меньше. Оглянувшись на выжидательно настроенного тренера, я с явным сомнением в голосе попытался уточнить несколько интересующих меня вопросов.
– Ричард, а ты уверен, что победителей носят не на руках?..
Он кивнул и снова взглядом указал на носилки.
– А разве же на носилках не переносят тяжелораненых?
– Точно! – Эй, а что это он со мной как с тяжелобольным идиотом, которого срочно и на носилках нужно доставить в комнатку с мягкими стенками, разговаривает?!!
– И в чём тут смысл?! – Наконец не выдержал я и задал сакраментальный вопрос.
– Лаки, прекрати концерт! Я всё видел…
– А что конкретно подразумевается под словом “всё”? – Недоверчиво прищурившись, решился уточнить я. Не, а то мало ли, что он там углядел в процессе подлого подглядывания, пардон, приглядывания, в общем… Это всё не есть гуд, жаль, что Ричард упорно отказывается сей факт обмозговать и осознать.
– За-ле-зай! – Прямо по слогам, как в первом классе… И как в первом классе на ковёр к начальству пошёл я, с той лишь разницей, что мой рост и возраст были несколько изменены по независящим от меня причинам, а коврик был подло подменён на носилки. – Ты что, правда думал, что я куплюсь на фокус с якобы случайно разлитым томатным соком?.. – Уже удобно развалившись и принципиально сложив руки на груди, я, сквозь одолевавший меня сон, тихо прошептал ответ.
– Нет, но попробовать стоило…
***
Через два дня после окончания квиддичного матча.
Я всегда был убеждён в том, что пробуждать человека ото сна с утра пораньше – это подло, вечером попозже – это бессмысленно, а днём так вообще кощунственно. Однако, как всегда, моим убеждениям существовала оппозиция, которая с завидным постоянством заставляла меня просыпаться именно тогда, когда я так хотел лишний час-другой отдохнуть. На этот раз источниками шума, от которого я и, собственно говоря, проснулся, были два ожесточённо спорящих голоса. Так как все из предпринятых мною попыток перевёртывания на бок и нахождения затычек для ушей потерпели полное фиаско, то в кошмарном настроении я пошёл прямо по направлению к спорящим сторонам, дабы разрешить их конфликт, можно с помощью грубой физической силы.
– И вовсе вы не больны, мистер Малфой!
– Я?! Не болен?!!! Да я…
– Да он самый тяжелобольной в мире человек!!! – Интересно, это каким же должен был быть мой сон, что я столь долго и упорно не замечал звуков попыток штурма медпункта парнем Бали?
– Мистер Поттер, вы почему встали?! Вам нельзя! Немедленно в постель, я вам дам лекарство, и вы будете спать…
– Мадам Помфри, а как же госпитализация мистера Малфоя?
– Но он абсолютно здоров!
– Но это только пока!
– ЧТО?! – Одновременно спросили они, причём слизеринец начал подозрительно пятиться, явно припоминая Карлсона с его шедевральным замечанием “ой, что-то мне так домой захотелось…”.
– Знаете, жизнь такая штука опасная, вот, к примеру, шёл человек шёл, а потом – бац! И с лестницы навернулся. Сильно так навернулся… Все ступеньки у всех лестниц замка пересчитал… Так что лучше сразу, так сказать, заранее, госпитализировать мистера Малфоя, на всякий случай…
– Но он здоров!
– Но я тоже!! Так почему же я нахожусь тут, а Малфою нельзя? Это что же это за несправедливость жизни-то такая, а? Это ж надо ж так предвзято относиться к ученикам, да вы, мадам Помфри… Расистка! Да-да, именно так! А что, скажете, нет?
– Но…
Но все попытки медсестры оправдаться и убедить меня в неправильности моих суждений были обречены на провал, поэтому, когда я закончил свою прочувственную речь, мадам Помфри лишь махнула рукой и указала Малфою на свободную кровать, после чего отрезала мне путь к свободе (читай: закрыла дверь на все замки и заклятия) и гордо самоудалилась.
– Спасибо тебе большое, а то я тут уже третий день околачивался, а меня не пропускали…
– Так надо было сразу как-нибудь поудачнее с лестницы навернуться! А что? Они у вас, лестницы-то, ох буйные… Не всякий, милок, с управлением-то справиться: кого занесёт, кого принесёт… Тебя вот принесло, на фиг – непонятно… А теперь отбросим все хи-хи и ха-ха в сторону и поговорим серьёзно. Я тебя честно предупреждаю, что самолично спущу с лестницы, если хоть один звук достигнет ушей моих и пробудит ото сна. Усё понятно?
А Малфою было понятно, даже не так – Малфою всё было предельно ясно и понятно, поэтому, вместо того, чтобы быстро кинуться к предполагаемой койке Бали, он задумчиво попятился в сторону своей кровати. Плюнув на него, но, к моему огромному сожалению, не слишком прицельно, поэтому плевок слизеринца не достиг, я самозабвенно укутался в одеяло и почти сразу же уснул, абсолютно не беспокоясь о том, что в два часа дня спать как-то неправильно и нелогично.
Третье моё пробуждение ото сна было примерно таким же чудесным и крайне приятным, как и первые два. Нет, ну согласитесь же, что любой человек в здравом уме и трезвой памяти только и мечтает о том, как бы ему проснуться от того, что к нему кто-то лезет под подушку.
– Оружия нет. Оно всё конфисковано.
И с этими словами я перекидываю руки за голову, хватаюсь за края подушки и с силой шарахаю ею по башке посмевшего меня разбудить Медведя, который от неожиданности нападения даже отошёл на несколько шагов назад, любовно сжимая пернатое создание так, будто бы мечтой всей его сознательной и почти всей бессознательной жизни была только идея придушить меня, причём именно этой самой подушкой.
– А говоришь, оружия нету… – Почти с укором глядя на наведённый на него пистолет, сказал Медведь, опуская потенциальное орудие убийства.
– Это не в счёт, а в общем и целом – нет. Так какая, говоришь, глобальная проблема современности принесла тебя к пологу моей кровати?..
– Ты мне что ночью обещал?
Я натурально похлопал ресницами, после чего изобразил резкое понимание и деланное смущение, после чего… Ещё натуральнее похлопал ресницами. Медведь с неясными пока намерениями развалился на краю моей кровати и придвинулся поближе.
– Уйди, прааативный… – Протянул я, попутно пряча пистолет и ну о-очень картинно строя глазки.
– Лаки, я тебе сейчас тааакое расскажу… – Повторив почти все мои действия, с заговорщическим видом полушёпотом сказал Медведь.
– Ой, ну ты чего?.. Ну, не надо… Я… Я позову мадам Помфри! Вот!! И она тебе всё скажет, всё-всё, вот…
– Ябеда, вот ты кто! Ну, тогда я вот обижусь и уйду…
– Э-э-э… Мальчики, а вы как бы что тут делаете, а?
Недоверчиво глядящая на нас Лиз подозрительно потянулась за подушкой, потом она до неё дотянулась, а потом… Нагло плюхнулась прямо на середину кровати, что не могло устраивать меня просто по определению, так как эта диверсия была практически расценена мною как попытка вооружённого (подушку она всё ещё сжимала) захвата территории, поэтому я, как истинный защитник отечества (читай: конституционного строя, а точнее – статьи, в которой говорится о неприкосновенности частной собственности), тут же подушку отнял и на законное место водрузил, преступника задержал и даже с комфортом разместил. По крайней мере, ни одна хитрая лисица не возражала против лежания со мной на кровати почти в обнимку.
– А сейчас Лаки расскажет нам сказку…
– …про то, как обычно делают чучело из медведя…
– Нет, ты расскажешь нам про то, как встретился с моей девушкой. Ты ведь, случаем, не забыл, что обещал “часика через полтора”…
– Ну и? Ты намекаешь на мою пунктуальность?! Я возмущён до глубин всего своего наиглубинного, до возмущения всего невозмущённого, до…
– …до такой степени, что проспал больше пятнадцати часов и так и не соизволил усовестить все глубины наиглубинные! Уже семь вечера, так что тебе не отвертеться. Рассказывай, как дело было…
– А как дело было?..
Как дело было.
Рой мельтешащих и чего-то в чём-то копошащихся мыслей проносился туда и обратно в моей гудящей голове, но среди всех этих вкалывающих трудогомиков явной королевой была мысль, что всё же стоит бросить пить. Однако через какое-то мгновение новое вспоминание фактов свергло уже и не королеву с престола, а именно – сейчас уже давно не осень, а зима, в то время как депрессия и угнетающее чувство несостоятельности жизни, выражающееся в активном поиске каких-нибудь проблем и приключений на не в приличных обществах будет упомянуто какие органы и части тела, а также достойное лучшего применения упорство в попытке чем-нибудь залить горе и погибнуть по возможности погероичнее и потрагичнее – это всё симптомы моей Великой Осенней Депрессии, которая снова скрылась в окопах до поры до времени, а точнее – до следующего начала октября. Так что, получается, сильнейшая головная боль и непонятные переливающиеся различными оттенками чёрного кружочки и точечки не являются последствиями бурно проведённых дней отпуска, хотя бы просто потому, что отдых в последнее время, вроде как, не намечался.
И тут меня осенило, причём так сильно и ярко, что я почему-то в срочном порядке закрыл глаза и, бормоча, “чур меня, бесы видятся!”, осенил себя крестным знаменем. На удивление помогло, и в голове весьма чётко сформировалась картинка, которую я имел честь лицезреть во сне. Ещё секунду полежав и попытавшись собраться с мыслями, я осознал, что дело это бесполезное и этих милых созданий в моей голове просто-напросто нет, поэтому аккуратно поднялся, проморгался, убедился, что, вроде как, сегодня все вещи на свои места пришли не в тройной экземпляре и, быстро отрыв где-то какое-то подобие хоть чуточку приличной одежды, срочно направился для осуществления намеченной цели.
– Давай так: я сейчас закрою глаза, досчитаю до одного, а когда я очи ясные распахну, то даже запаха твоего одеколона тут не будет, не говоря уже об отпечатках пальцев или памятнике Тебе Великому в натуральную величину. Договорились?..
– Во-первых, я не пользуюсь одеколоном, во-вторых, я тут ни к чему не прикасался внутренней стороной ладони, в-третьих… Может, уже пропустишь меня, усадишь в кресло, предложишь чаю с лимонные дольками, а сам…
– Кабинет директора на два этажа выше. Горгулье скажешь, что…
– Я не ошибся адресом!
– Нет, неверно – пароль сейчас другой…
– Ричард, в конце концов! Позови директора и дай я присяду! А лучше лягу… Можно в гроб… И учти – я хочу себе с белым кантиком!
На этих словах меня втолкали в личные покои тренера, усадили в кресло… Вот сейчас бы чашечку чаю… Но моим благим помыслам сбыться было не суждено – Ричард, видимо, забыл об этом весьма важном составляющем образа гостеприимного хозяина. Хотя, действительно, какие гости в половине второго ночи?
Я сидел с закрытыми глазами и наивно ждал, что вот сейчас дверь распахнётся, и профессор Дамблдор предстанет передо мной мудрым змием, имеющим ответы на все-все вопросы, которые только можно пожелать задать, что, загадочно блеснув очками-половинками с примесями формы полумесяцев, он в срочном порядке объяснит несколько тупомордому мне, где и кто зимует, и куда мне самому отправиться на зимовку…
– Гарри, что-то случилось?
Странно, но я почти ничего не слышал из того, что сейчас говорили окружающие, поэтому-то, наверное, и не заметил, как появился Дамблдор. Сейчас же он, обеспокоенно переглянувшись с тренером, вызвал Снейпа. Перед глазами всё начинало плясать цветастый хоровод, а в ушах отдавались звуковые последствия развесёлого пляса. Кое-как сумев прочитать по губам повторение вопроса, я начал быстро отвечать.
– Планируется нападение на семью Патил.
– Когда? – Так спокойно и невозмутимо, даже не усомнившись в моей правоте, спросил директор, что почему-то на душе стало гораздо легче.
– Сегодня ночью. Точнее, уже почти сейчас. Поторопитесь…
Дамблдор исчез в вихре зелёного пламени камина, а оставшийся в комнате Снейп, в своей привычной пренебрежительно-снисходительной ухмылке кривя губы, попытался поинтересоваться, как у меня дела.
– Всё отлично. Если я вам больше не нужен, то…
Голос свой я так и не узнал. Хотя бы просто потому, что услышать его мне было не дано. Видимо, никто тоже не счёл нужным обращать внимание на такую мелочь, как моё личное чисто субъективное мнение по данному вопросу, поэтому в моём явно больном сознании в тот момент даже не проскользнуло мысли о попытке совершения побега. Когда зельевар закончил читать какое-то длинное заклинание, мне стало гораздо лучше, а через некоторое время сознание даже немножко прояснилось.
– И что же это было?
Однако сразу после выговаривания этих вполне простых слов я схватился за лоб, который сейчас просто прожгло насквозь огнём. Откуда-то из глубин души появилась странная злоба, агрессия и ненависть, которая была почему-то направлена на только что появившегося из камина Дамблдора. Попытавшись не кинуться на него и не разорвать на мелкие кусочки размером никак не превышающие атомы, я сжал руками виски. Послышался какой-то странный звон в огромных количествах бьющихся стёкол, после чего на мгновение в уплывающем сознании вспыхнула мысль, что Ричарда может задеть, и…
Когда пелена с глаз окончательно исчезла, я, оглянувшись, увидел, что все предметы в комнате, которые только можно было бы разбить, а также ещё кой-чего из того, что по идее разбиванию не подлежало, составляли странный застывший разноцветный фонтан, который удерживала в воздухе моя поднятая вверх левая ладонь, которую я медленно опустил. Моментально в комнате раздался относительно мелодичный, причём очень относительной приятности, звук разбивания недоразбитого.
– Ты в порядке?
Этот вопрос мы с Ричардом задали одновременно, что вызвало у нас лёгкие и практически одинаковые усмешки.
– Надо на него какую-нибудь защиту поставить, чтобы…
Мы снова одновременно заткнулись и, через секунду молчания, послышалось моё возмущённое “эй, я всё ещё здесь!” и не менее гневная фраза Ричарда “я никуда не уходил и пока не собираюсь!”.
– Ну, вот, ты снова в разговорах используешь мои фразочки!
– Я?!! Пардон, Лаки, но плагиатом я не занимаюсь, чего нельзя сказать о тебе…
– Вообще-то “пардон” в разговорах постоянно использую я, а не…
– Но пошло всё это от меня!
– Неправда! – Через секунду раздумий и усиленных копаний в воспоминаниях я как-то подозрительно неуверенно протянул “что, правда, что ли?..”, на что крайне довольный тренер лишь слегка пожал плечами. – Вот блин…
Через где-то минут пятнадцать, когда профессор Дамблдор снова не смог сбежать отсюда, хотя хотелось ему этого, видимо, сильно, я задал сакраментальный вопрос.
– Почему мне никто из вас, – кивок в сторону директора и преподавателя зелий, – упорно не смотрит в глаза, хотя до этого вас лимонными дольками не корми, а дай только просканировать сетчатку, зрачки и… Блин, у меня что, что-то с ними не так? Они что, красного цвета и с мистической подсветкой, что ли?!
– Почти… – А вот это уже наезд так наезд, причём не от кого-нибудь, а от любимого, единственного и неповторимого преподавателя зелий! – Когда Альбус вышел из камина, огонь, наверное, слегка отразился в твоих глазах, поэтому создавалось впечатление, что…
– Что я – вселенское зло и меня надо избегать. Ну, вы бы так сразу и сказали, директор, я бы вас не стал тогда обременять своим обществом. Кстати, что там с Патилами? Ричард, ты ведь знаешь, что наш Медведь встречается с одной из их дочерей?
Утвердительный кивок, и ещё на пару минут затянулось повествование о том, что когда директор пришёл в их дом, то сразу же переместил сонную чету через камин к себе в кабинет, где они сейчас и находятся, а буквально через пару минут сработала наспех поставленная сигнализация – на уже пустое здание таки напали.
– Может, мне сходить за близняшками, я думаю, они бы все были бы рады увидеть друг друга… Да и Падма вполне может захотеть передать через меня что-нибудь своему парню, правильно?
Что-то подозрительно со мной сегодня ВООБЩЕ никто не спорит, хотя обычно от этого было крайне тяжело удержать окружающих меня людей. Уже через час, когда стрелки показывали начало четвёртого, я отправился в расположенную в относительной близости от больничного крыла комнатку по желанию, где и набрал всего-всего, причём в неограниченных ничем количествах, так как это только передачки Медведю упорно отказывались уменьшаться, а остальные сумки таким бзиком не страдали.
Свалив под свою кровать всё, что было мною подло натаскано и теперь уже даже и заныкано, я, взяв в руки то, что равенкловка мне строго-настрого велела даже и немедленно передать Медведю, подошёл к пологу его кровати. Хм, дела… Под занавеску, отгораживающую его кровать, просто так не поднырнёшь, верёвочки, чтобы чудеснейшим образом за неё потянуть теми же зубам, а полог бы сразу прямо и раздвинулся, нигде не наблюдалось, а складывание на пол всего того, что приходилось держать в руках – дело долгое, тем более, что всё равно этого лежебоку, впавшего в глубокую спячку, будить придётся, так что…
– Медведь, открывай!! Сова пришла…
От предавания не самым приятным воспоминаниям я был отвлечён путём передавания мне кинетической и потенциальной энергий подушки методом научного удара по энергиепроводящей и принимающей антенне-молнии, расположенной на замаскированном чёлкой лбу.
– Момент! Осталась заключительная серия из сериала “Лаки. Перезагрузка”… – Я многозначительно пригладил торчащие во все стороны и подо всеми, даже самыми немыслимыми, углами волосы.
– Результаты переустановки системы робот…
– Луноход-1. – Многозначительно поправил я, подумывая насчёт того, чтобы снять парочку элементов обшивки корпуса, можно не только с себя, но и с той же Луны Лавгуд, которая в принципе, если очень хорошо и в темноте не присматриваться, то очень даже и ничего… – Отчёт: система особенно серьёзных ошибок не обнаружила, но было доподлинно установлено, что данная машина – не Попка.
Медведь и Лиз подозрительно переглянулись и явно подумали о чём-то не о том.
– Имелось ввиду, что я – не попугай, поэтому повторять одно и то же по нескольку раз не буду, так что в ваших же интересах собрать всех и как можно скорее!
Лиз, уже пригревшаяся и крайне удобно устроившаяся на достаточно комфортабельной подушке, роль которой блестяще исполнял я, всем своим видом давала понять, что сдвинуть её с места может только чудо, ну, или хотя бы Пантера. Поэтому, горестно вздохнув, Медведь отправился за остальными.
– И как это всё понимать?! Безусловно, спасибо, Лиз, что нагрела место, но теперь будь добра покинуть данное помещение, причём со всей возможной скоростью!!
– Спокойствие, только спокойствие! – Относительно уверенным голосом протянул я, притягивая к себе волшебную палочку. Несколько достаточно сложных пасов – и к площади кровати поприбавилось несколько сантиметров. Я ругнулся, однако попыток оставлять был не намерен.
– Лучше мы кровати сдвинем! – Безапелляционным тоном вынесла неподлежащий обжалованию приговор судья, которой когда-то давно так хотела стать Бали. Я вздохнул, но спорить не стал, поэтому уже через пару минут мы все разлеглись на одной большой-пребольшой кровати, с комфортом подложив под головы подушки и не нарушая странную по своей подозрительности тишину. Я еле слышно прошептал необходимую для создания защищающего от прослушивания поля формулу, после чего с хитрым видом слегка поманил к себе Малфоя.
– Не иди!! Ни в коем случае!! – Слизеринец недоумевающе воззрился на Лиз, которая тихо и как будто бы по секрету сказала, что сегодня небо подозрительно голубое…
– Ну, не хочешь, как хочешь! – Но когда Драко с облегчением выдохнул, я нехорошо ухмыльнулся и слегка наклонился к нему. – Я сам приду…
Однако же угрозу свою я не выполнил, а просто оглушил Малфоя, проигнорировал возмущённые возгласы девушки находящегося во временно невменяемом состоянии парня и тихо заявил, что “я вам сейчас такое расскажу…”, что почему-то сразу же заставило всех забыть о несчастном пареньке и переключить своё внимание только на меня.
– Значит, так. Сплю я, значит, себе, сплю. Никого не трогаю, никому не мешаю, не храплю и не буяню. И тут… – Выдержав театральную паузу, я зловеще продолжил. – Мне стал сниться странный, очень странный сон. Если бы это безобразие можно было бы как-нибудь определить по жанру, то это явно был бы… Захватывающий эротический триллер. И, прости меня, Пантера, но в главной роли была не ты, а… Волдеморт… Ну, так вот – мне снились стоны, крики, захват заложников и ещё много всего интересного, как вдруг я проснулся, обнаружил, что фильм ещё не окончен, а из кинотеатра меня уже за кидание поп-корном и неподобающее поведение выперли, поэтому я тут же решил сходить к председателю организации защиты прав потребителей, куда и отправился. Там я пожаловался на свою горькую судьбину, сказал, что я невиновен и меня оклеветали, а в качестве свидетелей предложил позвать семью Патил, которые всё-всё видели и, естественно, приняли мою позицию в данном вопросе. Приглашённые прокурор Снейп и судья Дамблдор также сочли, что я вёл себя достаточно прилично, по крайней мере, по моим меркам, поэтому в качестве компенсации напоили меня чаем с лимонными дольками и одолжили парочку крыльев вкупе с колчаном стрел и возможностью порхать почти голым. А если говорить проще, то я временно был удостоен чести подработать Купидоном, поэтому быстренько среди почти идентичных близняшек Патил вычислил Падму, напомнил ей об её сильнейшем желании что-нибудь передать Медведю, после чего переквалифицировался в грузового ангелка с помесью голубка и тут же посылку доставил. Потом я ещё слегка так подтолкнул мадам Помфри к принятию решения о допустимости нахождения больного, пусть даже и только на голову, человека в больничном крыле и отправился спать. Дальше сон мой был крепок и безмятежен, да и проснулся я уже только от того, что Медведю стало скучно и он вспомнил, как пройти к полуголому и недорасквалифицировавшемуся голубку, то есть ко мне. А потом подошла Лиз, ну, а дальше уже всё ясно и понятно… Вопросы есть?
Вопросы были. Причём было их подозрительно много, причём настолько подозрительно, что пришлось пересказывать практически всю достоверную правду без моего привычного искажения фактов, что не могло не огорчать. Однако где-то минут через пять все недоразумения доразумились, невразумлённые вразумились, Малфои проэнерветились, да и вообще, жизнь стала гораздо лучше и прекраснее, особенно когда я, резко вспомнив карту местности, кое-как извлёк из-под кровати все натасканные пакеты с припасами, правда, только съестными (боевые я заныкал куда-то уж слишком далеко). Вот так, весело болтая и смеясь, мы и пролежали до половины двенадцатого ночи, хотя, безусловно, мы бы пролежали и дольше, если бы в один прекрасный момент никто бы не спросил:
– А никому не нужно лежать в СВОЕЙ постели и восстанавливать силы?
На абонентский ящик данного высказывания поступило несколько писем, которые тренер даже принял к сведению и, аккуратно заняв половину всех кроватей, пролежал с теперь уже сидящими нами до довольно позднего времени, пока нас всех не разогнала взбешённая неожиданным шабашем мадам Помфри. Хотя даже такой полный разгон стоил одного только воровато-виновато-пристыжённого выражения лица Ричарда, когда он пытался уподобиться хамелеону и слиться с местностью, что у него через пару секунд упорных отнекиваний и отхождения на максимально большое расстояние даже с успехом и удалось.
День можно было бы с успехом назвать удачным, если бы на краю засыпающего сознания не скользнула мысля, что скоро Рождество, а про такую важную вещь, как подарки, я благополучно забыл. Но ничего – что-нибудь да придумаю!
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

3 страниц V   1 2 3 
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 5.12.2016, 15:28
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика