Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Рагнарок (часть 4), ТЛ, СС, н.ж.п., н.м.п.

Red Dragon
9.8.2007, 1:05 · Рагнарок (часть 4), ТЛ, СС, н.ж.п., н.м.п.
Аватар
Гы... я тут попозорюсь немного))))))))) Но всё-таки выложу это фик. Точнее, заключительную часть dance2.gif
Название: Рагнарок* (часть 4)
Автор: Red Dragon
Фандом: ГП
Бета: пока нет, но скоро, надеюсь, будет =)
Персонажи: Волдеморт, Северус Снэйп, н.ж.п., н.м.п.
Саммари: *- в скандинавской мифологии битва богов, последняя схватка, в которой боги своим могучим оружием уничтожают друг друга и весь мир.
Это заключительная часть фика "Игры с кровью", "Замкнутый круг", "Искусство смерти" - всё это пишется уже почти 5 лет с переменным успехом.
Предупреждение: гибель одного или нескольких канонических персонажей.
Жанр: Ужасы/ AU/ Ангст
Рейтинг: R
Остальное тут: http://www.diary.ru/~6red6dragon6/
Red Dragon
9.8.2007, 1:07 · Re: Рагнарок (часть 4), ТЛ, СС, н.ж.п., н.м.п.
Аватар
Его плоть скрывают тени,
Кожа пахнет как металл.
Бог созданий, разрушений,
Он вернулся, он восстал!
Этот мир стоит на грани.
Бог очнулся ото сна;
Пропустил он через длани
Нить невидимого зла.
Он набросил паутину
Ядовитых снов. Саван
Защитил надежно спину,
Обнял тьмою гибкий стан.
Синий пламень водит танцы
По поверхностям глазниц,
Отражая ярость глянцем,
Рвется прочь, спадает вниз.
Наши души будто струны
Для его изящных рук.
Вместо нот забвенья руны –
Песнь замкнула этот круг.
Он пройдет, перерождая
Наши истины и мир;
Как чума, помех не зная,
Пряча дух под тенью крыл.
Все исчезнет – зло и благо,
Что невинно, что грешно.
Ядом проклятое жало
К нам вернулось, в нас вошло!..

Глава 1. Воротник Криоса
Он шёл целеустремлённо, как будто на назначенное свидание, по широкой пещере с высокими потолками. Конечности холодели и немели, но это только заставляло его двигаться быстрее, нетерпеливее. Наконец, та стала расширяться, пока в итоге не превратилась в огромную залу с незримым источником освещения. Эта часть пещеры казалась нетронутой, тускло светился хрусталь, блестели металлы, мимолетно посверкивали драгоценности, загадочные предметы, предназначенные для непредставимых целей, еле различимых в туманном свете – дивная сокровищница из сказок самой Шахирезады.
Он остановился и увидел хрустальные диски. Они стояли вертикально, достигая в высоту пятнадцати футов, и имели форму линзы, с мощным утолщением в центре. Диски были полые; внутри молочный, как лунный свет, диск около фута шириной. От краёв этого диска отходили бесчисленные нити, каждая не толще волоса и серебристая. Нити пересекались друг с другом, напоминая огромную паутину. Расположенные равномерно по краю большого диска двенадцать маленьких линз из того же лунно-туманного материала. Нити собирались в этих линзах, как миниатюрные уздечки. Диски покоились на основаниях из серого металла, снабжённых полозьями, как санки. То, что поддерживало диски в вертикальном положении, находилось в основаниях.
Далее, по углам возвышались горы ящиков: одни были маленькими, которые с лёгкостью мог бы поднять один человек, другие - огромные, размером со стеллажи. По полу были разбросаны десятки серебряных шаров, покрытых символами.
В глубине залы, на металлических спусковых салазках лежал корабль. С его борта свисал трап, Он поднялся по нему и подивился тому, как древние люди смогли пронести этот свой ковчег через горный барьер сюда… нужны были невероятно мощные механизмы. И как его сохраняли все эти века, предшествующие сооружению барьера?
Корабль из твёрдого дерева, почти металлический; оснащён как шхуна; мачта толстая и невысокая, без реи. Он заметил на корме блеск и разглядел там ещё один диск, небесно-голубого цвета, не прозрачный, как остальные. Он подумал – не это ли двигатель корабля. Но если это так, то к чему мачты? Если не считать диска и невысоких мачт, палуба была пуста.
Он снова осмотрел пещеру и увидел ещё одно странное приспособление, в чаше которого пылало фиолетовое пламя. Он отвёл взор от танцующих, но будто мёртвых языков огня, и двинулся по рампе с планками в тёмную глубину. Впереди вдруг возникло светящееся облачко, указывая путь. Теперь под Его босыми ногами был ковёр, глубокий и пышный, как июньский луг; перед ним - ряд низких овальных дверей, плотно закрытых. Одна из дверей скрипнула и отворилась. Мерцающий свет устремился в каюту.
Он, крадущейся походкой, вошёл следом и оказался в просторной комнате, увешанной шпалерами, очевидно, женской. Какая принцесса древнего королевства, спасавшаяся бесчисленные столетия назад по вздыбленному морю от ледяного потока, прихорашивалась перед этим зеркалом? Он увидел гнездо шёлковых подушек и понял. Немного постояв, Он увидел небольшую шкатулку на столике перед зеркалом. Приблизился и открыл. Внутри лежала нить драгоценностей, голубых, как сапфир, неизвестные камни сверкали собственным светом, как пленённые звёзды… а под зеркалом виднелся ещё один ящик, плоский, похожий на огромную книгу, с изрезанной символами чёрной металлической поверхностью.
Он, наклонившись, протянул к ящику руку, но вдруг что-то яростно сдавило горло, с шипение обдало шею и голову жаром. Он начал задыхаться и попятился. Каюту наполнил шёпот, пожирая воздух.
Он, с трудом вырвавшись из тисков жара, побежал вверх по рампе.
Пещеру наполнял сейчас пульсирующий свет, который усиливался с каждым мгновением; он будто был материальным и заполнял своей материей всё пространство.
Его начало вдавливать в палубу, но Он всё же сумел спрыгнуть с корабля и побежал сквозь сгущающиеся токи горящих синих атомов; впереди стал различим выход из тонущей в свете зале, всего пару шагов…


Том проснулся от яркого света восходящего солнца и шумно сглотнул – дышать было всё ещё трудно; его пальцы скользнули по цепочке на влажной шее, уловив последнее угасающее движение. Он уже третий раз за месяц видел во сне это странное место.
По телу разлилось спокойствие; оно полнило помещение, тонуло в белоснежных шёлковых подушках и простынях, которые, казалось, пропитались рассветными лучами вновь рождённого дня. Сумрак пещеры остался в растворившемся сне.
Волдеморт на мгновение закрыл лицо ладонями и повернулся на бок, сцепив пальцы на затылке. Его голубые глаза яростно вспыхнули и, издав какой-то шипящий нечленораздельный звук, он резко сел. В глубине просторного алькова, всего в нескольких футах от Риддла, спал Снэйп, разбросав руки в разные стороны. Его лицо было посеревшим, обнажённая грудная клетка неровно вздымалась, но сон Северуса был спокойным, морщины на лице разгладились, а пелена чёрных ресниц почти не двигалась.
Волдеморт некоторое время оценивающе смотрел на Снэйпа – сейчас эту жизнь оборвать стало очень сложно и, наверное, нецелесообразно, если Она так цепляется за него, за Северуса. Том видел, что Пожиратель явно ослаблен, спокойствие не скрыло от опытного взгляда болезненность спящего, какую-то обманчивую беспомощность. Несомненно, Тёмный Лорд его ненавидел, но… эта зала, тонущая в мягкой светящейся дымке и аромате свежести, девственная тишь – она словно запирала и умерщвляла внутри всё то тёмное и порочное, что вложила в душу Риддла природа, что кипело внутри годами. Так хотелось верить в этот столь очевидный обман, впасть в сладкое заблуждение, уснуть…
Волдеморт тряхнул головой и отвернулся от Снэйпа.
Накинув на плечи чёрную мантию с капюшоном, Риддл покинул альков, а затем и зачарованную залу. В ней было спокойно и безмятежно, но пребывание там не представлялось ему возможным, он задыхался – всё существо его противилось этому; наверное, состояние Тома походило на ощущения чёрта, который попал в Эдем – непреходящее раздражение, злобные колючие искорки чего-то пакостного и злого в самой его сути; свет не выпускал их, не позволял выплеснуться, но они не становились от этого менее ядовитыми и мерзкими. Они просто точили своего носителя изнутри.
Том быстрым шагом вышел из замка и тут же оказался в тени дивного сада, который раскинулся вокруг. Тёмный Лорд неспешно двинулся вглубь по освещённой пятнами аллее. Тут царила тишина, но где-то в пышных цветастых кронах, а быть может, под гладкими камнями, пряталось некоторое подобие жизни. Изредка слышались птичьи трели – звенящие и неприятно бьющие по ушам – и дул холодный северный ветер.
Волдеморт после пятиминутной прогулки набрёл на белокаменную лавку. Остановившись, он провёл указательным пальцем по шершавому камню спинки, пригладил растрепавшиеся из-за лёгкого ветерка волосы и медленно опустился на лавочку. Ему нужно было всё обдумать… сделать выводы и принять решение. Мало ему было Виоленты… ах, нет! Норалы… это ведь её имя, а, может, всего лишь одно из имён. Разве у таких как она или Криос есть имена? Разве их личности не стёрты и не заключены в оковы бесстрастного созерцания? Возможно, так и было задумано Almater, но всё пошло не так – Криос не захотел играть по правилам, и это многое изменило. Например…
А что бы сделал он, Том, если бы в его руках было столько прочных ниточек власти, сколько находилось в руках Криоса? Вероятно, то же, что делал до этого… то же, что и делает, по-видимому, братец Норалы в данное время. В Пещере по его возвращению казалось вполне очевидным, что Криос одержим идеей собственного совершенства и непогрешимости, он действительно верил, что может уничтожить этот мир, а затем создать свой: лучше, прекраснее, объединённый и функционирующий подобно живому организму. Это, конечно, вполне разумно. Но вставал ещё один вопрос: способен ли Криос на такое? Может создать саму жизнь? Том почему-то был уверен, что да… и эта перспектива Тёмного Лорда устраивала всем, кроме одного: опять инициатива шла не с его стороны. Если он хочет, то может отныне служить другому богу, но опять – служить. Подчиняться, биться в одиночной клетке. Нет, Криос не был богом – он был демоном, который пометил его, Риддла, много веков назад – вот почему Том с такой лёгкостью понимал того, чувствовал ход его мыслей, но всё же не мог постичь сие до конца.
Нет, он не отдаст её, Норалу, не уйдёт…там, в чертогах Криоса шансов сохранить разум и самого себя практически не было, потому что тот любил играть с сознанием, мастерски… лепил, как из глины.
Волдеморт вдруг беззвучно рассмеялся и сжал холодными пальцами цепочку на шее. В тот же миг ледяные склизкие струи чуждого сознания заструились в его разум, цепляясь за мысли и жадно шипя. Том уронил руки на колени, и ощущение вторжения исчезло.
Он знал, что именно Снэйп приволок в ту ночь из Пещеры с тенями и что он, Волдеморт, теперь носил – Воротник Криоса; звено контроля и гарантия. Норала верила, что Тёмный Лорд справится с чарами, да и связь между ним и Криосом всё равно существовала уже не один век. В ту ночь выбор встал между Томом и Северусом… Приговор Норалы был справедлив и дальновиден – не распространять жуткую болезнь. Волдеморт знал, что его принцесса поступила верно, как и следовало – он бы сам поступил так же, однако всё равно глубоко внутри жгучая ревность то и дело устраивала бунт, потому что это был выбор… выбор между двумя мужчинами. И Риддлу всегда было мало – ему хотелось больше ёё… как можно больше. Страсти, терзающие его, были столь сильны, столь разрушительны, что время от времени от любви переходили в ненависть – кристально-чистую, всепоглощающую и живую. Наверное, это было то единственно, что Том так и научился контролировать за столь большой промежуток времени, когда в игру вступала Норала, он всегда без особой борьбы капитулировал – ему было просто не под силу… одна только мысль, что Она исчезнет из его жизни, причиняла жуткие страдания, возбуждала животную ярость… Быть рядом с Норалой это было бесценное благо, но и страшное проклятие – Она совместила в себе исполнение желания и расплату за него.
Волдеморт устало потёр виски, будто пытаясь снять с разума пелену лихорадки – сейчас наступил период в его жизни, когда стоило погасить терзающие его страсти, потому что через них брат Норалы спокойно влезал в его мысли, а Риддлу был необходим ныне полный контроль над ситуацией… абсолютный и полный.
Воротник Криоса вновь ожил, доставив своему носителю очередную порцию неприятных и болезненных ощущений. Том плотно сжал тонкие губы, но к цепочке не прикоснулся – через несколько секунд движение прекратилось.
Волдеморт ещё не усвоил все закономерности воздействия дьявольского украшения, однако совершенно точно знал, что при попытке снять это с шеи или при прикосновении к цепочке некая незримая цепь замыкается, что в такие моменты проникновение извне являлось более активным и настойчивым.
Том тряхнул головой, и шелковистые пряди чёрных как смоль волос обняли щёки и рассыпались по плечам.
Вдруг слева, в зарослях душистого, походящего на шиповник куста что-то шелохнулось, задрожало, а затем оттуда будто вылилась бесформенная тень, она растеклась под ногами Тёмного Лорда и начала двигаться в причудливом танце. Том похолодел и встал – он прекрасно знал, какую опасность таят в себе таинственные слуги Норалы…
Зазвучал шёпот: мелодичный и успокаивающий; он обволакивал разум и ликвидировал пробои от страстей. В сознание стала прокрадываться дремота, веки отяжелели, Риддл пошатнулся. И снова приступ резкой боли в области шеи – воротник Криоса яростно впился в кадык. Том дёрнулся, и пелена спала.
Тень на мгновение замерла и притихла, но вскоре опять раздался её шёпот, однако уже с хорошо уловимыми звуками человеческой речи:
- Норала ждёт тебя, полукровка… - прошелестела она и заскользила по аллее, вымощенной плитами, по направлению к замку.
Волдеморт напряжённо выпрямился и, не мешкая, последовал за тенью.
Red Dragon
9.8.2007, 1:07 · Re: Рагнарок (часть 4), ТЛ, СС, н.ж.п., н.м.п.
Аватар
Глава 2. Мудрость Норалы

Волдеморт сошёл с тенистой аллеи на платформу перед замком, когда солнце уже проделало значительный путь по небу и через пару часов должно было оказаться в зените. Он остановился и, прищурившись, поднял взгляд. Редкие жемчужные облака пенились совсем близко от вершин окружающих дворец гор, они походили на резвых «барашков» океанских волн – таких беспечно свободных и не ведающих оков. Риддл вздохнул – ему на мгновение захотелось утонуть в этом топленом молоке, пронизанном солнечным заревом. Так глупо и совершенно никчёмно…
Он потёр висок и опустил взор: под ногами расстилался нежно-изумрудный ковер мха. Что-то скользнуло, зазвенело, зашептало и метнулось к темной арке, из которой Том вышел почти часом ранее. Тень выжидающе замерла у входа, грозя вот-вот раствориться во мраке. Волдеморт, будто стряхнув оцепенение, направился к арке.
Он оказался во тьме, его пальцы скользнули по влажному камню, и эта тьма вокруг наполнилась злым звенящим шёпотом. Таким злым и обманчиво сладким, слов нельзя было различить, но эта дивная мелодия стала наполнять всё его существо, заливаясь настойчивыми струями металла в сознание… Змея на шее опять ожила, заскользила, пульсируя и будто извергая чёрные искры, да, чёрные, потому что они не могли победить тьму, а только сгущали её.
Риддл, цепляясь за незримые стены, ускорил неуверенный шаг – прочь из ловушки, из жуткой ловушки голодного времени. Каждый шаг сотрясал и причинял боль. Расстояние, которое при выходе в сад было преодолено за секунды, сейчас казалось нескончаемым. Прочные сети холодного и жаждущего зла сковывали каждое движение тела и каждую мысль, гася её в зародыше.
Ещё шаг…
Мягкое возбуждающее прикосновение молочного цвета пальцев к животу… так прекрасно зябко и свежо. Аромат моря: солёный и манящий. Но ненадолго – воздух начинает греться, полнится раскалённым пеплом, а руки жечь, цепляться за горло, пытаясь подобно охотничьим псам разодрать его…
Яркий свет, хлынув из ниоткуда, вымел это порочное и уродливое.
Оказавшись в пятне входящего в силу солнца, Волдеморт согнулся пополам и выдохнул. После арки следовал длинный коридор, выложенный мраморными плитами, а в потолке через равные расстояния зияли овальные отверстия, через которые сюда проникал дневной свет… такой спасительный сейчас.
- Ублюдочная семейка… - в отчаянной, но угасающей ярости прошипел Тёмный Лорд и резко выпрямился. Сформулировать свои соображения на сей счёт иначе, он был пока не в состоянии.
Впереди опять замаячило чёрное пятно тени, но уже угрюмо молчаливой, будто тающей после прохождения через мрак. Том, зло оскалившись, направился дальше по коридору, который пронизывали столпы золотистого света. Каждый шаг прочь от тьмы арки приносил облегчение и лёгкость, рвались незримы и некогда парализующие волю связи, но Волдеморт знал – это лишь иллюзии… иллюзии, которые пропитали воздух сказочного замка: они порождали то страх, то восторг, а то лечили от того и другого. Том не помнил этого места, но, казалось, что ему знаком тут каждый камень, каждая… тень…
Коридор начал расширяться, становиться светлее, слабенький ветерок то и дело аккуратно вплетался бодрящими струями в пряди чёрных шелковистых волос, пробегал по щекам и лбу, прокрадывался под одежды – сейчас незримые силы дома несли успокоение.
Волдеморт торопливо вошёл в залу, где проспал всю прошлую ночь – а, быть может, больше? Крыша, походящая на небесный купол, полнилась дивным туманным свечением, погружая помещение в лоно гармонии.
Тень, приведшая его сюда, растворилась в серебристом тумане.
Норала, свесив аккуратные ножки, сидела на положенных друг на друга подушках у самого края алькова, приподнятого над проходом между колоннами. На ней было легкое, походящее на паутину платье нежно-изумрудного цвета, широкий пояс, заканчивающийся у основания груди, который образовывало сплетение тончайших золотых нитей. Тёмные с ослепительно-белыми прядями волосы рассыпались по обнажённым плечам. Норала пребывала в задумчивости, будто совсем в ином месте – она даже не заметила, как Том оказался прямо напротив неё, в шаге от алькова. Он как зачарованный не мог оторвать от неё взгляда: нечто совершенное, без изъянов, столь желанное, но так никогда и недостигнутое в этой сумасшедшей гонке.
- Том, - прозвенело по зале его имя.
Риддл тряхнул головой и встретился прояснившимся взглядом с Норалой. Она внимательно смотрела на него, с каким-то детским любопытством.
- Ты хотела видеть меня, принцесса? – нарушил затянувшуюся паузу Волдеморт.
- Да, мой Том, конечно. Тебя и Северуса.
Тёмный Лорд инстинктивно бросил взор через плечо девушки: около высокого мраморного трона, на грубо вырезанных ступенях сидел Снэйп, закутанный в одну из белых шёлковых простыней и сжимая в руках деревянный, лишённый узоров кубок. На бледном измученном лице Пожирателя живыми казались только глаза: чёрные, нервно блестящие – они пристально смотрели на Риддла. Том снова перевёл взгляд на кубок и только сейчас заметил на бортике того капли серебра, те же горящие дорожки, словно лунные слёзы, застыли на немного вздрагивающих руках Северуса.
Волдеморт, конечно, знал, что это – кровь единорога, эликсир жизни. Значит, вполне можно заключить, что события в Пещере сильно ослабили Снэйпа… но это пройдёт, когда Пожиратель освоит силу, которую она ему дала.
- Вы оба напрасно растрачиваетесь сейчас, - голос Норалы прорвал пелену вскипающей ненависти. – Я знаю, что Северус ещё молод и ему трудно понять, что же происходит теперь с этим миром, что будет с ним, если каждый из нас не поборет свои эгоизм и похоть, но ты, Том… это ведь ты, мой Том, прожил века рядом со мною. Ошибалась ли я когда-нибудь, скажи мне? – в её глазах вспыхнули тёмные звёзды.
- Нет, принцесса, - Волдеморт вздрогнул.
- Я ошибалась, - Норала встала и, спустившись, лёгкой дымкой двинулась по залу. – Иначе сейчас бы не пришлось исправлять содеянное. Этот мир стоит ныне на грани, за которой нет уже ничего. Он сам ещё не знает об этом, но мой брат, он позаботится о том, чтобы мир узнал о близости полного краха. Я знаю, Том, о чём ты думаешь: война – это ваш с Криосом общий метод. Но вот цель… - она остановилась прямо под центральной частью купола, лёгкое изумрудное свечение теперь пронизывало её прекрасное тело. – Я верю, что мой брат тоже порой ошибается – редко и закономерно – но ошибается. Я верю, но не знаю, являешься ли ты его ошибкой, Том, или ты покинешь меня и присягнёшь моему брату – это будет для тебя самый простой путь и безболезненный, но что последует за сим шагом? Или же ты останешься со мною и принесёшь в жертву свою гордыню, мой Том? Твоя война потеряла смысл в той пещере, когда вернулся Криос – ты понимаешь это, но так трудно смириться, ибо в своих битвах ты зашёл уже столь далеко.
- Они все проиграны, - с трудом вынес сам себе приговор Тёмный Лорд. – Я знаю, принцесса, что истины изменили сами себе, благодаря твоему брату, я знаю, что этот предатель, который сидит сейчас за моей спиной, всего лишь часть созданного тобою механизма, но его жизнь имеет ценность для тебя. Я знаю, что ты испытываешь меня. И ты знаешь, что мне не нужен этот прогнивший и убогий мир, но я просто не могу без тебя – если я сейчас уйду, то потеряю последнее, за что я бился все те века, на что я променял… всё – я говорю о тебе, принцесса. Ты всегда была моей богиней и мне не стыдно за эту мою слабость. И я служу ей, - Том смолк. В каком-то смысле это было исповедью, пока пустой и нелепой. Волновало ли его, Лорда Волдеморта, сейчас то, что его слова слышал Пожиратель? Нет. Ему было всё равно… ему не было стыдно…
- Наверное, - Норала заговорила и вновь поплыла по залу, - я всё же не ошиблась. Это очень важно теперь, потому что проснувшийся зверь силён как никто иной и владеет странными знаниями. Он первооткрыватель в некотором смысле. У него есть какая-то странная Тень, не такая как мои, ты, Том, и Северус видели её, не верю, что это могла быть его бессмертная часть… как она называется? Ах, да, душа… Но это не она. И всё же… у всего есть начало. Может, Криос научился делать души и потому так уверен, что способен, разрушив этом мир, создать новый и, по его мнению, прекрасный? Это, наверное, какой-то продукт мысли, бестелесный разум. Но бессмертная душа? Нет! – она погрузилась в один из своих периодов молчаний; стала отдалённой потом: - Но я могу увидеть это и тогда буду знать, - Норала приблизилась к краю алькова: - Подойдите ко мне оба, - приказала она, поднявшись.
Том сделал несколько шагов и оказался рядом с Норалой, наблюдая, как Снэйп, выронив бокал, встал со ступеней и шатающейся походкой приблизился к ней.
Девушка жестом указала на край алькова. Оба мужчины медленно присели, почти касаясь друг друга плечами.
Норала прижала ладони к их лбам и держала так. У Риддла появилось ощущение, что он проносится над озером и сквозь утёсы, то же головокружительное чувство, когда он в своём сне находился в пещере… он будто опять остановился у корпуса корабля в тускло освещённом помещении. Осмотрел закутанные загадочные машины. И тут же оказался в зале Норалы.
- Ты видел! – сказала она Волдеморту. – Но ты ведь там не был. Обман… и зрение обрело необычайные свойства.
Затем Норала перевела взгляд на Снэйпа. Сосредоточенный взор тёмных глаз тускло горел, как будто внутри Пожирателя с новой силой вспыхнула борьба.
- Северус, ты вызвал у меня странные мысли. Я часто спрашивала – и тогда, пребывая в забвении, у Камня Тиррэнон, помнишь? Я спрашивала: «Что есть я, Норала?» - и никогда не находила ответа, как и ты, мой Северус. И никто не мог сказать мне это. Разве не странно? Если существует другая жизнь, помимо этой, не знающая ни любви, ни печали, почему же ни разум, ни сила, ни страсть ни разу не смогли преодолеть брешь между ними? Подумайте о бесчисленных миллионах, которые умерли с тех пор, как человек стал человеком, а затем сформировалась и раса волшебников, и среди них искатели далёких горизонтов, которые бросали вызов неведомым опасностям, чтобы принести домой известия с отдалённых берегов, великие путешественники и гениальные изобретатели; мудрецы, искавшие истину не эгоистично, но чтобы поделиться с другими; мужчины и женщины, которые любили так сильно, что, конечно же, их любовь была способна преодолеть любую преграду, вернуться и сказать: «Смотри, это я! Не печалься больше!» Фанатичные жрецы, огонь веры которых освещал пути для их паствы, пришли ли они, чтобы сказать: «Смотрите! Я говорил вам правду! Больше не сомневайтесь!» Сострадательные люди, облегчающие участь других, носители жалости, почему они не вернулись с криком: «Смерти нет!»? Ни от кого из них ни слова. Почему они молчат?
И всё же это ничего не доказывает. Если бы доказывала, мы избавились бы от тревожащих нас мыслей. Но нет доказательств. Послушайте, мы движемся возле своего Солнца среди армии других звёзд, и у многих есть свои вращающиеся вокруг них миры. За нашей вселенной другие мириады солнц, как и наше, движутся в пространстве. Земля не может быть единственным местом во вселенной, где существует жизнь. И жизнь должна бесконечно простираться не только вперёд во времени, но и назад. И вот во всей безграничности времени ни один корабль с другого мира не бросил якорь на нашем, ни одно судно не приплыло со звёзд с известием, что жизнь существует повсюду.
Больше ли у нас доказательств, что жизнь существует среди этих невидимых вселенных, чем в той таинственной невидимой земле, дверь в которую – только смерть? Но ваши мудрецы, которые отказывают в существовании всего этого только потому, что отсюда никто не вернулся, они ведь не отрицают жизнь в других мирах, хотя оттуда тоже никого не было. Они говорят, что не знают – магглы и волшебники – но того, другого, они тоже не знают!
И всё - если существует то, что вы называете душой, откуда она приходит, когда, как размещается в телах? А ваши более далёкие предки, которые на четвереньках выползли из воды, была ли она у них? Когда появилась душа? Она принадлежит только человеку? Есть ли она в женском яйце? В мужском семени? Или она и там, и там, но незавершённая? Если же нет – когда она входит в свою оболочку? В материнском чреве? Или её призывает первый крик новорождённого? Откуда? Есть ли эта бессмертная частичка у меня или у моего брата? Или наше бессмертие имеет совсем иную природу, которая неразрывно связана с нетленной плотью? Я, например, не знаю, - Норала пожала плечами. – Но хватит рассуждений. Нас сейчас должно больше всего заботить, как не позволить Криосу открыть двери, за которыми только лишь мор и чума. Одного я боюсь – как бы Криос не овладел теми силами, что заключены в пещере с кораблём, как бы не нашёл доступа к ним. Поэтому, Северус и Том, вы двое отправитесь туда и принесёте то, что мне нужно. Вы будете там один на один с соблазнами, ибо не способны люди убить в себе всякий порок. Это будет серьёзным испытанием, которое выявит, сколь сильно ваше слово – вы оба клялись мне многим и во многом, но сейчас бестелесное приобретает плоть, а слово находит своё самое совершенное воплощение в деле. Вы оба должны помнить: с того самого мгновения, как сила Almater поселилась в вас, вы стали единым целым, связь между вами тем прочнее, чем сильнее вы становитесь. Несомненно, ненависть точит ваши сердца, но знайте – чем сильнее она будет поражать ваше сознание, тем беззащитнее вы окажитесь пред моим братом. Вам придётся решить сейчас и здесь, готовы ли вы доказать мне, Норале, свои силу, преданность… вероятно, любовь?
- У меня есть выбор? – с нескрываемым сарказмом спросил Снэйп, машинально поправив на плечах искрящуюся в туманном свете залы шёлковую простыню.
- Как и у Тома, ибо выбор, мой Северус, есть всегда. По крайней мере, у таких, как вы.
Волдеморт сузил глаза и, пригладив волосы, скользнул пальцами по шее, но цепочка, вопреки ожиданиям, осталась неподвижной.
- Я думаю, принцесса, ты знаешь, что ты делаешь и о чём просишь меня, - с расстановкой произнёс он. – Я готов совершить ещё одно очевидное безумие. Или, быть может, нечто самое разумное.
Норала повернулась к Снэйпу:
- Твой ответ, Северус.
Пожиратель, подарив своему Господину убийственный взгляд, процедил:
- Это твоё предложение, Ви… - он запнулся, - Норала, наверняка, столь же блестяще, как и остальные. Но я опять не смогу устоять.
- Помни, с кем говоришь, щенок! – начал Волдеморт, сверкнув глазами.
Снэйп напряжённо выпрямился.
- Не нужно, Том, дорогой, Северусу очень сложно сейчас – ты ведь тоже не сразу принял своё бремя. Сильному человеку крайне затруднительно обратить контрасты своей натуры в полутона. Ты ведь до сих пор не овладел этой наукой.
И Снэйп, и Риддл мгновенно смолкли.
Норала взмахнула тонкой кистью, и из-за трона выпорхнул небольшой сундук. Он приземлился на край алькова и замер в неестественном равновесии. Девушка открыла его и достала оттуда толстый, длиною в полметра, хрустальный брусок, очевидно полый и наполненный пульсирующим яростным пламенем.
- Я дам тебе это, Том, когда вы пойдёте, - сказала Норала. – Неси его осторожно, потому что от этого зависят ваши успех или неудача. После того, как вы добудете нечто важное, ты будешь должен сделать то, что я тебе скоро покажу. Северус, внутри корабля, который вы там увидите, есть небольшой ящик, за зеркалом в одной из кают, я покажу тебе, где он лежит. Именно это вы и должны принести мне. И прежде чем ты, Том, поместишь брус в нужное место, возьмите себе всё, что захотите из древних сокровищ. Но не мешкайте, - она нахмурилась и взглянула на бьющееся пламя. – Мне жаль. Поистине. Но теперь настало время утраты, чтобы потом не было бы гораздо более горьких утрат. Северус, дорогой, следуй за моим взглядом.
Норала прижала ладонь к его лбу. И держала так несколько минут. Потом отняла руку; Снэйп мрачно усмехнулся.
- Ты видел! Ты знаешь, что мне нужно! – это были не вопросы, а приказы.
Пожиратель коротко кивнул.
- А теперь ты, Том, чтобы не было ошибки и чтобы вы вдвоём действовали быстро. Я знаю, что сегодня во сне ты видел эту её – Пещеру Утраченной Мудрости, но я хочу, чтобы ты ещё раз совершил путешествие по намеченному маршруту.
Норала коснулась его лба. Со скоростью мысли он вновь оказался в пещере, проскользнул по ней и метнулся на корабль… богато обставленная каюта, небольшой плоский ящик за зеркалом, который должен взять Снэйп. А вот он возле любопытного сооружения из хрусталя и серебристого металла; его корпус сделан в форме чаши с толстым дном, а по краю этой чаши шары, полные яркой и сильной ртутной дрожью. Внутри хрусталя, образующего корпус чаши, горит пламя, но не пульсирует как в брусе. Глядя внимательней, он заметил, что верх чаши покрыт каким-то прозрачным материалом, чистым, как воздух, огонь заключён в этом материале. Точно в центре, погружённый в пламя, находится полый металлический цилиндр. Перед ним появилось туманное изображение бруса. Он видел, как брус вдвинулся в цилиндр. И услышал шёпот Норалы: «Это ты должен проделать».
И ему показалось, что даже при этом призрачном прикосновении шары задрожали, яростное пламя запульсировало. Брус исчез.
Он начал обратный полёт к замку – и остановился в полёте! Он ощутил ужас, которого ещё никогда не испытывал, даже тогда, произнося древнее заклятие…
В глаза ему ударил красный свет, ржавые чёрные атомы проплыли мимо – он находился в пещере Тени, а на троне, устремив к нему лицо, которое обладало еле различимыми чертами, сидела Тень.
Страшный взгляд исследовал его. Он почувствовал, как стало трудно дышать, но в то же время он освобождался. Услышал шепчущий смех…
Волдеморт уже стоял в комнате Норалы, дрожа, дыша, как после многокилометрового бега. Рядом, устремив на него беспокойный взгляд, стоял Снэйп. Норала, выпрямившись, смотрела на него с тенью изумления.
- Мерлин! – в ужасе прошептал Риддл и схватился за девушку, чтобы не упасть. – Криос… он поймал меня!
Неожиданно он понял, что произошло: на краткое мгновение Тень захватила его, прочла его мозг, как открытую книгу – он сам неоднократно делал также – и теперь точно знает, на что он смотрел в Пещере Утраченной Мудрости, точно знает, что нужно Норале и что ещё он должен там сделать, и теперь быстро готовится нанести ей поражение.
Тёмный Лорд рассказал об этом Норале.
Она слушала его со сверкающими глазами. Лицо её побелело.
- Что ж, если Криос сумел прочесть твои мысли, то, вероятно. Силы к моему брату возвращаются быстрее, чем я думала. Значит, он всё знает. Ему, несомненно, нужно время, чтобы добраться до пещеры и войти в неё. У него есть план, я знаю. Мешкать нам нельзя. Мы должны опередить его, всё остальное – потом. Вы отправитесь завтра на рассвете.
Норала замолчала и некоторое время смотрела на сундук, затем произнесла:
- Криос сильнее, чем я думала. И его Воротник создал крайне прочную связь – такой я ещё не встречала. Ты слишком чувствителен к нему, Том, чтобы нести ключ. Его использует Северус. А теперь я оставлю вас до первых лучей солнца. Надеюсь, выводы, которые каждый из вас сделает до путешествия, будут верны.
Норала в звенящей тишине покинула зал.
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 8.12.2016, 15:00
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика