Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



2 страниц V   1 2  
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

[КОНКУРС] Если не думать, то жить можно

Шэбшээдай
17.1.2008, 15:29 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава четвертая.
Том Риддл.


- Могу поспорить, что потомков Салазара Слизерина ты еще не встречала, - Эйлин закончила свою мысль.
- Нет, не встречала, - признала Луна, отмечая, что Блэк с какой-то странной поспешностью встает из-за стола.
- Заметь, - Эйлин не могла оставить без внимания подобное событие, - меня упрекнуть в том, что я всеми силами стремлюсь не замечать чьего-то существования, проще простого. Однако самого себя вряд ли кто будет подвергать подобным упрекам…
Если Эйлин поставила себе целью не замечать слова и поступки Блэка, когда ей это невыгодно, то Блэк держался совершенно противоположенного правила:
- Я заблаговременно забочусь о том, чтобы с факультета не снимались очки, а всякие заучившиеся зануды потом не попрекали меня всяческими глупостями…
Если Эйлин и задели эти слова, то она не подала виду, и лишь покачала головой:
- И как такое могло попасть в Слизерин? – возвела она очи к пасмурному потолку. – Такое эмоциональное, такое экспрессивное…
Луна пожала плечами, но ответить ничего не успела: её вниманием целиком и полностью завладел слизеринский староста. Завладел не потому, что обладал какими-то особенными качествами, не потому, что было в нём что-то, что моментально отличило его от других, - хотя он, бесспорно, был красив - а потому что Луна знала его дальнейшую судьбу. Знала, кем ему суждено стать. А если не суждено, то кем он станет по доброй воле…
Правила 24.3, 24.4, 24.5 Семейного Кодекса Блэттеров гласили: «Возможного врага следует знать в лицо. А до тех пор, пока не сошлись вы в открытой схватке, надлежит быть с ним любезным и почтительным, чутким и внимательным, однако не давать возможности заподозрить вас в страхе перед ним и в слабости душевной или физической».
Луна уже давно заметила, что каждый пункт Кодекса заканчивается пожеланием не быть заподозренным в слабости или душевной и сердечной мягкости. Вот и теперь то же самое.
- Наверное, мне следует быть благодарной за то, что расписание и некоторые документы, переданные мне директором, были доставлены так быстро, - Луна приветливо улыбнулась. Нет, все-таки улыбка у неё холодной и совершенно отстраненной не получается. Но, возможно, это и к лучшему.
- Наверное, не следует, если учитывать, что это входит в мои обязанности, - улыбка была ответом на улыбку, а то, что было сказано на словах - данью вежливости.
Пожалуй, данью вежливости в Риддле было всё, начиная от манеры улыбаться и говорить и заканчивая внешним видом. До этого дня Луна не подозревала, что Темный Лорд был блестящим учеником, однако теперь она в этом не сомневалась.
Как каждое её движение и слово говорили знающему человеку, что этикет Блэттеров для неё не пустой звук, так же каждое слово и движение Риддла буквально кричало: всё, что им делается, делается исключительно по необходимости… Разумеется, указывало тоже только понимающему человеку.
- Что же, в любом случае, благодарю, - Луна поднялась, чтобы взять из рук Риддла бумаги, - того требовали правила Блэттеров, в этом пункте ничем не отличавшиеся от правил других семей. Однако будущий Темный Лорд то ли не был с ними знаком, то ли не считал нужным им следовать: встав, Луна оказалась стоящий к нему почти вплотную, хотя в идеале расстояние должно было быть более <i>приличным</i>... Документы он тоже держал не так, как полагалось по допотопному этикету, поэтому, принимая их, Луна невольно дотронулась до его пальцев, оказавшихся неожиданно горячими.
...Задумывалась ли она раньше, что Т`мный Лорд когда-то был совершенно обычным человеком?
Задумывалась, причем не раз, но никогда не предполагала, что ей удастся в этом убедиться. Её охватило странное, не похожее ни на что волнение, будто она совершила важное открытие.
А ещ` она почувствовала явное превосходство над будущим величайшим тёмным магом: не знать простейших вещей…
«А еще презирает маглорожденных...»
Судя по всему, эта мысль нашла отражение на лице девушки, потому что Риддл вдруг отступил на шаг, будто увидев что-то, сильно ему не понравившееся.
Луна чуть-чуть наклонила голову и опустилась обратно на стул, всем своим видом показывая, что уж она-то никогда не совершает подобных ошибок.
Назло.
Она ничуть не удивилась, когда Риддл решил проверить: а так ли это? Задавать вопрос словами он, ввероятно, счёл ниже своего достоинства или посчитал, что его могут обмануть, поэтому Луна ощутила легкое прикосновение внутри головы.

На пятый день своей жизни в особняке Блэттеров, Луна пришла к выводу, что единственными людьми, с которыми она может бы общаться здесь, - челядь, предпочитающая держаться подальше от хозяйских гостей. Как вскоре удалось узнать девушке, дело было не в личных симпатиях и антипатиях (эти весьма естественные чувства, казалось, были в особняке под запретом), а в договоре, который подписывался при приёме на работу и не допускал никаких личных отношений.
- Мы лишь замена домовых эльфов, - печально улыбнулся седой управляющий. – Мы занимаемся тем, что хозяева не доверяют им, поэтому и внимания на нас следует обращать не больше.
Со всем этим Луне было очень сложно смириться. В особенности с отношением к домовым эльфам. А ведь раньше её не очень волновала их судьба, пусть она и не смеялась над деятельностью Гермионы как многие. Хотя она вроде никогда ни над кем не смеялась… Это было ей чуждо.
Теперь же вопрос об эльфах почему-то очень сильно взволновал её: люди, работавшие здесь, сами выбирали себе такую судьбу, но эльфы… они передавались по наследству и были лишены права выбирать. А разве может быть что-то хуже?
Она тоже лишена этого права, и совсем не зависит от её желания, останется она в этом доме или нет… Т.е., конечно, в некоторой степени зависит: она может уйти и начать своё странствие по улицам Лондона во времени, где у неё нет ни одного близкого или хотя бы знакомого человека. Может попробовать обратиться к Дамблдору, возможно, он даже ей поможет. Но вот только вопрос: в большей степени, чем Блэттеры, или в меньшей? Второй вариант наиболее вероятен – Блэттеры хотя бы примерно знают, зачем она оказалась здесь. Луна старательно отгоняла мысль, что Мейв только делает вид, что знает, поскольку не видела в подобной лжи смысла. Что с неё одному из богатейших семейств Англии?
Вначале Луна предполагала, что из неё попытаются вытянуть информацию о событиях, которые должны произойти в будущем, однако Мейв заверила её, что всё, могущее сыграть хоть сколько-нибудь важную роль для её семейства, известно из того же источника, что поведал им и о самой Луне.
- Единственное, что мы, или по крайней мере я, можем получить с тебя – это моральное удовлетворение, - усмехнувшись, сказала Мейв.
Нет, им решительно ничего не нужно было от Луны, кроме неё самой.
Так какой смысл бежать, обрекая тем самым себя на неизвестность?
А домовым эльфам было еще хуже: попробуй они сбежать, их ждала бы не бессмысленная, жалкая жизнь, а страшная смерть. Пожалуй, кто-то когда-то хорошо вбил им в головы, что, выбирая между бытием и смертью, следует выбирать бытие, каким бы отвратительным оно не было.
- Тогда их стоит оставить вместе с их бытием в покое, не мешая выполнять привычную работу, - бесшумно вошедшая Мейв даже не пыталась скрыть, что читала мысли Луны.
- Им можно внушить нечто совершенно другое, - возразила Луна, решив не обращать на подобную бесцеремонность внимания.
- А какой смысл, если потом им можно будет легко внушить что-то ещё? Пусть лучше всё идет так, как идёт, - Мейв присела на кресло, предварительно придержав рукой подол платья неизменного красного цвета.
- Так будет справедливей, - ответила Луна, подумав, что раньше она бы не ограничилась этой простой фразой, а сказала бы что-нибудь ещё… что-нибудь правильное и хорошее.
Интересно, почему платье опять красное?
- Справедливей… Могу сказать, что чаще всего люди и подобные им существа получают то, что заслуживают. Если бы эльфы не хотели в глубине души подчиняться, они бы не подчинялись... Кстати, - перевела разговор на другую тему Мейв, - раз это тебя так заинтересовало, я всегда ношу красный. Или красный с черным – цвета моего дома.
Действительно, цвета дома… А Луна ведь совсем забыла, что в некоторых чистокровных семьях всё ещё придерживаются этих традиций.
- Тебе придется многое вспомнить, - Мейв читала в ее голове как в раскрытой книге, и Луна в очередной раз ощутила прилив гнева. – А вот злиться не стоит. Это ни в коей мере не поможет тебе овладеть окклюменцией…


Луна позволила себе улыбнуться ещё чуть-чуть приветливей. Нехорошо, наверное, изгонять будущего Темного Лорда из своего сознания...
В отличие от Альфарда Том Риддл прекрасно умел держать себя в руках, а потому, сделав вид, что ничего не произошло, он присел рядом и сказал:
- Очень рад, что ты попала к нам факультет, - при этом у него было такое выражение лица, будто все, произносимое им здесь и сейчас, - истина, а в её сознание пытался пробиться кто-то другой.
А что самое удивительное, Луна вполне могла бы купиться на это, не знай она, кто именно сейчас сидит рядом. Удивительная способность вызывать доверие…
Но она знала, а поэтому чуть наклонила голову набок и молча слушала юношу, имя которого в будущем будут бояться произносить. При этом она не забыла строго посмотреть на какую-то рыжеволосую и судя по всему не отличающуюся интеллектом толстушку, косящуюся в их сторону и что-то жарко шепчущую своей не менее неприятной соседке. Наслать на них заклятие какое-нибудь что ли?
Риддл же предпочел вообще не обратить на это внимания и продолжил говорить, как ни в чем не бывало:
- Да, извини, что я не представился… Меня зовут Том Риддл, - это имя настолько легко слетело с его губ... Никто ни за что не смог бы догадаться, насколько оно ненавистно говорящему. – Я староста Слизерина…
«А то этого не видно», - подумала Луна, выразительно посмотрев на значок.
- …Если у тебя когда-нибудь возникнут вопросы или проблемы, ты всегда можешь ко мне обратиться.
«После чего ты благополучно сможешь влиять на меня. Превосходно», - Луна мысленно фыркнула, а вслух произнесла:
- Слишком мило для Слизерина.
- Я всего лишь выполняю свои обязанности…
«Надо же, даже не поморщился, хотя стоило бы. Или ты начинаешь догадываться, что со мной стоит говорить иначе, нежели, допустим, с той рыжей… дурищей? Правильно, но всё-таки слишком неосторожно».
- Очень хорошо, если что-то мне потребуется, я обязательно к тебе обращусь, - Луна ещё раз улыбнулась Риддлу и отвернулась, показывая, что разговор закончен. Слизеринский староста легко встал и направился к своим однокурсникам, большинство из которых уже заканчивало с обедом.
Луна им мысленно позавидовала: сама она за разговорами никак не могла приступить к еде, которая неожиданно показалась совершенно невкусной, хотя раньше негативных эмоций не вызывала. Пришлось признать: блэттеровские домовики готовят куда лучше хогвартских.
- Советую тебе поспешить, - Эйлин, в очередной раз проигнорировавшая разговор, напомнила о своём существовании. – А впечатлениями о наследнике Слизерина можешь не делиться – и так видно, что он тебе не понравился.
Луна не совсем поняла, на каком основании Эйлин сделала такой вывод, но спорить не стала.
Шэбшээдай
17.1.2008, 15:31 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава пятая.
То, что близко.


Луна сидела в библиотеке, старательно выполняя домашнее задание по зельям. В прошлом она не гналась за благосклонностью Слагхорна, да и получение чьей-то благосклонности не было для нее самоцелью, однако теперь все изменилось. Конечно, не в том смысле, что ей захотелось стать лучшей любой ценой, но в том, что ей захотелось доказать, что она лучшая на самом деле. Лучшая хоть в чём-то.
«А в чём я не лучше остальных?» - вопрос, с насмешкой задаваемый членами семейства Блэттеров самим себе, то и дело ей вспоминался, но уверенности не придавал.
Поэтому Луна со всем усердием, на которое была способна, выполняла домашнее задание, когда-то в будущем уже с успехом проделанное ею.
Повторение – мать учения. Но может быть что-нибудь скучнее и страшнее повторной учебы на 4 курсе? Вроде бы помнишь все, но мелкие детали то и дело ускальзывают. "Помнить всё воистину невозможно", - напоминаешь себе то и дело, чувствуя себя при этом полной неудачницей.

- Я запомнила, - раздраженно ответила Луна. Ужасно неприятно, когда тебя держат за несмышленыша. – И поняла все…
- По твоему поведению этого не скажешь, - возразила миссис Льюис. – А мне было сказано повторять тебе до тех пор, пока ты не усвоишь.
- Пока не усвою… - пробормотала Луна. – Как я могу усвоить, если это...
- Это? - миссис Льисс свела брови.
"Да, именно это!" - чуть было не закричала Луна, жаждавшая выразить вслух всё, что думает об этом занятии. Однако она несколько раз глубоко вздохнула и ровным голосом произнесла:
- Хорошо. Как я могу усвоить что-то, если танцы требует практики, а вы твердите мне одно и то же, не давая приступить к занятиям?
- Вначале следует усвоить теорию, - миссис Льюис твердо стояла на своем. - Только после этого практика.
- Да какая польза мне от знания на словах, что именно надо делать, если потом это надо воспроизводить, а вы останавливаете меня при малейшей ошибке и заставляете заново повторять текст, который я и без того уже знаю наизусть? - на едином дыхании выпалила девушка.
- Значит, плохо знаете. Надо повторить ещё раз…
- Ну, уж нет! – гневно воскликнула Луна, направившись к двери из комнаты. – Я не буду больше ни разу повторять ЭТО.
Гнев подхватил её, можно даже сказать, вскружил голову. По крайне мере, такого чувства легкости Луна давно не испытывала. Хотелось рвать, метать, при этом сохраняя какое-то внутреннее спокойствие.
А потом будто бы ведро воды вылили на голову и заставили вернуться на грешную землю.
Смех и аплодисменты:
- Браво. А я уж было решила, что ты действительно намерена ТАК чему-то научиться, - искренне смеющейся Мейв Луна еще никогда не видала. Оказалось, улыбка необыкновенно шла ей, вместе с тем разрушая уже почти сформировавшееся представление о наследнице рода Блэттеров. Будто это был другой человек, на несколько мгновений поселившийся в теле Мейв. А потом всё прошло, и высокомерное выражение вновь появилось на лице.
- Постой, ты же сама отправила меня к этой… женщине, - возмутилась Луна.
- Да, мне было интересно: что же ты будешь делать? Как долго тебя хватит на то, чтобы страдать такой ерундой, как теоретические знания там, где нужна практика.
- Теория – это не ерунда… - зачем-то возразила Луна.
- В данном случае – ерунда. И ты сама несколько минут назад доказывала это с таким жаром и пылом… Этого ты отрицать не будешь.
- Не буду, глупо отрицать очевидное, - кивнула Луна.
- Прекрасно. Ты убедилась, что теория тебе не поможет, так что не будешь возражать против того, чтобы сразу приступить к практике. С нормальным преподавателем. Будешь его слушаться беспрекословно, пытаясь уловить каждое движение. Помни, если расслабишься, начнёшь переспрашивать, говорить, что что-то не понимаешь, сразу отправишься к Льюис учить теорию. Так будет со всем. Практика. Практика во всем,   - Мейв усмехнулась. - Практика эта не похожа на ту, что ты привыкла проходить. Никто не будет направлять твои действия, никто не будет тебя поправлять. У всех просто будет складываться о тебе мнение, которое потом вряд ли тебе удастся изменить. Так что советую тебе сразу думать головой: чем выше будет мнение, тем больше у тебя шансов узнать все то, что знаем мы о тебе и роли, которую ты должна сыграть.
- Я должна вам верить? – поинтересовалась Луна. - Иногда мне начинает казаться, что мне разумнее было бы обратиться к Дамблдору, который… - она замолчала, и Мейв закончила фразу вместо неё:
- …который наверняка очень сильно отличается от того человека, каким он станет в будущем. И который вряд ли сможет тебе чем-то помочь.
Луна промолчала. Она сама уже неоднократно думала об этом.
- Всё-таки разумнее тебе остаться здесь и начать подражать членам нашей семье в манере вести себя, в манере говорить… даже в манере думать. Во всем. Можешь начинать с меня, - разрешила Мейв. – По вечерам в качестве легкого чтения могу предложить тебе Кодекс моей семьи. При первом чтение, он тебе не понравится, но, как известно, bis repetita placen*…


«Дважды повторенное нравится, если находишь в себе силы смириться с ним», - подумала Луна, которую всё больше начинали раздражать формулы, каким-то непостижимым образом вылетевшие у неё из головы, а в учебнике отыскиваться не желающие.

Посчитав воспитательную беседу завершённой Мейв переключилась на внешность Луны:
- Ты относишься к тому типу блондинок, которых красный цвет губит, - сказала она, бросив на Луну один короткий взгляд. – Чёрный тебе несомненно пойдет, но мы носим его исключительно на официальных приемах и церемониях. Поэтому будет глупостью позволить тебе ходить в чёрном каждый день. Пожалуй, остановимся на тёмно-сером. Подбором туалетов займешься сама. До вечера у тебя ещё осталось время.
Кажется, семейство Блэттеров сможет получить за ужином порцию здорового смеха… Хотя он здесь всё равно что под запретом.
- Ты догадливая, - Мейв в очередной раз не стала скрывать, что читает мысли. - Хочу посмотреть на лица своих родственников, когда они увидят тебя. Думаю, не всем удастся остаться совершенно равнодушными и спокойными.
Стать предметом всеобщего смеха… Луна почувствовала, как лицо заливается краской.
- А вот этого не надо… У тебя ещё есть время подготовиться. Ужин только через шесть часов… - Мейв всем своим видом показывала, что ожидает превосходнейшего развлечения.
Луне ничего не оставалось сделать, как гордо вскинуть голову и, содрогаясь от ужаса, принять вызов.
А ведь раньше её не волновало, что о ней подумают окружающие. Сережки в виде редисок, ожерелье из пробок, несуразная одежда… Вряд ли сейчас она будет выглядеть более нелепо.
Вот только безразличное отношение куда-то девалось.
Стали волновать какие-то мелочи.
Всегда отличавшаяся превосходным зрением Луна сравнила себя с дальнозорким человеком, который взглянул на мир сквозь стекла очков и наконец сумел разглядеть то, что находится рядом с ним.
Притом оказавшееся рядом надолго отбило у него желание вглядываться вдаль: значение имело только то, что было близко
.

- Принц бесится все больше и больше, - долетело до Луны.
- Еще бы ей не беситься. Она ненавидит Риддла, а всё большее количество людей верит ему, - отозвался вкрадчивый женский голос.
- Эту… Лавгуд она определенно пытается привлечь на свою сторону.
- Не сомневаюсь. К кому ей бросаться, как не к тем, кто ещё не в курсе дел? Впрочем, я не думаю, что у Принц может что-то получиться…
- Собираешься переоценивать новенькую?
- Во-первых, я не желаю недооценивать Тома, если он захочет, он её моментально очарует. А во-вторых, я видела Лавгуд на приеме у Лестрейнджев, меньше месяца назад… Она всеёвремя держалась Мейв Блэттер или кого-то из этой семьи. Определенно ищет себе сильных покровителей, а Принц сама нуждается в защите. Потомок обнищавшего по своей же глупости рода…
Луна быстро обернулась назад, пытаясь разглядеть лицо девушки, сидящей к ней в пол оборота, и тут же была вынуждена отвернуться. Интересно, ей сегодня принципиально в каждом человеке мерещится Сириус Блэк? Теперь ещё и в   женском обличии...
- Пожалуй, ты права, Вальбурга, - кажется, в этот раз тоже не померещилось: Вальбургой звали мать Сириуса. Сколько же Блэков учится в Слизерине сейчас? Задумываться над этим животрепещущим вопросом времени не было, поскольку невольно услышанный разговор затягивал всё больше и больше. - Но всё равно такое поведение не должно оставаться безнаказанным.
- Вот пусть Риддл, Эндрю, сам себя и защищает, - резко отозвалась Вальбурга.
- Что с тобой? – изумился ее собеседник. – Ты же ему всегда симпатизировала…
- Сейчас тоже. Но ему следует поспешить с предъявлением своих доказательств того, что он действительно наследник Салазара Слизерина.
- Того, что он показал, тебе мало? – изумился Эндрю. – Ты же первой ему поверила тогда…
- Мало. Змееусты - редкость, но они встречались и встречаются не только среди наследников Великого Салазара. Пусть он подтвердит свои слова чем-нибудь ещё… Я жду не дождусь демонстрации… - последнюю часть фразы Вальбурга произнесла мечтательно.
- Немного уже осталась, в скором времени Том обещал её устроить…
Разговор замолк. А Луна и думать забыла о домашнем задании.
Демонстрация, доказательство своего права называться наследником Слизерина… что же это может быть?
Риддл сейчас на пятом курсе, на год старше ее самой. Что же такого он сделал? Жалко, что здесь нет ни Гарри, ни Гермионы, ни хотя бы Рона. Уж они-то наверняка сразу бы сказали. А для неё это пока остается тайной…
Тайной?
Луна чуть было не рассмеялась. Надо же быть настолько недогадливой...
Ну, конечно же, - Тайная комната!
Странно, что она сразу не поняла, что к чему... Хотя что удивительного, если она только и знала, что вход в комнату находится в женском туалете на втором этаже, где живет Плакса Миртл.
Миртл?...
Если Тайная комната будет открыта, значит… Нет, она не может допустить смерти Миртл. Она должна что-нибудь сделать.
_____________
*Bis repetita placent (лат. дважды повторенное нравится) – т.е. не с первого раза, слова Горация о восприятии произведений искусства.
З.Ы. Отвратительно
Шэбшээдай
17.1.2008, 15:33 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава шестая.
Тайная комната.


Луна понятия не имела с чего ей начать: обо всем, связанном с Тайной Комнатой, она знала только понаслышке. Слухи, ходившие по школе, то, что говорили Гарри и Джинни. Но никаких подробностей.
Да ещё то и дело мысли возвращались к злосчастному вечеру у Лестрейнджев… Лучше о нём не думать, а то начинает вспоминаться что похуже…

Такой униженной она не ощущала себя никогда. Казалось, все краски мира утратили своё значение, потеряли смысл. Всё блекло вначале перед злостью, а после - перед сменившей ее опустошенностью.
Она никогда больше не позволит этому повториться.
Никогда.


Лучше не думать.
Вернее, думать, но о другом.
Тайная Комната. Комната Тайная…
Что с ней делать, точнее не с ней, а с чудовищем, обитающим в ней? Не пускать Миртл в туалет? Вряд ли из этого получиться что-то хорошее…
К тому же, если не Миртл, то кто-нибудь другой. От судьбы ведь не уйдешь…
Хотя какая судьба? Ведь это всего лишь демонстрация, затеянная Томом: ему все равно, кто погибнет, главное доказать, что он имеет полное право повелевать другими.
А что ему может противопоставить она?

Превознемогая усталость и борясь с апатией, Луна потянулась к толстой книжке лежащей около ее кровати: Кодекс Семейства Блэттеров. Она узнает все, все, что возможно, но никогда больше не повторится сегодняшний позор.
«Из ошибок чужих – извлекай уроки, своих - никогда не повторяй».
- Блеск. Оригинально. На высоте, - мысленно прокомментировала Луна Кодекс Блэттеров, местами более всего походивший на нравоучения или наставления потомкам.
«Но нет лучшего способа унизить противника своего, нежели указать ему на ошибку.
Если указать на ошибку уже совершенную, причем указать неоднократно, вашего противника может охватить злость, равной которой нет, и лютая ненависть к вам; он может потерять контроль над собой, а значит, и  бдительность, тогда он будет в ваших руках.
Если же указать на ошибку, еще не совершенную, и указать верно, не унижая, то из противника, рано или поздно, вы можете получить союзника. Слушайте же, что надо делать…»
Луна, уже третий день читавшая Кодекс, перевернула несколько страниц. Незачем ей возиться с какими-то призрачными врагами, которые еще могут и не появиться.


«В любом случае советы Блэттеров чаще всего подходят только Блэттерам, с остальными же происходят самые отвратительные истории, когда они начинают следовать им. Проверено», - подумала Луна, откидываясь на спинку стула. Проходящая мимо библиотекарша, чьей вполне достойной преемницей стала мадам Пиннс, кинула на девушку подозрительный взгляд, и Луна, почувствовав себя донельзя неуютно, стала собираться: в библиотеке ей всё равно было делать нечего, на ум шли мысли, совсем не связанные с занятиями. Однако и в слизеринскую гостиную идти не хотелось. Может быть, она к ней когда-нибудь привыкнет, но пока – нет: уж слишком холодным и неприветливым выглядит помещение.
«И все-таки мне стоило дочитать раздел про противников до конца, - размышляла Луна, идя по коридору. – Там вполне могло быть сказано что-нибудь полезное… Может быть, мне удастся что-нибудь вспомнить?»
Но единственное, что всплывало у нее в голове, так это фраза, выбитая на стене хода, ведущего в Залу из ее комнаты. "В любом действии есть ошибка. Найди её".
Фраза так навязчиво крутилась в голове, что Луна, не имея других идей, решила поискать слабое место во всей этой истории. На её взгляд слабым (а помимо того и отвартительным) было всё: и василиск, и смерть Миртл. Вот только Риддл вряд ли думает так же.
"Это не аксиома, это ерунда, - заключила Луна после получасового и совершенно бессмысленного шатания по школе. И издеваясь, передразнила себя, - ох и какую же ошибку допускает Том сейчас!? Его же все равно не поймают, напротив, он в итоге получит награду за слуги перед школой..."
* * *
Если бы спросили Тома, зачем ему понадобилось незадолго до отбоя отправляться в библиотеку, он бы, не задумываясь, ответил, что за книгой. Без сомнения, он был в своем праве. Однако почему нельзя было подождать до утра, он бы объяснить не смог. Впрочем, а нужны ли причины для того, чтобы просто взять книгу?..
Можно предположить, что ему просто хотелось пройтись по тёмным школьным коридорам, освещённым факелами, и ещё раз осознать приятную мысль, что по трубам, замурованным в стену, может ползать существо, принадлежащее ему безраздельно.
Существо, которому в отличие от остальных не надо ничего доказывать, потому что оно сразу поняло, кто перед ним…
Существо, которое значительно разумнее многих людей.
Существо, обладающее огромной силой.
...Всё, связанное с василиском и его прежним хозяином, окутано завесой тайны.
Тайны. Они всегда манят, но, одновременно, так хотят ускользнуть из рук.
Пока удалось схватить одну из них.
Именно такие приятные мысли владели Риддлом, когда он шёл по школьным коридорам, то и дело прикасаясь рукой к холодным стенами.
Сколько еще тайн может скрываться в них? Тайн, которые должны быть разгаданы…
С Луной он столкнулся совершенно неожиданно, и причин радоваться этой встрече совершенно не было, однако долг старосты есть долг старосты:
- Ты не боишься заблудиться? Ты только вчера приехала, а уже ходишь одна… Может быть, тебя проводить?
* * *
Проводить? Нет уж, только этого не хватало: оказаться в компании будущего убийцы…
Луна отрицательно покачала головой:
- Нет, спасибо. У меня прекрасная память и я очень быстро начинаю ориентироваться в незнакомых зданиях, - вот уже глупость… дом Блэттеров до сих пор ей до сих пор кажется лабиринтом, хотя прожила она там без малого полгода.
- Что же, тогда не смею навязываться, - Том не показал виду, но, кажется, обрадовался, что ему не придётся никого провожать.
Луна не знала, что скажет ему на прощание, однако вырвавшейся у нее фразы она ожидала, пожалуй, не более, чем Том:
- Не смей. И не смей открывать Тайную комнату.
- Что? – как бы хорошо Риддл не умел скрывать свои эмоции, часть их всё равно отразилась у него на лице.
* * *
В первый момент ему показалось, что он ослышался, однако Луна, слегка побледнев (интересно, отчего?), повторила:
- Не смей открывать Тайную комнату.
- Тайную комнату?
За обедом Том решил заглянуть ей в сознание: в конце концов, нет ничего необычного в том, что хочется узнать, что творится в голове у незнакомого человека, что он собой представляет.
Однако он получил неожиданный отпор, причем отпор такой, что с трудом сдержал желание покоситься на преподавательский стол: не решил ли Дамблдор контролировать каждый его шаг, - ожидать от такого отпора от четверокурсницы было глупо, разве что она имеет врожденные способности к окклюменции, сама о том не подозревая. Если так, то к ней следует присмотреться.
Кажется, присматриваться следовало немедленно.
* * *
- Именно, и не делай вид, что меня не слышишь, - раз уж начала говорить, не продумав разговор до мелочей, то теперь главное не растеряться и стоять на своём, по ходу дела соображая, что говорить.
Но Мерлин, как он притворяется!
Недоуменная улыбка озарила лицо будущего Темного Лорда, сделав его еще красивее:
- Извини, но я не совсем понимаю, какое отношение к Тайной Комнате имею Я, - он сделал ударение на последнем слове. Однако отрицать того, что знает о существовании Тайной Комнаты, не стал. Не хочет выглядеть невеждой даже для собственного блага.
- Прекрасно понимаешь, - отрезала Луна. – Существо, - она, сама того не зная, назвала василиска так, как называл его сам Риддл, - существо, живущее там, подчиняется тебе. Но не думаю, что тебе следует использовать его, чтобы доказать – ты наследник Слизерина.
- И опять я не совсем понимаю, о чем ты говоришь, - с приятной улыбкой перебил ее Риддл.
- А я и не думаю, что ты поймешь всё, - наступила очередь Луны акцентировать внимание на последнем слове.
* * *
Откуда ей может быть всё это известно? Из его приближенных никто не мог проговориться, даже Вальбурга не настолько болтлива, к тому же про Тайную Комнату он никому ещё не рассказывал.
Может быть, окклюменцию она использовала осознанно, а легилеменцией владела не хуже? Глупости, он бы почувствовал, решись она заглянуть ему в сознание.
- Но хотя бы часть ты усвоить в состоянии, - продолжала Луна.
Пытаешься быть наглой и самоуверенной? Зачем тебе это?
- ...Если это существо нападёт на кого-нибудь, школу вполне могут закрыть… Ты хочешь, чтобы это случилось по твоей же глупости?
- Нет, я не хочу, чтобы школу закрывали. Однако если это и случится, то явно не по моей вине: я до сих пор понятия не имею, о чем ты толкуешь. Может быть, тебе плохо? Отвести тебя в медпункт? – с тревогой в голосе спросил Риддл.
* * *
Надо же, какой заботливый. А все-таки слабое место она отыскала правильно. Риддл не хочет возвращаться  в приют.
"Надо ещё раз упомянуть про закрытие школы. А лучше несколько раз, чтобы информация лучше усвоилась".
- Нет, в медпункт я пойду исключительно после нападения василиска на кого-нибудь из студентов: надо же мне будет там побывать хотя бы один раз. Перед закрытием школы, - Луна постаралась вложить в эти фразы как можно больше сарказма. - Впрочем, я ничего не имею против того, чтобы эту школу закрыли: там, где я училась, было значительно лучше. Поэтому расстраиваться долго не буду. Но вот только забавна одна вещь… Нормальные школы закрывают после нападения сторонников Гриндевальда, а Хогвартс закроют по милости старосты, который хочет этого меньше всего на свете….
Интересно, она не сказала ничего лишнего? Ничего такого, что могла бы задеть тонкую нервную организацию Риддла?
А хоть бы и так… Раз уж она оказалась в прошлом и в её силах его изменить... Пожалуй, не только Миртл должна остаться жива. В живых должны остаться все те, кому суждено было погибнуть по милости Темного Лорда.
Она может сделать так, что Риддл никогда не станет Вольдемортом.
Может быть, это и есть та цель, задача, про которую она так много слышала?
«Сейчас не время об этом думать», - Луна вспомнила, с кем разговаривает, и вернулась на землю.
- Поразмышляй над моими словами, - сказала она Тому. – И до свидания.
* * *
- До свидания, - откликнулся Риддл, - только я всё-таки советовал бы тебе заглянуть в медпункт. Может быть, там тебе смогут помочь…
Луна никак не отреагировала на это любезное пожелание ушла, оставив Том наедине со своими мыслями.
Вряд ли легилеменция. Он бы точно почувствовал.
Наверняка должно быть другое объяснение…
Вполне логично предположить, что за всем стоит Дамблдор, и разговор этот был продуман от начала и до конца…
Шэбшээдай
17.1.2008, 15:34 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава седьмая.
Тайная комната (2).


«Во многих семействах принято говорить отцу или матери «ты». Во Франции и Англии этот обычай распространен более, нежели в других странах, и в нем есть много прекрасных сторон. Он служит признаком большого доверия, дружеской откровенности между родителями и детьми, но следует заметить, что дети никогда не должны переходить черту фамильярности по отношению к родителям…»*
- М-м-м, - протянула Луна - она с очень большим трудом могла представить, что семейство Блэттеров до сих пор следует подобным правилам. - Надо будет при случае спросить у Мейв.
«Небольшие подарки поддерживают между родными нежную связь. Необходимо, чтобы подарок был сделан от чистого сердца, без лицемерия. Букет полевых цветов, нарванных собственными руками для любимой особы, равняется богатейшему подарку, купленному в роскошном магазине…»
А вот это вообразить у Луны вообще не получилось, хотя она честно попыталась: Мейв, собирающая цветы… Мейв, получающая цветы и искренне радующаяся им… Нет, бесполезно.
Может быть, кого-нибудь другого из семейства Блэттеров удастся представить в подобном положении с большим успехом?
Троюродный брат отца Мейв, Аластор Смит, обладал наиболее располагающей внешностью из всех присутствовавших на том ужине. Не очень аккуратно зачесанные назад светлые волосы, светло-карие живые глаза… То и дело его пухлое лицо приобретало извиняющееся выражение, и начинало казаться, что он вот-вот виновато разведет руками и попробует остановить эту пытку. Однако он не делал этого. Вероятно, влияние семейства Блэттеров было слишком велико. Но вобщем его вплоне можно было бы представить посылающим недорогие подарки… Но только не в этот дом: он бы не осмелился прислать сюда что-то простое.
Тогда кто? Кузен Мейв Олем Ортд, полная противоположность Аластору? Нет, это все равно что вернуться к самому началу и попытаться представить Мейв… Они так похожи, что внешне (бледная кожа, темные волосы, темные глаза), что по одежде (оба имеют право носит родовые цвета и этим правом пользуются). Будь сейчас век восемнадцатый, наследником всех богатств Блэттеров был бы Арнольд, а не Мейв. Но времена меняются. Теперь и женщина может наследовать.
- Я думала, ты будешь старательнее учиться, - почему же Мейв не оставит ее в покое? – Можно подумать, вчерашний вечер тебе понравился, раз ты так вальяжно развалилась в кресле и предаешься каким-то далёким от Кодекса размышлениям…
- Близким.
- Значит, вчерашнее тебе все-таки не понравилось.
- Какое тонкое наблюдение, - рассвирепела Луна и отбросила в сторону Кодекс.
- Поосторожнее с книгой, - Мейв осторожно взяла его в руки  и нежно погладила по обложке. – Это может плохо кончиться для тебя. Этот Кодекс – наше самое большое сокровище. Только благодаря ему мы можем сохранять прежний уклад. И мы бесконечно благодарны всему сущему, что не только мы следуем семейным книгам, в которых заключена безусловная мудрость наших предков.
- Вы следуете Кодексу? Всем пунктам? – торопливо спросила Луна, надеясь, что Мейв не попробует вернуться к теме ужина. Та это отлично поняла, но по какой-то необъяснимой причине сделала вид, что купилась.
- Всем, - ответила она, аккуратно приподнимая рукой подол своего неизменного красного платья, чтобы сесть. – Это даже не подвергается сомнению, хотя некоторую коррекцию мы вынуждены вносить. Что поделаешь, такое время: нельзя жить в абсолютном прошлом.
- А про родителей? Это тоже правда?
- А что тебя смущает? – Мейв слегка приподняла брови.
- Почтительное отношение, уважение с обеих сторон…
- А почему бы и нет? – Мейв улыбнулась. – Мы не звери, поэтому к тем, кто дал нам жизнь, питаем уважение. А давшие жизнь – заботятся. Не вижу в этом ничего странного. Со всеми членами семьи, кроме тех, кто является предателями крови и их потомками, следует поддерживать хорошие отношения.
- В это с трудом верится, - горячо возразила Луна. – Вчера я видела, как вы поглядываете друг на друга: кажется, что вы сейчас вцепитесь друг другу в горло, порвёте друг друга на части…
- В том-то и дело, что кажется. Семейные узы крепче любых других. За семейную честь мы готовы биться до конца… в отличие от тех, кто забывает свою семью, отправляясь в мир магии. Забыть все ради своей прихоти – это отвратительно.
Луна в изумлении посмотрела на Мейв и невольно вздрогнула, повстречавшись с холодным взглядом её тёмных глаз…
- Вы считаете маглорожденных предателями?
- Да, предателями крови, своей крови. И, согласись, у нас есть на это причины: они действительно бросают свою семью, забывают всё, чем жили их предки, из-за своих потребностей: видите ли, мы хотим колдовать. Да и общаться со своими родными они не могут так, как это должно… Это одна из причин, по которой мы презираем маглорожденных.
- Но у них же нет выбора: невозможно отказаться от магии, если она есть в тебе.
- Выбор есть всегда. И выскочки тоже, - Мейв открыла Кодекс на той самой странице, на которой остановилась Луна, и пробежала по ней взглядом. – Нас учат почитать мать. И отца. Только взаимное влияние отца и матери на воспитание и развитие характера позволяет человеку достичь своего рода совершенства, если ты понимаешь, о чем я говорю. Но надо, чтобы родители понимали то, чем живет их ребенок. А что могут дать своему чаду-так-сказать-волшебнику родители-маглы? – Мейв захлопнула книжку и аккуратно положила ее на столик.
- Свою любовь! – выдохнула Луна.
- Любовь – это далёко не всё, что есть в жизни, - Мейв вздохнула. – Далеко не всё. Читай эту главу внимательно. Думаю, ее содержание тебе когда-нибудь еще ОЧЕНЬ пригодится…


Луна вошла в слизеринскую гостиную, рассеянно посмотрела по сторонам и, решив не задерживаться здесь, поднялась в спальню. Всеми ее мыслями владели только две вещи. Первая: испугается ли Риддл ее намеков? Передумает ли устраивать демонстрацию? И вторая: как ей использовать свое знание будущего, являющееся неоспоримой ценностью, для того, чтобы изменить его в лучшую сторону: чтобы никогда мир не знал тёмного волшебника Вольдеморта, чтобы не гибли люди в бессмысленных и жестоких схватках?
Получалось, что так или иначе её мысли были связаны с Риддлом. И, вспоминая его, Луна почти не сомневалась, что от демонстрации наследник Слизерина не откажется: слишком важно ему доказать окружающим, кто он на самом деле. А также, судя по всему, доказать самому себе, что он способен пойти на всё ради достижения цели, сколь безумной она бы ни казалась.
«Узнать бы, что творится у него в голове. Может быть, легилименция?» - размышляла Луна. В конце концов, она не первая начала…
Луна сама не заметила, как лежа в кровати, поглощенная мыслями, задремала. Последним, что она чувствовала, было осознание собственной значимости, уверенности в своих силах, в том, что ей всё удастся – а иначе и быть не может…
* * *
Утром ей овладело желание поступать наперекор всем и всему. Подслушанный в библиотеке разговор по-прежнему вызывал раздражение.
«Мне не нужен покровитель, - подумала Луна. – Я сама вполне могу со всем разобраться. А тот вечер… я держалась рядом с Мейв, потому что, - девушка облизала внезапно пересохшие губы. – Неважно. Это не играет роли. Каждому может стать не по себе в столь изысканно подлом обществе. Особенно в первый раз».
Поэтому, не обращая внимания на ухмылку спустившейся в гостиную Вальбурги, она дождалась Эйлин и в столовую направилась с ней.
- Ты странная, - заметила Принц.
- Да? И почему же? – поинтересовалась Луна, стараясь запомнить дорогу в столовую. Все-таки из Когтеврана было проще попасть в Большой Зал. И из Гриффиндора тоже.
"Интересно, причем тут Гриффиндор? - задумалась Луна. - Мне кажется, или я действительно ни разу не подходила к Гриффиндорской гостиной?.."
- Ты наверняка уже разобралась что к чему и продолжаешь со мной разговаривать, - ответила Эйлин. Эти слова дались ей тяжело, хотя держалась она, вобщем-то, неплохо.
- Предпочитаю не ориентироваться на других, а поступать по-своему. Мне так спокойнее, - нет, она явно ещё долго будет путаться в этих поворотах… - Там, где я жила, нас учили думать прежде всего своей головой, разумеется, не нарушая приличий. Так вот: сейчас я вроде бы ничего противного этикету не совершаю…
Эйлин промолчала. А зря. Раз уж начала говорить и фактически признала, что окружающие ни во что тебя не ставят, следует продолжать. Ну и что же ты молчишь?
- Что-то случилось, - с неожиданной резкостью произнесла Принц. – Что-то не очень хорошее.
- Ты можешь чувствовать происходящее? – спросила Луна, старательно рисуя в мыслях карту и надеясь, что назад она сможет вернуться, нигде не заплутав, как это случилось вечером, когда она, отказавшись от помощи Риддла, все-таки запуталась в коридорах.
- Ты плохо видишь? Посмотри вперед, - сочувственно посоветовала Эйлин.
Только тут Луна обнаружила, что они все-таки вышли в Большой зал, который был окрашен в чёрный цвет.
- Кого-то убили, - продолжила Эйлин. – Надеюсь, Министра Магии…
Луна в ужасе замерла. В том, что Министр Магии жив и здоров, она не сомневалась. Ее пугало другое. Но этого… Не может быть. Не может быть. Хотя…
- С прискорбием должен вам сообщить, что… - усиленный голос директора звучал, казалось, во всех уголках помещения. Однако на какое-то время Луна перестала его слышать и на ватных ногах, почти ничего не видя перед собой, направилась к столу.
- …Будет проведено расследование. Мы надеемся, что убийцу мисс Миртл удастся в скором времени найти, - уловила она, садясь на стул.
Убийцу…
Луна посмотрела на Тома Риддла. Он не казался довольным, напротив, на лице его ясно читались озабоченность и волнение.
Луна была готова поклясться, что это не было игрой. Кажется, все пошло не так, как того хотелось Риддлу. Но что именно?
Легилименция… Это все, что ей остается.
Луна глубоко вздохнула, с трудом удерживая себя от того, чтобы не провести рукой по глазам, по лбу, пытаясь унять головную боль.
Мысли путались. И только одна звучала всё отчётливее и отчётливее, всё громче и громче: она не успела. Ей не удалось….

__________
*Взято из книги «Правило вежливости и светского этикета».
Шэбшээдай
17.1.2008, 15:35 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава восьмая.

- Что с тобой? – посторонний голос ворвался в сознание, Луна от неожиданности вздрогнула, а голос по-прежнему звучал, и звучал недовольно. – Я, конечно, понимаю, что лучше бы Министра Магии убили, но, может быть, еще не все потеряно.
Луна недоуменно посмотрела на Принц: причём тут Министр Магии? А, кажется, она его за что-то ненавидит…
- Да, его ещё могут убить, - Луна слышала себя будто со стороны, но вроде бы уже начала приходить в себя после потрясения.
- На то только и надеюсь, - Эйлин положила вилку, стукнув ею при этом по тарелке, и недовольно поморщилась. – А траура по маглорожденной я носить не буду. Она-то и погибла, наверняка, только поэтому…
Луна кивнула и нашла в себе силы слегка улыбнуться:
- Кажется, я её помню… чуть-чуть. По вчерашней травологии - она заходила в кабинет…
- Да, заходила. Растяпа, с лицом, не обременённым интеллектом, - подтвердила Принц. – Потому и погибла: маглорожденная и дура.
Луна хмыкнула. А про себя отметила, что грязнокровками маглорожденных волшебников Эйлин не называет - это, несомненно, говорило в её пользу.
А за слизеринским столом царило необычайное оживление. Прислушавшись, Луна поняла, что речь только о том и идет, что о произошедшем убийстве: кто? Как? На Риддла почти никто не смотрел, разве что поглядывала Вальбурга да ещё несколько человек, имён которых Луна не знала. Значит, это всё-таки была не демонстрация, а ошибка. Причём ошибка досадная.
Луна пристально посмотрела на Риддла и прикрыла глаза. Скорее всего, она выбрала самое неудачное время: сейчас он слишком напряжён и насторожен. Но сколько времени придётся ждать, чтобы он потерял бдительность хотя бы на несколько мгновений?
Луна осторожно махнула палочкой под столом.
Незнакомые лица, места замелькали перед глазами с необыкновенной скоростью - разобрать ничего не удавалось. Такое странное ощущение: вроде бы видишь всёё и ничего - сразу. В сознании отпечатывались какие-то смутные образы, картины… Некоторые наоборот загорались, вспыхивали, начинали играть всеми красками.
Ощущались чужие эмоции…
А потом всё неожиданно прекратилось. Луна едва не вскрикнула, когда Риддл разорвал связь, однако изо всех сил постаралась сохранить невозмутимость.
Голова болела дико.
Все-таки стоило подождать. А может быть, и не стоило. Подожди она, не удалось бы уловить это итак почти незаметное чувство. Чувство сожаления? Нет, чего-то другого. Может быть, страха? Нет. Непонятно.
Интересно, догадался ли Риддл, что к чему?
Луна взглянула на Риддла, тот не отрывал взгляда от учительского стола. На кого он смотрел?
* * *
Том Риддл ожидал чего-то подобного с той самой минуты, как спустился в столовую. Наверняка, Дамблдор будет подозревать его – ничто не заставило преподавателя трансфигурации забыть глупости, которые наговорил ему мальчишка из приюта. Ничто.
Однажды поддался волнению, забыл обо всем на свете и вот, пожалуйста, всегда находишься под подозрением.
Но столь прямого удара Риддл не ожидал. С директора могло статься аккуратно, почти незаметно проникнуть в память, но так топорно… Как будто ломом... Хорошо, что удалось быстро сориентироваться…
Тут дело явно не в директоре. Что-то иное…
Риддл отвернулся от учительского стола. Посмотрел на выход из Большого Зала, где столпились сотрудники Министерства. Найти они ничего не найдут, но как могут навредить…
Внезапно Риддл почувствовал на себе чей-то взгляд. Повернул голову.
Интересно, на него кто-то наложил заклятие забвения? Том проклял свою недогадливость – подозревать директора, когда только вчера вечером был такой странный разговор.
* * *
Луна и не подумала отвести глаз. Вчера она сказала слишком много, теперь поздно идти на попятную. Поэтому она многозначительно покачала головой и поднялась из-за стола.
Где-то в глубине души Луна надеялась, что Эйлин пойдет за ней – так не хотелось оставаться в одиночестве – но та, ни на что не обращая внимания, продолжала расправляться с завтраком. Слишком большим ударом для Эйлин было бы услышать, что она таскается за новенькой. Можно понять.
Луна быстро шла по коридору.
В идеале ей следовало немедленно пойти к директору, к сотрудникам министерства и рассказать всё, что ей известно. Риддлу бы дали сыворотку правды, он бы во всем признался, и навсегда бы был отправлен в Азкабан… Если бы только не смог представить всё как ошибку, недоразумение… Вряд ли, конечно, но вдруг?..
И чего, интересно, она медлит? Тешит самолюбие, пострадавшее из-за убийства? Даже не из-за него, а из-за того, что ей не удалось изменить будущее? О самолюбии надо забыть…
Луна прекрасно понимала это, но всё равно медлила.
Может быть, её заставляет задуматься то, что она почувствовала, сунув нос в чужие мысли?
И зачем ей это вообще было надо? Следовало сразу направляться к директору...
Что она прямо сейчас и сделает.
И неважно, что ей самой придется слишком многое объяснять.
В крайнем случае, ей помогут её... покровители.

- Ты здесь уже месяц, а толку в этом я не вижу никакого, - Мейв по-прежнему контролировала почти каждое её движение.
- Может быть, меня плохо учат? – зло ответила Луна.
- Вряд ли. Всё дело в том…
- Я слышала, не бывает плохих учеников, бывают плохие учителя, - перебила ее Луна.
- Существует и обратное: не бывает плохих учителей, бывают плохие ученики. Заметь, если бы я привела эту фразу первой, ты бы оказалась в выигрыше.
- Меня как-то это не ущемляет,- огрызнулась Луна.
- О нет. Тебя это периодически ущемляет. А ко мне ты просто слегка привыкла…
- Привыкла? – Луна расхохоталась. – Никогда я ко всему этому в целом и к тебе конкретно не привыкну. Я это говорила в первый день, так скажу и теперь… Никогда. А теперь я еще больше уверенна. Тогда мне не посчастливилось так хорошо узнать твою семью.
- Хорошо узнать? - переспросила Мейв. - По-моему, ты переборщила… Причем даже не слегка. Впрочем, чему удивляться? Ты даже не можешь определить, кто чего стоит.
- Могу… - Луна перестала ходить по комнате и села на кровать.
- Нет, не можешь, - чуть-чуть повышенный голос Луне показался ударом хлыста. Она вздрогнула. – Не можешь. Если бы могла, ты бы уже строила против меня заговор вместе с моим кузеном.
- С Олемом?
- Именно.
- Твой кузен отвратителен…
- За эти слова я готова тебя расцеловать, - Мейв встала с кресла. – Только делать я этого не буду, - прошептала она Луне в ухо, садясь рядом, почти вплотную. Луна отдернулась, и Мейв усмехнулась. – Попробуй только ещё раз шевельнись. Да, мне тоже кажется, что он отвратителен….
- Не хочу ничего об этом знать, - Луна старалась сидеть, не двигаясь. Любое неловкое движение могло разозлить Мейв, а Луна этого отчаянно не хотела. Она вообще с трудом понимала свое настроение: то хотелось на всех бросаться, то, напротив, не ссориться ни с кем.
- Почему же? Я думаю, тебе будет интересно узнать, что человек, которого ты считаешь столь же мерзким, как я, был лишен наследства…
- Чем мне может это быть интересно? - фыркнула Луна.
- Возможно, тем, за что он был лишен наследства.
- Сомневаюсь…
- Не сомневайся. Сомневаться будешь тогда, когда услышишь, что не так давно (и так давно одновременно), года четыре назад, когда мои родители были живы, а мне самой было столько же лет, сколько тебе, Олем, воспитываемый отцом, был наследником двух огромных состояний. Своей фамилии и того, что принадлежало моим родителям. Не знаю, как они допустили, что у них родилась только дочь, не мне их судить, - Мейв едва заметно улыбнулась, давая понять, что ничего не имеет против этого. - Но это и не важно. Просто в один для кого-то прекрасный, а для кого-то ужасный день, Арнольд был лишен наследства своим отцом и изгнан из дома. Известно, что отец хотел его лишить и фамилии, но потом передумал, а точнее – не успел, скончался при странных обстоятельствах.
- Так Олем еще и убийца? – Луна хмыкнула. – Не могу сказать, что мне это интересно.
- Мы не можем называть его убийцей в полном смысле этого слова. Скорее, защитник чести своего рода. Хотя при этом он и тот, кто едва не запятнал ее. Тот, из-за кого все произошло.
Он рос необычайно добрым и отзывчивым для нашего кргуа. Его можно было легко уговорить пойти на какую-нибудь авантюру, не вредящую окружающим. Можно было просить о помощи, и он бы откликнулся.
Луна вспомнила презрительное выражение, не сходящее с лица кузена Мейв. Может быть, они говорят о разных людях?
- Нет, об одном и том же, не отвлекайся, - Мейв вернула её внимание к рассказу. – И мой кузен откликнулся, когда на пороге его дома оказался одетый в лохмотья, с трясущимися руками волшебник, сказавший, что он отвержен своим родом и своей семьей и послан на вечные скитания. И что он его дальний родственник. По правилам  Олем должен был захлопнуть перед носом отринутого дверь, однако он пожалел нищего и впустил его в дом, предоставив еду и ночлег. Олем был тогда один в доме и был хозяином. Никто из слуг не осмелился перечить ему. Но, когда утром нищий ушел в новой мантии с карманами, полными галеонов, кто-то из слуг не выдержал и бросил наушничать. Сказать, что отец Олема был в гневе, – значит ничего не сказать. Он был в бешенстве. Он приказал убить нищего, тем самым навлекая на свой дом еще больший позор, – никто не имеет права помогать отверженным, но ещё больший грех - лишить их жизни и возможности страдать. Это карается в наших кругах очень строго.
И вот Олем, к тому времени уже исключенный из завещания, попытался исправить ситуацию: хотел дать нищему уйти… Назревал огромный скандал. Знаешь, чем все кончилось?
- Нет, но я где-то читала похожую историю, - ответила Луна, по-прежнему уверенная в том, что они говорят о разных людях.
- Кончилось тем, что нищий, предупрежденный Олемом, не бросился бежать, узнав о погоне, а вышел навстречу его отцу и убил его. Сказав, что он, Гриндевальд, никогда более не будет в бегах. Напротив, он возглавит армию, равной которой нет и не было, и захватит весь мир.
- Гриндевальд? – переспросила Луна.
- А как ты думаешь? Мой кузен в своё время помог одному из величайших тёмных волшебников, известных на сегодняшний день. Тогда же Гриндевальд пообещал, что никогда не прикажет своим людям напасть на дом, где приютят спасшего его. Мы, разумеется, приютили Олема не поэтому, - Мейв предупредила вопрос Луны.
- А почему?
- А вот тут начинается самое интересное.  Олем лишён наследства, он причина гибели своего собственного отца. Однако он пытался восстановить справедливость, предписываемую их Кодексом, почти во всех пунктам совпадающим с нашим... А ещё знаешь, что увидели мои родители, когда заглянули Олему в душу?
- Нет.
- Страх и нечто похожее на раскаяние за свои предыдущие поступки. За все. Он был готов поклясться в верности тому, кто протянет ему руку. Кто поможет сейчас.
- И?
- С него взяли слово, что он всегда будет верой и правдой служить Блэттерам. Наследство он, разумеется, уже не получает, но сохранение фамилии, права быть тем, кем рожден, дорого стоит. Олем согласился. С тех пор он живет у нас.
- А почему ты сказала, что я могла бы с ним строить заговоры против тебя? По всему выходит, что он весь такой из себя честный?
- А почему он ни с того, ни с сего так сильно изменился: в детстве давал клятву, что никогда не будет жить по дурацким законам, а после разговора с моими родителями так резко изменил мнение?
- Наверное, на самом деле он не был таким добрым и отзывчивым, каким казался. И где-то в глубине души хранил верность семейным традициям, - ответила Луна.
- Именно, - Мейв кивнула. – Это ты можешь понять. Нужен был толчок, чтобы он понял, как эти традиции и правила для него много значат. Что по ним он жить может, а без них - нет. Мои родители его хорошо обработали... А как думаешь, если бы Олему помогли не они, а кто-то, кто ненавидит всю мою семью, был бы он сейчас таким?
- Не знаю...
- Нет, никогда и ни за что, - уверенно ответила Мейв. - На выбор человека всегда можно повлиять. Когда он на распутье, когда уже качнулся в одну из сторон... Мой кузен был ближе к тем, кто против моей семьи, однако его удалось вернуть назад, удалось удержать. Это говорит о многом.
- Я по-прежнему не вижу в нем ничего хорошего, - произнесла Луна через некоторое время.
- Правильно. Сейчас ты видишь в нём истинного представителя моей семьи, а для тебя это почти что синоним слову «плохо». Однако под этим «плохо» скрывается и что-то другое, та жизнь, от которой Олем отказался, которую очень хочет забыть. Ему это почти удалось. Он служит мне верой и правдой. Но всё ведь могло быть иначе, правда? Если бы кто-нибудь другой вовремя протянул ему руку…  И так с каждым человеком. И сейчас, возможно, еще не поздно...
Мейв замолчала.


Риддл был последним человеком, которого Луна хотела встретить по дороге в кабинет директора. Однако именно он оказался единственным, кто ей повстречался. Более того, он пожелал с ней заговорить:
- Постой.
- Я тебя слушаю, - Луна старалась держаться от Риддла на расстоянии, чтобы при необходимости иметь возможность увернуться от заклинания и напасть самой.
- Почему ты вчера решила, что будет совершено нападение? – спросил он.
- Я предупреждала, чтобы ты не открывал Комнату лишний раз. Любой мало-мальски разумный человек вполне мог бы догадаться, чем всё это закончится.
- Я не имею никакого отношения к Тайной Комнате, - твёрдо сказал Риддл.
- Да, конечно. К ней имею отношения я,  - Луна презрительно улыбнулась.
- Да, ты. Ты открыла Тайную Комнату. Ты натравила обитающее в ней чудовище на грязнокровку. - откликнулся Риддл. - И тебе придется ответить перед законом за совершённое тобой преступление…
Шэбшээдай
17.1.2008, 15:36 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава девятая.

Луне показалось, что она ослышалась:
- Извини?
На лице Риддла явственно читался гнев. Он поднял волшебную палочку и направил её на девушку.
- Вчера ты что-то невразумительное говорила о жертвах – сегодня убита ученица Хаффльпаффа, - резко, отрывисто сказал он. – Миртл была маглорожденной волшебницей, а ты вчера, да и сегодня, очень хорошо показала, как относишься к подобным людям. Стоило тебе появиться в школе, как начались несчастья!
Мерлин, сколько искренности и горячести было в его словах! Вполне хватило бы и на гриффиндорского старосту.
Неожиданно для самой себя Луна рассмеялась. Так глупо попасться… А самое нелепое, что во  всех своих диалогах с ней Риддл выглядит безупречным. Это она разбрасывается презрительными ухмылками, говорит что-то странное, швыряет в лицо необоснованные обвинения.
Так глупо попасться…
И это после того, как невесть сколько времени искала слабые места в чужих действиях. Изредка следовало обращать внимание и на себя.
- А в чём выражается моё плохое отношение к маглорожденным? – она уже поняла, что Риддл не будет использовать против нее заклинания, и поэтому, не обращая внимания на палочку, приблизилась к нему.
- Твои знакомства и выбор друзей говорят сами за себя. Не двигайся, - Риддл поднял палочку чуть выше, однако Луна продолжала улыбаться. Искренне и открыто. Так, как не улыбалась уже давно.
Неужели её действительно веселит происходящее?
- Мои друзья? А что ты знаешь о моих друзьях? – спросила она.
- Всем ты предпочла Принц.
- А что, она агрессивнее относится к маглорожденным, нежели твои друзья? Уверена, если покопаться у них в головах, то удастся узнать очень многое.
- Зачем ты пыталась за завтраком залезть ко мне в голову?
* * *
Не стоило задавать этот вопрос. Не стоило. Но самому ответа на него узнать не удастся, нельзя читать человеческую память, как книгу. Можно уловить что-то общее... настроение, чувство, какое-то никому не нужное воспоминание, а ему нужен был конкретный ответ на конкретный вопрос.
Потом можно будет стереть это воспоминание.
- Вероятно, чтобы понять: заслуживаешь ли ты немедленного отправления в Азкабан, или стоит немного с этим подождать, - наглая девица вскинула голову и вызывающе посмотрела на него.
- Кажется, ты чего-то определенно не понимаешь, - возразил Том. – Это ты совершила убийство…
- Я полагаю, у тебя есть доказательства?
«А как же иначе? Иначе меня бы здесь не было».
- Хочешь, я расскажу тебе, как все было? - Том чуть-чуть повысил голос.
- Разумеется, - кивнула Луна. – Причём мне одинаково интересно как то, что произошло на самом деле, так и та версия, по которой во всем виновата одна я.
- Есть только одна версия….
* * *
Меньше всего Луне хотелось смотреть на Риддла. На его красивое лицо, которое портила высокомерная ухмылка. Право, когда он изображал пай-мальчика, он был значительно привлекательнее.
Том пару раз зачем-то легонько стукнул волшебной палочкой себя по руке и заговорил:
- Ты находишься под заклятьем Империус…
«Чушь какая».
- …которое наложил на тебя кто-то из сторонников Гриндевальда. Находясь под этим заклятием, ты подала заявление в Хогвартс, куда тебя и приняли учиться. Однако цель твоя была совсем другая: открыть Тайную комнату и выпустить чудовище, обитающее в ней, что ты успешно и сделала. В итоге оказалась убита маглорожденная.
- Прекрасная история, - Луна усмехнулась. – Вот только досада: любое, даже самое плохенькое зелье Правды заставит тебя (да и меня) говорить другое. Обидно?
- Нисколько. Твоя память уже не сможет тебе служить.
- Ты мне угрожаешь? Хочешь меня убить?
- Убить? Зачем же мне тебя убивать? – Риддл  был удручён её непонятливостью. – Ты должна ответить за совершённое преступление.
- Тогда, я полагаю, - отозвалась Луна, - я ещё далеко не всё услышала. Расскажи мне дальше, - попросила она.
- С удовольствием, - казалось, Риддлу происходящее действительно нравится. - Ты оказалась сильнее, чем предполагал сторонник Гриндевальда. Ты смогла сопротивляться Империусу и пыталась достучаться до окружающих. Всего ты, разумеется, сказать не могла, но некоторые вещи… Вчера ты обратилась ко мне… Но я смог сделать соответствующие выводы только сегодня.
- А вот за это тебя по головке не погладят. Ты мог спасти Миртл.
- Нет, не мог. Никто бы не смог, - Риддл в задумчивости посмотрел на свою волшебную палочку. – Я сделал всё возможное. А когда сложил два и два, бросился тебя искать, чтобы подтвердить свои подозрения. Завтра я получу награду за заслуги перед школой, а четверокурсница Луна Лавгуд будет лежать в больнице святого Мунго, находясь между жизнью и смертью, в состоянии, которому многие предпочли бы смерть…
- А теперь самое время рассказать, как я туда попаду, - вкрадчиво отозвалась Луна.
- Нет ничего проще, - пожалуй, это место во всей истории Риддлу нравилось больше всего. – Терзаемая угрызениями совести, ты всё-таки смогла побороть Империус. А поборов, осознала: всё, что тебе остаётся, это покончить с собой. Однако заклинание, которое ты наложила на себя, оказалось недостаточно сильным, поэтому ты повредилась рассудком. Именно в таком состоянии я и нашел тебя….
- Тогда, я думаю, ты можешь ещё добавить, что бросился не только найти, но и спасти меня… Ты же разгадал, какая я сильная натура, - Луна посмотрела Риддлу в глаза.
* * *
Какая вежливость и предупредительность. Делать вид, что не страшно даже тогда, когда земля уходит из-под ног.
- Пожалуй, я так и сделаю, - кивнул Том. – Главное, чтобы это не выглядело слишком мелодраматичным.
- Не будет, - сказала Луна. – Я верю, что тебе удастся сыграть так, как удалось бы сыграть единицам.
Риддл мысленно проклял девчонку. Лучше бы она этого не говорила. Лучше бы она его просто молча выслушала. Хотя тогда не было бы так интересно. Намного интереснее, когда человек понимает, что происходит.
- Нет, льстить я тебе не хочу, - почувствовала его настроение что ли? - Поэтому не говорю, что подобного не удалось бы сделать никому другому, хотя, возможно, это и так... Тебе поверят все, кроме Дамблдора. Некоторые преподаватели даже прослезятся. А твои так называемые друзья будут смеяться над ними вместе с тобой.
- Пожалуй.
- Пожалуй… - повторила за Томом Луна. – Только скажи мне одну вещь: неужели ты действительно думаешь, что в больнице святого Мунго не смогут понять, находилась ли я под заклятием Империус?
- Не думаю.
- Тогда что?
- Ничего особенного, - Риддл тряхнул головой. – Накладывай на себя заклинание.
* * *
Луна чуть было не рассмеялась во второй раз. Неужели он действительно думает, что она выполнит это его приказание? Причем выполнит сама, по доброй воле… Хоть бы Империус для приличия попробовал бы наложить.
Но внезапно она с изумлением осознала, что рука её крепко сжимает волшебную палочку на уровне лица, а губы готовы вслед за Риддлом прошептать заклинание.
Отсутствие желания бороться. Полное. Хочется подчиниться. Подчиниться просто для того, чтобы доставить удовольствие находящемуся на расстоянии нескольких шагов темноволосому юноше.
С чем тут бороться?
С желанием принести кому-то радость?
Глупо.
- А теперь будет тебе и Империус, - мягко произнес Риддл. - Невозможно определить, сколько времени человек пребывал под заклинанием. Империус…
Луна почувствовала, что коридор, в котором они стояли, на какие-то несколько мгновений потерял четкость, потом прояснился, и возникло знакомое чувство: будто летишь куда-то.
А вот с этим можно бороться.
«Ненавижу летать», - подумала Луна. Она сама не помнила, когда в первый раз эта мысль пришла ей в голову и помогла справиться с Империусом.
«Ненавижу полеты – отвратительное ощущение», - нет, она точно не помнит, когда впервые подумала так. Или это была не она?..
Какое-то странное, чужое воспоминание.
А вот ещё одно.
Темный коридор… соприкосновение губ… поцелуй… Нет, этого не было. Она наблюдает, смотрит как бы со стороны и не со стороны одновременно.
«Прочь», - раздается голос, иногда ведущий с ней странные споры. Луна к своему изумлению беспрекословно подчиняется ему, даже не испытав привычного желания поспорить, поругаться с ним.
Возвращение в реальность.
Из дрожащих рук выпадает волшебная палочка.
Луна в очередной раз смотрит в глаза Риддла. В этот раз она читает в них изумление и страх.
- Я не буду тебе подчиняться, - чётко и громко говорит она.
Будущий Темный лорд вновь поднимает волшебную палочку. Но совсем близко раздаются голоса.
Ему не успеть.
* * *
Пожалуй, это хуже всего того, что когда-либо происходило с ним. Риддл мрачно смотрел на приближающегося Дамблдора, с которым шли старосты Гриффиндора. Судя по всему, Луне даже не потребуется особо стараться, чтобы ей поверили.
Шэбшээдай
17.1.2008, 15:36 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Остальное потом( Замучилась коды впихивать.
Шэбшээдай
21.1.2008, 16:18 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава десятая.
Безумие.

Вот и все. Торжествующая улыбка застывает на губах. Сейчас все закончится, даже не начавшись.
Луна, не отрываясь, смотрела на приближающегося профессора.
- Можешь гордиться собой, - ей послышалось, или Риддл действительно сказал это? Сказал так тихо, что никто, кроме неё, не смог бы этого услышать…
Чего он добивается?
«Не верю, что он готов так скоро признать поражение. Или думает, что в случае чистосердечного признания наказание не будет жестоким? Всё равно не верю, - времени на размышления у Луны не было. – Скорее всего, у него действительно нет выбора. Это конец».
Почему эта мысль не приносит радости?
- Разве вы не слышали распоряжение директора, согласно которому запрещается выходить из Большого Зала без сопровождения? – Луна смотрела на сравнительно молодого Дамблдора, одновременно узнавая и не узнавая его. Мягкий голос; короткий взгляд, брошенный на Риддла… Определенно он не сомневается, по чьей милости погибла Миртл.
«Почему же он не настоял на дополнительном расследовании? Почему допустил исключение Хагрида?»
- Я слышала, - ответила Луна.
- Мисс Лавгуд хочет о чем-то важном поговорить с директором до занятий. Поэтому не посчитала целесообразным дожидаться  кого-то из преподавателей… - оправдываться Риддл умел хорошо.
- Да, мне нужно поговорить с директором, - перебила его Луна, невольно ёжась под пристальным взглядом преподавателя трансфигурации. Мерлин, такое впечатление, что он хочет взглядом пригвоздить ее к полу. Не приведи василиск иметь такого врага.
- Я, будучи старостой, посчитал, что должен её проводить, - Риддл все равно закончил свою мысль. - Тем более, что мне самому хотелось обратиться к директору по... одному вопросу, - а теперь специально злит Дамбдора: вам я ничего говорить не буду, только директору. И всё так вежливо.
Луна поморщилась.
Дамблдор еще раз окинул их «пригвождающим» к полу взглядом и сказал:
- Я вас отведу. И в следующий раз извольте дожидаться кого-то из преподавателей, когда соберётесь куда-нибудь идти. Мы отвечаем за жизнь находящихся в школе учеников. Я ожидал, что вы, Том, как староста, будете более ответственным…
Риддлу оставалось только промолчать и кивнуть головой в знак согласия.
"Интересно, чего ему стоит сдерживать себя, когда кто-то говорит, что его действия ошибочны?" - ответа на этот вопрос у Луны не было, однако можно было предположить, что многого.
* * *
Воистину безумие - странная вещь. Странная и страшная. Особенно, когда оно приходит вместе со звоном в голове и непонятным голосом, который иногда кажется до предела знакомым.
- Слышать тебя больше не хочу, - прошипела Луна. Хорошо, что в спальне никого нет, а то приняли бы её за сумасшедшую. Плохо, когда окружающие узнают ТАКУЮ тайну. Правду говорят, легче признаться в каком-то прегрешении, нежели в сумасшествии.
«А надо».
- Кому надо? Зачем надо? – Луна с остервенением рвала полученное письмо.
«Тебе».
- Да уж, мне это необходимо, - Луна с интересом посмотрела на клочки бумаги, валяющиеся на кровати, и потерла расцарапанную щеку.
Проклятый филин, обязательно надо пускать когти в ход, если получатель сразу не читает послание? Обязательно так дрессировать птиц? Из-за нетерпеливости Блэттеров она под насмешливыми взглядами Риддла и какого-то идиота из Гриффиндора была вынуждена бороться с ненормальной птицей, ни с того ни с сего на нее набросившейся...
Причём, когда Риддл, изображая несусветную заботу, попытался отогнать это убожество, оно разразилось невероятно громким визгом, совершенно ни на что не похожим. Птицы, находящиеся в здравом уме, так определенно не кричат. Вот если их переезжает телега…
Кричал, нападал... Филин требовал, чтобы Луна прочла послание, а когда она прочла его, начал требовать немедленного ответа, продолжив свой концерт.
В итоге к директору Луна решила сходить попозже.
«Необходимо».
- Мерлин, с тобой так интересно разговаривать…
«Я не Мерлин, к сожалению», - хм, это попытка пошутить?
- Вообрази, я догадалась, - треклятье! Изодранное лицо, дурацкое письмо… и еще эта мерзость в голове. Никакая окклюменция от последнего не спасает.
«Вот и прекрасно, что ты догадалась, - голос был невозмутим. – Надеюсь, то, что я не Мерлин, не заставит тебя проигнорировать мои советы?»
- Мерлин! То есть, не-Мерлин! – воскликнула Луна. – Мне не нужны ничьи советы. Хотя если кто-нибудь объяснит мне, что стряслось в этом проклятом доме Блэттеров…
«Об этом сейчас не время говорить, - о Блэттерах голос определенно ничего не знал, а потому перевел разговор на то, в чём разбирался. Или ему казалось, что разбирался. - Сейчас время говорить о другом. Нелепо отправлять человека в Азкабан за еще несовершенные преступления».
- О нет, только не это. Только не сейчас, - взмолилась Луна, из-за Блэттеров на некоторое время отвлекшаяся от Риддла.
Почему же?»
- Потому что сейчас у меня нет никаких сил возвращаться к этому. Да и так всё понятно. Вечером я пойду к Диппету или к кому-нибудь из министерства и всё им расскажу, раз уж с утра не получилось.
«Интересно, наверное, откладывать обвинения на некоторое время?»
- Очень, - до чего мерзкое сумасшествие! – Не откладывала бы ни на секунду, если бы не эта треклятая птица. Она бы не успокоилась, если бы я не написала бы ответ.
«Правда? А заклятия? Они не действуют на птиц?» - такие вопросы надо задавать с ехидством, а в голосе звучало искреннее недоумение.
- Я не подумала… – раздраженно отозвалась Луна. Все-таки хорошо, что в спальне никого нет: с ЭТИМ невозможно разговаривать про себя. Хочется кричать, прыгать, топать ногами.
«Это очень печально. Не думаешь и живешь спокойно, - голос подернулся неподдельной печалью. – Но раз уж такое произошло, давай ты меня послушаешь».
Если бы это был живой человек, Луна давно бы собственноручно выставила его за дверь. Голос из головы таким грубым методом изгнать было нельзя.
- Такое впечатление, что тебя можно НЕ слушать, - обреченно констатировала факт Луна.
«Можно, - возразил голос, - и до сегодняшнего дня тебе это удавалось. Понятия не имею, что так потрясло тебя, что ты стала меня слышать, но, вероятно, это было нечто из ряда вон выходящее и такое же важное».
- Если ты скажешь всеё что хочешь, ты опять оставишь меня в покое? – тоскливо спросила Луна, изучая потолок.
«От тебя зависит, - казалось, кто-то улыбнулся. Печально, но с неподдельной любовью ко всему окружающему. А потом опять принялся за своё. – Нужно всегда давать людям возможность исправиться. А наказывать заранее - еще хуже, чем не наказывать вообще. Неужели ты действительно считаешь, что человека можно отправлять в Азкабан за ещё несовершенные преступления?»
Луна со стоном упала на кровать. Что за идиотский вопрос? За несовершённые преступления нельзя. Но Том Риддл - это отдельная история. Всем, кто знает его будущее, понятно, что Азкабан – единственное спасение для всех. Для самого Риддла в том числе. Лучше быть узником, чем убийцей.
- За совершенное отправим, - отрезала Луна, давая понять, что разговор закончен.
Ей же есть о чем подумать...
Что там произошло у Блэттеров?.. Тройное убийство. Гриндевальд же клялся, что не тронет приютивших его спасителя. А если это не он, то кто?
«Разобравшись в твоих воспоминаниях, министерские будут судить Риддла за ещё не совершённые им преступления…» - разговор закончен не был.
- Будто нынешнего мало, - огрызнулась Луна.
«Мало. В произошедшем с Миртл он не виноват. Все произошло случайно. А больше он ничего не успел натворить».
- Почти верю.
«Зря ты так. Пока Риддл всего-навсего крайне одаренный молодой волшебник, который может совершить много ошибок…»
Луна хмыкнула. Можно начинать верить.
«Всего-навсего крайне одаренный молодой волшебник, одолеваемый дурными мыслями… Ты считаешь, это заслуживает наказания?»
- Надо дождаться того момента, когда он кого-нибудь убьет? - вопросом на вопрос ответила Луна.
"Судят ведь за совершенные преступления, верно? Или за то, что человек почти сделал. А за мысли, которые необыкновенно далеки от того, чтоб воплотиться в жизнь, - нет".
- Маньяков следует обезвреживать до того, как они совершат преступление.
"И обыкновенно их отправляют не за решетку, как ты сейчас мечтаешь, а лечат".
- Потрясающе, - восхитилась Луна. - Еще через пару минут ты запоешь, что Риддл самый несчастный на свете человек, которого обстоятельства вынудили поступать так, как он поступал. Выбора у него не было!
"Не вынудили, но наложили отпечаток"
- Кошмар, - этот мерзкий голос надо бить его же оружием, иначе спорить можно до бесконечности. - В таком случае, будущее наложило отпечаток на мое восприятие Риддла, так что я вынуждена поступить так, как я поступаю.
"Ты совсем не хочешь меня слушать, - голос был печален как никогда. - Но я не могу допустить того, чтобы ты совершила ошибку. Прости меня".
«Знать ни о чем не желаю, - хотела сказать Луна, когда внезапно перед глазами вспыхнули яркие огни, потом все потемнело. – Кажется, мне повезло, что я лежу».
На сегодняшний день это была её последняя здравая мысль.
Отправляясь на трансфигурацию, Луна, чему-то улыбаясь, рассеянно смотрела по сторонам.
Мир казался намного лучше, чем вчера. Возможно, Блэк не такой уж и самовлюбленный, а Эйлин не так уж и зациклена на презрении к маглорожденным. Блэттеры вполне могут быть несчастными людьми, по крайней мере, сейчас, когда трое носителей этой фамилии мертвы.
Вполне вероятно, Риддл действительно не собирался никого убивать. Судить можно только за то, что сделано, а не за мысли. Может быть, для него еще не все кончено.
«Чего?» - возмущенный крик ворвался в сознание.
«Почему со мной всегда надо не соглашаться?» - подумала Луна.
Гневный голос потонул в звоне и до конца дня больше не беспокоил.
А Луна неожиданно для себя махнула на все рукой:
«Ладно, если того хочет мое безумие, то надо дать шанс. Главное, чтобы никто не пострадал…»
Шэбшээдай
21.1.2008, 16:19 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава одиннадцатая.
Безумие.


Эйлин озабоченно смотрела на свою новую знакомую.
- Ты хорошо себя чувствуешь?
- Кто? – ответ Луны подтвердил подозрения.
- Ты.
- Я?
Святой Мунго! Когда человек ТАК счастливо улыбается, он неминуемо идиот, с которым нельзя иметь дело.
- Если бы у меня было зеркало, я бы дала тебе в него посмотреться, но я не имею привычки носить с собой всякий хлам, - ответила Эйлин, а про себя добавила: «и не заимею».
- Хлам с собой носить не надо, - кивнула Луна и, подперев руками голову, отсутствующим взглядом уставилась на преподавателя. На губах ее все ещё была идиотская улыбка.
Нет, обидно, конечно, когда у человека не всё в порядке с головой. Его может быть даже жалко, но когда человек накануне и даже несколько часов назад производит впечатление НОРМАЛЬНОГО, его последующие странные поступки начинают бесить до глубины души.
- Ты умна, - прошипела Эйлин, отодвигаясь в сторону.
Луна этого, кажется, даже не заметила. Зато ее полубезумный взгляд в конце концов привлек внимание преподавателя. Миссис Вистонг некоторое время принципиально не обращала на него внимания. А на что еще способен декан Рейвенкло?
Сухонькая старушка взмахивала невероятно тонкими руками, вещая что-то.
«В кои-то веки нашелся кто-то готовый слушать ее», - сама Эйлин с трудом сдерживала желание зевнуть. Почему нельзя пропускать эти скучные и нудные занятия? Почему нельзя тратить время на что-нибудь полезное? В учебнике всё написано донельзя понятным и ясным языком, к чему объяснять еще понятнее? Тот, кому надо, поймёт, а кто не понимает написанноё в учебнике…
«Определенно, находиться в окружении идиотов моя судьба», - подумала Эйлин, лениво записывая расширенную классификацию заклинаний, с которой познакомилась еще на первом курсе одновременно с сокращенной.
Скрип пера соседки раздражал страшно. Видно, некоторым нет дела до того, что они пишут.
Где-то сзади раздался приглушенный смех. Отлично, Джонсон нашёл что-то забавное в запрещённых заклинаниях. Сейчас ему смешно не будет. Вистонг очень трепетно относится ко всему запретному и предположительно опасному.
- Вы, мистер Джонсон, вероятно, хотите сами рассказать о том, почему эти заклятия запрещены? – Мерлин, как это оригинально. Какой ужас нагоняет на учеников!
- Нет, - неужто не знает? Почему ТАКИЕ вообще живут?
- А вам придётся это сделать. Рассказывайте! – тонкий голос профессора Вистонг раздражал неимоверно. И если когда она рассказывала, он все-таки звучал несколько приглушенно, а значит, не так противно, то когда она злилась, бил по ушам.
«Когда-нибудь ты мне ответишь за головную боль, Джонсон», - со злостью подумала Эйлин, прикидывая, не заткнуть ли ей уши.
Уши зажать все-таки пришлось: когда выяснилось, что программу даже второго курса Джонсон до сих пор не усвоил, а следовательно не может пролепетать хоть что-то.
- Бедное чадо, видно, умом скудоумно, - от неожиданности Эйлин поперхнулась. Луна наконец прекратила влюбленным взглядом созерцать преподавательницу заклинаний и с сочувствием смотрела на Джонсона. Было не похоже, что она пришла в себя, однако какой-то прогресс в ее поведении все-таки наметился.
Правда, Джонсона она, кажется, действительно жалела.
«Вот к чему приводит сочувствие к грязнокровкам. Начинаешь жалеть всех отбросов», - подумала Эйлин:
- Да, выучить элементарные вещи… - вслух произнесла она.
- А тут и учить нечего, - ответила Луна и улыбка на бледном лице стала ещё счастливее. - Всё, что можно исправить, разрешено. Значит, запрещено то, что несет непоправимые последствия, - появилось впечатление, что Лавгуд говорит сама с собой. - Скудоумие тяжелый бич магического мира и является следствием кровесмесительных браков.
Неизвестно, хотела ли Луна, чтобы ее слова расслышала не только Эйлин, но и еще человек десять, однако это было так. Возможно, она и не хотела нанести тяжелую обиду половине однокурсников, в определенной степени приходившихся друг другу родственниками, но она ее нанесла.
Эйлин почти застонала и закрыла лицо руками. Надо же было додуматься ляпнуть ТАКОЕ. Одновременно ее разбирал смех. Разъяренное лицо Алисы МакМиллан, чей брат в этом году благополучно распределился в Пуффендуй, еще долго стояло у нее перед глазами. Воистину истощился древний магический род, если ребенок попадает на факультет для идиотов.
* * *
Луна постаралась как можно приветливее улыбнуться почему-то вышедшей из себя однокурснице, но та рассвирепела ещё сильнее.
- Не считай себя умнее всех!
- А я не считаю, - совершенно искренне отозвалась Луна. – Ты наверняка умнее меня…
Почему-то эти слова однокурсницу не смягчили, а развалившаяся на парте Эйлин затряслась от смеха.
- Тишина! – неприятный у преподавательницы голос, наверное, несчастье какое-то у нее произошло. От того и характер такой же и ошибки делает в классификации…
- Мисс Лавгуд, может быть, вы назовете причины, по которым некоторые заклинания считаются непростительными?
* * *
Эйлин, наконец, прекратила умирать от смеха. Жаль, что ее не спросили….
- Сила воздействия, последствия воздействия, затраты энергии, выплески энергии, причины, которые побуждают человека использовать именно эти заклинания… – такое впечатление, что она не на уроке отвечает, а засыпая, несет какую-то чушь.
- Абсолютно верно, - голос профессора Вистонг перестал бить по голове отбойным молотком. Как выяснилось, ненадолго.
- Верно… Вы неправильно продиктовали причины, по которым заклятия относят к группе F.
Нет, зачем надо было это говорить? Конечно, скорее всего, это правда, потому что во многих книгах все объясняется иначе, чем в учебнике, написанном Вистонг, но зачем надо было говорить об этом на уроке? Отсутствие самосохранения? Желание истязать других?
Эйлин поспешила зажать уши.
* * *
Наверное, действительно стоило промолчать. В конце концов, к окончательному выводу пришли только в 1969 году, когда были проведены все необходимые опыты… Тогда были постоянные заседания учёных из различных отделов…
Но ведь она сейчас может все это доказать. Зачем так долго ждать, если уже сейчас можно исправить некоторые ошибки?..
Посмотрев в окно, Луна решила, что абсолютно права, и поспешила изложить теорию, которую в будущем признали единственно верной…
* * *
Все было бы прекрасно, если бы только Вистонг так не кричала: в кои-то веки она отошла от составленной ею программы и начала рассказывать что-то новое. Луна тоже оказалась кладезью полезной информации, но эти вопли...
«Нет, я не в силах их перенести», - зажимание ушей Эйлин не помогало.
Шэбшээдай
21.1.2008, 16:20 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава двенадцатая.

«Да что же ты творишь?!»
От неожиданности Луна осеклась на полуслове.
«Мы так не договаривались. Ты же обещала, если я прислушаюсь к твоему совету, ты оставишь меня в покое», - упрекнула она голос, так не вовремя напомнивший о своём существовании. Какое счастье, что она может говорить с ним про себя. Хотя не все ли равно, что подумают окружающие?..
«Я говорила? - голос утратил свою любовь ко всему сущему. – Это ты, а не я говорила".
От такой наглости Луна онемела, а голос не унимался:
"Ты сейчас меняешь будущее более, чем следует. В том, в чем менять его не следует вовсе. Кто дал тебе право?»
«Не знаю, я хочу как лучше, - откликнулась Луна. – Мы потом с тобой поговорим», - она отмахнулась от этого недоразумения в ушах и почти не удивилась, когда голос стих.
На свете столько деликатных людей, не лезущих со своими советами и замечаниями в душу, в отличие от неё.
* * *
Лезла ли Луна в душу профессору Вистонг, Эйлин не знала, хотя можно было предположить, что недоверие к материалу, изложенному в учебнике, преподавательницу оскорбляло. Причем оскорбляло очень сильно.
В любом случае душевные терзания кого бы то ни было Эйлин не особо волновали. А вот промывание мозгов зазнавшимся профессорам… может ли быть что-нибудь прекраснее?
Правда, лучше бы Луна не изображала из себя малость помешанную… Хотя сумасшедшим зачастую прощается многое.
И вообще, это весьма оригинальный способ привлечь к себе внимание: поругаться с заслуженным и признанным членом Совета Магических Наук. Почему-то до этого никто (по крайней мере, в последнее время) не додумывался.
Хотя почему «почему-то»? Для этого надо быть либо действительно сумасшедшим, либо очень хорошо разбираться в предмете спора и не бояться последствий.
Последствий не бояться могли многие, но выставлять себя идиотами не хотел никто. Так что Луна либо определенно знает, что делает, либо действительно сумасшедшая.
Глядя на искренне счастливое лицо Лавгуд, Эйлин никак не могла решить, какой из двух вариантов больше подходит для данной ситуации.
* * *
Странно, но после того, как нахальный голос ворвался в сознание, спорить совершенно расхотелось. Луна продолжала диалог исключительно потому, что замолчать означало признать поражение, а проигрывать на глазах сокурсников Луна отчаянно не хотела.
«Мерлин, что это на меня нашло? Я же действительно меняю будущее. И меняю его куда сильнее допустимого!»

Иногда Луна начинала несказанно жалеть, что не может смотреть на окружающую действительность так, как прежде, а следовательно, воспринимать ее как раньше тоже не получается.
А как было бы замечательно продемонстрировать полное пренебрежение к этикету, к правилам! Ко всему. Просто взять улыбнуться и сказать что-нибудь хорошее. Настолько хорошее, что неминуемое раздражение любого члена почтенного семейства было бы на это хорошее ответом.
Так нет же, почему-то стать прежней не получалось. Любая ошибка вызывала стыд, щеки жёг румянец. Говорить ничего хорошего не хотелось. Хотелось послать все куда подальше и на подольше…


«Да, я нашла чего пожелать когда-то. Снова стать помешанной. Лучше бы заказала счет в банке. И мантию-невидимку. Зачем мне последняя - понятия не имею. Но пригодилась бы. Наверняка».
Поскорей бы кончился этот спор. И поскорей бы про него забыли. Хотя последнее – маловероятно.
* * *
«Всё-таки притворяется, - к такому выводу пришла Эйлин под конец разговора. – Значит, абсолютно уверена в себе, а сумасшествие – всего лишь прикрытие. И почему я до этого не додумалась? Было бы весело. Показала бы им всем... А теперь поздно. Две сумасшедшие на одном курсе – это слишком.
А миссис Вистонг, кажется, заинтересовалась. Будет пересматривать свою теорию? Невероятно. Отказаться от того, чему столько лет учила? Невероятно…»
Не прекращая прислушиваться к разговору, Эйлин окинула взглядом класс. Подумать только, какие доброжелательные лица! Все так и "желают" Луне успеха в споре. Хотя чего ещё ожидать после высказываний псевдоненормальной об умственных способностях рождённых в результате кровосмесительных браков?
На какие-то несколько мгновений Эйлин даже забыла о столь интересующем её диалоге. Неужели сейчас кого-то считают значительно хуже неё? Неужели кто-то удостоился больших отрицательных эмоций, чем она?
Странное ощущение. Но без сомнения очень и очень приятное….
* * *
Луна понимала, что спор надо завершать и чем быстрее, тем лучше. И совсем замечательно было бы к нему не возвращаться. Будет крайне несправедливо, если она получит награду за то, что сделала не сама, а, так сказать, «подсмотрела». А если быть ещё точнее, просто прочитала в книге. Каждый должен получать по заслугам. Пусть будут вознаграждены те, кто провёл эту теорию в жизнь, но никак не она. Она не заслуживает.
- Я думаю, что остальным следует записать домашнее задание, - неожиданно отвлеклась профессор Вистонг. – После чего в кабинете останутся только желающие.
Луна не особенно удивилась, когда из желающих в кабинете осталась одна Эйлин. Вообще удивительно, что она не присоединилась к спору. Вид у нее был такой, будто она над чем-то усиленно раздумывает…
* * *
Узнать, чем все закончится, было, без сомнения, любопытно. Скверным оказалось то, что все закончилось ничем. Разбор классификации отложили на потом.  Пожалуй, это обстоятельство раздосадовало Эйлин более всего. Столько времени позволить терзать свои уши, а все ради чего?
- Не хорошо изображать помешательство, - накинулась она на Луну, когда профессор Вистонг оставила их, доведя до Большого Зала.
- Какое ещё помешательство? – переспросила Луна. – Это было блаженство…
И внезапно остановилась. Постояв около минуты, она, будто цитируя кого-то, проникновенно изрекла:
«Женщина более всех других воспитателей воспитывает гуманно. Мужчина – мозг, женщина – сердце человечества. Он - рассудок, она – чувство. Он – сила, она – любовь, красота, милосердие, утешение. Даже рассудочность самой лучшей из женщин, по-видимому, действует главным образом силой ее привязанности. Если мужчина направляет разум, женщина развивает чувство, которое и определяет по преимуществ ее характер. Она заставляет нас любить то, вот что она в состоянии дать нам веру. Через женщину, главным образом, мы можем достигнуть добродетели».
После чего ушла, оставив Эйлин в полнейшем недоумении. Можно было бы начать хлопать глазами, но Эйлин терпеть не могла подобные проявления растерянности.
- А это-то какое отношение к заклинаниям имеет? – вопросила Принц у стен.
Те не дали ей никакого ответа. Зато какой-то гриффиндорец одарил красноречивым взглядом.
Шэбшээдай
21.1.2008, 16:21 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава тринадцатая.


Это действительно было блаженством. И тем страннее было возвращаться к тому состоянию, когда понимаешь, что именно происходит вокруг тебя, что происходит с тобой. Страннее, но все же необходимо. Страшно подумать, что она могла бы натворить, пребывая в этом «блаженном» состоянии долго.
И так самым бессовестным образом начала менять будущее,  зачем-то пожалела всех, включая Риддла.
Хотя тому факту, что она до сих пор никому ничего не рассказала, он наверняка поражён больше неё. Возможно, уже начинает на что-то надеяться. Скверно разбивать чьи-то надежды. Но дать ему шанс исправиться, что в «блаженном» состоянии казалось приемлемым, теперь выглядит нелепым и безрассудным.
Ему уже давали возможность исправиться. Дамблдор давал…
Воспоминание о Дамблдоре заставило Луну поморщиться. Не таким она представляла себе директора Хогвартса в молодости. Если это возможно назвать молодостью. Так себе, средний возраст.
С Дамблдора Луна переключилась на тыквенный сок, с тыквенного сока на изучение вилки, которая отвратительно блестела около тарелки.
Так она и сидела, пока ее самым бессовестным образом не отвлекли.
- Тебе больше ничего не нужно? - разумеется, нужно. Отправить тебя в Азкабан, спася тем самым множество невинных людей. Разобраться в своей жизни, окончательно смирившись с тем, что в будущее не вернуться, а если и вернуться, то лишь для того, чтобы увидеть - его нет и никогда не было. Исчезновение Вольдеморта ни для кого не сможет пройти даром.
- Нужно. Хочу зубочистку из когтя летучей мыши, - Луна злобно посмотрела на стол, где не было и обычных зубочисток.
"Раньше я не испытывала в них такой болезненной необходимости. Что же со мной сделали?"
"Воспитали в лучших традициях чистокровных волшебников, не забывающих о том, кто они. Ты раньше таких терпеть не могла".
- Это экзотика. В школьных стенах она недопустима, - печально покачал головой Риддл.
- Тогда убери свою экзотику. В противном случае тебе все-таки придется переехать. И вряд ли новый дом, несмотря на всю его экзотичность, начиная от его расположения на острове в океане и заканчивая любопытным интерьером и охранниками, тебе понравится.
- Ты мне угрожаешь? - прошептал ей Риддл в самое ухо.
Интересно, что о них подумают окружающие? Вот, Блэк уже погано ухмыляется. Толстая рыжая девица противно хихикает, а Эйлин с отсутствующим видом поедает кашу с тыквой. Кто додумался на обеденный стол поставить кашу?!
- Хочу взять на створку, - уточнила Луна и поняла, что действительно этого хочет. Самое главное, совсем не понятно, зачем ей это надо: только всё запутать, а потом распутывать. Плохая ткачиха она. - Нитки, отвратительно.
- Не боишься? - нитки Риддл благоразумно проигнорировал. К теме разговора они имели весьма отдаленное отношение.
- Нет более глупого чувства, чем страх. Особенно если знаешь, что твоего убийцу будет ждать куда худшая участь, чем тебя. Мне говорили, что эта мысль должна приносить немыслимое облегчение. Очень часто повторяли, вот  я и поверила.
- А кому мстить будут? - Риддл улыбнулся. Обязательно какую-нибудь гадость про них подумают.
- Вам обоим. Будете с василиском друг друга потрошить заживо. Блэттеры - это очень весело, поверь мне.
- Блэттеры, конечно, все знают о происходящем везде, - с сомнением протянул Риддл.
- Что знают двое, знает и свинья, - заметила Луна. - Нас уже двое.
- А Блэттеры, по-твоему, свиньи?
- Нет, они более свирепые создания, некоторым бы на герб стоило бы прилепить, допустим, вепря, раздирающего единорога на части... Но, в любом случае, не догадаться, что со мной случилось (в случае моей гибели), они не могут, - заявила Луна, взяв на заметку тот факт, что какому-нибудь представителю прекрасного семейства все-таки следует написать, чтобы в потустороннем мире, если он существует,  действительно утешаться ужасной гибелью Риддла и василиска.
А может, все-таки не стоит одевать на Риддла ошейник, к которому прикреплена ржавая цепь?
Здравая мысль...
Но, видимо, дурость вперед нее родилась, поэтому Луна весьма пространно начала излагать Риддлу свои условия.
- ...Пусть животное, повинуясь твоему шипению, уснет на пару тысячелетий. А свою вину ни на кого не перекладывай...
***
Эйлин с отвращением посмотрела на Риддла и продолжила давиться кашей. Проткуть иглами того, кто поставил ее на обеденный стол. Медленно прибить гвоздями к кресту... К кресту - за всю остальную еду. Лучше давиться кашей, чем потом умирать с голоду.
Интересно, как скоро однокурсники поспешат объяснить Лавгуд, <i>что именно</i> она ляпнула на заклинаниях? Эйлин с нетерпением ждала этого момента. Конечно, она свой голос  к этим объяснениям не присоединит. А может быть, и присоединит. Присоединит? Все-таки нет, наверное. Луне она зла не желает, просто очень хочется увидеть человека, над которым проводят воспитательную работу, со стороны.
Эйлин сама не знала, чего именно желает: чтобы воспитанная Блэттерами Луна поставила на место огрызающихся (маловероятно, но вдруг получится?) или чтобы ее саму втоптали в такую грязь, из которой не выбраться? Всё, что угодно, только не мирный договор...
Если бы Эйлин, как Луна, имела бы особенность слышать голос, комментирующий происходящее и призывающий к милосердию, то у нее в голове провучало бы что-то вроде:
"Жестоко. Не надо в четырнадцать лет мечтать о чужой боли".
Голоса Эйлин не слышала, однако что-то похожее на недовольство собой почувствовала.
Шэбшээдай
21.1.2008, 16:22 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава 14.
Капризы.


Они часто вели себя как одержимые. Со всеми своими глупыми традициями, обычаями и просто привычками, которые, кажется, тоже передавались из поколения в поколение. Но особенно Луна выделила странное упорство во всем. Даже не упорство, а какое-то прямо-таки ослиное упрямство.
Если Мейв одевает красное, значит, она одевает красное; если она указывает, что делать, то она указывает; если она хочет молчать, она молчит; если хочет высказать что-то, то она соответственно это высказывает.
В целом Луна была совсем не против узнать, кого так почитали члены достославного семейства, что подобрали ее почти что с улицы и потратили столько времени. Может, Мейв и получала удовольствие, ставя ее в самые идиотские положения и регулярно сообщая подопечной свои соображения по поводу ее интеллектуальных способностей, зато остальные члены семейства при ее появлении только и делали, что раздражались. Отношение как к прислуге, которую в силу каких-то причин приходится терпеть за столом и оставлять без дела. На каприз Мейв это тоже не тянуло - наследница или не наследница, но женщина в это время что в немагическом, что в магическом мире не играла большой роли. Тем более Мейв не особенно стремилась подтвердить свои права, заставить подчиняться себе. Безусловно, ее побаивались, иначе и быть не могло. Но у этого "побаивались" было другое дно: в один момент потеряв контроль над собой, Мейв могла начать интриговать. Интриговала она без оглядки, используя все, что попадалось  ей под руку, почти не думая о последствиях. И раз за разом выходила сухой из воды, оставляя за собой потоп после пожара. Все поставить на одну карту и выиграть. Вот только игроком до такой степени положено быть мужчине, но никак не женщине. Поэтому Мейв побаивались, некоторые из родных сторонились, но потакать ее очередному капризу столь безусловно никто бы не стал. Тут нужна была фигура поважнее.
Но кто? Кто из будущего мог произвести на Блэттеров столь сильное впечатление?..


Кажется, Риддл понял, чего от него хотят. А самое прекрасное, он наконец прекратил изображать из себя невинного и ничего не подозревающего агнца. Просто человек со своими достоинствами и недостатками. Но у кого их нет? Луне пришлось признать, что пару раз ей всё-таки хотелось поверить голосу, утверждающему, что Риддл пока ни в чем не виноват. Теперь было намного проще.
- Особенно хочется упомянуть, что на некого Рубеуса Хагрида вину свою перекладывать не надо. Мало ли что он выращивает тайком.
Риддл сверкнул глазами:
- Что-то ты слишком много знаешь.
- Много знать нельзя. А кое-что мне и вовсе неведомо.
- Например?
- Я не посвящена в детали того несчастного случая.
- Ты считаешь, что все произошло случайно?
- Если бы я считала иначе, ты был бы в каком-нибудь другом месте... - остаётся надеяться, что голос не ошибся и смерть Миртл была недоразумением.
- Тогда, я полагаю, всё это останется между нами?
- Возможно, - пожала плечами Луна. - Но помни, моя жизнь ценна не только для меня, но и для людей, имеющих власть и силу. Так что будь осторожнее.
- Я помню, где я учусь, - Риддл закончил разговор.
Луна мысленно себя поздравила. Пока удача на её стороне. Еще не совершивший ни одного преступления Том эту схватку проиграл. Приятно, однако. Мало кто может похвастаться хотя бы такой победой над Тёмным Лордом...
* * *
Луна мрачно смотрела на Эйлин. Если кто виноват в ее одиночестве, так это она сама. Злорадствовать тоже надо уметь. И думать, когда это уместно, а когда нет.
Пожалуй, Риддл добился столь многого в будущем, потому что знал, когда и что можно делать. Нелепые ошибки случаются у всех, но если думать, то их можно предотвратить. Вот он и предотвращал. По крайней мере, о василиске больше не было ни слуху, ни духу, а Хагрид находился на свободе.
"Интересно, может быть, это чисто женское качество делать всё не к месту? У Эйлин какой-то идиотский восторг вызвала орава не очень умных чистокровок, настроенных против меня... Про саму эту ораву, состоящую в основном из представительниц (не буду говорить какого пола), вообще промолчу.
Мало ли что я оскорбила их семейные чувства... Если бы молчали, выглядели бы намного умнее. А то святая война какая-то", - Луна хмыкнула, вспомнив какую нелюбовь смогла вызывать в сердцах однокурсников и не только.
В принципе, это было довольно рискованно, учась в Слизерине, самому по себе изолированному от других факультетов, идти против своих. Однако Луна помнила, что достаточно ткнуть некоторым особенно оскорбленным своими знакомствами, как они сразу замолчат. Причем замолчат надолго.
Может быть, это было и неправильно - заставлять себя уважать <i>таким</i> образом, но другого языка здесь не понимали. Личные качества слизеринцы определенно ценить были не приучены...
Пожалуй, на этом фоне Риддл отличался даже в лучшую сторону, особенно если забыть его последующее презрительное отношение к маглорожденным: пытался что-то там анализировать, делать выводы. Интересно, на каком году жизни он пришел к такому замечательному выводу, что все его способности от того, что он потомок Слизерина? Не похоже, что он сейчас считает так, хотя его трепетное отношение к своему предку, а точнее к своему происхождению, заметно.
- Ты идёшь против своих. Слизеринцы так не поступают, - назидательно сказала Эйлин, которой в счёт множества хороших качеств приходилось прощать вечно плохое настроение, недовольство окружающими и отсутствие всякого желания поддерживать кого-либо.
- Сказала истинная слизеринка, с которой почти никто не разговаривает, - прокомментировала происходящее Луна.
- Потому что говорить с ними не о чем, - огрызнулась Эйлин. – Мне, по крайней мере. Только я об этом никому не сообщаю.
- А теперь скажи, что ты была не рада этому милому скандалу.
Эйлин помолчала. Врать она не любила.
- Это было смешно, - выдавила она из себя наконец. - Но лучше бы ты, в таком случае, продолжала изображать из себя сумасшедшую. У тебя это хорошо получалось. И нападала бы не только на слизеринцев. Это бы оценили.
* * *
Зря она, наверное, дает Луне этот более чем разумный совет. Но с другой стороны надо же как-то доказать, что она не желала ей ничего плохого. Она ведь не желала. Просто... хотела понаблюдать. Даже не присоединилась к оскорблённым. Наблюдала, как всегда оставив за другими право действовать.
...Если Луна последует этому совету, будет довольно забавно. Удастся поставить на место Блэка. Это ведь его прерогатива - издеваться надо всеми. Набросится на своих, а потом растопчет какого-нибудь гриффиндорца или пуффендуйца. Под конец все смеются, вроде бы уже и забыли его предыдущую выходку. На деле, конечно, никто ничего не забыл, потом ему еще напомнят о его отвратительном поведении. Но всё равно. Ему хорошо. Слизеринский шут. Паяц. Уважительного отношения, несмотря на громкую фамилию, ему не видать. И дома его тоже невысоко ценят. Правда, и не отказываются от него. Умение вовремя остановиться даёт о себе знать.
Единственный, кто выводит его из себя, - Риддл. Но за ссору с полукровкой Альфарду определенно ничего не будет. Если только поругается с кем-нибудь из тех своих родственников, которые неизвестно почему признали за Томом право указывать им, что и когда делать.
* * *
- Ты предлагаешь мне хамить всем без разбора? - мысль была интересная. Даже привлекательная. В последнее время Луну все раздражало, и отрицательная энергия требовала выхода.
- Мне только не надо, - попросила Эйлин.
- Посмотрим, - пообещала Луна. В последнее время она слишком многое откладывала на потом. - После похорон  будет видно.
- Ты собираешься на похороны Миртл? - Эйлин так и подскочила на стуле.
- Ну уж нет, - возмутилась Луна. Пусть она и хотела предотвратить эту смерть, на похороны она ни за что не поедет. Ещё получит признательность этого мерзкого приведения со второго этажа... Кстати, когда оно появится там, и почему до Гарри никто не додумался расспросить его об обстоятельствах смерти? - Я собираюсь на похороны парочки-другой Блэттеров.
Эйлин кивнула. Это она понимала…
Шэбшээдай
21.1.2008, 16:24 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава 15.

Луна без особого интереса окинула комнату взглядом - в ней абсолютно ничего не изменилось. Да и что могло измениться, если в последний раз Луна была здесь чуть больше недели назад? Судя по всему, помещению, где она разбирала родословные волшебников, постигала этикет, изучала различные заклятия, очень не хотелось ее отпускать.
Луна вспомнила, как в первый раз оказалась здесь. Сильно же она изменилась с тех пор! Вот только одно осталось неизменным: почти всегда когда она видит своё отражение в зеркале, невольно удивляется, будто это чужое лицо... Это так, вдогонку к сумасшествию.
Еще раз взглянула в зеркало и вышла из комнаты.
Странно, что Мейв до сих пор не появилась, обычно она не заставляла себя ждать. Может быть, решила не явиться на похороны, чтобы всех разозлить? Вряд ли. Традиции она соблюдала даже в ущерб себе.
Луна хмыкнула.
"Мне кажется, что сейчас не стоит ТАК улыбаться", - голос вновь был печальным и потусторонним.
- Мерлин! То есть не-Мерлин! Только не сейчас! - Луна была в ужасе. Последняя её беседа с этим голосом закончилась помешательством. Не хватало ещё на похороны явиться в таком состоянии.
"Не я выбираю время. А ты. Я же всего-навсего пользуюсь возможностью и говорю то, что считаю нужным".
- Причем каждый раз разное.
"Правда?"
- То жалей Риддла, то не жалей, то дай шанс, то не давай, - напоминала Луна.
"Я всегда считала, что людей надо жалеть, - спокойно возразил голос. - Обратное говоришь ты сама. Твое подсознание. Поступаешь правильно, но тут вмешивается рассудок - и всё".
- А ты моё сердце, душа?
"Зачем сердце? Зачем душа? Я просто хочу тебе помочь... И каждый раз, когда могу, помогаю. Вот сейчас, например".
Луна не успела спросить, что же такое полезное делает голос сейчас, кроме как злит ее перед похоронами, поскольку почувствовала в висках знакомую боль.
Мерлин!
* * *
"Кажется, моя идея пришлась ей по вкусу", - порадовалась Эйлин, заметив вернувшуюся с похорон Луну. Уже знакомая по заклинаниям полуулыбка заставила Эйлин поморщиться, а потом восхититься чужим актерским талантом. Правда, про себя восхититься. Не следует за завтраком говорить о том, что должно остаться тайной.
- Смерть дорогих сердцу людей повергла тебя в такую печаль, что теперь ты ни о чем другом и думать не можешь? - Альфард всегда считал своим долгом сунуть нос в чужие дела.
- Которых людей? - рассеянно отозвалась Луна. - Все люди братья, а жизнь человеческая бесценна.
Оригинальное высказывание. Альфарда оно в какой-то момент повергло в ступор.
- Ты действительно тяжело переживаешь смерть родных, - наконец сказал он.
Луна счастливо улыбнулась ему в ответ, взяла вилку и с лязгом начала водить ею по пустой тарелке.
"Она определенно хочет, чтобы я оглохла", - Эйлин потрясла головой, но звук от этого менее мерзким не стал.
- Уймись! - Вальбурга никогда не умела переносить то, что было ей неприятно.
Луна в ответ покачала головой и продолжила своё увлекательное занятие.
- Уймись, тебе сказали! - Вальбурга даже вскочила. Видимо лязг этот хорошо ее нервировал.
А лязг все продолжался. Луна внимательно смотрела на Вальбургу и продолжала водить вилкой по тарелке.
- Ты мне назло! - Вальбурга была несдержанной, хоть и отказывалась это признавать. Она была резкой и не терпела тех, кто делал ей что-то наперекор.
- Левитос! - тарелка и вырвавшаяся у Луны вилка с грохотом полетели на пол. - Если ты не понимаешь того, что тебе говорят!
Луна посмотрела на осколки на полу и неожиданно рассмеялась. Брови Вальбурги поползли вверх:
- Ненормальная, - сказала она сквозь зубы. - Не желаю сидеть за одним столом с ненормальной.
Луна с улыбкой посмотрела ей в след. Правда, теперь эта улыбка была печальной.
Эйлин довольно улыбнулась.
* * *
Единственное, что Луна могла сейчас ощущать, так это собственную ненужность. Она не хотела злить эту странную девушку. Все получилось само по себе. Невольно. Что-то заставило ее продолжить свое занятие даже тогда, когда стало понятно, что окружающим оно неприятно.
Второй раз она собиралась изменить будущее, и второй раз у нее не получалось. Как будто сама судьба вмешивалась, желая остаться неизменной.
Луна закрыла глаза. Риддла нельзя было упрекнуть: это не он подставил Хагрида. В этот раз всё произошло случайно.
Какой-то гриффиндорец обнаружил чудовище, поднял тревогу... Хагрид бросился на защиту своего питомца, испугавшегося собравшихся на шум людей и бросившегося бежать. Пока полувеликан защищал паучка, тот ранил нескольких младшекурсников, а в коридоре нарвался на Риддла, который заклятием вышвырнул его из окна, получив за это двести баллов и награду за заслуги перед школой.
Всё повторялось. С некоторыми изменениями, но повторялось.
Судьба не хотела быть измененной и противилась всякому вмешательству.
Хагрида опять собрались отправлять в Азкабан, Дамблдор вроде бы решил за него вступиться... Но доказать невиновность полувеликана в первом преступлении было опять практически нереально: паук сбежал, оставлось только гадать, обладал ли он какими-нибудь свойствами, способными привести к той смерти, которая постигла Миртл, или нет.
Первым порывом Луны было броситься к Дамблдору и всё ему рассказать. Теперь уже не для того, чтобы заставить кого-то расплачиваться, а чтобы не допустить непоправимого.
Луна вздохнула. Даже если она сейчас и пойдет к Дамблдору, то вряд ли кому-нибудь от этого будет лучше. За Миртл Риддл, может быть, и ответит, но в жизни Хагрида это уже ничего не изменит. Его паук слишком многих ранил, пока спасался бегством. За одно это гриффиндорца исключат.
Как же всё до отвращения бессмысленно!
Зачем она сюда попала, если ничего толком изменить не может? Все говорят, что это так легко... Наверное, никто просто не пробовал.
...Луна печально улыбалась и смотрела вслед Вальбурге.
Если бы было можно отделаться ото всех мыслей. Хоть чуть-чуть пожить, не думая ни о чем. Но нет, теперь даже в таком безумном состоянии, она вынуждена постоянно о чем-то задумываться, что-то делать. Что-то решать.
Да и само состояние полного безумия куда-то улетучивается. Так, полубезумие какое-то ей осталось.
Как там Мейв это назвала?

Незадолго до начала церемонии Мейв все-таки удосужилась появиться. Луна со все возрастающим изумлением смотрела на темноволосую девушку в черном платье. Болезненно бледное лицо, лихорадочно горящие глаза, темные круги под ними. Так выглядят люди, которые чем-то тяжело болеют.
- Вот только попробуй у меня что-нибудь спросить, - резко сказала Мейв, поравнявшись с Луной. Прошла чуть дальше, потом медленно развернулась и вернулась. - Странные у тебя сегодня какие-то мысли, - задумчиво произнесла она. - Стоишь, жалеешь тут всех... Раньше за себя тряслась, боялась, что что-то не так сделаешь... А теперь не для тебя это?
Луна пожала плечами. Запоздало она сообразила, что её чувства и мысли "читают", но решила этому не противиться. В конце концов, ей нечего скрывать. А что она раньше за себя тряслась... это как во сне. В каком-то далеком и невообразимо четком. А сейчас все так расплывчато...
А может быть, все наоборот? Тогда была реальность, а это сон? Вряд ли. Только во сне все может быть понятно. Жизнь же напротив мутная...
Мейв покачала головой:
- С такой тобой даже говорить бесполезно. Ты ничего не поймешь. А если и поймешь... - она слегка скривила губы, - пользы-то?  Ничего сделать не сможешь.
У Луны сложилось впечатление, что Мейв говорит сама с собой. Или, во всяком случае, точно не с ней, а с кем-то, кто может ее понять. Поскорее бы нашелся такой человек...
Мейв вздохнула:
- Твои мысли - это что-то. Мало того, что звон какой-то в голове, так еще и сами они... ты меня извини, но сейчас мне кажется, что ты не в себе. И будто бы в тебе каким-то образом уживаются две сущности, причем диаметрально противоположенные... То одна, то другая берет вверх. Мне сейчас повезло столкнуться с сущностью, которую можно окрестить блаженной. Вот только я бы предпочла столкнуться с той, которую знала, которая жила в твоем теле всё то время, пока ты находилась в этом доме. Она может помочь мне... нам в одном деле. Ты нет.


"...две сущности, причем диаметрально противоположные..." - может быть, Мейв и права. Со стороны, наверное, виднее, особенно если использовать легилеменцию. - "То одна, то другая берет верх", - берет. Точнее, брала.
Странные поступки, которые не удается контролировать, и способность ясно мыслить.
Кажется, последняя битва "сущностей" окончилась вничью. Теперь они обе, выражаясь языком Мейв, "живут" в ней.
Луна закрыла лицо руками. Даже в мыслях это звучало абсурдно. Но другого объяснения происходящему не находилось.
Луна сделала попытку успокоиться. Так нельзя.
Завтрак подходит к концу, а она ничего не съела. Надо будет обязательно пообедать. Сущности, чье существование еще под вопросом, вовсе не повод для того, чтобы морить себя голодом. Может быть, на сытый желудок с ними будет проще бороться.
То есть не с ними, а с той, которую Мейв назвала "блаженной". Хоть несколько минут назад хотелось ни о чем не думать, Луна решила, что вечно в таком состоянии она пребывать не собирается.
Но если вдруг... Да и кто знает, сколько может продлиться это "равновесие"? Пока она еще в состоянии следить за тем, что и кому говорит...
Луна повернулась к Эйлин, не удержавшись, злобно на неё посмотрела и сказала:
- Из роли я выходить не намерена. И не пытайся с этим что-то сделать.
Вот и всё. Теперь остается надеяться, что весь этот бред с сущностями - правда. По крайней мере, он звучит более приятно, нежели слово "сумасшествие". А уж насколько обнадеживающе...
Шэбшээдай
21.1.2008, 16:25 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава 16.


Эйлин и подумать не могла, что какое-нибудь ее предложение может вызвать столь жаркий отклик. Тем не менее то, что Луна ходила в каком-то плохо вменяемом состоянии было фактом. Правда, периодически она "приходила в себя". Случалось это обычно тогда, когда отвечать надо было быстро и ч`тко. А ещ` тогда, когда её что-то начинало раздражать.
Взгляд становился осмысленным, полуулыбка исчезала. Как будто через силу заставляла себя концентрироваться, а потом отпускала и шла по ветру, не сопротивляясь, не борясь.
"Ужасно, - иногда думала Эйлин. - Может быть, это вовсе не игра, а тяжелая болезнь?"
Смеяться совсем не хотелось. Хотелось помочь. Странное, до сих пор неведомое желание. Желание, которое завело её в тупик: сама Луна от любой помощи отказывалась, а обращаться к кому-то в обход неё Эйлин считала некорректным. Может быть, потом, когда сама захочет...
Несмотря на беспокойство, над очередным маразмом Луны Эйлин смеялась вместе со всеми. К тому же она могла гордиться собой: предположение, что у Луны в чужие дела лезть получится намного умилительней, чем у Блэка, оказалось верно. Если бы только не подозрение, что все это не игра...
Когда Луна неожиданно посмотрела на неё вполне осмысленным взглядом, Эйлин сперва огляделась - нет ли вокруг ничего такого, что могло послужить раздражающим фактором, - а потом обрадовалась: веселье весельем, а нормального собеседника ей всё-таки не хватало. Особенно после того, как он появился, а потом таким странным образом исчез, оставаясь при этом рядом.
- Отвратительно со стороны выглядит, верно? - горькая усмешка.
Эйлин отрицательно покачала головой:
- Да нет, забавно, - она не любила врать, но и правду говорить не хотелось.
- Забавно, когда изредка, а так приедается... скоро стану посмешищем для всех. Или превращусь в жалкое подобие Мейв. Буду всех провоцировать, настраивать против себя, а потом нагло демонстрировать свое превосходство.
- Почему жалким?
- Потому что подобием. Потому что Мейв не безумна, она всё планирует, экспромт для нее редкость. Да ты сама понимаешь…
Эйлин промолчала. Бессмысленно пересиливать себя и врать, когда тебя моментально раскусят.
- Но я не за этим в себя решила прийти...
- Ты сама решаешь, какой тебе быть? - Эйлин вскинула брови. - Но тогда зачем...
- Незачем. Только иногда могу по собственной воле быть нормальной, мне это, кстати, дорого стоит, потом не могу на чем-то одном сконцентрироваться... - Луна взяла со стола ручку и задумчиво повертела её в руках. - Мы с тобой при первой встрече много говорили о маглах и чистокровных, верно?
Эйлин кивнула. Она помнила этот разговор.
- А ты хоть раз бывала среди маглов?
Эйлин чуть не задохнулась от возмущения:
- Нет, разумеется, я чистокровная и родители мои тоже чистокровные. Нечего мне среди всякой швали делать.
- А ты попробуй, пройдись по магловским кварталам, - предложила Луна.
- Чтоб родители из меня душу вытрясли? – воспротивилась Эйлин.
- То есть ты сама ничего против прогулки по магловскому Лондону не имеешь? - Луна начала постукивать ручкой по столу.
Эйлин задумалась, потом вырвала у Луны ручку:
- Прекрати, меня любой шум раздражает, знаешь же! А насчет прогулки... Я никогда там не ходила, нет, наверное. Хотя маглы...
- Они тебя не съедят, - пообещала Луна.
- Пусть только попробуют! Сама их зажарю...
- Не сомневаюсь. Тогда обещай мне, что обязательно как-нибудь пройдешься по магловскому Лондону.
- Ладно, обещаю, - Эйлин пожала плечами. - Хотя понятия не имею, зачем тебе это нужно.
* * *
Неудивительно, никому своё будущее видеть не дано. Луна по привычке мечтательно улыбнулась, и Эйлин с тревогой на неё покосилась:
- Нет, я еще здесь и я в нормальном состоянии, - успокоила её Луна.
Не сказать бы случайно Эйлин о том, что ей суждено выйти за магла... Злости будет по этому поводу... Пускай уж лучше всё случится само собой, а оно ведь случится. Раз уж Миртл погибла, а Хагрида исключили, то этот кажущийся сейчас совершенно нереальным союз тем более должен стать реальностью.
Луна улыбнулась ещё шире. Хоть какая-то польза от этого безумия. Ей открылось то, что станет с некоторыми из учеников Слизерина... Альфард так и будет идти по жизни играючи, а потом так же играючи умрёт, завещав перед этим все свое состояние любимому племяннику. Вальбурга ненамного переживет своего младшего сына; всё, что потом будет напоминать о ней, - истошно орущий и проклинающий грязнокровок портрет. Рыжая окажется в будущем не такой уж и противной... Будет во всем поддерживать свою племянницу Молли, даже включая желание последней выйти замуж за Артура Уизли...
Раньше Луна ничего из этого не знала. Теперь узнала. Откуда?
* * *
Что-то загородило свет. Луна поморщилась. Тень на свитке её совсем не устраивала - доклад писать было очень неудобно. Подняла голову:
- Здравствуй, Альфард. Давно не виделись, - очень давно, только полчаса назад он толкнул её на лестнице.
- Давно.
- Чего тебе нужно, Альфард? - чем больше называешь человека по имени, тем быстрее он понимает, что его общество нежелательно.
- Я записался в курьеры, - сообщил он.
- Правда? Тебе пойдет.
- Только на один день, - обрадовал он её.
- Надо было на подольше. Так проникнуться не успеешь.
- Успею, - Альфард улыбнулся. - Я понятливый.
Улыбка у Альфарда была располагающая, да и вообще он Луну не очень раздражал. Особенно после того, как она узнала (вспомнила?), что ждет его впереди. До этого она боялась какого-нибудь подвоха.
- И все-таки, что тебе надо? У меня ни для кого посланий нет.
- Стал бы я ради тебя стараться. Хотя, может быть, и стал, - на какое-то мгновение Альфард задумался. - Не знаю даже. Послание  есть для тебя.
- Да?
- Да. С тобой хочет поговорить кто-то из твоих ни то родственников, ни то благодетелей (тебе виднее), про которых ты постоянно трещишь и которыми всех пугаешь. Так страшно....
- А не страшно?
- Блэки не боятся Блэттеров. И наоборот, - говорящий такие фразы очень неплохо бы смотрелся в Гриффиндоре. - Да и что-то Блэттеры вымирать стали излишне активно. Видимо, хваленое обещание Гриндевальда оказалось пустой болтовней...
Луна передернула плечами. Все-таки место его в Слизерине. Хотя Блэттеров действительно слишком часто стали убивать. После того тройного убийства - еще два. На похоронах Луна не была. Совершенно незнакомые люди, но факт оставался фактом: известную фамилию собрались вырезать под корень. Луна вспомнила, что именно это с ней и случилось: если кто из Блэттеров по крови и остался в будущем, то носил он другую фамилию. Жаль, она не помнит подробностей - подобные истории ее никогда не интересовали. Удивительно, что она вообще что-то припомнила.
- И где меня ждут? - сам Блэк предпочитал молчать. Видимо, ещё не очень проникся работой курьера.
- Где-то около замка. Внутрь девушка заходить не пожелала. Наверное, ниже достоинства Блэттеров, предпочитающих надомное обучение, заходить в учебное заведение, да ещё в столь почтенном возрасте...
Луна стала быстро собирать вещи.
- Мне вот что интересно: через камин связаться никак? - спросил тем временем Блэк.
- Наверное, разговор слишком личный. А камины могут прослушивать... - перо, чернильница - всё на книги и быстро в факультетскую гостиную, а затем на улицу. Разговор с Мейв может занять много времени, знать бы еще, о чем она хочет говорить... - Пока, Альфард, спасибо, что сообщил, надеюсь, работа тебе понравилась.
- Надейся, - услышала Эйлин, проносясь мимо Риддла, входящего в библиотеку.
* * *
- Мейв? - Луна быстрым шагом спускалась по дороге к озеру, туда, где на фоне тающего льда виднелась одинокая фигурка.
- Я вижу, ты почти пришла в себя. Это хорошо, хотя не так уж и важно теперь...
Лицо такое же бледное, как при их последней встрече месяц назад. И эти темные круги под глазами. Хорошо, хоть лихорадочного блеска нет...
- Жутко выгляжу? - Мейв презрительно ухмыльнулась. - Привыкай, нам с тобой еще долго разговаривать, к тому же в мире есть что-то ещё более жуткое и отвратительное, чем я сейчас. Утешься этим, если сможешь.
- Смогу, - ответила Луна, вспоминая, почему она когда-то жаждала возвращения своего безумия: все, что угодно, только бы не робеть перед этим взглядом, не начинать лепетать себе что-то под нос.
- Вот и прекрасно. Наш последний разговор не должен стать самым отвратительным событием на твоей памяти.
- Последний? - переспросила Луна. - Ты отказываешь мне в покровительстве?
- Если бы могла, сразу бы вышвырнула тебя из дома. У меня на то целых две причины, одна уважительнее другой... Раз сразу не отказала, значит так тому и быть. Мы редко меняем свои решения.
- Тогда почему? - Луна смутно догадывалось, что она сейчас услышит, но хотела услышать. Чтобы поверить.
- Ах, Луна, - Мейв говорила мягко, вкрадчиво, как будто не она, а Луна выглядела тяжелобольной. - Наверное, твоё "блаженное" сознание сейчас в восторге от той красоты, что окружает нас... Тающий снег, из-под которого выглядывает черная земля. Черные стволы деревьев на белом фоне... Даже вода в озере из-за бело-голубых льдинок, плавающих по нему, кажется тёмной, почти чёрной... Ты чувствуешь, как весь мир разделен на черное и белое, на бытие и небытие? Тающий, умирающий белый снег и оживающая черная земля, оживающие черные же деревья... Земля покроется травой, на деревьях будут листья... Твое "блаженное" сознание, до которого мне не удалось добраться, наверняка будет в восторге... Я бы тоже, наверное, как-нибудь на это пробуждение природы среагировала... Но, увы.
- Что ты хочешь этим сказать? - вопрос звучал до невозможности глупо, и Луна решила сказать то, о чём подумала в самом начале. - Эта болезнь так опасна?
- Опасна? Разве что для других, - Мейв тихо рассмеялась. - С ней живут долго, а если и умирают, то не от неё. Единственное, я стала острее чувствовать. Вода, ветер в лесу... Запахи. И слышу я теперь лучше. Так что красивые слова, которые я говорила, - это не глупости. Это даже не совсем ложь. Я действительно могла бы что-то почувствовать этой весной...
- Так почему же нет? Ты думаешь, тебя убьют?
- Нет, конечно. Я ведь не собираюсь становиться инферналом, чтобы меня могли убить после того, как я покончу с собой...
Шэбшээдай
21.1.2008, 16:26 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава 17.
Прощание.



- Я не понимаю, - Луна действительно не понимала.
- Только не говори, что меня это должно печалить, - отозвалась Мейв. С такой Мейв говорить было если не проще, то привычнее. Эта Мейв могла злить собеседника и не давала себе прекословить. Мейв, говорящая о красоте природы и страдающая от того, что не узнает, какой может быть весна, пугала так, как пугает свою паству добродетельный священник, ни с того ни с сего ударившийся в атеизм.
- Да не печалит это тебя! Не печалит! – огрызнулся Луна - злить Мейв умела хорошо.
- Тихо, - приказывать она тоже умела. - Ты же хочешь, наконец, узнать о себе то, что знаю я?
Разумеется, она хотела. И хотела бы еще больше, не начни Мейв ее пугать обещанием покончить жизнь самоубийством.
- Как ты заметила, будущее изменить довольно трудно. Стараешься, стараешься, а результат нулевой. Меняется в мелочах, в общем - остается таким, как было. Наверное, многие в какой-то реальности, может быть, даже в твоей, знали несколько другую историю Блэттеров. Вроде бы все то же самое: славный род, у которого есть деньги и власть, прерывается в 40-х годах двадцатого века. Но больше неудач, досадных случайностей...  Вот один такой знаток (он прекрасно знал историю Блэттеров, поверь мне) перенесся в прошлое, век так в пятнадцатый. Он быстро - намного быстрее тебя - разобрался в штучках, которые выкидывает время, и решил обратиться к тогдашнему главе семьи Блэттеров с деловым предложением: свои знания в обмен на две услуги, которые наш род должен оказать ему. Одна из этих услуг тебя не в коей мере не касается, зато вторая... в ней и речь-то идет исключительно о тебе, - Мейв замолкла, тем самым предлагая Луне попросить рассказывать дальше.
- И кто же о чем за меня просил? - покорно спросила Луна.
- Кто - тебе лучше знать, - Мейв прищурилась. - Нам тот волшебник назваться не пожелал, а жаль. Его имя чтили бы так, как оно того заслуживает... А о чём? Указал примерное время твоего появления, сказал, что мы должны помочь тебе освоиться, а затем отправить в Хогвартс. На какой курс - он тоже сказал: четвёртый. Факультет должна была выбрать ты сама.

- Cлизерин! - эти слова прозвучали для Луны, как гром среди ясного неба.
Почему?
Почему???
Раньше же был Когтевран...
- Потому что твоё место в Слизерине, - успела прошептать Шляпа, прежде чем Луна со злостью сорвала её с головы.


Ничего себе выбор!
- А знаешь, зачем всё это? - Мейв не волновали терзания Луны.
- Зачем?
- Чтобы ты остановила того, кто должен стать величайшим тёмным магом этого столетия, - Мейв закатила глаза. - Тому колдуну это почему-то казалось важным. То ли мать его, то ли возлюбленную прикончил. Сейчас покажу тебе, как тот маг примерно выглядел. Примерно - потому что это портрет, сильно зависит от художника, - Мейв взмахнула палочкой, и в воздухе повисло полупрозрачное изображение. - Картину с собой посчитала тащить глупым. Единственное ее достоинство (как впрочем и всех остальных произведений искусства) – уникальность, - пояснила Мейв, но Луна не почти не слушала.
Она с немым изумлением созерцала портрет профессора зельеварения Северуса Снейпа.
- Но откуда он узнал, что я окажусь здесь? - потрясённо спросила Луна.
- Опять же - тебе виднее, но я уверенна, это связано с событиями, в которые оказались втянуты вы оба. Что-то перенесло вас в прошлое; на пятьдесят или пятьсот лет – неважно. Важен сам факт вашего появления здесь. И то, что ты должна сделать.
- Наверное, - Луна прикусила губу. Она не помнила ничего, начиная с того момента, как вышла в Хогвартский двор посмотреть на первый снег. Ах да, потом была темница… В доме Малфоев. Ее туда доставили. Хотели шантажировать отца.
Хоть что-то возвращается. Память – она так нужна.
- Можешь не сомневаться, - Мейв была уверенна, что всё поняла правильно, и Луна готова была с ней согласиться. Вот только зачем убийце Дамблдора, сражающемуся на стороне Вольдеморта, нужна была смерть последнего в молодости? Не значит ли это, что профессор зельеварения не предатель?
- Не буду, - кивнула Луна, хотя её саму сомнения готовы были загрызть. - Значит, вы согласились на условия, которые вам поставил этот колдун?
- Разумеется. Это помогло нам в некоторых щекотливых ситуациях, - Мейв улыбнулась. - Просто поразительно, насколько он хорошо знал историю нашего рода. До мельчайших подробностей.
- Но я пока не причинила Риддлу никакого вреда. Практически... - после истории с василиском они почти не разговаривали.
- А ты вспомни почему. И вспомни, почему я не захотела разговаривать с тобой на похоронах.
Луна вспомнила. Каждый раз ей мешало неизвестно откуда берущееся сострадание.
- Как будто сейчас что-то изменилось. Я не могу надолго приходить в себя, - честно ответила она, разумно предполагая, что всего Мейв знать не может.
Ту это известие, однако, не очень взволновало:
- Изменилась ситуация. Мне удалось понять, что имел в виду этот колдун, когда говорил, что нам будет выгодно тебе помогать... Он ни разу ни в чем не ошибся, поэтому никто даже не думал ставить под сомнение его слова о том, что свой конец наша фамилия встретит в сороковых годах двадцатого века. Однако потом, после некоторых раздумий он прибавил, что если ты выполнишь то, что от тебя требуется, наш род не пресечется. Напротив, кто-то из его представителей займет место Того-Кого -Нельзя-Называть.
На мгновение Луна замерла:
- Но как такое может получиться?
- Будущее не хочет сильно меняться. Так что имя Вольдеморта останется в веках, не потеряв ни одной буквы...
- Но Вольдеморт - это от имени Тома Риддла, кто ещё может додуматься до такой комбинации? – Луна пыталась осмыслить сказанное. Получалось не очень.
Мейв это сильно раздражало:
- А кто из Блэттеров виноват в последних смертях? Кто выдал нас Гриндевальду?
- Значит, все-таки Гриндевальд? – наверное, не стоило переспрашивать. Точно не стоило. - Но вас же защищает его клятва... – жалкая попытка оправдаться. - Он от неё отказался?
- Нет, - Мейв злобно сощурилась и взмахнула палочкой. В воздухе повисло "Вольдеморт". - Поменяй местами буквы, и ты получишь имя одного моего... родственника.
Однако дожидаться, пока Луна выполнит задание, Мейв не стала. Еще один взмах палочкой - и в воздухе повисло: Волем Ортд. Некоторое время Мейв изучала надпись.
- Прибавь к "Олему" букву "в" и получишь изначальный вариант этого имени. Волем. Но это неважно, он уже сейчас называет себя Вольдемортом. Хорошее начало, ты не находишь? А чем он лучше Риддла, если счел возможным явиться к Гриндевальду и просить его избавить меня ото всех возможных наследников?
Луна молчала, а Мейв рассказывала ей, как известная фамилия находила свой конец.
- А чем не хитрость? Подозрения падают на меня - хотела к своему состоянию еще и чужое прибавить. Об Олеме пока никто не думает. Допрашивать при помощи сыворотки правды собираются меня. Сегодня хотели, да вот только я не явилась, а это равняется чистосердечному признанию, - Мейв расхохоталась, и Луна показалась себе не такой уж и сумасшедшей...
- Но почему?!
Мейв продолжала истерично смеяться. Потом неожиданно прекратила и, смотря куда-то в сторону, заговорила:
- Ну как же! Прихожу я в Министерство Магии, в Отдел Тайн. Сажусь на это треклятое кресло, пью сыворотку правды, цепи шевелятся, но не обхватывают меня. Я начинаю рассказывать всё, что знаю о произошедших убийствах. Обвиняю своего кузена. Мне верят, но требуют доказательств, чтобы отправить Олема за решетку. Я смеюсь истеричнее, чем сейчас. И говорю: не сама же я натравила на себя оборотня...
- Что?!
- ...не сама же я натравила на себя оборотня, - повторила Мейв не то для Луны, не то для себя. - Все замечательно. Олем получает по заслугам. А я лишаюсь своей фамилии, своего состояния, потому что магическое создание вроде оборотня согласно Кодексу не может наследовать. Всё. Пустота. Меня больше нет. Остаётся только свести счеты с жизнью.
- Но... - Луна мучительно искала подходящие слова, но не находила. - Жизнь ведь на этом не кончится. Многие так живут... - получилось не очень убедительно.
Мейв посмотрела на Луну как на идиотку:
- Я - не многие; быть оборотнем - позор, который может смыть только смерть. Лучше будет, если о нём никто не узнает. Последние шесть столетий имя Блэттеров не было запятнано ничем, и пусть я буду проклята, если по моей милости на него падет тень! - воскликнула Мейв и добавила уже спокойнее, - Олем, впрочем, на это и рассчитывал. Он знал, что я предпочту смерть позору. Лучше быть обвиненной в убийстве родных, нежели признаться в том, что ты оборотень. Значит, вина за убийство ляжет на мои плечи, и он останется единственным наследником. Причем наследником, которого только вчера простили мать и дядя, на колени перед которыми он пал, признавая все свои ошибки и моля о прощении. Тебя он в грош не ставит (кстати, правильно делает: всё, на что ты способна, – это подражать, подражать жалко). Из твоей головы он вытянет имя возможного соперника и покончит с ним, если ты к тому времени сама не разберешься с Риддлом. После чего он станет величайшим Темным магом двадцатого века, а род Блэттеров не прервется.
- Постой, ты поэтому говорила, что я могла спеться с Олемом, - мы оба желали  исчезновения Риддла? - неожиданно вспомнила Луна, не обращая внимания на указание своей ничтожности. В конце концов, это во многом правда, а на правду обижаться глупо.
- Да, только вы были такими забавно ничего не знающими. Вы могли бы друг другу помочь. Он бы тебя направил. Но нет, вы были как кроты: всё подряд пробовали на ощупь, - кажется, Мейв доставило необыкновенное удовольствие это воспоминание, Луна лишь отмахнулась от ненавязчивого оскорбления: ей показалось, что она, наконец, нашла нужные слова.
- Но тогда, если ты не обвинишь Олема, если ты сама уйдешь с его дороги, получится, что он своего добился! Что он оказался лучше, умнее, хитрее...
- А разве это не так? - в голосе Мейв зазвучало искреннее недоумение. - Надо уметь признать свое поражение. Олем действительно оказался лучше, умнее, хитрее. Сейчас я ничего не могу ему противопоставить. Если даже останусь жить, лелея мечты о мести, то это месть - она практически неосуществима. У Олема сейчас слишком много верных "друзей", которых правильнее было бы назвать сторонниками (похоже на вашего Вольдеморта, правда?). А кто пойдет за оборотнем? Видишь, во что всё упирается? Мой кузен действительно просчитал всё. Я должна ему уступить.
В глубине души Луна знала, что Мейв ошибается. Глупо и нелепо приносить свою жизнь в жертву из-за уязвленной гордости. Ведь есть шанс все исправить. Можно же как-то доказать виновность Олема, сохранив в тайне то, что случилось с Мейв.
- Может быть и можно, - от Мейв Луна так и не научилась закрывать свои мысли. - Но смысл? Такие тайны долго не живут. А я, повторюсь, хочу покинуть этот мир в большей степени из-за того, что не желаю бросать тень на свой дом, нежели из-за выигравшего у меня Олема.
- Да если ты умрёшь, тень уже будет не на что кидать. Ты последняя!
Разговор стремительно терял смысл. Мейв не желала слушать возражений, а Луна отказывалась понимать ее.
- Предпоследняя. Олем все равно останется. И знаешь, я бы не очень переживала, что умру (меня к этой жизни почти ничего не привязывает), если бы наследником не становилось это ничтожество, наплевавшее на фамильную честь. Пусть будет так, как будет. Как суждено. Пусть фамилия исчезнет, зато навсегда останется предметом восхищения...
- Но… - Луна по-прежнему считала происходящее глупостью. Причем редкой.
-  Нет, если что и заставляло меня жить, так это преданность своему дому. Все, что у меня когда-либо было, - это фамильная гордость. Не пытайся уговорить меня отказаться от неё.
Луна поняла, что Мейв её не слушает и не послушает, и про себя порадовалась, что избавлена от подобных предрассудков.
- Вот ещё поэтому мы, чистокровные волшебники, презираем маглорожденных. Редкий пришелец в волшебный мир сможет отказаться от личной мести во имя чего-то большего. Вы слишком горячи для этого.
- Зато ты... ты холодна, как окунь!
- Хм. Хотя бы стереотипное мышление у тебя разрушить удалось, - Мейв явно была довольна этим разрушением. - Пусть я буду окунем, а ты пищащей и метающейся по клетке канарейкой. На мгновение прекрати пищать и послушай меня. В глубине души тебе плевать, останусь я жива или нет. Отговариваешь ты меня исключительно потому, что боишься - тебя будут мучить угрызения совести. Успокойся. Это моё решение, и ты ни в коем случае не виновата. Полегчало?
- Если тебе нет дела до других людей, это не значит, что остальные такие же, - не боится она угрызений совести, просто невыносимо смотреть, как человек, которого ты знаешь, к которому несмотря ни на что привязан, собирается совершить непоправимую ошибку. - Все лучше, нежели уступить подонку!
- А кто ему собирается уступать? - поинтересовалась Мейв. - Если только ты. Риддла.
- Разве не ты только что сказала... - Луне показалось, что все происходящее - очередной бред, родившийся в её многострадальной голове.
- Я сказала, что Олем просчитал все, включая мою смерть. Но вот что будет после неё... - Мейв осуждающе поцокала. - Он совсем забыл о том, что значит для меня семейная честь. Знает только, что я восхищаюсь теми, кто оказывается лучше, признаю их превосходство и поступаю так, как того хотят они.
- И?
- Что и? Единственное, о чем я жалею, так это о том, что не увижу, как этот идиот полезет в Тайную комнату за второй половинкой ключа.
- Прости... - Луна слабо улавливала ход рассуждений Мейв. – Какой ключ?
- Прощаю тебе твою глупость, благо это в последний раз. Ключ от сейфа в Гринготтсе. Там всё наше богатство. Ключ делится на две половинки (прекрасная мера предосторожности). Одну я оставила Олему, а другая будет у тебя, - Мейв протянула Луне половинку ключа.
Тонкая полоска золота с резьбой, блестящая в лучах выглянувшего солнца. Странно тяжелая.
- Убери куда-нибудь, - поморщилась Мейв. - И сама уходи отсюда. А завтра с утра пораньше хватай Риддла за руку и тащи к Тайной комнате, утверждая, что туда кто-то хочет проникнуть.
- Но Олему это не удастся, - Луна вспомнила, что в Тайную комнату просто так не проникнуть. - Только змееуст может...
- О, это просто потрясающая новость, - Мейв картинно заломила руки, а потом процитировала что-то. Что-то, оказавшееся ее предсмертной запиской, обращенной к Олему. - "Мой возлюбленный кузен, как вы уже поняли, вашими поступками я восхищена. Сама бы сделала так, имей возможность. Но, увы!
Теперь мне следует перейти к главному. Вопрос наследства. Такой умный молодой человек, как вы, заслуживает того, чтобы иметь средства к существованию. Так что половинку ключа я оставляю вам. Стоит она где-то двадцать галеонов. На чай до конца дней вам хватит. Если же хотите большего, то пройдите САМОЕ последнее испытание. Пересилив себя, переступите порог Хогвартса, найдите там Тайную комнату (план я приложила) и достаньте оттуда вторую часть ключа. Комната открывается просто. Надо немного пошипеть. Вы же это умеете, мой дорогой кузен! Только помните, не вы потомок Салазара Слизирена, так что, проникая в святую святых, вы рискуете навлечь на себя гнев настоящего потомка..."
- Значит... - пробормотала Луна.
- Значит, я хочу, чтобы мой кузен и Риддл начали выяснение, кто лучший. Ушли в него с головой… Вряд ли когда-нибудь на что-нибудь ещё смогут так отвлечься. Олему нужен ключ, от этого зависит его будущее. Риддл взбешен тем, что кто-то пробрался в его святыню… Красота. Кто-нибудь кого-нибудь убьёт. Второго убьёшь ты. Заклятия эти никто не почует – слишком глубоко под землей. Тела прятать не нужно… Очень удобно. Главное для тебя – не стать жертвой василиска, - увидев возмущение на лице Луны, Мейв хмыкнула. – Другой такой шанс тебе вряд ли представится. А даже если ты умрёшь, то тебя должно утешить: два великолепных кандидата на роль Вольдеморта тоже мертвы. Зла стала меньше.  Лови зелье, оно поможет тебе <i>сохранить рассудок</i>.
К половинке ключа в руках Луны присоединился маленький пузырек с зельем.
- Получается, ты солгала в предсмертной записке? – нельзя забываться, но как же хочется не думать ни о чем! Лучше говорить на посторонние темы… только не о самоубийстве Мейв, только не о том самоубийстве, которое Мейв хочет заставить совершить ее саму. - Это же запрещено Кодексом!
- А кто тебе сказал, что это предсмертная записка? - Мейв облизала языком замерзшие губы. - Это письмо-обманка. А предсмертную записку я оставлю там, где буду сводить счеты с жизнью.
Луна нервно улыбнулась:
- Ты умеешь обходить правила, перед которыми преклоняешься.
Почему-то это замечание взбесило Мейв:
- Умею! - как и тогда, когда она улыбалась, начинало казаться, что это совсем другой человек. - А что мне ещё делать? Просто умереть я не в силах. А ты могла бы сказать мне что-нибудь поумнее на прощание. Ненавижу! Одно имя мне твое ненавистно. Напоминает мне о том, кто я теперь. Хейнги! - рядом с Мейв появился домой эльф. - Перенеси меня отсюда.
Прежде, чем Луна успела что-нибудь сказать, Мейв исчезла. И только через несколько мгновений Луна осознала, что это навсегда. Они даже попрощаться не смогли по-человечески...
Горячие слезы потекли по замершему на холодном ветре лицу.
Шэбшээдай
21.1.2008, 16:29 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава 18.

Луна открыла глаза. Какая разница? Темнота вокруг все равно. Спать не хотелось. Точнее, хотелось, но Луна не могла. Сердце отчаянно билось в груди. Тихо встала, стараясь никого не разбудить, подошла к окну и долго смотрела на постепенно бледнеющие звезды. Светало...
Через несколько часов ей тащить Тома к Тайной комнате. Хотя он, наверное, сам побежит к ней, если поверит, что туда действительно кто-то собирается проникнуть. Хоть бы Мейв не ошиблась в своих расчетах.
Мейв...
Именно последняя её вспышка убедила Луну в том, что жить наследница рода Блэттеров больше не будет. До этого всё казалось слишком красивым, изящным, как будто было игрой. Искаженное лицо, сорвавшийся на крик голос подтвердили, что всё происходящее - правда, а обещания не пустые...
Прощай, Мейв.
* * *
С вечера Том смутно ощущал беспокойство. Будто вот-вот должно было произойти что-то важное. Первый раз его мучили подобные предчувствия незадолго до появления Дамблдора в приюте; в последний - когда он вплотную приблизился к разгадке местонахождения Тайной Комнаты. И вот опять...
В первый раз это было особенно мучительно. Он постоянно дергался, нервничал, до конца не мог понять, произойдет что-нибудь хорошее или плохое.  Потом он научился разбираться в своих ощущениях. Он вообще многому научился и многого достиг, хотя хотелось, несомненно, большего.
Кто-то окликнул его. Так и есть. В последнее время довольно известная личность в Слизерине. Практически любая история связана с ее именем. Говорят, сумасшедшая, лунатичка. Сам бы он не спешил ее так называть. Довольно иногда повстречаться с расчетливым взглядом, чтобы понять - человек не тот, за кого себя выдает.
В действительности с ней давно следовало поговорить, он бы так и сделал, если бы понимал, чего она добивается. А так приходилось сомневаться и приглядываться.
- Здравствуй, Луна.
В ответ девушка что-то проворчала сквозь зубы, а потом посмотрела на него своими голубыми, до невозможности честными глазами и сказала:
- Ты очень обрадуешься, если в Тайную комнату войдет кто-то кроме тебя?
Интересный вопрос. И вряд ли является вопросом ради вопроса.
Риддл поморщился:
- Сейчас это невозможно. В Хогвартсе больше нет змееустов.
- Я бы не была так уверенна... Но даже если во всем Хогвартсе один ты такой талантливый, то сейчас кое-что изменилось... - казалось, Луна сомневается стоит ли говорить, то, что она знает.
- В каком смысле? - Риддл напрягся. Сюрпризы он очень не любил.
* * *
Луна сомневалась в этом мероприятии с самого начала. И сомнения лишь усилились, когда зелье Мейв не оказало должного воздействия. Напротив, "блаженная" сущность стала еще ярче проявлять себя. Правда, и сил на её подавление стало тратиться вроде бы меньше.
Тем не менее, это был несколько не тот результат, на который Луна рассчитывала, а потому уверенности, что и все остальное Мейв удалось, не было. В конце концов, Олем вполне мог догадаться, что предсмертная записка таковой не является...
А может быть, это и к лучшему.
Поскорей бы дойти и не мучиться уже.
Дошли.
Весь коридор был залит водой.
"Неужели?" - подумала Луна. Истошные рыдания из туалета подтвердили её догадку.
- Это еще что такое? - на лице Тома появилось брезгливое выражение.
- Жертва василиска вернулась, - ответила Луна, вспоминая, что со смерти Миртл прошло сорок дней.
- Какая досада, - проворчал Том. - Приведения еще более отвратительны, чем те люди, которыми они были.
- Сам виноват, что она там появилась.
* * *
Риддл счел за благо свою вину не отрицать. Перед ним стоял другой, более насущий вопрос: как добраться до туалета? Лодки поблизости не наблюдалось.
- Акветиалус!
Вода расступилась, образуя небольшую дорожку.
- Я чувствую себя Моисеем, - пробормотал Риддл, на миг забыв, что все, связанное с магглами, надлежало давным-давно выкинуть из головы. - Прошу, - он пропустил Лун вперед.
* * *
Кажется, Мейв не ошиблась. Олем действительно отправился в Тайную комнату за второй половинкой ключа. Двадцати галеонов ему оказалось мало. А еще, судя по состоянию Миртл, он был более, чем невежлив.
Знакомые истеричные вопли оглушали сильнее, чем обычно:
- Хам, негодяй! Я думала, что хоть после смерти отношение ко мне изменится...
- Видишь, я была права.
Впрочем, для того чтобы доказать свою правоту, Миртл Луне была не нужна. На месте одного из умывальников зияла дыра. Не надо было быть особенно умным, чтобы догадаться, что являлась она входом.
Риддл чертыхнулся, демонстрируя свою приверженность к магловским ругательствам так же, как недавно продемонстрировал свое увлечение магловской религией. И куда только всё это потом делось?
- Если этот что-нибудь сделает моему василиску...
Луну потрясла ненависть, с которой были произнесены эти слова. К василиску Том был очень привязан. Неудивительно, что потом завел себе змею - хоть какое-то напоминание.
Отшатнувшись от Риддла (она не желала оставаться рядом с жаждущим крови претендентом на роль Темного Лорда), Луна сказала:
- Тогда советую поспешить.
Риддл схватил ее за руку и потянул к проходу:
- Ты пойдешь первой.
Все-таки в плане Мейв были свои недостатки. И ощутив на запястье холодные пальцы, Луна поняла, какие именно. Может быть, Мейв и сказала бы, что это пустяки, недоразумение, которое легко исправить, но Луна-то импровизировать не умела.
Прежде, чем она успела что-то возразить, Риддл толкнул её  в проход.
* * *
Она попыталась встать на ноги, но у нее ничего не получилось.
"Не дергайся".
Опять этот голос. Как же он успел надоесть!
- Это почему же?
"Больше вероятность, что тебя не заметят".
- Ты так думаешь?
"Ну, я же вижу, что там происходит... хочешь, расскажу?"
Тело было свинцовым. Пальцем пошевелить было невозможно. Глаза открыть не получалось. Знать, что происходит, хотелось.
- Ну, рассказывай, - согласилась Луна.
"Этот… Как его там, Олаф, что ли?.."
- Олем, - поправила Луна.
"Хорошо, Олем, - согласился голос. - Он сильный колдун, но мне кажется, что с василиском ему не справиться. Сражаться вслепую с огромной змеей, его ведь этому не учили?"
- А Риддл где?
"На него обрушилось то же заклятие, что и на тебя, только рядом с ним нет меня, поэтому он пока ещё не пришел в себя. Надеюсь, он не очень сильно пострадает. Это же мы привели его сюда..."
Непостижимо. Просто невероятно, что Олему так легко удалось справиться с Риддлом. Луна ожидала, что борьба будет, скажем так, несколько более продолжительной.
"Перед тем, как упасть, Том приказал василиску убить Олема. До этого они, вроде бы, успели договориться. Все-таки быть змееустом не так уж и плохо".
Наверное. Луна предприняла еще одну попытку пошевелиться. Получилось. Поднялась на колени, наконец открыла глаза.
- Люмос, - взмах палочкой, и стало светлее.
"Том очнулся, если хочешь знать".
Луне было все равно. Рядом его не было, хорошо бы и не появился. Ей только и надо, что взять вторую половинку ключа и выбраться отсюда.
Не получилось. У входа в зал, откуда доносился грохот, стоял Риддл.
- Нокс, - едва слышно прошептала Луна, надеясь, что Риддл её не заметит.
Он и не замечал. Убедившись, что вреда василиску от заклятий нет, он наблюдал, как гигантская змея охотится за человеком.
"У него ещё пока получается уворачиваться, но заклятие, защищающее от взгляда василиска, вот-вот перестанет действовать и тогда конец".
Луна невольно пожалела, что ей ничего не видно. Потом одернула себя.
- Акцио вторая половинка ключа, - Луна искренне надеялась, что Олев, желая сразу же соединить находку, взял половинку с собой.
* * *
Что-то сверкнуло в воздухе, и Риддл, не задумываясь, это схватил. Тонкая пластинка легла в руку, Том мельком посмотрел на неё и тут же отвел взгляд. Травля интересовала его намного больше.
* * *
- Проклятье, - прошептала Луна. Последнее поручение Мейв ей хотелось выполнить, во что бы то ни стало.
Внезапно мелькнула мысль. Мысль совершенно чужая и далекая от её собственных. И такая же далекая от высказываний голоса.
"Это чушь, что ничего нельзя изменить. Убей Риддла, василиск убьет Олема, и мир изменится. Вряд ли есть еще одна замена. Кое с чем не может бороться даже время..."
Луне казалось, что она видит губы, шепчущие это. Поджатые губы, тонкие, сухие - до боли знакомые.
"Убей Риддла!!!"
Луна взмахнула палочкой.
"Авада Кедавра... Ну же! говори!"
- Авада... - покорно начала повторять Луна, но внезапно поняла, что не может произнести ни слова. Огромные, желтые глаза с узкими зрачками, глаза, несущие смерть.
"Нет! Говори... Говори!"
Луна не могла. Глаза исчезли в каком-то сером мареве. Стих и голос, который Луна узнала в самый последний момент: Олем не хотел умирать один...
Шэбшээдай
21.1.2008, 16:31 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Глава 19.

Эйлин вздрогнула. Посмотрела вокруг. Сколько же пыли. Откуда она? Вроде здесь лежали вещи. Чьи-то. Да, точно. Что-то, связанное с Блэттерами.
Они все погибли.
Эйлин наморщилась. Ей казалось, что она забыла что-то важное. Или кого-то.
В голове настойчиво крутилась только фамилия Блэттеров. Потом вспомнилось, что недавно она, забавы ради, обещала самой себе зачем-то сходить погулять в магловские кварталы.
Это тут ещё причем?
Не вспомнить.
Странно.
Эйлин покачала головой. Потом она неоднократно пыталась вспомнить забытое, но ничего не получалось.
Зато все, связанное с гибелью Блэттеров, Эйлин изучила более, чем хорошо.
- Эти заклятия... - Тобиас всегда напоминал жене о том, что она ведьма, когда был зол.
- Их больше не будет, - улыбнулась в ответ Эйлин. - Я пришла к выводу, что, будучи волшебниками, мы многое теряем. Чем больше пытаюсь разобраться в истории Блэттеров, тем лучше осознаю это. Северус! - Эйлин всплеснула руками. - Тебе еще рано читать такое. Вот вырастешь, тогда и почитаешь, я как раз закончу…

* * *
Она очнулась оттого, что было невыносимо жарко. Приоткрыла и тут же закрыла глаза – солнце слишком яркое.
- Пришла в себя? - опять этот голос. Что ему от неё надо? Как же он ей надоел! Кто же…
- Луна, - отозвался голос. - Я думаю, ты меня помнишь.
Луна??? Но тогда она...
Гермиона открыла глаза. Действительно, Луна. Но тогда она...
- Это было очень нехорошо пытаться изгнать меня из моего собственного тела, - Луна говорила укоризненно.
- Извини... - Гермиона ошалело уставилась на Лавгуд.
Та задумчиво улыбалась и пыталась смотреть на солнце:
- Ничего не вижу, - наконец пожаловалась она. - Но хорошо, что мы обе смогли выбраться.
- Ты всё помнишь? - Гермиона с ужасом вспоминала события последних месяцев: начиная с того, что она очнулась в теле Луны в доме Блэттеров, и заканчивая глазами василиска.
- Конечно, - Луна сорвала травинку и задумчиво принялась её жевать. - Ты оказалась сильнее, поэтому тело досталось не мне. Вот и пришлось летать вокруг бестелесным духом и пытаться до тебя достучаться. Только у меня это плохо получалась, - она виновато опустила голову. - А когда получалось, я забывала о том, что хотела сказать. Я только возмущалась, что ты всё делаешь не так, как сделала бы я. В конце концов, окружающие ведь запоминали именно меня…
Гермионе показалось, что она разучилась соображать:
- Но как же такое получилось? - прошептала она.
- Не знаю, может быть, кто-то хотел, чтобы мы чему-нибудь друг у друга научились? - Луна сорвала еще одну травинку. - Я многое поняла, пока мы боролись за тело...
Гермиона хмыкнула. Эта версия казалась ей весьма маловероятной.
- Можешь не верить, а я все равно буду, - отозвалась Луна.
- Твоё дело.
- Жалко, что о нас всё забудут. Мне кажется, что мы подружились с Эйлин. С нами она была не такой одинокой. Да и на Риддла мы могли бы повлиять. Жалко, ты не захотела.
Гермиона потрясла головой, но четкости от этого не прибавилось.
- Ты слишком много хорошего во всем этом видишь, - проворчала она. - А я не могу быть спокойной, пока не пойму, как всё это получилось, как мы здесь оказались и что нам делать дальше.
- А мне здесь нравится, - Луна покрутила головой. - Всю жизнь бы здесь прожила.
Гермиона попыталась подавить в себе растущее желание придушить Луну.
- Нам здесь не место. Наверное, - Гермиона с ужасом подумала, что последнее, увиденное ей, - глаза василиска. Может быть, она умерла и отсюда уходить некуда.
- Ты это уже говорила. Когда мы были здесь в первый раз....
- В первый раз? - Гермиона ничего такого не помнила.
- Ты забыла? - удивилась Луна. - А я вот помню. Тогда ты тоже не понимала, что к чему... Искала выход, а потом дорога появилась сама собой. Мы пошли по ней. Она нас вывела в жизнь. Думаю, сейчас будет то же самое. Ведь то, что случилось, - оно для всех стало сном... Значит, мы тоже видели василиска как бы во сне. Он не мог нас убить...
Теперь Гермиона уже совсем ничего не понимала:
- Мы были сном?
- Да, они все нас сегодня же забудут, - Луна повернулась к Гермионе. - Наши вещи стали пеплом, я видела. И тело моё стало пеплом. Оно не принадлежало этому времени, вот и не смогло в нём остаться. Хотя это было неприятно видеть, как оно обращается в прах.
- Почему я ничего этого не видела?
- Ты привыкла смотреть глазами. Веришь только им. А я чувствую. К тому же, это моё тело. А Риддл будет думать, что это сова принесла ему сообщение о том, что кто-то хочет проникнуть в Тайную комнату. Жалко, что он нас забудет.
Гермиона покачала головой:
- Что-то ты слишком часто его вспоминаешь.
Луна виновато улыбнулась:
- Такого его нельзя ненавидеть. Жаль, что мы могли помочь ему и не помогли. Никогда себе этого не прощу.
Помолчали. А потому Луна указала куда-то пальцем:
- Смотри, а вот и дорога!
И Гермиона увидела тропинку. Едва заметная, она пролегала в траве и вела в тенистый лесок.
- Точно! - воскликнула Гермиона и побежала в сторону леса. Как она могла его раньше не заметить?!
Луна медленно побрела за ней.
Тропинка все расширялась и расширялась и, когда Гермиона вбежала в лес, превратилась в дорогу. Сам же лес оказался совсем небольшим. Гермиона замерла около странной полупрозрачной стены, за которой ей виделось будто бы его продолжением.
- Значит, ты пришла из леса. Наверное, вы там с Гарри и Роном были.
Гермиона медленно кивнула. Все было не совсем так. Рона с ними не было. Он ушел, а она и Гарри брели от Батильды Бэгшот... Она почувствовала  странную слабость и внезапно очутилась здесь.
- А ты?
- Я в это время была в поместье Малфоев...
- Что? - потрясенно спросила Гермиона.
- Ты же не знаешь... Моего отца шантажируют. Он зря верит, что меня отдадут ему, если он будет делать то, что говорят… Они лгут: только недавно пытались какое-то заклинание на мне испробовать. Из-за него я и оказалась здесь..
- А я тогда из-за чего? На мне никто ничего не испытывал, - скептически заметила Гермиона.
- Не знаю... Может быть, оно как-то было на тебя направлено. А может быть, это сама судьба, которая не терпит вмешательства в свои дела, симпатизирует нам; хочет, чтобы мы победили Вольдеморта. И победили здесь, в этом времени... Впрочем, это неважно. Ты же всё забудешь все равно.
- А ты? - Гермиону возмутил этот сочувствующий тон.
- Наверное, нет. Это будет мне уроком. Я столько могла изменить и ничего не сделала.
Гермиона не разделяла терзаний, мучавших Луну. Ей казалось, что ничего изменить было нельзя.
- Ну же, иди, - неожиданно поторопила ее Луна. - Ты первая.
Гермиона кивнула.
Кто она? Где? Надо спасти Гарри! Они должны дойти...
- Никогда не прощу Рона за то, что он так с нами поступил, - прошептала Гермиона сквозь слезы.

* * *
Шаг вслед за Гермионой.
Мейв, обратившаяся в статую. По рукам все равно течет кровь.  Перерезаны вены.
Риддл, гладящий сытого василиска. Он умел любить. Луна улыбнулась этой мысли.
Еще один шаг.
* * *
Ноги затекли неимоверно. Луна встала и начала медленно ходить по подземелью.
Это было странное видение. Ничего подобного она раньше не испытывала. Если кому-нибудь рассказать, то не поверят…
Дверь открылась.
- Она жива, - Северус Снейп тоже был в ее видении. Он не предатель, теперь она это знает.
Луна неловко ему улыбнулось.
Лицо профессора искривилось.
« Как же он похож на мать!»
Снейп зачем-то окинул взглядом подземелье, развернулся и ушёл.
Луна осталась одна.
Шэбшээдай
21.1.2008, 16:32 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Заключение.

- Ничего не получилось, - ухмыльнулся Северус, переводя дух. Не получилось. Того, что хотел Темный Лорд, точно. Но вот что-то другое определенно получилось.
- Нагайна! - это змеиный или обычный язык интересно?
Северус смотрел, как змея ползет к скорчившемуся на коленях Питтегрю, бормочущему что-то в свое оправдание.
Разумеется, его не убьют. Если бы Вольдеморт убивал за убожество, Питтегрю был бы уже давно мертв.
Змея скользила по холодному полу, а Вольдеморт следил за ней взглядом.
Снейп чуть прикрыл глаза. Смотреть на это представление не было сил. Не смотреть - расписаться в том, что ты предатель.
Северус с удовольствием оказался бы где-нибудь далеко-далеко. Например, в четырнадцатом веке. Там было неплохо.
Кто бы мог подумать, что Питтегрю может изготовить полезное зелье? Да не просто изготовить, а изобрести нечто принципиально новое...
- Ы-ы-ы-ы-ы...
Северус с трудом сдерживал желание достать палочку и проклясть Питтегрю. Нет у него права убивать других пожирателей, а жаль. Может быть, другой Темный Лорд позволил бы ему такое. Теперь уже не узнать.
Жаль, что ничего не получилось. В четырнадцатом веке это казалось таким реальным, достижимым...
...Он чуть было не решил, что все было сном. К счастью, Лавгуд сохранила свои воспоминания.
... Но тем сложнее осознавать, что его жизнь - здесь и сейчас. Впору мечтать покинуть этот мир.
В четырнадцатом веке он был в кои-то веки счастлив. Рыжие волосы, зеленые глаза... Он любил Лили не за это, но тут даже голос такой же... тот же взгляд, та же мимика. И слова, которые произносила Альвия, вполне могли бы принадлежать Лили.
Не стоило, наверное...
Потерянная радость.
После стольких лет счастья вернуться сюда.
...Северус чувствовал себя дряхлым стариком. Вот почему Дамблдор не боялся смерти... Зачем бояться того, что дарует облегчение?
Вольдеморту, наконец, надоело развлекаться. Питтегрю утих, только иногда начинал бормотать что-то о милости господина.
- Северус, ты можешь идти, - до этого отпустить было нельзя. Конечно, у любого представления должен быть зритель. Даже у столь дешевого.
Северус поклонился и вышел.
Нет, он все-таки не жалел, что первым условием его помощи Блэттерам была женитьба на Альвии Блэттер. Это не было глупостью, это не было предательством по отношению к Лили. Это было любовью... Взаимной.
Должно же быть какое-то счастье...
Северус поздоровался с Беллатрикс. Еще одна ненормальная. Неудивительно, что служит Вольдеморту. Высокомерный взгляд. Конечно, она может собой гордиться. Столько лет в Азкабане.
Если о чем и жалеть, так о том, что не удалось избавить мир от всего этого.
Но это уже не его вина. Пусть совесть мучает тех, кто не воспользовался выпавшим шансом. Он же сделал все, от него зависящее. Даже больше.
Северус вздохнул. А что ему делать теперь?
Ответ пришел незамедлительно.
Он с точностью напишет, что именно и как делал Питтегрю. Это зелье не должно быть забыто... Оставит рецепт в Хогвартсе. Может быть, когда-нибудь потом это зелье кому-нибудь и поможет... В другой раз... Но не ему. Это точно. Свой шанс он использовал на полную. И не было, наверное, на свете человека счастливее, чем он в четырнадцатом веке...
КОНЕЦ.

_______
И, наконец, если кого-то заинтересует, то у фанфика есть некое подобие сиквела «Alia tempora».
Саммари: Отправим юного Тома Риддла во времена Мародеров (часто ли такое встречалось?), подсунем (насильно) ему то, чего он всегда был лишен: настоящих друзей, любовь… Заставим его биться с тем, кто вместо него стал Тёмным Лордом. Останется ли Том прежним или всё же найдёт в себе силы перемениться и станет Героем магического мира?
    Персонажи: Том Риддл, Северус Снейп, Регулус Блэк, Лили Поттер, Джеймс Поттер
Amoura
7.2.2008, 14:56 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
пока скопировала - застрелилась...
Буду комментить... чувствую - это надоооолго.
Шэбшээдай
8.2.2008, 2:30 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
Мне тебя жалко. Правда. Больше я сочувствовала только Ассиди, которой пришлось это просматривать несколько раз
ДжинниПоттер
12.2.2008, 23:13 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
мне кода читала конец не очень понравился. Какое-то странное ощущение, что нужно продолжение.
Шэбшээдай
14.2.2008, 2:08 · Re: [КОНКУРС] Если не думать, то жить можно
Аватар
продолжение есть. Правда, оно не нуждается в начале...
ДжинниПоттер, а что именно вам кажется незавершенным?
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

2 страниц V   1 2
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 6.12.2016, 5:57
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика