Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Рассказ про льва

Йожыг
8.3.2007, 19:00 · Рассказ про льва
Аватар
Не знаю, будет ли кто-нибудь это читать, но надо же было это куда-то вставить...  rolleyes.gif
Это мой первый рассказ, и он сильно отличается от того, что я пишу сейчас; просто ни один из нынешних рассказов ещё не окончен - когда допишу ещё что-нибудь, то выложу.
Предисловие: был период, когда я увлекалась мистификациями и собиралась написать несколько вещей от лица воображаемого английского писателя (тем не менее, русофила  tongue.gif) начала прошлого века Эрнеста Уэстхилла. Закончен был только этот рассказ. Лондонское издательство "Глобус" существует, но насколько близко к зоопарку находится его здание, я не знаю. Никаким номерам зверей в зоопарке не учат, это меня занесло blink.gif, но это всё не главное, рассказ-то аллегорический.


Старый лев
Не всё ли равно, про кого говорить?
Заслуживает того каждый из живущих на Земле.
И.А. Бунин «Сны Чанга»
Если вам когда-нибудь приходилось ездить в издательство «Глобус» или место вашей работы расположено на той же улице, то, выходя из подземки, вы должны были хоть раз обратить внимание на высокие ажурные ворота слева от вас, из-за которых, как овсянка – из кастрюли, вываливаются непривычно пышные кроны деревьев. Если бы вы подошли поближе, то услышали б доносящиеся откуда-то из-за ветвистых кустов то щебетание, то чьи-то глухие стоны, то робкий скулёж; а над самими воротами смогли бы различить три истёршиеся от времени буквы.
Это лондонский зоопарк.
Утром, когда все лондонцы на работе, а туристы ещё не приехали или отсыпаются по гостиницам, зоопарк не забавляет взрослых и не кормит сладкой ватой детей. В эти божественные часы он живёт сам в себе и сам для себя. И хотя я, уважаемый читатель, нисколько не сомневаюсь в том, что вы – порядочный англичанин и всегда ходите на работу вовремя, а для развлечений отводите время между чаем и ужином, давайте хотя бы мысленно возьмём свои трости и пройдёмся по утреннему, безлюдному зоопарку, ибо, как вы вскоре убедитесь, в нём есть нечто такое, чего вы никогда бы не увидели днём.
Итак, мы входим в ажурные ворота лондонского зоопарка в час серого городского рассвета. Первыми из животных просыпаются шимпанзе – их клетка расположена ближе всего к воротам. Сначала они потягиваются и соображают, где находятся, а через секунду от нечего делать разражаются пронзи-тельными криками, пробуждая зверей и птиц в соседних клетках. Встрепенулся огромный шар из перьев, вытянул шею и ноги, и вот перед нами уже не шар, а надменный африканский страус. Поднимаются на ноги, мотая головами, зебры – слышите их причудливый булькающий клич? Подождите ещё с полчаса – и увидите, как вылезают из своего логова крокодилы, подставляя открытые пасти солнцу; как потягивается быстроногий гепард, как грозный ястреб усаживается на сук в своей вольере… Но мы проходим мимо, потому что пришли не к ним.
Мы идём к клетке, расположенной в самом конце всей экспозиции, в тупике, укрывшемся под вековым ветвистым дубом. Солнце касается её своими лучами в последнюю очередь и как будто нехотя, исключительно из невозможности перескочить через неё сразу на здание банка, начинающееся сразу за зоопарком. Вероятно, поэтому даже в полдень там темно, и мало кто из посетителей к ней подходит. Подойдя же к ней, вы сперва решите, что за прутьями в тени никого нет. На самом деле у клетки есть житель.
Там лежит старый лев.
Сейчас он спит, и можно разглядеть, как вздымается всё его тело под хриплым, но благородно глубоким дыханием. Через семнадцать минут он просыпается – он делает это всегда в одну и ту же минуту одного и того же часа, в то же мгновение, когда просыпался бы в саванне. Эту минуту знает весь зоопарк, и в неё даже шимпанзе замолкают – непонятно, от почтения, страха или привычки. Только павлин, как исполнительный дворецкий, объявляет: «Lion, lion!» и смолкает вместе со всеми. В действительности животные удостаивают льва таким уважением в основном потому, что не понимают и не могут предсказать его – то есть, разумеется, они знают время его просыпания, но не могут постичь своими до разной степени эволюционировавшими мозгами, почему ни это мгновение, ни другие обычаи их соседа не меняются вот уже много лет.
Лев спит дольше всех, но капризным его вряд ли можно назвать: пятнадцать часов своего сна он всегда располагает в одном и том же месте суток, не сдвигая ни час его начала, ни час конца. Все в зоопарке отлично помнят случай, когда во время ночного пожара шесть лет назад (тогда ещё погиб молодой орикс – его вольеру, занимаемую сейчас базельскими носорогами, вы можете видеть возле киоска со сладкой ватой) в клетку льва обрушилась пылающая ветка с тогда ещё не векового дуба. В ту ночь, едва оставшись в живых, лев не издал ни звука за всё время своего спасения – а про его клетку вспомнили в последнюю очередь – заснул за час до рассвета, но проснулся в то же время, что и всегда, и не сомкнул глаз до часа дня, когда обыкновенно засыпает.
Вот он медленно открывает свои мудрые от мелкоты глаза и, перевалившись на живот, постепенно поднимается. Солнце, наконец добравшись до его убежища, освещает его сухие, тугие мускулы, выступающие из-под щетинистой шкуры; как будто тоже на секунду замирает, качает недоумённо лучом и спешно переходит на такой привычный, такой понятный и простой банк. Этот лев давным-давно пережил все сроки львиной жизни – никто, даже старик-смотритель, не может точно сказать, сколько ему лет; и всем обитателям зоопарка, даже глупым шимпанзе, известно, что не сегодня-завтра его тёмные глаза лишатся взгляда и перестанет вздыматься его жёлтая шкура. Впрочем, когда это случится, мало кто из них загорюет, скорее уж звери почувствуют некое облегчение; потому что пока старый лев жив, всех их не покидает чувство неловкости за это, как будто с его стороны жить – неприлично, а приличнее всего ему было бы умереть, как прилично уйти гостю, чересчур долго засидевшемуся на рауте.
С другой стороны, и не уважать льва невозможно. Никто в зоопарке не уважает шимпанзе, кроме самих шимпанзе, потому что они подражают людям, а никому, кроме шимпанзе и посетителей, это не нравится. Носороги – большие и сильные, но и их можно не уважать, особенно после крайне некрасивой сцены двухмесячной давности, когда глава носорожьего семейства едва не запорол свою супругу за то, что та посмела ухватить лишний клочок сена сверх положенного ей. У льва же есть особые преимущества перед остальными животными в зоопарке: это единственный его обитатель, чья родина – не Лондон и не Базель, а самая настоящая саванна, из которой он прибыл молодым львом с чуть пробивавшейся гривой. (Впрочем, лев ничего не хочет рассказывать о своих родных местах, и его соседи давно махнули конечностью на попытки добиться от него хоть чего-нибудь.) Кроме того, лев – также единственное животное, не имеющее клички. В самом начале его жительства в зоопарке работники пытались назвать его Рексом, но, увидев, что зверь не откликается на зов, решились обойтись без клички, тем более что посетители и тогда не очень им интересовались. На самом деле лев понял, что его звали, но решил, что незачем оборачиваться к тем, кто не может сообщить ему ничего полезного, а дрессироваться, как вы понимаете, он и не думал.
Проснувшись, лев встаёт, прохаживается по клетке, затем ложится, положив передние лапы перед собой и начинает смотреть в одну точку на видимом ему одному горизонте, как будто о чём-то размышляя. Нагните голову, стараясь посмотреть в ту же точку – напрасно, вам не увидеть того, что видит он. Не стройную жирафиху он видит, хотя она и думает, что это она так привлекает льва; не пыльную стену он столь вдумчиво наблюдает и не вас, уважаемый читатель, хоть вы стоите перед ним, расставив ноги и пытаясь заглянуть в его глаза. О чём он думает?
Может, о своих львицах, оставшихся там, далеко, в саванне? А может, вспоминает расторопного директора с плешью и в очках, бегавшего здесь, перед его клеткой и сердито кричавшего, когда старик-смотритель отказался вешать над ней табличку с кличкой животного, потому что клички у него не было? Или его, директора, тщетные попытки заставить его прыгать через обруч за кусок мяса, его окрики, маленькие злобные глаза и, наконец, его распоряжение устроить во львином тупике помойную яму, поскольку туда всё равно никто не ходит?.. Лев щурится и размашисто бьёт хвостом. Он не помнит ни приказов, ни распоряжений, не помнит и те слова, какими обзывал его директор. Всё, что он запомнил – солнечные блики на его очках и лысине и зайчики, пускаемые ими, которые он так любил. Знал ли директор, что пускает зайчики? Наверное, нет, а то бы он так не кричал на него и не тратил столько времени, зарываясь в свои счета за корм и работников, и ел бы сладкую вату, а не думал, как бы её продать подороже.
Зоопарк откроется через несколько часов. Пройдёт ещё немного времени – и возле клеток появятся странные двуногие существа; они противно смеются и тычут пальцами, но зато у них в карманах есть хлеб и сахар, а для большинства парковых животных нет большей роскоши, чем эти жалкие кусочки. С другой стороны, заниматься им больше и нечем, кроме как их выпрашивать. За много лет каждый из них усвоил простые приёмы задерживать зрителей у своей клетки дольше, чем у соседней. Волки старательно щерятся и ставят серебристую шерсть дыбом, слон машет хоботом и трубит, крокодилы поворачивают головы в сторону посетителей, шимпанзе строят гримасы. Только лев, по выражению директора, «ничего не умеет», а, по его же сло-вам, «лежит как кретин, уставившись в одну точку». Гиены из соседней клет-ки скоро надорвут животы, хохоча над бестолковым хищником; но он их не слышит.
Замрите, уважаемый читатель! В зоопарке наступил особый час. Это – час завтрака и последний час перед открытием парка. В этот час здесь становится так тихо, что вы можете решить, будто находитесь не в зоопарке, а в концертном зале перед началом спектакля. Животные стихли и будто бы собираются заснуть. Но эта тишина – не тишина сна.
В эти моменты каждый из обитателей парка созерцает только одно – тонкие параллельные чёрные полосы, перерезающие вид из клетки. И чувствует только одно – как давят стены её слева и справа. Как могут они, рождённые  и выросшие в четырёх стенах вольеры, знать о существовании другого мира, другой среды обитания? Как могут понимать они ограниченность собственной клетки? Но, видимо, понимают, если волки ложатся мордой на лапы и скулят, а гепард недовольно расхаживает, чувствуя зуд избытка силы в лапах, а шимпанзе садятся на корягу, изображающую дерево, и, кажется, размышляют, каким же должно быть дерево настоящее. Даже у жирафихи глаза делаются грустнее обычного, и она не издаёт грустных звуков только потому, что жирафы не склонны издавать никаких звуков вообще. Что, казалось бы, могут вспоминать или воображать себе эти животные? Разве что карибу – второго после льва обитателя зоопарка, взявшегося оттуда. Когда его привезли (это было через полгода после пожара, им пытались заселить вольеру орикса), он вёл себя чрезвычайно странно, если не жутко: метался, брыкался, безумно косил глаза, а потом забился в тёмной угол вольеры и не выходил оттуда целый день. Во время обеда смотритель принёс целую копну оленьего мха, но олень не пошевелился. Так просидел он в своём углу без сна и движенья всю ночь и всё следующее утро. Через три дня он упал и умер.
    С тех пор, как обитатели зоопарка поняли, что их дом, их зоопарк, который они считали лучшим местом на свете, может быть для кого-то адом, диковинная депрессия захватила их. Тогда и установился этот странный комендантский час – час тоски по несуществующей естественной среде обитания.
Только один зверь не включился в эту печальную традицию. Старый лев один, казалось, в этот день не был потрясён и расстроен. После смерти карибу директор пытался найти какое-нибудь применение его шкуре и мясу, но в Англии покупателя на экзотический товар не нашлось, и тушу бросили в клетку ко льву в качестве обеда. На следующее утро труп был невредим. Разлагающегося оленя пришлось выбросить, и работники тогда ещё удивились, как чисто было тело – ни блохи на нём не было.
Вот и сейчас лев одинок в своём спокойствии. Он смотрит вперёд, но решётки перед собой не видит. Стен для него, кажется, тоже не существует. Разве занимал бы он больше места, не будь их? А достанься ему весь зоопарк – на что бы он ему сгодился? А люди… Впрочем, к нему и так никто, кроме смотрителя, не заходит, а смотритель – не такой, как они.
Ему, кажется, даже всё равно, что он находится в Лондоне или что он был пойман в английских владениях в Африке. Что такое английские владения, что такое французские владения? Если англичанин убьёт главного француза в Алжире, перестанет ли солнце печь Алжир так же, как Замбию? Есть саванна и солнце над ней и то, что он, лев, будучи молодым, занял место старого предшественника, а его бы сейчас изгнал другой молодой лев. Что ещё есть?
Всё время бодрствования, за исключением еды, лев проводит, лёжа в центре клетки и смотря в одно место. Такой взгляд я встречал только у одной разновидности людей – пассажиров, смотрящих на точку горизонта, откуда вот-вот должен появится поезд. Лев ждёт уже бесчисленное множество лет, и, хотя это выглядит глупым и нелепым, всякое животное, вздумавшее посмеяться над ним, смеётся фальшиво и робко. Мол, лев, конечно, львом, но… вдруг дождётся?..
Но вот настало время завтрака. Собственно говоря, оно настало уже давно, просто до клетки льва всё доходит с большим запозданием. Надо сказать, она и из плана-то выбивается, эта клетка – её построили специально для львов, рассчитывали выстроить за ней целый львиный комплекс, но, к сожалению, первым завезённым львом оказался наш, и директор, проклиная пустую трату (а зоопарк тогда бедствовал, львы в основном были трюком для заманивания посетителей), отменил всё мероприятие. Представителем завтрака является старый смотритель, несущий сено и мясо, рыбу и морковь, одним словом – манну небесную. Этот до потешного расторопный и заботливый старичок всегда умудряется достать до каждого животного именно то, что оно любит; три года тому назад он в течении месяца где-то раздобывал верблюжью колючку для вновь прибывшего бактриана, который воротил морду от отборного клеверного сена, приводя в бешенство директора. Накла-дывая корм в миски и ясли, он всякий раз улыбается и говорит зверям что-нибудь ласковое. Ни разу никто не видел его хмурящимся, никто даже не знает, какой узор составляют его глубокие морщины во время гнева или даже малейшего недовольства. Вот он рассыпал золотое сено перед клетчатой жирафихой, по своему обыкновению, пожелал доброго утра (ради всего святого – какое доброе утро может быть в понедельник в Лондоне?!), попытался ради забавы похлопать по недостижимой холке копытной. Вот слышен его нелепый, детский смех. А вот он, наконец, направился ко льву. Он медленно приближается, и уже видно, что он слегка прихрамывает – это его четыре года назад укусил за ногу волк – дело было весной, ну и раззадорился. Старый чудак и то не рассердился – только за силу укуса похвалил, мол, молодец, что хватки не теряешь. И пристрелить не дал.
У льва со смотрителем особые отношения, поэтому и морда хищника, и лицо старика в этот момент серьёзнеют. Улыбка смотрителя под густыми седыми усами будто сужается, но лев знает, что в этот момент она ещё ценней и осознанней. «Ну что, старина, живём? – тихо спрашивает льва смотритель, не то радостно, не то печально. – Не соскучился один, а?». Он складывает в миску свежее мясо и рассеянно прислоняется спиной к стене клетки, наблюдая, как лев ест. Лев не против. Он постепенно, не жадно проглатывает добрую половину куска, откусывая по шматку, и оставляет лучший кусочек для несуществующих львиц. Поев, хищник тщательно облизывает морду и ложится в свою обыкновенную позицию. «Опять оставил? – изображает возмущение смотритель. – Хочешь, чтоб директор меня выгнал за эти твои отходы производства?» Лев только щурится. Он знает, что старик не сердит. «Ну ладно, ладно, –  "прощает" тот, – на этот раз прощаю. Но уж в следующий…»
Да ничего он не сделает в следующий. Никогда не обидит он старого льва.
Долгое время они двое не издают ни звука, смотря каждый в свою сторону: лев – в обыкновенном своём направлении, а смотритель – в направлении косматой гривы льва, будто пытаясь проследить рост каждого из её волос. В глаза льву он в этот момент не заглядывает, словно не желая перебивать. Только время от времени старик говорит что-нибудь пустое, обязательно перед тем усмехнувшись и непременно задумчиво отводя глаза после. Лев в это время поводит мягким мохнатым ухом или поднимает на смотрителя внима-тельно глаза – в зависимости от степени важности сообщения.
«У меня, видишь ли, новость есть, – проговаривает старичок, – клетку-то твою наш очкоблист (так он незло называет директора) ликвидировать собирается. Понимаешь, старина – сносить хочет! Банк-то, видишь, расширяется – места этим клеркам, понимаешь ли, не хватает! А расширяться-то куда? Дальше-то – контора юридическая, юрист на юристе сидит, ну, они, конечно, себя сносить не дадут. А сзади – магазин, тоже, видишь, нельзя никак потеснять. Это ведь, старина, тебе не саванна или там тундра – Лондон, видишь ли, столица! Тут банки да конторы в почёте – а что, правильно, нужно человеку, допустим, деньги куда положить или там дом продать – куда он ещё пойдёт? А наш зоопарк, старина, кому нужен? Тут, знаешь ли, Лондон – не до львов тут, не до жирафих… Мы тут вообще только из-за сладкой ваты находимся, а то нас бы давным-давно обратно в Замбию или ещё куда отправили. Такие вот, старина, интродукции…». Говоря о Лондоне и неприятностях, старик любит вставлять в реплики слова на «ция», так он показывает невыра-зимую простыми словами сложность жизни.   
Молчание продолжается. Разговор смотрителя со львом (а это именно разговор, ведь лев, в отличие от шимпанзе и жирафихи, слушает) всегда состоит из двух частей: первая часть заключается в сообщении смотрителем последних новостей зоопарка и мира – разумеется, тех, которыми располагает смотритель и которые будут интересны льву. Длительное молчание говорит о том, что новостей больше нет и что наступает вторая часть их общения, не меняющаяся уже много лет.
Зная, что лев всё равно не прикоснётся к остаткам мяса, смотритель забирает их с тем, чтобы отнести гиенам, и перед самым выходом оборачивается и говорит: «А всё-таки, что ни говори, как ни умён наш очкоблист и как ни хитромудры наши мэры, одного они всё-таки не понимают. А я вот – ты посмотри на меня – я даже квадратного корня извлечь не могу (извлечение квадратного корня смотритель считает фундаментальной функцией алгебры и всей математики и, хотя в своё время отлично учился в воскресной школе, считает свои познания в этой области недостаточными), а понимаю. Знаешь, что я понимаю, старина? Главное в нас, в зоопарке – это не сладкая вата и не трюки всякие. Ты подумай-ка, старина, есть ли в Замбии банк? Я так думаю, что нет – зачем? Банк без лондонцев быть не может, и контора тоже без них – никуда, и магазин. Да что – если подумать, так и парламенту незачем быть, ежели их не будет! А знаешь, почему? Потому что это всё – для лондонцев. Лондонцам нужно, понимаешь ли, чтобы ими правили, деньги их схороняли, купли всякие там, продажи обделывали. И идут они на работу к другим лондонцам за этим. А к нам они приходят в гости. Потому что мы здесь живём. Мы – д о м а. И чтобы ни случилось – мы будем здесь быть, потому что мы одни в Лондоне сами по себе и ни для чего. Так-то, старина!»
В ответ лев жмурится и, подняв кольцом хвост, вновь опускает его на пол клетки. Это обыкновенно означает, что он понял. И согласен.
***
В прошлый вторник я, пользуясь своей принадлежностью к так называемой «свободной» профессии, зашёл утром в зоопарк (мне позволяется делать столь дерзостное нарушение благодаря моему знакомству и дружбе со смотрителем, который по причине недостатка работников является и сторожем) и, зайдя сразу во львиный тупик, долго вглядывался в тень, но не разглядел никого – в клетке было пусто. Я отошёл и заметил свежую табличку с ещё не обсохшей краской: «Джой и Дженни. Австралийские валлаби».
Из разговора со смотрителем я узнал, что вчера днём лев во время обеда оставил кусок больший, чем обычно, и лёг в свою обыкновенную позу; а когда часы на Биг Бене пробили час, положил голову на лапы и закрыл глаза. Смотритель был убеждён, что в этот момент шимпанзе заголосили особенно пронзительно, а жирафиха дёрнула ухом и будто в разочаровании отвернулась. Через час перед клеткой появился директор с тремя работниками – это была самая большая и внимательная процессия, когда-либо посещавшая этот закуток парка. Все видевшие в тот момент лицо директора утверждают, что он был доволен и воодушевлён, как никогда – это было лицо человека, в ведомстве которого наконец-то всё идёт как надо. Его сердило только одно – почему старый лев не мог сделать этого раньше. «А он не мог», – добавил смотритель. Потому что лев, по его же словам, «лучше всех животных в зоопарке знал минуту просыпаться и минуту засыпать».
Август 2005 (это когда я написала, а не когда Э.У. предположительно написал)
Сообщение отредактировал Йожыг - 28.8.2013, 18:28
чернигов
10.3.2007, 1:22 · Re: Рассказ про льва
Нет аватара
А что, неплохо.
почитайте моего "Ты подходишь ко льву" http://www.proza.ru/texts/2006/09/11-324.html
Сообщение отредактировал чернигов - 29.8.2014, 0:23
Йожыг
10.3.2007, 2:58 · Re: Рассказ про льва
Аватар
Почитала с удовольствием, спасибо.
AntonyHands
14.3.2007, 23:08 · Re: Рассказ про льва
Аватар
Йожыг
Так как ниже напечатано много плохого и мало хорошего, прошу: воспринимайте все это как помощь, а не как критику. Ведь рассказ-то мне понравился smile.gif
Ну что же, полетели... Начну, пожалуй, с грамматики.
[quote]как овсянка – из кастрюли
[/quote]зачем здесь тире?

[quote]вы – порядочный англичанин
[/quote]"вы" - личное местоимение, и тире не нужно. Впрочем, согласен, что оно допускается как авторский знак.

[quote]пройдёмся по утреннему, безлюдному зоопарку
[/quote]выделенные слова характеризуют зоопарк с разных сторон, поэтому запятая между ними не нужна

[quote]Встрепенулся огромный шар из перьев, вытянул шею и ноги, - и вот перед нами...
[/quote]стоило бы поставить тире, так как за "и вот" следует результат того, что описано ранее (вытягивание шеи и др.)

[quote]как вылезают из своего логова крокодилы, подставляя открытые пасти солнцу; как
[/quote]вместо точки с запятой лучше просто запятую, так как этот знак выпадает из общей картины: и до, и после него простые предложения в составе сложного идут через запятую

[quote]разглядеть, как вздымается всё его тело под хриплым, но благородно глубоким дыханием
[/quote]"тело вздымается под дыханием" - эта фраза не очень хорошо звучит. Может, лучше "вздымается от дыхания"? По крайней мере, предлог более подходящий.

[quote]удостаивают льва таким уважением в основном потому
[/quote]насколько я понимаю, "в основном" - вводное слово, и должно выделяться запятыми

[quote]мудрые от мелкоты глаза
[/quote]не понял, что за мудрая "мелкота"...

[quote]тёмные глаза лишатся взгляда
[/quote]Я понял, что вы хотели сказать. Но согласитесь, что фраза корявая. Нужно ее как-то изменить.

[quote]их не покидает чувство неловкости за это, как будто с его стороны жить – неприлично
[/quote]опять "нехорошая" фраза. Может, стоит вообще убрать "за то"? Потому что "за то, как будто" - ну совсем не по-русски.

[quote]Кроме того, лев – также единственное животное, не имеющее клички
[/quote]"также" здесь совсем не к месту.

[quote]начинает смотреть в одну точку на видимом ему одному горизонте
[/quote]горизонт - граница неба и земли при взгляде вдаль. Поэтому "видимый ему одному горизонт" - это логическая ошибка (горизонт виден всем, он един). Мысль автора понятна, но выразить ее необходимо по-другому.

[quote]его, директора, тщетные попытки заставить его прыгать через обруч
[/quote]слишком много "его"

[quote]Пройдёт ещё немного времени – и возле клеток появятся странные двуногие существа
[/quote]тире лучше заменить на запятую, так как в данном случае нет ощущения резкой смены событий, быстрого результата

[quote]сло-вам
[/quote]словам

[quote]клет-ки
[/quote]клетки

[quote]глаза делаются грустнее обычного
[/quote]а что, у прилагательного "грустный" есть сравнительная степень "грустнее"? Честно говоря, я не уверен на 100%, но мне указанная фраза режет слух, потому предполагаю, что такой формы слова нет.

[quote]им пытались заселить вольеру орикса
[/quote]как вы догадываетесь, лучше "его пытались заселить". Кстати, почему пытались? Ведь заселили же. Пусть и на три дня...

[quote]С тех пор, как обитатели зоопарка поняли
[/quote]Запятая перед "как" не нужна.

[quote]час тоски по несуществующей естественной среде обитания
[/quote]почему "несуществующей"? Ведь она есть на свете. Просто недостижима для этих зверей и незнакома им.

[quote]Представителем завтрака является старый смотритель
[/quote]в первый момент я подумал, что смотритель и есть завтрак - так уж написано... smile.gif Он НЕ "представитель" завтрака!

[quote]умудряется достать до каждого животного
[/quote]для

[quote]он в течении месяца где-то раздобывал верблюжью колючку
[/quote]"в течение" и "добывал"

[quote]внима-тельно
[/quote]внимательно

[quote]невыра-зимую
[/quote]невыразимую

[quote]И чтобы ни случилось – мы будем здесь быть
[/quote]"что бы" пишется раздельно
вместо тире нужна запятая
"будем быть" - тавтология. Может, лучше "мы здесь останемся"? А то фраза уж больно слух режет...

[quote]я узнал, что вчера днём
[/quote]то есть, в прошлый вторник герой узнал, что произошло вчера днем? Это как - прозрение будущего? Наверное, лучше сказать "за день до этого" или еще что-нибудь подобное.

[quote]Все, видевшие в тот момент лицо директора, утверждают
[/quote]нуобходимы запятые, так как причастный оборот находится после определяемого слова "все"

Думаю, хватит грамматики. Не гарантирую, что это все, и ошибок больше нет. В конце концов, я ведь не бета-редактор, и не должен найти все ошибки? wink.gif
Далее - логика. Нашел 2 нестыковки:
1. Банк расширяется, видимо, собираясь делать пристрой к основному зданию на территории зоопарка. Это маловероятно. Причины, думаю, понятны.
2. Если уж этот львиный закуток отдается банку, что там делают новые животные в клетке?
Стиль и сюжет.
Отличные. Придраться не могу, а хвалить их не умею... wink.gif
Смысл.
Я проникся и получил истинное удовольствие от чтения. Фраза "лев лучше всех животных в зоопарке знал минуту просыпаться и минуту засыпать" бесподобна.
Спасибо за рассказ! smile.gif
Йожыг
14.3.2007, 23:41 · Re: Рассказ про льва
Аватар
*допускаю, что эту тему больше никто не прочитает, и всё равно это был бред. Крыша поехала, бывает*
Сообщение отредактировал Йожыг - только что
AntonyHands
16.3.2007, 8:38 · Re: Рассказ про льва
Аватар
Йожыг
пжлста

QUOTE
практически все подмеченные вами стилистические "ошибки" были "сделаны" мной нарочно
Все бы хорошо, но я указывал только на пунктуационные, речевые и логические ошибки. И ни слова про стиль...

QUOTE
Если вы вчитаетесь в произведения некоторых классиков, в особенности Гоголя и Достоевского, вы найдёте не меньше "ошибок"
Простите, мне сложно в это поверить. Возможно, кто-то и найдет ошибки, а я - маловероятно. Хотя читал и Гоголя, и Достоевского, и Толстого.
Ну а в целом, с таким автором, как вы, приятно иметь дело: вы не ругаетесь, умеете держать удар критики. Так что могу только пожелать вам удачи в творчестве smile.gif
Йожыг
17.3.2007, 2:44 · Re: Рассказ про льва
Аватар
Должна вас предупредить, что мои нынешние рассказы, которые пока находятся в процессе написания, сильно отличаются по стилю и теме. Это просто для справки, а ещё для того, чтобы объяснить, почему мне не очень-то хочется обсуждать этот рассказ: он для меня - пройденный этап.  smile.gif
чернигов
18.3.2007, 1:40 · Re: Рассказ про льва
Нет аватара
Уж от кого-кого, а от вас не ожидал, Ёжик. Напрасно вы на критику (объективную!) так реагируйте.   Не стоит , конечно,  излишне ориентироваться на чужое мнение, надо думать по-своему (а то затюкают). Однакость АntonyHands  -  критикует превосходно по своей логической точности. Положа руку на томик Белинского критику  – ризпегт ))).
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 3.12.2016, 1:22
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика