Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Полумрак класса (фанфик на ГП и эту жизнь)

silverwolf
17.1.2007, 9:32
Нет аватара
Название: Полумрак класса
Персонажи: Северус Снейп и много новых персонажей (конечно, для тех, кто не знает группу Rammstein)
Жанр: Роман  и AU
Тип: гет
Рейтинг: R
Дисклаймер: ну... 3 героя точно мои, пару штук Роулинг ну и прототипы реальных людей.
Саммари: это частично стеб с Гарри Поттера (точнее с профессора Снейпа), частично с этой жизни (а именно с  моей школы) ну и частично с группы Rammstein.
Комментарии: читать желательно все, даже если это описывает Роулинг, потому что это Хогвартс не тот, к которому мы все привыкли.
P.S. искренне прошу не воспринимать все, что думают и говорят герои, как личное мнение автора. Автор тут не причем, герои достаточно самостоятельные и живые  happy.gif 
Статус: в работе (и будет ли закончен, наверно, зависит от мнения о нем)
P.P.S. т.к. рассказ ведется от 2-х лиц, то я решила ввести (***) как обозночение смены действующего лица.
Кажется все... приятного просмотра, то есть прочтения smile.gif (не удивляйтесь, если иногда попадутся картинки)
Глава 1
Если ты не был в Хогвартсе, ты не поймешь что это такое – учиться магии в громадном замке. Что особенного? Представь себе, что каждый день – это приключение, а поход на урок - это все ровно, что пересекать минное поле… Строгие учителя из класса в класс… Молодые волшебники и волшебницы строго следящие за каждым твоим шагом и взмахом волшебной палочки… И вокруг магия, магия, магия… О чем ещё может мечтать девчонка из очень строгой магловской семьи, жившей, кажется, на крою земли?
А ещё… Куча факультативов, кружков, возможностей! Новые друзья, впечатления… И, конечно, исполнение твоего желания…
Я никогда не забуду добрую улыбку директора, когда он мне вручал подписанный указ о создании кружка верховой езды в школе. Наш лесничий помог мне соорудить и обустроить конюшню и небольшой домик с упряжью и всем необходимым для ухода за животными. Потом был долгий набор всех желающих. Конечно, чистокровные маги воротили нос и при каждом удобном случае упоминали, как от нас пахнет… Но через несколько лет именно наш кружок стал известен даже за границами Англии, ни один квиддитч не обходился без наших всадников: каждая команда школы считала престижным иметь группу поддержки в наших рядах…
В свободное время… я уже и забыла, что это такое: или учеба, или кружок… Но стоит отдельно упомянуть библиотеку. В школе она просто огромная! А сколько там есть интересного, сколько редких вещей! Как приятно после долгой и тяжелой тренировки обосноваться там с каким-нибудь томиком по истории магии или магловеденью(очень смешная книжка). Даже просто скольжение между рядами шкафов и рассматривание старых и потрепанных обложек – увлекательное занятие. Как и простое, бесцельное¸ на первый взгляд, хождение по школе. Но ты смотришь, запоминаешь, записываешь, изучаешь…
И, конечно, одно из самый ценных и приятных мест в школе – это гостиная. Вечерами там очень уютно и тепло – даже зимой, когда снег иногда приходиться сгребать с подоконников. Сядешь с уроками перед камином и наслаждаешься домашней обстановкой…
Не знаю, мне рассказывали о тех, кому учение тут в тягость, но я таких не знаю. Да и как можно страдать от того, что учишься в такой веселой школе? Нет, нет, нет – это не возможно!
И вот так 7 лет… Семь лет сплошного веселья, дебоша, учебы и развлечений… Может, где-то там, на других факультетах, и по-другому, но у нас, в Рейвенкло все отлично! Все дети как на подбор веселые, активные… Мы сдружились быстро и надолго, преодолевая трудности учебы только вместе. Это здорово, это классно…
И теперь последние год… Больше всего на свете я хотела, что бы он был незабываемый и очень долгий… В общем-то, так оно и получилось… наверно, я даже где-то переборщила со своим желанием. Но обо всем по порядку…
Первый день – это долгое путешествие в глубь Англии на сказочном поезде, потом вполне знакомая неразбериха при выгрузке и столпотворение перед входом в школу. И, как обычно, после долгого и утомительного путешествия – пир. Тут можно обменяться новостями, скопившимися за лето, весело потусить и развлечься. В общем-то, это один из немногих дней, когда никто не думает об учебе, и все заняты только едой и развлечениями.
Но этот год был необычным. Хотя бы потому что мы наконец выросли и  вроде как взрослые… Теперь мы должны были следить за первогодками и смотреть за порядком… Но что-то мне подсказывало, что этот выпуск будет самый бесшабашный и веселый… В любом случае, более безответственного найти будет ой как трудно.
Ещё одна странность – взрослая девушка около директора школы. Она… Она взрослая и это видно во всем: в её манере общаться, в жестах, во взгляде, в том, как она ест… Но и на нового преподавателя она тоже не тянет. Скорее студентка, которая только недавно закончила институт… Вот только почему она так нервничает?
- Дорогие мои друзья, позвольте вам представить мисс Смит, студентку Оксфорда, - объявил директор в середине пира. – Она будет писать диплом под руководством одного из наших преподавателей… - директор сделал театральную паузу, и потом продолжил: … у профессора Снейпа, - зал, во главе с большинством учителей сочувственно посмотрели на девушку, которая, казалось, была взволнована больше всех. – Желаю вам обоим хорошего года… - директора посмотрел на студентку и мрачного профессора Снейпа, - … и хорошего поединка.
Напряженная атмосфера зала взорвалась смехом и аплодисментами.
Ну вот… Год начался как никогда весело… Пир, в прочем, был тоже по особенному масштабен – наверно, в конце не надо было поджигать стол преподавателей… Что ж, я думаю, теперь на уроках преобразования не будут больше показывать ученикам, как превращать воду в вино…
После пира следует бессонная ночь (вы когда-нибудь пробовали уснуть, после того, как съели все находящееся в поле вашего зрения?) и хмурое утро (не надо было столько воды ученикам подавать на пиру…).
Уже утро, а значит и завтрак с раздачей расписаний. Хмурый декан (кажется, вода была и у них, и вроде бы даже в бОльших количествах) раздал нам слегка помятые пергаменты и ушел. Что ж… Учебный год начался! 
Но вот скоро прозвенит урок, а это значит, что пора вас познакомить с нашими учителями! Первый в этом году урок – Гербология. Ведет его профессор Стебель, не высокая, полная женщина с веселыми и добрыми глазами. Она все-все знает о растениях и удобрениях к ним. Добродушная и отзывчивая женщина, за что её любит вся школа. Получить у неё плохие оценки сложно, но возможно. Что неоднократно доказывал наш одноклассник двоечник – Пинчуков.
Пинчуков – самый большой двоечник школы. Как он переходит из класса в класс остается загадкой как для учеников, так и для учителей. Каким образом он списывает на хорошую оценку не знает никто - с недавних пор, словить его за руку стала целью жизни многих учителей. Также совместительству один из главных хулиганов в школе. Его стараниями, несколько раз за неделю срываются уроки, взрываются туалеты, ломают на намасленных полах себе различные конечности несколько школьников, и, как это не странно, пару раз в год взрывается лаборатория в подземельях (странно, потому что взорвать её по определению сложно) Снейпа.
Но вернемся к Гербологии. Это не сложный предмет, чем-то напоминает нашу биологию, если там оставить только практические занятия на приусадебном участке школы. Каждый урок сажай, обрызгивай, обрезай, собирай… В общем, ничего сложного. Эти уроки, как правило, спокойные, иногда наполнены смехом, и изредка криками учителя, этой добродушной и донельзя спокойной женщины (для Пинчукова нет ничего невозможного).
Но вот звонок, и десять минут сумасшедшего дома. Ещё раз звонок, и все веселье переноситься в класс по Трансфогурации. По простому, преобразованию. Его ведет профессор МакГоногалл.
Профессор МакГоногалл – один из строгих, но справедливых учителей школы. Так как она декан, и заместитель директора, не редко уроки срываются, переносятся… Эх, любим мы эти уроки, как и саму учительницу. Не смотря на некоторый пожилой возраст(хотя на вид ей и не дашь) у неё отличное чувство юмора, хорошие организаторские способности… и большое преимущество – она администрация школы, так что если мы нарушаем правила или выводим учителей, то уже заранее знаем, как себя вести… В любом случае, нам ещё ни разу от неё не влетало: любая шалость заканчивалась выговором, а следовательно сорванным уроком. Есть у неё ещё одно любимое занятие – решать административные вопросы вместо занятий – за что мы ей очень благодарны… но, как и у любого человека, у этого золотого учителя есть один минус – задает она нам домашние работы и за сорванный урок, и за перенесенный, и за занятый…
Сам по себе урок Преобразования сложные… Это смесь биологии, физики и химии. А что может быть хуже этих трех предметов? Но он интересный, что лично мне безумно нравиться. Иногда бывает очень полезно превратить какую-нибудь особо надоедливую особу в жабу. Хотя ученики охотнее превращают воду в вино… Что было практически доказано на последнем пиру.
Снова звонок, перемена и следующий урок. Теперь это История магии. Ну, от магловских уроков истории он не отличается вообще. На нем можно делать все что хочешь: спать, рисовать, делать другие уроки… вот мы видим, что кто-то даже ухитряется слушать музыку и играть в карты с соседом, громко комментирую каждый ход (Пинчуков, Пинчуков…).
Ведет этот урок – давно умерший профессор. Кажется, Флитвик… Нет? Я уже и не помню. В народе его кличут просто – призрак Коммунизма (кто же знал, что случайно оброненная фраза так приживется? самое смешное, что никто не знает, что это за такой загадочный коммунизм, но каждый уверен, что это именно профессор). Качества? Стандартные, шаблонные уроки, где меняются только даты и названия…Монотонный, усыпляющий голос…
Но вот снова звонок: дети уже не такие резвые – честно пытаются проснуться и собраться с духом, потому что дальше, о ужас, урок Зельеварения… Две пары… Ученики, как грешники, спускаются в ад, то есть в подземелье замка, где расположен главный котел дьявола – его лаборатория (которую пару раз так удачно взрывали). Как не парадоксально, там не жарко, как должно быть в любом себя уважающей аду, а холодно, однако легче от этого не становится.
Под взглядом профессор Снейпа ощущаешь на себе всю карму грехов и мелких прегрешений…
Профессор Снейп – наглый, грязный, мелочный ублюдок, в народе за глаза прозванный просто ублюдком. Цель жизни – испоганить жизнь всем ученикам, которых он только видит в своей лаборатории (в принципе, которых не видит – тоже)… Хотя нет, после тех самых взрывов, его цель немного изменилась. Он, наконец, оставил в покое несчастных рядовых грешников и занялся главным, многострадальным Пинчуковым. Теперь его целью жизни было довести до истерики никак не доводимого да этого состояния нашего двоечника. Бывало, они грызлись целый урок, в конце которого Пинчуков так ничего и не успевал сделать, а профессор с наглой ухмылочкой писал в журнале ещё один ноль (в конце года директор с удивление наблюдал непрерывный ряд нулей, правда, иногда попадались нули с плюсами и минусами(в смысле, иногда Пинчуков либо молчал, либо опять чего-то взрывал) …
Сам урок был не таким веселым ( на похоронах и то веселее), но интересным. Объяснения профессора сухи и коротки, но очень содержательны. При небольшом воображении даже из этого можно сделать очень интересную работу. Конечно, за оригинальность мне скорее снижали¸ чем повышали оценки, но… Никто же не говорит, что оценки должны быть только хорошие?
Снова звонок – ученики с облегчением вылетают из класса и бегут наверх отпраздновать освобождение. После небольшого обеда все идет наверх, в самую высокую башню – Астрономическую. Если внизу нас ждет дьявол, но на вверху бог… в гоблинском переводе. Назвать это существо в очках и километровой шали никак кроме как Недоразумением нельзя. Оно все из себя возвышенное, вечно сидит в астрале, откуда нам и диктует уроки, там же пьет свой бесконечный чай и каждые десять минут выдает по предсказанию.
Этот урок можно сравнить с уроков Астрологии и МХК, при условии, что у вас его вел оккультист. Простыми словами: много благовоний, слишком много благовоний, очень жарко, очень скучно и смешно (некоторые предсказания имели больше успеха, чем самая злободневная шутка).
Но вот день закончился и впереди ещё много свободного времени… И я бегу к своим лошадям, которых не выдела с прошлого года. Ах мои красавцы! Они все красивые и статные… Но любимые только две: белоснежный жеребец, по кличке Снежка, и вороная кобыла – Ночь. Кроме цвета, в них нет различия: они одинаково активны. Даже характер, и тот кажется, у них на двоих. Они – это гордость моего небольшого кружка.
- Ну что? – оглядела я внушительную конюшню, вооружившись веником и лопатой. – Вперед?

* * *
Тяжелый вечер, тяжелая ночь и ещё тяжелее утро… Какое счастья что ты студентка и не обязана вставать рано, к первому уроку. На подготовку занятия ещё целых 4 месяца, так что можно помаяться пока дурью. Например, выспаться а потом сходить в душ… Правда, к полудню стоит все же появиться у.. как его? А, у профессора Снейпа. Вчера она был какой-то мрачный… Ну… зато, наверно, очень много знает… В любом случае, не думаю, что он сильно будет мешать мне писать диплом… Скорее, просто отдаст мне эту работу и в конце года поставит оценку… Не думаю, что ему это будет интересно. Кого же он мне напоминает?
Потянувшись, я легла на другой бок и закрыла глаза, представляя, как быстро пронесется неделя в школе, и потом придется снова ехать в университет и учиться… а потом, вернуться сюда на рождество и заняться дипломом вплотную… Чувствую, буду делать его как обычно, в последнюю неделю.
Ну что ж…
Перевернувшись на спину, я раскинула руки и тупо уставилась в потолок. Там не было ничего интересного – несколько поперечных балок и потемневшие от времени камни. Как и все в этом замке… Он казался мне огромным каменным мешком, который только и ждет, чтобы зацапать неосторожную студентку в свое ненасытное чрево, где и оставит её безрезультатно бродить по бесконечным коридорам… Могу поспорить, что в этом замке найдутся несколько белых и не очень скелетов! Я никогда в жизни не видела столько переходов, поворотов, лестниц, постоянно меняющих свое направление и дверей, которые имеют свойство перебегать из одного места в другое… Моя собственная школа была не такая масштабная – она находилась в тихом провинциальном городе, где насчитывалось несколько десятков учеников, которые пришли туда, чтобы просто научиться писать, да и по развлекаться тоже. Учителя там были, правда, хорошие, и во мне они нашли себе отраду – я впитывала как губка все, что они усердно впихивали в меня, не смотря на все протесты моих «родителей». Потом я получила государственную стипендию и сбежала учиться в Оксфорд… На мои студенческие годы выпало много работы, учебных проектов и практик, и все это приходилось выносить со стойкостью и терпением… И теперь, в кое-то веке, мне выдался такой шанс расслабиться целую неделю и просто ничего не делать! Нет, его ни в коем случае упускать нельзя.
(Наивная)
Этот день казался как никогда мрачным. Сначала небольшой промах с завтраком – я на него благополучно опоздала: пришлось искать кухню и просить домовых сделать несколько бутербродов и чай. Порадовало, что они сделали это быстро и качественно. Потом несколько часов пришлось провести у директора, за которые он успел только красочно описать мне моего будущего куратора во всех красках ада и преисподней, после чего с улыбкой поинтересовался, хочу ли я ещё писать диплом по Зельеварению. Я мрачного на него посмотрела, и он, после слов: «Ну что ж, тогда мужайся», - проводил меня в класс Зельеварения и оставил там.
Ну… Могло быть и хуже. В это время была перемена, и детей ещё не было в классе. Это показалось мне странным (позже я поняла, в чем дело, а то и сама вот так спасалась бегством из этого класса). В глубине помещения, окутанный клубами какого-то дыма, над котлом склонился мужчина… Вот таким он мне и запомнился на всю жизнь, сосредоточенным, где-то даже отрешенным, полностью погруженным в свое зелье… Голубоватый дым ласкал его, как мне показалось в тот миг, самое прекрасное лицо в мире. Белая кожа приятно контрастировала с синим. Иногда его лицо озарялось светом от небольших взрывов пламени, которое достегало в такие моменты края котла. Тогда его лицо менялось: его озаряла самодовольная улыбка.
Вот тогда я и поняла, что попала…
Не отрываясь, мой куратор прочитал мне быстрой скороговоркой правила поведения, точнее, то, что запрещается делать ученикам, к коим он меня относил без сомнения. После третьего пункта я перестала вслушиваться в слова и просто наслаждалась его голосом. Он был тоже особенный. Потом он будет вызывать у меня разнообразные чувства, но на тот момент я просто внимала бархату его грубоватого баритона, холоду его тона…
В конце всего этого перечисления, то есть прямо перед звонком, я поняла, что мне разрешено только одно – учиться, притом с кучей оговорок и подпунктов. Потом мне великодушно разрешили занять последнюю парту и просидеть до конца дня с целью, как выразился профессор: «Вспомнить то, чего и не знала».
С этого урока началась новая эпоха в моей жизни… Этот год стал самым незабываемым, а потому каждую деталь я бы хотела рассказать как можно красочней… Думаю, вы поймете меня, мое поведение и мой выбор, каким бы он странным вам не показался… Но меньше пустых слов…
Этот день был сложный и на первых двух уроках я честно читала книгу и делала конспект, как и привыкла в институте, но после второй пары, забросила все и просто наблюдала за профессором, чувствуя, как его образ забирает всю волю, как он медленно овладевает каждой клеточкой моей души… Все вокруг исчезло и остался только полумрак класса… тяжелый запах какого-то зелья, задымленное помещение.. и он.. как ночная мышь, как тень страсти в моем сердце скользит между партами студентов выискивает и вынюхивает малейшие неточности… Он ни разу не наклонился, только ходил прямо, глядя сверху на притихших учеников, как удав на мышь. О нет, он редко говорит, но если кто-то заставляет обратить на себя внимание, он только смотрит своим пронзительным взглядом… Черт, я готова прыгать на парте, чтобы он так на меня посмотрел! Но нет, боюсь, он это не оценит… Вот он склоняется над своим столом и лицо его спокойно…Но нет, опустите взгляд ниже, на его крепкие плечи, широкую спину…. Это демон соблазна, это дьявол моей души! Да, он чуть неухожен, да неопрятен.. но для обычных коконов! У него же… свой стиль, свое виденье мира: под немытыми волосами скрывается свой образ, под вечно черной робой – сильное, сводящее с ума тело… Так и хочется прикоснуться к нему, чуть нажать и провести вниз пальцами.. почувствовать, как напряглись от боли его мышцы, как по спине стекла струйка крови…  о, как хочется оказаться в кольце его сильных рук…
- Все повторили? – холодный неторопливый голос прерывает мои мысли, и я поднимаю глаза на профессора. Наши взгляды столкнулись: холод и сталь… Это была необычная  битва.
- Да, профессор, - отвечаю мягким, где-то заигрывающим и извиняющимся голосом. Потом взгляд становится совсем холодным, как и голос. -  Я думаю над своей дипломной работой… Над планом своего зелья. Над каждым пунктом отдельно… - мой взгляд скользит по его телу, не спеша обследуя каждую частичку его тела. – Обдумываю тщательно, не пропуская не одно мелочи… - я снова смело посмотрела ему в глаза. Бровь профессора медленно поползла вверх.
- Даже так? - насмешливо заметил он.
- Вы многого обо мне не знаете! – я вложила в эти слова как можно больше смысла… К первой брови присоединилась вторая, но больше он ни чем не выдал свое удивление.
- Раз Вы такие… особенные, жду Вас в этом классе сегодня к семи… для отработки… вашего зелья.
Он развернулся на каблуках и больше не обращал на меня свое внимание… Все сочувственно смотрели на меня весь урок… но я была довольна – теперь я, наконец, узнаю, каков он на вкус!
Темный холодный коридор… Чувствуешь себя маньяком, подкрадывающимся к своей жертве. Только я иду прямо, смело глядя перед собой. Впереди вечер… ночь незабываемого веселья.. нет, не стоит торопиться… Это не интересно – получить все сразу… Я хочу медленно, по кусочку… хочу чувствовать его нетерпение, его силу.. Я хочу, чтобы он сам меня завоевал… Да!
Как долог путь… но вот его дверь… Я провожу сначала мягко по дереву ногтями, потом с тихим скрежетом… Как сладок этот звук! Несколько ударов о дверь и вхожу внутрь. Самый завораживающий запах во вселено тут же окутывает меня… Закрываю глаза и передо мной он… Сильный, завораживающий…
- В мыслях о новом зелье? – холодный голос и вправду раздался передо мной. Нет, я не стану открывать глаза.
- Да… Оно великолепно! – чуть восторженный голос…
- Да ну? – в голосе ни капли интереса – только ненависть. Что ж… пора бы понять, что двадцатидвухлетняя студентка – это не какой-то там школьник. В конце концов, меня послали сюда писать дипломную работу, а не доучиваться!
- Да. Оно меня завораживает… Такое сильное, такое чарующее… так и хочется его попробовать, отдаться на его милость… - вот теперь самый момент открыть глаза. Да, как  и думала: злость, жестокость, желание и … да, и усиленная работа воображения… Поможем ему? – Наверняка Вы хотите узнать о нем подробнее. Все же Вы мой куратор…
Я нагло уселась на край своего стола, чуть, как бы случайно, подняв и без того короткий подол юбки. Медленно поворачивая голову, я заставляла волосы то нырять, то выныривать из узкого и достаточно глубокого выреза в рубашке… Казалось, ещё чуть-чуть, всего лишь расстегнуть одну пуговицу – и там появиться контур обнаженной груди… Мягкие завитки волос завораживающе ласкали открытую кожу… Но он казалось этого не замечал.. 
- Я бы хотел услышать, что за зелье Вы выбрали для защиты диплома, - сложил он руки на груди.
- О, я ещё не готовила это зелье… Но я уже представляю его темным, притягивающим взгляд… - что-то не подобие тени интереса промелькнуло в его глазах. – Оно опасно, если не умеешь им пользоваться… но так же… оно может принести много, очень много удовольствия тому, кто сможет понять и оценить это зелье. Оно сильное.. несомненно… и, конечно, не любит ласки… - холодный, где-то пронизывающий взгляд изучал меня… как он скользнул по телу… о дьявол, как он приподнял голову, глядя на мой вырез…да, рука, теребящая пуговицу была там не случайно…
- Да, многие зелья предпочитают твердую руку… - его холодный голос заставил дрожь пробежаться по моей спине… - но некоторые, самые опасные, пытаются подчинить себе колдуна… или колдунью. Они не потерпят руководства над собой, - какой холодный взгляд пронзил меня! – И я настоятельно рекомендую Вам держаться от них подальше!
- Конечно, профессор, - в последнее слово я вложило все, что я думаю о его совете. А думала я много…
- Через три часа готовое зелье и его описание должно быть у меня на столе. Надеюсь, Вы подготовлены? - он сказал это холодно и повернулся спиной… своей завораживающей широкой спиной.. Что бы я отдала, чтобы увидеть её без одежды… теплую, все в тенях от неровного света свечи… Да, это сводит с ума!
- Я готова, - это прозвучало так, что он остановился. Несколько минут я наслаждалась заслуженным  эффектом, но потом его стальной голос заставил вздрогнуть.
- Очень надеюсь, что это относиться к учебе, - я красиво встала с парты и подошла к его спине… как же хотелось прижаться, но я только позволила себе почувствовать тепло его тела.
- Конечно, - почти прошептала я ему на ухо(для этого мне пришлось встать на цыпочки), чуть помедлила и тут же отошла к котлу. Доставая ингредиенты, я украдкой наслаждалась его взглядом, сжигающим меня. Да, он сейчас хотел меня убить, замучить… никто из его прежних учениц себе такого не позволял. Мало этого, могу взять на себя смелость утверждать, что никто из женщин, которых он знал, никогда не осмеливались себя ТАК вести… Тем лучше.
Он не ответил ничего, просто сел за стол и сделал вид, что занят контрольными… Отлично… Никто не говорил, что будет легко… Легко? Боже, это так… не интересно! А вот трудный путь… О да, это настоящее наслаждение!
Время шло медленно… Как много можно сделать за этот срок! Через полтора часа он открыто наблюдал за мной, забыв про свои контрольные, а ещё через час он просто сжигал меня своим холодным взглядом….
Через три часа колба с готовым зельем и свиток с его описанием лежал на столе у профессора.
- Зелье готово, - сказала я, привлекая внимание моего куратора к колбе на его столе… но он не сводил с меня взгляда: профессор понял, что я имела в виду не только зелье… или, не зелье вовсе… Он медленно встал, подошел ко мне, как будто двигался в воде… На мгновение мне показалось, что я выиграла… Он склонился к моему уху, взяв левой рукой за мои волосы и холодно, как может только прошептать человек, произнес:
- Ты не знаешь, с чем играешь, девочка. Иногда даже маленькое пламя может сжечь… А ты играешься с очень большим… слишком большим для тебя!
После этим слов я поняла, что ещё не выиграла… но как близка! Черт, как близка.. Это пьянит, это сводит с ума, лишает рассудка… его запах.. как он заставлял дрожать от желания… Ждать? Я хочу его здесь и сейчас! Ох…
Он чуть отстранился, заглядывая мне в глаза. Наверно пытаясь там найти согласие с его словами. Ну, ищи…
Я ответила ему таким же диким взглядом. На несколько мгновений мы сошлись в нешуточной битве, но потом я заставила его вздрогнуть, прикоснувшись пальцами к крепкой груди.
- Я не играю… - пальцы медленно скользнули под робу и нащупали легкую рубашку, через которую можно было чувствовать его горячее тело ( а оно было очень горячим). – Я наслаждаюсь! – мои пальцы сгребли тонкую ткань в кулак и я на мгновение прижалась к нему всем телом. Наши лица оказались так близко, что сдержать было целью жизни. – Или доставляю наслаждение.
Несколько долгим мгновений мы боролись друг с другом, и потом я оттолкнула его и направилась к своему котлу.
- О нет, не так легко, - послышался сзади его голос. – Я Вас не отпускал! – я замерла, чуть наклонив голову. – Мы не закончили разговор.
- Разве? – удивленно спрашиваю, замирая от предчувствия его действий.
- Да, - ответил холодный голос.
- Ну и что Вы мне хотите ещё сказать? – слаживаю руки на груди, не оборачиваясь, потом  слышу его тихие шаги, направляющиеся ко мне.
- Самоуверенность наказуема, - холодно сказал он, обхватив меня за талую и швырнув на ближайший стол. Понадобилось усилие, чтобы не упасть с него на пол. Уцепившись за крышку, я глянула исподлобья на учителя.
- Это уж точно наказуемо, - выгнула я бровь. Он усмехнулся краешком рта.
- Все может быть…  - он навис сверху, как гора, заставляя меня прижаться к столу. Одна его рука сжала мои волосы в пучок  и прижала затылком в крышке. -  Ты должна раз и навсегда запомнить, что такое игра с неравным противником…
Я так и не узнала, хотел ли он что-то сделать, или просто пугал меня… Я не позволила ему продолжить. Это слишком рано. Сначала надо его помучить, подразнить… 
- Извините, профессор, но Ваше время вышло… Через несколько минут я должна буду быть у директора в кабинете… О да, он будет беспокоиться… - я мило улыбнулась, приближаясь губами к его уху настолько близко, что почувствовала прикосновение его кожи. – И можете не сомневаться  –  он будет меня искать… здесь.
Долгие, о какие долгие мгновения мы боролись взглядом, потом он оттолкнул меня и ушел в другой конец класса. Его голос звучал грубо и безжизненно.
- Я проверю Вашу работу и скажу Вам свое решение завтра вечером после уроков, - не успела я открыть рот, как он добавил, сощурив взгляд. – И если она будет не достаточно хорошая, вам придется усерднее работать… Или я откажусь быть научным руководителем в вашем проекте…. – в полумраке комнаты он стал похож на дьявола, - и Вашей работе конец!
- О, не сомневайтесь, она достаточно хороша! – это прозвучало так многообещающе… Я позволила себе потянуться на столе, потом с грацией кошки соскочить на пол, тут же подхватить свою сумку и выйти в коридор… Могу поклясться, что слышала как что-то разбивается о каменную стенку. ДА!
Сообщение отредактировал silverwolf - только что
silverwolf
17.1.2007, 10:38
Нет аватара
Выйдя из его кабинета, я в приятном изнеможении прислонилась к стенке и улыбнулась.
Он мой! Да, я это чувствую… чувствую так же ясно, как могу себе представить его прикосновение, поцелуй…
Оторвавшись от холодной стены, я пошла дальше, решив немного остыть перед сном.
Боже, он сделал меня сумасшедшей! О чем бы я не думала, все возвращалась к нему, куда бы я не смотрела - везде видела его темную фигуру, заставляющую дрожать. Я знала, что это только игра моего воображения, но…
Немного побродив около озера, я увидела в далеке всадника, точнее всадницу. С интересном я следила за ней взглядом, иногда отмечая очень удачные моменты и движения. Потрясающе, она держалась в седле как самая настоящая амазонка, конь под ней, казалось, то летел, то танцевал. Солнце как раз садилось, освещая её со спины… Я много слышала в университете о местном кружке верховой езды от своих знакомых, но только теперь поняла, что они имели в виду.

* * *
Что может быть лучше свежего прохладного воздуха вечером? А что может быть лучше ветра в лицо? Это те самые моменты жизни, когда жизнь в радость, которые запомнятся на долго.
Я всегда их любила и люблю до сих пор. Иногда, вот так, на закате, случаются очень интересные встречи: я всегда верила, что людей ко мне направляет сама судьба. Наверно, и на этот раз она не случайно привела меня на берег озера.
Уже возвращаясь с прогулки, я увидела там девушку. Солнце освещало её с ног до головы, и  я тут же узнала в ней студентку, которой так не повезло с куратором. Она просто стояла и смотрела на меня… и это тоже было необычно. Её взгляд, мысли, которые отражались там… что-то заставило меня придержать коня, поднимая его на дыбы. Девушка выпрямилась, оценивающе посмотрела на лошадь, потом на меня и наши взгляды встретились…
На какой-то миг мне показалось, что она сейчас уйдет, отвернется… но миг прошел, и я ей улыбнулась. Чуть погодя, она улыбнулась мне.

* * *
Наверно странно стоять возле озера после отбоя и видеть, как прямо у тебя на глазах нарушают правила. Хотя нет, ещё более странно нарушать правила самой и думать о том, как плохо, что это делает другой… удивительная эта штука – жизнь.
- Привет, меня зовут Лиза, - она улыбнулась легко и не принужденно, будто знала меня всю жизнь. Но ведь так не бывает! Не бывает, чтобы просто подошли и поздоровались или пожелали удачи… или хотя бы улыбнулась. Странная девушка… Я бы даже сказала удивительная. Что-то за мою не такую уж и долгую жизнь, я не встречала настолько веселую и яркую личность. А она была личностью до корней волос. Но не думаю, что я ей завидую. Моя жизнь - сплошная борьба, и это здорово.
- Привет… А меня Мэри.
Мы немного поговорили, потом ещё немного…
Нет, она все же не такая… не правильная. Я всегда думаю, как достичь поставленной цели или выбираю эту самую цель… А она просто живет, наслаждается жизнью… Она странная, непонятная: как можно жить с таким ветром в голове? Ведь кончится этот год и все, дальше ей идти некуда. Ни планов тебе, ни желаний или целей…
Мы говорили о всякой ерунде, о погоде, учителях, еде… Черт, даже о домовых эльфах, накормивших меня сегодня завтраком!
Никогда о таких глупостях так долго не говорила… Наверно, стоит прекратить… но она снова улыбнулась мне, и я опять промолчала, пытаясь понять, что за беззаботную жизнь должна была прожить  девчонка, чтобы так просто доверять незнакомым людям, находить радости в каждой мелочи этой жизни… Наверно, она бы и дня не прожила на моем месте… И от этого почему-то становится грустно.
Мы долго стояли около озера, солнце уже давно село, и стало холодно. Потом вместе пошли в конюшню, где она долго рассказывала мне о своих лошадях, о своей группе, о школе и вообще об учителях. Наверно, она даже заразила меня своей живостью, и мы смеялись вместе над проделками загадочного Пинчукова, чистили лошадей и приводили в порядок сбрую. Мне никогда в жизни не было так… странно. У меня просто никогда не было друзей.

Она все ещё что-то говорила, но я уже не слушала её: я была далеко, в лесу… хотелось вскочить на коня и ускакать  туда… где я снова буду одна, где снова будет мерещиться он…
* * *
Это был странный разговор… Эта Мэри была то ли грустная, то ли мрачная… Я не могла понять, почему она редко улыбается, больше молчит и смотрит в темноту… Она умела все тоже, что и я, училась лучше меня, хотя и не намного… Казалось, у неё всегда есть цель, к которой она идет, но я не понимала, как можно жить одной целью, не обращая ни на что больше внимания. Она носила только темные цвета, что делала её похожей на профессора Снейпа, и в тоже время отличной - у неё был свой стиль, не такой как у её куратора.
Это было необычно… нас интересовали одни и те же вещи, мы умели все одно и тоже… но относились к этому по-разному. Я с улыбкой – она с мрачной решимостью. Для меня это было отрадой, смыслом жизни, а для неё… просто частью её жизни, её самой. Она не придавала этому такого значения, как я.
В любом случае, она – отличная девушка: хорошая, красивая, умная…  может, мы даже сможем подружиться.
* * *
Мы проходили мимо подземелий, когда я услышала до боли знакомую музыку.
- Поправь меня, если я ошибусь, - сказала я Лизе, так звали мою новую знакомую, остановив её. - Это ведь Мерли Мэнсон, так?
Девушка прислушалась и кивнула.
- Да, а что? - удивилась она.
- А что? Я думала, что маги слушают музыку магов! - выгнула я бровь. Лиза только отмахнулась.
- Глупости какие! Между прочим у Слейзаринцев ещё неплохой вкус, - заметила девушка. - Ты бы слышала, что слушают в Хафалпафе! От такой дикой попсы просто закладывает уши.
- А что слушают у тебя на факультете? - спросила я, притрагиваясь к полу. Кажется, даже вибрацию можно почувствовать. Представляю, что сейчас твориться в кабинете Снейпа…
- Ох, чего только не слушают. Слава богу, мы как раз недавно прошли заклинание для изоляции звука и теперь не приходится просыпаться под страшную смесь Киркорова и Нирваны.
- Ого… - удивилась я. - Никогда бы не подумала, что тут такое слушают. Это сюрприз.
-  Да перестань! Мы ведь не в каменном веке живем, когда маги если только то, что сделали магические фабрики и одевались только в то, что производят магические предприятия Англии! - передразнила тон учителя Лиза. - Время Гарри Поттера и Воландеморта прошло.
- Я вижу, - мне почему-то даже стало немного грустно. Я думала хоть немного отдохнуть в этом полноценном мире магии, а тут… - Скажи, а почему все считаю профессора Снейпа неопрятным?
- Прости, что? - не поняла Лиза, покосившись на меня.
- Ну… Я много раз слышала, как его назвали сальным ублюдком. Почему?
- Почему? - девушка чуть не рассмеялась, но вовремя спохватилась: нас могли услышать и наказать. - Это из-за его волос. Ты этого не могла не заметить. Видела, как она сосульками свисают?
Я несколько мгновений тупо смотрела на Лизу. А они ещё говорят, что приобщаются к культуре магглов… Такими темпами вам ещё работать и работать!
- Сосульками? - не выдержав, я засмеялась, беззвучным смехом, тихо сползая по стенке.
- Согласна, - улыбнулась Лиза. - Это ужасно глупо!
- Глупо? – смеяться уж не было сил. – Ты бы видела наших неформалов!
- Ну… - девушка немного смутилась. - Эта мода ещё до нас не дошла…
- Сосульками, боже! Это же надо было выдумать! – уже почти спокойно улыбнулась я, потом представила себе Снейпа в одежде готов и сморгнула пару слез.
- В любом случае, профессор мог бы и помыть пару раз голову! – тоном учителя заметила Лиза. – В любом случае, это не повод, чтобы смеяться над моими одноклассниками!
- Ох, извини… просто я представила себе ещё и подобающую одежду на Снейпе… - вздохнула я. Лиза несколько секунд тупо смотрела на меня, потом тоже рассмеялась, предусмотрительно зажав рот ладонью.
- Лучше об это никому не говорить! - подмигнула она мне. – Знаешь, мои родители чистокровные магглы, но даже я не могу понять «стиля» профессора, что уже говорить о других. Хотя знаешь, ему бы характер… да взгляд по ласковее. А так хороший дядя.
Она ещё раз подмигнула мне и покосилась на часы.
- Пора… - мы попрощались и я вздохнула с облегчением. С ней классно… Если видеться не слишком часто. Иногда активность человека может быть так утомительна…
И снова я одна… нет, со мной был темный коридор и мое воображение… О, какие шутки оно играло со мной! Замок казался огромным… к тому же очень темным и незнакомым… Сейчас я думала только об одном – как бы не заблудиться. Хотя… На утро мой хладный труп найдут несчастные ученики… или Он, и будет…
- Мисс, я, кажется, Вам доступно объяснил, что ночью нужно СПАТЬ, или, как обычно, Вы не удосужились меня слушать? – резко обернувшись, я столкнулась лицом к лицу со своим куратором… Ну почему мне так не везёт? Хотя…
- Да, конечно, я помню, спасибо, - сказала я, поднимая глаза. А он высокий… Выше чем я на сантиметров десять… Какой он мужественный, освещенный с одной стороны светом из палочки… какой же он… злой… и прекрасный.
- Не вижу, что Вы это помните! – его глаза сузились. – Позвольте спросить, почему Вы тут в столь поздний час?
Тупик… Я в тупике? Это ново.
- Я ждала одного человека, - спокойно ответила я, обходя профессора с левой стороны. За мной последовал только его взгляд.
- Да же так? И где же он?
- О, я думала, что Вы спросите, кто он, - улыбнулась я, но тут же спрятала улыбку.
- Мне все ровно, кто он, сейчас меня волнует лишь место положение нарушителя, - медленно ответил он, резко поворачиваясь ко мне лицом и хватая за локоть. – И Вы мисс, - его темные глаза пронзили меня. – Вы тут только второй день, а уже будоражите всю школу. Я вижу, Вы не знаете, что такое примерное поведение и правила писаны не для Вас…
- Нет, Вы не правы, сэр, - я смело посмотрела в его прекрасные темные глаза. – Я примерная ученица, и Вы в этом убедитесь, если сделаете запрос в мой университет.
- Сейчас передо мной куда более веские доказательства, - он крепче сжал мой локоть. – И я думаю, директору будет интересно узнать об этом случае.
- Что ж… - грустно опустила я глаза. – Придется рассказать ему о том, что я ждала Вас…
- Что? – его лицо приблизилось к моему. Да… Ближе… Боже, что за мысли…!
- Я, как примерная ученица, жду Вас тут по вашей просьбе… - медленно начала я рассказывать, но он прервал меня.
- Что за бред? – нахмурился он.
- Не больший, чем будут Ваши оправдания – моя репутация будет говорить сама за себя, - улыбнувшись, я выдернула свой локоть. – Да, думаю в Ваших интересах проводить меня до моих комнат лично… Вдруг, кому-то ещё не спиться…
Я медленно пошла вперёд, но чувствовала, как его взгляд буравит мне спину. Мимолетно оглянувшись, я заметила холодное выражение на его лице.
- Раз уж мы встретились тут… Я думаю, Вам полезно будет узнать, что я просмотрел Вашу работу, - неожиданно сказал он, скрещивая руки на груди.
- Да? – удивленно спросила я, останавливаясь.
- Да. Я считаю, что она… - он сделал паузу, - … просто ужасна. Такого невежества, наивности и наглости в рассуждениях я давно не встречал. Думаю, учеба на моих уроках в ближайшее время быстро вернёт Вам все те качества, которые у Вас, увы, отсутствуют.
- Но… - я непонимающе посмотрела на него. – Я через неделю еду обратно в университет!
- Вот и отлично. У Вас будет целая неделя, чтобы обновить Вашу память. Завтра в 9 у меня в кабинете, - он резко развернулся и исчез в темноте.

- Отдых, блин… - запущенный с силой корень пролетел над котлом и врезался в стену, отскочил и разбил стоящую на столе пустую банку. – Вот тебе и халява, - движение палочки – и банка снова целая на столе, а корень в котле. – Ну какое ему дело до моей работы? Она отличная!
- Отличная? – развернувшись, я видела в дверях профессора. Черт, ну почему он появляется всегда в ненужный момент? Сейчас вроде как обед, и он должен быть в Большом зале, обедать со всеми! Какой дьявол его сюда принес?
- Да, отличная! – вздернув подбородок, я с вызовом посмотрела на него. – В чем её недостаток?
- Я Вам скажу, в чем! – он угрожающе надвигался на меня. – Вы слишком самоуверенны и наглы. Ваши выводы поспешны и ошибочны, и они приведут Вас совсем не туда, куда Вы планируете.
- Нет! – я со злостью сжала в руке нож, которым несколько секунд назад чистила корень. – Это не правда! Я все просчитала!
- Ах, Вы просчитали! – когда он сузил глаза, я невольно подумала, что он просто дьявол… Вот такой, темный, злой, возмущенный… Но не могло мое несчастное зелье вызвать столько эмоций!… Или он не о зелье? Ой…
- Э… Я продумала его ещё дома и провела там все необходимые опыты. Я давно планировала эту работу – у меня все получилось! – уже не так уверенно сказала я, косясь на злого профессора. Сейчас мне стало по-настоящему страшно – кажется, я немного перегнула палку…
- Даже так? – он стал ещё ближе.
- Да! – я никогда не отступаю: страх – мой друг, а ненависть – союзник. Просто… мне ещё не попадался достойный соперник. – Да, я купила все эти чертовы ингредиенты и проверила свою теорию на практике! Зелье имела все те свойства, которые я описала. Вы не можете меня обвинить в невежестве! Все получилось, - мой голос оставался спокойным, но казалось, ещё мгновение, и я буду кричать… но этого никогда не будет. Контроль, прежде всего контроль!
- Хорошо, разберем Ваше зелье, - к нему вернулось ледяное спокойствие и полный контроль над чувствами. Сложив руки на груди, он спокойно смотрел мне в глаза, пока перечислял все мельчайшие ошибки, которые я ухитрилась допустить в своей работе. До начала урока, он кратко изложил курс Зельеварения, и я с ужасом поняла, что многие факты действительно упустила, а другие – просто пропустила мимо. – Думаю, этой информации Вам должно хватить, чтобы в полной мере ощутить Вашу некомпетентность, как в приготовлении зелий, так и в… других областях науки.
Нахмурившись, я смотрела ему вслед и понимала, что он все же ухитрился-таки задеть мою гордость… и сердце… наверно глупо вот так думать, что он мне дорог… Он просто классный… И такой, каким я себе его представляла.
Пару раз глубоко вздохнув, я выкинула эту мысль из голову и занялась обдумыванием зелья.
* * *
День как всегда чудесный, дети как обычно веселые… Ну кто додумался оставить нас одних в классе? Хотя, он бы остался в старом виде, если бы туда случайно не залетела невезучая летучая мышь… Давно мы так не охотились… давно нас так не ругали…
Наконец, вырвавшись из цепких рук МакГонагалл (меня просто вызвали в кабинет директора по каким-то загадочным обстоятельствам (искренне надеюсь, что не по поводу прошлой ночи)), я быстро вынырнула из разгромленного класса (несчастные одноклассники проводили меня завистливыми взглядами: им ещё долго придется выслушивать поучения).
- Вы меня звали, директор? – спросила я, приоткрыв дверь. Будь он один, я бы просто постучала, но там ещё находился профессор Снейп и несколько учителей… Директор кивнул, и все потянулись к выходу.
- Кроме Вас, Северус, - добавил он, и мы вместе с профессором непонимающе посмотрели на директора. Старик, сидящий в кресле, спокойно наблюдал за нами. – Профессор, Вы мне ещё понадобитесь, как и Вы, мисс, - директор посмотрел на меня. – На рождество состоится бал, и Вы мне нужны, для организации небольшого представления.
- Лошади? – по-деловому тут же спросила я, заметив краем глаза, как напряглись скулы профессора Снейпа: он бы никогда не позволил разговаривать с собой в подобном тоне.
- Нет, на этот раз другие Ваши таланты. К сожалению, Ваши милые лошадки не смогут быть в Большом зале… зато Вы сможете продемонстрировать нам кое-что другое. Кажется, Вы увлекаетесь больными танцами?
- Как сказать, - я не смутилась под взглядом директора. – Кроме этого я знаю ещё много чего другого. Что именно Вас интересует?
- Этот бал должен быть похож на бал. А это значит платья на кринолине и вальс… - он много обещающе оставил последние слова висеть в воздухе, но я не разделяла его мыслей на этот счет.
- Скучно. Он не будет иметь успеха у современной молодежи, - ответила я, замечая, как Снейп делает вид, что не слушает разговор. Этот дьявол воплоти был настолько заметен в кабинете у директора, как роза в чистом поле, что казалось, он тут неуместен… и в тоже время… Выкинув ненужные мысли из головы, я вернулась к разговору. – Вот если бы на балу была бы какая-нибудь современная группа… - заметив, что директор хмурится, я тут же пояснила: - Они могли бы играть… И в тоже время, представьте, что под эту музыку перед сценой, там где недавно танцевала молодежь, танцует несколько пар… или одна пара. Но это будет бальный танец, под металл… или что-то такое же тяжелое. Если грамотно поставить, то это будет здорово.
Брови мужчин поползли вверх.
- Но как Вы себе это представляете? – удивился директор, вставая со своего кресла. Его взгляд был устремлен в окно, но я видела, что он обдумывает мою идею.
- Отлично представляю… Я могла бы Вам показать… но для этого можно подобрать музыке и танцоров… У нас в школе есть мужчины, которые умеют танцевать вальс? – спросила я, обдумывая возможные варианты.
- Вам это лучше знать… - нахмурился директор.
- Нет, я имею в виду не мальчиков, а мужчин, то есть преподавателей. Возможно, кто-нибудь не из школы, но это должен быть взрослый человек… - перед моими глазами встал образ высокого мужчины в черной бархатистой маске и черном костюме… Краем глаза я заметила, как резко отвернулся профессор Снейп, глядя в другое окно.
- Хорошо, я подумаю, но хотелось бы, чтобы Вы продемонстрировали сначала мне это без партнера… музыку и танец, - директор посмотрел на меня, и я кивнула.
- Хорошо. Через несколько дней я покажу Вам это… Не думаю, что вальс, скажем, без партнера Вас убедит… но какой-нибудь необычный танец… Впрочем, я знаю, что я Вам покажу, - улыбнувшись, я вышла из кабинета. В голове уже неслись нескончаемые образы…
Профессор Снейп проводил девушку взглядом, потом посмотрел на директора.
- Вы хотели меня видеть?
- Да, мой мальчик, - усмехнулся старик, усаживаясь за стол. – Я знаю, что ты не любишь такого рода мероприятия… но тут особенный случай. На нас давит Министерство… Ты знаешь, эта новая мода и новый министр… Он настоящий тиран, но разве это кого-то волнует? Он сказал, мы сделали… О качестве сделанного, к сожалению, никто не думает, - директор задумчиво стал гладить свою бороду. – Мне очень нужна твоя помощь. Эта ученица… Она очень талантлива, но одна она не справиться. Её идеи хорошие и новые: не думаю, что кто-то когда-нибудь устраивал такое… Это будет необычно, как ты думаешь? – он поднял взгляд своих серых глаз на Северуса, и тот почувствовал себя неуютно.
- Я думаю, что это будет цирк, - холодно ответил он, отворачиваясь к окну.
- Я думаю, она бы смогла из этого цирка сделать целое грандиозное представление… как всегда, впрочем.
- Безумство, - ещё раз повторил Снейп, складывая руки на груди.
- А ты помоги ей сделать из безумства реальную идею, - директор улыбнулся в бороду. – Пожалуйста, Северус.
Сообщение отредактировал silverwolf - только что
silverwolf
17.1.2007, 11:14
Нет аватара
* * *
И какой черт так разозлил моего куратора? Как будто, мне с ним и так было мало проблем… как будто я тут прохлаждаюсь… В любом случае, так он и думал, когда вернулся… А что он хотел? Я должна была обдумать его слова, перелазить кучу книг и записать все сделанные выводы. Не просто же так выслушал, и все сделал правильно! Нет, конечно, я ему об этом сказала, но… За чем же было меня просто выкидывать из своего кабинета? В конце концов, я там была не по своей воле… Между прочим, я уже и ужин пропустила… И все из-за этого….
Вздохнув, я открыла тайную дверь на кухню и поняла, насколько проголодалась. Домовые эльфы тут же окружили меня и тут же стали предлагать еду. От такого количества вкусных запахов закружилась голова. Я не заметила, как меня усадили за какой-то низкий стол в углу помещения.
- Прифет, - придя в себя, я заметила Лизу, которая задумчиво жевала бутерброд.
- Привет… - я хотела спросить, почему она пропустила ужин, но тут передо мной на стол легла утка в яблоках, и на минут двадцать мне было не до разговоров. Когда на тарелке осталось несколько сиротливых косточек, я отодвинула тарелку (она тут же исчезла со стола) и посмотрела на свою знакомую, которая терпеливо ждала окончания моего ужина.
- У меня к тебе вопрос, - сразу же начала она, когда нам принесли чай (мы его не просили, но отказываться тоже не стали).
- Какой?
- На рождество ты будешь здесь? – сразу спросила она.
- Не знаю… - от неожиданности, я не знала что ответить. Мои мысли были далеко отсюда, и сразу припомнить, когда я вернусь из университета сюда, не смогла. – Хотя… Да, я буду тут на Рождество.
- Отлично. У нас будет бал, - Лиза откинулась на спинку стула, обдумывая что-то. – И мне нужны хорошие танцоры… я бы даже сказала, бесшабашные, а ты на них как раз тянешь.
- Сразу на всех? – улыбнулась я, и мы рассмеялась.
- Пока только на одного… Слушай, у меня такая задумка… - я слушала её внимательно, поражаясь её воображению. Казалось, что она давно вынашивала этот план и только теперь может в полной мере его осуществить.
- Но это…. Это классно, - наконец, сказала я, пытаясь это представить. Сначала было довольно сложно, но потом воображение сделало свое, и отлично поняла Лизу и её задумку. – Я  с тобой согласна – тут нужны бесшабашные танцоры… как и музыканты…
- Да, я думала над музыкой… даже опрос провела, но результаты… - она положила передо мной на стол пергамент с итогом опроса. – Ради этого пришлось пропустить ужин.. и что в итоге?
- Ничего полезного… Я плохо знаю ваших учеников… Но мне кажется, что выбранные группы…
- Часть этого попса, часть дикий металл, под который не то что не станцуешь, даже ритма там не найдешь, - разочарованно протянула Лиза, глядя на чашку с чаем перед собой. - Плохо. Очень плохо… Я слушала все эти группы… Даже близко ничего похожего. Ничего достаточно медленного, ничего достаточно ритмичного… Под эту музыку можно просто трястись и, к моему сожалению, она больше ни на что не годна!
Я удивленно посмотрела на подругу.
- А ты была в Слейзерине?
- Да была… Но их только один факультет. Попсы оказалось больше…
Я задумалась, перебирая возможные варианты в голове.
- Ну… Раз дети выбрали эти группы… Пусть они их и слушают… - медленно проговорила я, пытаясь разобраться в мыслях.
- Но… - попыталась возражать мне Лиза, но я прервала её.
- Ты ведь отвечаешь только за представление, не так ли? - я хитро посмотрела на неё. – Что мешает тебе взять другую музыку для этого? Скажем, какую-нибудь достаточно ритмичную, с хорошим ритмом и мелодией… И в тоже время это будет тяжелый металл… Такая ведь подойдет для бальных танцев, так?
- Ну, допустим, что ты права… Но как в мире магов такое найти? Думаешь, что остальные группы лучше? – возразила она, хмурясь.
- А я и не говорила о музыке магов, - хитро улыбнулась я. - Я имела в виде что-то из маггловского репертуара: в конце концов, попса тоже не из мира магов! Да и выбор больше.
- Хм… - девушка задумалась, потягивая чай. – Да, но как я смогу добиться разрешения на то, чтобы маггловские группы выступали перед магами? Это запрещено.
- Подумай… - я хитро посмотрела на девушку исподлобья.
- Нет, я не знаю… Где такую найти? – нахмурилась Лиза, но я уже видела, что идея зацепила её.
- Найти-то можно, - я выпила залпом остатки чая. – Главное, подобрать, - встав, я забросила на плечо сумку. – Насколько я помню, меня кто-то приглашал.
- Да, - Лиза улыбнулась, допивая свой чай. – Пошли в конюшню, я тебе покажу отличные места!

Темнота, ветер и я… Все вокруг проноситься в бешеном темпе, под тобой хрипит конь, но разве это так важно? Сейчас важна лишь только скорость и одиночество! Меня не волнует деревья, проносящиеся мимо, не тревожит Лиза, оставшаяся далеко позади… Даже сейчас не важно, что я скачу вглубь Запретного леса… Лишь чутье опытного всадника не дает мне врезаться в дерево или дать лошади споткнуться… Это было бы смертельно как для меня, так и для неё… Но разве в такие моменты можно чувствовать страх? Только желание продлить этот момент! Баланс между жизнью и смертью…  Что может быть чудеснее? Это экстаз!
Но вот впереди обрыв… С трудом останавливаю коня, разворачивая животное обратно... Бедняга весь в мыле, из-за чего он стал серым. Конь тряс головой, роняя пену на землю, и путь, по которому я только что проскакала, был отмечен такими же белыми пятнами.
Пришпорив коня, я бросилась в обратную, не менее головокружительную скачку…

- Нет, четче движения! – вдруг сказал мой куратор, стоя у окна. Я вздрогнула от неожиданности: все четыре часа, пока я тут работала, он молчал, и вдруг заговорил. Он вообще предпочитал просто наблюдать своим завораживающим взглядом… Иногда тишина становилась просто звенящей, и тогда я старалась хоть как-то её разрядить, как бы случайно гремя банками. Он морщился, но продолжал молчать… наверно, так смотрит дьявол: спокойно, властно… С чего это он вдруг решил меня поправить?
- Но это и так четко! – возразила я, помешивая зелье. Снейп закатил глаза, и подошел ко мне.
- Что за привычка вечно мне возражать? – раздраженно спросил он, отбирая ложку и показывая, как правильно надо делать. – Если я говорю, что Вы что-то не правильно делаете, то Вы это делаете неправильно!
Впервые я заметила, насколько ухоженные его пальца: ногти аккуратно подстрижены и подпилены. Это редкость среди мужчин. А какие у него плавные,  и в тоже время размеренные  движения! Круги, которые он образовывал ложкой, были ровные, точно повторяющие контор друг друга… Конечно, мои были не такие ровные и аккуратные… но разве от этого зависит зелье? И вообще, какое это имеет отношение к моей работе?
Профессор прочитал раздражение на моем лице и усмехнулся.
- Если Вы будете все так делать, мисс, то Ваши зелья будут низкого качества, - он отложил ложку в сторону и отошел. - Надеюсь, Вы поняли меня.
«Да он издевается!» - со злостью подумала я, глядя на профессора. Казалось, он вот уже несколько дней только и делал, что приставал с мелочами и доставал меня. Как же это сложно – сохранить самообладание, когда он вот так смотрит на меня и просто молчит, даже не собираясь отвечать на мой гнев, доказывать свою правоту… Он просто пронизывающе смотрит на меня и усмехается глазами… Так и хочется снять с него эту холодную маску, и забыться в поцелуе… диком, необузданном… со всей страстью…
- Да, спасибо, я поняла, - отвернувшись от профессора, я попыталась сосредоточиться на зелье, но, дьявол, как же это сложно! Я спиной чувствовала его взгляд, его руки… «Это только мое воображение!» - постоянно твердила я себе, но ничего не помогало. Все мысли были о нем, только об его теле, поцелуях, ласках… о его силе… 
- Вы, наконец, будете думать о зелье? – ядовито спросил профессор, останавливаясь передо мной. Посмотрев ему в глаза, я улыбнулась.
- А я о нем и думаю! -  и опустила взгляд, чтобы взять себя в руки. В общем, через пару минут это получилось, и я смогла отрешиться, полностью сосредоточиться на зелье.
Увидев меня, Лиза улыбнулась.
- Давай, ползи сюда, - она махнула мне рукой. – Твоя лошадь тебя ждет, - добавила она и рассмеялась.
- Лиз, тебе кто-нибудь когда-нибудь говорил, что ты садистка? – спросила я, буквально рухнув в траву около входа в конюшню. Холодная земля казалась периной после целого дня на ногах… А профессор не давал мне сесть в прямом смысле целый день. Мало того, что мне приходилось стоять за котлом и постоянно следить за зельем, непрерывно записывая свои наблюдения, так ещё и бегать к грядкам или вылавливать на уроках профессора Стебля, чтобы взять нужные ингредиенты для зелий… Никогда бы не подумала, что столько работы нужно сделать, чтобы просто приготовить хорошее зелье!
Теперь уже с трудом верилось, что когда-то в начале года я строила планы относительно отдыха здесь… Эх, наивные годы… Когда уже эта чертова неделя кончиться? Когда я, наконец, отдохну на таких легких лекциях в университете…?
- Да не беспокойся, он так со всеми, - рассмеялась моя подруга, заканчивая чистку своей лошади. – Кстати, у меня хорошая новость – я, кажется, нашла подходящую музыку.
- Да? – бесцветным голосом спросила я, закрывая глаза. Спать, спать, спать…
- Ну, хоть сделай вид, что тебе это интересно! – надулась она, однако, открыв один глаз, я увидела, что девушка улыбается.
- Точно садистка… Лиза, мне это интересно… будет… завтра с утра, скажем… или днем… или на следующей неделе… но не сейчас! – уткнувшись носом в колени, мне казалось, что встать будет сложно… даже невозможно.. может тут и заснуть? Заходящее солнце так классно грело…
- Нет, ну действительно! Угадай, что я выбрала! - улыбнулась Лиза.
- Ага, вот взяла и угадала, – сказала я, не поднимая головы.
- Бу! - надулась она.
- Ладно, что за группа? – обреченно спросила я, почти засыпая, но после того, как я услышала название, сон как рукой сняло и резко прибавилось силы.
- Что?! КАКАЯ группа? – резко вскинула я голову. Лиза ещё раз повторила, тихо смеясь.
- Скажи, что ты шутишь… Я не могу себе представить танец под эту музыку… вообще, как ты собираешься протащить сюда эту полностью магловскую группу? – нахмурившись, я смотрела на неё. Интересно, если она все же притащит их сюда, как они будут выкручиваться? Или так и будут без одного члена команды?
- Зато я могу, - она показала мне язык. – Найти, а тем более договориться с какой-нибудь группой невозможно, вот я и попросила одного своего знакомого помочь… И он помог! Договорился, все организовал! Я уже даже получила разрешение на их концерт, представляешь?
- Нет, - честно призналась я. Она шутит, я не верю, что они это сделали… нет, этого не может быть! Хотя, за такое представление я бы многое отдала.. да что там, знай студенты тоже что и я, они бы ещё больше отдали…
- Ну… - Лиза немного смутилась. – Ты же знаешь, сейчас другое время: маги увлекаются культурой магглов, а магглы - магов…  Так что с этим проблем не оказалось. С Министром, как мне сказали, все уладили…. В любом случае, мне обещали предоставить их музыку, так что теперь дело за малым: придумать танец.
- Совсем чуть-чуть, - я рухнула головой в колени. – Мне этого бы хватило.
- Да перестань ты! Ты будешь со мной танцевать? – Лиза подошла ко мне и подсела рядом. Танцевать? Под их музыку? Это.. дико, не обычно… Но в этом что-то определенно есть!
- А что мне остается? – чуть улыбнулась я. Да, идея отличная… Хотя бы для того, чтобы посмотреть, что из этого выйдет!
- Вот и хорошо. Когда они приедут, ты обязательно должна присутствовать… Хоть бы как моральная поддержка, договорились? – Лиза приподняла мой подбородок и вынесла свой вердикт. – Клиент скорее мертв, чем жив.
- Ну я не знаю… Но твои шансы значительно возрастут, если моя лошадь чудесным образом окажется вычищена и поседлана…
Лиза засмеялась, коротко свиснув: из конюшни послышалось ржание, и потом показался мой жеребец, уже поседланный и взнузданный.
- О… - только и смогла выдавить я.
- Значит, шанс возрос? – она подмигнула мне, ловя моего коня под уздцы.

- Лиза, куда ты меня тащишь? – пыталась сопротивляться я своей подруге, которая бесцеремонно вбежала в мою комнату и схватила меня за руку, потащив куда-то вглубь замка. – Мне ещё вещи собирать!
- Подожди, я тебе их упакую за пару минут – тут такое сейчас будет! – отмахнулась она.
- Что будет? – нахмурилась я, все ещё пытаясь возражать, но уже не сопротивляясь, зная по опыту, что просто так она не будет меня беспокоить, особенно на кануне отъезда.. за несколько часов до поезда…
- Презентация моей затеи… - загадочно сказала она, подмигнув мне.
- Серьезно? Ты это им покажешь? – от неожиданности я резко остановилось. – Почему ты мне это сразу не сказала?
Теперь мы уже наперегонки неслись по коридору на первый этаж, где планировался обещанный Лизой показ придуманного ею танца.
Прямо перед большими дубовыми дверями мы резко затормозили и отдышались.
- Ты уверена, что Rammstein - это была хорошая идея? – спросила я, восстанавливая дыхание. Она кивнула. - Боже…
Девушка хотела войти внутрь, но я придержала её.
- Подожди… А кто там будет? – Лиза удивленно посмотрела на меня.
- Конечно, все: директор, Снейп и сама группа! – сказала она. Открыв рот, я не могла себе этого представить. Группа здесь?
Задумавшись, я пропустила, как Лиза вошла внутри и только успела увидеть, как край её мантии мелькнул и исчез за дверью. Тут же опомнившись, я протиснулась за ней и отошла в темный угол комнаты.
Комната была довольна просторна, по углам были сдвинуты парты: на задних рядах они возвышались в несколько этажей. С другой стороны комнаты на передних рядах, прямо на партах, сидело семь человек. Директор, по сравнению с остальными казался просто мальчишкой. Нет, нет, маленьким карликом, зачем-то попавшим на вечеринку великанов. А это были именно великаны! Все шесть (пять из группы (боже, это действительно они!) и за компанию Снейп) возвышались, даже казалось, над вторым рядом парт. Нет, один из них, самый улыбчивый и веселый, был довольно маленького роста. Видно, до нашего появления, они оживленно о чем-то разговаривали. Но вот Лиза в комнате, и все смолкли, выжидающе глядя на мою подругу, и изредка удивленно косясь (вру, тот самый маленький и веселый смотрел довольно оценивающе и даже где-то холодно) в мою сторону.
А я… я не могла оторваться от группы, жадно вглядываясь (впрочем, это я старалась не сильно демонстрировать) в каждого из них, пытаясь запомнить все, что увижу: не каждый же день видишь в живую музыкантов одной из самой скандальной группы в мире. Впрочем, была ещё одна причина, по которой я до последнего не верила, что Лизе удалось осуществить мою давнюю мечту… Но с недавнего времени я стараюсь об этой причине не думать… мой взгляд неосознанно  нашел Снейпа и больше не отрывался от этой мрачно фигуры в черном. Нет, никто в этом замке не должен знать этой тайны, иначе мои дни с этим куратором будут сочтены.
- Здравствуйте. Больше спасибо, что согласились прийти и вообще рассмотреть это предложение, - я вздрогнула и посмотрела на Лизу в центре зала. Она уже кросовалось в каком-то платье, впрочем, слабо смахивающем на бальный кастюм. Это скорее была современная композиция. – Так же я бы хотела поблагодорить ещё одного человека, который поддерживал меня, помогал морально, и вообще натолкнул на эту идею.
Лиза улыбнулась и посмотрела на меня. Задохнувшись от неожиданности, я как во сне видела, что одновременно в мою сторону устремилось семь лиц... Боже, не дай потерять сознание прямо тут...
- Спасибо, - взяв себя в руки, я смогла даже мило улыбнуться и изобразить что-то в виде реверанса. – Если все пойдет хорошо, то мы с вами увидимся ещё на концерте, где я буду помогать Лизе вести концерт.
Подруга помигнула мне, и снова взяла инициативу в свои руки.
- А сейчас, с вашего разрешения, приступим к моей маленько презинтации.
Девушка легко взмахнула откуда-то появившейся палочкой и в комнате зазвучали знакомые мелодии где-то грусной, где-то призывающей песни. О чем она, наверно, мог сказать только один Тилль, но я так думаю, что она о иронии судьбы, о том, что моряки, которые должны были бы ловить рыбу, убивают друг друга. Да, не узнать одну из моих любимых песен группы Rammstein было трудно.
– Учитывая, что вы сейчас в отпуске, я говорю вам спасибо ещё раз! Но не хотелось бы вас задерживать, давайте начнем. Я выбрала для презентации Reise, Reise. Надеюсь, вам понравиться, тихо сказала она, и начала танцевать….
Черт, она все же сделала это!
Неплохо танцевать может каждый, хорошо танцевать - далеко не каждый человек, но слиться с музыкой может только поистине великий танцор, и, как не странно, Лизе это удалось.
Директор, я, группа и даже Снейп с  удивлением смотрели на то, как Лиза языком тела сумела придать песне новый смысл: она передает всю скорбь, одиночество и ожидание встречи несчастной девушки, ожидавшей одного из тех моряков на суше… Казалось, она всей душой тянется за море, к своему любимому, которого уже не было в живых или скоро не будет. С каждым разом, когда упоминалась смерть, казалось, будто она плачет от горя, скорбя о павших. Но вот последние слова песни и никакой надежды на возвращение…  и Лиза падает на спину, умирая на камнях от тоски,  так и не дождавшись своего любимого…
Ну… сказать, что группа была довольна, это значит ничего не сказать! Солист, Тилль,  радостно улыбался, что-то уже обдумывая, один из гитаристов, Пауль, был прямо таки счастлив, даже не сдерживая своих эмоции, и только двое самых высоких и худых(по лицам видно, что самые замкнутые и спокойные в этой группе) просто улыбались, что-то тихо обсуждая. Нет, такое выступление просто обязано было понравится Снейпу… Черт возьми, что-то же должно было ему понравится! Ну хоть раз в этой жизни…
Я видела, как барабанщик группы (довольно таки приятный молодой человек с обаятельной улыбкой и теплыми глазами) наклонился и попытался что-то втолковать Снейпу, но… Нет, он не исправим! Почему-то мне стало страшно обидно за Лизу, так старавшуюся и наверняка превзошедшую даже себя, было обидно за себя, за… да за школу, черт возьми, что ей достался такой бесчувственный тиран. Снейп не то, что не оценил, он даже не улыбнулся, все так же мрачно глядя в сторону Лизы и на каждое слово своего соседа мотал головой. Стиснув зубы, я отвернулась от мужчин и ободряюще улыбнулась подруге. В конце концов, она молодец!
- Спасибо, - ещё раз сказала Лиза, после того, как последовали не продолжительные, но теплые аплодисменты, и выжидающе посмотрела на группу.
- Я думаю, это отлично, - голос Тилля, солиста, был очень приятный, что меня несказанно порадовало. Он говорил с легким акцентом, отчего его слова звучали грубее, чем должны были бы. – Кто будет ещё танцевать?
- Из девушек только я и Мэри, - Лиза ещё раз посмотрела на меня. Я поднялась со своего места, чувствуя, что начинаю робеть. Боже, что за приступ страха! Гордо подняв голову, я прошествовала в центр, как королева этого бала и мило улыбнулась группе. Обожаю это ощущения адреналина. – Ну, и у нас, я думаю, будет по партнеру.
- Я надеюсь, Мэри станцует не хуже тебя, - заметил Пауль, улыбаясь Лизе. Та ответила ему улыбкой.
- Естественно.
- Хорошо… Если ты не против, мы обсудим это, - сказал Тиль, и мы переглянулись. Как же хочется остаться…
Я немного замешкалась, пропуская Лизу первой, и, в последний момент, оглянулась -  группа уже о чем-то совещалась, директор стоял около стола с таким хитрым и донельзя довольным выражением лица, что мне даже стало страшно, а вот Снейп… Он проводил Лизу настолько пронзительным и странным взглядом, что у меня мурашки по спине пробежали.
Уже в коридоре я без сил откинулась на стену и закрыла глаза. Что это с профессором? Я никогда такого взгляда у него не видела… Да ну его в баню, потом подумаю об этом… Боже, какой все же Тилль огромный! А Фляке… Нет, на фотографиях  он выглядит куда хуже! Слава богу, что он на самом деле не такая жертва концлагеря, как могло бы показаться. Пауль прикольный… И Оливер! И Шнайдер! Ребята просто супер! Вздохнув пару раз, я попыталась выкинуть эту дурь из голову.
- Ну как тебе? – спросила Лиза, подойдя ко мне. Её лицо светилось. Ещё бы: такое удачное выступление.
- Они… ничего, - сдержанно ответила я.
- Бу! – Лиза шутя ударила меня по плечу. – Ты скучная! Прямо как профессор Снейп: что значит ничего? Они отличные! Разве нет?
- Отличные, - спокойно согласилась я, все ещё вспоминая лицо Тилля. – И большие…
-Ага, - Лиза пристроилась рядом со мной. – Это же надо: средний рост – метр девяносто!
- Точно… - какой там рост… Никогда бы не подумала, что Пауль говорит таким басом!
- Жаль, только там не было Рихарда, - протянула Лиза, все ещё улыбаясь. Я удивленно посмотрела на неё, но ничего не сказала. – А ты знала раньше эту группу?
- Да, знала, - ответила я, вспоминая, как ещё в институте рассматривала плакаты с ними в комнатах друзей: именно там я впервые услышала Rammstein и увидела их концерт по телевизору. Если бы мне кто-нибудь сказал бы, что на последнем курсе я встречу их в Хогвартсе, я бы ему не поверила...
- Знаешь, - Лиза внимательно смотрела на меня. – Я бы никогда не подумала, что ты можешь быть фанаткой!
- Я? – пришло правдаподобно удивиляться мне, холодея при этих словах. Она не могла догодаться... правдо потом, посмотрев в её хитрые глаза, я рассмеялась: она всего лишь проверяет свою теорию. – Да, прямо жить без них не могу... Мне действительно нравится эта группа. Но не думаю, что я их фанатка.
- Да перестань! – девушка улыбнулась мне. – Я тебя слишком хорошо изучила. Думаю, ты страшно трусила, а когда мы уходили, хотела вернуться и попрасить автогрофы! Разве я ошибаюсь?
- Да, ты ошибаешься, - спокойно ответила я, наблюдая, как нахмурилась Лиза. – Я считаю глупым брать автографы.
Мы засмеялись, но где-то в глубине души у меня было не спокойно – если она все и поняла, то я хотя бы могу надеяться на то, что это тайна останется при ней.
Скоро к нам вышел Пауль и с ласковой улыбкой, обращенной, правда, только к Лизе, сказал, что группа согласна и в скором времени приедет ещё раз, чтобы согласовать репертуар. Он уже разворачивался уходить, когда остановился и хитро добавил, что пару сольных выступлений Лизы они бы тоже не отказались увидеть на концерте.
silverwolf
17.1.2007, 23:17
Нет аватара
Платье действительно было потрясающее… Во всех традициях бала: корсет, тяжелая ткань юбки… И маска – неотъемлемая часть выступления… вообще-то, там будут все в масках, но нам с Лизой, как участницам небольшого представления, это просто необходимо. Потом, правда, тоже. Обернувшись, я посмотрела на второе черное платье с золотой вышивкой. Рядом лежала маска в тон платью и с вышивкой такого же цвета. Это второй костюм, в котором мы будем на балу после выступления.
Улыбнувшись, я ещё раз покружилась перед большим зеркалом: чувствуешь себя, как какая-нибудь средневековая дама… Самое страшное, что это чувство мне нравилось!
Дверь открылась и передо мной появилась Лиза в своем платье – оно было не менее красиво, но с более глубоким вырезом, стрелой уходящим вниз. На лице у неё была такая же маска, как и у меня.
- Пора, - улыбнулась она мне. – Кстати, ты не видела моего партнера?
- Не видела, если, конечно, он не прячется у меня в шкафу, - улыбнулась я ей, подходя к двери.
- Значит, нет… - задумчиво протянула она. – Странно, до выступления осталось каких-то тридцать минут, а его все нет.
- Не волнуйся, он скоро придет, - подбодрила я её. – Давай лучше на наших исполнителей посмотрим.
- Давай, - улыбнулась она, и мы направились к сцене. На ней уже стояло оборудование, правда, пока не видное для других, кроме нас и ребят из группы. Около ступенек стояло несколько высоких мужчин в масках. На них были черные костюмы с серебряной вышивкой, светящейся в темноте (как мне по секрету рассказал Фляке, группа не пришла в восторг от светящихся «скелетов» в темноте и уговорить её Лиза смогла только на вышивку, так что теперь они рассекали зал как эльфы). Маски черные, обведенные по краям фосфором, и светящиеся глаза, губы и волосы (как не упирались и не пытались обойти эту тему музыканты, Лиза все же была непоколебима). «Отличные костюмы!» - с усмешкой подумала я, оглядывая мужчин.
Они  наклонили голову при нашем приближении.
- Дамы!
- К вашим услугам…  - скрывая смех, присели мы.
- А к чьим конкретно? – улыбнулся один из них (по голосу и росту – явно Пауль).
- Дайте подумать… - Лиза в задумчивости посмотрела на все улыбающиеся лица. – О нет, так не пойдет! Вас только пятеро… Мы будем выбирать только из шестерых!
Я отвернулась, чтобы скрыть улыбку, и тут же наткнулась на мрачный взгляд профессора Снейпа: он шел к нам в своей черной робе. И без маски. Где же его костюм? Хоть какой-нибудь.
- Лиза, - позвала я подругу, но она не обратила на это внимание, продолжая шутить с мужчинами. – Лиза!
Она обернулась и тоже застыла.
- Прошу Вас, мисс, не забывать, где Вы находитесь, - холодно произнес он, потом повернулся ко мне. – Где Ваш партнер?
- Я полагаю, ещё в гримерке, - выгнула я бровь, отвечая ему таким же взглядом.
- Я тоже надеюсь на это, - надменно ответил он, поворачиваясь к Лизе. – Потому что Ваш сейчас в госпитале.
- Что? – девушка нахмурилась, отказываясь верить в слова профессора.
- Ему в еду подсыпали хорошую горсть некого серого порошка, горького на вкус, но не имеющего запаха… - медленно сказал он, буравя девушку взглядом.
- Слабительное, - простонала Лиза, закрывая лицо руками. – Господи, за что?
- Я поражен Вашими знаниями. В любом случае, мисс, Вам надо искать другого партнера… а Вам… - он посмотрел на меня, - ... настоятельно рекомендую найти своего и держать около себя. Кто-то явно не хочет, чтобы Вы выступали.
Снейп развернулся и исчез среди людей.
- Ублюдок, - тихо сказал парень, незаметно подойдя сзади.
- Эрик, боже! Ты меня напугал! – вскрикнула Лиза, поворачиваясь к парню.
- Извини… - он немного замялся. – Я слышал, что у тебя нет партнера… Я неплохо танцую…
- Спасибо… - она обняла его за плечи, и я невольно посмотрела в сторону Пауля. Маска скрывала почти все лицо, но я смогла увидеть холодное выражение его глаз, адресованное, как ни странно, не мне. Я тут же снова вернулась взглядом к подруге. – Но я боюсь, что ты не справишься.
- Но Лиза… Дай мне шанс! Я не подведу! – он смотрел на неё такими глазами, что я отвернулась, столкнувшись взглядами с ребятами. И почему-то мне стало не по себе.
- Слушай, парень, лучше не вмешивайся в это! – сказал Тилль, подходя к Эрику. – Мы сами справимся.
- Но у вас больше нет танцора! – чуть ли не кричал он. Мы ещё раз переглянулись.
- Эрик, успокойся, - попыталась смягчить обстановку Лиза.
- Ты не понимаешь, я единственный твой шанс, - он, как щенок, заглядывал ей в глаза.
- Что тут происходит? - к нам подошел мой партнер – высокий брюнет.
- Ничего, Карлос, все нормально: Эрик уже уходит, - я выразительно посмотрела на парнишку, но он не сводил глаз с Лизы.
- Пожалуйста…!
- А это не ты подходил к нам сегодня за ужином? – тут же спросил мой партнер, и все посмотрели на парня. Тот смутился, вызывающе поднял голову и скрылся в толпе.
- Боже… - сказала Лиза обиженным тоном, и Пауль прижал её к себе, гладя по голове. Мне захотелось оказаться в другой части мира... да где угодно, лишь бы не здесь…
- Не волнуйся, мы наёдем тебе хорошего партнера, - произнес он в тишине, при этом его взгляд обратился к другим ребятам.
- Как? – тут же заинтересованно спросила девушка. Пауль тихо рассмеялся.
- Да есть тут у меня на уме одна кандидатура, - сказал он, что-то показывая глазами Тиллю. Тот сначала мотал головой, потом вздохнул и куда-то исчез. И почему я знаю, кто это…
- Но ведь он не знает танца!
- Не бойся, его это не испугает, - успокаивающе сказал Пауль, чуть отстраняя её от себя. – Ты ведь не боишься, моя маленькая принцесса?
- Нет, - улыбнулась она, пытаясь попасть по его ноге каблуком, но промахнулась.
- Вот теперь я вижу, что ты в порядке! – засмеялся он. Я тоже улыбнулась, отойдя от музыкантов на несколько шагов. Дальше, за сценой, открывался вид Большого зала, где за сдвинутыми в угол столами сидели вперемешку дети из разных факультетов и что-то ели. Скоро заиграла музыка какой-то местной группы, и некоторые встали, чтобы потанцевать. Я заметила, что Слейзарин полным составом игнорировал эту группу, как и большинство детей.
-Лиза, - позвала я подругу. Девушка подошла ко мне и стала рядом. - Это же попса, так?
- Да, самая что ни на есть… Ужас! - констатировала она этот факт и смешно сморщила свой носик.
- У меня хорошее предчувствие… - улыбнулась я, глядя на подругу. Она ответила мне тем же и отошла.
Если Вы когда-нибудь участвовали в концерте, то Вы меня поймете… поймете, что такое трясущиеся руки и путающиеся мысли… что такое дикие предположения о том, как все сорвется и успокоение себя самого прямо перед сценой… На самом деле я люблю это чувство: страх, щекочущий нервы. Люблю предчувствовать что-то безумное, что-то опасное или просто новое… Я люблю испытывать эту судьбу… Наверно поэтому я всегда так грызусь с профессором…
Я шла вдоль сцены, пытаясь ещё раз отыскать его взгляд, этот холодный взгляд, вызывающий столько эмоций. Проходя мимо приоткрытой двери в гримерную комнату, я заметила там какое-то движение. Вроде, все уже около сцены… Подойдя ближе, я заглянула туда и увидела высокого мужчину в том же костюме, что и остальная группа: он как раз надевал маску. Мне понравилось, как его короткие белые волосы, поставленные «ежиком» шли к концертному костюму. Улыбнувшись  его спине, как соучастнику, я отошла от двери и пошла обратно к сцене. А вот и Рихард… Ну что, добро пожаловать на сцену, Рихард Крупе.
«Он не всегда был таким…»
Какой же ты, профессор? Почему я не хочу, чтобы ты снял свою маску и показал свое истинное лицо…? Я слишком боюсь, что иллюзии, которыми я себя тешу, просто разлетятся в дребезги… Но я наслаждаюсь этим страхом, чувством неизвестности…
Когда же этот чертов концерт начнется?
* * *
Если бы меня спросили, боюсь ли я, я бы ответила, что вообще ничего не чувствую…Я могла ожидать многое… но такого! Боже, Эрик превзошел сам себя… он превзошел профессора Снейпа! Боже, как он мог… из-за глупой ревности или детского желания? Дурак…
Но даже не смотря на это, я не имею право раскисать или плакать. Только не сейчас и не здесь. Я словила взгляд Пауля, обращенный ко мне, и улыбнулась. Все же я рада, что на свете ещё остались хорошие друзья… Готовые помочь…. Пусть даже так сомнительно.
Интересно, кто этот парень, которого мне обещал Пауль? Откуда он его возьмет? Боже, я не хочу, чтобы этот дурацкий концерт начинался!…
- Что не делается, все к лучшему, - тихо сказал мне Тилль, подходя сзади.
- Я надеюсь, - улыбнулась я ему.
- Ну же, девочка, не раскисай! – он безошибочно определил мое настроение. – В таком настроении не полагается выходить на сцену.
- Прямо перед выступлением не полагается менять партнера, - вздохнула я, глядя, как директор привлекает внимание публики и начинает свою речь. – Даже с тем, другим, мне придется танцевать только один танец, а это значит, что  Мэри надо будет выкручиваться с Карлосом…
- Не волнуйся, концерт от этого не будет менее ярким, - подмигнул он мне.
- Ну конечно, - я улыбнулась, покосившись на него. – Если на сцену пустить только вашу группу, этого вполне хватит для того, чтобы сделать концерт хорошим.
- Ну, не все же здесь наши поклонники, - сказал он, обводя зал. – Никто не знает, как они воспримут нас… В любом случае, потом будут играть их любимые группы, так что мы скорее всего будем просто забыты.
- Ну и кто сейчас раскисает? – я посмотрела на мужчину, в который раз отмечая, какой он огромный. Он, в отличие от всех из группы, самый творческий… и он ближе всего ко мне по духу. Мы подружились сразу, и он взял меня под свою опеку, как заботливый отец… Это смешно, но чертовски приятно. Он большой и добрый… Даже не смотря на то, что в его песнях много темного, он хороший… Я люблю его задорную, добрую улыбку… И с ним всегда спокойно. Сколько времени мы проводили вместе? Боже, сколько было тех встреч, но их хватило, что бы стать друзьями с целой группой, и это здорово! 
Я оглянулась на остальную группу и словила их одобрительные взгляды.
- На каждом концерте мы старались сделать что-то необычное и не забывающееся… Думаю, сегодня у нас это получиться как никогда, - похлопав меня по плечу, Тилль собрался вернуться к группе, но я задержала его.
- Скажи, а вы сможете сыграть что-нибудь ещё, если вдруг… понадобиться? - спросила я, задумчиво глядя на детей.
- Думаю, да, - пожал он плечами и ушел. Я проводила мужчину взглядом. Опять их пятеро? Боже, что за тайны? Я начинаю уставать от них…
Почти тут же в зале погас свет, и я поняла, что этот чертов концерт все-таки начался…
Пару мгновений, и Тилль начал отсчет (когда только успел? он же только что был здесь!) :
«1...2...3...4...5...6...7...8...9 aus»
(1...2...3...4...5...6...7...8...9... аут)
Задние ряды зашевелились, и все посмотрели на сцену, хотя было ещё темно.
А потом среди, казалось, разрушенной крепости, стали появляться музыканты. В своих костюмах, они были больше всего похожи на оборотней, которые рыскают среди развалин.
Они появлялись по очереди вместе со взрывами… Флаке, Шнайдер, Оливер… на мгновение я подумала, что разучилась дышать… если его не будет… но вот на сцене прозвучало ещё два взрыва и я увидела Пауля слева и ещё одно мужчину в маске справа … Рихард! Слава богу, он тут! Сейчас будет Тилль… Откуда же он вылетит? А, вижу, вот он, как вампир, из облачка серого появился… какой голос!
«Alle warten auf das Licht
Furchtet euch, furchtet euch nicht
Die Sonne scheint mir aus den Augen
Sie wird heut nacht nicht untergehen»
(Все ждут света
Бойтесь – нет, не бойтесь
Солнце светит мне из глаз
Оно не закатится этой ночью)
Улыбнувшись солисту, я посмотрела на блудного гитариста. Он был… необычным. Особенно в этом костюме... Его белые глаза то обводили зал, то смотрели на гитару… Но на какой-то миг  Рихард посмотрел на меня, и я почувствовала, как мурашки пробежали по телу. Так может смотреть только дьявол…
Избавившись от наваждения, я вдруг поняла, что зал подпевает. Он подпевает! Я не смогла сдержать улыбку. Теперь все будет хорошо!
Прошло уже пол песни, а Мэри не было. Ну же…
«Eins... hier kommt die Sonne
Zwei... hier kommt die Sonne
Drei... sie ist der hellste Stern von allen
Vier... hier kommt die Sonne»
(Раз... теперь восходит солнце
Два... теперь восходит солнце
Три... оно – ярчайшая из всех звезда
Четыре... теперь восходит солнце)
Прямо перед голосом девушки, перед сценой появилась Мэри, светящаяся в темноте, как солнце, встающая из-за горизонта.
«Funf... hier kommt die Sonne»
(Пять... теперь восходит солнце)
Она поняла вверх руки, и огонь вырвался из-под земли справа и слева от неё..
«Sechs... hier kommt die Sonne»
(Шесть... теперь восходит солнце)
Большая волна огня поднялась за спиной Мэри.
«Sieben... sie ist der hellste Stern von allen»
(Семь... оно – ярчайшая из всех звезда)
Дорожка из небольших огоньков подбежала к зрителям и около первых рядом взорвалась огромным пламенем.
«Acht... hier kommt die Sonne»
(Восемь... теперь восходит солнце)
Мэри посмотрела вверх и сотни огней загорелись на сцене, освещая музыкантов. Почему-то казалось, что замок, где они играли, горит. Посмотрев на зал, я чуть не рассмеялась: конечно, в первых рядах стояли слейзаринцы! Они трясли головами в такт музыки и подпевали чуть ли не громче самого Тилля.
Припев кончился и Мэри начала медленно идти к зрителям, как встающее солнце. Одежда её становилась все ярче и ярче, а в конце песни, когда Тилль замолчал и остался только голос девушки, Мэри медленно отошла назад и её платье вспыхнуло. Нет, не большим пламенем, а маленьким, как будто огонь нежно гладил её. Пару секунд тишины и огонь погас, и Тилль продолжил один петь в темноте, и его слова делались все тише и тише, пока он не замолчал.
Свист и крики сумели перекрыть даже следующий проигрыш. Ну что ж, мне пора…
***
Радостно улыбавшись (боже, все прошло отлично!), я смотрела, как над залом загорались миллионы звезд, как-будто кто-то щедро рассыпал их по бархату ночного неба. А внизу, где я только что была, сейчас растекалось небольшое озеро, отражающее небо.
«Auf den Wellen wird gefochten
Wo Fisch und Fleisch zur See geflochten
Der eine sticht die Lanz' im Heer
Der andere wirft sie in das Meer»
(На волнах фехтуют
Там, где рыба и плоть вплетаются в море
Один поражает копьём войско
Другой бросает его в море)
И снова я видела, как Лиза повторяет свой чарующий танец, то кружась на месте, то протягивая руки к залу. Она двигалась так, будто вообще не касалась воды, а парила над ней. Вокруг неё вспыхивало и гасло пламя, одни вспышки сменялись другими...  Интересно, видела ли она, как застыл первый ряд, как опомнившись, они стали подпевать тише, как будто боялись спугнуть её. А глянув на сцену, я поняла, что и музыканты как будто замерли…
И неожиданно в горле застрял ком… Боже, только не сейчас, давай же, Мэри, приходя в себя!
***
Но вот музыка сошла на нет, и погас огонь… Расслабившись, я ощутила, спиной холодный пол. Песня кончилась и я не умерла… Господи, случилось чудо! Лежа в темноте, я понимала, что надо встать, но… не могла. Надо мной вырос Карлос, портер Мэри.
- Все хорошо? – он обеспокоено посмотрел на меня, помогая встать и накидывая на нас обоих мантию невидимку, чтобы нас случайно не увидели.
- Да, спасибо… - я неуверенно улыбнулась ему.
- Тогда пошли отсюда. Сейчас тут будет жарко, - и мы поспешили за сцену.
Музыка кончилась, и её сменили крики и свист возбужденных зрителей. И тут же, почти без перерыва сцена полыхнула огнем и гитаристы, явно задумавшие поджарить друг друга, стали посылать огромные и длинные огни пламени то друг другу, то залу. Тилль куда-то исчез, но и без него там было жарко.
- Все хорошо? – спросили меня ещё раз. Я обернулась и столкнулась с обеспокоенным лицом Мэри.
- Да, спасибо, - я искренне улыбнулась ей. – Это было здорово! Но у тебя номер!
- Помню, - она ободряюще сжала мое плечо и исчезла с Карлосом, а я снова вернулась к сцене и залу.
Проигрыш кончился, огонь погас, и зал снова погрузив в темноту. Музыка сменилась, и теперь она была спокойная и размеренная.  Раньше, чем Тилль начал петь, перед сценой снова появилась Мэри и Карлос. Только на этот раз это был не просто танец: это было расставание, это прощание на веки…
«Ich war ganz allein zu Haus`
Die Eltern waren beide aus»
(Я был дома совсем один
Обоих родителей не было)
Казалось, в облаке света появился Тилль, тихо рассказывая свою историю.
Карлос то обнимал свою партнершу, то кружил, пока она не падала без сил в его объятия…
Неожиданно я поняла, что песня уже почти закончилась и следующий мой выход. Невозможно описать страх, его можно только прочувствовать… я закрыла глаза и слушала голос Тилля, как будто читающий мои мысли…
«Hilf mir!
Hilf mir!
Hilf mir!..»*
(Помоги мне!
Помоги мне!
Помоги мне!)
Но вот гаснет свет, и на сцену иду я... все как в замедленной съемке: Мэри в поддержку поднимает мне плечо, Карлос – руку... и я одна.. я и темнота... Но неожиданно свет осветил меня и, казалось, прямо над моим духом начал петь Тилль, пел без музыки, в той же тишине, как будто рассказывал страшную сказку... и мне было страшно.
«Ein kleiner Mensch
Stirbt
nur zum Schein
wollte ganz alleine sein »
На заднем фоне появилась мелодия, и мне вдруг показалась, что я слышу шаги.
«Das kleine Herz stand still fur Stunden
  So hat man es fur tot befunden»
Я чувствовала, как по щеке течет слеза…
«Es wird verscharrt in nassem Sand
Mit einer Spieluhr in der Hand»
Чьи-то холодные пальцы коснулись моего плеча, и я чуть не вскрикнула от неожиданности, развернувшись и столкнувшись с его взглядом… 
* * *
Думаете, самое страшное, когда ты танцуешь перед огромной толпой? Нет, самое страшное, когда твой друг танцует… и ты знаешь, что не все так гладко, как бы хотелось… Я видела, что Карлос тоже переживает, но мне не было до этого дела. Где де Пауль? Это может быть только он!
Зажегся свет… Лиза стояла одна, освещенная прожектором. Казалось, она стоит тут одна и её никто не ждет… не ждет и она, просто стоит глядя перед собой… Но вот на горизонте появляется ещё один луч прожектора, освещающий мужчину. Я не сразу поняла, что передо мной Рихард. Он шел уверенно, как хищник, зная, что его добыча никуда не уйдет… И мне почему-то стало страшно.
Мужчина взял Лизу на плечо и развернул к себе. Она начала пятиться, но он с такой же улыбкой шел на неё, потом одним быстрым движение догнал и прижал к себе. Она застыла, глядя в его глаза. Я чувствовала их напряжение, но вот он оттолкнул её, тут же закружив в танце, ведя её, безошибочно угадывая музыку и живя в ней… Он делал с ней, все что хотел, а она как жертва, была то очарована, то испуганна… Она пыталась бежать, но он каждый раз оказывался на её пути, снова унося в волшебство танца. Он все кружил и кружил её, не проявляя нежности: только изредка галантность. Дьявол… и за ними по пятам следовал огонь, как будто преследуя их, повторяя каждый шаг… Иногда вокруг то поднимались языки пламени, то снова искры, то брызги воды, сменяя друг друга.
Казалось, дети перестали дышать: они не могли оторваться от этого зрелища, даже для того, чтобы подпеть. Лишь задние ряды, которым было плохо видно, громко пели вместе с Тиллем.
Под конец танца, Лиза непокорно вскинула голову, достойно отвечая на его выпады, пытаясь не подчиниться, и он строго пресекал эти попытки… Они боролись до конца, не уступив друг другу, не сломавшись… Кажется, танец не закончится никогда, но вот он закружил её и мягко опустил перед собой на пол - музыка оборвалась, и  только на фоне осталась тихая мелодия. Он уходил не оборачиваясь, прямо держа спину и голову, а она так и осталась на полу, глядя в пол…
Опустилась темнота, и только яркий луч света освещал Лизу. Я видела, как она тяжело дышит, полностью выложившись. И не успела она прийти в себя после этого танца, как тут же, без перерыва, заиграла другая музыка: успокаивающая, медленная…
На сцене появились свечи, которые красиво смотрелись в сочетании со светящийся вышивкой музыкантов. Они казались сшитыми из темноты серебряными нитками. Это было завораживающее зрелище!
Тилль медленно спускался со сцены по появляющимся из неоткуда ступенькам и пел грустную балладу о потерянной и неизвестной любви, об одиночестве и надежде. Его слова были на немецком,  но дети четко улавливали по интонации, о чем песня… Он немного не дошел до неё…
И тут Лиза начала петь…
«He comes to me every night
No words are left to say
With his hands around my neck
I close my eyes and pass away»
(Он приходит ко мне каждую ночь
Не осталось слов
Его руки обвивают мою шею
Я закрываю глаза и исчезаю)
Она подняла голову, и все увидели, что её глаза были закрыты.
«I don`t know who he is
In my dreams he does exist
His passion is a kiss
And I can not resist»
(Я не знаю, кто он такой
В моих снах он действительно существует
Его страсть – это поцелуй
И я не могу сопротивляться)
Тилль помог ей встать, и они продолжили петь вместе… обращаясь то друг к другу, то к залу… Она пела смело, прося о чем-то… но вдруг, казалось, её глаза наполнились слезами.
«Your love I can`t dismiss»
(Твою любовь я не могу забыть)
Он прижал её к себе, как маленькую девочку.
«Ich warte hier...»
(Я жду здесь...)
Он успокаивал её, гладил по голове, и все верили, что он – тот, о ком она поет, только почему-то я так не думала…
«Alle Hauser sind verschneit
Und in den Fenstern Kerzenlicht
Dort liegen sie zu zweit
Und ich -
Ich warte nur fur dich»
(Все дома покрыты снегом,
А в окнах – свет свечей
Там они лежат вдвоем
А я –
Я жду только тебя)
Они стали танцевать, кружась в вальсе, и умоляя друг друга не умирать и признаваясь в любви…
«Your love I can`t dismiss
Stirb nicht vor mir»
(Твою любовь я не могу забыть,
Не умирай раньше, чем я)
… когда кончилась музыка, они стояли несколько мгновений вместе: он прижимал её спину к себе, крепко обняв, и оба смотрели вдаль – в будущее этой жизни, но потом свет потух, и зал окутала тьма…
Когда мы вышли на поклон вместе со всей группой, зал просто ревел.
(Play list:
1. Sonne
2. Reise Reise
3. Hilf mir
4. Spieluhr
5. Don’t die before I do)
Директор аплодировал стоя, как и все учителя (во время представления они сидели за столом). Потом мы поклонились последний раз, и ушли, надеясь передать эстафету следующей группе
- Да, да, да! Черт, мы это сделали! ДА! – Лиза чуть ли не на руки мне прыгнула от радости. Если бы не Тилль и Пауль, стоящие сзади, мы могли бы и упасть. 
- Я так боялась, что не получиться, боже! – она посмотрела на меня. – Это чудо! – её взгляд обратился к группе, ища Рихарда: он стоял чуть в стороне и улыбался ей. Ребята тоже поздравляли друг друга, потом они вспомнили и о нас. Тилль даже пронес меня на руках! Мы были просто безумные от радости.
- Тише, - неожиданно сказал Пауль, и мы услышали, как в гуле голосов четко прослеживалось одно единственное слово: «Rammstein!». Дети скандировали его не переставая, рискуя сорвать голос.
- Нас зовут? - засмеялся Тилль.
- Думаю, вам надо вернуться, - подмигнула ему Лиза.
- Что сыграем, ребята? - тут же спросил солист.
- Как на счет Ich will и  Links 1,2,3? - спросил Пауль, и все закивали.
- Отлично, - ребята вернулись на сцену и ещё минут тридцать мы их не видели (двумя песнями они не отделались). Нам надо было переодеться, но оторваться от музыки мы смогли только когда уже прошло две песни. Хотя когда мы вернулись, они все ещё играли. На этот раз мы подошли сзади сцены, глядя как сцена то взрывается светом, то огнем. Дети прыгали, поднимали руки вверх и, в общем, веселились на славу. Со стороны это все смахивало на восставший ад, если, конечно, вы смотрите на него с земли, надежно скрытые от демонов преисподней. А уж что делалось в самом зале, над которым то и дело что-то взрывалось или полыхало, обдавая всех жаром, я и подумать боялась. Через пару минут мы поняли, что сами прыгаем и подпеваем: удержаться было невозможно. Потом быстрые песни сменили медленные, и в зале стало спокойнее: дети достали палочки, и, как их сверстники зажигалки, раскачивали их над головой. Последней ребята спели Ein Leid, гимн всех музыкантов (как пошутил когда-то Тилль). Поклонившись, они ушли, но тут же попали в засаду поклонников их творчества, которые коварно поджидали их на выходе со сцены. Дети активно протягивали им пергаменты и перья. Кончено, назад они получали просто каракули: расписываться на весу да ещё пером на хрупком пергаменте… Мы с Лизой повеселились, разглядывая это столпотворение. Пока они храбро пробивали себе путь в гримерку (на входе уже стол бдительный преподаватель), мы прошли туда заранее и сели их ждать. Ребята ввалились уставшие, но радостные: они сами не ожидали такой реакции.
- Что ж, поздравляю вас! – мы с Лизой чокнулись соком, а мужчины огненным виски. Ещё минут двадцать мы делились впечатлениями, разделываясь с запоздалым ужином. Я видела, как Лиза все время косилась на Рихарда, а Пауль на неё. Рихард же, казалось, всего этого не замечал, спокойно болтая и смеясь. Лиза тоже улыбалась… Я вдруг поняла, что смертельно соскучилась по профессору Снейпу… На душе было мерзко, как никогда.
Пауль подошел ко мне.
- Не желаешь потанцевать? – спросил он, улыбаясь. Я подняла на него глаза и… нет, я не верю, что он мог меня пожалеть. Это было бы слишком подло.
- Что ж, я не против, только в таком виде я бы не советовала тебе выходить, - честно сказала я, представляя, как толпа поклонниц разрывает на сувениры уже засветившегося в этом костюме Пауля. Он засмеялся и сказал, что он встретиться со мной через несколько минут около сцены. Я кивнула и вышла. Я была рада выйти и откинуться в тени какой-то аппаратуры и закрыть глаза. Услышав, как хлопнула дверь, я поняла, а потом и увидела, как  вышла Лиза и, не найдя меня взглядом, пошла к выходу из замка. Через пару минут следом ушел и Рихард.   
* * *
Что может быть лучше прогулки верхом, после такого напряжения? Ветер в лицо, сильное животное под тобой, понимающее каждое твое движение… Это ощущение поймет только тот, кто испытал… Я погладила Снежка по крутой шее.
- Правда, мой красавец? – он заржал, переходя на рысь. По крайней мере, он не сопротивляется… Я вспомнила сильные руки Рихарда, его взгляд, грудь, к которой он иногда меня прижимал… Я не заметила, как сжала бока лошади, и она, захрипев, перешла в галоп. Охнув, я тут же остановила его.
Боже, что со мной… Закрыв лицо руками, я попыталась прийти в себя, но его образ преследовал меня даже во тьме… До моего слуха донеслась музыка из Большого зала, и я улыбнулась. Чтобы хоть как-то отвлечься, я попыталась заставить лошадь танцевать под неё. На мне теперь было другое платье – светло-серое и черными перчатками, и мы были отличной парой со Снежком… Он свободно летел по полю для квиддитча, легко делая любые фигуры и реагируя на каждое мое движение… Это было волшебно!
Я не знаю, как давно он наблюдал за мной, но когда я увидела его, я испугалась. Он смотрел на меня из-за своей черной маски, сложив руки на темной одежде… почти не видный в темноте, где он прятался. Он был похож на демона, пришедшего за своей добычей. Темные глаза оценивающе смотрели на меня, как будто он решал, идти ему ко мне или я сама придут.
Мне стало страшно, очень страшно… сжав поводья в кулак, я поняла, что не смогу сама залезть в седло, которое я так предусмотрительно пару минут назад покинула. Снежок обеспокоено всхрапнул, уткнувшись мне носом в локоть… Отпустив поводья, я попыталась послать коня обратно в конюшню – там должен был быть хоть кто-то, чтобы понять, что со мной что-то случилось… если случится. Но конь упрямо мотал головой и не хотел уходить.
- Der Wahnsinn, - услышала я хриплый мужской голос.
- Безумие… - почти автоматически перевела я, тут же вспомнив песню «Du riechst so gut». – Боже!
Достав палочку, я сначала попятилась, но увидев, что он вышел из тени, побежала…

* * *
Пауль ждал меня там же, где и обещал. Я немного удивилась: я-то наивно решила, что это был лишь предлог, чтобы помочь мне уйти… Но нет, вот он стоит и смотрит на меня с улыбкой… Его волосы и глаза снова стали темными, а губы приобрели здоровый оттенок, одежду он тоже сменил на более простую, черную.
- Как видите, я все ещё Вас жду, мадам, - улыбнулся он, я почувствовала угрызения совести. Искренне веря, что он пошутил, я ещё минут двадцать пряталась в темноте пустых коридоров.
- Похвально. Прямо как и положено галантному джентльмену… - усмехнулась я.
- Конечно! – он даже поклонился. Зачем он все это делает? – Вы ещё не раз в этом убедитесь! – он подмигнул мне, и мы вошли в толпу танцующей молодежи. Музыка, конечно, играла не совсем для бала… но это не мешало нам танцевать. Мы хорошо веселились, только что-то постоянно мешало… Он улыбался мне, но… что-то было ещё в его взгляде, что-то, что я уже видела в поезде, когда мы ехали сюда…
Он не говорил ничего, но я по его взгляду видела, что что-то было не так… я вспомнила выступление, потом как мы праздновали в гримерке… почему я не могу просто расслабиться?
Что-то камнем сидело в глубине сердца.
- Извини, - я грустно посмотрела на него и ушла за сцену, в свою гримерку, стараясь не замечать его взгляд, смотревший мне в спину.
В комнате было тихо и прохладно… Но это не избавило меня от боли…  Как в кино, в моей голове вспыхивали один за одним разные образы… Они вонзались все глубже, причиняя просто неимоверную боль… Стоп. Хватит. Хватит!
… - Хватит! – поднявшись, Пауль загородил собой Лизу …
За что?
Уткнувшись лбом в стену, я попыталась взять под контроль эти чувства… никогда, никогда я не уступала им, и сейчас не буду. Ни за что!
Никогда…
Упираясь спиной о стену, я чувствовала, как сползаю вниз.
Никогда…
Прижав руки к лицу, я впервые ощущала, как по щекам катятся слезы…
Никогда…
«Моя дочь никогда не плачет!» - в голове прозвучал грозный, неимоверно жестокий голос.
- Да, папа… никогда… - вытерев слезы тыльной стороной ладони, я поняла, что чертовски завидую Лизе, впервые ощущая, что отчаянье охватывает мое сердце.
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 23.2.2017, 17:01
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика