Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Не верь словам...

Чайный котёнок
16.1.2007, 17:02 · Не верь словам...
Аватар
Глава 1
Раздался звон разбитого стекла, и в разные стороны полетели тысячи мелких осколков. Трое студентов разом пригнулись к земле, прикрывая свои головы руками. Один парень вдруг вскрикнул и схватился за плечо. Острый как бритва осколок распорол его мантию и скользнул по его бледной  коже, в ту же секунду красная тоненькая змейка поползла вниз по руке. Двое других тоже не избежали этой плачевной участи, безжалостные осколки впивались в их кожу, рождая новые потоки крови. Вдруг, когда им уже казалось, что это никогда не кончится, и они вечно будут испытывать эти болезненные укусы стекла, всё разом прекратилось. Как будто время остановилось и дало им передышку. Один из парней поднял свою исцарапанную осколками голову и не сдержал возгласа удивления. Миллионы мелких песчинок и более крупных стеклышек зависли над землей. Они не двигались, просто висели, завораживая своими переливами под лучами осеннего солнца. А в нескольких шагах от него с вытянутыми перед собой палочками застыли суровые Альбус Дамблдор и Минерва МакГонагалл, неподалеку от них, поджав слегка дрожащие губы, стояла профессор Спраут, не в силах поверить в произошедшее. На секунду парню всё это показалось дурным сном, который развеется, стоит ему только открыть глаза, но вернувшаяся уже в следующую секунду боль в искалеченном теле заставила его осознать реальность происходящего.
- Профессор Дамблдор, - тихо прошептал Сириус, его голос отказывался слушаться, сказывался испытанный им при взрыве шок, - простите…
Лежащий рядом парень слегка пошевелился и поднял голову.
- Бродяга, что происходит? – со стоном выдавил он из себя. Сириус окинул быстрым взглядом друга. Джеймс пострадал сильнее, чем он даже мог предположить. На его теле практически не было ни одного места, куда бы не впился осколок. Стоп. Их было трое. Сириус повернул голову налево, где предположительно должен был располагаться Снейп. Там он и был. Худощавый парень лежал без сознания, истекая кровью.
Всё, что происходило потом, Сириус помнил плохо. Сначала вроде бы он видел, как к нему подбежала МакГонагалл и, наколдовав носилки, аккуратно левитировала его на них. Потом уже в угасающем сознании запечатлелся образ бледной рыжеволосой девушки, плачущей возле растянувшегося на земле Джеймса. Последняя мысль, промелькнувшая в его голове, была «как же всё-таки она любит его».
Пробуждение оказалось не самым приятным ощущением в его жизни. Очнувшись, Сириус ощутил легкие покалывания на коже. Чуть-чуть приподняв руку, он увидел, как тоненькая царапина затянулась и исчезла. Видимо тоже самое сейчас происходило и со всеми остальными ранками. Гриффиндорец опустил руку и огляделся по сторонам. Ясно было одно: он в Больничном крыле. А вот сколько он здесь пробыл, что происходило на улице, когда он потерял сознание и где сейчас его друг – этого он не знал, но отдал бы все, что у него есть, чтобы узнать.
- Мистер Блэк, наконец-то вы пришли в себя, - мягкий голос мадам Помфри привлек его внимание, - сейчас я дам вам зелье, которое вы непременно должны выпить.
Маленькая женщина в беленьком халатике и с колпачком на голове подошла к нему и осторожно дотронулась до его головы.
Сириус поморщился от резкой боли, пронзившей его насквозь. Мадам Помфри недовольно покачала головой.
- Выпейте это, мистер Блэк, зелье поможет снять боль и излечить более серьезные раны, - вздохнула женщина. Сириус отвел её руку с зельем, пытаясь слегка приподняться. Боль снова пронзила его тело, и он опять уронил голову на подушку.
- Перестаньте уже вести себя как мальчишка! – нахмурила брови медсестра. – Хватит и того, что вы уже натворили. А теперь позвольте вам помочь. И больше не позволяя парню отвести ее руку, женщина наклонилась к нему и влила зелье в рот. Сириус закашлялся. Справившись с приступом кашля, гриффиндорец обратился к мадам Помфри.
- Скажите, с Джеймсом всё в порядке? Поймав его тревожный взгляд, медсестра опустилась рядом с ним на стул и взяла его за руку.
- Мистер Поттер сильно пострадал, но я думаю, его жизни ничто не угрожает. Сейчас он спит под действием снотворного зелья, - заметив, что Сириус опять открывает рот, чтобы задать очередной вопрос, мадам Помфри отрицательно покачала головой и добавила. - Остальные вопросы не ко мне. После обеда  вас навестит мисс Эванс, ей и зададите их.
Сириус почувствовал, как потолок перед его глазами поплыл, и он увидел слабую улыбку этой уже не молодой женщины. Действие зелья вступило в силу, и через минуту парень забылся крепким сном.
***
В это время Лили Эванс сидела у себя в комнате и просматривала маленький дневничок. Самая первая запись была сделана в тот день, когда одиннадцатилетняя девчонка получила свое первое письмо из Хогвартса, письмо о её зачислении. Было изумление, вытянутые лица родителей и их удивленные глаза, были слёзы, была радость: было всё. То, что другим казалось нереальным, несуществующим, сейчас открывало свои объятья для неё. Тогда еще маленькая девочка прыгала от счастья и повторяла как мантру «Я знала, я всегда знала!». Она помнила, как в коридор вышла ее сестра, разбуженная громким криком, и остановилась возле лестницы, наблюдая за ней. Петуния до сих пор не понимала её и считала сумасшедшей, по крайней мере, так казалось ей самой, но не Лили. Она слишком хорошо знала свою сестру, чтобы позволить себе думать о ней так. В глубине души она, как и Лили, верила в магию и волшебных существ, но было глупо это признавать при всех, ведь ее могли посчитать сумасшедшей. В то время как Лили, будучи весьма мечтательной и романтичной девушкой, с головой отдавалась своим фантазиям. С тех пор как она в первый раз уехала в Хогвартс, у них испортились отношения с сестрой. Петуния предпочитала избегать Лили, находя различные предлоги. Покидая дом и в очередной раз прощаясь с родителями, Лили всегда обнимала их и целовала, но сестра никогда не спускалась вниз, чтобы попрощаться с ней. Уже находясь на улице, девушка поворачивалась лицом к дому и бросала быстрый взгляд на окно на втором этаже. Петуния каждый раз стояла возле окна и, поджав губы, холодно смотрела на нее. И Лили каждый раз махала ей на прощание, а Петуния, как в замедленном кино разворачивалась и уходила от окна. Так продолжалось на протяжении двух лет.
На третьем курсе гриффиндорка решила сделать сестре подарок, чтобы хоть как-то уменьшить ту стену, которая возникла между ними. Она долго ходила по магическим лавкам Хогсмида, Девушка никак не могла сделать выбор, как вдруг, проходя мимо витрины магазинчика «Мир магических существ», она заметила маленький черный комочек с ярко-голубыми глазами. Это был котенок, а точнее мини-вариант настоящего котенка. Лили знала слабость сестры перед этими домашними животными. Петуния просто обожала кошек и могла часами с ними возиться, но из-за аллергии их мамы на шерсть, им не разрешалось заводить котенка. Маг, продающий магических котят заверил девушку, что его котята не вызывают приступы у аллергиков. И Лили, сияя, как только что появившаяся на небе звезда, расплатилась с продавцом, забирая маленькое чудо. Это должен быть просто необыкновенный подарок, подарок, который запомнится её сестре на всю жизнь. Она тогда и не догадывалась, насколько в тот момент была права. Лили как сейчас помнила лицо Петунии,  когда она преподнесла этот подарок. Маленький черненький котенок с обвязанной вокруг шеи ленточкой. Её сестра в нарядном красном платье стояла с широко раскрытыми от удивления и восхищения глазами. Казалось, не было предела её радости, она аккуратно взяла в руки это чудо и закружилась по комнате вместе с ним. Лили никогда в жизни не видела свою сестру такой счастливой, и она улыбалась вместе с ней. Потом был праздничный ужин, свечи, разговоры за столом и много-много подарков. Своей маме Лили подарила плед, который согревал, если было холодно, и спасал от жары, если температура изрядно повышалась. Папе же достался маленький портсигар. Лили не стала раскрывать отцу тайну этого портсигара, которая заключалась в том, что иногда из него пропадали сигареты. «Пусть это будет для него сюрпризом», - подумала она, покупая вещицу. Но больше всего она была рада тому, что ее подарок понравился сестре. Около двенадцати сестры поднялись в свои комнаты, чтобы взять вещи потеплее. Сразу после двенадцати она планировали выйти на улицу и поздравить соседей. Лили уже вышла из своей комнаты, как неожиданно раздался дикий крик в комнате Петунии. Недолго думая, девушка побежала к ней. Лили распахнула дверь. Перед ней предстала полутемная комната, освещенная всего одним светильником. Петуния, задрав ноги, сидела на кровати, в то время как маленький белый котенок, зацепившись за край простыни, карабкался на постель. Гриффиндорка с ужасом осознала, что она совершенно забыла предупредить сестру о магической особенности этого существа. В темноте шерстка котенка становилась белой. Как раз в этот момент ему все-таки удалось забраться на кровать. Он  подошел к ноге Петунии и тихонько потерся об нее мордочкой. Перепуганная девушка пнула его ногой, и маленькое чудо шлепнулось об стенку. Лили подбежала к котенку и подхватила его на руки, он не шевелился. Две тоненьких мокрых полоски побежали по лицу девушки. Она помнила злой голос сестры, которая приказала ей убираться из её комнаты вместе с этим чудовищем, помнила также свои просьбы, надеясь, что сестра выслушает ее, помнила всё. И даже закрытую перед ее носом дверь.
Девушка провела пальчиком по неровным строчкам, раскинувшимся длинными змейками на странице дневника. Здесь. Именно на этой странице были записаны ее чувства, испытанные гриффиндоркой в ту ночь. Пульсирующая боль и горькие слезы пронизывали и окропляли белый листок бумаги. Казалось, сама бумага пропиталась ее болью и отчаяньем и теперь всегда, читая эти строки, у девушки в горле образовывался тугой комок, рождающий болезненные спазмы в горле.
Секунда и на страницу упала горячая слезинка гриффиндорки, присоединяясь к своим давним собратьям. Дневник выскользнул из ее дрожащих рук и, закрыв лицо ладошками, она заплакала. Ее слезы предназначались не погибшему давно котенку, а черноволосому самоуверенному мальчишке, который всегда ее раздражал, выводил из себя, вызывал в ней желание ударить и накричать на него. Тогда почему она рыдает? Ответа на этот вопрос она не знала, как не знали и другие, пребывавшие в подобной ситуации. Просто сегодня находясь рядом с ним таким беспомощным, без его обычного наглого выражения на лице, она увидела в нем того маленького черного котенка, который погиб, даже не зная за что. Ей нужно было время, нужна была дружеская рука или плечо, чтобы пережить этот момент слабости, но ни того, ни другого у нее не было. Лили собрала все свои оставшиеся силы и попыталась успокоится. Для начала она глубоко вдохнула и с облегчением выдохнула. Ей больше не хотелось плакать и, наложив на дневник запирающее заклинание,  она левитировала его в сундук.
Судя по часам, ей пора было спускаться в Большой зал, но для начала девушке не мешало умыться и, не теряя больше времени, она направилась в ванную комнату.
***
Часы пробили три часа, когда Лили вбежала в больничное крыло, получив одновременно выговор от мадам Помфри и профессора МакГонагалл, находящихся там. Девушка, слегка покраснев, извинилась и направилась к дальней кровати. Не признаваться же ей всерьез, что ей не терпелось увидеть Джеймса Поттера. В палате ощущался легкий запах лекарственных зелий, который странным образом успокаивал девушку. Поэтому, очутившись возле кровати Поттера, она чувствовала себя совершенно спокойной. Джеймс лежал с открытыми глазами и смотрел не моргающим взглядом в потолок. Лили неуверенно окликнула его.
Парень вздрогнул и повернул голову в ее сторону. На его лице играл легкий румянец, а в глазах читалось удивление.
- Лили? Я рад тебя видеть.
- Я тоже рада тебя видеть… Живым, – улыбнулась девушка.
Джеймс не смог удержаться от рвущегося наружу сарказма:
- Неужели неприступная Эванс решила снизойти и побеспокоиться о несносном, доставшем ее гриффиндорце?
- Поттер, не начинай… - девушка перестала улыбаться, и в ее голосе появились опасные нотки.
- Или ты слишком горда, чтобы это признать? – предположил он с деланно серьезным лицом.
- Я тебя предупредила, еще одно неверное слово и последние новости останутся тебе неизвестными. А они, поверь, очень и очень плохие.
Девушка  и парень напряженно смотрели друг другу в глаза, словно испытывая друг друга. Повисшую тишину нарушил чуть хрипловатый голос  с противоположной кровати.
- Эй, ребята, полегче! От накала ваших страстей в палате душно становится, - Сириус с еле сдерживаемым весельем наблюдал за ними.
- Тебе тоже здравствуй, Сириус. Вроде бы культурный парень из чистокровной семьи, а здороваться тебя так никто и не научил, - Лили «сердито» на него посмотрела, но в душе она была благодарна своевременному вмешательству этого улыбающегося во все тридцать два зуба недоразумения.
Напряжение между Джеймсом и Лили пропало, словно и не возникало. И девушка с облегчением опустилась на стул возле его кровати. Парень тут же воспользовался моментом и легонько подцепил ее руку своей. На секунду на лице гриффиндорки выразилось недоумение, граничащее с возмущением, но потом она сдалась и позволила Джеймсу держать ее руку.
- Хорошо теперь рассказывай, что там происходит, - Сириус на противоположной кровати пододвинулся ближе.
- Всё очень плохо, парни. Директор был очень недоволен и, я думаю, вас ждет серьезный разговор с ним.
- У него есть какие-нибудь теории или он слепо допускает, что это мы причина того взрыва? – слегка наморщившись, спросил Джеймс.
- Сомневаюсь…. Я видела его только возле теплиц, потом он ушел к себе в кабинет вместе с профессором МакГонагалл, - девушка оглянулась, но профессор Трансфигурации уже покинула Больничное крыло.
- Значит, дела плохи, - подвел горизонтальную черту Сириус. - Хотя если смотреть с оптимистической точки зрения – нам приходилось разгребать проблемы и похуже.
Девушка сердито взмахнула рукой, которую еще минуту назад держал Поттер.
- Вы хоть осознаете, что по официальной теории, это ВЫ взорвали теплицы, это из-за вас отменены занятия по Травологии и, в конце-то концов, из-за вас пострадал еще один невинный человек!
После ее слов между ребятами мгновенно опустился прозрачный ледяной занавес.
- Прости, это ты случайно не Снейпа назвала невинным человеком? – в голосе Джеймса проглядывала вновь закипающая в нем ярость.
- Именно его, - в глазах гриффиндорки снова зарождался холод, - Он, между прочим, пострадал даже больше чем ты! Он находился ближе к теплицам, нежели вы с Блэком.
Упоминание Снейпа хлыстом ударило по самолюбию парня, и он ядовито бросил:
- Ты так заботишься об этом слизняке, уж лучше бы тогда рыдала над его распростертой тушкой и не тратила на меня время.
Девушка подскочила как ошпаренная, яд его слов сковал ее едва оттаявшее сердце, и, кое-как сдерживая себя от того, чтобы ударить его по лицу, она сердито прошипела в ответ:
- В таком случае, я последую твоему совету…
И чуть не сбив мадам Помфри с ног, она вылетела из больничной палаты.
Разговор был обрезан на корню. Джеймс в отчаянье приложился головой об подушку. Надо же было его угораздить, испортить всё за одно мгновение.
- Сохатый, ты балбес! – сочувственно покачал головой Блэк.
«Дурак!» - мысленно отругал себя Джеймс.
А через две кровати от них лежал пришедший в себя Снейп. На его лице играла триумфальная улыбка.
Сообщение отредактировал Чайный котёнок - только что
Чайный котёнок
16.1.2007, 17:04 · Re: Не верь словам...
Аватар
Глава 2
***
В полутемной комнате, освещенной отблесками каминного огня, находилось двое человек. Один стоял спиной к другому возле камина, а второй робко переминался с ноги на ногу около двери.
- Я слышал, дело провалилось, - голос мужчины был предельно спокоен. – Не мог бы ты назвать причину этого провала?
- Вмешались директор и два других профессора, - парень никак не мог унять дрожь в коленях.
- Значит, в дело вмешался директор…. Я правильно понял?
Мальчишка быстро кивнул. Еще не хватало, чтобы этот чрезвычайно «спокойный» тип выместил на нем бушевавший в нем гнев.
- Следовало предполагать, - в его голосе все-таки прорвались нотки раздражения, но в ту же секунду голос снова стал холодным как сталь. - Он видел тебя?
Парень отрицательно покачал головой.
- В таком случае, все не так плохо… Возвращайся  и первое время ничего не предпринимай. Посмотрим, какой будет следующий ход Дамблдора. – Мужчина ухмыльнулся и, развернувшись к парню, добавил, -  возьми листы со стола и потрудись, чтобы они были розданы всем шестикурсникам Слизерина, надеюсь, мне не нужно напоминать, что об этом никто не должен знать?
Парень кивнул и робко подбежал к столу, быстро сгреб чистые, немного отливающие зеленым цветом листочки и устремился прочь из комнаты от этого ужасного человека.
Мужчина передернул плечами, даже сейчас после ухода мальчишки в воздухе все еще ощущался страх, испытанный этим парнем. Казалось, воздух насквозь пропитан им, а чего-чего страха он не выносил, потому что считал его слабостью непозволительной для чистокровных особ. Хотя, с другой стороны, приятно было ощущать, что тебя боятся, значит, власть все еще в твоих руках. Тихо рассмеявшись, он добавил вслух:
- Теперь твой ход, Альбус.
***
«Дура! Дура!» - лихорадочно крутилось в голове у девушки. Она бежала по пустым полутемным коридорам Хогвартса. Сотни глаз с портретов наблюдали за ней, но она не обращала внимания. Слез не было, да и глупо было плакать - сама ведь виновата. Чего она ждала от их встречи? Да чего угодно! Только не этого…
«- Неужели еще пятнадцать минут назад я верила в то, что он хоть чуточку повзрослел. Какая же я была дура!» Его граничащее с ненормальностью чувство собственничества и превосходства выводили девушку из себя. Хотелось наложить на него проклятие, да такое, чтобы он потом всю жизнь об этом помнил и уже больше никогда не задирал нос.
«- Ненавижу! Как я его ненавижу!» - Лили казалось, что она никогда еще не была так зла. Девушка не позволяла себе ни на секунду усомниться в правильности своих суждений, какими бы абсурдными они не показались ей потом. Именно сейчас она считала, что видит вещи в их исконном свете. И ненавидеть Джеймса было также правильно и естественно, как дышать. Зеленые глаза девушки яростно сверкали.
Если бы ей довелось в эту минуту быть увиденной греком, он бы в изумлении вскрикнул. Девушка напоминала Артемиду, жаждущую покарать вторгшегося в ее девственные леса путника. Но Лили находилась не в Древней Греции, а в Хогвартсе и единственное с кем ее можно было сравнить в данный момент – это с разъяренным гиппогрифом. Случайные студенты, оказывающиеся на ее дороге, старались проскользнуть мимо нее незамеченными. Это был напрасный труд, девушка не видела перед собой никого и ничего она просто бежала, только бы подальше, только бы туда, где нет людей, туда, где ее никто не найдет.
- Эй, Эванс, стой! – её кто-то окликнул из толпы гриффиндорцев, но она, даже не повернув голову в его сторону, скрылась за поворотом.
- Что это с ней? – поинтересовался Фрэнк Лонгботтом, парень, который ее окликнул, у Алисы. Девушка только пожала плечами, так и не отводя взгляда от угла, за которым скрылась ее подруга.
Лили сама не заметила, как оказалась в западном крыле замка. Запыхавшаяся и кое-как стоящая на ногах, она прислонилась к двери какого-то кабинета. Дверь подалась вперед, и девушка от неожиданности, подавшись вслед за дверью, ввалилась в класс и упала на пол. Падение на холодный каменный пол привело ее в чувства, и она подскочила на ноги. Лили, скорее механически, нежели намеренно отряхнула мантию и окинула взглядом кабинет. Интерес одержал победу над остальными ее чувствами. И девушка позволила себе спокойно проанализировать ситуацию. Так, судя по большому количеству шкафчиков, доверху наполненных различными магическими предметами, свитками и древними книгами, а также согласно ее опыту посещения этого класса, можно было сделать только один вывод – это кабинет Заклинаний. Второе, что она осознала, было то, что он пуст, хотя дверь была не заперта.
«- Значит сюда кто-то должен прийти» - девушка нахмурилась.
Здесь определенно ей больше делать нечего. Общества кого-то ей не нужно, да и вообще девушке хотелось побыть одной. Лили подошла к двери и уже собиралась выйти из класса, как услышала голоса двух профессоров. Причем голоса становились все громче и громче, а, следовательно, обладатели этих голосов направлялись в ее сторону. У нее было два выхода: первый, выйти и, извинившись, убежать прочь и, второй – спрятаться и дождаться, пока они уйдут.
Сама того не ожидая от себя, девушка метнулась к массивному столу, комфортно расположившемуся на другом конце комнаты и  спряталась под ним. Только она опустилась на пол, как в тот же момент в класс вошли профессор Дамблдор и профессор Флитвик. Лили ощутила, как она медленно начала заливаться краской. Еще бы! Староста факультета, как маленький воришка, затаилась под столом и теперь волей-неволей вынуждена подслушать приватный разговор двух профессоров. Девушка что есть силы стиснула зубы. Ее день явно не задался.
«- Может еще не поздно вылезти и извиниться?» - подумала она. Затем она печально прислонилась головой к внутренней стенке стола. У нее совершенно не было сил, что-либо объяснять, а в случае вылазки объяснять бы пришлось и ой как много пришлось бы объяснять.
Двое мужчин расположились в передней части класса, не проходя вглубь, чему была искренне благодарна Лили. Так у нее было больше шансов остаться незамеченной. Первым разговор начал Флитвик, и девушка с обреченностью отметила, что не подслушать ей не удастся. Чертова акустика класса!
- Альбус, вы же не будете наказывать мистера Поттера и его друга мистера Блэка? Весьма сомнительно, что этот взрыв их рук дело. - Молодой профессор присел в только что наколдованное директором кресло.
При упоминании ненавистного имени, Эванс ощутила вновь закипающую в ней ярость, но желание услышать ответ директора остановило ее от необдуманных действий.
- Я знаю это, Филиас. К сожалению, мы не можем оставить их без наказания, иначе, «он» поймет и будет действовать умнее. Нет, мы не можем этого допустить, - покачал головой директор. Флитвик недовольно поморщился.
- Мы можем попробовать выяснить, кто это был.
- В случае, если мы раскроем себя, это только насторожит его.
- Но мы ведь можем и не совершить ошибку. Зачем втягивать в это дело парней?!
- Эх, как все плохо. Не в наших силах что-то изменить.
Лицо Дамблдора было серьезно, и в нем читалась искренняя печаль. Директор стоял и смотрел прямо перед собой, не замечая трясущегося мелкой дрожью Флитвика. Когда возмущение профессора все-таки достигло своего апогея, он без тени улыбки предложил:
- В таком случае, их нужно предупредить о возможной опасности.
- Ни в коем случае, - покачал головой директор. – Думаю, настало их время проявить себя и свою находчивость, а ее у них, поверь, много! В то время как мы вынуждены будем лишь наблюдать.
Лицо Лили помрачнело, и она сжала кулаки.
Директор резко развернулся в ее сторону, услышав какой-то щелчок. Девушка затаила дыхание. Не хватало, чтобы ее присутствие было обнаружено, когда она уже столько успела подслушать.
- Что-то случилось, Альбус? – задумчиво спросил профессор.
- Нет, ничего… - Дамблдор повернулся к нему лицом и печально улыбнулся. - Я понимаю и разделяю твои переживания насчет готовности парней, но у нас нет другого выхода.
- Но, Альбус, они же дети! – чересчур эмоционально воскликнул Флитвик.
- Филиас,  они давно уже не дети. Мы слишком многое потеряем, если сейчас вмешаемся. И, честно говоря, я надеялся, что ты назначишь им отработку, так как (профессор Спраут) наотрез отказалась подпускать их к своим теплицам.
- Хорошо, Альбус. - кивнул Филиас. – Но я надеюсь, ты все-таки передумаешь насчет…
Профессор Заклинаний не успел договорить, как в класс вошла профессор МакГонагалл и сообщила, что директора ждут в его кабинете. Директор и профессор Флитвик поднялись из кресел и направились за Минервой. Через две минуты класс снова опустел.
Лили бледная, со сжатыми в кулаки руками сидела под столом. Девушка никак не могла решится, что ей теперь делать. Как истинная гриффиндорка она должна бежать к парням и всё им рассказать, но как Лили Эванс, она не могла этого сделать, так как это означало, что она должна отодвинуть на задний план свою гордость и позволить Поттеру еще раз над ней посмеяться.
Ремус! Вот кто ей нужен! Именно ему она все расскажет, а он передаст своим друзьям. Но и тут возникала проблема, Люпин сейчас находился у своей больной бабушки, а сообщить надо было немедленно.
«- Думай, Эванс, думай! Должен быть выход, просто обязан». - Девушка потерла лоб. – «Конечно! Как же я сразу не догадалась». - Она  выскользнула из-под стола и побежала прочь из кабинета.
Чайный котёнок
16.1.2007, 17:04 · Re: Не верь словам...
Аватар
Глава 3
Кошка
Она сама по себе, она со всеми и ни с кем,
Она нужна всем, но не нужна никому.
В ее зеленых глазах легко можно прочесть,
Что она принадлежать никогда не сможет одному,
Она всегда молчит, быть может, просто нет слов,
Ну а, может быть, считает, что нет смысла отвечать,
Но, в отличие от всех, она хотя бы не врет,
И если ты так захочешь, то она сейчас опять уйдет.
Еще один день, еще одна ночь, еще один год
Ты так надеешься, что у нее это пройдет.
И кажется, что ждать осталось совсем немножко,
Хочется верить, но она всего лишь КОШКА.
Припев:
Что ей снится, когда слезы на ее ресницах,
Когда в эту ночь опять не спится
И так больно курить одну за одной.
2. Ты ей все простишь утром, когда услышишь в свою дверь звонок,
Она опять улыбнется и уснет у твоих ног.
И что-то внутри вдруг снова станет на место,
Так далеки друг от друга, но все же кажется, что вместе.
Сейчас она с тобой, после с кем-то еще,
Она тебя понять не может, ей просто все равно,
Она всего лишь любит развлечения и вино,
И каждая ночь с ней каждый раз заодно.
Она вернется опять и снова будет молчать,
И ты ее не вини, если совсем не хочешь потерять,
Помолчи с ней немного, попробуй просто понять,
Она всего лишь КОШКА и хочет спать.
Наступил новый день. Утреннее солнце осветило просыпающийся и медленно оживающий замок. Всё, что находилось в окрестностях Хогвартса, стряхнуло с себя остатки ночного холода и окунулось в живительные лучи солнца. Дракучая ива протянула свои ветки к солнцу и как будто сама потянулась. Легкий осенний ветерок скользнул по верхушкам деревьев Запретного леса и прокатился водной рябью по озеру. Природа жила своей жизнью и не заботилась о мелких человеческих проблемах. Даже наступление темных времен, которые еще только начинали протягивать свои черные щупальца, в надежде обхватить весь мир, не смогло изменить процесс зарождения нового дня. Природа радовалась возвращению солнца после ухода ночи, потому что все в мире взаимосвязано и взаимоподчинено одним и тем же законам, появившимся вместе с зарождением мира.
Девушка, наблюдающая за восхитительным восходом солнца, сидела на подоконнике, прижавшись спиной к стене. Её взгляд был затуманен, она была далеко отсюда. Вот так беззаботно, забыв обо всех тревогах и проблемах, она проводила утренние часы. Трудно сказать что бы с ней было, лиши ее этой маленькой «награды», этой минуты отдыха, когда стресс повседневности отступал и позволял вымотавшейся девушке ощутить мгновение покоя и безмятежного счастья. Когда живительное тепло векового солнца, касаясь ее кожи, наполняло девушку уверенностью, что все будет хорошо, чтобы не случилось. Наступит ночь, но за ней непременно придет день, и солнце снова засияет в небе. И мир будет жить, будет жить вопреки всему, вопреки противостоящим ему силам, потому что так было всегда. И неважно, что будет через час или через два, это все временно и это уйдет, растворившись в небытие. А пока…пока у нее есть еще десять минут, чтобы сполна насладиться своим одиночеством.
***
В это время по пустым коридорам Хогвартса, мимо спящих или только притворяющихся портретов, шли два парня. Один парень, черноволосый с хаотично-растрепанными волосами и завораживающими карими глазами, шел молча, погруженный в свои мысли. Второй шел рядом с ним плечо к плечу и молча считал шаги.
«…пятьсот двадцать пять, пятьсот двадцать шесть, пятьсот двадцать семь… черт! Да когда же кончится эта пытка!» - с раздражением подумал сероглазый парень.
- Джеймс?
- Ммм? – не поворачивая головы, протянул парень.
- Может, сменишь гнев на милость и поговоришь со мной? – Сириус с нетерпением посмотрел на него.
Джеймс Поттер неопределенно взмахнул рукой, как бы спрашивая «о чем?»
- Сохатый, ты молчишь с того самого момента, как уговорил мадам Помфри отпустить нас из больничного крыла на два дня раньше. – начал отстраненно Сириус. – А все ведь началось еще вчера с твоей ссоры с Эванс! Ничего не хочешь сказать своему лучшему другу?
Джеймс тяжело вздохнул и произнес чуть хрипловатым голосом:
- Ты хочешь услышать, что я трижды мерлинов придурок? Это ты хочешь услышать? Так вот, Я Трижды Мерлинов Придурок!
Сириус громко рассмеялся, и от его раскатистого смеха проснулись на портретах все «спящие» и с недовольством зашикали на шумных гриффиндорцев. Блэк, не обращая на это внимание,  похлопал Поттера по плечу:
- Я это давно знал! И не смотри на меня так. Ты ведь сам в этом сейчас признался, да и согласись, ты вел себя вчера именно как «Трижды Мерлинов Придурок» - по-дружески улыбнулся Сириус.
Джеймс горько ухмыльнулся и продолжил:
- Я повел себя как придурок еще этим летом!
-  О чем это ты? – с легкой тенью беспокойства в голосе поинтересовался Блэк. Он сам не мог припомнить ничего, что могло бы вызвать такую жесткую критику со стороны своего друга.
- Бродяга, это я виноват, что произошел этот взрыв.
Сириус резко остановился и, схватив за плечо, ушедшего на два шага вперед Джеймса, развернул к себе.
- Повтори… - попросил он. Люди на портретах затихли, ожидая, когда же черноволосый мальчишка ответит. Одна Дама в белом даже перешла со своей картины на соседнюю, чтобы лучше слышать.
- Сириус, я думаю, настало время тебе всё рассказать. Идём.
И двое парней, не говоря друг другу больше ни слова, завернули за угол, ведущий к гриффиндорской башне. Их провожали разочарованными взглядами сотни глаз людей с портретов.
- Надо же такая новость сорвалась! – возмутилась Дама в белом, вернувшись к себе на картину. – Только зря разбудили. Проворчала она себе под нос и снова погрузилась в сон.
***
- Лили! – возле подоконника стояла светловолосая девушка с добрым открытым лицом. – Лили, ты что даже спать не ложилась?
Гриффиндорка, сидящая на подоконнике, глубоко вздохнула и повернула голову к Алисе.
- Я просто рано встала. Что-то случилось?
Алиса улыбнулась и присела рядом с подругой. Девушки были такими разными. Одна представляла собой ангела, спустившегося на землю, с добрым, очень добрым лицом. Всегда спокойная, рассудительная, всегда готовая протянуть руку помощи. Ее невозможно было не любить. Другая огненная, как и цвет ее волос, вспыльчивая, но благородная. Всегда вступающаяся за друзей и никогда не спускающая обид. Ее считали высокомерной и гордой, в то время как ее подругу мягкой и доверчивой. Красивая, но колючая роза и простая, но милая в своей простоте, ромашка.
Дикая консистенция двух разных людей, ставших самыми близкими подругами.
- Лили, скажи, что вчера с тобой произошло? На тебе лица не было!
Лили улыбнулась ей в ответ и, протянув руку, погладила по руке девушки. Мерлин, как же это милое создание очаровательно в своей заботе о ней. Неужели и она попадет под удар, готовящихся чьих-то злодейских планов, неужели и она пострадает в надвигающейся войне и ее захлестнет волной чужой ненависти, погребая под собой? Девушка видимо нахмурилась, так как лицо Алисы изменилось, и она, внимательно изучая глаза подруги, спросила:
- Лили, тебе нужна моя помощь? Ты ведь знаешь, ради тебя я все сделаю. - По лицу девушки потекли слезы.
Эванс наклонилась к Алисе и обняла ее, по щекам гриффиндорки тоже покатились слезы. Она всегда мечтала о тепле, она всегда мечтала, чтобы ее поняли и приняли такой, какая она есть, не прося ничего взамен. Как же ей не хватало просто друга, который смог бы ей посоветовать в трудную минуту, что делать, который поддержал бы ее на скользком жизненном пути.  У нее была сестра. Почему была? А разве можно назвать холодную, равнодушную к тебе «статую» сестрой? Так было не всегда, и именно это причиняло Лили невыносимую боль. Она помнила еще те дни, когда они с Петунией были не разлей вода. Она помнила теплые руки сестры, согревающие ее маленькие, оледеневшие на морозе ручки. В тот день она забыла перчатки дома, и ледяной ветер нещадно их обветрил. Петуния сняла свои перчатки и натянула ей, обхватив своими руками ее руки, чтобы было теплее. Лили помнила, сестре было холодно, но она терпела, крепко стиснув зубы, так как ветер больно жег кожу. Те времена безвозвратно прошли. Говорят нельзя жалеть о прошлом, но в прошлом Лили осталось слишком много, чтобы просто забыть и жить дальше.
В течение стольких лет девушка тратила все свои силы, желая вернуть их былое доверие, но Петуния оставалась отчужденной и холодной. Гриффиндорка так устала, что-либо доказывать! Ей просто нужна была поддержка и  понимание. И вот перед ней сидит Алиса, которая полностью, без остатка, не требуя ничего взамен, готова отдать свое время, только чтобы выслушать Лили и помочь ей разрешить все трудности и проблемы. Эта девушка заменила ей сестру. Но разве так должно быть? Почему Петуния не хочет понять, что Лили тяжело и без их бесконечных ссор, которые в последние годы сменило ледяное молчание? Она решит проблему с сестрой, обязательно решит, но пока ей просто необходима дружеская поддержка Алисы.
- Все в порядке, Алиса, все у меня хорошо. – Светловолосая девушка мягко отстранилась и покачала головой. Лили печально улыбнулась и прошептала.
- Я вчера очень устала…, но теперь все хорошо.
Алиса чувствовала, что это неправда, что Лили ее обманывает, но лезть ей в душу не хотела.
- Лили, тебя вчера искала профессор МакГонагалл, - вспомнила Алиса, а потом в ужасе зажала рот, увидев, как Эванс вздрогнула и побледнела. – Я что-то не так сказала?
- Нет, все так. Спасибо, Алиса, - Лили снова улыбнулась и спрыгнула с подоконника. – Я лучше пойду сейчас к ней, может она скажет мне что-то важное. Эванс помахала девушке рукой и выбежала из комнаты.
Светловолосая гриффиндорка глубоко вздохнула, она бессильна, что-либо сделать для своей подруги, пока та не раскроет перед ней свою тайну. В памяти Алисы до сих пор застыл образ испуганных глаз подруги, и она, вздохнув, подхватила свою сумку и выбежала из комнаты.
***
Джеймс и Сириус поднялись в спальню мальчиков. Поттер снова погрузился в сосредоточенное молчание. Только что внизу они пересеклись с Эванс, и он ее окликнул. Он сделал первый шаг. Но девушка проскользнула мимо него, даже не повернув головы. Несносная гордячка! Джеймс и предположить не мог, что у Лили сейчас в голове был такой кавардак, что она даже себя плохо помнила, не то, чтобы кому-то там уделять внимание. Девушка вообще за последнее время очень изменилась, она стала растерянной и озлобленной, чтобы ее вывести из себя достаточно было лишь слегка повысить голос. Так думал Джеймс, он ошибался, но пока этого еще не понимал, да и у него были проблемы совсем другого плана.
- Сириус! Джеймс! Вас выпустили наконец-то. – перед ними появился невысокий парень.
- Счастливы снова лицезреть тебя, Питер! А также счастливы, что есть, чем лицезреть! – улыбнулся Сириус. - Скучал?
- Я вас навещал, но вы были без сознания… - затараторил парень.
Джеймс махнул рукой, останавливая никому не нужные объяснения, и опустился на свою кровать.
- Мадам Помфри говорила. А теперь подойдите сюда, мне надо вам рассказать то, что нужно было рассказать еще летом.
Спустя полчаса парни были в курсе произошедшего. Сириус сидел на подоконнике и качал ногой.
- Почему ты раньше не рассказывал, что тебе было сделано это предложение? – чересчур спокойным голосом начал Блэк. Питер, расположившийся на противоположной стороне кровати Поттера, молча изучал узор на покрывале.
- Я не мог. Прости, Сириус, я просто не мог озадачивать тебя своими проблемами, ты был так счастлив этим летом.
- Ты идиот, раз так думаешь! – парень начал выходить из себя. Сириуса было трудно вывести из себя в принципе, но если это кому-то удавалось, то крик мог продолжаться часами. – Сохатый, ты ведь знаешь, что ты мне как брат. Скрывать от меня такое! Покажи мне это письмо.
Джеймс встал и подошел к своему сундуку. Через несколько минут все содержимое сундука оказалось на полу, а в руках Джеймса белел листочек.
Сириус взял его у Джеймса из рук и начал читать.
«Поттер, тебе дается последний шанс, сделать правильный выбор и перейти на правильную сторону. Победа будет не за грязнокровками и, если ты выберешь их, тогда ты обречен. Подумай хорошо, второго шанса не будет».
- Записка написана твоим подчерком. - невзначай бросил Блэк.
- Копирующие чары. – Джеймс сидел на кровати, и, казалось, его ничто не трогало. На его лице застыла равнодушная маска.
- А ну да, а где оригинал?
- Сгорел, сразу же как я отказался.
Сириус перечитал письмо еще раз и потер лоб.
- Так ты думаешь, из-за твоего отказа на тебя было совершенно покушение? – Блэку казалось это объяснение неправдоподобным.
Джеймс повернул голову к Сириусу, и его губы растянулись в некоем подобии ухмылки.
- У тебя есть другие предположения?
Сириус снова потер лоб. Что-то неизменно ускользало от его понимания и, чтобы это понять, ему надо было сосредоточиться, но из-за активной работы мысли у него это не выходило. Он бросил бессмысленные попытки и, спрыгнув с подоконника, вернул письмо Поттеру.
- Парни, кушать хочется. – подал голос Питер. – Может, пойдем в Большой зал, а то скоро завтрак закончится. Тем более туда должен прийти Ремус, который как раз сегодня возвращается. - быстро добавил он, видя, что гриффиндорцам не очень понравилось его предложение.
- Ладно, идем. - кивнул Сириус. – В этом деле без участия всех мародеров не разобраться.
И парни, поднявшись со своих мест, покинули спальню мальчиков.

***
Это конец. Макгонагалл всё знает. Ее лишат значка старосты и назначат наказание. Нет, все будет намного хуже. Профессор МакГонагалл напишет ее родителям, и Лили выгонят из Хогвартса - мысли девушки хаотично метались в голове. Надо было ей подслушивать этот разговор!
Сестра будет рада… - почему-то пришла ей в голову мысль, и именно она выдернула девушку из прострации. Какая глупость! Еще никого не выгоняли за подслушивание! Да, ее накажут, но выгнать не выгонят. Но может попробовать всё объяснить?
Девушка стояла перед кабинетом декана Гриффиндора и не знала, что ей сделать постучать или еще немного постоять. Глубоко вдохнув, Лили постучала и вошла в кабинет. Макгонагалл сидела за своим рабочим столом.
- Мисс Эванс, хорошо, что вы зашли. Проходите и садитесь, мне нужно с вами поговорить.
Девушка в полуобморочном состоянии прошла к стулу возле преподавательского стола и мягко опустилась.
- Профессор, я не виновата… - начала она.
- Мисс Эванс, вас никто и не винит, такое порой случается.
Декан казалась удивленной. Будете чай? Девушка отрицательно покачала головой.
Лили начинало трясти от вынужденного промедления, и она с раздражением отметила, что даже преподаватель Трансфигурации, когда ей надо было поговорить о чем-то важном, тянула время, как это обычно делал директор, и это выводило из себя.
- Вы же знаете, что произошел взрыв? – не дожидаясь ответа, профессор продолжила. – Виновники этого происшествия должны быть наказаны, и поэтому я хочу, чтобы вы проследили за отработкой мистера Блэка и мистера Поттера, так как профессор Флитвик чрезвычайно занят.
Нет! Мерлин, только не это! Кровь бросилась Лили в лицо, придавая ее коже красноватый оттенок.
- Вам дурно, мисс Эванс?
- Нет, все хорошо…
Лили начинало мутить. Что же это происходит, судьба решила растоптать ее?! Чтобы девушка ни делала, ей все выходило боком. Мало ей своих проблем, так ей еще придется подрабатывать сиделкой Поттеру! Одно хорошо, МакГонагалл не знает о ее осведомленности.
- Профессор, я должна буду проводить с ними все время отработки?
- Конечно, нет! Вам нужно будет лишь назначать задания и проверять их. А в остальное время вы вольны делать, что вздумаете.
Девушка расслабилась, самое страшное было позади.
- А теперь, мисс Эванс, если вы не возражаете, пойдемте в Большой зал. Там сейчас как раз будет завтрак.
Лили поднялась со стула и вместе со своим деканом покинула ее кабинет.
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 10.12.2016, 0:22
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика