Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



2 страниц V   1 2   
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Судьба цвета пепла

Wolf
25.12.2006, 18:11 · Судьба цвета пепла
Аватар
Действия разворачиваются после смерти Сириуса - шестая книга. Немного AU - касательно свойств аконитового зелья. События с точки зрения Поттера (или какого-либо другого персонажа) указываются вскользь и очень редко. Основной упор сделан на развитие отношений между Тонкс и Люпином. На вторых ролях - великое семейство Уизлиsmile.gif

23 главы.
Wolf
25.12.2006, 18:12 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 1. Моль бледная

Конец июня
Лондон словно вымер.
Серый, вязкий как вата туман. Серый дождь, не по-летнему холодный и унылый. Серая мокрая кошка, забившаяся под ларёчный навес на серой пустынной улице...
Казалось, весь мир стал таким же серым, как и я. Отражение в окне вперилось в никуда невидящим взглядом. Мне стоило усилий сфокусировать взгляд на заляпаном пылью стекле - это что, я? На что же я стала похожа? К горлу подкатила злость. Сосредоточившись, я попыталась изменить хоть что-то в этом смазанном, выцветшем образе. Вотще.
Не изменились ни мышиного цвета волосы, ни водянистые глаза с расширенными как у обкуренной зрачками... Какого они цвета? Я свела глаза в одну точку, коснувшись кончиком носа оконного стекла, стараясь получше разглядеть свое отражение. Из груди вырвался истеричный смешок. Серые, дементор их подери...
-Тонкс?
Вздрогнув, я обернулась. Рядом что-то звякнуло и разбилось. Стакан...
-Ремус?
-Что ты тут делаешь?.. Это твой стакан? - его взгляд подозрительно разглядывал осколки. - Ты же не?..
-Это вода. Ты что-то хотел?
-Спустись на кухню. Мы хотим помянуть Сириуса.
Я вздохнула. Кто бы мог подумать, его больше нет. Я даже и узнать его толком не успела. Прошел уже месяц со дня его гибели. Жаль...
Я так увлеклась своими мыслями, что Ремус истолковал это по-своему. Я очнулась, когда его пальцы сжали мою ладонь.
-Мои соболезнования.
-А? - я не понимающе уставилась на него. И замерла. В этих желтоватых глазах мерцало нечто, заставившее мое сердце проследовать по маршруту "голова - пятки" и остаться там на несколько долгих секунд. Нет, это была не жалость. И даже не сочувствие, что в шло в разрез с только что произнесенными им словами. Тогда что?
Я выдернула руку из его пальцев.
-Все нормально, - не столько ему, сколько своему контуженному сердцу, ползком возвращавшемуся на законное место, сказала я. - Я... я сейчас приду, - голос дрогнул и я поспешила зарулить в свою комнату (прямо над входом в Орден Феникса. Ужасное место - слышен каждый вопль мамаши Сириуса.)
Странно, как такая ненадежная и хлипкая вещь, как тонкая деревянная дверь, может олицетворять собой гранитную стену между двумя мирами: мной и всеми остальными. Силы покинули меня внезапно. Также внезапно, как летний Лондон мясяц назад превратился в тусклую пародию на магловские фильмы ужасов; также, как еще, казалось бы, недавно хохочущий Сириус вместе с ужасными близнецами Уизли подкладывали под дверь Снейпа гору навоза, добросовестно наложенную Клювокрылом - а теперь... Не скоро в этом доме вновь будет звучать такой искренний смех. Если вообще когда-то будет.
Слезы душили, ноги отказывались держать, и я рухнула ничком на кровать. Нет, не по Сириусу были эти слезы, хотя для каждого из нас он стал близким, родным человеком. О, как ошибался Люпин в своих, как он считал, успокаивающих речах. Как бы я хотела, чтобы вместо той чуши, что обычно произносили эти губы, они...
Но нет. Куда проще было изображать из себя влюбленную в Сириуса девушку.
***
Около двух месяцев назад.
Около полуночи из комнатушки на чердаке доносился грохот, клекот и хлопанье крыльев гиппогрифа, сопровождаемые переодическими взрывами хохота двух мужчин. Тонкс, не совсем понимая, зачем она туда идет, прокралась поближе к двери комнаты, где происходило нечто странное, и заглянула внутрь.
И обомлела. В воздухе летали облака белых перьев, очевидно, вытряхнутых из растерзанных насмерть подушек, чьи тряпичные тела валялись в разных углах комнаты. Во всем этом безобразии, явно наслаждаясь происходящим и не замечая ничего вокруг, вооружившись волшебными палочками, резвились два здоровенных лба - бывший заключенный Азкабана Сириус Блэк и не менее бывший профессор ЗОТИ Ремус Люпин. Картину "поросята на выгуле" довершал совершенно очумевший Клювокрыл, хлопающий крыльями и отчаянно орущий что-то по-гиппогрифьи двум чокнутым дядькам.
-Что... - промямлила Тонкс, ошалев от увиденной картины. Кашлянув и обретя голос, она повторила, но уже во всю мощь легких: - ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ?!
В один миг все стихло. Мужчины, замерев на месте в смехотворных позах, попытались было привести себя в порядок, но вместо этого разразились громким хохотом, и буквально повалились на пол.
-Что, во имя Мерлина, это было? - Тонкс нерешительно зашла в комнату. Кружащиеся в воздухе перья тут же облепили ее волосы цвета жвачки и она стала похожа на открытку-"валентинку".
-Мы не... не мо... - попытался что-то проговорить Ремус, но только обессиленно откинулся на спину и застонал, хватаясь за голову, сотрясаясь от смеха.
-Тонкс, присоединяйся! - пригласил поднимающийся с пола Сириус. - Мы тут решили детство вспомнить.
-Угу. - Взгляд Тонкс задержался на пустой бутыкле огневиски. - Детство, значит?
-Ну, Тонкс... - Сириус перехватил взгляд девушки и теперь подходил к ней с лукавой улыбкой. - Ты же не будешь нас шлепать по попке за всего-то одну выпитую бутылку?
Щеки Тонкс залились румянцем, учитывая, что один из нашкодивших "детишек" был ей не безразличен.
-Луни, хорош там валяться, - бросил за спину Сириус, обняв свою двоюродную племянницу - а именно ей Тонкс приходилась Блэку. - Смотри, какой ангел к нам прилетел... - Он начал сдувать с ее волос перья, все больше приближая свое лицо к лицу девушки.
-Угомонись, блохастый, - раздался голос Люпина, когда расстояние между Сириусом и Тонкс грозило сравняться нулю. На плечо Блэка легла ладонь друга и мягко, но властно отстранила его от девушки, давая ей перевести дух.
Тонкс подняла взгляд на своего спасителя. Не то чтобы она сильно переживала по поводу того, что время от времени подвыпившего Блэка заносило и он начинал приставать к ней - в шутку до сегодняшнего дня - и что вообще-то они были родственниками, хотя и не особо близкими. Но что-то в голосе Люпина заставило одуматься Сириуса и... обеспокоить Тонкс.
-Кхм, извините... я... это... - замялся Блэк.
-Переоценил свои возможности в выпивке, - Люпин помог ему подобрать слова. Сириус кивнул.
Блэк стоял спиной к Тонкс; на его плече все еще покоилась ладонь друга, а сам Ремус смотрел в глаза девушки.
-Все в порядке, все... - он говорил какую-то ерунду, чтобы замять ситуацию, но Тонкс его не слышала. Ее словно пригвоздили к месту. Все, что сейчас существовало для нее - янтарного цвета глаза, скользящие по ее телу. Так на нее никто никогда не смотрел.
И тут она поняла, в чем дело. Она стояла перед ними босиком, в коротеньких пижамных шортах и старой майке, ее любимой, с забавным мышом на красном фоне, и все это одеяние показывало куда больше, чем скрывало.
-Ээ, я пойду... Извините за вторжение. - И, едва не врезавшись в дверной косяк, Тонкс выскочила в коридор.
Где немедля столкнулась со Снейпом.
-Ночное рандеву, мисс? - ядовито осведомился зельевар. Он стоял, прислонившись к стене рядом с комнатой, и явно подслушивал происходящее. - Люмос. О, милый наряд.
Тонкс, и без того смущенная, стала красная как рак, и хотя в слабом мерцании волшебной палочки этого не было видно, Снейп прекрасно знал слабые места девушки.
Тонкс хотела проигнорировать мерзкого типа и пойти к себе в комнату, но он встал у нее на пути.
-Пустите.
-Я вас не держу, и прикасаться не собираюсь, - выплюнул Снейп, а потом ухмыльнулся. - Впрочем, вы и так неплохо проводите время в этой милой компании, - он слегка качнул палочкой в направлении двери. - Будьте осторожны, мисс Тонкс... - Он приблизил свое лицо к ее, отчего она подалась назад. - Чем гаже ваша компания, тем хуже из вас аврор. Ваши чувства - слабое место, куда с удовольствием ударит Темный Лорд.
-Довольно.
Снова он. Нет, Люпин сегодня однозначно играет роль матери Терезы.
-Доверие Альбуса еще не повод унижать жителей этого дома. - Снейп колебался между желанием наслать на Люпина "аваду кедавру" и опуститься до магловского мордобития.
Тем временем Ремус взял под локоть притихшую девушку и увел прочь от зельевара. Комната Тонкс была этажом ниже.
-Спасибо, - она посмотрела на него со смесью веселья и смущения, когда они добрались до ее дверей.
-За что?
-Ты спас меня от Снейпа и поставил на место Сириуса. Эти двое друг друга стоят.
-О, да, - грустно улыбнулся Ремус. - Наверное, мы все такие ненормальные потому, что иначе в этой жизни не уцелеть.
-Кто-то сказал, что красота спасет мир... Если это так, - Тонкс посмотрела на свои босые ноги, - то мне не грозит его спасать.
-Чушь, ты очень красивая.
Они встретились взглядами и снова забыли обо всем на свете.
-Правда? Я тебе нравлюсь? - сказала она и только потом захлопнула рот, в ужасе ожидая ответа.
-Тонкс,я... староват для тебя.
-Ты сказал мне "чушь"? Нет, Ремус, вот это - чушь! - она взяла его руку в свою. - Ты одного возраста с Сириусом. Ни ты, ни он не старые - Дамблдор старый!
Ремус усмехнулся, глядя на их сплетенные руки.
-Скажешь тоже... Я не просто старый. Я опасен. - Лицо его омрачилось.
Тонкс не знала, что возразить на это заявление. Да, опасен. А как иначе, если каждое полнолуние вместо этого стеснительного, грустного, нежного человека появляется ужасное существо, проклятое в веках. Но разве есть ей дело до этого? Она-то знает, какой он на самом деле.
-Ты человек, Ремус. Мне этого достаточно.
-Спасибо, - глухо проговорил он.
Сколько времени они так стояли, никто из них не знал. Большой палец Ремуса неосознанно ласкал ее ладонь, и эта ласка начинала сводить с ума.
-Рем, - шепнула Тонкс, вздрогнув, когда его рука поднялась выше, к ямочке на локте, а сам мужчина стал придвигаться ближе к ней.
Его глаза стали темнее, чем были и в них появилось чувство, нагнавшее на девушку волну страха - голод. Это и ничего больше. Перед ней все еще стоял тот самый Ремус, но в его глазах плескалось дикое первобытное желание.
Она не помнила, как потянулась к нему, как его губы сначала замерли в нерешительности, а потом едва не лишили ее способности мыслить, дышать, помнить - кто я? где я? - и вообще существовать. К реальности ее вернул полустон-полурык, вырвавшийся из груди вервольфа.
Вервольфа.
Она вздрогнула, и это заставило Люпина отскочить от нее на шаг назад.
-Нет, я не... - начала Тонкс, едва не заплакав от окружившего ее холода. Она хотела вновь оказаться в его объятиях, жарких, страстных, любящих. Теперь у нее не возникало сомнений по поводу его чувств к ней.
Но Люпин покачал головой, проведя рукой по лицу, словно снимая с себя паутину безумия:
-Я не могу. Прости.
И ушел, если не сказать убежал.
Та ночь стала первой для нее в череде бессонных ночей, началом океана пролитых слез.
Wolf
25.12.2006, 18:12 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 2. Ты будешь счастлива

На кухне царила такая же сонная атмосфера, как и повсеместно в этом городе. По крайней мере так казалось на первый взгляд... Да. Именно - казалось.
Тонкс скрылась в своей комнате, хлопнув дверью. Мне не надо было владеть легилименцией, чтобы знать - она плачет. О чем? О, на этот вопрос уже, кажется, каждый человек в Ордене знает ответ: после смерти Сириуса она перестала быть той Тонкс, что все мы знали. Бедняжка даже потеряла способности метаморфа.
Я надеялся, что вскоре ее горе уляжется, но в глубине души понимал, что смерть любимого человека это удар, который не переносится просто как плохая новость. Это удар в самое сердце...
Мое собственное сердце разрывалось от двух противоречивых чувств. Я только что потерял лучшего друга - одного из лучших друзей. Я остался один из шайки Мародеров. Сначала Джеймс, затем Питер - да, он жив, но само его существование на свете вызывает во мне безграничную жалость к душе этого человека, - и теперь Сириус.
Почему-то его мне было терять больнее всего. Должно быть потому, что он знает, как это тяжело - половину своей жизни провести в теле животного. Впрочем, отличия безусловно есть, но это уже детали...
Его смерть лишила меня нескольких лет жизни. Что ж, тем лучше, меньше останется мучиться.
Второй стороной медали была Она. Тонкс, которая ненавидела свое имя - Нимфадора. Тонкс, которая была средоточием беспорядка везде, где бы ни находилась. Тонкс, которая разбудила в моем волчьем сердце чувство, чуждое животному.
Я любил ее. И не мог ей в этом признаться, ведь тогда этот еще ребенок, по неведомой мне причине ставший аврором, борцом со Злом, - тогда этот ребенок был бы обречен на вечные муки рядом с таким, как я. Как мог я предложить ей свое общество, которое на два мучительных дня каждое полнолуние становилось смертельно опасным? Как мог пустить ее - молодую, красивую девушку - в свою жизнь, и видеть, как на нас, стоящих рядом, недоуменно смотрят окружающие? Я старик рядом с ней. Моя жизнь это сплошное выживание, где я бросаю вызов смерти. Ликантропия сокращает мою жизнь почти в двое. Человеческий организм просто не приспособлен к постоянным трансформациям. Зверь во мне убивает того, чье имя Ремус Люпин. Не знаю, сколько мне осталось. Может, лет десять...
И единственный способ обезопасить окружающих от этого проклятья - это убраться куда подальше от друзей и дорогих мне людей. Для их же блага. Я должен выиграть эту войну человека и животного в себе, потому что боюсь, что однажны волчья сущность, как любая неразумная тварь стремящаяся единственно выжить, победит, и я уподоблюсь Фенриру Грейбеку.
Я опасен. Она это знает. Но, к счастью - и к несчастью, как не прискорбно мне это признавать - меня она не любит. Да, то что как будто бы вспыхнуло между нами, было лишь минутным помутнением рассудка. Она любила его с первого дня их встречи и до его смерти. Она не может думать ни о чем, кроме него... Даже ее патронус теперь принимает вид косматой тощей собаки. Я видел его мельком, но это точно он.
И горе мое в том, что я люблю и ненавижу ее за любовь к моему погибшему другу. Нет, это не ревность, упаси меня Мерлин от таких подлых чувств! Мое сердце разрывается, когда я понимаю, что не смогу помочь ей в этом горе. Что не смогу заменить ей Сириуса, как не сможет сделать это кто-то еще.
Она молода и похожа на тень. Она талантлива - ее дар, это невероятная вещь даже в волшебном мире: метаморфов всего три в Англии вместе с ней. И она потеряла его, словно Сириус был той живительной силой, вдохнувшей в нее это волшебство. Конечно, это не так, но она похоже решила принять своеобразный траур и носить его столько, сколько посчитает нужным.
О, Тонкс, если бы ты позволила мне...
Нет. Я не должен об этом думать. Мое сердце, моя любовь отданы тебе. Навечно. И я постараюсь, чтобы моя забота никогда не дала тебе повода понять это. Ты еще будешь счастлива, Тонкс.
Wolf
25.12.2006, 18:13 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 3. Маленькая слабость

-Фред! Джордж! Поставьте это на место!
-Но мам!..
-Я СКАЗАЛА!..
-Молли, дорогая, что случилось?
Я спустилась на кухню, когда тишину замершего дома пронзили вопли семейства Уизли. К счастью, мне не приходилось делить с этими шумными людьми все свое время; обычно в Ордене жили я, Ремус - до недавнего времени Сириус - а также те волшебники, которые по своим причинам не желали обитать в родовых гнездах или же в магловских районах Лондона. Часто здесь ошивался Флетчер, особенно после сильных запоев или неудачных афер. Эмеллина и Кингсли тоже почти прописались в Ордене.
-Привет, Тонкс! - на хоровое приветствие близнецов я вяло махнула рукой.
-Тонкс, не желаешь зайти в наш магазин?
-У нас "на ура" расходятся защитные прибамбасы.
-Министерство магии заказало у нас целую партию! Ты могла бы...
-...зайти и, став нашим сотым/тысячным/миллионным покупателем...
-...нужное подчеркнуть...
-...получить скидку на любой вид товара!
-Нет, спасибо, - вежливо отказалась я, выслушав воодушевленную тираду близнецов.
Тут снова вступила Молли и Фред с Джорджем утеряли ко мне интерес. Я же в нерешительности остановилась около обеденного стола - в другом конце комнаты, в левом углу, на старом потрепанном диване сидел Ремус, забравшись туда с ногами. В руках его была какая-то книга, судя по ее мрачному виду позаимствованная у Снейпа.
Странно... Может быть, его состояние хуже, чем кажется?
Я поймала себя на мысли, что начала беспокоиться о нем даже сильнее, чем раньше. Бедняга вервольф каждый день проживал, как последний и даже в ряды Ордена Феникса вступил в приступе неутолимой жажды жизни. Как глупо это звучит: оборотень - борец против Сил Зла. Это же по сути борьба с самим собой.
Не знаю, какая сила потянула меня к нему, но я села рядом, только потом спросив:
-Можно?
Он промолчал и, бросив на меня короткий взгляд, снова уткнулся в книгу. Я скосила глаза на желтоватые страницы, и увидела "человека Да Винчи"*, как называли этот рисунок маглы (что на самом деле было схематическим изображением раздвоения личности человека при его трансформации в оборотня)
-Что это? - вырвалось у меня. - То есть... - я смутилась под его внимательным взглядом.
-Изучаю проблему изнутри.
Если он пошутил, то попытка не удалась.
-Зачем? Я имею в виду, ты ведь все про это знаешь.
-Тонкс, - мягко, но явно как глупому ребенку сказал он. - Если я держу в руках книгу про оборотней, то это не просто приступ мазохизма.
-Что случилось? - почти шепотом спросила я, и сразу прокляла себя за сквозившую в голосе заботу.
Что-то дрогнуло в его лице, но он тут же отвел взгляд. Мои дальнейшие попытки исправить положение были прерваны миссис Уизли, которая как наседка птенчиков собрала всех жителей этого дома в одну кучку.
Кто-то, скрипя стульями, уселся за столом, уронив не очень трезвую голову на скатерть; кто-то предпочел подпирать косяк и сверлить всех ядовитым взглядом, про себя, видимо, недоумевая, что он тут делает (а и правда, какого черта этот ублюдок приперся?). Большинство присутствующих просто разлили по разнокалиберным емкостям содержимое нескольких бутылок и в молчании выпили.
-Я постоянно с ним ругалась... - начала Молли, и я закатила глаза, отчего Фред с Джорджем прыснули от сдерживаемого смеха. На них неодобрительно покосились, после чего миссис Уизли заговорила вновь.
Я не слушала этой нудной и местами слезливой речи; все это ни шло ни в какое сравние с той бурей слез и эмоций, которые выплеснул Гарри после смерти Сириуса. Сдается мне, он и есть самый искренний из всех нас в отношениях с людьми. А все это сборище - да, именно так, сборище! - просто привыкшие следовать традициям люди. Они, как та же Молли, сначала видели в нем безалаберного и не оправданного официально уголовника, не приносившего ровным счетом никакой пользы, а затем - после его смерти - просто беднягу, который так много в жизни не успел.
Да они же сами не давали ему шага сделать!
От злости моя рука сжалась в кулак и ногти больно врезались в ладонь. Вы, именно вы, а не Лестрандж убили Сириуса! Своими запретами вы снова заточили его в тюрьму, а он человек, он рожден вольным существом и его душа умирала за этими запретами и замками...
Тут моей сжатой до судорог руки кто-то легко коснулся. Я вздохнула и прикрыла глаза ладонью. Рука моя разжалась и позволила пальцам Ремуса переплестись с моими. Хоть на минуту. На секунду.
Маленькая слабость. Иногда можно.
***
С кухни все расползались странно умиротворенными, словно они не ради Сириуса тут собирались, а просто чтобы на час создать впечатление спокойствия и мира вокруг (разговоры о погибшем хозяине дома стихли еще в начале сборища). Ремус поднялся с дивана, зажав книгу под мышкой. На столе, как на заброшенном поле боя, то там то сям обитались пустые, изредка поваленные стеклянные тары. В центре стола догорали свечи, роняя восковые слезы. Один угол стола зиял задранной скатертью...
"Здесь были Дред и Фордж" гласила вырезанная на досках надпись, и завершал ее восклицательный знак в виде торчащего из стола ножа.
"Как бы ни были злословны Пожиратели Смерти, этот пейзаж - лучшая карикатура на Орден Феникса", грустно подумал Люпин, выдергивая нож и отправляя его к остальным железным собратьям.
Он обернулся. И не смог скрыть улыбки: на диване, подтянув колени к груди и обхватив их руками, дремала Тонкс, уронив голову на спинку антиквариата. Сердце сладко защемило при виде ее мягких, нежных губ, что-то шепчущих во сне.
Подойти.
Нет.
Черт, подойти, пока она спит!
Нет, стоять на месте, а лучше проваливать куда подальше!
"Да что это я уже, сам с собой разговаривать начал?!" про себя воскликнул Люпин, хлопнув себя по лбу.
Зажатая под мышкой книга от резкого движения шлепнулась на пол. Тонкс приоткрыла глаза, но, видимо все еще находясь в царстве Морфея, окончательно сползла на сиденье дивана, свернувшись на нем калачиком.
"Тот второй стакан, что впихнул ей Флетчер, был явно лишним", подумал Ремус, забыв про валяюшуюся у ног книгу. В конце концов по снейповскому барахлу и пройтись лишний раз не жалко.
Но голова бывшего профессора ЗОТИ была занята сейчас только женщиной, так мирно спящей перед ним.
"Почему мои руки гладят ее по голове? Ах, да. Потому что я стою пред ней на коленях. Мерлин, дай мне сил прекратить это делать..."
Но было поздно. Тонкс вздохнула и открыла глаза, окончательно проснувшись.
-Рем? - Его рука задержалась на щеке девушки. - Где все?
Не то! Совсем не то хотела она спросить! Но "где все" звучало явно лучше, чем "что ты делаешь", вертевшееся на языке.
-Должно быть, разбрелись по своим делам. - Люпин наконец убрал руку и снова вспомнил как дышать. - Ты плохо спишь?
-С чего ты взял? - она все еще лежала в прежней позе на диване, а колени Ремуса окончательно приросли к полу.
-С того, что ты заснула. Сейчас середина дня, Тонкс.
-Просто меня слегка развезло... - она расплылась в смущенной улыбке и потянулась, выгнув спину.
"Еще немного и со мной случится что-то нехорошее", прикрыв глаза подумал Люпин, стараясь дышать ровно.
-А почему ты все еще здесь?
О, ну вот она это и спросила! Да, надо будет потом найти Флетчера и...
-Не знаю.
Тонкс не знала, что она сделает с Флетчером, но внезапно поняла, что ей жизненно необходимо сделать одну необдуманную вещь.
-Тонкс... - губы Ремуса в страхе и вожделении прошептали это имя в ее приоткрытый рот.
Мягкий. Нежный.
Его язык, наплевав на вопли разума о неправильности происходящего, лизнул ее губы. Наградой ему стал стон и жаркий поцелуй. Тонкс прижалась к нему всем телом, ощущая эту сладкую дрожь, наслаждаясь его теплом и всем происходящим. Ее пальцы зарылись в волосы Люпина и не отпускали, словно это было единственным спасением ее жизни.
И вдруг в один миг все прекратилось.
Каким образом он оказался на расстоянии вытянутой руки от нее, Тонкс так и не поняла, но что он прошептал "Нет", расслышала весьма отчетливо.
-Я не могу. Прости. Не могу... - Люпин, сидя на полу, как в бреду обхватил голову руками. - Я не достоин...
"Заменить Сириуса" - почему-то эти слова так и не сорвались с его языка, хотя давно там вертелись.
Он резко поднялся и через секунду скрылся из виду.
Тонкс лишь упала обратно на диван, закрыв глаза и посылая проклятия в спину сбежавшему и все еще не состоявшемуся любовнику.
***
"Серый мир. Серая жизнь. Все в серых тонах. Даже мои чертовы волосы цветом стали похожи на шкуру драного волка... Даже мой патронус. Должно быть это судьба такая. Вернее, то, что от нее осталось после огня, который ты зажег в моем сердце. А остался там только пепел... Отдай его на опыты близнецам Уизли, когда я умру. Может хоть им я буду нужна."
Слезы в перемешку с истерическим смехом - мои верные друзья-товарищи с тех пор, как я его полюбила.
Скомканный лист бумаги полетел в угол за кроватью. Нет, так завещание не пишут!

_________________________________
*См."ГП и Узник Азкабана", момент, когда Снейп заменял Люпина на ЗОТИ и на проекционном экране показывал разные ипостасии вервольфов.
Wolf
25.12.2006, 18:13 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 4. Каждый несет свой крест
Ранним утром следующего дня я проснулась от настойчивого стука в оконное стекло. Открыв заспанные глаза, я обнаружила рассерженную пеструю сову, неодобрительно смотрящую на меня с улицы. Запустив птицу в комнату, я тут же отвязала от ее лапы свернутый в трубочку пергамент.
А, это от Дамблдора...
Значит, он уже закончил свои сверхсекретные дела в жутко тайном месте? Директора не было ни в Ордене ни в Хогвартсе почти месяц, с момента смерти Сириуса. По какому такому делу он бросил всех и вся, никто не знал, но было очевидно, что из-за пустяков он бы этого не сделал.
Итак, в письме Альбус просил меня на время установить наблюдение за окрестностями дома Уизли; в скором времени в Нору до окончания каникул должен был прибыть Гарри, и ситуация требовала повышения безопасности.
Надо сказать, что просьба Дамблдора у других людей называлась бы приказом. Но такой мудрый и дипломатичный человек, как Альбус, никогда не стал бы никому ничего приказывать, поэтому все свои "надо" преображал в вежливые просьбы. И у него неплохо получалось. Как и многие другие орденцы, я не могла отказать ему, или даже допустить мысль, что он не прав.
Мальчишке защита была жизненно необходима. Ситуация в волшебном мире стала граничить с военным положением, и Министерство магии уже подумывало о введении комендантского часа по всей Англии. Уверена, что они его установят - вот только смысла в нем не было. Пожиратели Смерти все-таки не первоклашки-Пуффендуйцы, которые не смогут убить кого-то из-за отсутствия жертв на улице. Для них наличие запретов, заклятий и просто стен ни что иное, как досадная, но незначительная помеха.
Единственное, чего добьется Скримджер - новый Министр, заменивший Фаджа - это паники по всей стране. А если точнее, введение магического сообщества в положение войны станет последней каплей в чаше терпимости каждого из нас. Поскольку это будет означать бессилие власти перед опасностью.
Скомкав письмо и выбросив его в горящий камин, я стала собираться. В задании Дамблдора был один единственный плюс: я могла на время съехать с Гриммолд-плейс, 12, и собраться с мыслями. Подальше от Ремуса.
***
Окрестности Норы выглядели плачевно. Если раньше дом Уизли одним своим видом вызывал желание если не остаться там жить, то хотя бы постоять рядом и вдохнуть атмосферу дружелюбия и умиротворения, то теперь каждый уголок этого живописного места внушал страх и подозрения. А что, если во-он за теми кустами спрятались Пожиратели? Или что вот этот драный башмак - портал, который перенесет вас прямиком к Ублюдку-Который-Всех-Достал?
Тонкс поежилась. Всегда шумное семейство Уизли затаилось в своем жилище, и ни одного звука не доносилось оттуда. Хотя, быть может, это было связано с отсутствием здесь близнецов, которые вели самостоятельную жизнь в Косом переулке, приторговывая сомнительного содержания и происхождения приколами.
Но нет, обмануть саму себя Тонкс не удалось. На улице замерло все - ни щебета птиц, ни дуновения ветерка; даже выводок поросят в притулившемся к забору свинарнике хранил загробное молчание.
"Вымерли они здесь что ли?", подумала Тонкс и поёжилась. "Упаси Мерлин!"
Тук-тук.
За дверью послышались торопливые, но осторожные шаги. Что-то прошуршало по полу, тихо звякнула железяка.
-Кто там? - "Боже, это что, голос Молли?! Да она испугана..."
-Молли, это Тонкс. Дамблдор просил...
-Чем докажешь?
-Что?
-Докажи, что ты - Тонкс!
"Она точно спятила", решила девушка, и принялась судорожно ворошить память, припоминая то, что знали лишь они с Молли.
-Я люблю Люпина. Мой патронус принимает облик вервольфа, и я потеряла способности метаморфа. Открывай, Молли, - устало добавила Тонкс. "Как же трудно произносить все это вслух!"
-Нет, теперь ты спроси меня о чем-нибудь! Вдруг я - это не я, а Пожиратель Смерти!
Тонкс закатила глаза. "Нет, Уизли не вымерли, им это не грозит. Но из ума выживать уже начали!"
-Ты терпеть не можешь Флёр Делакур, и хочешь свести меня с Биллом. Открывай, а то пока я тут стою к нам придут настоящие Пожиратели!
Щелкнул замок и Тонкс наконец-то оказалась на кухне в Норе.
-Ты не права, дорогая, я не хочу...
-Брось, Молли, это же ясно как божий день - я была бы идеальной парой Биллу! - девушка села за стол, обхватив себя руками и водрузив ноги на перекладину табуретки, как делают маленькие дети. - Я его младше на четыре года. Да и ты неплохо ко мне относишься... По крайней мере я явно выигрываю в сравнении с Флёр.
Молли грустно улыбнулась и села за стол перед ней.
-Ты такая грустная, девочка моя. Мне больно на тебя смотреть. Нельзя так убиваться из-за любви.
-Он не отвечает мне взаимностью, Молли. Я никак не пойму его. - Тонкс уставилась в одну точку перед собой.
-Послушай, если бы ты просто поговорила с ним...
-Мерлин, о чем? - девушка вскинула на нее затуманенный слезами взор. - Чего такого я должна ему сказать, чтобы он понял - мне все равно, что он оборотень. Я не боюсь его, иначе грош цена бы мне как аврору! Он с детства обречен на страдания, так почему он не позволит мне помочь нести его крест?
Молли вздохнула.
-Я налью тебе чаю.
-Спасибо.
Горячий ароматный чай и доброта миссис Уизли помогли Тонкс немного прийти в себя.
-Я приготовила тебе комнату на одном этаже с Флёр, Джинни и Гермионой... Да, она тоже здесь, приехала неделю назад. Ее родители разумно решили, что с другими волшебниками она будет в большей безопасности. Твой чемодан уже там.
-Молли, спасибо за все, - Тонкс поднялась с табуретки. - Я буду недалеко от Норы, надо все осмотреть, вдруг...
-Да, конечно, дорогая. Артур и сам уже все проверял, но лишняя осторожность не помешает. Дамблдор должен передать нам Гарри завтра рано утром.
-Сам Альбус?
-Да, - Молли подошла ближе к Тонкс и зашептала: - Артур говорит, что директор...
-О, Тонкс! - в дверях кухни возникла Гермиона. - Доброе утро, как ты?
-В норме, - натянуто улыбнулась она. - Ладно, Молли я пойду.
-Конечно.
-Я помешала? - растерялась Гермиона.
-Все в порядке, - махнула рукой Молли. В конце-концов, Тонкс пробудет здесь еще несколько дней и они успеют наговориться. - Зови этих сонь, завтрак стынет!
<<глава 1глава 2глава 3глава 4глава 5глава 6глава 7глава 8глава 9глава 10глава 11глава 12глава 13глава 14глава 15глава 16глава 17глава 18глава 19глава 20глава 21глава 22глава 23>>
Wolf
25.12.2006, 18:14 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 5. Обман зрения

Внезапный отъезд Тонкс и удивил и обрадовал меня одновременно. У меня возникло ощущение, что она сбежала от моих приставаний, и я тут же проклял себя мысленно за подобное поведение. Но теперь у меня появился неожиданный шанс привести мозги в порядок и остудить неуправляемый пыл.
Дело осложнялось скорым полнолунием; я не мог полностью контролировать себя и старался поменьше общаться с кем бы то ни было. Снейп, сочась ядом, продолжал варить мне антиликантропное зелье, но оно останавливало лишь само превращение. То, что творилось в эти дни в моей голове, было подобно бреду сумасшедшего.
Я усмехнулся, вспомнив, как однажды Тонкс после Рождества, устав от подколов Сириуса, решила доказать нам, что и она не лыком шита, и назвала мои предликантропные дни "синдромом ПМС". Когда она пояснила, что это - дни, предшествующие женским месячным циклам, бедняга Мягколап едва не лопнул от хохота. В тот памятный день ПМС переименовали в "Профессор Муни Свихнулся", и пытались развеселить меня этим перед каждой полной луной.
Не скажу, что у них это хорошо получалось, но я улыбался и они, кажется, были счастливы.
Они были счастливы... Улыбка спала с моего лица.
Несколько дней назад я нечаянно подслушал разговор Молли и Тонкс, и последняя клялась убить Беллатрикс Лестрандж так же пылко, как совсем недавно клялся Гарри. Я понял, что помимо бремени любви к моему погибшему другу, Тонкс тяготило еще осознание, что она могла предотвратить трагический исход битвы в Министерстве. Именно Тонкс сражалась со своей двоюродной теткой-Пожирательницей, когда на арене появился Блэк.
Тонкс выбыла из боя довольно быстро от одного из заклинаний Беллы, и Лестрандж выбрала себе более достойного противника. И победила.
Я прикрыл глаза рукой.
Подлая память подкинула тот самый день.
Я тогда выручил Гарри и Невилла, встав между ними и Люциусом Малфоем, давая детям шанс скрыться. Увы, пророчество они не уберегли... После окончания битвы Гарри был отправлен в Хогвартс, в больничное крыло - вместе со своими друзьями, проявившими себя с наилучшей стороны, сражаясь вместе с ним, бок о бок с аврорами. В Министерстве была жуткая суматоха. Тонкс приводили в чувство прямо на месте закончившегося боя - у нас не было достаточно людей, чтобы отследить, куда скрылась часть Пожирателей, и на счету был каждый человек.
Малфоя-старшего скрутил я сам; его аристократическая физиономия всегда вызывала у меня зубовный скрежет, и я не без удовольствия приложил его Ступефаем.
Сначала она не заметила, что Сириуса нет.
***
-Ремус... что, закончилось? Мы ведь победили, скажи мне?.. - она с трудом поднялась с пола, опираясь на руку Люпина.
-Да, Тонкс. Мы победили. Волде... прости, ОН скрылся, но там был Дамблдор, так что все в порядке. Гарри тоже в норме, - опередил он ее расспросы.
-Долго я тут провалялась?
-Неважно. Главное, что с тобой все в порядке, - в его голосе теплилась забота, но в глазах застыло безмерное горе.
-Что-то случилось? - Он отвернулся, но Тонкс коснулась его подбородка и повернула лицо Ремуса к себе. - Кто?
Люпин собрался с духом. "Да, она уже поняла, что мы не досчитались одного человека... Как же я ей скажу?"
-Прими мои соболезнования.
-Не понимаю...
-Сириус.
А потом она стояла на коленях перед Аркой, прижав ко рту пальцы, и пыталась заглушить рыдания.
***
Сперва я не поняла, почему он приносит мне соболезнования. Потом проследила за его взглядом и посмотрела на Арку. Сириус погиб... Я как сквозь туман слышала его слова про тетю Беллу, про то, что никто не успел к нему и он провалился за занавес мгновенно - но не слушала этого. Слова проскальзывали сквозь сознание, как через сито, и я не понимала зачем он говорит мне все это.
А потом вспомнила последний разговор с Сириусом незадолго до этого дня.
"-Он тебя любит, поверь мне. Твои чувства вовсе не безответны. Просто Муни - твердолобый самоотверженный болван. Думаю, он никогда не сознается в любви к тебе.
-Он так странно ведет себя со мной. Сначала смотрит так, что я готова отдаться ему не сходя с места, потом просит прощения и исчезает. Мне кажется, он считает, что между мной и тобой что-то есть...
-Вот идиот, - искринне удивился Блэк. - Это осложняет положение. Если Люпин вбивает себе в голову, что объект его обожания не свободен, жди проблем.
-О чем ты? - у меня внутри все похолодело.
Сириус лишь покачал головой.
-Я могу ошибаться. Не бери в голову.
-Блэк! - рассердилась я. - Объясни, это очень важно для меня.
-Он может начать любить тебя в тайне: будет заботиться, оберегать, но никогда не позволит своим чувствам зайти достаточно далеко, чтобы это можно было назвать отношениями. Ты будешь недоумевать, беситься, рыдать, умолять и ненавидеть... и никакого результата. Люпин мастер по части скрытничества. Тут даже Нюниус его не переплюнет.
-Если бы я знала, что меня ждет я бы не стала в него влюбляться, - попыталась пошутить я, но сердце мое болезненно сжималось.
-Муни дурак конечно, но он стоит того, чтобы вправить ему мозги, - подбодрил меня Сириус. - Не вешай нос, я в тебя верю."
И вот теперь я поняла, что его слова начали сбываться. Ремус решил, что я люблю Сириуса. Меееерлиииин!..
Я как во сне отстранилась от него. И пошла в направлении Арки.
"Давай, Сириус, скажи что все это была твоя очередная дурацкая шутка! Я знаю, сейчас ты выскочишь из-за этой старой хламиды и мы навешаем тебе тумаков за идиотские приколы... Мерлин, неужели тебя больше нет? А ты стал мне почти настоящим дядей..."
Я опустилась на колени на ступенях Арки. Меня начал душить нездоровый смех и я поднесла ко рту ладони, чтобы Люпин не принял мою истерику за невежество перед его погибшим другом. Должно быть со стороны это было похоже на рыдания.
Чертов Блэк! Взял и помер, когда я так нуждаюсь в его совете.
Так значит, это тетя Белла мне так услужила? Ну что ж, берегись, тетушка...
***
Ремус отогнал нахлынувшие воспоминания - в дверь стучали, причем делали это не особо учтиво.
-Аластор... что-то случилось?
-Два слова, Люпин. Фенрир Грейбек.
Wolf
25.12.2006, 18:14 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 6. Просто верить

Грюм всучил мне в руки письмо - я узнал почерк Дамблдора.
-Дело срочное, - заметил Аластор, проходя в мою комнату.
Я кивнул, принимаясь за чтение. По мере продвижения к концу письма на душе у меня становилось все тяжелее. Так вот какую миссию отвел для меня Альбус...
Я поднял глаза на Грюма. Аврор, чуть сгорбившись, стоял напротив меня, вперив оба своих глаза - обычный и магический - прямо мне в лицо. Поборов волну мурашек, я тихо спросил:
-Когда приступать?
Вдруг лицо Грюма на секунду отобразило... хм, сочувствие ко мне? Нет, наверно показалось.
-Это очень важно для Ордена. Это может решить исход войны.
-Так все-таки война? - я с тяжелым вздохом отвел взгляд.
-Сегодня нашли тело Эмеллины Вейс, - глухо сообщил Аластор.
-Пресвятой Мерлин, - я опустился в кресло. - Что там...
-Ее убили за углом от резиденции магловского Премьер-министра. Пожиратели Смерти иногда поражают меня своим извращенным чувством юмора.
-С делом Амелии Боунс что-то прояснилось? - для поддержания темы спросил я. Великую волшебницу, способную сравниться в силе с Дамблдором, убили в ее доме Авадой Кедаврой.
-Мы не знаем, кто это сделал, - лицо Грюма перекосила гримаса отвращения к собственной беспомощности. - У нас слишком мало толковых людей Люпин. Постарайся уберечь свою шкуру в этом гадюшнике, такие как ты у нас стоят дороже, чем все сокровища Гринготса.
-Спасибо, - я растерялся от таких комплиментов. - Я думаю, надо предупредить Северуса о том, что зелье мне больше не понадобится...
-Не беспокойся, уж я с ним потолкую, что за дрянь он тебе варил. Бывай, Люпин.
Стуча деревяшкой по полу, Грюм похромал прочь от меня.
Итак, очень скоро я перестану быть человеком... Хотя обличье мое большую часть времени будет таким, как сейчас я вижу его в зеркале, мое окружение будет требовать от меня как можно меньше человечности.
Я отправляюсь в стан оборотней под главенством Фенрира Грейбека - убийцы и садиста, обрекшего меня много лет назад на волчью жизнь. Именно его зубы сомкнулись когда-то на моем теле...
***
Сумерки сгущались, и я поспешила завершить обход до кромешной темноты. Не хотелось бы огрести на свою голову такой романтики, как свидание с вервольфом при полной луне. Отогнав мысли о судьбе Ремуса - Грюм любезно сообщил мне, ЧЕМ именно придется быть моему любимому на протяжении долгого времени - я постучалась в дверь черного хода Норы.
Повторив уже привычную процедуру проверки ("Докажи, что ты - Тонкс!") я оказалась на полюбившейся мне кухне. Большую часть своего времени я проводила за наблюдением окрестностей, но по вечерам предпочитала заходить к Молли за чашкой горячего чая. Спала я чаще днем, а по ночам следила за безопасностью. Сегодня же мне придется провести ночь в защищенном помещении, потому что в планы Ордена вмешалась дурацкая луна.
Уйдя в свои мысли и молча глотала горячий чай, чувствуя, что начинаю оживать - на улице было не по-летнему холодно от вездесущего тумана, к тому же я начала понимать, что простужаюсь. Ночные бдения не прошли даром.
Внезапно в окно мелко постучали. Подпрыгнув вместе с табуреткой, я едва не подавилась чаем и... прокляла чертову сову, которая так напугала меня. Дурацкая птица волей природы лучше всего чувствовала себя по ночам, не понимая, что стучаться в полной тишине в оконное стекло в такое время суток может быть опасно для жизни - в следующий раз я просто не глядя огрею ее заклятием.
Молли впустила сову в дом и приняла у нее послание. Птица тут же развернулась и улетела, словно поняв мой многообещающий взгляд.
-Это тебе, дорогая. От Аластора.
Я уткнулась в письмо, отмечая про себя, что начальство снова сменилось - неужели Дамблдор опять куда-то запропастился? А ведь обещал завтра утром привести Гарри...
-Ну что там? - с тревогой спросила Молли, подсаживаясь ко мне.
-Ничего особенного. Просит проверить обстановку в Хогсмиде.
-Ох, да, там сейчас тоже не чисто. Бедные детишки, такая опасность прямо рядом со школой! - Молли как всегда все излишне драматизировала. - Умоляю, будь осторожна, ты еще такая молодая!
-Молли, как раз там все относительно спокойно. Пожиратели еще не настолько обнаглели, чтобы лезть в объятия к Дамблдору.
Тут раздался стук в дверь. Мы с Молли недоверчиво переглянулись. В такое время мог прийти только Артур, но стрелки на фирменных часах Уизли стояли на уже привычном для всех "Смертельная опасность", а не "Дома", как должно было быть, если бы за дверью стоял мистер Уизли.
-Пресвятой Мерлин, кого же тогда принесло? - Молли посетили те же мысли. Она зажала в руке палочку и двинулась к двери. Я тоже приготовилась отразить нападение, случись оно.
-Кто там? Назовитесь!
-Это я, Дамблдор, привел Гарри.
Молли с облегчением вздохнула - про приезд Гарри знали всего несколько человек.
-Гарри, милый! Святые силы, Альбус, как же ты меня напугал, ведь сказал не ждать вас раньше утра!
-Нам повезло, Слагхорна оказалось не так тяжело уговорить, как я ожидал. Это, конечно, заслуга Гарри... О, здравствуй, Нимфадора!
-Здравствуйте, профессор, - ответила я, про себя отметив, что в Норе снова стало излишне шумно. - ЗдорОво, Гарри.
-Привет, Тонкс!
-Мне, наверное, пора, - я поднялась с табуретки. Единственным моим желанием сейчас было остаться наедине со своими мыслями - теперь это было моим любимым времяпрепровождением. - Спасибо за чай и сочувствие, Молли.
Спустя минуту я уже трансгрессировала в Хогсмид. Из слов Дамблдора про Слагхорна я поняла, что старого зельевара уговорили вернуться в Хогвартс. Хотя сама я, к несчастью, училась у Снейпа, про Слагхорна была весьма наслышана.
Так что же это получается: Слагхорн будет преподавать Зелья, тогда как Снейп... Нет. Невозможно!
Я машинально хотела зарулить в "Три метлы" - в спокойные времена паб работал до самого утра - но потом вспомнила, что единственным заведением, осмелившимся бросить вызов опасности была "Кабанья голова". Место, где всегда собирались всякие подозрительные личности, находилось в стороне от "... мётел", и олицетворяло собой оплот нигилизма - принципиального неверия никому и ничему.
Дверь надсадно крякнула, чиркнув по полу, привлекая ко мне внимание бармена. Старик Аберфорт был как всегда не в духе и одарил меня презрительным взглядом. Я слабо улыбнулась ему - нелюдимый тип был на нашей стороне.
-Тонкс!
Я обернулась на голос.
-Билл? Что ты тут делаешь? - Я села за стол к старшему сыну Уизли. Местечко было выбрано им со знанием дела - в закутке рядом с дверью, откуда было видно абсолютно весь кабак. - Я думала у тебя задание... - я понизила голос до шепота.
-Было. Я уже закончил с ним. Как там Флер? Мне рассказали, что ты остановилась у нас.
-По-моему, лучше всех. Да ты и сам в этом убедишься, когда зайдешь.
Мы некоторое время сидели в молчании, поглощая какую-то крепкую гадость, принесенную барменом.
-Мама все еще пытается свести нас с тобой? - Билл хитро прищурился из-за кружки.
-Я уже привыкла к ее "советам", - устало ответила я. - А Флер твоя меня порядком достала. Постоянно дает свои ЦУ.
-Есть немного, - усмехнулся молодой мужчина. - Но она у меня умница. Не бросила в такое время...
Он посмотрел на меня уже без улыбки и коснулся моей руки, безжизненно лежащей на столе рядом с кружкой.
-Как ты?
-Никак.
-Ты плохо выглядишь. Что-то случилось?
И тут нервы у меня сдали. Слезы хлынули из глаз ниагарским водопадом.
-Боже, Тонкс! - ахнул Билл и сел рядом со мной. - Ты меня пугаешь!
И, уткнувшись ему в плечо, я рассказала о Люпине, о потере своего дара, о новом патронусе...
-Я никогда не думала, что он настолько важен мне будет. - глотая слезы, прошептала я. - А теперь Дамблдор отправил его на верную смерть - прямо в логово Грейбека! Они растерзают его на смерть, если поймут, что он из наших!
Мое сердце разрывалось от страха за Ремуса, и я с каждой минутой понимала, что моя любовь к нему становится лишь сильнее. Мне хотелось сделать хоть что-то, чтобы облегчить его участь, но я понимала, что это не возможно.
Билл гладил меня по голове, пытаясь успокоить, говоря, что все будет в порядке. Как же мне хотелось ему верить!
Wolf
25.12.2006, 18:15 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 7. Любовь или жизнь?
Я так и не нашла в себе сил появиться в Норе на день рождения Гарри. Раньше я была бы рада этой разношерстной шумной компании, но теперь единственным моим желанием было увидеть его. Наедине.
Мне хотелось расставить все точки над "i".
И именно в этот день я совершила самую большую глупость в своей жизни, которая могла закончиться весьма плачевно. Я подкараулила Люпина.
Билл был так любезен, что информировал меня о местонахождении Ремуса; пока Рем был на длительных заданиях в стане врага - а случалось это довольно часто и один раз выпало на полнолуние - я могла только бездумно трястись в страхе за его жизнь. Все мы были наслышаны о зверствах Грейбека, которые тот творил даже не обращаясь в волка.
И вот Люпину дали временную передышку. Дамблдор разыгрывал какую-то странную партию, где вместо карт были живые люди, причем делал это отчаянно блефуя, но всегда с припасенным крапленым козырем в рукаве. Пожиратели Смерти не знали о том, насколько малочисленны наши ряды, но у нас были люди, которые стоили десяти штук врагов на нос. Ремус был, безусловно, из их числа.
Итак, мой коварный план, во время осуществления которого я едва не рассталась с жизнью, был до безобразия прост. Я знала, где жил Люпин до преподавания в Хогвартсе - дом когда-то принадлежал его родителям - и устроилась для слежки неподалеку. Откуда я знала, что он придет сюда именно сегодня? О, все просто. Великий и ужасный Грозный Глаз Грюм временами выбалтывал много нужной информации, особенно когда я пускала слезу. Пришлось посвятить его в некоторые детали происходящего, чтобы он успокоил меня:
-За Люпином могут установить слежку, поэтому ему запрещено на время задания появляться в Ордене.
С другой стороны, Билл резонно заметил, что Ремуса в Норе никто на ночь оставлять не собирается, там и без него яблоку упасть негде.
Поэтому я терпеливо стала ждать. И совершенно забыла, что через сутки наступает полнолуние...
***
Люпин не любил возвращаться в этот дом. Здесь он провел худшие дни своего детства, когда отец запирал его в подобие клетки на время полной луны. Мать умерла рано, отец - когда он заканчивал Хогвартс. Ремус редко виделся с ними; их семья не поладила с Фенриром Грейбеком. Отец отказался пособничать только возникающей шайке Волдеморта - а семья их была чистокровной - и Грейбек в порыве мести отцу Ремуса напал на семилетнего ребенка.
Едва не умерев от ран, маленький Рем стал оборотнем.
У Фенрира в планах было воспитать ребенка в своей стае, но родители не дали выкрасть сына из дома, и в конце концов Грейбек отвязался от них.
Спасением для Ремуса был Хогвартс. Школа стала для него родным домом, Альбус Дамлбдор почти отцом. Своего кровного отца Рем навещал все реже, предпочитая оставаться даже на каникулах в школе. На лето для него одного делали исключение - он мог жить в Хогвартсе, на полнолуние скрываясь в Визжащей хижине.
И вот он, его родовой дом... Пустой, мрачный. Это не то, что вызывает ностальгию, совсем не то.
Подойдя к двери, он вдруг услышал какой-то шорох из кустов справа. Волчий слух его еще никогда не подводил. За ним кто-то наблюдал. Он сделал вид, что ничего не заметил и зашел внутрь... Теперь уже отчетливые, хотя по прежнему крадущиеся шаги поспешили следом.
Замерев за дверью, Ремус с мрачной решимостью выудил из кармана палочку. "Ну я тебе щас!"
-Ой, мамочки! - взвизгнул кто-то и шлепнулся на пол.
-Люмос. Тонкс???
-Я, - она испуганно смотрела на него снизу вверх. - Ты чего дерешься?
-Скажи спасибо, что это была подножка, а не Ступефай, - он протянул ей руку. - Прости. Что ты здесь делаешь?
-В гости пришла. На вечерний чай. - Она с вызовом посмотрела на Люпина. - Мы так и будем в дверях стоять?
-Кухня налево, - просто ответил он, закрывая дверь на охранные заклинания.
***
"Тааак... Очень интересно. Вечерний чай, говоришь? Девочка моя, единственное, что я сейчас пью - это аконитовое зелье! И завтра полнолуние. Что же ты задумала?"
С такими мыслями я проследовал за ней на кухню. Чай так чай... Я материализовал две кружки горячего напитка. Мы сели за стол друг против друга. Молчание затягивалось.
-А мне как-то Сириус анекдот про тебя рассказал, хочешь послушать? - и, не дожидаясь моего ответа, продекламировала:
-"Профессор МакГонагал ругает Мародеров за очередную шалость:
- В конце концов, неужели у вас совсем нет совести!
- Есть, - отвечает Джеймс, - только она одна на всю компанию, и находится у Ремуса."
Я прыснул чаем и закашлялся. Надо признаться, она умела разрядить обстановку.
-Зачем ты пришла, Тонкс? - спросил я наконец.
-Нам надо поговорить, - она стала серьезной. - Я знаю, что ты любишь меня. Мне Сириус сказал.
Я застыл на месте. Воспользовавшись моим замешательством, она продолжила.
-Ремус, я знаю, что ты подумал про нас с Сириусом. Ничего не было.
Я, не веря, смотрел на нее.
-Твой патронус... - промямлил я.
-Волк. Волк, а не пес, Ремус. Мой патронус - это ты. Мои волосы серого цвета, как шкура волка. - Она отставила кружку в сторону. - Я люблю тебя, Рем.
Теперь я понял, что значит магловская фраза "выпасть в осадок". Именно это я и сделал.
-Боже.
Она встала и подошла ко мне, присев на край стола.
-Теперь ты понимаешь?
-Понимаю... понимаю, что из-за меня ты страдаешь, и делаешь это совершенно напрасно, - я старался не встречаться с ней взглядом.
-А я теперь понимаю, что Сириус был абсолютно прав насчет тебя. Ты - непроходимый дурак, Муни. - Она наклонилась и прежде, чем я успел бы отстраниться, поцеловала меня.
Медленно и неохотно сопротивлялась моя совесть этим ощущениям. Пока мозг раздумывал, как побыстрее прекратить этот поцелуй, руки начали жить отдельной жизнью.
Животная сущность во мне требовала выхода энергии. В срочном порядке.
Я стащил Тонкс к себе на колени; теперь ее спина упиралась в столешницу. О, как было бы удобно опрокинуть ее на этот стол и... Я глухо зарычал, и она вздрогнула.
Последнее, что было моим осознанным действием - это молчаливое заклинание темноты, погрузившее кухню в пронизанный лунным светом полумрак. В окне маячила почти круглая луна. Завтра ночью в это же время будет полнолуние...
И нам придется выбрать между любовью и жизнью.
Wolf
25.12.2006, 18:15 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 8. Нечеловеческие ощущенияsmile.gif
Что-то упало и разбилось. Тонкс не совсем хорошо понимала, как она оказалась лежащей на кухонном столе, прижатая к доскам горячим мужским телом. Мысли сбились в одну дрожащую кучку и выбросили белый флаг.
-Ремус, - полушепот-полустон срывается с губ, когда поцелуи переходят в ласковые, но ощутимые покусывания.
Его руки прижимают к себе молодое тело, срывая одежду и обжигая прикосновениями; его губы касаются сокровенных мест, дурманя разум и обостряя чувства.
Это нельзя было назвать просто сексом. Это значило для них куда больше, чем физическое удовольствие, и к тому же таило в себе долю риска и неизвестности - никогда еще магический мир не получал столь необычной пары, как оборотень и метаморф. Все происходящее было таинством посвящения друг друга в свои возможности и перспективы.
И все это грозило перейти за рамки разумного. Люпин был нечеловеком. В сложившейся ситуации, при почти полной луне он не мог контролировать свои поступки, а самое главное - предупреждать их. Где-то далеко на краю сознания еще брезжила мысль о том, что Тонкс сейчас в опасности.
Он просто мог укусить ее, и кто знает, какие последствия это будет иметь. В лучшем случае она полюбит кровавый стейк...
Она выгнулась дугой, впиваясь ногтями в его спину. Теперь дороги назад уже не было. Какое это блаженство - чувствовать себя внутри ее восхитительного тела, ощущать этот жар и упругость мышц. Он впился в ее губы жадным поцелуем, и вдруг на языке появился одуряющий металлический привкус. Кровь.
КРОВЬ...
Он глухо зарычал и задвигался быстрее. Нет, нельзя терять контроль... Нельзя позволять себе, уподобляясь животному, вцепиться в это тело зубами и держать, как кобель держит сучку во время сношения...
***
"Мерлин... Помоги мне, помоги... Я не могу сделать с ней этого"
Укусить... Разорвать... Почувствовать кровь...
И тут я встречаюсь с ней глазами.
Желтые. Как у меня. Вместо круглого зрачка - длинная черная полоска. Ее язык облизывает прокушенную до крови губу - медленно, нежно, страстно. Ее лицо это смесь похоти и блаженства, желания и любви.
И страха.
Это подгоняет еще сильнее. Я вколачиваюсь в это тело, как самец пользуясь ее беспомощностью. Она уже не сможет сбежать или остановить меня. Она моя, и чувство власти опьяняет.
Краем сознания слышу, как где-то что-то снова разбилось, и у меня хватает сил вообразить, во что я способен превратить кухню...
А что я могу сделать с ней... Нет, об этом лучше не думать.
Дальше все смешалось в череду движений, звуков, неясных мыслей. Что я делал, я уже не помню...
***
На следующее утро я проснулась с ноющей спиной и ощущением, что меня изнасиловали. Я была не далека от истины, но все же предпочитала не зацикливаться на том, что произошло ночью. Секс, да. Чумовой секс? О, да!
Нет, что я себя обманываю - меня просто отымели. И самое ужасное, что мне понравилось.
Люпина не было дома. Видимо он ушел либо ночью, либо рано утром. "Сбежал!" поправила я себя, поднимаясь с постели. Не помню, как я оказалась в ней, но на кухню почему-то идти не хотелось. В ванной едва не умерла от остановки сердца, когда увидела себя в зеркале. Поняв, что зеркала придумали мазохисты, умылась ледяной водой и сказала "Эпискеи" своей прокушенной губе. Ранка затянулась, но мысль о том, что прокусила ее отнюдь не я, еще долго жужжала в голове как надоедливый комар.
Потом подумала, что неплохо было бы вспомнить, что вообще было. Так, для поправки совести... Но голова трещала, тело ныло, а на душе было странное умиротворенное чувство, будто ничто в жизни так не радует, как безумный трах.
Пока я шлялась по дому, старательно избегая кухни, нечаянно наткнулась на календарь. Завтрашний день был обведен черным маркером...
"Полнолуние", наконец осенило меня. Я тихо сползла по стенке на пол. Теперь я кое-что начала понимать! "Ну, Люпин, ты даешь!.."
Я судорожно ощупала и оглядела себя еще раз, почти полностью раздевшись. Нет, кроме губы укусов больше нет... "А что мне, легче что ли от этого?! Меня укусил оборотень, отымевший меня до беспамятства. Интересно, а метаморфы могут быть прокляты ликантропией?"
Я сидела на полу и тихо ревела. Мне было страшно и смешно, и я понимала, что если не поговорю сейчас с кем-то, то точно спячу.
Собравшись и еще раз глянув на себя в зеркало ("А у вас там ужасы показывают!") я трансгрессировала из дома Люпина в Хогсмид. Если где-то и есть человек, могущий меня вразумить и успокоить, то человек этот живет как раз в том краю.
Wolf
25.12.2006, 18:16 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 9. Уникальная особенность

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Трансгрессировать в Хогсмид - выражение не совсем точное. В его окрестности - уже ближе к истине, но тоже не до конца. Тонкс, перестав вращаться где-то в межпространстве, ударилась подошвами ботинок о землю в метре от ворот Хогвартса. О том, что еще секунду назад здесь никого не было, свидетельствовал лишь маленький фонтанчик пыли, взвившийся в воздух между ее ступней.
Тонкс в замешательстве смотрела туда, где, по ее памяти, находились окна директорского кабинета. Да, совсем недавно - пару минут назад, если быть точнее, - она собиралась прийти к нему за советом. И только теперь представила себе этот разговор:
"-Вы знаете, директор, меня Люпин изнасиловал и укусил за губу. Я теперь оборотнем стану?"
Более ужасную и смехотворную картину вряд ли можно было вообразить. Тонкс еще раз крепко задумалась над тем, стоит ли соваться к Альбусу прямо сейчас. Возможно, она сможет и сама разобраться в произошедшем... Ну, например, пойдет в школьную библиотеку и найдет там - в Запретной секции, желательно, - умную книжку про связь метаморфа с оборотнем или "Что делать, если вас укусил вервольф?"
Ответом на столь жизненный вопрос стал нервный смех Тонкс.
"Дура, ты сама-то веришь в то, о чем думаешь? Какие, гиппогриф их подери, книжки?! У тебя времени до следующего полнолуния всего месяц, а в голове только мысль о том, чтобы повторить произошедшее извращение еще пару разиков!"
И, решительно сдвинув брови, Тонкс прошла на территорию школы, благо она знала пароль к охранному заклинанию на воротах.
Проблема с паролем на входе в кабинет директора решилась не так успешно: ей пришлось некоторое время нарезать круги по школе, чтобы найти МакГонагалл - замдиректора очень не кстати отправилась на посменный обход школы на пару с Филчем.
"Старые кошатники", выругалась Тонкс, обнаружив их наконец при выходе к теплицам.
-Профессор.
-О, доброе утрое Нимф... Тонкс, извини. Что-то случилось?
"Да, меня тра..."
-Кхм, нет все в порядке, - мысленно одернула себя Тонкс. - Хотела зайти к директору. Пароль не подскажете?
Вооружившись очередным вредным для здоровья зубов паролем ("Карамельные тянучки") Тонкс поспешила обратно.
-А, здравствуй, Тонкс, - улыбнулся ей Альбус. Улыбка была усталой, но в полне жизнерадостной.
Девушка попыталась выдавить из себя что-то на подобие, но попытка с треском провалилась. К тому же взгляд Тонкс упал на правую руку директора - она казалась обугленной и была явно мертвой.
-Что...
-Не стоит беспокоиться, - продолжая улыбаться, Дамблдор прикрыл обожженую конечность рукавом мантии. - Ты ведь пришла не о моем здоровьи справиться? - он бросил на нее проницательный взгляд из-под очков.
-Эээ, - ее решимость растаяла, как снежинка под солнцем. Тихо опустившись в предложенное кресло, Тонкс кашлянула. Ну, в общем... Я и Ремус, мы... - И собравшись с силами, выпалила: - А-метаморфы-подвержены-ликантропии?
Альбус молчал всего секунду, но за это время Тонкс показалось, что директор борется со смехом.
-Видишь ли, дорогая, - мягко начал он, подбирая слова. - В магическом мире еще никогда такой связи не возникало...
Тонкс мысленно поблагодарила всех известных ей святых - по крайней мере Дамблдор понял, почему ему задали такой вопрос, и ей не придется рассказывать почтенному волшебнику все детали. Девушка хихикнула: все-таки старик еще не совсем выжил из ума и еще помнит, что означает слово "секс".
-То есть, мы единственные, кто...?
-Да. Думаю, да. - Он внимательно следил за выражением ее лица. - И я не могу с уверенностью тебе сказать, что ты станешь или не станешь транформироваться. Я бы сначала посоветовал тебе обратиться к мадам Помфри или колдомедикам из Святого Мунго, чтобы они осмотрели укус...
-А, его уже нет, - махнула рукой Тонкс.
-Нет? - казалось, директор даже приподнялся на месте, чтобы лучше ее видеть. - Тонкс, - серьезным голосом продолжил он, - я бы снял сейчас с твоего факультета 20 баллов за незнание проблемы, если бы ты еще училась. Напомню тебе, что следы проклятий - различные раны, укусы - не поддаются лечению. Они остаются на теле человека на всю жизнь. Ты уверена, что Ремус...
-Да, уверена. Ранка была маленькая, на... на губе. Я залечила ее заклинанием "Эпискеи" - самое простое, что я знаю.
-Тонкс, это очень необычно. Если бы это было доступно всем - избавляться от следов проклятий, - то у Гарри Поттера не было бы его знаменитого шрама. Ты понимаешь?
-Э, ну... Нет.
Альбус вздохнул и откинулся на спинку своего кресла.
-В твоем организме есть нечто, что не поддается проклятию ликантропии. Ты первый человек в истории магического мира, не умирающий от недомогания после укуса. Мы, конечно, еще не знаем, какие последствия произошедшего проявятся в полнолуние, но смею предположить, что трансформации тебе не грозят.
Тонкс, слегка приоткрыв рот от впечетляющей новости, слушала директора. В голове ее медленно, но верно формировалась одна единственная мысль: "Ремус для меня не опасен!"
-Дорогая, я не могу позволить себе лезть в вашу с Ремусом личную жизнь и исследовать сей феномен более подробно, но если у тебя будут возникать вопросы или тебе будет нужен совет - я всегда к твоим услугам, - закончил Дамблдор свою речь.
-Спасибо вам. Я... Я пойду. Мне надо... А где Ремус?
Лицо директора омрачилось.
-Сегодня мне пришлось снова отправить его на задание. Я планировал, что это полнолуние от проведет без трансформаций, но дело требует его срочного появления в стае Грейбека. - Увидев полуобморочное выражение лица Тонкс, директор поспешил добавить: - Я буду информировать тебя о происходящем.
-Спа... спасибо, - поднимаясь из кресла, пролепетала Тонкс. Ей вдруг стало нечем дышать, перед глазами все поплыло, а каменный пол больно ударил ее по лицу...
***
Люпин брел по пыльной дороге, специально шаркая ногами; на душе у него еще никогда не было так погано. Мантия, которую он снял под пригревшим солнцем и, подцепив двумя пальцами, закинул через плечо за спину, съехала вбок и волочилась за ним на подобие понуро опущенного хвоста.
Да он и ощущал себя собакой. Кобелем, если точнее...
Когда рано утром в камине его спальни появилась голова директора Хогвартса, он обрадовался Альбусу как Санта-Клаусу на Рождество. Серьезная мина на лице директора не предвещала ничего хорошего - так бы он сказал раньше. Но утром он понял, что его снова собираются отослать в шайку Грейбека и ухватился за просьбу Альбуса, как утопающий хватается за обломки корабля. И, можно сказать, с радостью кинулся в этот гадюшник.
Теперь, собравшись с мыслями и посмотрев на произошедшее с другой стороны, он испытывал отвращение к самому себе. Он просто сбежал. Без объяснений, без просьб о прощении (хотя на месте Тонкс он бы послал себя куда подальше). И самое ужасное, что он укусил ее. Он так боялся за ее безопасность, и вот наконец худшие его опасения подтвердились: он, взрослый и, как он считал, способный держать себя на расстоянии от нее оборотень слетел с катушек, и теперь уже ничто не сможет ей помочь.
Люпин шел к Грейбеку с упорностью суицидника: пусть предводитель волчьей стаи узнает о том, что он шпион, и убьет, как давно уже хочет сделать.
Wolf
25.12.2006, 18:16 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 10. Метаморф. Инструкция по применению
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

-Поппи, пожалуйста, дайте ей успокоительное и проследите, чтобы она немедленно отправилась к Молли Уизли. Нимфадора нуждается во внимании и заботе.
-Конечно, Альбус.
Мадам Помфри засуетилась над Тонкс, перенесенной директором по каминной сети в больничное крыло. Дамблдор был очень заинтересован в том, что рассказала ему девушка, но его интерес не мог носить открытый характер. И Ремус и Нимфадора были вполне взрослыми и самостоятельными людьми, и никто - даже Альбус Дамблдор - не имел права копаться в их проблемах, пусть даже разрешение этих проблем могло стать всемирным открытием. А то, что у метаморфов есть иммунитет к ликантропии, именно всемирным открытием и являлось.
Дамблдор постоял в задумчивости за дверьми палаты. Хотя он и сказал, что лезть в их личные дела не будет - и намеревался сдержать свое слово - узнать подробнее о метаморфах не мешало бы. Он не считал себя истинным знатоком этой области магии, да и занят в последние пару десятков лет был исключительно неким субъектом по имени Том Риддл, поэтому ему требовалась грамотная консультация людей, непосредственно общавшихся с метаморфами, изучавшими их, а еще лучше - являвшихся таковыми.
С последним было сложнее. Никому другому он не мог поручить такое задание, поскольку дело носило личный, интимный характер, а самому заниматься этим - разыскивать других метаморфмагов в Англии - времени просто катастрофически не хватало. Но обмолвиться парой слов с определенными людьми он все же успевал.
***
-Северус, вы не заняты?
Лицо Снейпа, обнаружившего на пороге своего кабинета Дамблдора, красноречиво говорило: "Вообще-то занят, но разве у меня есть выбор?"
-Чем обязан? - Зельевар пропустил директора в кабинет, жестом приглашая сесть в свободное кресло.
-Хотел поговорить насчет одной вашей бывшей студентки.
-Э? - Снейп замер на полушаге, удивленно воззрившись на директора.
-Касательно ее магического дара, а вы о чем подумали? - если кто-то и думает, что Дамблдор не умеет усмехаться, этот человек жутко ошибается. Физиономия старика просто излучала насмешку.
-Я просто не ожидал, что вы решите завести разговор на такую тему, - выкрутился Снейп. - Могу я полюбопытствовать, о ком речь?
-Нимфадора Тонкс.
-Хм, - теперь пришел черед Снейпа усмехаться. - И чем же она на этот раз отличилась?
-О, просто в связи со сложившейся ситуацией, ее дар - метаморф-магия - редчайший и ценнейший ресурс, который я хочу с толком использовать в борьбе с Темным Лордом. - Нет, не думайте, что Дамблдор еще и врать научился! В его словах была толика правды.
-Не думаю, что сообщу нечто важное о ней, - дернул плечом Снейп. - В учебе она ничем особенным не отличалась. Ну, разве что в трасфигурации ей не было равных; Минерва просто боготворила ее. Но даже это не ее заслуга, как студента - она же родилась с этими способностями. Вам лучше обратиться к замдиректору за...
-А как вы можете описать свойства ее дара? - Директор не дал Снейпу отвертеться от разговора. - Может ли оказаться, что, например, она не восприимчива к каким-то... м-м-м, допустим, болезням?
Снейп прищурился на директора.
-Это ведь не совсем болезнь, не так ли?
Дамблдор вскинул брови.
-Я не говорю о чем-то конкретном, Северус. Мне просто любопытно знать...
Снейп решил, что не в его интересах играть с директором и говорить, что он понял суть его допроса.
-Вполне возможно, что свойства метаморф-магии в принципе не могут быть однозначны.
-Я правильно понял вас, Северус - у каждого метаморфа могут быть собственные реакции на различные внешние раздражители?
-Вы сказали как нельзя точно, - усмехнулся Снейп, живо представив Тонкс и Люпина. - Возьмем для примера всем известное Оборотное, а иначе - Полиморфное зелье. Решающим компонентом его состава является волосок, или частичка кожи того, в кого вы желаете превратиться. И превратиться вы можете исключительно в этого субъекта. Магия метаморфов отличается тем, что волшебник с такими возможностями может превращаться в кого угодно - человека своего пола, разумеется. Образно выражаясь, метаморф - это котел, куда природа ссыпает различные составляющие. И никто не может предугадать, в кого в следующий раз обратится метаморф, то есть возможности у них если и не бесконечны, то непредсказуемы точно.
-Северус, я полностью удовлетворен вашей консультацией. На большее я и не мог рассчитывать. - Альбус поднялся из кресла и направился к выходу.
-Уже уходите? - Снейп постарался подавить выплывшую ядовитую улыбочку. - Может чаю?
Дамблдор кинул взгляд на профессорский стол, где в компании с колбами и прочими склянками дымилось нечто, именуемое чаем.
-Нет, спасибо. Лучше вы к нам!
Wolf
25.12.2006, 18:17 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 11. Выхода нет
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Темное полуподвальное помещение, пропахшее сыростью, человеческим потом и прочими дурно пахнущими выделениями, было переполнено. Здесь, как собак перед умерщвлением, держали порядка двадцати взрослых мужчин и несколько женщин.
Всех нас объединяло одно - мы были оборотнями.
Многие из нас никогда не вели нормальной человеческой жизни; Грейбек специально делал так, чтобы укушенный им или его ближайшими помощниками человек - волшебник или магл - навсегда возненавидел окружающий мир, и примкнул к стае. Часто у них просто не было никакого выбора.
Цель Грейбека была проста: он натравливал на неподчиняющихся Темному Лорду волшебников своих "псин" и тем самым отвоевывал волчьему роду место под солнцем. К своему отвращению я не мог не признать, что в одной единственной вещи он был прав: общество никогда не примет в свои ряды вервольфов; такие, как мы, всегда будут вынуждены скрываться - а зачастую нападать ради спасения самих себя. Темный Лорд обещал нам, устами Грейбека, полную свободу и торжество над несправедливостью... И эти обреченные на постоянные мучения люди согласились. Другое дело, что ситуацию можно было слегка изменить, но в силах сделать это был только Дамблдор.
Но иногда, сидя в этом зверинце для обезумевших тварей, я с отчаянием понимал, что даже Дамблдор не сможет убедить волшебное сообщество в "нормальности" такого явления, как ликантропия. Всегда найдутся люди, которые откроют охоту на нас. Да, от этого проклятия не возможно было избавиться. Но лично мне бы очень хотелось, чтобы не только соратники из Ордена Феникса смотрели на меня как на человека. Впрочем, даже они меня боялись... Нет, как они там любят выражаться? Ах, да - были настороже.
С их стороны вполне логичное поведение.
Грейбек был чертовски хитер и осторожен. Он и его прихвостни всегда приходили к нам в одиночестве. Мы ни разу не видели других Пожирателей Смерти; мы даже не знали, где точно находимся. Для того, чтобы попасть в стаю Грейбека надо было просто однажды попасться на глаза ему самому либо кому-то из его ближайших сподвижников. Дальше они делали все сами: человек в бессознательном состоянии (чаще всего на утро после полнолуния) доставлялся сюда. Если жертва не выказывала любви к окружающему миру, она жила и становилась частью стаи, если же нет - ее убивали.
Особой изюминкой плана Грейбека по захвату власти были обращенные маглы. Сперва их отлавливали и кусали забавы ради, но потом выяснилось, что оставлять в их живых намного выгоднее, нежели убивать.
Вновь обращенный вервольф отпускался на волю сразу после нападения. До своего первого полнолуния человек честно считал все произошедшее либо бредом воображения, либо встречей с маньяком... Ситуация резко менялась сразу после первой трансформации. На утро к туго соображающему человеку заявлялись два крепко сложенных типа и, подцепив несчастного под руки, волокли в логово.
Далее ему рассказывалась милая басня про "нехороших" людишек, которые просто не понимают всего величия вервольфов, а также говорилось, что теперь он - избранный, который должен помочь великому Темному Лорду в борьбе с неверными...
От всего этого вранья просто тошнило. И Грейбек не был бы таким удачливым сказочником, если бы я не был вынужден притворяться верным ему. Впрочем, кое-чего я все же смог добиться.
Как я уже сказал, женщин было очень мало. Если точнее - трое, и все они были обречены на скорую смерть. Оборотни редко умирали своей смертью или кончали жизнь самоубийством. Чаще всего нас убивали. Исключением являлись женщины: среди взрослых, давно обращенных вервольфов, их нельзя было встретить. Женский организм намного тяжелее переносил трансформации, а психика еще быстрее приходила в негодность.
Те женщины, что были сейчас в стае, появились недавно и также скоро должны были исчезнуть. На смену им придут новые, и их постигнет та же участь. Грейбек не дожидался, когда женщины умирали сами - ему это было не выгодно. Их он использовал для тех заданий, где намечалось максимальное количество разрушений, трупов и минимум улик. С его заданий они уже не возвращались, да и на месте происшествия мало что можно было найти: никто не желал разбираться, где чья нога или рука.
И самое плачевное, что такими смертницами становились маглорожденные, либо полукровки. Чистокровных волшебников Грейбек, не способный на жалость, но четко знающий свою стратегию, никогда не обрекал на такую участь.
Я познакомился с ней на следующий день послее ее появления здесь. Она сразу поняла, что к чему - здесь она долго не задержится. Я доверился ей, рассказав, кто я на самом деле.
Магловская девушка назвалась Мелиссой. В глазах ее застыло смертное отчаяние и - смирение. Она чувствовала, что обречена.
-Чем быстрее они отправят меня на смерть, тем лучше... - голос ее был хриплый и скрипучий - она сорвала его от криков боли при трансформации.
Мы сидели в углу нашего подземелья, в самой темноте: единственный луч тусклого света из крошечного окошка под потолком был далеко от нас. Соломенная подстилка колола кожу через одежду, в нос били гнусные запахи, глаза уже давно не видели нормального дневного света. Меня не пускали на задания уже довольно давно после моего возвращения, и я догадывался, что Грейбек все еще не верит мне.
Каждый раз, когда вожак появлялся здесь, я чувствовал на себе взгляд его безумных глаз. Он следил, вынюхивал и выпытывал - чаще всего посредством моих же "сокамерников". Я один единственный раз был отправлен Грейбеком на мелкое дельце, которое, от души постаравшись, с треском провалил. Объект слежки, которую я должен был вести, скрылся от меня так умело, будто его кто-то предупредил...
-Мы победим, держись, - шепнул я Мел - кругом сидели наши "уши" и я не собирался облегчать им работу. - Я выручу тебя отсюда...
В темноте раздался ее кашляющий смех.
-Ты смешон, волшебник. Даже такая простачка как я понимаю, что живой мне не быть на свободе.
Ее обреченность меня просто убивала. Я хотел вразумить ее, подвинувшись ближе, но тут же пожалел о том, что вообще зашевелился. По ребрам будто полоснули огненным клинком, и я повалился на пол.
-Сидел бы ты, да не рыпался, - проворчала Мелисса, подсаживаясь рядом и возвращая меня в вертикальное сидячее положение.
По моим предположениям, около трех ребер были сломаны; никто не заботился тем, что кому-то плохо, ведь у вервольфов все раны заживают быстро. Единственная причина, почему я смог ненадолго вернуться в Орден - побег после проваленного задания. Снова появившись "на пороге" у Грейбека, я его озадачил, но ни его удивление, ни мои оправдания не спасли меня от хорошего мордобоя.
Сейчас боль притупилась; кости срослись явно неправильно, ведь при трансформации строение скелета менялось, а сломанные ребра оставались, - но меня эти мелочи сейчас мало волновали. Я знал, что Мелиссе ждать осталось не долго. Грейбек что-то замышлял, и это что-то медленно, но верно у него получалось, иначе бы он не ходил такой довольный.
Я потерялся во времени: что сейчас - октябрь? ноябрь? Дни сливались в один сплошной кошмар из боли и вони. Мы не были козырями в рукаве Грейбека, отнюдь. Мы - лишь пешки в этой войне. Пушечное мясо, как выразилась Мелисса.
Если бы мы играли действительно важную роль, мы бы не сидели в этом... этом... не знаю даже, как это назвать. Тюрьма - самое ласковое слово для нашего общего жилища. Я отлично понимал, что помимо нас, юродивых, есть и другие - вервольфы, приближенные к Темном Лорду. Начальство.
По крайней мере два приятеля Грейбека никогда не задерживались в нашем блошатнике дольше, чем было нужно для того, чтобы выволочь кого-то на задание или растащить нас по одиночным камерам на время полной луны. Да, за это им можно было сказать "спасибо" - если бы в одном помещении оказалось бы сразу два десятка обратившихся, на утро Грейбек нашел бы вместо нас только кровавый гуляш - на полу, стенах и потолке.
Мелисса опустила голову на мое плечо; я отчаянно пытался придумать, как спасти ее, но решительно ничего не мог предпринять. Ее жизнь была важна для меня, как глоток свежего воздуха - если бы я смог быть ей полезным, то не чувствовал бы себя ненужной, выброшенной на свалку собакой.
Но женщина сама не хотела жить.
Wolf
25.12.2006, 18:18 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 12. Как раньше

Мое спасение - в работе,
Мое признание - в друзьях,
Моя любовь не только в plot`е,
Моя заслуга не в словах...
Где света нет и боль сильнее,
Я вижу вас, и по Сети
Все чувства долетят быстрее.
Спасибо. Знаю - мы сильны.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~


Жизнь в серых тонах продолжала преследовать меня. Вот уже и конец октября, Хеллоуин, а о Ремусе ничего толком не известно. Дамблдор, несмотря на свое обещание, не мог с полной уверенностью сказать, что с ним все в порядке, и самое главное - когда он вернется.
Жизнь в Хогсмиде была ничуть не лучше, чем где бы то ни было еще. Весь мир замер в болезненном ожидании очередного выпада Темного Лорда. Да провались оно все пропадом! Я так устала бороться.
Как тошно смотреть на жалкие потуги Министерства защитить нас; как низко пали люди, вроде Флетчера, торгующие опасными по содержанию и бесполезными по сути "средствами защиты" во время массовой паники... И как же больно видеть среди всего этого одного единственного парнишку, которого это исчадие ада наградило правом убить его. А никому нет дела до того, что их Избранный все еще школьник. Люди взбесились. Они готовы пожертвовать даже его жизнью - только потому, что он упомянут в чертовом пророчестве.
Из окна маленькой гостиницы, где я жила в последнее время, были хорошо видны башни Хогвартса. Вот он - оплот всех надежд, где под одной крышей дышат, ходят, разговаривают и просто живут два человека, на плечи которых свалился гнет всего мира. И оба обречены на провал.
Старик и ребенок. Смешно. И очень грустно.
А еще там засели люди, прячущиеся за мантию Дамблдора. Некоторым из них мне особенно хотелось надавать тумаков - в лучшем случае.
Снейп. Ноль внимания и кило презрения на всё и вся. Даже будучи моим деканом он мне не нравился. Всегда язвительный, желчный, неопрятно выглядящий тип, исполняющий роль карманной собачки Дамблдора - он был смешон в своей роли. Раскаявшийся Пожиратель, говорите? Да хоть бы и так; он не может олицетворять собой ничего из того, что так ценится Орденом Феникса. Взаимовыручка, честность, доброта. Любовь.
Ему этого никогда не понять, потому что он - Снейп, маг-отщепенец, которого ненавидят орденцы и презирают бывшие подельники. Он был карикатурой на самого себя.
Трелони. Сумасшедшая алкоголичка, не достойная носить титул профессора. Я никогда не понимала, зачем Дамблдор держит ее в школе. Иногда создавалось впечатление, что ради шутки: временами Сибилла отмачивала поразительные глупости, забавляя учащихся, и, зная чувство юмора директора, выходило, что мнимая прорицательница заменяла ему шута.
Сколько же ненормальных живет там целый год, постоянно видя друг друга? Кто вообще сказал, что самое чокнутое место в Англии это больница Святого Мунго?
Школа Святого Дамблдора - вот это место. Да, святого. И абсолютно чокнутого.
"Великий человек - Дамблдор", любил говорить Хагрид.
Все великие люди ненормальные. Это тоже кто-то говорил, но кто, я не помню.
***
На улице моросил мелкий дождик, изредка переходящий в снег. Идея вылезти в такую погоду на прогулку была не самой лучшей, но сон не шел к ней даже после бессонной ночи патрулирования окрестностей.
Решение пойти в Визжащую хижину пришло внезапно, но оказалось весьма кстати. Ей надо было хоть на миг окунуться в атмосферу недавнего времени, когда два дурашливых волшебника разносили по кирпичикам чердак на Гриммолд-плейс. Пусть Сириуса не вернуть, а Ремус там, где людей уже не ищут, считая мертвыми, но она хотела уйти туда, где эти двое когда-то проводили так много времени.
Просто представить, что все - как раньше.
***
Рождество преобразило мрачное поместье Блэков до неузнаваемости, а точнее: факт Рождества и необычного наплыва гостей в этом доме. Массовиком-затейником выступал сам Сириус. Ремус только обрадовался такому настроению приятеля: Сириус снова был собой.
Утром в сочельник Тонкс подумала, что во время сна перенеслась в другое место - на фабрику елочных игрушек под руководством Санта Клауса. Везде, где было можно и нельзя, висела мишура и причудливые стеклянные шарики; в воздухе летали заколдованные снежинки, укладываясь на полу в хрустящие сугробики.
Но тут где-то из-за угла раздалась ругань Кикимера, и Тонкс с облегчением вздохнула: она еще не спятила. Да, она-то - нет, но где-то поблизости явно находилась парочка, у которой слишком бурно разыгралась фантазия.
Нацепив на ноги тапочки и придав волосам максимально ядовитый розовый оттенок - по случаю праздника! - Тонкс отправилась на поиски возмутителей погоды в доме. С кухни слышался смех, оживленный спор близнецов Уизли и бесполезные возгласы Молли, обращенные ко всем сразу, с просьбой утихомириться.
Кухня тоже была украшена в лучших традициях Мародеров: с большой люстры в центре комнаты свисало нечто, подозрительно похожее на чучело профессора Зельев, перекрашенное в зеленый цвет.
-Что это? - дрожащим голосом спросила Тонкс.
-Елка! - счастливо улыбнулся Сириус, направив на "елку" волшебную палочку, отчего зеленое пугало теперь мигало разноцветными огоньками.
-Сириус, немедленно убери эту гадость отсюда! - взвыла миссис Уизли.
Блэк неожиданно подлетел к ней и, расцеловав в обе щеки, закружил в объятьях:
-Молли, я всегда знал, что мы с тобой сдружимся! Я с тобой совершенно согласен - Нюниусу тут не место!
Последовал взрых хохота, после чего громкое "Ууаай!" и звук падения чего-то тяжелого на пол.
-Тонкс! - простонала Молли. - Ну почем ты такая неуклюжая?!
-Этот снег... Он скользкий, вот я и упала!
Что-то рыжее (Фред? Джордж?) поставило ее на ноги.
Гарри, Рона и Гермионы на кухне не было - "святая троица" снова в гордом одиночестве строила планы по устранению Волдеморта. Сириус, пока Молли вышла из кухни, выудил из заначки бутылку огневиски, и раздал всем присутствующим по стопарику; перепало и близнецам, чему они несказанно обрадовались.
-Итак, за что же нам выпить? - Сириус театрально воззрился на "елку". - Неее, за это я пить не буду... Муни, ну-ка, задвинь мощно!
-Не думаю, что буду оригинален, - улыбнулся Люпин. - Давайте за то, чтобы мы всегда были вместе.
***
Под звон стекла и смех друзей - так начался конец нашего счастья. Я отпила из горла бутылки; огневиски, должно быть, сами прыгнули мне в руку где-то по пути в Визжащую хижину... Или это Розмерта начинает стареть и не замечает, как всякие прохожие тырят у нее из-под носа бутылки?
Я горько усмехнулась. Розмерта всегда все отлично видит, и если эта бутылка сейчас здесь, значит добрая женщина просто не хотела вмешиваться в проблемы свихнувшейся от горя дурочки...
"...чтобы мы всегда были вместе". Или это Ремус сглазил нас, или огневиски было паленым...
Я уткнулась в воняющие плесенью и собакой тряпки на полуразвалившейся кровати. Никогда мы уже не будем вместе. Война всех разлучит. И останутся тем, кто выжил, лишь воспоминания о тех днях, когда мы были живы, любили жизнь и друг друга.
И тут мой взгляд нечаянно наткнулся на уголок бумаги, торчащий из коробки с мусором в углу. Я неровным шагом подошла и выдернула из кучи хлама так странно выглядящий в этой серой пылищи почти девственно белый листок...
"Э, да ведь это та самая фотка в сочельник на кухне..."
Мундугус притащил тогда какой-то агрегат, гордо именовав его заколдованным магловским фотоаппаратом, и щелкнул нас, уже слегка опьяневших и поющих разудалые песенки.
Я не смогла сдержать улыбки: близнецы корчили умопомрачительные рожи, Сириус все никак не мог решить, какие рога мне идут больше - оленьи или козьи, а Ремус...
"Боже, Рем, зачем ты так на меня смотришь? Я так скучаю по тебе."
Невольная слеза шлепнулась на черно-белый снимок. Одного из нас уже нет, а остальные разбросаны по всей Англии... Но мы все-таки вместе: до тех пор, пока в наших сердцах будет место для любви к павшим друзьям.
Wolf
25.12.2006, 18:18 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 13. Жизнь во сне и наяву

Время приближалось к Рождеству. На какие-то ничтожные несколько дней люди смогли забыть, что вокруг них - убийства, похищения и за каждым углом может таиться Пожиратель - и готовились к празднику, желая подарить радость своим близким и родным.
Исключение составляли лишь те, у кого некому было дарить подарки и чьи потери в этой войне стали уже слишком велики. Я относила себя к их числу. Желания отмечать Рождество с Уизли не было, и на приглашение Молли я сразу ответила отрицательно. В общей суматохе я терялась, становясь в буквальном смысле серым пятном на ярком полотне жизни.
Раз в месяц меня мучали непонятные сны: мне казалось, что я покидаю свое тело и брожу где-то за гранью реальности; все мои чувства обострялись, и на краткое время, на несколько часов, возвращались способности метаморфа. Я не могла менять свою внешность кардинально, но цвет волос становился более естественным. Я могла даже с уверенностью сказать, что полнолуние влияло на меня положительно.
Правда я не всегда оставалась адекватной. Пару раз я проснулась совсем не там, где засыпала, хотя в первый раз и списала это на простой лунатизм. Но хождения во сне повторились, и снова при полной луне, поэтому теперь я предпочитала спать в такие ночи в Ордене Феникса, где меня в любой момент мог отловить Грюм и отправить восвояси.
И вот вскоре после Рождества меня снова ждала ночь, полная сюрпризов. Это было одной из причин моего нежелания что-либо справлять - а уж тем более с кем-либо, - но также я начала понимать, что мои "сны" таковыми вовсе не являются. Основательно поговорив с Дамблдором, я узнала, что большинство моих видений не что иное, как мир глазами Ремуса.
Сны по большей части не приносили мне никакой ценной информации о происходящем там; все, что я чаще всего видела, были стены какого-то помещения. Но иногда перед моим взором возникали картинки из недавних событий, наиболее сильно запечатлевшихся в памяти Рема.
Я ждала каждого полнолуния, как манны небесной, ведь именно так и никак иначе я могла знать, что он все еще жив. Во сне я проживала его жизнь там, иногда даже неосознанно совершая пешие прогулки, вторя его перемещениям по тому темному подземелью.
***
-Тонкс, ваши "видения" - прочная магическая связь с Ремусом, которая возникает обычно из-за сильных проклятий, сопровождавшихся ранами или...
-У Гарри ведь то же самое с Тем-Кого... - перебила она директора, но замялась, представив, что это значит.
-Похоже на то. Не скажу, что это то же самое, но похоже. - Альбус, заметив волнение девушки, поспешил успокоить ее. - Дорогая моя, в вашем случае связь образовалась на основе взаимной любви, а не смертельного заклятия.
-Но Лили защитила Гарри своей любовью!
-Но вовсе не это породило магическую связь между Волдемортом и мальчиком. Этих людей связывает не только магия, но и Пророчество. Увы, их случай куда серьезнее вашего. Их притягивает взаимная ненависть.
-Каков мой диагноз? - Тонкс сидела в кресле перед директорским столом, пытаясь спрятаться в недрах предмета мебели.
-Ваша связь поддерживает ваши силы. Ваша любовь помогает вам выжить. Это именно то, что сейчас нужно Ремусу. - Дамблдор внимательно следил за ней, глядя поверх очков-половинок.
-Когда он вернется? - вопрос прозвучал так тихо, что любопытные портреты на стенах кабинета вынуждены были напрячь слух до предела.
-Ремус сейчас находится в гостях у миссис Уизли, - директор хитро улыбался, увидев шок на лице Тонкс. - Я же не могу бросить своего человека в притоне Грейбека под самое Рождество.
-Как вам... Как вы вытащили его оттуда? - Тонкс все еще была оглушена нежданным счастьем.
-Неделю назад я получил отчет от Аластора об активности Пожирателей в том районе - они, судя по всему, тоже ушли на каникулы. Все они высокородные волшебники, которые любят блистать на массовых мероприятиях. Если хотя бы кто-то из них не появится на праздниках среди всех нас, то самовольно подпишет себе путевку в Азкабан. Я решил, что Грейбеку будет все равно, если кое-кто из его стаи будет некоторое время отсутствовать.
-Но если он все поймет?! - Тонкс в ужасе уставилась на беспечно улыбающегося Дамблдора.
-О, я сказал "кое-кто"? - он как будто ждал вопроса Тонкс. - Нет, я оговорился. Сегодня ровно в девять утра стая Грейбека в полном составе по его же приказу была отправлена по домам.
-Э? - только и смогла произнести Тонкс.
-Профессор Снейп был так любезен, что оказал мне небольшую услугу. В отсутствие Пожирателей в том районе внезапно высадились на длительный пикник два десятка авроров.
***
Я не смогла прийти в Нору, пока там был он. Почему-то встретиться с ним было еще сложнее, чем думать о нем. Я решила просто послать к Уизли сову с общими сдержанными поздравлениями: все же мое настроение стало немного лучше, чем было до разговора с директором.
Но на душе все равно было тяжело. Я знала, что миссия Ремуса в стае еще не окончена. Что именно Дамблдор хотел узнать таким образом о наших врагах хранилось в строжайшей тайне, но это были безусловно очень важные сведения: директор никогда не бросал своих людей на такие задания ради ерунды.
Вечером перед полнолунием я нервничала - теперь я наконец увижу что-то помимо гнилых стен темницы Ремуса; возможно он тоже чувствует нашу связь... Поместье Гриммолд хранило привычное молчание, только на первом этаже оглушительно храпела мамаша Сириуса. Орденцы, появившиеся тут в Рождество, уже отбыли на новые задания, и компанию мне как обычно составлял Грозный Глаз.
Я успела трансгрессировать в свою комнату за полчаса до восхода луны. Сна не было ни в одном глазу. Сегодня я намеревалась полностью отдаться той буре чужих ощущений, что обычно сваливались на меня в состоянии покоя. Теперь мне хотелось узнать, что я могу увидеть бодрствуя. Но едва я заметила, что первые мертвенные лунные дорожки проникли в комнату сквозь прорехи в шторах, как мой обострившийся слух уловил шевеление за дверью. Это не мог быть Грюм, его тяжелый шаг, перемежающийся со стуком деревянной ноги, можно было узнать и в тысячной толпе. Но больше в доме никого не было...
Я крадучись - теперь и шаги мои стали по-звериному мягкими и пружинистыми - подошла к двери и потянула носом воздух. Всего секундой раньше, прежде, чем дверь распахнулась мне навстречу, я поняла, кто именно пожаловал ко мне.
-Здравствуй, Ремус.
Wolf
25.12.2006, 18:19 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 14. Вот она я

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

-Здравствуй, Тонкс.
Последовала минутная пауза, после чего дверь с грохотом захлопнулась. Мне показалось, что какая-то неведомая сила отбросила меня спиной назад на мою кровать, но... кажется просто Люпин научился летать.
-Только. Не. Кусайся. Больше. - Я в промежутках между сбрасыванием одежды и поцелуями попыталась донести до Рема самое важное. - Я и так уже твоими глазами вижу...
-Что?
Ну вот, он пока еще может связно говорить. Но этот взгляд... Он определенно не сулит мне ничего хорошего.
-Ремус, я могу видеть твоими глазами. Каждое полнолуние я знаю, что ты делал несколько дней назад, до того, как тебя сажают в эту одиночную камеру...
-Ты...?
-Я не обращаюсь. Посмотри, у меня не осталось шрама, Рем. Я не оборотень, для меня это проклятие - как насморк.
Я видела, как в его глазах что-то изменилось. Еще минуту назад, когда он опрокинул меня на кровать, я подумала, что он собирается меня съесть - если не зубами, то взглядом точно, - но теперь он смотрел на меня, как на чудо, дарованное небесами, такое хрупкое и невесомое, словно боясь, что я изчезну.
-Рем...
-Значит, мне не показалось. Я тебя действительно укусил до крови...
-Рем, это сейчас не важно.
"Сейчас важно то, что ты по-прежнему лежишь на мне, и я не уверена, что хочу менять это положение".
-Мерлин, а если бы твои способности тебя не выручили? Что тогда? - он нежно погладил меня по щеке.
-Рем, - уже сердито сказала я. - Я тебя люблю. Я не подвластна ликантропии. Ты лежишь верхом на мне и твой... Тебе не кажется, что сейчас глупо говорить "что было бы, если"?
Он бросил на меня смущенный извиняющийся взгляд и лег рядом. Такой расклад меня не порадовал, и я тут же пристроилась сбоку, переплетя свои ноги с его.
-Ремус Люпин, я не желаю слушать твои моралистические бредни.
Его взгляд задержался на моих волосах.
-Розовые... - он как зачарованный коснулся пальцами одной пряди.
-Я оживаю, когда ты рядом. Я не могу без тебя. - Я коснулась губами его руки около моего лица. - Если ты хочешь меня уберечь, то самое безопасное место для меня - рядом с тобой.
Я склонилась к нему, легко касаясь губами его лба, щек, спускаясь ниже и чувствуя, как он сопротивляется растущему возбуждению... Совершенно безрезультатно, надо сказать. Я решила покончить с нашими детскими играми в "хочется, да колется" и с тихим урчанием укусила его в шею, не до крови, но весьма ощутимо.
-Мерлин, Тонкс, что ты делаешь?.. - его голос - хриплый, срывающийся на стон - добил меня окончательно. Я хищно ухмыльнулась.
-Возвращаю тебе твое проклятие.
Вскрик неожиданности и боли - и на его шее появился овальный кровавый след.
-В расчете, любовничек.
***
В Нору я вернулась в приподнятом настроении - еще бы! - хотя по моей постной мине и нельзя было ничего понять: оказывается, хранить монашеско-страдальческое выражение лица не так уж сложно. По крайней мере, это спасло меня от массы распросов, которые неминуемо бы последовали, если бы я светилась от счастья. К тому же, способности метаморфа медленно, но верно стали возвращаться ко мне. До полной смены облика было еще далеко, но вот справиться с лицевыми мышцами оказалось не так сложно.
Живя попеременно в Норе, Хогсмиде и в Ордене, я не надоедала никому своим постоянным присутствием (особенно это радовало Флер, которая считала меня безрукой растяпой, опасной, к тому же, для ее счастья с Биллом). Я даже выработала тактику: как только обстановка из-за меня накалялась, я переводила стрелки на другую компанию, с которой все равно неизбежно бы столкнулась.
Всех - ну, большинство - моих знакомых и друзей, если их таковыми можно было назвать, раздражали не столько мои слова, действия или что-то еще, сколько вообще факт моего появления на свет. Я отличалась от них, и чем дольше жила, тем выгоднее становились мои магические способности. Я не могу стать оборотнем. Я, не уча теории, сдала экзамен по маскировке на десять "выше ожидания". Да я просто бесила всех вокруг своей неординарностью!
И ведь самое главное, что если бы меня спросили, хочу ли я прожить свой век заново, я бы сказала "Да, хочу". Нет, не назло окружающим, до них мне нет особого дела. Просто я люблю жизнь. И его люблю - Ремуса. Разве этого не достаточно, чтобы жить и не сойти с ума?
***
Бабах-звяк-звяк!
Черепки разлетелись по всех кухне, тут же захрустев под ногами присутствующих.
-К`гиво`учка! - в сердцах воскликнула Флер, картинно всплеснув руками. - Не беспокойтесь, Молли, я убе`у за ней.
Я, сделав вид, что мне все равно, вместе с Флер взмахнула палочкой, и скоро вся стопка тарелок была жива и здорова. Такое случалось довольно часто: я, как обычно, что-то роняла, приводя этим в бешенство Флер - бедняжка старалась угодить Молли, которая раньше не выносила меня из-за невнимательности - но, как и сейчас, попадала впросак. Пока Флер, сподобясь ветряной мельнице, колдовала над разбитыми тарелками, мы с Молли обменялись весьма красноречивыми взглядами. Как это не удивительно, сдружили нас две вещи: Флер и Люпин. Первая нас бесила, второй был просто хорошим парнем.
-О, Флер, что это? - кто бы это ни был, фред или Джордж, он тоже был на моей стороне.
-Где? - француженка закрутила головой в поисках предмета, породившего вопрос близнеца.
-Да воон там, кажется, тарелка криво склеилась... - это уже второй рыжий негодник подоспел на помощь.
-Фред, Джордж! Это не тарелка, это чайник! - Молли отчаянно пыталась не рассмеяться в голос, и от этого ее насупленные брови выглядели особо комично. - Брысь с кухни, завтрак будет через 10 минут!
-Кынефна, мамофка! - два пирога уже были затолканы за щеки сноровистых мальчишек.
-Тонкс, дорогая, как там Ремус? - Молли даже не смотрела в сторону Флер, переводящей в мозгу на родной французский прозвучавшую перепалку.
-Он на задании.
-Опять? - Молли присела за стол, подперев рукой щеку. - Что же Альбус хочет?...
-Я этого не знаю. Да и узнавать не собираюсь.
-Это верно, чем меньше знаешь, тем дольше живешь.
-А я считаю, что этот Л`юпин не есть нормальный человек, - высказался самый умный человек в доме. - Он опасен.
Тут уже мне надоело.
-О, ничуть не опаснее криворукой дурочки, вроде меня.
Флер явно не поняла прикола.
-Но он есть обо`готень!
-А я метаморф, и могу при желании превратиться в тебя саму и пойти домогаться Люпина или кого-нибудь другого. Еще претензии будут?
Флер вспыхнула и, отчаянно схватив себя за длинные волосы, выбежала из кухни.
-Сейчас сюда прибежит Билл, и учинит допрос, что мы такого сделали с его обожаемой Флер, - драматично заявила Молли.
Я махнула рукой.
-Пойду займусь делом. Последи, чтобы Фред и Джордж больше не высовывались на улицу, когда там брожу я - а то в следующий раз они лишатся не только бровей. Ноги и руки отрастить заново куда сложнее.
Молли нервно улыбнулась и бросилась наверх - проверять, где находятся и что делают два ее хулигана. Я тем временем отправилась в дозор по окрестностям - Артур вчера сообщил, что рядом с нами, всего в двух милях к северу, видели Пожирателей.
И я не особо удивилась, когда меня нагнал Билл.
Wolf
25.12.2006, 18:19 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 15. Бредовая идея
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Спокойная жизнь закончилась, не успев начаться. Сегодня была моя очередь совершать патрулирование школы, я пришла сменить Кингсли. Его хмурый, похоронный вид заставил мое сердце пропустить несколько ударов. Он ждал меня, он хотел мне что-то сказать...
-Тонкс.
-Кингсли... Что-то случилось?
Он пару мгновений словно собирался с силами, а потом вздохнул:
-Аластор сегодня вернулся с плохими новостями. - Я мысленно чертыхнулась. Грюм "навещал" шайку Грейбека, поменяв облик. - Там произошло массовое убийство.
-Святый Мерлин!.. - Кингсли вовремя схватил меня за локоть, чтобы я не упала. - Ремус... Там Ремус!..
-Тонкс, Аластор еще не знает, кто погиб. Там сейчас рыщут Пожиратели - что-то у них пошло не так.
-Ясное дело! Наверняка Люпин опять решил скорчить из себя героя и помешал им провернуть чье-то похищение или убийство. И теперь сам... - я задохнулась от беззвучных слез, зажав рот рукой.
-Тонкс, ты как? Дежурство протянешь?
Я кивнула, говорить сил не было.
-Тогда я пойду, устал как собака.
Кингсли размашистым шагом пошел прочь, а я все стояла у ворот школы, не двигаясь с места, позабыв, что надо дышать. Кто поможет? Кто знает? Кто спасет?.. И тут я перевела взгляд на директорские окна. Дамблдор. Больше никто не в силах совершить чудо. Бросив пост, наплевав на безопасность нескольких сотен учеников за этими стенами, я опрометью бросилась к директору.
Увы, меня ждало разочарование. Директор отбыл по срочному делу, и было не известно, когда он вернется. По пути мне встретился такой же взбудораженный, как и я, Поттер, направляющийся туда же. Видно не у одной меня случилось нечто, но до него мне не было дела. Сказав ему, что директора на месте нет, я, не видя дороги, побрела обратно.
Потянулись мучительные минуты ожидания. До полнолуния было далеко, и я не могла "увидеть", что с Ремусом. Я со злостью пнула камень на дороге; булыжник весело запрыгал впереди меня. Безысходность - чувство, еще более ужасное, чем одиночество.
Хогвартс... Как же меня бесит это место! Я со слезами на глазах пошла прочь отсюда. Мне было все равно: пусть Пожиратели с Лордом камня на камне здесь не оставят. А мне нужен только Ремус.
Моим сменщиком на сегодняшнюю ночь должен был стать Билл. Мы часто дежурили в паре, потому что с ним мне было легче и проще всего. Билл - добродушный парень - никогда бы не бросил меня в беде. Его поддержка давала сил, чтобы выдержать все это.
Обнаружила я его в своем номере, на своей же постели; Хогсмидовская гостиница изнутри не блестала размахом идей, и длинный коридор с одинаковыми дверьми становился настоящей проблемой для некоторых туго соображающих постояльцев. Подвыпивши или смертельно устав можно было легко забрести в чужие комнаты, и быть уверенным, что валяешься своей мордой именно в своей подушке.
-Билл, - я потрясла его за плечо. - Билл! - уже сильнее, но результат тот же. Тогда, засунув свою палочку в карман, я проорала ему на ухо: - Авада Кедавра!
Через секунду я уже валялась на постели с заломленными куда-то за уши руками, любуясь на кончик волшебной палочки у своего носа, которую полуголый Уизли с просонья едва не запихнул мне в ноздрю по самые мОзги. Впрочем, на что именно я смотрела - на его палочку или милые семейники в каких-то мишках, я умолчу.
-Тонкс? - хлопая глазами переспросил Билл.
-Нет, Альбус Дамблдор и еже с ним! Отпусти меня!
Билл со смехом разогнулся.
-Что ты делаешь в моей комнате?
-Я?! Уизли, это ты приперся сюда и заснул на... - тут моя рука нащупала под одеялом что-то. Выудив что-то на свет, я застонала: это был магловский плейбой. - Это ведь твоя постель, да?
-Угу. И ты лежишь в весьма эротичной позе на моей постели, между тем как я в одних трусах стою перед тобой. Мама бы расплакалась от счастья, увидев это.
Но я уже не обращала на него внимания. Я вспомнила, зачем именно я пришла сюда.
-Тонкс? - Билл тоже понял, что я не собираюсь его домогаться.
Я села на кровати. И заревела. В такие моменты я ненавижу саму себя. За слабость, за то, что женщина. Хочется быть крутым и сильным мужиком, у которого всегда все получается. Билл сел рядом, и приобнял меня за плечи. Сквозь рыдания и всхлипы я рассказала ему о случившемся.
-Тонкс, я знаю, тебе это не очень понравится... - начал он.
-Что? Говори, прошу тебя - если это поможет узнать что-то о Ремусе, я готова на все.
-Думаю, Флоренц сможет помочь тебе. Ты ведь знаешь его? - он опасливо покосился на меня - о, да, у него был повод ждать скандала!
-Ты знаешь, я не верю в эту чушь... - забормотала я, понимая, что все равно соглашусь. Надо же для порядка повозникать. - Даже пусть Флоренц, пусть не Трелони... Они... Это все бред собачий.
Я кожей почувствовала, как Уизли ухмыляется.
-Я так и думал, что ты согласишься. Идем?
-Штаны надень, энтузиаст...
Wolf
25.12.2006, 18:20 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 16. Не на жизнь, а на смерть

В темнице было тихо; все знали, что сегодня кто-то из нас уйдет и больше не вернется. Грейбек затеял большое дело. Еще больше жертв, еще больше власти. Кажется, ничто в мире не могло помешать ему добиться затеянного... Но я не верил в его могущество. Он был силен, он был жесток. Но он был смертен.
Дверь хлопнула об стену. На пороге появился главный волчий пастырь - с его пасти (ртом это нельзя было назвать) стекала свежая кровь; значит сегодня он был намерен обращаться, а делал он это по своему желанию. Анимаг-вервольф оглядел горящим взглдядом заточенных жалких существ, коими мы являлись, и сделал шаг по направлению ко мне. Мелисса рядом вжалась в стену.
-Люпин, подстилка маглолюбцев, встань и иди за мной. Сегодня я раз и навсегда разделаюсь с тобой и твоей грязнокровной подружкой. - Он подошел и, схватив Мелиссу за спутанные волосы, рывком поставил ее на ноги. Я с ледяной ненавистью в сердце смотрел на него, оставаясь сидеть у стены. - Давай, шавка Дамблдора, докажи, что ты верен мне. Умри за меня.
"Только после тебя", пообещал я ему молча и поднялся на ноги.
Сколько мы смотрели в глаза друг другу - секунду, минуту, - я не знаю; если бы мой взгляд мог в итоге лишить жизни это животное, я бы стоял так вечно.
-Шевелись! - помощники Грейбека пинками отправили меня к выходу.
О своей роли в этой миссии я догадывался: я должен был добить Мелиссу, если вдруг она выживет. Если это действительно случится, моей единственной надеждой будет собственная скорая смерть - я не смогу жить, зная, что виновен в ее гибели. А Грейбек постарается сделать так, чтобы мы не могли помочь друг другу. Да и шансов у нас будет минимум, Грейбек все предусмотрел - полная луна, которая будет царить в тот день, погубит мой разум и оставит только один инстинкт: выжить.
Я должен был ему помешать. Жертвами должны были стать не только мы с Мелиссой, но и простые маглы, на чью гибель так рассчитывал Темный Лорд. Чем больше будет трупов, чем сильнее паника - тем лучше.
Нас редко выпускали на улицу, предпочитая убивать нашу гордость и силу воли в закрытом подземелье, и теперь Мелисса с жадностью ловила ртом воздух. Пока нас вели куда-то по поверхности, я заметил, что какие-то подозрительные типы грузят в магловский автомобиль тяжелые ящики. Местность вокруг была пустнынная, очевидно, дом с таким ненавистным мне подвалом был в частной собственности Грейбека, и стоял в дали от оживленных мест. С трех сторон нас окружал довольно густой лес, в царившей ночи выглядевший сплошной черной стеной.
Пораскинув мозгами, а времени у меня на это было в обрез, я понял, что ситуация для саботажа идеальна. Во-первых, темно. Единственный, кто мог за нами погнаться, если все получится - Грейбек, но я сомневался, что для него две пешки важны в этой партии. Во-вторых, груз в ящиках - взрывчатка. Грейбек даже не скрывал этого, и все знали, что это опасное вещество он приобретает у маглов. Циничный практицизм...
И в-третьих, именно устроив сейчас побег из под конвоя, я мог выполнить задание Дамблдора - убить Фенрира Грейбека.
***
Я резко дернулся в сторону, вырвавшись из захвата своего конвоира; мужчина не ожидал сопротивления, поэтому не сразу сообразил, что произошло. Я воспользовался его замешательством и ударил его кулаком в челюсть. Тот упал, и для верности я нанес ему удар ногой куда-то в область живота. Один был готов, но второй - уже в шаге от меня, за моей спиной. Мелисса осталась одна, но скрываться и не думала.
-Беги! - крикнул я ей, увернувшись от удара.
Но тут появился сам Грейбек, замешкавшийся при выходе из особняка. И явление это не обрадовало никого, даже дерущегося со мной фенрирского подхалима: Грейбек обратился. В облике вервольфа он был еще более жесток и безпощаден. Часто даже его подельники оказывались разорванными на тысячу кусков, когда Грейбек был в ярости.
Огромный волк в два прыжка достиг Мелиссы и повалил ее на землю; к нам уже бежали люди, грузившие в машину взрывчатку. В скором времени все это обещало перерасти в кровавую бойню, и на первых ролях в ней будем я и Грейбек.
Старый волк передними лапами упирался в грудь Мелиссы, не давая ей шевельнуться, а взгляд его был устремлен мне в глаза. Даже в зверином неразумном взгляде я видел его ненависть ко мне, что было, конечно, взаимно. Грейбек был унижен моим отцом, я же стал жертвой их ссоры. Теперь уже ни он, ни я не станем ждать другого шанса, чтобы убить друг друга.
-Отпусти женщину и вели убраться своим шавкам, - тихо, но четко сказал я, не отрываясь глядя в горящие во тьме желтые прорези глаз. - Я не буду драться с трусом, спрятавшимся за чужими спинами.
Грейбек принял человечий облик и двинулся ко мне.
-Всем уйти. Я сам убью эту тварь.
-Уходи, Мелисса...
-Нет, девка останется! - в подтверждение его слов к Мелиссе подбежал мужчина и оттащил ее в сторону. - А вот теперь - молись, Ремус.
Собственное имя, произнесенное этим существом, резануло по ушам, как самое гадкое слово на свете. Нет у него права звать меня хоть как-то!
Я бросился на него первый, только в полете поняв, что вместо человека передо мной снова волк. Плевать! Помирать, так с музыкой... Мы катались по земле, вырывая куски плоти, шерсти, разрывая одежду в клочья. Все это со стороны должно было походить на один завывающий, рычащий и ругающийся клубок. Краем глаза я заметил, что Мелисса тоже времени даром не теряет: нападающие, не ожидавшие от женщины такой силы, отлетали от нее, хватаясь за отбитые места. Вскоре на шум прибыло подкрепление, но нам было просто не до этого. Я хотел убить Грейбека с тех пор, как стал оборотнем, я ненавидел его за жестокость, за звериное безумие, никогда не покидающее его. Я понимал, что если он будет жить, жертв будет становиться все больше. И все больше будет появляться оборотней, отринутых обществом, для которых единственным выходом останется примкнуть к своему волчьему пастырю.
Он калечил жизни людей, и ему это нравилось. Такая тварь не должна больше жить!
Незаметно для нас настала кромешная ночь, полумесяц спрятался за тучи. Я больше не видел и не слышал Мелиссу, и начал волноваться за нее - что если ее уже скрутили? На долго ли хватит женщины, пусть и более сильной из-за ликантропии, но все же ослабленной долгим пребыванием в заточении? А если она уже...
Мои раздумья были прерваны зубами Грейбека - он посмел укусить меня еще раз, будто от этого я стану больше принадлежать ему! Взвыв от острой боли, я со всех сил зарядил Грейбеку в ухо, пытаясь сбросить его с себя. Он заскулил, но этот вервольф, в два или три раза превыщаюший в размерах обычного волка, просто был слишком велик и силен для меня. И тут меня осенило - Грейбек всегда носил с собой волшебную палочку. Я извенулся и начал одной рукой нашаривать рядом с собой одежду вервольфа; вторая рука по мере возможностей удерживала пасть твари на максимально большом расстоянии от меня, но пальцы быстро стали кровоточить, порезавшись об его острые зубы. Видимо запах крови и ее же привкус в его пасти начал срывать его с катушек, потому что его взгляд больше не фокусировался на мне. В последний раз замахнувшись и ударив волка по голове, я выхватил из его шмоток то, что искал: волшебная палочка, похоже, была сломана, но это меня не волновало. Невербальные заклятия давались мне всегда особенно удачно, но мое положение - с лязгающим зубами у моего горла Грейбеком - осложняло задачу.
"Только бы попасть!" в отчаяньи подумал я, на угад выставив руку и выстрелив заклятием воспламенения. Раздался чей-то визг, судя по голосу мужской; живой факел начал кататься по земле, сбивая огонь. Хотя целился я не в него, кое-чего все же добился: в свете полыхающего врага я увидел первоначальную цель, то бишь машину, набитую взрывчаткой. Грейбек не в состоянии был понять происходящего, но он, к несчастью, инстинктивно не переносил огня и все еще помнил, как обращаться обратно в человека. Именно это он и сделал, и только потом до него дошел смысл моего плана.
Я вскочил и рванулся с земли так быстро, как только мог. Подальше от Грейбека - единственная трезвая мысль. Но он схватил меня за ногу и мы с шумом повалились на землю.
-Я не дам тебе это сделать! - это были даже не слова, а едва понятное рычание из зловонной пасти.
-Черта с два! - я уже понял, что избавиться от Грейбека раз и навсегда можно, только заманив его ближе к эпицентру взрыва. Я не мог наслать на него Аваду Кедавру - это было вербальное проклятие, а со сломанной палочкой я бы убил только себя. Но вот взрыв...
Очередная попытка сбежать увенчалась успехом: я не пытался оторваться от него, мне надо было просто вести его к машине, и чем ближе, тем лучше.
"Инсендио!" - сломанная палочка теперь указывала точно на автомобиль.
И тут откуда ни возьмись появилась Мелисса - вся в крови, своей и чужой, с безумным взглядом и явным желанием убить Грейбека. Я не успел ей крикнуть, чтобы она остановилась - Грейбек стряхнул ее с себя и бросил вперед, прямо к загоревшейся машине. Прогремевший взрыв оглушил меня, опалив легкие и отключив сознание.
Больше я ничего не видел и не слышал, но последнее чувство - чувство потери и своей беспомощности - надолго засело в моем мозгу. Мелисса была мертва, а Грейбек жив.
Wolf
25.12.2006, 18:20 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 17. Необратимость

Люди - маглы, волшебники, сквибы - жаждали всегда только одного: знать будущее, быть выше повседневности. Одурачить, предугадать судьбу, вот навязчивая идея этого мира. Люди тщеславны. Они берут все и не отдают ничего, они короновали себя на царство над всеми живущими. Но люди просят помощи у нас, ибо они слабы.
Нет, я не возвышаю дар кентавров - быть впереди этой непредсказуемой жизни; я фаталист, я знаю, что никакое предсказание не сможет уберечь меня или тех, кто просит у меня открыть им глаза на будущее, от неминуемого рока. Просто мне легче ничего не знать о том, что ждет меня через минуту, час... даже через сотню лет. Люди же никогда не отступятся от упорной идеи переделать не только мир, но и свою жизнь под себя. Но это не возможно. Рок надвигается на каждого живущего со скоростью лавины с гор, и любой, вставший на пути у стихии - а судьба и есть стихия, дикая и своенравная - будет погребен в руинах множества жизней, своей и чужих. Человек, наделенный властью и знанием - самое разрушительное орудие.
Они пришли ко мне с просьбой открыть им будущее одного моего друга. Да, ему выпала суровая судьба, но это его крест и нести он его должен с достоинством. Ничего конкретного я не смог им сказать, но успокоил, что профессор Люпин жив. Звезды на небе стали гаснуть в последнее время, ибо Зло, простая человеческая корысть, захватила мир. Те светила, что раньше могли сказать мне, или хотя бы намекнуть на возможный исход событий, стали лгать. Мы все тонем в безумном вихре войны; лица, не участвующие в этом, просто вынуждены скорбно наблюдать за крахом судеб, надежд... всего сущего.
Ремус Люпин был одним из немногих, кто сопротивлялся творящемуся с искренней упорностью обреченного человека. Если бы люди - не все, я понимаю, что это невозможно, а хотя бы часть живущих - были бы такими, как он, этот мир был бы не так безнадежен. Люпин никогда не хотел знать своего будущего. Он и так его понимал, и умел принимать все удары судьбы с честью, достойной похвалы. Я уважал этого волшебника за его стойкость, за веру в свои силы. Он никогда не унывал. Он всегда находил выход из ситуации - даже самой безнадежной.
Когда они ушли, должно быть, отправившись на его поиски, я еще долго созерцал небо, усыпанное потухающими предрассветными звездами. Да, он выдержит, он справится. Мне не надо обращаться к помощи небесных светил, чтобы знать это. Его судьба читается легко, как книга, она видна в его глазах, она прописана в его душе. Человек, пытающийся обойти подводные камни в услышанном предсказании всегда попадает в просак; человек, смиренно исполняющий волю предначертанного - побеждает.
Я знаю, что смерть для людей олицетворяется с концом всему. Люди не понимают, что смерть - лишь начало. Люпин будет бороться и наградой ему станет вечный покой. Если они его любят, они поймут. Они примут.
Мне не легко рассуждать о жизнях других, хотя со стороны можно подумать, что я безразличен и горд. Нет, это не так. Я такой же изгой своего общества, как Люпин среди волшебного мира. Я кентавр, сочувствующий людям - существам, называющим нас стадом лошадей и смеющимся над нашим обликом. Да, ничего привлекательного с точки зрения двуногого создания... Но и оборотень не может быть принят всеми и каждым. Всегда найдется человек, неважно, волшебник или магл, который ужаснется, посмеется и проклянет. Но и я, и Люпин не одни. У нас есть кто-то, любящий нас, сносящий все наши личные невзгоды как свои собственные. Потому что когда ты не один, а вас двое - проблемы из частных становятся общими.
Нежная женская рука легла на мое плечо: Лилит была рядом постоянно, но не любила показываться моим гостям. Теперь же, почувствовав мое смятение из-за нахлынувших воспоминаний и тревоги за друга, она пришла забрать мои дурные эмоции. Тихий стук копыт моей кентаврицы вернул меня с небес на землю. Она стала подругой изгнанника по собственной воли, хотя могла бы быть женой вождя. Я был благодарен ей за поддержку и понимание: не многие кентавры признавали в людях разумных существ.
Я обнял ее, пригладив белоснежные волосы. В ее лиловых глазах отражалась вся мудрость моего народа и этот взгляд дарил мне уверенность в своих силах. Одному мне было бы куда сложнее.
Так же, как и ему.
-Рассвет уж близок; твои думы уйдут с восходом солнца, все это лишь порождения дурного мрака ночи. Не думай о плохом, у нас осталось так мало хорошего.
-Не буду, - шепнул я ей на ухо, и мы ушли в глубь леса, оставив позади чужое горе. Теперь они справятся без нас.
***
Я ворвалась в Орден Феникса с единственной мыслью: найти Аластора Грюма. Он один знал, где был Ремус все это время - ну, еще и Дамблдор. Флоренц сказал, что Рем жив, а больше мне ничего знать и не хотелось.
-Где он?! - я схватила Грюма за ворот мантии и пару раз встряхнула. В другое время меня бы посадили на гауптвахту за вольности с начальством, но сейчас он просто долгим тяжелым взглядом посмотрел мне в глаза и я отстранилась от него. - Простите меня.
-Ты готова искать его?
-Да.
-Его не было среди убитых, но и среди живых в стае его тоже больше нет. Я думаю, он сбежал. Но он был там, когда случился взрыв, поэтому далеко убежать он не мог.
-Он ранен? - мои колени подвели меня, и я рухнула на сотворенный Грюмом стул.
-Без сомнения. Я собираю розыскную группу, но сам пойти не смогу...
-Грейбек жив? - я было хотела снова встряхнуть его - "Какого черта он еще жив?!", но удержалась. - Он ведь должен был убить главаря стаи, верно? Это его задание, я поняла...
-Жив. Еще вопросы будут, или я могу продолжать?
Я притихла, кусая губы.
-С тобой пойдут двое авроров из Министерства, они из Отдела Тайн...
-"Невыразимцы"? Это еще зачем? Чего такого секретного может быть в исчезновении человека?
-Тонкс, умолкни, иначе я тебя заставлю! - гаркнул Грюм, выходя из себя. - Не твое дело, чего им там понадобилось. Так надо. - Заметив, что я снова открыла рот для возражений, он добавил: - И если ты хочешь в этом участвовать, ты не будешь выпытывать у меня ничего, что тебе знать не полагается! И твои фирменные слезы на меня тут не подействуют.
-Я слушаю вас, - скрипя зубами, пробормотала я.
-Никто не должен знать, куда ты отправилась. Это также приказ! Семейству Уизли я скажу, что ты во временном отпуске - он бы действительно тебе не помешал. Отправляетесь сегодня вечером, место вашей встречи я скажу позже. А пока - отдыхай.
Сказал, как отрезал. Мои возражения были прерваны еще одним пронизтельным взглядом, и я поплелась в свою комнату. Ремус жив, но ранен. И я должна ждать двух идиотов, которым каждый месяц стирают часть памяти в качестве профилактики - они даже имен своих настоящих не помнят.
Ждать. Самое ужасное, что можно придумать в такой ситуации. Но выбора у меня не было: одно мое неверное действие может усложнить происходящее в сотни раз.
Я хлопнула дверью и упала на кровать. Уверена, это будут самые ужасные минуты ожидания за всю мою недолгую жизнь.
Wolf
25.12.2006, 18:21 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 18. Видимо-невидимо
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
"Невыразимцы" были смешны в своем нарочитом скрытничестве. Будь я главой Аврората, я бы давно их уволила: два здоровенных лба под сорок лет в серых, будто сотни раз постиранных мантиях, совершенно нелепо выглядели на фоне многоликого волшебного Лондона. Если бы я хотела не затеряться в толпе, надела бы именно этот цвет, ибо город - единство непохожих* и серости в нем не место.
Вечером, по настоянию Грюма, мы встретились в Министерстве, там получили координаты для аппарации и окончательно прибыли на место уже затемно.
Мы находились где-то в северной Ирландии, точного места нам (или мне?) не сказали, но я предположила, что мы рядом с двойником столицы Англии - город Лондондерри был достаточно крупным и подходил на роль того, что я сейчас созерцала. Ни я, ни мои "провожатые" не переговаривались, но словно читали мысли друг друга: по обоюдному молчаливому согласию мы решили не останавливаться на ночлег, а сквозь ночь, минуя пригородные районы по пересеченной местности, направились к цели.
Остров, весьма прохладный в любое время года, погодой не радовал и сегодня. С моря дул холодный ветер, небо затянуло тучами, поэтому почти в кромешном мраке и колючем холоде мы направились туда, где еще недавно был заточен Ремус. Старая усадьба охранялась как оборотнями, так и Пожирателями, поэтому нам надо было быть предельно осторожными в этой слежке.
Очень скоро я поняла, что мои министерские приятели совсем не так просты, как кажутся. Когда до границ усадьбы оставалось метров триста, рядом с собой я обнаружила черного ворона и большую сторожевую собаку - анимаги даже не удосужились предупредить меня о своем превращении, и секунд пять я пребывала в легком шоке, созерцая их новый облик. Нашей главной задачей было выяснить, знает ли кто-то из заточенных здесь, куда мог пойти Ремус; если информацию получить не удастся - риск был огромен, а проскочить незамеченными мимо охраны вряд ли было возможно - мы разделимся и начнем произвольный поиск по всем направлениям. В арсенале у меня было несколько подходящих заклинаний да мои способности(немного улучшившиеся, по сравнению с тем, что было).
Пока мои крылато-хвостатые приятели направились непосредственно в здание, я заняла позицию напротив главного входа, затаившись в кустах. На улице было оживленно: патрульные менялись слишком часто и я поражалась, что все это были новые люди, в смену раньше не заступавшие. За то время, что я просидела в засаде, сменились пять групп.
"Да сколько же их тут?!"
Почесав в затылке, я поняла, что Пожиратели - или кто они там были? - трансгрессируют сюда из другого тайного убежища. У меня был шанс отследить точку, откуда они прибывали: в Аврорате нас учили некоторым заморочкам Отдела Транспортной Сети. Особых надежд на успех я не питала, поскольку ни в штабе, ни в самом Министерстве проследить перемещения Пожирателей не могли, но говорят, что дуракам везет, а сейчас я отношу себя именно к такой категории людей.
Сев "на хвост" одному отдежурившему типу, я пошла следом за ним; забравшись хорошо в лес - об усадьбе напоминали лишь едва различимые огоньки факелов - мы остановились. У меня тут же появилось ощущение, что за нами крадется кто-то еще, и мой ведомый тоже насторожился. Тишина в лесу была идеальная и какая-то неестественная; бушевавшая на открытом пространстве непогода, казалось, билась о стволы деревьев на опушке и рикошетила обратно в море.
Тут очень некстати ко мне вернулась моя неуклюжесть, и я переломила подошвой ботинка тоненькую веточку, что в царившей тишине прозвучало почти оглушительно. Пожиратель дернулся и посмотрел четко в мою сторону. Я, повторив про себя молитву "я-не-я-и-рожа-не-моя", зажмурилась: "А вдруг не заметит?"
Видимо, "молитва" сработала - Пожиратель, еще поозиравшись, трансгрессировал. Я выдохнула и открыла глаза, намереваясь отследить место его прибытия после аппарации... И тут поняла, что не вижу своих рук, ног и всего остального. В воздухе висела только одежда. Секундная паника сменилась бурей идей: я же теперь могу проникнуть незамеченной в усадьбу и вообще куда угодно!
Но энтузиазм затих тоже довольно быстро. Во-первых, придется снять одежду и превратиться в сосульку. Во-вторых, кто знает, сколько я пробуду в таком странном состоянии - мои способности в последнее время вели себя по своему усмотрению, не считая нужным спрашивать у меня, хочу я в кого-то превращаться или нет. Выходит, что от сильного испуга я временно стала невидимой... И получила новую проблему: я не могла заставить свое тело вернуть себе нормальную функцию - отражать свет.
В нерешительности потоптавшись на месте, я, аккуратно переступая через сухие ветки, направилась обратно. И снова почувствовала на себе чей-то взгляд. Кто бы то ни был, я не собиралась подавать вид, что я почувствовала его присутствие. Мало ли кто это, может какая-нибудь животина погулять вышла...
"Ага. С клыками и когтями!"
Я непроизвольно прибавила шагу, все так же маневрируя между деревьями, но замерла на месте от посетившей меня мысли: я же не выследила Пожирателя! Ушла, забыв, чего ради я перлась за ним по этим дебрям. Я обернулась, собравшись идти назад... и обомлела. Пейзаж за спиной был совсем не таким, как еще минуту назад. Ни той тропинки, ни тех деревьев... В голову полезли нехорошие мысли, что лес этот - родной брат бурелома, окружавшего Хогвартс, а из Запретного леса живым-невредимым выбирался только Хагрид. Да и тот ходил всегда с арбалетом.
Нет уж, надо выбираться к усадьбе. А самый лучший вариант - трансгрессировать куда подальше. Эти два "невыразимца" и сами справятся, а у меня непредвиденные обстоятельства... Я шла, погруженная в тяжкие мысли: а как же Ремус? Вдруг ему нужна помощь, вдруг он в опасности? А что если он не смог трансгрессировать на безопасное расстояние и находится сейчас где-то в этом ненормальном лесу? И посетившая меня наконец мысль была почти очевидна.
-Ремус... Это ты? - я повернулась в ту сторону, откуда в последний раз слышала тихий шорох, похожий на чьи-то шаги.
Конечно, все это глупо со стороны выглядит: стоит под деревом куча одежды, висящая в воздухе, и разговаривает непонятно с кем.
Если это просто дикое животное, оно не поймет моих слов. А если... На всякий случай я взяла в руку волшебную палочку и, шепнув "Люмос", пошла в предполагаемо верном направлении. Вдруг со стороны усадьбы послышались голоса и торопливые шаги. Черт! Я снова погрузила себя в полумрак и огляделась по сторонам: ну и куда теперь?
"А теперь стриптиз!", решила я и начала торопливо скидывать с себя одежду. Даже если они найдут мои вещи, саму меня искать будет бесполезно - я просто залезу на какое-нибудь дерево и буду сидеть у них над головами.
Сказано - сделано. Ох, если б не опасная ситуация, я бы ржала над собой до рассвета. Голая баба лезет на дерево. Хаха.
Вскоре я увидела троих косматых типов, явно из стаи Грейбека. Раздумывать я не стала. Запустив "Ступефаем" в того, что шел впереди и уже поровнялся с моим деревом, я спрыгнула на землю, чтобы оставшиеся двое не могли вычислить меня по лучу заклинания из палочки. С шумом ломая ветки, мужчины заметались на чистом от деревьев пятачке, ожидая нападения и не видя меня. Второе оглушающее заклятие уравняло наши шансы; оставшийся тип уже наугад стрелял заклинаниями направо и налево. Одно пролетело в опасной близости от меня, и я споткнулась о корень, больно приложившись спиной и пятой точкой о колючие ветки. Зашипев от боли, я дала деру, мысленно ругая себя за неосторожность. Тут позади послышался жуткий крик, а спустя секунду булькающий звук, отчего воображение тут же нарисовало отвратительную картину с перегрызенным горлом. Я обернулась, ничего не увидела, споткнулась еще раз, поранив коленки и локти, и снова побежала. Нет, это не Люпин. Это не может быть он! Или...?
Всего за секунду до того, как быть придавленной к земле чужим телом, я поняла, что самое веселое только начинается.
-Куда же ты, Тонкс, так припустила?
Первой мыслью было: "Так он меня видит?", но потом мысли расстворились безвозвратно. Я с трудом повернулась к нему лицом и встретилась с совершенно ненормальным взглядом желтых, с тонкой черной полоской посередине, глаз. Да, это был Люпин. Но с его губ капала чужая кровь, и он очень нехорошо смотрел на меня...
-Рем... что... Где ты был? Мы тебя искали.
Вместо ответа на меня в буквальном смысле набросились. Да, он меня определенно видел!
Поняв, что сейчас буду изнасилована без объяснений, я начала судорожно шарить руками вокруг себя в поисках волшебной палочки. С Люпином что-то произошло. Он явно не контролировал себя, и вряд ли соображал, что делал.
-Ступефай! - сказала я свое коронное слово и уставилась в небо, едва заметное в чернеющих верхушках деревьев.
"А теперь самый интересный вопрос: где моя одежда?"

__________________________________
*Аристотель
Wolf
25.12.2006, 18:21 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 19. Ненависть или Все тайное становится явным


Голова трещала как треснувший чугун. Я с трудом разлепил глаза. В мыслях была неимоверная пустота: что я? где я? Последним, что я помнил, была драка с Грейбеком. Потом взрыв. Потом - ничего.
Я лежал на кровати. Судя по окружающим меня обшарпанным стенам, со старыми выгоревшими от времени обоями, я находился в Ордене Феникса. В ногах у меня сидела Тонкс, обхватившая руками подтянутые к груди колени, и склонившая к ним голову.
-Тонкс, - тихо позвал я.
Она встрепенулась, моргая заспанными глазами. Потом поняла, что это именно я говорю с ней, и кинулась обнимать меня.
-Тонкс, что случилось?
-Ничего, все в порядке, - она по прежнему обнимала меня, уткнувшись носом мне в шею, и я не видел ее лица. Но почему-то мне показалось, что голос ее дрогнул. Так ли уж все в порядке?
-Я помню взрыв, а что со мной было после? - я приподнялся на руках, сев на кровати. Одеяло немного сползло с моей груди, и я увидел несколько новых шрамов. - Тонкс?
Она сидела и молча смотрела на меня. Создавалось впечатление, будто она вибирает, что именно может мне сказать.
-Я не знаю, что с тобой было, Ремус. - На ее глазах появились слезы. - Я нашла тебя в лесу, рядом с усадьбой; ты был очень плох, и я с двумя аврорами из министрества доставила тебя сюда. Ты был без сознания три дня, Снейп лечил тебя...
***
-Ублюдок, опять он вокруг меня крутился, - прорычал Ремус, а я смахнула с глаз выступившие слезы. Не хватало еще, чтобы он догадался, из-за чего я плачу.
-Он помог тебе. Очень. Не надо так говорить про него, он же тоже человек.
-Тоже? Кроме тебя в этой комнате нет людей! - похоже, он поправился, раз начал отпускать шуточки.
-А я про себя и говорю, - усмехнулась я, показав ему язык.
Он притянул меня к себе и поцеловал. Я машинально вздрогнула; вспомнился его взгляд тогда, в лесу, окровавленный рот.
Я отстранилась, и он непонимающе, с опаской посмотрел на меня.
-Что-то случилось?
-Нет. Но тебе надо отдохнуть. Поспи, ладно? У тебя был плохой сон в эти дни...
Он с неохотой откинулся на подушки.
-Только ради тебя.
Я улыбнулась.
-Вот и славно. Пойду загляну на кухню, может, там найдется что-нибудь вкусненькое.
Я вышла за дверь и поняла, что на кухню пойти не смогу: слезы стояли в глазах, как будто их заколдовали. Никакие мысленные увещевания, что все будет хорошо, на них не действовали. Я опрометью бросилась в свою комнату, но в коридоре наткнулась на Грюма, и трансгрессировала на улицу. Уж лучше к маглам. Что они поймут? Просто плачущая женщина, мало ли, что у нее могло случиться?..
Мне нужен свежий воздух. Полчаса прогулки где-нибудь в парке не помешают.
***
Я его ненавидел.
Если и было на свете какое-то чувство, полностью владевшее мной, так это ненависть. Я не признавал любви, сострадания, дружбы или чего-то в этом роде, но ненависти позволял быть в своем сердце повсеместно - она помогала выжить.
Если кто-то думал, что я хочу помочь Люпину, он очень сильно ошибался. Да, я готовил для него аконитовое зелье - потому что это было надо Дамблдору, а мне не выгодно было ему отказывать. Выгода вообще странная вещь, и все чаще я понимаю, что иногда нужно сыграть роль противоречащую моим чувствам, чтобы жить так, как мне хочется.
Поттер один из немногих понимает мой блеф, но он, конечно, никогда не признает, что я занимаю куда более выгодное положение, чем кто-либо из нашего общего окружения. Ему никогда не понять, кто я: Пожиратель смерти или сторонник Ордена Феникса. Он так же слеп, как и все они. Правда же была проста.
Я сам по себе.
Если в какой-то момент жизни мне было выгодно стать слугой Волдеморта - я был им. Если сейчас мне выгодно быть "карманной собачкой Дамблдора" - я буду ею. А когда Поттер и Волдеморт уничтожат друг друга своей ненавистью, я буду выше всех их, потому что эта глупая борьба не затронет меня ни коим образом. Я сам по себе и горжусь этим.
Люпина притащили ко мне связанным и оглушенным. Эта глупая тварь решила проявить героизм и вместо того, чтобы сидеть тише воды ниже травы в своре Грейбека, задумала спасти никчемную магловскую женщину и убить главаря. Бессмысленная, обреченная на провал затея. Дамблдор устал поражать меня подобными дурацкими идеями: убить Грейбека под силу разве что Волдеморту. Ну, может быть еще и "святому Поттеру" - признаю, мальчишка был без царя в голове и именно поэтому был до сих пор жив. Он всегда делал все с точностью до наоборот, когда от него ожидали чего-то очевидного. Пока что эта природная дурость его спасала, хотя и бесила меня до невозможности. Будь мне выгодна сейчас, сегодня его смерть, он был бы мертв.
Люпин был аналогом Поттера - оба они существовали в обществе по милости Дамблдора, и пока один выл на луну, другой потрясал своей глупостью на Зельях. Целью жизни Люпина была смерть Грейбека; целью жизни Поттера - смерть Волдеморта. И тот и другой играли под дудку Дамблдора именно так, как тому было нужно, не совсем понимая, что они его марионетки.
Старик хотя и выжил из ума лет сто назад - он никогда не отличался нормальностью - в экстренных ситуациях он мог действовать единственно верно. И верхом его изобретательности стало свести людей, совершенно люто ненавидящих друг друга. Если кому-то, мне например, ненависть помогает выжить, то ненависть Люпина к Грейбеку и Поттера к Волдеморту, получаящая взаимный отклик, должна была в итоге уничтожить их всех. Это был четкий, беспощадный рассчет Дамблдора, он знал, с каким исходом окончится эта война и был мысленно готов к этому. И если он не доживет до финальной развязки, а у меня были основания быть уверенным, что именно так и случиться, он был спокоен: он все предусмотрел.
Итак, волей судьбы и Дамблдора, мне приходилось нянчиться с теми, чьей смерти я бы хотел быстрее смертей некоторых Пожирателей и Волдеморта. Люпин был плох: зубы Грейбека повернули ликантропию жалкого профессора ЗОТИ в абсолютно неизведанное русло. Похоже, что Люпину передалось сумасшествие Фенрира, который был безумен не только под дейсвтием луны. Грейбек был "обращенным" даже без волчьей шкуры, и он был счастлив в своей животной жажде крови и убийства. Я почти с ликующей улыбкой на лице оглядывал беспомощно лежавшего передо мной на кровати человека. Это был тот день, которого я так долго ждал: теперь Люпин поймет, что Грейбек почти бессмертен, что его сила во много раз превосходит силу других вервольфов. Люпин поймет, что он обречен, и что единственным, кто протянет ему руку помощи, буду я.
Я, грязный сальноволосый ублюдок или просто профессор Снейп, держащий в своих лапах его жизнь. И он будет мне послушен, ведь он хочет жить. Ради кого - этой дурехи-полукровки Тонкс, маразматика Дамблдора или идеи-фикс прикончить Грейбека - мне все равно. Сам факт того, что он снова в моей власти, затмевает собой все другие "почему".
Мое возмездие омрачалось лишь тем, что я вынужден был излечить его этого временного помешательства, вернуть ему разум. Успокоением было то, что пока мне еще не выгодна его смерть или недееспособность. Он будет жить не только потому, что это надо Дамблдору. Он будет жить потому, что это выгодно мне.
И моей марионеткой станет не только он: Тонкс будет врать Люпину, чтобы тот никогда не вспомнил о произошедшем с ним. Она будет врать ради него, ненавидя меня за свою ложь. И с этим я все больше убеждаюсь, как слаба любовь перед ненавистью.
***
Нагулявшись, первым делом я поднялась к себе в комнату; на комоде я оставила Омут памяти, куда Снейп скинул воспоминания Ремуса перед потчиванием его очередным вонючим зельем. Эти воспоминания не должны жить.
Я уничтожила серебристые вихри, крутившиеся в каменной чаше. Теперь я спокойна.
***
Я стоял и с ужасом созерцал уже пустую чашу из своего укрытия. Святый Мерлин, я едва не убил Тонкс! И она после этого так спокойно говорит со мной?
Идиот, какое спокойно - да она плачет при взгляде на меня, шарахается от моих поцелуев. Как хорошо, что я поднялся к ней в комнату, пока ее не было: я бы так и думал, что просто провалялся в лесу без сознания до ее прихода. А оно вон как все было!
Нет, эти отношения нужно прерывать. Срочно. Я не просто опасен - я не могу контролировать себя даже в обычные дни с ущербной луной. А что я могу сотворить в полнолуние? Об этом и думать страшно.
Снейп вряд ли помог мне. Все что он может - вытянуть из моей головы эти воспоминания. Ликантропия же не лечится. Такое даже ему не под силу, хотя он и является, без прикрас, лучшим зельеваром Англии.
Прости меня, Тонкс, но нам не быть вместе.
Wolf
25.12.2006, 18:22 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 20. Женская хитрость
Мое едва обретшее смысл существование снова погрузилось в пучину серых будней. Мы расстались тихо, обмолвившись двумя словами: "прости" и "прощай". У меня не было больше сил спорить с ним; раз он решил, что по отдельности нам будет лучше, так тому и быть.
Он прекрасно знает, что наше расставание ничуть не уменьшит моей любви к нему. Он знает, что я по-прежнему буду думать о нас, вспоминать минуты, подарившие нам счастье. Возможно, мы даже останемся друзьями...
Я сидела в окне своей комнаты в Норе, свесив ноги на улицу, подставляя лицо весеннему ветерку, и безжалостно надиралась огневиски. Пьянство это очень любопытная вещь: она помогает забыться, расширяет возможности человеческой фантазии до безграничного уровня и даже поднимает настроение... Лично мне, по крайней мере. Должно быть, пьянство - это семейная особенность Блэков и всех, к ним относящихся.
Сириус пил безбожно, тем самым систематически выводя себя из пост-Азкабанской депрессии; матушка его, с еще более дурацким, чем у меня, именем Вальпургия, тоже частенько прикладывалась к бутылке, в особенности после смерти мужа Ориона* (который, между прочим, спился). Папаша мой, магл по происхождению, Тед Тонкс, в последние годы тоже стал любителем этого занятия.
Теперь и я, отвергнутый, но тем не менее действительный отпрыск старинного семейства, пыталась заглушить боль немалым градусом. Не сказать, чтоб получалось, но какое-то отчуждение, забытье все же приходило.
Дверь за спиной скрипнула, кто-то затоптался на пороге. Поворачиваться было настолько лень, что я не глядя сказала:
-Если ты Пожиратель или Волдеморт, убей меня быстро.
Из-за спины шумно охнули, пробормотали что-то по-французски ("Флер!") и закрыли за собой дверь. К моему несчастью, вейла осталась внутри, а не снаружи.
-Так нельзя.
Я невольно обернулась. Голос Флер был не язвительным и высокомерным, как обычно, а тихим, понимающим. Девушка прихватила длинные светлые волосы голубой лентой и сейчас была похожа на простую сельскую жительницу, а не на чистокровную зазнайку. Красивые, правильные черты лица больше не напоминали мраморную статую; Флер немного грустно, с полуулыбкой взирала на меня, и от ее проникновенного взгляда по спине начали бегать мурашки.
-Что ты тут делаешь? - единственное, что пришло мне на ум, это дурацкий вопрос.
Флер молча отобрала у меня почти пустую бутылку и помогла мне перекинуть ноги обратно в комнату. Последнее стоило нам труда, потому что мои конечности от обилия алкоголя в крови стали тяжелее раза в два. Неуклюже хлопнувшись на кровать, я на некоторое время потеряла способность координации в пространстве; голова ходила ходуном, и я только сейчас поняла, насколько же я пьяная.
-Тебе нельзя в таком виде появляться на кухне, Молли п`гидет в ужас...
-Флер...
-Ты з`гя убиваешься, я знаю - он тебя л`юбит. Ему п`госто надо в`емя, чтобы понять это.
Я с удивлением смотрела на человека, который никогда не блистал проницательностью. И вот я слышу от нее то, что мне сейчас так надо: чтобы кто-то просто пожалел меня и успокоил. Я сидела рядом с ней, прислонившись к ее плечу, и слушала по сути обычные, но такие сильные в этой ситуации слова.
-Флер, откуда ты все это знаешь?.. Понимаешь? - я наконец совладала с языком и произнесла что-то более дельное.
-Я же тоже л`юблю. И нам тоже мешают. П`госто, вам мешает его ликант`гопия, а нам - его мама, и я, п`аво, не знаю, что же хуже.
Мы секунду молча смотрели друг на друга, а потом дружно захохотали.
-Ну ты сравнила! Конечно, ликантропия хуже!
-Неп`авда! Ты не была на моем месте! По мне так уж лучше жить с волком, чем с такой свек`говью: животное не будет приди`аться к каждой мелочи...
-Да, "животное" тебя просто съест! - пошутила я, утирая слезы, выступившие от смеха. Тут же им на смену пришли их собратья, вызванные мыслями о Ремусе. - Нет, Флер, у нас совершенно разные ситуации. Люпин, как заводной, твердит о своей неконтролируемости, опасности... Билл на его фоне пасхальный кролик.
-Билл каждый день `гискует своей жизнью, - тихо возразила девушка. - Никто, даже я, не знает, на какие задания отправляет его Дамбльдо`ль, но он в последнее в`емя стал замкнутым. Он даже п`госил меня уехать об`гатно во Ф`анцию, забыть его. Я отказалась. `Азве могу я б`госить его сейчас, когда я одна могу его понять? Молли тве`гдит о том, что я ему мешаю, что я легкомысленна и слишком молода, но разве не благода`я мне Билл все еще улыбается, хочет жить? Эта ужасная война покалечит еще многих, и если каждый будет сам по себе, Он победит. Я уве`ена.
Я даже рот приоткрыла от удивления. Вот это да! Флер Делакур, оказывается, способна на предложения, длиннее двух слов.
-Вам надо быть вместе, - подытожила свой монолог Флер.
-Но... Он не хочет! Я не могу вдолбить ему в голову одну простую вещь: я его не брошу, будь он хоть маньяком-убийцей. Я люблю его, но он... Он меня просто вымораживает.
-Я знаю, что тебе надо сделать, - Флер хитро улыбнулась. Я ждала продолжения, и она добавила: - Маленькая женская хит`гость.
Мои глаза, должно быть, стали похожи на две суповые тарелки, потому что флер снова рассмеялась.
-Но я се`гьезно! Подумай сама, что он сможет сказать тебе на...
-Нет, это слишком... Слишком для меня! - я провела рукой по лицу. - Я не могу ему врать.
-Зачем в`гать? Ты что, я не п`го в`ганье гово`ю - тебе надо...
-Стоп! Ни слова больше. - Я остановила поток ее энтузиазма жестом руки. - Скажи мне такую вещь, зачем ты вдруг пришла сюда и стала подсказывать мне, что делать? Никак этого не пойму.
-Все п`госто, - Флер снова грустно улыбнулась. - У меня нет д`гузей. Джинни меня ненавидит. Ге`миону я разд`гажаю. Молли - ну, тут тоже все ясно. Мужчины же меня восп`гинимают как объект вожделения, я для них нечто неземное, не человек. А мне надоело это. Очень. Я знаю, что вы с Биллом хо`гошие д`гузья, еще со школы...
-У нас с ним слишком большая для школьных друзей разница в возрасте, - отмахнулась я. - Просто факультет Слизерин - и мои обидчики - провели много времени в хозяйственных работах в Зале Славы с легкой руки старосты школы - Билла Уизли.
-Все `авно! Тепе`й-то вы д`гузья! И я хочу стать тебе д`гугом.
Я на минуту задумалась, как в действительности жилось Флер в чужой стране, где одни над ней смеялись, другие хотели уложить в постель, и никто не относился к ней серьезно. У девушки действительно не было друзей.
-Спасибо, - я протянула ей ладонь и она с жаром приняла рукопожатие. - Ты мне друг, Флер, и я этому рада. У меня ведь тоже нет человека, с кем можно было бы поговорить на такие темы.
-Ну так как, что ты `ешила?
-Хм... Даже представить себе не могу, во что преобразуется моя метаморф-магия и его ликантропия... Думаю, в ближашие месяц-другой я "обрадую" Люпина известием, что у нас родится цаплеговнетёнок!
_________________________
*Информация взята из "Фамильного древа Блэков" http://hp.upperwood.ru/black.html
Wolf
25.12.2006, 18:23 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 21. Напиться, утопиться или...?
Как ни странно, желание напиться, причем смертельно, появилось не только у Тонкс. Очередное задание Люпина не было настолько опасным, как предыдущее: Дамблдор, постоянно пребывающий на персональных жутко секретных миссиях, сжалился над психикой вервольфа и отправил его в дозор по Лондону. Пожиратели наглели все сильнее и за последнюю неделю типов в масках и черных мантиях дважды видели в подземке, на довольно оживленных станциях.
Люпин и его напарники - Кингсли Шелкбот и Гестия Джонс - целыми днями проводили в магловском метро, шныряя между станций по тоннелям и распугивая ненормально больших агрессивных крыс.
-Как ты думаешь, Люпин, эти твари съедобные? - Гестия шла немного справа и впереди их маленького отряда, время от времени "благославляя" хвостатых жителей подземки своими заклятьями. - Я это к тому, что гамбургер того магла на предыдущей станции навел меня на мысль о составных частях этой магловской закуски. Мне всегда было интересно, из чего на самом деле готовится эта жутко вредная, но такая вкусная штука.
-Ты хочешь предложить мне попробовать на вкус одного их этих гипертрофированных грызунов? - отозвался Люпин, замыкавший шествие. - Я бы предпочел нечто более... ммм... приятно пахнущее.
-Мне кажется, - пробасил Кингсли, пнув ногой замешкавшуюся крысу, - что магловский бутерброд, или как там он называется, еще более отвратительное блюдо чем то, что мечется у нас под ногами. Здесь ты по крайней мере точно будешь знать, что ешь.
-Благодарю, но я пообедал на предыдущей станции, - беззаботно заметил Люпин. Гестия обернулась на него через плечо, переглянувшись с Кингсли. - Гамбургером, не маглом! - скозь смех добавил вервольф и дальше они шли, тихо посмеиваясь.
Да, эти шутки спасали. Не на совсем, но на время, так нужное для трезвой рабочей мысли.
Блуждание по метро обещало стать его хобби и ночным кошмаром одновременно. Темные полузаброшенные ответвления от основных линий - идеальное место для бомжей, Пожирателей и вервольфов-одиночек. Да и компания у него была соответствующая окружающему мраку: черноволосая ведьма и колдун-негр, которые в своих темных мантиях сливались с пейзажем бесконечных пыльных стен.
Компания темных. Во всех смыслах.
Сегодня с утра настроение Люпина было чуть выше обычной отметки, хотя все еще находилось в нижней части измерительной шкалы, под нулем. Гестия умела веселить окружающих, правда делала это только в самых экстренных ситуациях. Обнаружив сегодня утром страдающего бодуном вервольфа, она без церемоний сотворила бочку ледяной воды и как градусник воткнула туда означенную персону. Под витееватые ругательства Люпина и заливистый хохот Шелкбота был перебужен весь Орден, но общая обстановка заметно разрядилась. Уже через полчаса оклимавшийся Люпин сидел на кухне, потягивая чай, и с улыбкой вспоминал свое пробуждение.
Перед самым выходом на задание, Ремус затеял светскую беседу с портретом матушки Сириуса и преуспел настолько, что старая карга потеряла голос. Вдоволь нахохотавшись и получив от Грюма клятвенное обещание в своей скорой смерти, троица уже не так сильно хотела умереть и переродиться где-нибудь на сто лет раньше: светило солнышко, на душе было по-весеннему меланхолично, а в голове крутились воспоминания о лучших днях жизни. Они были вполне довольны тем, что дает им настоящее.
***
"Но почему же мне все еще хочется напиться? Напиться и утопиться. Да, прямо вот сейчас... Может, доехать до Темзы и сигануть с моста?"
Размышления Люпина были прерваны легким, но настойчивым и непонятным шумом, коснувшимся его чуткого уха сквозь обычный монотонный гул подземки. Он остановился, подав жест напарникам сделать тоже самое. Шум нарастал, и теперь походил на гомон оживленной улицы. Где-то были люди; они были обеспокоены, и находились в смятении. Гадать, в опасности они или нет, времени не было.
Разделившись, авроры по параллельным катакомбам направились в ту сторону, где, по словам Люпина, он слышал шум. Стены тоннелей отражали шорох их тихих шагов и эхом разносили его во все концы, также искажая источник звука, на который они ориентировались. Но, наконец, цель была перед ними: выйдя с разных сторон в один действующий тоннель, они оказались перед стоящим на путях поездом. Судя по напряжению пассажиров, состав уже давно не двигался с места. Гестия скинула мантию, оставшись в магловской одежде - джинсах и футболке, - и трансгрессировала в один из вагонов. В общей сутолоке ее не заметили. Кингсли жестами указал Люпину на головной вагон, где должны были находиться машинисты. Ремус кивнул, удаляясь, и заметил, как Шелкбот пошел в противоположном направлении, огибая поезд с последнего вагона.
Уже приблизившись, Люпин заметил приоткрытую дверь кабины машиниста. Припомнив парочку безотказных заклятий, Ремус осторожно, мелкими мягкими шагами подошел к кабине и заглянул в боковое окно. Потом распахнул дверь и осветил все тесное пространство.
Машинисту уже было не помочь: застывший взгляд и ручеек крови от затылка явно говорил о сильном ударе и мгновенной смерти. Помощника, второго человека, видно не было. Ремус принюхался, пытаясь определить, куда направился другой мужчина, и тут на него с глухим рыком набросились сзади.
Одного взгляда на нападающего хватило Люпину, чтобы понять: это инферно. А если точнее то, что еще совсем недавно было помощником машиниста.
Борясь с живым трупом, Ремус исхитрился выпустить из волшебной палочки сноп красных искр, осветивших темный тоннель. Тут же раздался звук торопливо топающих ног: Кингсли был рядом. Инферно пытался руками и зубами разорвать Люпина на куски, старательно рычал и мычал нечто нечленораздельное. Отбиться от такой твари голыми руками было почти невозможно, а палочка во время драки так и норовила выскользнуть из пальцев. Инферно не чувствовал боли, а на обычный "Ступефай" лишь раздраженно огрызался.
Дружная драка - теперь к ним присоединился и Кингсли - вряд ли привела бы к чему-то хорошему для двоих авроров, которые только успевали уворачиваться от машушего руками, как ветряная мельница, трупа; нескольких секунд подготовки для "Авады Кедавры" решительно не было. Все, чего добился Шелкбот - это выколотый палочкой глаз инферно.
Мордобитие прекратилось с появлением Гестии. Молодая волшебница прогрохотала смертельное заклятие, и инферно бревном упал под поезд.
Джонс пнула тело носком ботинка и откинула с глаз выбившиеся из косы волосы. Люпин бросил на нее благодарный взгляд и встретил целую бурю эмоций на обычно улыбчивом лице. Для того, чтобы задействовать прозвучавшее заклятие, нужно было ненавидеть свою жертву. Или возненавидеть ее в срочном порядке во время поединка. Случаи спонтанного использования были редки, а Джонс отнюдь не случайно уничтожила врага таким способом. Что же было причиной?
-Инферно растерзали моего отца у меня на глазах, - глухо сказала она на вопросительные взгляды. - Мне было семнадцать, и он взял меня с собой на работу, в кабинет. Он не знал, что я увязалась за ним и на задание. До сих пор содрогаюсь перед тем, как трансгрессировать.
Кингсли положил руку ей на плечо и коротко сжал. Люпин лишь вздохнул: он понимал, чего стоит Гестии держать маску беспристрастия на лице большую часть времени.
***
Дальше им пришлось вызывать подмогу, следить за стиранием памяти пассажирам, уничтожать следы трагедии и искать улики, которые могли остаться после визита Пожирателей. Вернувшись в Орден ни с чем, Люпин решил, что заснуть этой ночью будет самой дурацкой идеей в его жизни. Недалеко от дома 12 - вниз по Гриммолд-плейс, до угла - был магловский бар, где по вечерам собиралась хиппующая лондонская молодежь.
"Раз уж утопиться не вышло, так хоть напьюсь", решил Люпин, поворачивая к бару.
Забившись в накуренном помещении в дальний угол, он методично поглощал заказанную выпивку. Что именно он глотал, замечать ему не хотелось; положившись на знание официантки и бросив фразу "чтобы утром я был мертв", подкрепив свои слова нехилой суммой (зарплату недавно выдали), Люпин с радостью отмечал лишь тот факт, что его голова все меньше думает и больше пьянеет.
Единственным, что еще держало его в этом мире, была некая стройная девушка у стойки бара, на которой взгляд Рема не просто задерживался - он приклеился к ней, ее молодому телу под мизерным слоем одежды, выискивая признаки нижнего белья под маечкой, и не находя таковых с все нарастающей радостью. Лица ее не было видно; она сидела на высоком стуле в пол оборота, время от времени теребя прядь длинных черных волос.
Люпин сполз на краешек стула, откинувшись на спинку и вытянув ноги, из-под опущенных век в упор глядя на молодую особу. В брюках становилось до неприличия тесно, и его ладонь бессознательно касалась выпуклости в паху; мозг услужливо молчал, а воображение подкидывало пошленькие картиночки.
Девица у стойки тоже времени даром не теряла, усиленно надираясь коктейлями. С переодичностью в несколько минут к ней подходили различные типы с недвусмысленными предложениями, но никто еще пока не показался ей достаточно хорош.
Тут Люпина посетила гениальная мысль: выстроиться в очередь к божественному телу, авось повезет. Неровным шагом, загребая ногами встречающиеся стулья, он двинулся в сторону бара, держа объект вожделения в неприрывном зрительном контроле. Вот она полезла в сумочку, достала пачку сигарет Captain Black и с наслаждением закурила. До нюха Рема долетел шоколадный привкус дыма.
Наконец, доковыляв до барной стойки и облокотившись о нее в непосредственной близости от девушки, Люпин посмотрел ей в глаза. И обомлел, от чего, впрочем, его возбуждение никуда не испарилось, а только возрасло.
-Приветик, - не своим голосом промурлыкала Тонкс, выпуская ярко накрашенными губами струйку дыма. - Сегодня у меня неудачный день; одни уроды клеятся. Составишь компанию?
Wolf
25.12.2006, 18:23 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 22. Самая великая магия

Взгляд... вздох... движение...
Касание губ. Поворот головы, улыбка. Все неправильно, но так желанно. Опасность таится совсем рядом, внутри них, но это только подгоняет к черте; грань жизни и смерти навсегда станет их вотчиной... что может быть романтичнее, чем проживать каждый день, как последний?
Они не будут поняты и приняты, как обычная пара. Они не смогут честно дать обет быть вместе до последних дней... Ведь даже смерть не разлучит их.
Что есть любовь? Желание жить не только ради себя. Возможность доказать своей половине, что без нее ты - ничто. Любовь это когда два человека становятся одним целым и больше не могут быть по отдельности. Когда две души навеки становятся едины и идут друг за другом и в счастьи, и в горести, и смерть будет лишь переходом к вечной жизни вдвоем.
И если где-то когда-то вы увидете надгробие с их именами, знайте: они живы, ведь любовь сильнее смерти.
***
Весть о Знаке Смерти над Хогвартсом застала меня врасплох. Впервые я, старый аврор, "тертый калач", которому и сам черт не страшен, был застигнут врасплох. Дамблдора нет в школе. Сотни жизней, по большей части детских, оказались в смертельной опасности и только я мог предпринять что-то для их спасения.
Мной в ту же секунду были подняты по тревоге все орденцы, способные помочь в экстренной ситуации. Но что мы можем? Ненавидеть - да. Драться - да. Победить? Мерлин, дай нам сил.
В школе царил хаос. Везде шел бой, каждый, кто мог достойно сражаться, был задействован в этом. Я никогда не имел счастья видеть Минерву в деле, я считал, что пожилая дама не продержалась бы и пятнадцати минут под градом заклятий. О, как же я ошибался! Впервые мне захотелось составить ей пару, став с ней плечом к плечу. Она была смела, но не до безрассудства. Она были сильна - не физически, но духовно. Она была лучшей среди разношерстной кучи дерущихся. Она женщина, а значит мать - все ученики ей как родные дети, и я не завидую тем, кто посмел стать у нее на пути.
Минерва - греческая богиня мудрости и войны, а глупые войны, поверьте мне, ведут только маглы.
Пожирателей была сущая тьма. Я помнил размах прошлой войны, когда Грин-де-Вальд был повержен Дамблдором; тогда я был еще мальчишкой. Грин-де-Вальд был ребенком в песочнице по сравнению с Волдемортом, и в отсутствие директора школы мы могли бы гордиться собой, раз сумели выстоять первую волну, обезопасив учеников в закрытых классах.
Очень скоро битва переросла в тупое перекидывание заклятьями, люди смешались в одну рычащую толпу, перекатывающуюся по коридорам с этажа на этаж. Война жестока и монотонна. В ней нет глупой романтики, только четко рассчитанные убийства.
***
Кто-то прокричал мое имя; шум битвы доносился со стороны Астрономической башни, и я бросился туда. Сейчас я как никогда проклинал всех на свете, что битва случилась здесь, в Хогвартсе - как старший брат в семье я был в ответственности за Рона, а я даже не знал, где он. Что если он в опасности? Но я не мог отлучиться и найти его - Пожиратели на дремали.
Благодаря Мерлина за то, что здесь нет Флер - она ведь хотела пойти вместе со всеми - я ворвался в узкий коридор. Пожиратели пытались прорваться сквозь наш заслон, чтобы проникнуть в основные помещения школы. Откуда они там взялись, было не понятно, но на раздумья времени решительно не было. Я бросился вперед, и тут на моем пути возникло что-то огромное, рычащее и дурно пахнущее. Увидев искаженное гневом и жаждой убийства лицо, я узнал его - это был Фенрир Грейбек.
Мое заклятие задело его лишь вскользь, рука подло дрогнула, и он тут же воспользовался моим замешательством. Острая боль вогнала меня в шок: я валялся на полу, отбиваясь от него руками и заклятьями, но все было тщетно. Грейбек попросту вцепился в меня зубами, пытаясь добраться до горла. По лицу лились ручьи крови - моей крови - и я ничего не мог с этим сделать. Вервольф даже в человеческом обличье был неимоверно силен и кровожаден. Кровь застила мне обзор, кожа горела от укусов.
Еще немного и я был бы мертв от болевого шока, и тут рядом что-то грохнуло (дверь наверху башни, подумал я) и в облаке пыли перед нами возник Снейп с Малфоем; мальчишка был не в себе и ошалело озирался по сторонам. Снейп что-то прокричал - кому и что я не расслышал, - и скрылся за дверьми, ведущими к лестнице, прикрываемый нашими заклятьями. Вдруг Пожиратели слаженной толпой ринулись вслед за ним, и я подумал, что они должно быть собираются разделаться с ним - с предателем Лорда. Вервольф напоследок со всего размаха ударил меня кулаком в челюсть и, перепрыгнув через меня, побежал вслед за своими подельниками, раздавая направо и налево удары.
Раны и боль сделали свое гнусное дело: я провалился в забытье. Сквозь мучительный бред я слышал, как кто-то знакомый хлопотал надо мной, звал на помощь... Больше я ничего не помнил, позволив себе отключиться. Раз меня нашли, то я в безопасности.
***
Знак Смерти - череп со змеями, шипящими из пустых глазниц - подобно ворону над могилой, трепетал над Хогвартсом. Слова заклятий и крики боли слышались все реже; Пожиратели покидали поле боя, завершив свою миссию. Добро было повержено, чтобы однажды вновь восстать против Сил Зла. Обитель скорби наполнилась печальной песнью Феникса. Символ счастья и победы уходил отсюда навсегда: сегодня здесь погиб тот единственный, кто мог победить в этой войне, не потеряв достоинства и не уронив в грязь лица.
Дамблдор был мертв, вселяя своей гибелью в души своих последователей обреченность и безмерное горе. Феникс пел о потере, невосполнимой и действительно значимой, чувствуя, что этот день станет переломным моментом в войне магов. Больше не будет пустых слов взывания к врагам одуматься. Больше не будет времени на раздумья. Теперь - только смерть, только беспощадная борьба за выживание. Теперь это действительно война.
Феникс пел, погибая в огне вместе с надеждой этих людей на свободную жизнь... Но что же осталось в сердцах пораженных? Боль. Обреченность. Смирение. Но осталась еще любовь - к ближним, к самим себе. Самая великая магия, рожденная одновременно с этим миром, нерушимая и бессмертная. Любовь не подвластна ни одному темному сердцу, охваченному жаждой наживы, жаждой власти. Любовь - вот что осталось у этих людей, потерявших куда больше, чем просто великого волшебника. На каждую смерть найдется человек, который до последнего вздоха будет биться, храня в душе любовь к жизни, веру в лучшее.
Да, таким и был Дамблдор. В каждом человеке он хотел видеть хотя бы каплю добра, он верил, что нет абсолютно злых, порочных душ. Возможно, он ошибался... Но своей смертью он побудил оставшихся в живых еще сильнее бороться за право жить своей судьбой. Он вселил в них самую великую магию.
И победа будет за ними, ибо даже поверженный человек, хранящий в себе любовь, сильнее бездушного победителя.
Wolf
25.12.2006, 18:24 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Глава 23. Это только начало
-Фред, Джордж, тащите этот стол сюда. Тонкс, дорогая, принеси, пожалуйста, вино из погреба... Только не разлей!
Молли отдавала последние указания перед празднованием свадьбы Билла и Флер.
Я отправилась в погреб за указанной неотъемлемой деталью свадебного стола, изредка покачиваясь из стороны в сторону и хихикая. С самого утра я была слегка не в себе, особенно когда на церемонии венчания мне стало плохо и мне пришлось в срочном порядке бежать в кусты. Там я вытряхнула из себя весь съеденный утром завтрак, а потом минут десять не могла заставить себя вернуться. Я стояла, прижав руки ко рту, чтобы не завизжать от нахлынувших чувств; очухавшись, я бросилась в дом - венчание проходило в саду семейства Уизли - и перерыла все свои запасы зельев в поисках того самого. Нашла, выпила, села ждать положенные несколько минут. Побежала в ванную комнату... И чуть не лишилась чувств от полученного подтверждения.
Успев под конец церемонии, я долго стояла в стороне, гипнотизируя спину Люпина, который озирался в поисках меня, но не находил. Новобрачные, осыпаемые лепестками роз и зернами риса - на счастье - прошли мимо меня, и наконец ко мне подошел взволнованный Ремус.
-Что-то случилось?
-Угу, - я смогла только кивнуть, кусая губы. Наш с Флер "коварный женский план" сработал тогда, когда уже надобность в нем отпала: после окончания битвы в Хогвартсе, гибели Дамблдора и общей гнетущей обстановки мы с Ремом поняли, что нужны друг другу как никогда раньше и пообещали, почти как перед алтарем, никогда не расставаться.
Теперь я стояла, глядя на него, и не знала, с чего начать.
-Ну... эээ...
-Тонкс! Ремус! Идите в дом! - Молли была как нельзя кстати. У меня появилось время, чтобы подобрать нужные слова и не шокировать Люпина.
Потом я долго избегала встречаться с ним даже взглядом, пребывая в состоянии бурной, но хорошо скрытой эйфории. Для окружающих я просто стала прежней Тонкс: я снова роняла все попадающиеся под руки и ноги предметы, смешила Джинни, Гермиону и безмерно счастливую Флер меняющим свою форму носом, а в голове у меня летали слегка чокнутые птички, по цвету, кажется, соответствующие моей розовой шевелюре.
Я очнулась от забвения, стоя посреди кладовки с корзиной, заполненной бутылками вина. Вспомнив, что меня ждут наверху, начала подниматься и у меня снова закружилась голова. Уже падая, подумала "Ах, какая жалось, выпивка пропала" и вдруг оказалась в объятиях Люпина.
-Откуда ты взялся? - поразилась я. "Он что, следит за мной?!"
-Тебе плохо?
-Не-а. Сильно хорошо! - я рассмеялась, озадачив его. Потом приняла серьезное выражение лица, судорожно сжимая корзину. - Эмм, Ремус... Я тебе должна что-то сказать.
-Я это уже давно заметил, еще утром. Говори.
Я приняла нежно-розовый оттенок под цвет волос и шепнула ему на ухо два слова: "Я беременна".
Одну очень долгую секунду мы стояли в молчании, а потом подведшие меня наконец руки выронили корзину и целовались мы уже под оглушительный грохот катящейся вниз по лестнице роты бутылок.
-Что слу... - в дверях застыла Флер; из-за спины у нее светило солнце и она походила на ангела - с тиарой работы гоблинов в волосах и в белоснежном свадебном платье с невесомой воздушной фатой. - Ооо... - понимающе протянула она, улыбнувшись. - Вас можно позд`гавить?
-Можно, - просияла я, и Флер ушла, притворив дверь в погреб.
-Господи... Мерлин всесильный... Спасибо тебе за все, - шептал Ремус мне на ухо, и по щекам его лились слезы.
Я поцеловала слезинки на его лице и указала волшебной палочкой на те бутылки, что все же разбились.
-Репаро!
Ремус отвлек меня от спасения выпивки поцелуем - нежным, ласковым, совсем не таким, как обычно. Что ж, не всегда же ему быть зверем, пытающимся оторвать от меня кусок побольше...
-Что ж, поздравляю тебя... - Ремус перебрался уже от губ к шее, и останавливаться похоже не собирался, - теперь ты выйдешь замуж "по залету".
Я прыснула от смеха и в шутку щелкнула его по носу.
-Конечно, тебе теперь легко говорить! А рожать-то мне!
-Что же мы с тобой такое на свет произведем? - он уткнулся мне в волосы, щекоча дыханием шею.
-Что-то мохнатое и неопределенной формы!
-Джеймс бы назвал это "маленькой пушистой неприятностью"...
-Ну я же не кролика рожу! - возмутилась я, задыхаясь от смеха.
-Нет, но и нормальным человеком это нельзя будет назвать, наверное. - Он отстранился от меня и посмотрел мне в глаза. - Я люблю тебя. Теперь - только вместе.
-Не зарекайся! - нарочито серьезным тоном ответила я. - Это еще только начало!
Что было дальше - история умалчивает. Вернувшись к празднующим, мы поняли, что нас даже не хватились. Потом уже, разглядев нас и вспомнив, что "этих двоих носило где-то целый час... да я же их за вином посылала!" налили "штрафные". Тут Ремус, проявив чудеса сообразительности, заявил: "Тонкс не наливать, ей нельзя", обрек меня на шторм расспросов, под которыми я сдалась и потом все присутствующие, естесственно, начали поздравлять меня...
Вечером я шла спать с гудящей - от счастья, а не вина - головой, напевая почти во весь голос какую-то дурацкую песенку, под которую мы час назад с грохотом отплясывали. Новобрачных отправили спать в их персональную с этого дня комнату, расположенную максимально далеко от прочих ночующих. Кое-кто даже смог самостоятельно трансгрессировать домой; нетраспортабельные осталились спать в свободных комнатах. Молли, наколдовав последним по комнате (кто бы мог подумать, что Грюм с МакГонагалл могут так упиться...), тоже отправилась на покой.
Притворив за собой дверь, я с облегчением упала на кровать. Люпин тут же сграбастал меня в обьятья. Наслаждаясь таким долгожданным счастьем, я заснула - впервые за долгое время видя приятный сон, где вокруг нас с Ремом мельтешили хвостатые, ушастые, с розовой шерстью гаврики, коих я идентифицировала как наших детей. Улыбаясь такой картине, сквозь сон я почувствовала, как он обнимает меня и бормочет на ухо какую-то смешную чушь.
Может быть ему тоже снятся маленькие негодяйчики?..
Я счастлива. Не знаю, на долго ли - среди всего творящегося безобразия - но сейчас, сегодня счастлива. Больше ничего не хочу знать.
А вы?
Wolf
25.12.2006, 18:24 · Re: Судьба цвета пепла
Аватар
Ну-с, вот и все. Не знаю, довольны ли вы всем написанным, в особенности финалом, но судя по отзывам - даsmile.gif
Как вы уже, наверное, догадались, это отнюдь не все.
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

2 страниц V   1 2 
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 11.12.2016, 7:13
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика