Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Четверо Великих( По Королю Шаманов).

Night Sky
14.8.2006, 8:47 · Четверо Великих( По Королю Шаманов).
Аватар
Часть первая.
На грани (закончен).
Пролог
На грани меж светом и тьмой,
На грани меж разумом и безрассудством,
Стоим я и противник мой,
Готовы поддаться битвы безумству.
На грани меж радостью и печалью,
На грани меж жизнью и смертью,
Стою я под сенью рассвета.
Я победил, а главное вы верьте.
На грани меж духом и телом,
На грани меж ярости и любви,
Я занят смертельно-опасным делом,
Но я уже умер… Меня не зови…


Медленно пытаюсь открыть глаза. Это очень сложно сделать, они слиплись от крови. Черт, больно. Но надо держаться. Я знаю. А боль… Рано или поздно она пройдет.
Наружу вырывается кашель вместе с кровью, и только поднявшись, я опять рухнул на колени. В горле противно першит. А в воздухе до сих пор тот противный запах стальной крови. «Здесь было бы здорово вампиру» - шальная и несвоевременная мысль проносится в голове. Эх, это шутка в стиле Джоко. Только где же он сейчас?
Глаза подергиваются тонкой пеленой серебристых слез. Нет, не сейчас.
Конечно же, я знаю, где Джоко. И, наверное, скоро я к нему присоединюсь. И тут же отдергиваю себя. Нет. Я обещал. Он попросил меня. Именно меня. И никого другого. И я не могу не сдержать обещания. Правда, это становится все сложней сделать. И нас осталось только трое: я, Рио и Лайсерг. Да и то, последний держится из последних сил. Вряд ли ему долго осталось: его рана слишком серьезна.
Но я должен выдержать. Я обещал. И я смогу.
Но пока еще есть время, я попытаюсь рассказать все по порядку.
Глава № 1. Он вернется…
Прошло уже около года со дня смерти Зика. Наша жизнь в принципе более-менее наладилась. Все мы вернулись в Японию, где на данный момент и живем. Все было так хорошо. Даже слишком.
Тот день… Он врезался мне в память навсегда. Я хорошо, даже слишком хорошо его помню. Были последние деньки Мая, солнце уже сейчас палило нещадно. А в воздухе витал неповторимый аромат цветущей сакуры. В тот день мы все собрались вместе у Анны. Лайсерг, как обычно, молчаливо сидел, думая о чем-то своем, и не обращая внимания, на, пытающегося достучатся до него, Рио. Фауст сидел рядом с Элайзой, влюбленными глазами смотря на нее. Я и Трей как обычно пытались прибить Джоко за его шутки. Анна опять заставила Морти что-то мыть, и допекала Йо. Тамара и Пилика что-то обсуждали. В общем, наш обычный день. Как бы я хотел вернуть его…
…Мы обсуждали Турнир Шаманов: будет ли он возобновлен. Об этом пока было ничего неизвестно. Но нам и без этого хлопот хватало – учиться все-таки надо.
Но в тот день. У меня было странное ощущение, что что-то должно случиться. Но я был не одинок в своих плохих предчувствиях. Анна недовольно хмурилась, и Лайсерг был встревожен. Но, чтобы не пугать остальных, мы старались поддержать разговор, надеясь, что это лишь глупое предчувствие. К сожалению, мы не ошиблись.
Было душно. Я открыл окно. Еще совсем немного осталось до лета. Но в этот момент что-то случилось. И это все почувствовали. Такое ощущение, будто в желудке полный вакуум, который засасывает туда душу. Жуткое ощущение. С улицы подул странный ветер. Исчез запах сакуры, а ему на смену пришел какой-то странный, с легким, соленым привкусом. Я тогда и не знал, что это значит. Зато теперь…
Скрипнули ворота. Духи насторожились. Мы подошли к окну. Я и Йо отправили Басона и Амидамару проверить что там. Они ничего не нашли. Тогда мы решили, что это просто разыгравшаяся фантазия, и…
Тамара тихо вскрикнула.  Мы обернулись. И замерли.
В воздухе разнесся запах роз. Прямо напротив нас стояла… девушка. Или призрак. В общем, я так и не понял. Как и остальные. Она выглядела вполне обычно: длинные,  антрацитово-черные (прости Огонь, но мне так понравилось это слово…) волосы, сине-зеленые глаза, необычайно бледная кожа. И на ней было длинное белое платье. Я ее никогда не видел, но был уверен, что знаю ее.
- Нет… не может быть…- услышал я тихий голос Анны. Да, уж чего-чего, а то, что Анна побледнеет, и станет, похожа на ту девушку, я не ожидал.
- Да, Анна. Время пришло. – Разнесся тихий, мелодичный голос той, к которой было обращено все наше внимание. Но, не смотря на то, что он был очень тихий, все его отчетливо слышали. – Теперь Он вернется. Это новая война. Пришло время. Ты должна вернуться. Я жду.
- Нет, нет… Я не вернусь. – Ответила Анна.
- Кто ты такая? – наконец-то я вышел из оцепенения, и смог что-либо связное сказать. – Какая еще война? Кто вернулся?
Но в ответ девушка лишь грустно улыбнулась.
- Скоро вы все узнаете. – И с этими словами она растворилась в воздухе…

Глава № 2. Первый день… смерти. Часть первая.
- Анна, может ты, объяснишь нам, кто это был, и кто должен вернутся? – Задал я интересующий всех вопрос. – Анна!
Но та не отвечала. Она словно была в какой-то прострации. И еще ее сильно трясло. Да,  если уж Анна так себя ведет, то, что же должно случиться? Мне это очень не нравится.
- Анна… - Йо подошел и приобнял Анну. – С тобой все в порядке? Кто это был? Может, расскажешь?
Тут она словно ожила.
- Нет! – она резко оттолкнула Йо. – Извините. Мне надо побыть одной.
И тут же Анна выскочила из дома, побежав в неизвестном направлении.
- Анна! Анна!
- Не надо Йо. – Я схватил уже выбегавшего из дома парня. – Ей надо побыть одной.
- Вам не показалась та девушка знакомой? – Спросил Лайсерг. – У меня такое ощущение, что я где-то ее видел. Только не помню где.
- Да, мне тоже так показалось. – Сказал Трей.
- Да. – Все с ним согласились.
- А вы знаете, что если… - начал было Джоко, но увидев кулак в опасной близости от его носа быстро умолк.
- Похоже, что Анна что-то знает. Может она сможет пролить свет на эту ситуацию.
- А что нам тогда делать? Просто ждать?
Йо пристально посмотрел на всех нас.
- Да. Остается только ждать.
* * *
В этот день мы решили, не расходится, и остаться вместе с Йо. Во-первых, чтобы прояснить ситуацию у Анны. Во-вторых, так было безопаснее. Вместе мы уж точно сможем дать отпор любому врагу.
Шло время, но Анна так и не появлялась. Мы весь день ничего не ели, но даже Йо не мог смотреть на еду: в горле сразу застревал противный комок.
Где-то уже около двенадцать дверь открылась и вошла измученная Анна. 10 пар глаз удивленно уставились на нее. А та, закрыв дверь, устало прислонилась к стене и закрыла глаза, полностью игнорируя нас. Мы еще около 15 минут пытались просверлить Анну взглядом, но не получили никакого ответа. Вот это да, ну и психика. Я бы такое не выдержал. Инициативу в руки взял Йо.
- Анна, ээээ… может, расскажешь, что случилось? Кто это был?
- Нет. Я не могу рассказать. – Наконец-то она заговорила. – Простите, но это не только моя тайна. Нет, я не могу. И прошу, не спрашивайте больше об этом.
Все пораженно уставились на нее. Так, все запутаннее и запутаннее. Анна попросила? Интересно, кто же эта незнакомка, раз так смогла изменить Анну? Та сейчас напоминала напуганного котенка.
- Да, конечно. – Получив испепеляющий взгляд от нас (нам было жутко интересно узнать, что же случилось), Йо подошел к девушке поближе. – Пошли, я отведу тебя в комнату, и принесу чая. Тебе надо успокоиться.
Где-то, через полчаса он спустился.
- Ну, как она? Что-нибудь сказала?
Тот покачал головой.
- Ну и что же будем делать?
- не знаю, - ответил Йо. – Но пока ведь ничего не случилось, так ведь? Значит, можем еще немного поспать!
Да, что-что, а разрядить ситуацию он умеет. На том и остановились.
* * *
Утром, все началось как обычно. Анна заставляла Морти готовить завтрак, параллельно успевая наорать на Йо, за какой-то проступок. Фауст с Элайзой любовались друг другом, мы, я и Трей гоняли Джоко, Рио доставал Лайсерга. В общем как обычно.
Но так только казалось. В воздухе чувствовалось ужасное напряжение. И тут…
Тут грянул гром, сверкнула молния. Прямо посреди чистого неба.
- Что? Что это? – запаниковали Пилика с Тамарой.
- Пока не знаю. Ребята, пойдем, проверим. – Мы все рванули за Йо.
- Нет. Не ходите. – Голос Анны заставил нас замереть.
- Но почему?
- Началось. Он вернулся…
- Нам некогда рассуждать опасно это или нет. Мы не можем допустить, чтобы пострадали люди. – Не выдержал я.
- Да, Лен прав. Не волнуйся, мы вернемся.
- Тогда я иду с вами.
* * *
Черные тучи приближались с Запада. Мы стояли в каком-то поле, я уже точно не помню, как долго мы бежали туда. Но это было ужасно. Опять появился тот странный ветер, с соленым привкусом.
Вдруг я увидел нечто невообразимое, точнее не я один. Тучи, они стелились по земле. И теперь из них вырывались толстые нити черного вещества и устремились к нам.

Глава № 3. Первый день…смерти. Часть вторая.


Мы уже было приготовились отражать удары, как вдруг они просто обогнули нас и устремились к Анне, стоящей позади нас. Они плотно опутали ее.
- Анна!
- Стой на месте, братец, если не хочешь, что бы она погибла. – Мы замерли в нерешительности. Этот голос принадлежал Зику! Но ведь этого не может быть! Йо убил его.
Он вдруг появился из ниоткуда.
- Давно не виделись. – Только вот обращался он не к нам. – Анна, что же ты молчишь? Не рада видеть старого друга?
- Ты сильно изменился с нашей первой встречи. Не признала. И как же ты смог договориться с Зиком? Что же пообещал? Власть над миром?
- Ну-ну, зачем же столько сарказма? Мы просто объединились. И теперь нас ничто не остановит. А последнее препятствие на пути – это ты. Джин, ничего не помнит, и вспоминать не собирается, а остальных уже нет в живых. Ты готова к смерти?
- ничего не выйдет Зик! Амидамару в меч! Амидамару в реликвию! – меч Йо засветился привычным небесно голубым светом. Остальные тоже не остались в стороне. – Готов Зик? Небесный удар!
- нет, Йо! – в ужасе закричала Анна. – Это уже не Зик! Он убьет тебя!
- Замолчи! – Пути еще сильнее обвили пленницу, оставляя на теле кровавые ожоги. Тихий вскрик Анны привел всех в чувство. Жажда мести заставила всех поднять свое оружие, приготовившись к бою.
- нет, это мой бой. Оставайтесь в стороне. И освободите Анну! – Крикнул Йо. – давно не виделись, Зик? Как тебе удалось выжить? Но в этот раз все не будет так удачно. Небесный удар!
Рио одним ударом разрубил черные путы Анны, и мы с замиранием сердца стали следить за боем. Вот Йо готов к атаке. Поднимает меч. Зик все это время остается на месте, даже не шевелится. Небесный удар. Но… меч замер в нескольких сантиметрах от Зика. Все были поражены.
- это все, на что ты способен? – Один взгляд и Йо отлетает в сторону. – Я думал, что ты стал сильнее. Анна, и ты думаешь, что он тот, кто колеблется на грани? Я думал, ты умнее. Но это уже не важно. Дух тьмы, восстань!
Из клуба черной пыли образовалось нечто (смесь бульдога с носорогом пр. ав.). И в тот же момент, оно кинулось на Йо. У него не было шансов…
- Йо! Нет! – Анна первая кинулась к лежащему без движенья Йо. Мы за ней. Он еще слабо шевелился.
- Лен. Лен, послушай, я знаю, что скоро умру… - начал, было, он.
- нет. Ты будешь жить! Какую чушь ты несешь?! – я грубо прервал, хотя все прекрасно понимали, что он прав.
- Нет, не обманывай меня, я это прекрасно чувствую. Я хочу. Хочу, чтобы ты вместо меня стал главным.
- Но…
- Помолчи Лен. Ты сильный. Я знаю, ты справишься. – Голос его становился все тише. –  Я знаю, ты сможешь. Главное верьте.
И его глаза закрылись навсегда…
- Ты за это заплатишь Зик!
- Стойте, - голос Лайсерга нас остановил. – Смотрите. Что это?
Мы обернулись на его голос. Тело Йо засияло, постепенно становясь все прозрачнее, пока не рассыпалось золотой пылью. Все. Теперь это конец. Практически все плакали. Кроме меня и Лайсерга. У меня сложилось впечатление, что он вообще не умеет этот делать. А я просто был в шоке, и не чувствовал буквально ничего. Я не верил. Анна в этот момент говорила какие-то глупости, на мой взгляд, совершенно не связные предложения.
- Ангелы не плачут… и не чувствуют боли… они так говорили… потому что нет… она не верила… неужели ты была права… ошибка… все должно было быть по-другому…
- Какая идиллия. – Насмешливый голос Зика грянул, как гром посреди я ясного неба. – Друзья вспоминают умершего друга. Но мы еще не закончили. Кто следующий?
- Ты за все заплатишь!
- нет. – Анна поднялась с колен. – Уйдите с дороги.
- Что ты делаешь?
- Неважно. Теперь пришло мое время. Время вернуться.
- О чем ты?
- Зик, или мне называть тебя прежним именем? Хотя, это уже не важно. Теперь моя очередь?
- О, надо же, у Пантеры еще остались острые когти?
- НЕ СМЕЙ МЕНЯ ТАК НАЗЫВАТЬ! Это было давно. Я уже не та.
Мы недоуменно переводили взгляд с одного на другую. Какое имя? Какие когти? Анна – Пантера? Бред.
- Ты еще получишь. – Анна что-то тихо-тихо зашептала. Поднялся ветер. А затем… Да, такого мы еще не видели. Серые клубы тумана постепенно образовывались вокруг Анны. Они постепенно сформировали шар. – Пусть это будет мой последний удар. – С этими словами она запустила это энергетический шар в Зика. Тот, видимо не ожидавший такого, не успел увернуться. Но это не принесло ему особого вреда.
- Да, а раньше ты была сильнее. Но теперь ты-то уж точно умрешь. И Лира теперь не сможет тебе помочь. Копье Хаоса! – Оно пронзило девушку насквозь, тут же растворившись бесплотным туманом. Она упала. – Ну, что ж, мы еще встретимся.
Зик исчез. Мы пошли к Анне. Сил бежать уже не было. Сначала Йо, теперь еще и … Но она была жива. Правда, без сознания, но жива! И даже не ранена! Мы отнесли ее в дом.
* * *
Чуть позже я стоял у окна. Сладковатый запах сакуры… Теперь я так скучаю по нему. А тогда мне он казался безобразно-неправдоподобным. Первое июня. Первый день лета. Он стал для нас первым днем смерти…
Из раздумий меня вывел голос Трея.
- Лен, Анна очнулась. Идем.
Увидя нас с Треем, она сказала.
- Вы все здесь? Хорошо. Я как раз успею все рассказать. Мне осталось недолго.
- Но с тобой же все в порядке? Ты же…
- Копье Хаоса медленно высасывает жизнь. Поэтому надо успеть, все рассказать. Это довольно длинная история.
Мы приготовились слушать…

Глава № 4. Прошлое, которого не было…
Та девушка, которую вы видели – это Лира, и именно о ней говорил Зик. – увидев, что я собираюсь задать вопрос, она жестом приказала мне молчать, и продолжила. – Это моя сестра. Младшая.
Нас тут как током прошило. Точно! Она очень похожа на Анну, точь-в-точь такое же лицо, как и нее.
- Но у тебя же нет сестры!
Анна бросила гневный взгляд на Трея и продолжила.
- Это слишком давняя история, и я не помню, сколько уже лет прошло, но она должна была бы случиться года через четыре. Я понимаю, что это сложно понять, но сначала выслушайте меня.
Мои, точнее наши родители погибли. И у меня осталась только моя сестренка Лира, которая была на год младше меня. Мы переехали в Токио, где жила моя двоюродная тетя, и жили некоторое время у нее. А Лира… Она была удивительным ребенком. – С этими словами она улыбнулась. – Она умела сочетать в себе черты юной девушки и маленького ребенка. Лира верила в сказки, и на каждом цветке видела эльфа, под каждым кустом – гнома, в каждом водоеме – русалку. Она была очень веселой, доброй, милой и все ее любили. Казалось, она светилась изнутри. И еще она очень любила розы, все, кроме желтых, так как считала этот цвет, цветом предательства. Мы были с ней также похожи, на сколько и различны. Я люблю более темные тона, она – светлые. Я люблю день, она – ночь. Позже, мы познакомились с Джин, да Лайсерг, с Железной девой, только тогда она не была такой. Мы стали вместе ходить в школу, вместе гулять. Но потом… – Тут Анна сделала паузу, ее было тяжело говорить, и голос стал слегка хрипеть. – Потом что случилось. Я не помню, как это было, но… В общем, случилось нечто, и Он вернулся в наш мир. И нас призвали защищать его.
- А кто это Он? – спросил Лайсерг.
- Он – это само разрушение, что сеет Хаос. Он – всепоглощающее Ничто. И он удивительно силен. Впрочем, вы видели его силу, но это была только часть. Но я отвлеклась. Нам открыли силу, прятавшуюся внутри нас, чтобы мы смогли отыскать колеблющегося на грани и какое-то время сдерживать напор Ничто. Да, это был другой мир. Не было никаких шаманов. Были лишь ангелы, или воины, как мы называли сами себя.  С этого все и началось. У меня появились иссиня-черные крылья, и мне дали прозвище Пантера. У Лиры – снежно-белые, и она стала Серебряным Фениксом. А у Джин – стальные крылья, за которые ее и прозвали Стальным Клинком. И нас, за наши крылья прозвали Ангелами. Но у нас была достаточно суровая школа, нас учили быть сильными. Сначала все было хорошо, у нас все прекрасно получалось, мы достаточно легко отражали Его атаки. Но Лиру мы старались не пускать в бой, т.к. мы считали, что она еще слишком юна. Она постоянно на нас дулась. Потом пришло время выбирать оружие. Джин выбрала себе  меч (ну конечно, что еще мог выбрать воин металла?), я – парочку удлиненных кинжалов, а Лира – просто влюбилась в лук. Тогда дело пошло еще лучше. Но это было лишь начало. Мы не понимали, что он играет с нами в кошки-мышки, только вот кошками были не мы…
Позже, мы часто стали замечать, что в тени постоянно мелькает чья-то тень – она следила за нами. Это оказался еще один воин, такой же, как мы. Только вот она никак не могла определиться, на чьей она стороне. И она решила встать на сторону Тьмы. Тогда, Лира задала ей всего один лишь вопрос, я никогда этого не забуду: «А ты сможешь жить, с чувством того, что все погибнут по твоей вине, что детский смех больше никогда не разнесется по улице, готова? Если да, то тебе действительно нечего делать на нашей стороне». Никогда не забуду тот момент. Да, эти слова звучали достаточно жестко, но тут она, тепло, улыбнувшись, сказала: «Но мы ведь можем все изменить? Вместе?» И протянула ладонь ей. Да, тогда она действительно была похожа на ангела. Вот так нас стало четверо. Пришедшую звали Джун. Да, это была твоя сестра, Лен. И она была самой старшей из нас. Имя воина – Силентс мортс (лат «Смертельная тишина», я не стала писать на латыни, чтоб было понятнее, как это примерно звучало). Да, и мы стали лучшими подругами.
Но вскоре все изменилось. Победы давались нам уже не так просто, и если раньше мы отделывались лишь синяками и ссадинами, то теперь дело обстояло намного серьезнее. Теперь мы поняли, что детские игры закончились. Нам предстояла серьезная битва. Не понимала этого только лишь Лира. Все стало даваться с трудом – учеба, домашние задания, бесконечные тренировки, битвы. Только неиссякаемый оптимизм сестренки не давал нам сорваться с тонкого мостика, что висел над пропастью безумия. А тренировки становились все жестче. Постепенно, нам стали внушать, что мы не должны чувствовать боли, что слезы – удел слабых, что у ангелов…  Лира была с этим сильно не согласно, и даже поругалась,… в общем, не важно. Но она перестала ходить на тренировки.
Мы понимали, что война не может обходиться без жертв, и что ею может стать одна из нас. Но мы не думали, что так скоро. В одном из боев Он просто отбросил нас всех к стенке, так же, как в этот раз Йо. У нас не было шансов, а поиски колеблющегося на грани не принесли удачи. Мы должны были погибнуть. Но тогда вперед вышла Джун и призвала Кристалл Смерти. – Анна, увидев недоуменные взгляды, принялась объяснять. – Такие кристаллы существуют в душе каждого ангела, с их помощью пробуждается наша сила. Если призвать его на помощь, то выделится невероятная энергия, которая сможет уничтожить, или хотя бы серьезно ранить противника. Но тогда призывающий кристалл  сам погибнет. Для Него этот удар был довольно серьезен, но задело его не сильно. И ему пришлось уйти. В тот день, мы в последний раз видели, как Лира плачет. Она, положив голову Джун к себе на колени, постоянно спрашивала: «Ну, зачем, зачем ты это сделала?». Та тихо ответив, что мы должны жить, и что она благодарна нам за то, что мы показали ей, как хороша, может быть жизнь. И затем рассеялась золотистой пылью. Так мы и сидели довольно долго. Зашло солнце, появились первые звезды. А мы так все и сидели.
- Лира,  - тихо позвала ее я. – Пойдем домой.
Сестренка подняла на нас глаза. И мы ужаснулись: от былой детской непосредственности не осталось и следа. Что сломалось, оборвалась тонкая нить, соединяющая ее с ребенком в душе. Она повзрослела.
- Анна, скажи, мы выживем в этой борьбе?
- Конечно… - начала, было, я.
- Нет. Я прошу сказать мне правду. Пусть она будет жестока, но только не лги мне.
- Я тебе честно говорю – я не знаю. Но мы должны бороться, мы должны доказать, что Джун не зря отдала за нас свою жизнь. Я права?
- Но я не хочу больше сражаться. И не хочу больше никого терять. И я не потеряю.
С этого дня мы видели ее все реже и реже. Она постоянно пропадала то в библиотеке, то в лесу, увлеклась оружием. Она словно старалась забыться в чем-то от боли. А на ее лице мы не видели даже и тени улыбки.  Единственное, что осталось прежним, так это то, что она до сих пор носила свое любимое белое платье, которое мы все вмести подарили ей на шестнадцатилетие. Да, она его обожала. Но все. А однажды, за ужином мы решили прервать молчание.
- Лира, я тебя понимаю. Тебе больно, но нельзя же вечно так страдать. Отпусти ее. – Сказала я.
Звякнула вилка. Скрипнул стул.
- Извините, я не голодна.
Скрипнули половицы лестницы. Хлопнула дверь комнаты. Да, попытка не удалась. Она опять ушла. Ну, что за несносный ребенок. – Так мне казалось тогда, хоть в глубине души я понимала, что она уже не ребенок. Я тихо постучалась в ее дверь чуть позже где-то, через полчаса. В ее комнате была совершенная тишина. Не было слышно ни звука.
- Лира, можно войти? Я всего лишь хочу с тобой поговорить. – И опять никакого ответа. Я подергала ручку – дверь была не заперта. Я открыла дверь, и в лицо мне сразу же ударил порыв прохладного, ночного воздуха. Окно было распахнуто, а я зябко поежилась. Но все прошло, когда я увидела записку, лежащую на полу: видимо ее снесло ветром. На ней было всего одно слово: «Прости…»
Я поняла, куда она отправилась. И, схватив ничего не понимающую Джин, я выскочила на улицу. Я неслась, не разбирая дороги, попутно пытаясь объяснить Джин, куда и зачем. Сверкнула молния. Мы ускорили шаг. Когда мы наконец-то нашли поле битвы, вид был ужасен. Вывороченные корни деревьев, повсюду вырытые ямы. Чуть поодаль напротив Него стояла Лира. А Он смеялся, глядя на ее бессмысленные попытки пробить его защиту. Но Ничто это уже надоедало, и он решил покончить с ней. Мы бросились к Лире. Мелькнули белоснежные крылья, смешавшись с крыльями цвета стали, а черные волосы – с серебристыми. Джин успела первой, и закрыла собой мою сестру. Удар был такой силы, что их отбросило на несколько метров. Джин потеряла сознание, но в целом они были невредимы.
- Оооо, вас уже трое. Отлично. Я разом уничтожу всех врагов, и уже никто не остановит меня.
- Я тебе еще покажу! – Но моему крику суждено было прерваться. Яркий свет заполонил все пространство. Оглянувшись, я увидела Лиру, окруженную ореолом серебристого сияния. А кристалл Вечности мерно покачивался в ее руках. Лира улыбалась.
- Анна, сестренка, спасибо тебе, вам всем. Прощай! Я не позволю тебе, Ничто, уничтожить этот мир!
- НЕТ!!!!!!! – но мои слова потонули в потоке света, сметающего все на своем пути…
Когда я пришла в себя, то не увидела ни Его, ни Лиры. Было так пусто. Где-то недалеко была Джин, ей надо было помочь, но я не могла сдвинуться с места.
- Все кончено, - шептала я самой себе. – Эта битва выиграна, но вот война.
Я понимала, что вдвоем нам будет трудно сдерживать мощь Ничто. И значит, мы проиграли. Подул теплый, восточный ветер, с легким ароматом роз.
- Нет, еще не все потеряно, - Нет. Не может быть. Лира?!? Я резко повернулась. Да, это была она.
- Но ведь… этого не может быть! Ты же… ты же…
- Что? – теперь она вновь была похожа на ту Лиру, которую я знала до войны. Она вновь улыбалась. – Знаешь, чем Серебряный Феникс отличается от других? Тем, что он возрождается из света, из надежды.
- Значит, ты останешься с нами? – Смотрела я с надеждой.
А в ответ тишина.
- нет, я не могу, я больше не могу жить, среди людей.  Но мы все еще можем все изменить. Ты ведь поможешь мне? Дай мне руку.
Я задумалась. Ведь мы можем все изменить? Значит, никто так и не погибнет.
- Хорошо, я согласна. – Я протянула руку.
В тот момент перед глазами все закрутилось, был какой-то яркий хоровод из белого и черного цветов. Закружилась голова. А когда я очнулась, я оказалась в прошлом. Только  той разницей, что вместо воинов были шаманы, Джин и Джун ничего не помнили, и у меня не было сестры… - Тяжелый рассказ для Анны был закончен, а мы с трудом пытались переварить услышанное.
- А кто такой это Колеблющийся на грани? – Голос Лайсерга звучал как-то странно в этой почти звенящей тишине.
- Это воин, да-да, именно воин, который стоит на тонкой грани добра и зла, на хрупком мостике, который готов оборваться в любую секунду. Он может присоединиться к свету, но его будет тянуть Кл злу, и наоборот. Он всегда будет где-то между ними. И только он может уничтожить Ничто. И он – один из вас. – Мы удивленно переглянулись, но Анна уже закрыла глаза, чтобы в следующий момент раствориться блестяще-черной пылью…



Глава № 5. У звезд нет имен, а у ангелов - ? Часть первая.
Мы не верили. Просто молчали. Не понимали. Не верили. Не могли. Запутались. Потерялись. Что-то в сердце раскрошилось, разбилось не осколки, задевая острыми краями сердце, заставляя его еще сильнее кровоточить.
Вот и все. Двоих из нас уже нет. Вроде два – это так мало. Эта цифра ничтожно-мала, по сравнению с остальными. А когда дело касается человеческих жизней, людских судеб – это много, слишком много, невосполнимо много. Когда счет переходит на жертвы, разве можно сказать, что их мало? Нет, их слишком много. Даже один – это огромная потеря…
А за окном цвела сакура, пели птицы, солнце светило во всю, а в душе у каждого из нас  бушевала буря. Как будто само естество насмехалось над нами.
Вот потом для нас начался Ад. Персональный Ад со своими бесами, кострами и сковородками. Зик знал, что один из нас Колеблющийся, и поэтому старался уничтожить нас всех, как можно скорее.
Следующим был Джоко. Он просто закрыл нас собой. Мы лишь услышали зловещий смех Зика. И мы ничего не смогли сделать. Еще одна смерть, еще один маленький персональный золотой дождь. Я не могу. Я скоро сорвусь.
А потом все немного улеглось, и Он исчез на пару недель. И мы успокоились. Зря. Не знаю, почему я особо выделяю Его, называя с большой буквы. Так сложилось. А потом приехала Джун. Сестренка… Она сказала, что волновалась за меня, так как от меня нет вестей. Как я тогда обрадовался!! Зря. На следующий день мы с ребятами пошли в то место, где впервые встретили Зика. Когда мы отошли достаточно далеко, мощная волна воздуха снесла нас с ног. Раздался взрыв. Теперь от Токио остались руины. А эпицентром взрыва был наш дом. Меня охватило страшное чувство потери, смешанное с чем-то соленым на щеках и горечью на языке. Даже я тогда пролил несколько слезинок, когда потерял ту, что мне дорога. В тот момент я хотел придушить, четвертовать, да хоть как-нибудь прибить Лайсерга. Спросите почему? Потому что он просто стоял в стороне и бездушно смотрел, как мы пытаемся найти хоть кого-нибудь. Кого-нибудь живого. Далеко на задворках сознания, я понимал, что он уже давно потерял всех, но это было не важно. Гнев овладел мной. Ребята это почувствовали и пытались удержать меня. И наш даузер остался жив. Тогда я просто высказал ему все. Все, что накопилось в душе. Все были в шоке. Тогда Лайсерг сказал, что он, конечно, сожалеет, но не может выразить эти чувства, его просто не учли, ведь он был одинок. И опять благодаря друг другу мы смогли выжить. Один я бы сломался, а так у нас было общее горе и общий враг. Весь мир шаманов знал, что у нас идет война. Но никто и не думал нам помогать. Почему? Потому что они не хотели умирать. И если мы проиграем, встанут на сторону Зика.
А нас становилось все меньше и меньше. Осталась только тупая боль, звонко бьющая в виски. И пустота. Пустота, что черной тенью, липкими нитями опутывает то, что еще осталось от души. Мы стали уже не людьми, а тенями, мертвыми душами, которыми движет месть. А время меж тем уходило, проносилось мимо со скоростью звука, только почему-то забывало предупредить нас об этом. Сейчас оно напоминало песочные часы. Время идет, песчинки сыплются. Вот только каждая песчинка – жизнь, и когда они кончатся, уже нельзя перевернуть эти часы. Казалось, года проносятся мимо нас со скоростью света, а минуты, секунды наоборот медленно текли, уподобляясь столетиями. Такое ощущение, что попал в Черную дыру. Всего секунду ты еще будешь, жив, но эта секунда растягивается для тебя в Вечность. Надоело.
Мы теперь уже просто гадали, кто будет следующим, сидя на развалинах некогда нашего дома. Следующими оказались Трей и Фауст. Когда Зик в очередной раз напал на нас, они попросили прикрыть их. Мы знали, что они погибнут, но и они тоже это знали. Они собрали все свои силы в одном мощном ударе, но он словно отразился от невидимой стенки и полетел обратно в их создателей. Опять золотой дождь… Нас осталось трое.
Видимо Зик хотел прикончить за один присест, и поэтому следующий удар был направлен уже на нас. Нас отбросило на что-то твердое. У меня, по-моему, сломалась пара ребер, но мне можно сказать «повезло», ведь Лайсерг на что-то напоролся и теперь медленно, но для нас слишком быстро, жизнь вытекала из него по капле, капле крови.
Зик довольно ухмыльнулся.
- И кто же будет следующим?
Медленно пытаюсь открыть глаза. Это очень сложно сделать, они слиплись от крови. Черт, больно. Но надо держаться. Я знаю. А боль… Рано или поздно она пройдет.
Наружу вырывается кашель вместе с кровью, и только поднявшись, я опять рухнул на колени. В горле противно першит. А в воздухе до сих пор тот противный запах стальной крови. «Здесь было бы здорово вампиру» - шальная и несвоевременная мысль проносится в голове. Эх, это шутка в стиле Джоко. Только где же он сейчас?
Глаза подергиваются тонкой пеленой серебристых слез. Нет, не сейчас.
Конечно же, я знаю, где Джоко. И, наверное, скоро я к нему присоединюсь. И тут же отдергиваю себя. Нет. Я обещал. Он попросил меня. Именно меня. И никого другого. И я не могу не сдержать обещания. Правда, это становится все сложней сделать. И нас осталось только трое: я, Рио и Лайсерг. Да и то, последний держится из последних сил. Вряд ли ему долго осталось: его рана слишком серьезна.
Но я должен выдержать. Я обещал. И я смогу.
Я рассказал все, что случилось с нами за такой короткий промежуток времени. Я вижу, что Рио, Рио встал на защиту своего протеже. Я знаю, что должен ему помочь, но нет сил. Мне остается только наблюдать. И вот, нас уже двое. Он подходит к беспомощному Лайсергу. Заносит, взявшийся из ниоткуда меч, и…
-Нет, не смей. Только попробуй!...

Глава № 6. У звезд нет имен, а у ангелов -?Часть вторая.
-Нет, не смей. Только попробуй! – я услышал чей-то тихий, мелодичный голос, но, не смотря, что говорящая, а я не сомневался, что голос женский, сказала это довольно тихо, все ее прекрасно слышали. И тут же… Я чуть не задохнулся от увиденного! На Зика полетел прекрасный Феникс, необычного серебристого цвета. Тот отшатнулся, но слишком поздно – на теле осталась прожженная полоска. Превозмогая боль, я повернулся в ту сторону, откуда, как я думал, шел голос. Все вокруг освещал яркий, но не слепящий глаза, теплый свет. Он исходил от девушки, той, которую мы видели тогда, только теперь, за спиной чуть подрагивали белоснежные крылья. Ангел!
- Ты! – Зик бросил ненавистный взгляд в ее сторону. – Я еще вернусь. – И растворился в воздухе.
Она немедленно побежала к нам. Сначала, удостоверилась, что я более-менее в порядке, отправилась к Лайсергу. Я встал. Вернее попытался, причем тут же рухнул обратно. Убедившись, что мы оба живы, она засветилась, в прямом смысле этого слова, ярко-ярко, как звездочка. Мне стало легче дышать, боль медленно сходила на «нет», и я заметил, что раны начали затягиваться. Свет погас также внезапно, как и вспыхнул. Я наконец-то смог встать.
- Лира, это ты? – Она недоуменно посмотрела на меня, затем кивнула.
- Ты знаешь место, где мы можем немного отдохнуть? – Я кивнул. Спустя где-то полчаса мы уже сидели возле чудом уцелевшего дома. Лира заботливо перевязывала Лайсергу не до конца затянувшиеся  раны, и они о чем-то болтали. А что я? Я просто смотрел на них, так как совершенно не умею общаться с девушками.
- Лира, - я наконец-то решил вмешаться в их разговор ни о чем. – Как ты вылечила нас?
- Ну, я все-таки ангел. Это все умеют.
- Но зачем ты пришла?
- Зачем? Чтобы помочь.
Тут я опять взорвался. Мне говорили, что я слишком неуравновешен? Возможно, они были правы.
- Так почему ты не пришла раньше??? Ты могла спасти их всех. Всех, кто погиб. А твоя сестра? Неужели она тебе совсем не дорога? Может, у тебя нет сердца?
- Лен… Лен! – Лайсерг дотронулся до моей руки.
- Что? – Рявкнул я.
- Смотри.
М-да, со своей гневной тирадой, я так и не заметил, как больно делал Лире.
- Да, возможно, ты прав. Нас постоянно учили, что мы не можем чувствовать, сердца-то из камня. Я всегда была против, ведь ели вести себя так, то мы ничем не лучше темных. А теперь? Я даже не знаю. Я действительно могла спасти, ты уверен в этом? А знаешь, что нам  запрещено вмешиваться в земные дела? Почему-то, думая о других, ты не подумал обо мне? Думаешь, если я – ангел, то я – всемогуща? Может я просто все еще ребенок, слишком рано познавший, что такое смерть? А может то, от чего вечно отказывалась.
Повисло неловкое молчание.
- Прости, я не хотел.
- Ничего.
* * *
Я надеялся хоть немного отдохнуть, но Зику не терпелось всех нас прикончить. Только теперь он сам к нам пожаловал. Только теперь его целью были не мы, а Лира. Но Лайсерг оттолкнул ее. Ну, вот, последний из нашей компании. Странно, что мне даже не больно. Какая-то пустота.
- Нет! – Голос Лиры, казалось, эхом отразился от стен. Я увидел, как она упала на колени, а по щекам побежали слезы. Зик мог бы убить ее в этот момент, и она даже не оказала бы сопротивления. Но он знал, что так она будет сильнее мучаться.
- Какое у вас главное правило?- Зик сделал вид, что задумался. -  У звезд нет имен, а у ангелов – сердец? Кажется, так звучит, да? Я ведь прав? – Он чуть приподнял голову Лиры за подбородок. Глаза той расширились от удивления.
- Откуда ты… - он прервал ее.
- …знаю? Пусть это останется моим маленьким секретом? – С этими словами он прикоснулся к лириной щеке, стерев слезу. После он поднес ее к губам. – Странно, твои слезы слишком горьки. А они обычно соленые. Слезы горечи? Неужели? А я-то думал, ангелов не умеют плакать.
После этих слов, Лира как-то обмякла, руки безвольно опустились.
- Значит, я прав? Ну, да. Вас же учили. Вы, слишком сильные, не умеете чувствовать, единственная цель – уничтожить все зло, так ведь? Только я вот впервые встречаю такого «неправильного ангела». Ангел, умеющий чувствовать?
Лира вдруг оттолкнула Зика, и вскочила на ноги.
- Я ненавижу тебя! Слышишь? Ты испортил столько жизней. – Слезы уже градом катились по щекам. – Тебе мало? Что ты еще хочешь? Ты не оставил мне выбора. – Лира подняла руки параллельно друг дружке, и между ладонями стал образовываться светящийся шар. Зик проделывал то же самое, только тот был угольно-черным. И когда они направили друг на друга, образовалась длинная, сероватая цепочка. Постепенно, противники приближались друг к другу.
- Лен, - я еле расслышал ее голос. – Ты должен оборвать эту нить. Только не сейчас, когда он подойдет поближе.
Они уже стояли практически вплотную. И я понял, что время пришло.
- Басон, в меч грома! – Я прервал эту цепь, только Зик успел увернуться, а Лира – нет. Я с ужасов смотрел на расплывающееся красное пятно…



Глава № 7. Колеблющийся на грани.
Когда закончится это сраженье,
И если ты доживёшь до рассвета,
Тебе станет ясно, что запах победы,
Такой же едкий, как дым пораженья.
А ты один средь остывшей сечи,
И нет врагов у тебя отныне,
Но небо давит тебе на плечи,
И что же делать в этой пустыне?
Но ты будешь ждать,
Что принесёт
Время,
Ты будешь ждать…


Я сидел на земле, бережно держа на руках Лиру. Волосы той спутались, платье было в пыли, а крылья безвольно разметались по земле. Ветер слегка трепал длинные волосы. Пошел дождь.
- Дождь. А знаешь, почему он идет? – чуть слышно спросила девушка.
- Таков климат, погод…
- Нет, не совсем. Дождь идет тогда, когда умирает ангел.
- Но тогда же вас должно остаться мало.
- Нет, это все слишком сложно объяснить. – Сине-зеленые глаза помутнели.
Наступило неловкое молчание. Тишина. Казалось. Даже ветер перестал дуть, чтобы послушать эту тишину. Она лишь изредка нарушалось мерными каплями дождя. Мы уже промокли, но не уходили.
- Зачем? – Мне даже не пришлось продолжать.
- Зачем я сделала это? Зик убежден, что я сделала это в глупой надежде победить его. Но это не так. Если в такой цепи, сплетенной из добра и зла, гибнет кто-нибудь, то выживший теряет часть сил, становится слабее. Ведь добро сильно зависит от Зла, и наоборот.
Опять пауза. Опять тишина. Тишина. Скоро я начну ненавидеть это слово. Тишина. Мерзкое слово. Никогда его не любил. Она заставляет медленно сходить с ума.
- Можно тебя спросить? – Я понимаю, что ей трудно говорить, но слова сами срываются. И получив утвердительный кивок, спросил. – А куда у тебя пропали крылья тогда, когда, ну… перед гибелью Лайсерга?
- Мы умеем прятать их от остальных. Иначе мы бы не смогли спускаться в мир людей.
- Вы спускаетесь? Но зачем?
- Ты, наверное, думаешь, что нам так хорошо живется там? Нет, это не так. Иногда некоторые из нас спускаются к вам. И всем, здесь ужасно нравится, ведь этот мир живой, в отличие от нашего. И многие остаются. Просто с жутким хрустом ломают себе крылья. Но постепенно они срываются. Ангелов учат, что они не умеют чувствовать, и они свыкаются с этой мыслью. А здесь такой хоровод чувств. И рано или поздно они шагают с небоскребов или высоких скал, чтобы вернуться. И падают вниз. Ведь если крылья отбирают у ангелов звезды. Их можно вернуть, но если сами ангелы…
- Знаешь, а ведь все должно было быть по-другому. – Девушка приоткрыла глаза, уже покрытые тонкой поволокой смерти. Изо рта побежала тонкая струйка крови. Было видно, что ей трудно говорить, но она продолжила.
- Что ты имеешь в виду?
- Знаешь, когда ты живешь бесконечно долго, когда ты бессмертный, ты начинаешь понимать, что у слез нет вкуса, у страданий – боли, а у жизни смысла. И тогда все мечты рассыпаются черным прахом, который под порывом ветра развеется по земле. Ведь в сказках все по-другому. Прекрасный принц спасает принцессу. Злодей повержен, все живы, все счастливы. А у нас все по-другому. Только мы знаем, что запах победы для нас, будет таким же горьким, как дым поражения. Так ведь не должно быть?
- Тише, тебе не стоит много говорить. Побереги силы.
Мне показалось, что она усмехнулась.
- А зачем? Я должна была проиграть. Видишь ли, он – полное воплощение Тьмы, а я? Я – всего лишь частичка того света, свет надежды, но его слишком мало, чтобы рассеять непроглядную Тьму.  Все уже и так предрешено. Я последняя. – И на глазах у изумленного меня на руке Лиры стал образовываться Серебристый шарик, постепенно забирая крошечные кристаллики от тела его хозяйки, которое постепенно становилось все прозрачнее, и прозрачнее. И откуда не возьмись, появились одиннадцать шариков золотистого цвета, только один из них был черный. – Что ты так удивляешься? Твои друзья отдали свою жизнь, свою силу, чтобы ты победил. Я последняя частичка души для полной силы Колеблющегося на грани. Ведь я – Серебряный Феникс, ангел. – Произнесла она с какой-то горькой усмешкой. – Теперь ты должен победить. Ради них. Ради всех. И ради меня, за то, что я не верю. Ты должен. За то, чтобы сказка стала былью…
Последний вздох сорвался с губ. И Лира растворилась в миллионе крошечных песчинок. А серебристый шарик медленно подплыл к моей руке. Я раскрыл ладонь, и он просочился сквозь кожу. На душе стало так тепло и уютно, будто где-то в груди свернулся калачиком маленький котенок и замурлыкал.
Но это только первые несколько секунд. Потом мне пришлось встать и идти, хоть каждый шаг отдавался ноющей болью в висках. Дождь. Такой ласковый обычно, сейчас больно хлестал меня. Кто сказал, что небо жестоко? Неправда, и оно умеет оплакивать свое погибшее дитя. Но я знал, что я должен. Ради них.
Йо…
Анна…
Джоко…
Джун…
Пилика…
Тамара…
Морти…
Трей…
Фауст…
Рио…
Лайсерг…
Лира…
Вы отдали мне свою жизнь, свою силу. Я не могу, просто не имею права проиграть. Тьма накрыла небо, но если бы тучи рассеялись, я увидел бы медленно затухающие звезды. А вот и Он – наша беда, наша проблема, помешавшая счастливой жизни. Но Он за все получит…  – и столкнулись две силы, чтобы или погрузить мир в вечную Тьму, либо дать ему еще одну передышку. Когда сталкивается Добро и Зло, Свет и Тьма, Черное и Белое, исход ясен – ничья, им не победить друг друга. Когда смешиваешь белый и черные цвета, получается серый. А если смешать серый с черным? Все равно получится серый. А в этот раз столкнулись Черное и Серое, исхода битвы, которых не знает никто… 
* * *
Это был сложный бой, но я смог одержать победу. Ноги подкашиваются, сложно стоять. Я наверное лучше присяду. Да-да, а еще лучше прилечь. Как я устал, больше не могу, пожалуй, посплю немного.
- И глаза Лена закрылись. Он имеет право отдохнуть, ведь он смог… Смог, ради них. Смог, ради всех. Смог, ради ангела, который не верил…
А на востоке поднималась заря. И в воздухе пахло терпким запахом победы с легким привкусом сакуры…
Эпилог.
Она ушла, и не вернется,
Осталась тень.
И полуночный мрак не превратится
В день.
Сверкнули крылья серебром Луны
В последний раз.
Ловлю последние мгновенья – дороги они,
Прощаюсь я сейчас.
Она спасла, и изменила жизнь
Вокруг.
Но все-таки нарушила закон,
И не порвется круг.
И будет молча там взирать,
С небес на этот мир.
Бессмертие не сможет потерять,
Она же Ангел, покровитель лир.


Солнце только-только поднялось над горизонтом. А на небольшом утесе, возвышающимся над морем стояли две девушка – одна блондинка, другая – брюнетка. И обе они разглядывали недавнее место битвы, и юношу, лежавшего без сознания.
- Лира, как ты думаешь, он поправится? – Спросила одна, со светлыми волосами и в черном платье. Ветер игриво трепал волосы двух девушек, но те не обращали на него внимания. И вскоре, он, обидевшись, улетел куда-то. Стало тихо.
- Конечно, он ведь победил. Правда победа далась ему очень большой ценой.
И они замолчали.
- Как ты думаешь, они заслужили право быть счастливыми? – прервала молчание Лира.
- Конечно.
- Тогда, пусть так и будет. – Лира сложила ладони чашечкой, и в них засверкали тысячи золотистых шариков. И тут Лира просто отпустила их, и они оказались рядом с Леном, став уже ранее погибшими друзьями. А остальные полетели прямиком в город. И вскоре он уже стоял целый и невредимый, будто ничего и не было. Все живые и здоровые.
- И что теперь?
- Не знаю, Анна, не знаю. Они все равно будут все помнить. А тебе пора возвращаться. К ним.
- А как же…
- Они будут все помнить. Я могу стереть память только людям, а не шаманам.
- А как же ты?
- Я ведь нарушила закон. Ты знаешь…
- И что же будет. А как же ты? Ты ведь столько сделала…
- а что я? Я не могу жить среди людей.
- Но я не хочу без тебя…
- Извини, но с этим уж ничего не поделаешь. А знаешь, я все-таки была права. У ангелов есть сердца. Прощай. – Вскоре Анна была уже внизу, вместе с остальными. Те постепенно приходили в себя. И только Анна неотрывно смотрела куда-то вверх.
- Анна. Что про…
- Тихо. Смотрите! – Все подняли головы, и замерли в немом восхищении, глядя на белоснежного Ангела, с антрацитовыми волосами, медленно тающего в свете солнца…
Night Sky
14.8.2006, 8:52 · Re: Четверо Великих( По Королю Шаманов).
Аватар
Часть вторая.
Падший ангел.

Пролог
Тот, кто вернулся с рассветом,
Тот, кто забыл про покой,
Тот, кто нашел все ответы,
Но потерял путь домой.
Где-то он ждал молчаливо,
Где-то страдал от тоски.
Где-то погиб он красиво,
Где-то воскрес из мечты.
Где-то его и не ждали,
Где-то разбились мечты.
Где-то слова потеряли,
Где-то закрыли пути.
А он освещал землю светом,
И верил в чужие слова.
Но собирал дождь он летом,
Его не пугала молва.
Но он оказался ребенком,
И ангелом с черным крылом.
И пусть не забудут потомки,
Что падшим ангелом был он.
Но вера сильней оказалась,
А любовь заполняет сердца.
От зла душа отказалась,
И светлым он стал, ведь шел до конца…


Темный зал. Ангел со снежно-белыми крыльями стоял в центе, освещаемый столбом света. Наблюдатели. Судьи.
- Ангел Звездного Света, Хранитель Надежды, Серебреный Феникс, Лира. Ты обвиняешься в нарушении двух законов и предательстве своей «семьи». Что ты можешь сказать в свое оправдание?
- Лира, ты ведь можешь сказать, что тебя попросили им помочь. Или то, что ты мстила за сестру. И тогда тебя оправдают.
- Мы ждем ответа.
- Я не буду оправдываться.
По залу прокатился удивленный возглас.
- Объясни свой отказ.
- Я просто больше не верю. – А, помолчав, Лира добавила. – Вам.
- Это было твое последнее слово?
Девушка кивнула. А зал с восхищением смотрел на ту, что смогла отказаться от оправдания. Ведь раньше такого не было.
- Тогда, за тайную помощь земным существам и воскрешение погибших, твоим наказанием будет…
Глава № 1. Лиловые сумерки
Лиловые сумерки медленно опускались на город, вместе с серебристо-серым туманом. Но закатное солнце не хотело ослаблять свои позиции на небе, и поэтому постоянно вспыхивали ярко-красные лучики солнца, словно языки костра. Впрочем, с каждым разом они становились все слабее, и слабее, пока солнце окончательно не спряталось за горизонтом. Спасительная прохлада опустилась на город. И лишь несколько человек, не погруженных в собственные дела, могли наблюдать эту красоту.
- Красиво, правда? Мы с сестренкой часто сюда приходили. Я помню, здесь мы сочинили первую нашу песню.
- Что?
В руках у говорившей вдруг появилась флейта. Она поднесла инструмент к губам и полилась тихая, незатейливая мелодия, но она сильно задевала струны души. И в этот миг, для этой компаний перестал существовать весь этот мир с их проблемами. Они просто слушали. Ведь в наше время, это редкий дар. Многие умеют слышать, но не слушать. Но музыкант не может вечно играть. И музыка смолкла. А они все стояли и наблюдали на мягко опускающиеся, словно теплое одеяло, на город сумерки.
Впрочем, не все у них было так гладко. Между ними завязался спор.
- Почему? Это не честно! – Юноша с кошачье-желтыми глазами метался по траве, словно загнанный в клетку зверь.
- Перестань, ты ведешь себя как ребенок! – светловолосая девушка решила успокоить его.
- Но я ведь прав?! Или кто-то думает по-другому? – Никто не возразил ему. – Она практически спасла нас всех! Она пожертвовала жизнью, чтобы спасти нас и вернуть к жизни! И вы считаете, что это честно?! Почему?!
- Потому что ангелам запрещено вмешиваться в земные судьбы. – И прервав очередной поток слов, та же светловолосая девушка продолжила. – И не важно, с какой целью это было сделано!
- Но почему ты ничего не можешь сделать?! Анна, она же твоя сестра! Ты должна ей помочь!
- Во-первых, я никому ничего не должна. А во-вторых, я больше не одна из них, и у меня нет прежней силы. А в-третьих, я бы все равно не смогла бы ничего сделать.
- А мои силы?
- Да, но ты тоже ничего не сможешь изменить. Она знала, на что идет.
- Но…
- Хватит Лен. Тебе пора бы успокоиться. – Зеленоволосый парень подошел к нему.
- Ага, только тебя я еще не слушал. – Огрызнулся Лен.
- Послушай, не одному тебе больно. Может быть, ты подумаешь и о других?
- Я,… но,… наверное, ты прав.
- Вот и хорошо. – Улыбнулся Йо. – А может, теперь пойдем домой? Я бы не отказался, от чего-нибудь вкусного!
- Да, идем. И все-таки, мне почему-то кажется, что мы еще встретимся.
- Да, ты прав.
И вся шумная компания двинулась по направлению дому Йо. Но они не подозревали, что за ними кто-то мог наблюдать. Черная тень, принадлежащая человеку (человеку ли???), все это время молча наблюдала за ними, не выдав своего присутствия. В темноте сверкнули янтарно-алые глаза.
- Конечно, встретимся. За Лирой – должок. И она мне обязательно его отдаст. – И с этими словами тень растворилась в сумерках ночного города…
Глава № 2. Тишина и кофе.

Бессонница, кофе и тишина,
Пристанище нашли у меня.
Холодная ночь, голубая Луна –
Глупые мысли, кружка еще горяча.
Обжигающий горло напиток,
Тишина мне мешает дышать.
Хватит надежд и безумных попыток,
Просто пить кофе и тихо молчать.

- Кто вы? – Она обернулась – за спиной стояли три светлые фигуры.
- Зачем ты спрашиваешь, если прекрасно это знаешь.
Девушка нахмурилась.
- Зачем вы здесь? – после непродолжительной паузы последовал вопрос.
- Мы пришли наблюдать за падением Великих.
- Тогда вы пришли не туда, и не в то время. Мы не собираемся умирать.
- Воскреснув однажды, вы не становитесь бессмертными. Тем более, Вестница не спрашивает разрешения прийти. Одна ошибка, влечет за собой тысячи. А сомнения – путь к Тьме.
- Что это значит?
- Смотри…
…Она бежала. Бежала, чуть ли не задыхаясь от страха. Бежала, стараясь скорее уйти из этого места. Бежала, практически закрыв глаза, чтобы не смотреть по сторонам. Вдруг, что-то подвернулось под ноги, она запнулась и упала. Руки тряслись от неописуемого ужаса, да-да, именно ужаса, а не страха, и поэтому он с трудом нащупала то, обо что споткнулась. Он был в чем-то противно-липком и вязком. Когда она увидела, что это было, противный комок встал поперек горла, сдерживая крик. В руке были знакомые, ярко-оранжевые наушники, в красной, еще теплой крови. Крик, с болью и хрипом вырвавшийся из груди, гулким эхом пролетел по пустынному кладбищу.
- Ну, здравствуй. Давно не виделись?
Она рывком поднялась на ноги и осмотрела говорящую. Иссиня-черные крылья отливали кроваво-алым оттенком. Лица не было видно, так как она стояла в тени. Но вот, она сделала шаг. Глаза расширились от страха и непонимания.
- Ты?
* * *
Анна от своего крика проснулась. Странно, когда только-только расстаешься с объятиями Морфея, помнишь все сон во всех его красках. Но стоит лишь двинуться, лишь чуть приоткрыть глаза, как сон рушиться, оставляя после себя непонятные очертания и ощущения. Так сейчас и Анна пыталась вспомнить все детали сна, но шелковые нити, соединявшие ее с миром ночных грез, слишком быстро рвались, оставляя лишь гулко бьющееся сердце и непонятную тревогу. Анна мельком глянула на часы. Семь пятнадцать. Что ж, пора вставать, она и так припозднилась. Она устало побрела в ванную, повторяя ежедневный маршрут. Она стояла под потоком воды, даже не замечая, как ледяная вода замораживала каждый кусочек ее тела. Анна вышла из ванны, даже не взглянув в зеркало. Хотя зачем? Что бы увидеть это жалкое существо, с огромными кругами под глазами? Скажи ей раньше кто-нибудь, что она превратится в такое, она порвала бы его в клочья. Но не сейчас. Не потом. Не когда-либо.
Переодевшись, она медленно спускалась по лестнице вниз, в кухню. Терпкий запах кофе. Казалось, что он уже успел насквозь пропитать эти стены. «Интересно, кто сейчас готовит его?» - промелькнула нелепая мысль в ее голове. Лен. Она молча подошла и взяла кружку. А за столом – тишина, хотя, здесь собрались все обитатели этого дома. Она сидела, молча, вглядываясь в чашку, и думая о чем-то своем. Думая о том, что вот уже, сколько времени они не завтракают. Только кофе. Только кофе, чтобы скрыть сонные глаза из-за распространившейся на всех бессонницы. Хоть все знали, что с ними происходит то же, что и с другими. Но молчали. Может, так легче унять боль? Только молчали, и только пили обжигающий напиток. Тишина и кофе. Как обычно. Даже наш англичанин Лайсерг пил только кофе, никакого чая, хотя в Англии без чая – никуда. Она сделала глоток. И тут же сморщилась, почувствовав на губах противный вкус остывшего кофе. Обычного кофе, без молока и сахара. Просто крепкий, черный кофе. Анна просто вылила его в раковину и налила новый, еще горячий. И никто ничего не сказал. Просто сидели, молчали и пили кофе. Почему? Потому что слишком много тепла. Потому что слишком много света. Потому что слишком много лета. Потому что слишком много кофе. Потому что слишком много тишины. Потому что слишком много пустоты. С уходом Лиры изменилось все. Словно, что-то неуловимое исчезло из них, словно, погасло что-то в душе. Словно, кто-то выкачал все яркие краски из мира. И он стал черно-белым. Точнее даже просто серым. Одинаковые, серые дни. Одинаковые серые мысли. Одинаковые серые эмоции. И только горячий, крепкий, черный кофе. Зато взамен пришло слишком многое. Пришла пустота, холодная и беспощадная. Пришло одиночество, жестокое и мрачное. Пришла бессонница, пугающая и мучительная. Исчезли даже все звуки. Но пришла тишина, смертельная и обволакивающая. Пришло кофе, горячий и крепкий, удерживающий их на тонкой грани безумия и здравого смысла.
Тишину прорезал звон мобильного оракула….

Глава № 3. Весело живется, весело…
К оракулу потянулся Йо. Остальные лишь ждали, когда он прочтет написанное.
- Срочно все шаманы должны собраться в Доббивиледж. – Таким коротким оказалось сообщение. Впрочем, Совет Шаманов никогда не был многословен. Йо посмотрел на сидящих за столом друзей. – Ну, что? Будем собираться? – И, получив, кивок широко улыбнулся.
- Да, идем. Я позвоню дяде, может он нас сможет туда привезти?
- Хорошая идея, Морти. – Поддержал Рио.
- Значит все, хандра закончилась? Давайте будем надеяться на лучшее, идет? – И получив в ответ нестройный хор голосов, говорящий что-то вроде «Да», «Конечно», и «Обязательно», задумался. – Только вот интересно…
- Что?
- Как об этом узнают шаманы, не участники турнира?
* * *
* От лица Лайсерга*
Ну вот, эти копуши опять опаздывают. А я стой и жди их здесь! Нет, конечно, я мог бы остаться в доме, но они опять запрягут. «Лайсерг, принеси то, Лайсерг помоги здесь». Поэтому в данный момент я собираюсь, как можно незаметнее, выскользнув из дома, выйти за ворота, вспоминая, как, точнее КАК начался этот день. А начался он в три, точнее в ТРИ часа ночи, точнее уже утра. А все почему? Потому что наш, не буду ругаться, многоуважаемый (с точностью до наоборот) Йо проголодался. Видимо очень, я повторяю, ОЧЕНЬ сильно проголодался, и решил перекусить. И, этот придурок, в полной темноте, спустился в кухню, и на ощупь нашел холодильник. А после ужина, кто-то не очень удачно поставил кастрюлю в холодильник, я говорю НЕ ОЧЕНЬ удачно. И вся эта кастрюля полетела на бедного, правда пока еще не сильно бедного, Йо. Он же, падая, успел что-то еще зацепить. А это что-то, в свою очередь стояло на чем-то… Короче, было громко, точнее было ОЧЕНЬ ГРОМКО. Мы, соскочили, кто в чем был, и как кто выглядел, понеслись на источник звука, то бишь в кухню. Причем, Джоко (убью!!!!!!!!!!!), шедший позади всех, споткнулся, полетел, и в итоге образовалась куча мала.  В итоге, мы – злые, не выспавшиеся, посчитав все ступеньки, пожелав носом, доброе утро полу, ввалились (другого слова и не придумаешь) в кухню, с видом аки викинги в завоевательных походах, с криком «Прибью любого голыми руками, пусть это хоть сам Сатана». И представьте, эту картину. Врубается свет. Для нас, т.е. с нашей стоны: Йо, с несчастным видом лежащий на полу, облитый чем-то липким, коричневым, с кусочками овощей и придавленный парой-тройкой посторонних предметов типа кастрюль, досточек и т.д. Картина маслом «Не поел я». С другой стороны, с точки зрения Йо: Несчастная дверь, болтающаяся на одной петле, мы, кто в чем, кто с чем, по-моему, у Анны даже была метла, слегка помятый, злые. Картина кого-то там « Прибью всех и не поморщусь». Когда мы увидели, кто, я повторяю, КТО нас разбудил, со стороны можно было наблюдать картину «Последний день Помпеи», причем, Помпеей был Йо. Короче, потом пришлось все мыть нам. Ладно, в полпятого разошлись по кроватям. Потом я услышал жуткий крик: «Подъем!!!!! Проспали!!!!!», соскочил с кровати. Время – девять, через полчаса нам нужно быть на другом конце города, где нас ждал дядя Морти. Потом, оказалось, что никто не собрался, и…  В общем, весело.
Шум улицы заглушил крики из дома, такие как: « Идиот, почему ты еще не собрался? – Я идиот? – Да ты! – Сама дура! – Что? Ты это сейчас кому сказал?!?!». М-да это надолго. Ооо, пахнет розами. Здорово. Видимо, это из того цветочного магазина. И тут…
- Я надеюсь, вы возьмете меня с собой? – Какой подозрительно знакомый голос. Так, угольно-черные волосы, синие глаза, легкое платье глубоко синего цвета. Так, или это глюки, вызванные недосыпанием, или я сошел с ума, или это – Лира. И еще так смотрит, типа « Привет! Я что-то пропустила?». Вроде она. Так, старательно изображаю барана, при виде новых ворот.
- Ты бы рот закрыл, а то муха залетит, еще проглотишь. – Издевается еще. Не я понимаю, иногда стоит устраивать встряску организма, но не так же шокировать! Так и до инфаркта не далеко.
Только вот рот что-то не закрывается. Выходит Лен. Смотрит на меня, как на сумасшедшего. Потом, однако (ну, вот уже говорю, как чукча!), проследил за моим взглядом. Ну, вот, баранов уже двое. И как мне кажется, их скоро будет еще больше. Минут через 10 вышли все остальные. Ну, вот, баранов уже 12, не считая духов. Точнее, 8 баранов и четыре овцы. Картина Репина «Не ждали». Сейчас бы еще полянку зеленую и травку в зубы, от оригинала, т.е. баранов не отличишь. Прошло еще пять минут. И, по-моему, Лире надоело смотреть на нас, т.к. она стала оглядываться по сторонам. Меня посетила страшная мысль, что она ищет телефонную будку, дабы позвонить в психушку, опасаясь за наше душевное состояние. Ну, все Лайсерг, мучаться тебе в палате № 6.
- Вы, кажется, опаздываете. Не хотите поторопиться?
Я, конечно, задал самый умный вопрос.
- Это ты?
М-да, очень, ОЧЕНЬ умный вопрос. И каким же будет ответ.
- Нет, призрак, пришедший по ваши души.
Опа, сарказм. Весело. «Бараны» постепенно стали обретать речь. И первыми словами Трея были:
- Мне это снится! Ущипните меня! – Последовавший за эти вскрик, дал понять, что его ущипнули, и не один раз.
- Лира, это ты?
- С утра вроде ею была.
Что-то было в ней не так. Дошло? Не дошло? Дошло!
- Тогда почему у тебя глаза синие?
- Хамелеоны. Иногда меняют цвет на синий, или зеленый.
- Но ты же…
- Серебряный феникс возрождается из надежды. И пока вы верите, я буду жива. Ну, идем?

Глава № 4. Пророчество Последней Войны.
В этот раз в Деревне шаманов было народу еще больше, чем обычно. Все сновали туда сюда, что обсуждали. Лира с каким-то детским восторгом осматривала все вокруг, стоило им только зайти в городок шаманов. А Лайсерг и Лен, независимо друг от друга, все чаще ловили себя на мысли, что их взгляд постоянно соскальзывал на Лиру… Все свободное время, Лира хватала кого-нибудь из друзей, и таскала по городку, постоянно удивляясь чему-то новому.
Прошло два дня. Все шаманы, прибывшие в город, собирались на главной площади. Ровно в полдень началось. Поднялся ветер. Пыль летела прямо в глаза. И тут голос Короля Духов заставил всех вздрогнуть.
«…Когда Свет обратится Тьмою, а надежда – отчаяньем, тогда придет Падший Ангел с черными, с кроваво-алым оттенком, крыльями. Его сила будет безгранична, а ненависть непоколебима. Тогда Ангелы падут первыми, и мир рухнет в безмерный Хаос. Но тогда придут двое. Только тот, кто будет слишком сильным, чтоб любить, но слишком слабым, чтоб прощать, будет ненавидеть и не понимать, сможет предотвратить это. Только его руки будут обагрены невинной кровью в этой войне, и ценой победы будет вечный поиск успокоенья для героя, но он так его и не найдет… Но другой, будет уметь любить и надеяться. Изумруды миров воссияют, что бы отдать ему силу, но любовь слишком быстро умирает…» 
- Что это значит?
- Это было пророчество?
- Пророчество Последней войны?
- Что за пророчество?
- Его предсказывали еще десять тысяч лет назад!
- Время пришло. – Шептались все вокруг. Наконец, вперед вышел один из Совета Шаманов.
- Шаманы, мы просим вас объединиться под единым началом для борьбы с безмерным злом. От победы будет зависеть наше существование. Вы согласны?
Стройный хор голос означал согласие. Шаман кивнул и удалился, велев остальным расходиться. Наша компания шла где-то в середине. Лира то и дело замечала злобные или полные отвращения взгляды на себе. Ей стало неуютно.
- Йо, давайте пойдем другой дорогой?
- А что такое?
- Ну, пожалуйста!
- Хорошо. Идем. Я знаю, короткий путь.
Они свернули направо и стали осторожно прибираться сквозь толпу. Джоко кто-то толкнул, а тот в свою очередь случайно задел Лиру, и она начала падать. От встречи с землей ее спас Лайсерг, который успел подхватить ее. Но не удержав равновесия, плюхнулся на землю. Они покраснели. Все остальные из их компании с удивлением наблюдали: что же будет. Только Лен нахмурился.
- Так, кто тут у нас. О-о-о, ангел. – Говорящий выплюнул это слово с таким презрением, словно его заставляли поцеловаться с жабой. Все резко вскочили и обернулись в сторону обидчика. Им оказался шаман примерно их возраста со светлыми русыми волосами и серо-зелеными глазами. – Я бы посоветовал тебе убираться из этого города. – За его спиной образовывалась группа поддержки, согласных с ними.
- Что ты имеешь в виду?
- Тебе здесь не место. Ты не такая как мы. Ты принесешь нам беду.
- Тебе стоило быть благодарнее. – Встал на защиту девушки Лен. – Если бы не она, ты сейчас здесь не стоял. И…
- Не надо, Лен.
- О, как мило, шаман на службе у ангела. Да, насчет твоей фразы Лен, нельзя вечно помнить то, что кто-то сделал. Все меняется. – И с этими словами он ушел.
- Лир, не обращай внимания.
- Да, не волнуйтесь, все хорошо. – Лира через силу натянула улыбку. – Пойдемте, я хочу отдохнуть.
- Да-да, конечно.
С этого дня все стало по-другому. Лира теперь чаще всего сидела в комнате, и не выходила оттуда. Все пытались развеселить ее, но все их попытки оканчивались провалом. Прошло два дня. Лайсерг несмело постучавшись, вошел в комнату.
- Лира можно?
- …
- Как ты?
- …
- Да знаю, дурацкий вопрос. Понимаю, все так сложно.
- …
И опять тишина в ответ. Лира все также сидела, невидящим взглядом смотря сквозь окно.
- Ты уже не выходишь из комнаты два дня! Нельзя же так себя мучить! Может… - Он чуть покраснел. - …Пойдем, погуляем. Там, где никого нет.
- Что?
- Да, выйдем на свежий воздух…
- Ну, ладно, давай.
* * *
Они медленно гуляли по лесу и болтали ни о чем. Просто так. Просто, чтобы не слушать тишину. Где-то через полчаса, они вышли к озеру.
- Красиво, правда?
- Да. Здесь здорово. – Сказал Лайсерг, присаживаясь на небольшой камень.
- Можно тебе кое-что сказать?
- Говори пожалуйста.
- Только. Это очень важно. А держать в себе я этого больше не могу.
- А как же Анна?
- Нет, с ней – не могу.
Воцарилось молчание. Не выдержав напряжения, зеленоглазый юноша бросил камешек в воду. Раздался тихий всплеск. Каждый думал о своем.
- Что же ты хочешь мне сказать?
- Пообещай, что никому не скажешь.
- Но…
- Пожалуйста. Хотя бы пока.
- Хорошо, я никому не скажу. Так в чем же дело?
Дело в том… - Лира замолчала, словно собираясь с мыслями и обдумывая, что сказать. – Дело в том, что я – одна из Падших Ангелов…
* * *
- а где Лира? Я заходил к ней в комнату, ее там нет.
- Я не знаю, Лен. Спроси у Джоко, может он знает.
- Лен, - вмешалась Анна. – Ее нет в доме. Они с Лайсергом ушли куда-то.
Лен помрачнел.
- Давно?
- Около часа назад.
- А куда, не сказали?
- А что ревнуешь? – Встрял Джоко, но под тяжелым взглядом осекся. – Куда-то туда. – Неопределенно махнул рукой он. – По-моему в сторону леса.
- Точно? – Получив в ответ кивок, продолжил. – Тогда я иду их искать.
- Но я думаю…
- Зато я так не думаю. – На полуслове оборвал он Анну. Спорить с Леном бесполезно, поэтому медиум лишь пожала плечами, мол что хочешь, то и делай. Лен рванул их искать. Солнце медленно поджигало горизонт, окрашивая пока только его окраины в нежные цвета заката. Лилово-фиолетовые облака лениво скользили по небу. На востоке загорались первые, едва видные, под напором солнца звезды. Но Лену было не до небес. Его больше волновали дела земные. Он не мог понять, что с ним такое, и почему его так тянет к Лире. И еще он очень не хотел, чтобы она оставалась с кем-нибудь, кроме него, конечно, наедине. Но Лен не мог признаться даже сам себе, что влюблен, причем по уши. Ведь любовь, привязанность – это удел слабых. Он уже практически прочесал весь лес, но нигде их не нашел. Может Джоко обманул его? Ох уж он получит. Вдруг он услышал всплеск воды, где-то недалеко от него, справа, за кустами. Лен подошел поближе, и обратился в слух.
- Что же ты хочешь мне сказать?
- Пообещай, что никому не скажешь.
- Но…
- Пожалуйста. Хотя бы пока.
- Хорошо, я никому не скажу. Так в чем же дело?
Дело в том… - Она замолчала.  – Дело в том, что я – одна из Падших Ангелов…
- Что??? – два крика слились воедино…
Глава № 5. Потерять, не значит навсегда…

Жизнь в первую очередь ломает самых лучших.

Окно распахнула я настежь,
И ветер ночной бьет в лицо.
Внизу ждет меня пропасть,
Но мне уже все равно.
Я душу свою разбивала,
По капле бросала в огонь.
Теперь меня просто не стало,
Я стала какой-то другой.
Сгорает слеза на реснице,
Еще же чуть-чуть – я шагну.
Быть может, все это лишь снится,
Но знаю – я точно умру.
Зачем провожаешь ты взглядом,
Печально глядишь из окна.
Ведь здесь я. Так близко. Так рядом.
Хоть я всего лишь душа.
Проходят мгновенья, минуты.
Сгорает судьба за судьбой.
Сдавили дыханье мне путы,
А я так близко с тобой.
Прости, что я так поступила,
Но больше не хочу я дышать.
И смерти жизнь уступила,
Теперь я хочу убежать.
Бежать, где никто и не помнит,
Что значит любить и прощать.
Пустые, безликие тени,
Но я их сильнее. Меня не сломать.


- Лен, не стоило подслушивать, это некрасиво. – Лира сказала первой.
- Лен, а ты-то тут откуда?
- Это сейчас не так уж важно. Это правда? – С последним вопросом он уже обратился к Лире.
- Да. Это наказание, за помощь вам.
- Значит, ты тот падший ангел из пророчества?
- Нет, не думаю. Вы сохраните это в тане?
- Лира, ты что, с ума сошла? – голос Лена прозвучал так внезапно и жестко, что девушка непроизвольно вздрогнула. – Как ты могла такое скрывать? Я от тебя не ожидал такого. Извини, но мне больше не о чем с тобой разговаривать. – И развернувшись он быстро убежал.
- Лайсерг, ты также поступишь?
- Я не… Просто… Извини, мне это так сложно понять… Мне нужно время подумать…
- Да, я понимаю. Иди.
- Пока. И еще раз извини…
Тихий шелест листвы донес до Лиры слова.
- Они тебя не поняли… И не поймут…
- Кто здесь? – Ангел обернувшись увидела лишь сероватый дымок. – Покажись!
- Ты действительно этого хочешь?
- Да.
Сначала дым принял полупрозрачную, человеческую форму, а затем и вовсе стал материальным. Он был красив, и как бы это банально не звучала, как бог. Темно-русые, чуть вьющиеся волосы, опускались на плечи, идеальные черты лица, стройная, спортивная фигура. На вид лет шестнадцати-семнадцати. Он был во все идеален, кроме одного. Его глаза… Его глаза были холодными, янтарно-алыми льдинками, а красота была смертельной. В Лириных глазах застыл страх.
- Ты? Зачем ты вернулся?
А в памяти меж тем всплывало самое яркое воспоминание…
…Она снова играет, снова играет на арфе, на серебряной арфе с затейливыми рунами, рунами Запрета. Тонкие, сверкающие струны, сплетенные из сотен тысяч полупрозрачных, серебристых нитей звонко подрагивают под длинными и тонкими пальцами. Он всегда говорил, что у нее пальцы музыканта. Но она не испытывает особой радости играя на этом прекрасном и таинственном инструменте. Струны больно цепляются за кончики пальцев, нехотя звеня в такт незатейливой, но красивой мелодии.
Судьба играет,
Жизни ломает,
Что-то меняет,
Все забирает.
- Звенят ноты, словно слова, отражая всю суть. Струны плачут, плачут кровавыми слезами. Им больно, ей – возможно, но она не знает точно.
- Опять играешь? – Мягкий голос одновременно пугает и завораживает. – Но твои руки еще не зажили. Тебе больно?
- Раньше было. Было очень больно, невыносимо. А теперь боль как-то притупилась. Я, наверное просто привыкла.
- К боли нельзя привыкнуть.
- Не знаю. – девушка задумчиво протянула, не переставая играть. Перезвон струн казалось эхом отдавался среди звезд. – Может быть.
- Может, тогда хватит?
- Нет, я не могу. Я обещала Судьбе…
- Но ты и так уже давно играешь с людскими жизнями, судьбами. Тебе пора отдохнуть.
- Я н-не понимаю тебя. Что ты имеешь в виду?
- Смотри. – Сталь ножниц заблестела в отсвете струн. – Все одно движение и ты свободна.
- Нет, я не могу…
- Я с тобой…
- Ну… - она сомневалась, но его голос был так уверен. – Хорошо. – Тонкие, дрожащие пальцы взяли ножницы. Взмах… и тысячи исковерканных судеб…
…Лира встряхнула головой, прогоняя наваждение. Слишком свежи, слишком больны были воспоминания.
- Нет, нет. Не бойся меня. Я тебе ничего не сделаю… - его такой родной, такой близкий, такой завораживающий, такой ненавистный голос, отдавался ноющей болью в Лириных висках.
- Я тебе не верю! Зачем ты здесь?
- Я всего лишь хочу помочь…
- Нет! Неправда!
- Я просто…
- Ложь…все ложь…
- Но я хочу тебе помочь…
- Убирайся! – ее голос сорвался на крик.
- Но ты же знаешь, что я не лгу. Я лучше всех знаю тебя. Я, наверное единственный знаю твои привычки, все тайные страхи. Я исправился.
- Я не…
- …Веришь мне? Да, я знаю, у тебя есть на это право. Прости за то, что было. Но я хочу отплатить тебе добром за добро. Просто поверь мне… Я больше ничего не потребую. Давай забудем то, что было.
Лира нахмурилась.
- Нет. И вообще, у меня не было прошлого. – И немного тише, как будто сомневаясь, добавила. – И Анна меня всегда меня поймет.
- Теперь лжешь ты. Причем самой себе. Если бы ты знала, что Анна поймет тебя, ты бы все ей рассказала. А о других и говорить нечего. Особенно эти двое. Я прав?
- Я… Тогда, я видела в глазах Лена толику презрения…
- видишь, я был прав. И думаю, что тебе лучше порвать всяческие отношения с ним.
Но Лира проигнорировав реплику продолжила.
- …Но Лен всегда был скор на выражения чувств, не разобравшись в себе. А Лайсерг просто не успел понять то, что я ему сказала. Я видела непонимание и растерянность. А может и нет. Он очень скрытный, и я не всегда понимаю его. Он очень похож…впрочем не важно.
- Я просто хочу помочь.
- И что ты хочешь от меня?
- Чтобы ты поверила. Дай мне руку, и я покажу, что такое свобода…
- Хорошо… Я верю…
Лира вернулась домой на рассвете. Все еще спали и она незаметно проскользнула в свою комнату и невольно вздрогнула. Там были Лайсерг и Лен.
- Долго же ты гуляла. Мы поговорили и решили, что будем держать твою тайну в секрете. – Лира слабо улыбнулась, глядя на говорящего Лена. – Но это не значит, что между нами все будет как прежде. У меня нет желания с тобой разговаривать. Это все. Отдыхай, мы пошли.
Лира в бессилии опустилась на кровать. Слезы непроизвольно брызнули у нее из глаз.
И она опять перестала выходить из комнаты. Только в последнее время, Лен, комната которого была ближе всех к Лире, стал замечать, что из ее комнаты слышаться голоса, но не обращал на них внимания.
- Что-то ты сегодня такая грустная. Что-то стряслось?
- Нет. Все в порядке. Спасибо.
- За что?
- За то, что приходишь ко мне. И мне не так одиноко.
- Пожалуйста.
- И прости, что сомневалась и не верила.
- Каждый совершает ошибки.
Сначала, все показалось Лену нормальным, но с каждым днем, в душе все больше и больше нарастало чувство тревоги.
- С тобой все в порядке?
- Да, а почему ты спрашиваешь?
- Ну, почему ты так говоришь? Скажи, что случилось? Ты же знаешь, что я могу помочь тебе. Ты же знаешь, что я понимаю тебя лучше, чем кто-либо еще. Почему ты молчишь?
- Я не знаю, что говорить.
- Может тебе больно? Плохо? Расскажи, я помогу.
- Я…я сомневаюсь. И не знаю, что делать. Раньше, я считала, что поступаю правильно. Хоть за это многие меня осуждали. Я верила, что нужно уметь любить, надеяться, верить. Но…
- Что но?
- Сегодня. Один…
- Что же сегодня случилось?
- Меня назвали бездушной. И сказали, что лучше бы я вообще не появлялась на свет. И из-за меня может погибнуть все! Неужели они правы?
- Ты что! Конечно же нет.
- Тогда почему…
- Они считают себя богами. И думают, что из-за их мнения может решиться мир. И что они вправе, обвинять кого угодно во всех грехах.
Но мы же знаем, что это не так?
- Что? Я не понимаю…
- Я хочу тебе помочь. Ты ведь веришь мне? Пойдем со мной…
- С тобой? Идти? Но куда? И…и зачем?
- Ты же веришь мне?
- Но… я… конечно верю.
- Тогда идем?
- Да…
Но тут двери резко распахнулись. Влетели все. А сама виновница происшествия стояла у окна. Только что- то не так было в ней. Она слегка светилась легким, голубоватым сиянием, словно отражала свет Луны, глаза были пусты, словно она не здесь.
- Л-Лира? – Несмелый голос Анны.
- Нет. Слишком поздно. До встречи. – И с этими словами Лира выпрыгнула в окно. Остальные подбежали к окну. Их охватила паника.
- Где она? – В панике закричал Лен.
- Вон! – Рио указал в сторону леса. Светящийся силуэт, летящими прыжками, переходил от крыши к крыше, все ближе приближаясь к озеру.
- Быстро, за ней! – И вслед за выскочившим из дома Йо, помчались и остальные. Еще некоторое время силуэт мелькал перед глазами, но вскоре исчез. Ребята прибежали к озеру. А там уже никого не было. По крайней мере, на первый взгляд. Маленькая девочка лет пяти стояла у самой кромки озера. Лен подбежал к ней.
- Где она? Ты ее видела? – Он почему-то не назвал Лиру даже по имени.
- Конечно! Ее сложно не заметить. Она же сильная? А Падший ангел уже родился. И скоро придет конец.
- О чем ты?
- О чем? Об ангеле, из пророчества. Он уже давно начал возрождаться. А сила его росла. Только Король Духов умолчал об одном.
- Да и о чем же?
Тут девочка словно сошла с ума. Она начала прыгать и глупо смеяться, говоря бессмысленные предложения. Но остальные улавливали общий смысл.
- Вы не знаете? Ха-ха-ха!!! Их двое!!! Вера подвела ее!!! Вы им не помеха! Ха-ха-ха!!! Возродившаяся уже появилась давно, и теперь ее сила помогла пробудилась! Ха-ха-ха!!! Но Она уничтожит вас!!! Просто так!!! Она – сильная, очень сильная!!! Ха-ха-ха!!! И мир погибнет!!!
- О чем ты?
- О-о-о, а вы, - она указала на Йо и Лена. – Вы слишком слабы для нее.  Ха-ха-ха!!! У вас руки запачканы в крови!!! Только кровь – черная!!! Вы убивали зло, вы – убийцы!!! Вы ей не преграда!!! А вот вы. – В этот раз она говорила о Лене и Лайсерге. – Вы все знали, но никому не сказали, потому что Падшая вас попросила. Глупцы!!! Вы могли все изменить!!! Но не поняли!!! Прощайте!!! – И с этими словами девочка, точнее ее силуэт резко завибрировал и пропал.
- И что вы нам не сказали?
- Дело в том. Что Лира – Падший Ангел, точнее один из них. Ее так наказали за помощь нам.
- Так ясно.
- Что это было?
- Это что-то вроде магической голограммы, которую использовали ангелы, чтобы запутать врага, Йо. Или выиграть время… В нашем случае – второе.
- Ты думаешь, это Лира?
- нет, она не могла. Она не успела научиться это делать. Я же рассказывала вам, что она не ходила на тренировки.
- Но тогда это значит…
Анна подняла глаза и посмотрела на Йо.
- Тогда это значит, что среди нас есть еще один ангел…

Глава № 6. Что творит ложь…
Ситуация становиться необратимой, когда уже нельзя сказать: «Давай все забудем!»

Уйти - не значит не вернуться.
Понять - не значит все простить.
Обнять - не значит отвернуться.
Любить - не значит все забыть...
(автор неизвестен)


… - И что теперь будем делать?
Анна посмотрела прямо в глаза Лену.
- Лен, я должна спросить у тебя разрешения.
- Разрешение? Но на что?
- Я хочу вернуть память Джун. И заодно Джин. Мне одной не найти ее.
- Хорошо. Я согласен.
* * *
Несмотря на то, что комната была довольно-таки хорошо обставлена: мягкая мебель приятного бежево-кофейного цвета, ворсистый ковер, такой мягкий, что ноги по щиколотку утопали в нем, мягкое освещение, а в камине весело трещал огонь, в комнате чувствовалась гнетущая атмосфера замка. Было неуютно и холодно.
- Будешь чай или кофе?
- Наверное, лучше кофе. Я здесь давно не была. – И немного помолчав, добавила. – Думаешь, я правильно поступила?
- Не знаю. Но зато я знаю, что теперь тебе не будет одиноко и я готовлю очень хороший кофе.
- Да, кофе действительно хорош. Но я все равно не верю, что была безразлична им.
- Я тоже так не думаю. Просто им не понять тебя. И они не знают ничего о твоем прошлом, и о том, что тебе пришлось испытать.
Некоторое время были слышны лишь позвякивания стенок фарфоровых чашек, когда о них ударялась ложка.
- Я могу задать тебе один вопрос?
- Конечно.
- Расскажи мне о фениксах.
- Я не думаю… А разве тебе Анна не рассказывала о них?
- Она не знает.
- Нет. Они трое прекрасно знают все.
- Что?
- Да, это действительно так. Прости я не хотел расстраивать тебя.
- Расскажи. – Деланно твердый голос заставил Лотоса вздрогнуть. – Только правду. Какой бы жестокой она не была.
- Хорошо. Ммм, дай-ка подумать… в общем. Фениксы рождены, чтобы умирать и возрождаться. Они отдают все тепло, весь свет, всю надежду, стараясь сделать мир чуточку счастливее. И им это удается. Вот только взамен они получают лишь боль, ненависть, слезы. Они делают других счастливыми, но обрекают себя на вечное страдание. Под грузом боли и зла всего мира они не выдерживают и сгорают, сжигая с собой все то, что накопили за годы. Зачем? Чтобы опять воскреснуть, и опять жить ради боли. Теперь ты понимаешь, почему столько раз ты возрождалась?
Чашка выскользнула из хрупких девичьих рук, и со звонким «дзинь», разлетелась вдребезги.
- Нет. Нет. НЕТ! Этого не может быть. Они знали. Знали, но лгали, смотря прямо в глаза. Знали и не сказали. Нечестно! – Совсем уж по-детски всхлипнула лира и прижалась к сидевшему рядом Лотосу, но тонкие, мокрые струйки-змейки бежали по щекам. А парень, сидевший рядом по-отечески гладил ее по голове. – Я верила им. А они… я …и … - Страдания были слишком велики для такой хрупкой души, балансирующей на грани.
- Не волнуйся, у тебя есть я. – Мягко проговорил Лотос.
- Я больше не хочу их видеть. Никогда!
В янтарно-алых глазах мелькнуло ликование…
* * *
- Зачем ты пришла?
- Мне нужна твоя помощь, Златокрылый.
Златокрылый засмеялся противным, каркающим смехом.
- А когда она была тебе не нужна? Всем вам?
- Но это очень серьезно Злато…
- Не называй меня так больше. Ты же знаешь, что я больше не Златокрылый. Точнее этого уже никто не помнит.
- Ты мне поможешь? – В холодном голосе проскользнули прежде незаметные стальные нотки.
- Ты сильно изменилась с нашей последней встречи, Темная.
- Откуда ты знаешь?
- Разве так важно? – Златокрылый увидел в ее глазах сомнения. – Вот именно. Что же привело тебя сюда? Лотос будет недоволен, если…
- Если узнает. – Завершила фразу Темная, перебив говорящего. – Но мы же никому не скажем?
- Ну, давай, говори, что тебе нужно.
- Это насчет пророчества.
- Что же тебя интересует? Падший ангел – это ты. И ты давно это знаешь. Опять сомневаешься?
- Нет, дело не в этом. Все шаманы поднимаются против меня, нас. – Она замолчала, словно обдумывая, что сказать дальше.
- И? Я уверен, ты пришла не только, чтоб рассказать о военных настроениях. И проиграть ты не боишься. Так что же?
- Они поднимаются на заведомо проигрышный бой. Я не понимаю, почему они это делают. Они же погибнут. Я не хочу этого. – Во время этой фразы Златокрыл удивленно поднял бровь.
- И как ты намереваешься это сделать?
- Я хочу, чтобы мне помог ты.
- И коим образом?
- Я уверенна…почти, что они к тебе придут за советом. Отговори их. Скажи, что все это бесполезно.
- С чего ты взяла, что они придут ко мне?
- Я не знаю. Но если все-таки… Хотя, скорей всего они будут искать другого человека.
- Ты думаешь, они поверят?
- Я…надеюсь.
Повисло неловкое молчание: каждый думал о своем.
- Я не могу тебе обещать этого.
- Но почему?
- Потому что я ни на стороне Тьмы, ни на стороне Света. Решайте свои проблемы сами.
- Значит, тебе все равно, погибнут они или нет?
- Главное не это.
- Да? – Иронично произнесла та. – Что же тогда?
- Знаешь ли ты, что из 100% пророчества, есть только 0,1% ошибки. И именно поэтому, есть один шанс на миллион, что все будет по-другому.
- Я не понимаю…
- Темная, пойми, исход битвы может решить всего одно слово.
- Что?
- Да. Все зависит от одного человека. Если он поймет то, что нужно ему сделать, скорей всего жертв не будет. Если нет – все будет по пророчеству. – Он замолчал.
- Тогда, прощай.
- Я не буду говорить тебе Темная «прощай», я скажу до встречи, до скорой встречи.
- Да? Я не уверена, но пусть будет так. Скажи, ты же знаешь пути будущего, и обрываешь нити прошлого, когда приходит время его забыть. Тогда почему ты ничего не говоришь?!?
- Тогда бы стало жить не интересно, ведь так?
- Мне никогда тебя не понять. – И взмахнув черно-алыми крыльями Темная растворилась в воздухе.
- Кто знает. Кто знает…
* * *
- И что теперь делать? Где нам ее искать?
- Йо, успокойся.
- Успокоится?! Ты шутишь?! Прошло три дня, а Лиры и след пропал!
- Йо прав, Джун. К вам вернулась память и часть сил. Так почему вы не можете найти ее.
- Не все так просто братец.
- А у кого-нибудь идеи есть?
- Анна, - голос Рио немного дрожал. – А она не может быть тем самым ангелом из пророчества?
- Конечно нет! – Анна бросил убийственный взгляд на Рио. – Она и мухи не обидит, не говоря уж и о людях. Тем более встать на сторону Тьмы. Это невозможно!
- Ну и где же она может быть?
- П-помоему, н-нам б-больше н-не н-нужно ее и-искать. – Заикаясь пробормотал Джоко.
- Что? Опять ты пытаешься шутить? – Сверкнул глазами Лен.
- Если бы. – Он схватил того за плечи и развернул. – Смотри!
Челюсти Йо и компании поздоровались с полом, а сами они (т.е. шаманы) застыли и потеряли дар речи. Там действительно стояла Лира с каким-то парнем. Только вот она мало была похожа на ту, которую они знали. Длинные, угольно-черные волосы, казалось, впитывали весь солнечный свет; черный топ, напоминавший корсет, был расшит ярко-алыми нитями; длинная, черная юбка касалась земли, а боковой разрез доходил практически до бедра; черные лаковые сапоги, на высокой шпильке, доходили до колен. Но это было не самое главное. За Лириной спиной чуть подрагивали черные крылья, отливая кроваво-алым. Некогда теплые и лучистые глаза, стали холодными и пустыми, как обыкновенные стекляшки. Нет, это была уже не та Лира, которую они знали.
- Лира? Это ты?
- Да. – Голос был непривычно холоден, как льды в Антарктиде. – А что-то не так Джун?
- Го ты сама на себя не похожа.  Ты никогда не была такой!
- Значит, вы все вспомнили. Но это даже хорошо.
- Что с тобой? Ты так изменилась!
- Анна, сестренка, помнишь нашу песню?
Свет и Тьма, Добро и Зло,
Две стороны одной монеты.
День и ночь, темно – светло,
Все сменяет на планете.
А судьбе так все равно,
Как вновь упадет монета.
Станет здесь – Добро иль Зло,
Выживет или умрет планета.
Мы вновь боремся за Свет,
Побеждая Тьму и Зло.
Только вот, найти б ответ,
Разве нам не все равно?
Ведь пока мы видим, как
Упадет эта монета,
Можем с точностью сказать,
Та вот сторона или эта.
Только стоит отвернуться,
И бросок нам пропустить,
Все тогда перевернется,
И не тем мы будем мстить.
Вот сейчас теперь и мы не знаем,
Кто – Добро иль Тьма мы.
Никогда мы не узнаем,
Кто мы – Дети Света или Тьмы…

- Так вот, для меня эта монета упала на другую сторону.
- Но почему?
- Потому что я больше не верю. Ложь меняет все. Но я здесь не затем, чтобы выяснять отношения. Я хочу попросить вас, чтобы вы не вмешивались. Иначе Зик покажется вам несмышленым ребенком, по сравнению со мной.
- Но… - начала было Анна, но ее прервал Лен.
- Ты можешь даже не надеяться на это Падшая. Мы никогда не отступим!
Лира взмахнула рукой, по направлению к ним. И буквально в пятнадцати сантиметрах от них образовалась огромная воронка.
- Ты как всегда самоуверен, Лен. Но запомни – в следующий раз я не промахнусь…
Они оба, Лира и юноша исчезли, оставив остальных в полном недоумении.
- Кто-то говорил, что кто-то другой, никогда не сделает кое-чего.
- Но почему так произошло? Какая ложь? О чем она? – Джин была в растерянности.
- Я не знаю, не знаю. Нам нужно вернуть свою силу. А для этого нам нужно найти Странника…

Глава № 7. Старые ошибки, забытые враги, вечное проклятие.
Казалось, жизни ход отлажен —
Знакомы скучные пути,
Но грянул гром: пришлось идти
Искать нелепую пропажу.
Безделица. Пустяк. Игрушка.
Покрытый пылью древний хлам.
Давно остывшая зола,
Но.… Без неё темно и душно.
Я потерял себя. Так странно…
Растяпа! Но – когда и где?
Кто незаметно завладел
Клочком никчемного тумана?
Ищу. Надеюсь, не напрасно.
И начинаю понимать,
Что отражения печать
В стеклянной мгле – всего лишь маска.
Где я? Вдали? А может, рядом?
Ту тень, к которой я привык,
Мне возвращают каждый миг,
Как зеркало, чужие взгляды.
Я соберу свои потери.
Когда-нибудь… Вопрос – когда:
Мгновенья сложатся в года,
И.,… Сколько глаз за каждой дверью!…
Вернул пропажу? Не успел?
Часы отсчитывают встречи.
Дорога ждёт. Мой поиск вечен:
Я – лишь на полпути к себе.


Неловкое движение и капли темной, словно ртуть, воды льются на холодный мрамор, постепенно сплетаясь в странные узоры. Новообразовавшееся водяное зеркало холодно поблескивает в неверном сиянии свечей. Зеркало зовет, манит и рядом стоящий не может сопротивляться.
- Я храню множество тайн и секретов… - призрачный голос идет из зеркала. – Не всем дано знать их… Но я могу поделиться с тобой… Ты ведь этого хочешь… - Не спрашивало, а утверждало зеркало. – Идем со мной… Я покажу тебе… - И никто уже не в силах сопротивляться. Яркая вспышка… и в зале уже никого и ничего нет…
* * *
- Что? Но… ты знаешь сколько времени прошло? И где мы будем его искать? Я сомневаюсь, что он еще жив.
- Ты что, не знаешь Патрика? Да он всех нас еще переживет.
- Кхм! Простите, что вмешиваюсь в ваш спор, но кто такой этот Патрик? – Встрял Йо, задав мучающий всех вопрос.
- Странник? Он – один из Падших ангелов, и причем по-моему уже давно. В… Кхм… той жизни мы часто приходили к нему за советом и он всегда помогал нам.
- А он что, такой старый?
- Честно говоря, по-моему никто не знает сколько ему лет, никто ничего не знает о его прошлом, никто не знает его настоящего имени.
- А ему можно доверять? Ведь он – Падший… - И тут же кинув взгляд на разъяренных Джин, Джун и Анну, Рио умолк, поняв, что сморозил глупость. – Я в смысле, что не перешел ли он на сторону Лиры?
- Он никогда, запомни, НИКОГДА, не перейдет на сторону зла. Впрочем, как и на нашу сторону. Он где-то между. Зла не сделает, но и добра особого от него не жди.
- Но, как мы поняли, по крайней мере, я, - Задал вопрос Лен, - что вы не знаете, где он и где его искать?
- Точнее – не уверены. – Поправила его Джун. – Мы давно его не видели. Анна, ты думаешь, что он все еще там?
- Скорей всего. Но мы во что бы то ни стало, обязаны разыскать его, если мы хотим вернуть Лиру. 
* * *
Где-то через два часа.
- Странник, открой! Слышишь, это я, Анна! – Ломилась медиум в дверь.
- Анна, остынь, его здесь нет.
- Нет, Трей, он точно здесь, я в этом уверена. Странник! – Анна опять повернулась к двери. – Я сейчас просто вышибу дверь.
На кончиках пальцев Анны уже засветилось сероватое пламя, а остальные шарахнулись в сторону, ибо в гневе Анна милая, аки гарпия, как вдруг дверь открылась.
На пороге стоял человек, примерно лет семидесяти, с седыми волосами до плеч, и мудрыми, водянисто-карими глазами.
- Могла бы и подождать. Я чайник ставил.
Практически все «выпали в осадок», кроме тех, кто был уже знаком с Патриком и знал о его причудах. Странник мельком глянул на разношерстную компанию.
- Заходите, разговор будет долгим.
Ветхий и старый снаружи, внутри дом Странника был похож на дворец. Мягкие ковры, уютная обстановка, красивая мебель и огромное количество картин на стенах. Во всем доме царила дружественная атмосфера.
- Проходите в гостиную. Надеюсь вы не забыли, где она?
В гостиной царили в основном в два цвета – коричневый и светло-синий. Светло коричневые обои, снежно-белый тюль, едва угадывался под шикарными, бархатными, светло-синими шторами. В тон им (шторам) была мягкая мебель. На паркете, цвета горького шоколада, лежал огромный, мягкий ковер. Ребята сели на диван и два кресла. Патрик – как раз напротив них. Странник щелкнул пальцами. И в тот же миг на антикварном столике из орехового дерева уже уютно разместились пузатые, керамические чашки, варенье, судя по всему вишневое, печенье и конфеты.
- Прошу, угощайтесь.
- Вау!!! А вы, - Йо посмотрел на бывших «ангелов», - так можете?
- Нет. – Покачала головой Джин. – Сколько знаю тебя, Патрик, ни разу не видела твоей силы. Каждый раз ты нас поражаешь!
- Да, наверное. Но мы отвлеклись от темы. Почему Лира перешла на сторону Тьмы?
- А кто он, тот юноша, что был рядом с ней?
- Мы можем вернуть ее обратно?
- Вопросы градом посыпались на экс-ангела.
- Не все сразу. Позвольте, я сам начну с того, что считаю нужным. – И получив утвердительные кивки от ребят продолжил. – Во-первых, вы совершили много ошибок.
- Ошибок? – Удивленно спросила Анна.
- Да. И первую ошибку совершила ты, Анна.
- Я?
- Да, ты. После того…ммм случая с Зиком, ты должна была понять, что Лира, образовав связь с Ничто, выбросила огромное количество энергии. А это не могли не заметить Темные силы. И ты должна была сразу вернуть память Джун и Джин. А ты вместо этого промолчала. Во-вторых, после появления Лиры, ты не удосужилась спросить, про ее наказание. В-третьих, после того пророчества, вы должны были морально поддержать Лиру. Она сильно сомневалась. Я вам всегда говорил, что Зло несовершенно, в нем всегда можно найти трещинку. Только я забыл вам сказать, что трещинку Зло может найти и в вас.
- А…
- Тот юноша? – Прервал Патрик Трея. – Его зовут Лотос. Можно сказать, что он старый «приятель» Лиры.
- Тогда почему нам ничего не известно о нем?
- Хороший вопрос, Джун, но не все так просто. Она познакомилась с Лотосом задолго до вас.
- Но этого не может быть! Лира – моя сестра, мы с ней всегда были вместе!
- Фениксы проживают не одну жизнь, они вновь и вновь возрождаются. А если они еще и наполовину ангелы, то они практически бессмертны. Только это не дар, а проклятие.
- Но это не объясняет почему…
- Вы так и не поняли. Прошлые ошибки, как черные кошки скребут на душе, превращая жизнь в проклятие. А Лира запуталась. Запуталась в мыслях, чувствах, поступках, страхах. Они боялась, да и сейчас боится совершить ошибку. А после того случая… - слушатели удивленно подняли брови, - … когда тот шаман наговорил ей всяких гадостей, ей стало еще тяжелее. Ей нужно было с кем-то поделиться. Ведь груз тянул душу ко дну. А вы. – Он указал на Лена и Лайсерга. – Должны были помочь, или хотя бы просто выслушать ее. Лире нужна была поддержка. И она появилась, в лице, так кстати вернувшегося Лотоса. Он много чего ей наговорил, а вы упустили еще один момент, что Лира очень доверчива.
- Но она же знает, кто он такой. – Вскочила Анна. – Почему поверила ему? Она же все-таки как никак воин!
- Нет, - покачал головой Патрик. – Кто уже однажды обрел покой, никогда не станет воином. Тот, кто когда-то был на стороне Тьмы, вернется вновь, чтобы найти себя. У кого есть прошлое, у того есть надежда на будущее. Но если его нет, можно все изменить.
- Мы не понимаем тебя. Ты опять говоришь загадками. – Помрачнела Анна. – У нас нет времени на них. Мы просто хотим узнать, что произошло с Лирой, и вернуть нашу силу.
- Эх, Анна, Анна. Ты как всегда спешишь. О том, много или мало времени может судить лишь его страж. А сейчас его нет, чтобы узнать наверняка. И потом…Как вы думаете, сколько мне лет?
- А какое отношение это имеет к нашему делу?
- А вам как, вправду, или по-дружески? – Не упустил момент Джоко, за что и получил несколько чувствительных пинков.
- Самое прямое, - проигнорировав реплику Джоко, Патрик ответил.
- Ну, лет на семьдесят.
Патрик лишь загадочно улыбнулся.
- Мы правы?
- Да нет, вы ошиблись, и очень сильно.
- Может, тогда ты сам нам скажешь?
- Вы помните последнюю битву за Небо? Когда она была?
- Ну, нам что-то рассказывали о ней. Точно не помню, но по-моему несколько тысяч лет назад. Но ты опять меняешь тему.
- Нет, дайте мне договорить. Война было ровно 15500 лет назад. Можно сказать, юбилей. А в этой битве я тоже участвовал.
Сидящие за столом поперхнулись чаем.
- Тебе больше пятнадцать с половиной тысяч лет? Но это невозможно!
- Если вы чего-то не видели, то это не значит, что этого не существует. Тем более, я не совсем человек.
- А кто?
- Вообще-то вы пришли узнать про Лиру, а не выяснять про мое прошлое. Лира тогда тоже участвовала в той войне. Да, тогда ей было…хм… - он призадумался, - ей было тогда двадцать два года, но звали ее Юнико… и не смотрите вы так на меня. Да, та самая, что была защитником Первой Звездной Когорты. Только в отличие от меня, она возрождается и умирает каждый раз.
- а она давно познакомилась с Лотосом?
- В прошлой жизни. Да, тогда она была совсем другой. Она была сильна духом, уверена в себе, умна, расчетлива и хладнокровна. В целом – настоящий воин. Только вот у нее была лишь одна слабость – она была, да впрочем и остается, слишком наивна. Пыталась спасти всех. Но тогда шла война, серьезная, беспощадная и всех спасти – это было просто нереально, выдумкой, сказкой. А она верила. Слишком сильно, и это было ее ошибкой. Вот тогда-то она и попала под влияния Лотоса. Лорелей не смогла пережить смерть…
- Как ты ее назвал?
- Что? Ах да, я забыл сказать, что это было ее имя. Так вот, я отвлекся. Лора не смогла пережить смерть одного человека. Точнее ребенка, совсем малышку, лет пяти-шести. Она тогда совсем расклеилась. И тут некстати появляется Лотос. Тут Лоры проявилась огромная сила, тянущая ее к темной стороне. Но она все равно могла быть злой только наполовину. Доброй – полностью, вот такая странность. Она совершила много ошибок, а ее дружба с моей… С Судьбой навредила еще больше.
- Но чем могла навредить ее дружба с Судьбой?
- Она несколько раз играла на Арфе Жизни. Арфа Жизни – продолжил он, не дожидаясь вопроса со стороны ребят. – Это ммм…как бы попонятнее объяснить…то, с чем судьба творит жизненные преграды, пути. Понятно?
- Не совсем…
- Ладно, приведу пример. Всю жизни человек же не живет спокойно. То он упадет, сломает ногу, или уволится с работы. Все это решается игрой на арфе. Понятно?
- Угу. – Раздался нестройный хор голосов.
- И Лотос воспользовался тем, что Лора слепо доверяет ему. И уговорил ее перерезать нити. Она покалечила сотни тысяч судеб. После этого она ополчилась против Лотоса и победила его. Но так и не смогла уничтожить, а отпустила его. По-крайней мере так он рассказал. Что там случилось никто не знает. Замок Лотоса покрыло плотным туманом часа на два. Лира боится опять потерять нить судьбы, сплетенную для нее. Но вы еще может спасти ее. Какая-то нить, связь со Светом держит ее. И вы должны понять что. Все, аудиенция закончена.
- Но…
- Не спорь Йо. Странник и так сказал нам слишком много.
И они собрались уж было уходить, как Патрик остановил их.
- Ах, вы стали такими рассеянными.
- Что ты имеешь в виду.
- а как же кристаллы? – Он раскрыл морщинистую ладонь, на которой тускло светились три полукристалла: сокровенно-черный, пульсирующе-фиолетовый, холодно-металлический. Держите. И до встречи.
И компания немедленно покинула немного чудаковатого но доброго старика.

Глава № 8. Ангелы падают первыми.

Нас так и будут убивать -
Легко, обыденно, цинично,
И эту адскую цикличность
Не удаётся разорвать.
Мы так и будем уходить -
Толпою, оптом, в одиночку.
Ты не успел поставить точку,
Я не успела позвонить.
Не будем слабыми людьми -
Ведь в общем, целом – все в порядке.
Тот счёт - на сотни и десятки,
А нас так много, черт возьми.
Нас так и будут убивать -
Легко, обыденно, цинично,
И скоро станет неприличным
Своею смертью умирать.

Темная отошла от хрустального колодца, заполненного водой. Тихий шорох сзади заставил ее обернуться.
- Лира? Я так и думал, что найду тебя здесь. – Но видя ей растерянное выражение лица, Лотос помрачнел. – Что-нибудь случилось?
- Они не послушались меня, они хотят бороться.
- С чего ты это взяла?
- Они ходили к Страннику, в надежде узнать о моем прошлом.
- Ты его знаешь?
- Не очень. – Уклончиво ответила Лира. – Он меня знает гораздо лучше. Но Странник будет стоять в стороне, я в этом уверена. Не в его интересах вмешиваться. А Анна с остальными… Я бы не советовала им плевать против ветра.
- И что же ты хочешь сделать?
- Да так, есть одна идейка…
* * *
- По-моему это чистой воды бред! Старик просто выжил из ума, вот и говорит невесть что!
- Нет, ты ведь совсем не знаешь Странника, и по этому не можешь о нем судить. Если он что-то и говорит, то только чистую правду. Мы просто должны понять…хоть что-то.
- Это невозможно. Все слишком запутанно, слишком сложно.
- По-моему, хватит продолжать этот бессмысленный разговор. – Вмешалась доселе молчавшая Анна. – Боюсь, у нас не остается выбора…
- О чем ты?
- Джун, а ты еще не поняла? Нам придется…мы должны… Мы должны ее уничтожить…
- Ты с ума сошла Анна?! Мы не сможем, и не будем этого делать.
- Йо, успокойся, Анна права.
- Лен?! Ты ли это?
- У нас не остается выбора. Либо мы убьем ее, либо она – нас.
- А я вот тут думаю, когда же вы наконец додумаетесь до этого. – Из ниоткуда появилась Лира с Лотосом.
- Мы вызываем тебя на бой! – Одновременно прокричали «Ангелы».
- Трое против одной? Ну что ж, я не против.
- Призываем силы данные Вечностью!
Перед всеми предстала дружная троица в образе ангелов.
- Я, Сабил, хранительница Путей Смерти, первый воин Небесной Когорты, призываю всю силу Запрета!
- Я, Эллора, защитница Оплотов Тьмы, второй воин Небесной Когорты, призываю всю силу Мрака!
- Я, Арнел, покровительница Жерла Планет, четвертый воин Небесной Когорты, призываю всю силу Защиты!
Вокруг девочек образовалось сияние, которое они словно притягивали из ниоткуда и отовсюду одновременно. И вдруг они резко открыли глаза, в которых плескалась сила, цвета их Кристаллов.
- Запретный удар Смерти! – Джун.
- Тьма вечного Мрака! – Анна.
- Защита стального Клинка! – Джин.
- Единение! – уже вместе прокричали они.
Три мощных потока энергии слились воедино, и понеслись на Лиру. Та с полным равнодушием смотрела на него. Еще несколько бесконечных секунд…и мощный взрыв снес всех с ног. Там, где раньше стояла Темная, осталась глубокая воронка. Там никто бы не смог выжить.
- Вот и все. – Грустно прошептал Йо, но в наступившей тишине его голос загремел громовым раскатом.
- Лира, сестренка, прости меня. – Анна упала на колени. – Я должна была это сделать ради тебя.
- Думаю, тебе еще рано просить у нее прощения. – Подал голос лотос, о котором все благополучно забыли.
- Что?
Воздух резко завибрировал. Черное марево сгустилось вокруг воронки, постепенно принимая человеческие очертания. Теперь уже Лира парила в воздухе на расправленных крыльях. И как-то по-детски грустно смотрела на них.
- А я думала я вам дорога…
- ты еще жива? Но этого не может быть!?
Эта фраза словно вернула лиру к реальности.
- Еще как может. Черный Феникс возрождается из ненависти, а ее в этом мире предостаточно. Так что вам вряд ли представится шанс меня убить. Тем более, вы уже знаете мое прошлое, а за это время моя сила увеличилась. Теперь моя очередь. Свет обратной стороны Луны! – с кончиков пальцев сорвался ослепительный, снежно-белый луч. Тела ангелов обожгло мимолетной болью, и они в изнеможении рухнули на землю, не в силах даже рукой пошевелить. А Лира медленно подходила к ним.
- Я просто хотела, чтобы вы не вмешивались. Почему же вы не послушались меня? – Полупрозрачный купол скрыл лиру с девочками от остальных.
- Лира, опомнись, что же ты делаешь? – Кричал Йо, в бессмысленных попытках прорваться сквозь купол. – Они же твои подруги!
- Они были моими подругами, пока не попытались убить меня. Но не волнуйся, я им ничего не сделаю. – Она уже стояла возле Анны. Темная прикоснулась к черному знаку на лбу Анны, изображающему пантеру. Анна тихо вскрикнув, потеряла сознание, а на ладони у Лиры засветился сокровенно-черный Кристалл Мрака. То же самое произошло и с остальными, и теперь у лиры были еще и Кристалл Смерти, вместе с Кристаллом Металла. – Теперь вы лишились всей своей силы, и не сможете мне помешать. Уходите. – Купол пропал.
- Ты… Да как ты смеешь? Ты…просто – Задыхался от гнева Лен. – ты просто исчадие Ада!
- Вот как? Может быть, все может быть. У ангелов ведь нет сердец, я права? А раньше ты любил меня, Лен. – При этих словах в глазах Темной промелькнуло что-то до боли знакомое. – С первой проверкой на прочность все прошло? Теперь с тобой все ясно. Лайсерг, - она посмотрела на зеленоволосого шамана. – Я вызываю тебя на бой. Один на один.
- Что?
- Да, или у тебя не хватит смелости?
- Хорошо, я согласен.
- Вот и отлично. – Она холодно ухмыльнулась. – Вот только бой будет до конца. Начинай первым.
- Дам всегда пропускают вперед. – Отвесил шуточный поклон Лайсерг, к которому неизвестно откуда пришло ехидство. – Первый удар твой.
- как хочешь… Звезда полуночи! – серебристый шар прополол борозду там, где до этого стоял Лайсерг. Но того уже не было на месте.
- Удар Биг Бен!
- Светлый щит! Черная молния! – Лайсерг еле ушел, но на щеке у него осталась глубокая царапина, которая сильно кровоточила. Лира почему-то вздрогнула. Лайсерг решил воспользоваться ее замешательством, в конце концов a la guerre, comme a la guerre!
- Хлоя, в кристалл! – Темная едва успела уворачиваться от его яростных атак. Но она неудачно споткнулась, и кристалл Лайсерга замер в нескольких миллиметрах от горла Лиры. Все замерли.
- Ну, что же ты? Давай, заверши начатое. Облегчи всем жизнь.
Но Лайсерг медлил.
- Не волнуйся, смерти я уже давно не боюсь. Ну, что же ты?
- Я-я…я…я-я. Я не могу.
- Жаль, глупец. Тогда умрешь ты. – И Лира занесла меч, который возник из ниоткуда в е руке, прямо над головой Лайсерга…
salamander
10.9.2006, 20:18 · Re: Четверо Великих( По Королю Шаманов).
Аватар
Мне не очень понравилось. Сам пересказ какой-то скучный. И идея не очень(
DragonDie
10.9.2006, 21:00 · Re: Четверо Великих( По Королю Шаманов).
Нет аватара
Это же сколько времени потратили...
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 8.12.2016, 18:59
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика