Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Один галлеон в приданое

Krasotka
10.6.2006, 15:31 · Один галлеон в приданое
Нет аватара
Глава 1

Люциус Малфой потер большим и указательным пальцами переносицу и в пятый раз за довольно долгое время пожалел, что до такой невозможности избаловал сына. Вышеупомянутый сын расхаживал перед столом Малфоя-старшего, на его красивом бледном лице отчаяние боролось с гневом.
- Азкабан лишил тебя ума, отец, - наконец произнес он. – Не могу поверить, что ты принял всерьез идею этого…этого указа! Закон о Браке! Это же смешно!
- Если бы ты хотя бы затруднился прочесть это, - Люциус указал на лежащий перед ним пергамент с мерцающей внизу сине-зеленой печатью Министерства Магии, - ты знал бы, что у нас нет выбора.
Драко плюхнулся на стул и уставился на отца.
- Я не хочу жениться на полукровке или…или грязнокровке! – воскликнул он, в его серебристых глазах бурлил гнев. – И вообще я не хочу жениться!
- Драко… - предостерегающе начал Люциус.
- Мы же можем переехать? Например, в Россию было бы здорово. Или даже… в Америку! Да, в Америку! – он вдруг просиял, уверенный в том, что эмиграция в Штаты решит все их проблемы.
- Драко, не имеет значения, где ты живешь – в Юте или в Уганде, - это договор между всеми Магическими конфедерациями Земли, направленный на восстановление волшебного сообщества! Безумие войны опустошило наши ряды. - Люциус поднялся, давая понять, что сыт по горло упрямством сына. – Если ты хочешь оставаться волшебником, а не провести оставшуюся жизнь в Азкабане за вызов новому Закону о Браке, и поверь мне…такой красавчик, как ты, будет пользоваться большим успехом у обитателей и охраны…лучше тебе побыстрее найти полукровную или магглорожденную ведьму и взять ее в жены!
Драко разинул рот, пораженный непреклонным тоном отца. Он вспыхнул, когда понял, что отец имел в виду. На его лице было написано такое отчаяние, что Люциус смягчился. Обогнув стол, он положил ладонь на худое плечо сына.
- Я знаю, что это идет вразрез со всем, чему я учил тебя, Драко, но такие времена требуют от нас жертв и уступок. – Он вздохнул, и мятежное настроение Драко вмиг вернулось.
- Но, отец…
- Никаких «но», Драко. Тебе двадцать один. Ты должен жениться, иначе мы рискуем потерять не только все, что наша семья заработала в течение столетий, но и твою свободу. Ну правда, что стоит найти симпатичную легкомысленную девушку и жениться на ней?
Драко с надеждой взглянул на него.
- Ты хочешь сказать, я сам могу выбрать себе невесту?
Люциус кивнул.
- Да, но у тебя есть время только до следующего дня рождения. Если ты до того времени никого не найдешь, Министерство само подберет тебе жену.
Драко затравленно оглянулся и внезапно представил, что он обручен с кем-то ну совершенно неподходящим – вроде одной из сестер Патил или, что еще хуже, с Гермионой Грейнджер. Одна мысль об этом заставила его съежиться. По крайней мере, если уж у него есть выбор, он должен найти ведьму, которую легко было бы контролировать и настолько привлекательную, насколько это возможно для грязнокровки.
Он откинулся на стуле и поднял взгляд на отца, на лице которого было написано облегчение.
- Отлично. Мне это не нравится, и не думай, что, едва меня прикуют наручниками к этой суке, я не буду гулять и трахаться с каждой ведьмой северного полушария!
- Драко, мне наплевать, если ты будешь трахать их по шесть штук за раз, только найди одну, чтобы жениться!


*******************
Три месяца спустя…
Во «Флориш и Блоттс» было полно студентов, покупающих учебники для нового учебного года в Хогвартсе. Драко прошел к его любимой секции в переполненном книжном магазине, находящейся на балконе над первым этажом. Находиться здесь было запрещено всем студентам Хогвартса; это секция, где были представлены самые тайные и запретные издания.
Быстро осмотревшись, он выбрал большую книгу в темно-зеленом переплете из драконьей кожи. Выглядела она вполне невинно. Внутри, однако, на каждой странице были иллюстрации половых актов, потрясшие даже его – далеко не девственника. Он рассматривал особенно непристойную картинку, воображая свою будущую, пока неизвестную жену в такой позе, когда знакомый, ненавистный голос, строгий и полный презрения, вторгся в эти приятные фантазии.
- Малфой.
Драко заскрипел зубами, пытаясь отыскать в себе несуществующее терпение. Он медленно повернулся, оставляя книгу открытой и доступной для просмотра. Его губы изогнулись в вечной ухмылке, появляющейся в ее присутствии. С этим выражением он оказался лицом к лицу с Гермионой Грейнджер, впервые, после последней встрече в Хогвартсе, которая была почти четыре года назад.
Она повзрослела, и Драко не мог перестать пялиться на нее, хотя он осознавал, что, должно быть, похож на дурака – стоит, разинув рот, будто он никогда прежде не видел женщины.
Четыре года сотворили с Гермионой чудо. Будучи не намного выше, чем в семнадцать – только-только доставая ему до плеч - она округлилась и поправилась во всех нужных местах, а магловские джинсы, которые она носила низко на бедрах (как сказала бы его бабушка, «на детородном месте»), оставляли открытой довольно широкую полоску загорелой кожи. Волосы цвета шоколадной карамели Honeyduke и личико, потерявшее подростковую пухлость и приобретшее высокие скулы и заманчивые губы, определенно превратили ее в исключительно привлекательную молодую женщину.
Тем не менее, время не притупило ненависть, вспыхнувшую сейчас в ее карих глазах. Он это заметил. Сумев сложить губы в ухмылке, он прищурился и попытался сосредоточиться на ее роскошных губах, вместо самого лучшего бюста, который когда-либо видел.
- Грейнджер. Я смотрю, ты выглядишь совсем ... неряшливо. - Драко усмехнулся, так как неприязнь в ее глазах разгорелась еще ярче. Он развернул книгу, девушка машинально заглянула в нее и немедленно покраснела, поскольку увидела эротическую картинку, изображенную на странице. Малфой засмеялся.
- Все еще маленькая робкая девственница, не так ли? Что, Грейнджер, не можешь найти чистокровного волшебника, который поимеет тебя? - воскликнул он, захлопнул книгу и отбросил прочь. Она упала на пол с глухим стуком. Гермиона насупилась, будто она и была этой книгой.
Гермиона скрестила руки на груди, и его глаза немедленно устремились к невольно демонстрируемой ложбинке. Драко облизнул губы и искоса взглянул на нее. Она тряхнула головой в раздражении.
- Вообще-то, я подошла сюда, чтобы сказать привет. Я видела, что ты прошел мимо и я ...ну, я подумала, возможно, что ты подрос настолько, что можешь поддержать приличную беседу. Но теперь я вижу, что серьезно ошибалась. Хорошего дня.
Тряхнув непослушными кудряшками, девушка развернулась на каблуках и начала спускаться вниз по лестнице. Драко шагнул вперед и поймал ее запястье.
- Подожди минуту, Грейнджер. Я ничего тебе не сделаю.
Лестница была узкой и крутой, и Гермиона не хотела кубарем с нее свалиться. «Что ж, сейчас я ему покажу…» - Дай. Мне. Пройти.
- Успокойся, Грейнджер. Я не собираюсь причинять тебе вреда. – Ленивая улыбка Драко говорила, что дай ему волю, он только это бы и делал. Он потянул ее за руку, и она неохотно сделала два шага обратно на балкон. Оказавшись там, Гермиона шевельнула свободной рукой и мягким движением, которое он упустил, поскольку продолжал пялиться на ее грудь, вытащила палочку и приставила ему под левое ухо.
Драко медленно поднял свои серые глаза к ее шоколадным. Она холодно улыбнулась.
- Скорее ад замерзнет, чем ты завладеешь мной, Малфой.
Его затрясло от злости.
- А ты знаешь кое-что о холоде, не так ли, Грейнджер? - она прижала кончик палочки к мягкой поверхности под мочкой его уха.
- У меня есть палочка, Малфой, и на твоем месте, я развернулась бы осторожно, и, возможно, тогда я оставлю твои яйца целыми.
Он весело рассмеялся.
- Если ты, ведьма, собираешься оставить меня без яиц, то ты немного не туда целишься.
Снова та холодная, горькая улыбка.
- Я - самая умная ведьма моего поколения, Малфой. Мне не обязательно указывать палочкой на кое-что, чтобы заставить это исчезнуть.
Его желудок сделал резкое сальто, и он яростно прищурился. Пятясь, он поднял руки, сдаваясь, запоздало спрашивая себя, смог бы он вовремя достать собственную палочку, чтобы произнести проклятие. И решил не рисковать. Драко видел, что рука Гермионы, держащая палочку, чуть-чуть дрожит, и жестоко улыбнулся.
- Тебе двадцать один, не так ли? И никакого кольца. - Еще шаг, и он начал восстанавливать равновесие. – Неужели Уизли не поимел тебя? О, подожди! Он обручен с Лавандой Браун, верно? Конечно, один из простаков Уизли мог бы сжалиться над тобой и просить твоей грязной руки.
Она бледнела с каждым словом, и он подбирал язвительные слова, задевающие ее еще больше.
- Давай посмотрим: Рон обручен, у близнецов есть Спиннет и Джонсон, длинноволосый женился на этой Делакур, Перси женился на Пенелопе Кристал...
Теперь уже Гермиона тряхнула головой, сверкая глазами на белом от гнева лице. Такая ее реакция устраивала его больше, чем что-либо и когда-либо прежде.
- А может, кто-нибудь другой? Играющий с драконами?
- Чарли. - Ее голос был напряжен, в нем звучали слезы, но глаза были все еще сухими.
- Ах, да! Чарли Уизли. Возможно самый шикарный вариант, сбежавший от семьи в Европу. Я удивлен, что он не клюнул на тебя. - Драко самодовольно улыбнулся, так как он очень хорошо знал, что Чарли Уизли был недосягаем.
Гермиона моргнула, и слезы заблестели в ее глазах.
- Чарли просил руки Нимфадоры Тонкс. Ты знаешь это; в Пророке об этом писали. - Прорычала она
- Да, писали. Я только доказал свою правоту.
- Ты ублюдок, Малфой.
Глаза Драко опасно заблестели.
- Нет, Грейнджер, мои родители были женаты на столько, насколько это возможно. Интересно, а кого Министерство найдет для тебя? Я слышал, что сын Макнэйра Прентис все еще ищет грязнокровку, чтобы жениться. Возможно, я упомяну это Министру в следующий раз, когда Отец пригласит его к нам на обед.
При упоминании Пожирателей Смерти Гермиона почувствовала, что кровь приливает к ее лицу и начинает шуметь в ушах. С гневным криком, который был заглушен шумом переполненного книжного магазина, она отдернула руку, чтобы ударить Драко.
Он перехватил ее кисть на полпути, развернул, свалив высокую стопку книг, бросил на них Гермиону и присел сверху, приблизив лицо к ее лицу, нос к носу, с силой сжимая ее запястья. Она отпрянула, и он удивленно моргнул, увидев страх в ее глазах.
- Я позволил тебе избежать неприятностей с этим на третьем курсе, грязнокровка! Но не сейчас! Попробуй напасть на меня еще раз, и я отправлю тебя в Азкабан! - сказал он, выкручивая ее запястье так, что она закричала. - Скажи, что ты сожалеешь, или я сломаю тебе руку!
- Я сожалею! - выплюнула она, отбиваясь от него. Он поднялся и позволил ей идти, отойдя за пределы досягаемости ее кулачков. Надменная улыбка заиграла на его красивое лицо, когда он увидел злые слезы на ее щеках. Но в какой-то момент Драко почувствовал ... кое-что. Что-то иное, нежели ненависть и негодование, которое сопровождало его в течение семи лет в Хогвартсе.
Встряхнув головой, он выбросил из головы эти мысли. Мерлин, он же был Малфоем! И если кто-то и должен был быть напуган, то это она!
- Я бы сказал, «Рад был тебя видеть, Грейнджер», но мы оба знаем, что это ложь. - Драко наклонился и поднял книгу эротических картинок, которую он отбросил ранее. Девушка наблюдала за ним в бессильной ярости. - Однажды это может пригодиться.
Насвистывая сам себе, он спустился вниз, оставив позади разъяренную Гермиону Грейнджер.
*******************
Спустя некоторое время, которое Драко провел в магазинчике квиддичных принадлежностей и в кафе-мороженом Флориана Фортескью, он трансгрессировал домой, приняв решение, которое грозило ему крахом. Несмотря на это, Драко был в восторге от этой удивительной иронии. И действительно, это было весьма привлекательно. Он проглотит свою гордость и сделает ее беременной; один-два раза в месяц сделают свое дело. О, да, а уж с этими великолепными титьками это и вовсе будет просто.
Он оставил покупки внизу, чтобы домовые эльфы забрали их и отнести в его комнату, а затем пошел искать своих родителей.
Люциус и Нарцисса сидели в гостиной, пили чай и обсуждали новости Вечернего Пророка. Драко остановился в дверном проеме и ослепительно им улыбнулся.
- Я сделал выбор, Отец, - сказал он, в то время как внутренний голос просил его не дергать судьбу за яйца, Драко раздавил этот голос невидимым ботинком. Люциус удивленно взглянул на него, а затем мельком переглянулся с женой.
- Кого ты выбрал, Драко, дорогой? Мы знаем ее? - спросила Нарцисса, откладывая газету в сторону. Улыбка Драко была полна высокомерия и уверенности в себе.
- Я хочу Гермиону Грейнджер.
Krasotka
10.6.2006, 15:33 · Re: Один галлеон в приданое
Нет аватара
Глава 2

Восемь дней спустя…
Артур Уизли прибыл домой в половине второго, на удивление его жены, Молли. Он редко возвращался домой в середине рабочего дня, и на мгновение Молли растерялась при виде мужа, стоящего посреди гостиной и спокойно стряхивающего сажу с плаща. Его губы растянулись в напряженной улыбке.
- А, Молли, дорогая! Где Гермиона? – спросил он, она отшвырнула тряпку, которую до этого сжимала в руке.
- Артур! Что случилось? Что... - она замолчала, взглянула на настенные часы, которые показывали местонахождение всех членов семьи, включая Гарри, Гермиону, жен и невест ее сыновей. - Ты же никогда не бываешь дома в это время! Что-то случилось, да?
С успокаивающей улыбкой, которая, однако, не сработала, Артур обнял жену, уткнувшись подбородком в ее рыжие вьющиеся волосы. Молли постоянно нервничала, это осталось еще с войны, и никогда не успокаивалась, пока не была уверена, что каждый член ее большой семьи жив и здоров.
Но, как бы ни сожалел Артур, ему придется перевернуть с ног на голову жизнь одного из них. И что самое ужасное - он ничего не может с этим поделать.
- Гермиона, Молли. Где она? - наконец, мягко спросил он, поглаживая ее по спине.
Она тут же догадалась, зачем ему понадобилась Гермиона, и отскочила, как ужаленная.
- Нет! О, Артур, пожалуйста, скажите, что это не то, о чем я думаю! - закричала она.
- Молли, успокойся...
- Кто он? Скажи мне хотя бы это! – Молли вырвалась из объятий мужа и встала руки-в-боки, впившись в него взглядом, который обычно заставлял его улыбнуться и сдаться ее прихотям. Но сейчас у него не было на это времени.
- Молли, пожалуйста. Найди Гермиону. Мы должны быть в Министерстве через два часа. И не говори ей зачем. - Он кивнул, и она неохотно подчинилась. Как только ее шаги на лестнице затихли, Артур уселся на диван и опустил голову на руки.
Через несколько минут появилась Гермиона в сопровождении плачущей Молли. Артур улыбнулся девушке, его сердце сжалось в груди при виде ее красивого, счастливого личика. Он ненавидел себя за то, что собирался сделать.
Натягивая улыбку на лицо, он поднялся.
- Гермиона, милая! Хорошо, хорошо ... Ты сегодня отлично выглядишь! Тебе так идет лиловый цвет! - Он оживленно потер руки.
Молли всхлипнула, и веселая улыбка Гермионы исчезла. - Что случилось? – спросила она, поворачиваясь к Молли. - Я что-то не так сделала?
Артур мягко коснулся ее плеча. – Вовсе нет. Сядь, Гермиона, мне нужно тебе кое-что сказать. - Он подождал, пока она сядет. Гермиона испуганно смотрела на него.
- О тебе говорили, Гермиона.
Она моментально пробежала глазами бланк и, запылав, прижала руки ко рту. Девушка обернулась к Молли, которая сидела около и гладила ее по спине.
- Вы шутите! Кто? – воскликнула она.
Артур отвел взгляд, нервно теребя рукой редкие рыжие волосы.
- Меня просили не раскрывать эту информацию по требованию семьи молодого человека. - Сказал он, чувствуя внутри тупую боль.
- О Господи... – простонала Гермиона, вспоминая слова Малфоя, которые он сказал ей в книжном магазине: «Я слышал, что сын Макнэйра Прентис все еще ищет грязнокровку, чтобы жениться. Возможно, я упомяну это Министру в следующий раз, когда Отец пригласит его на обед».
Гермиона помнила Прентиса Макнэйра с ее первого года в Хогвартсе, он был тогда семикурсником. Худой и тщедушный, как его отец, он был жестоким, глупым человеком с репутацией насильника. Однажды он даже загнал Анжелину Джонсон в угол во второй Теплице и, вероятно, изнасиловал бы ее, если бы Профессор Стебль не вошла в нужный момент.
Не было абсолютно ничего, что заставило бы ее дать согласие. Видимо, это решение отразилось на ее лице, поскольку глаза Артура наполнились болью. Он накрыл ладонью ее дрожащие руки.
- Предложили этот вариант, и Министерство его одобрило, ты должна принять предложение.
- Артур... – начала Молли, но его взгляд заставил ее замолчать.
Глаза Гермионы наполнились слезами. – Это не должно произойти... Я всегда думала... Лучше бы я умерла… - Прежде, чем она успела закончить, она разрыдалась, и Молли обняла ее, утешая.
Артур резко опустил голову. Сейчас она расстроена, но это было ничто по сравнению с тем, что она почувствует через час.

******************
Отдел Волшебного Социального Обеспечения располагался на шестом этаже Министерства Магии. Артур и Гермиона молча проходили мимо закрытых дверей, за которыми слышались приглушенные голоса людей, обсуждающих свои повседневные заботы, и никого не волновало, что ее жизнь катится под откос.
Гермиона знала, что это неизбежно. Как только Закон о Браке вступил в силу – около двух лет назад – стало ясно, что ей надо как можно скорее выйти замуж, иначе это грозило бы серьезными последствиями вроде лишения права заниматься практической магией. Мужская половина семьи Уизли, где она жила с седьмого курса, после гибели родителей от руки Пожирателя Смерти, быстро нашла себе пары. Джордж и Фред взяли в жены Алисию и Анжелину, как только те окончили Хогвартс. Перси женился на Пенелопе еще когда Гермиона была пятикурсницей. Гарри и Джинни были обручены, как и Рон с Лавандой.
Тогда Гермиона особо не задумывалась об этом, так как ее отношения с друзьями не имели ничего общего с этим законом. А положения Закона никого из них не касались.
Рон и Гарри, узнав, что она едет с Артуром на встречу с человеком, который ею заинтересовался, забеспокоились и настаивали на том, чтобы сопровождать их. Но Артур был настолько против, что даже запретил молодому человеку вообще покидать Нору. Друзьям ничего не оставалось, как только наблюдать их трансгрессию со двора, и последнее, что увидела Гермиона перед тем, как исчезнуть, был солнечный луч, сверкнувший в очках Гарри.
И теперь ее шаги отдавались эхом, когда она проследовала за Артуром в Отдел Волшебного Социального Обеспечения, где они обнаружили ждущего их высокого темноволосого волшебника. Он шагнул им навстречу, протягивая Гермионе руку. Гермиона ответила на приветствие, но тут же отдернула ладонь.
- Мисс Грейнджер, я - Толливер Рид, Составитель Брачных Контрактов. Прошу за мной, - он развернулся и направился прочь, не оборачиваясь на Артура и Гермиону. Перед закрытой дверью он остановился, а затем шагнул в сторону, распахивая ее.
Гермиона остолбенела.
Двое мужчин смотрели на нее, абсолютно одинаково высокомерно ухмыляясь. Тот, что моложе, откинулся на спинку стула, отбрасывая назад платиновые волосы.
- Привет, Грейнджер.
Гермиона покачнулась, Артур Уизли подхватил ее. Видимо, отвращение на ее лице было написано так ярко, что улыбки несколько поблекли.
- Чт…Драко Малфой! Что все это значит?
- Разве не ясно, Грейнджер? – протянул Драко, скользя по ней взглядом. – Я прошу твоей руки.
Люциус поднялся и протянул руку Гермионе, а затем Артуру.
- Пожалуйста, присядьте, мисс Грейнджер. Мы проведем здесь некоторое время, чтобы составить контракт.
Звук его голоса вывел Гермиону из оцепенения. Смело выпрямившись, она откинула волосы и холодно взглянула на Люциуса. Он приподнял бровь, удивившись прежней Гриффиндорской львиной храбрости. И, видя эту смелость, он засомневался, действительно ли выбор Драко был сиюминутным.
- Я совершенно не намерена выходить замуж за этого… этого… хорька! – воскликнула она, уничтожающе косясь на Драко. Тот покраснел и открыл было рот, но отцовская ладонь на плече остановила его. Взрослый маг улыбнулся Гермионе, и она удивилась, заметив сожаление в его светлых глазах.
- Пожалуйста, мисс Грейнджер, посидите с нами и позвольте нам найти способ сделать этот брак…приемлемым…для вас и Драко, - произнес Люциус, отодвигая для нее стул. Гермиона, ошеломленная поведением человека, которого так давно презирала, не говоря уже об его невыносимом отпрыске, медленно села. Артур и Рид также заняли места за столом.
Толливер Рид вынул из портфеля тонкий свиток пергамента, черное Прыткое Перо и бутылочку синих чернил. Вежливо улыбаясь, он развернул пергамент. Вверху, окруженные рамкой, стояли их имена – Драко Блэк Малфой и Гермиона Джейн Грейнджер. Гермиона прикрыла глаза, понимая: все, что происходит – правда.
Она покосилась на Драко и обнаружила, что он пристально ее разглядывает. Хмурый взгляд искажал его привлекательные черты. Вдруг Драко перехватил взгляд девушки, выражение его лица изменилось, и он опустил глаза к ее пышной груди, пристально и похотливо рассматривая ее. Гермиона вспыхнула и отвернулась. Драко хихикнул.
Артур держал ее за руку, пока они слушали условия контракта.


********************
Было уже совсем темно, когда Артур и вымотанная Гермиона трансгрессировали на лужайку перед домом. Окна ветхого жилища приветливо светились, слышны были смех и болтовня. Артур толкнул дверь и отступил, так что Гермионе пришлось пройти вперед. Мгновенно воцарилась тишина, словно кто-то щелкнул выключателем, и все лица в комнате повернулись к ним. Встревоженный взгляд и заплаканные глаза Молли лишили Гермиону остатков самообладания, и, бросившись в её объятия, она отчаянно зарыдала.
Как в тумане, она слышала какой-то шум, на фоне которого выделялись голоса Гарри и Рона, а затем Артур крикнул: «Тихо!», и сердитые голоса затихли. Только всхлипывания Гермионы казались неестественно громкими. Молли крепко обнимала ее, шепча ласковую ерунду ей на ухо.
Когда в комнате воцарилась полная тишина, робкий голос Гарри разорвал ее.
- Кто он, Артур?
Артур тяжело вздохнул.
- Драко Малфой.
Громкий треск, Алисия закричала. Гермиона и Молли обернулись и увидели Рона, стоящего над перевернутым кухонным столом, его лицо побагровело от гнева.
- Сначала я убью этого сукиного сына! - заорал он.
Фред и Джордж держали вырывающегося младшего брата, Лаванда кинулась к нему, слезы ручьями текли по ее щекам.
Гермиона высвободилась из объятий Молли и подошла к Рону. Он холодно и сердито уставился на нее, и она обняла его.
- Все хорошо. Все хорошо, Рон, все будет хорошо, - шептала она снова и снова.
- Он ненавидит тебя, Гермиона! Ты не можешь выйти за него, не можешь! – умоляюще повторял он, его ореховые глаза наполнились слезами. – Мы этого не допустим! Гарри!
Он обернулся к Гарри, печально наблюдающему за ними. Хотя его совместная жизнь с Джинни началась еще задолго до вступления в силу Закона о Браке, он знал всё о сроках основного контракта. Все чистокровные волшебницы и маги должны были найти себе пару среди полукровок или маглорожденных до того, как им исполнится двадцать два года, иначе им грозило пожизненное лишение прав на использование магии и срок в Азкабане. В дополнение ко всему, нечистокровные волшебники были обязаны принять условия контракта, одобренные Министерством, даже если сами резко критиковали их. Брак должен был быть заключен в течение последующих сорока восьми часов, или это рассматривалось бы как нарушение, сопровождаемое серьезным штрафом.
Но одним пунктом в пользу Гермионы, как надеялся Артур, была возможность удлинить сроки заключения контракта, добавить пункты, касающиеся материальной стороны дела, и другие, которые могли быть оспорены родителем или опекуном обрученного.
считаться родителем или опекуном обрученного. Артур безоговорочно хотел заботиться о Гермионе. Контракт был бы рассмотрен представителем Министерства и считался бы справедливым и равноправным до принятия.
Но все же контракт не мог гарантировать ей любовь и уважение волшебника, представляющего другую сторону. Особенно если им был Драко Малфой.
Гарри вздохнул.
- Гермиона, ты знаешь, что всегда можешь рассчитывать на нас, и если Малфой как-нибудь не так на тебя посмотрит, в этом Договоре нет ничего, что запрещало бы нам выбить из него на хрен все дерьмо.
- Гарри! – укоризненно произнесла Молли, хотя не смогла сдержать улыбку.
Напряженность спала, так как близнецы заревели от смеха. Гермиона потянулась к Рону и Лаванде, крепко обняв их.
Очередной удар был с честью выдержан большой и дружной семьей Уизли, и они перенесут это, так же, как выдержали войну с Волан-де-Мортом. Она тоже сильная; из-за этого чудовища она потеряла родителей и пережила этот ужас, поддерживаемая любовью семьи Уизли. И Гарри. И женщинами, любящими их.
Возможно… только возможно, она сможет дать Драко почувствовать вкус того, что значит быть любимым.
Расправив плечи, она ослепительно улыбнулась друзьям, которые расцвели под этой улыбкой как маргаритки на солнышке. Да, это то, что она должна сделать. Она будет просто любить его. Драко хочет ее, это очевидно. Он смотрел на нее сегодня голодными глазами, и она использует этот голод против него. Она покажет ему, что взять ее в жены не так уж и просто, и она не будет просто кувыркаться с ним в кровати, будучи использованной и выброшенной. Если Драко хочет спать с ней, пусть отдает себя взамен. Он должен тоже любить ее.
Это будет последним, что Драко Малфой ожидает от своей невесты.
Krasotka
10.6.2006, 15:35 · Re: Один галлеон в приданое
Нет аватара
Глава 3
Это был единственный, самый неприятный день в жизни Гермионы Грейнджер.
Она потягивала замечательно-крепкий Дарджилинг из чашечки антикварного французского фарфора, и смогла усмирить дрожь в руках настолько, чтобы поставить бесценные чайную чашку и блюдце обратно на стол, не разбив. Когда чашка достигла её предназначения, целая и невредимая, Гермиона глубоко вздохнула, ловя в ответ нервный вздох Нарциссы Малфой.
Гермиона натянуто улыбнулась хозяевам. Люциус Малфой и его жена были напряжены так же, как и она, сидя рядышком на синем бархатном диванчике, и рассматривая ее с видом ученых, только что открывших новую форму жизни. Она отлично понимала, что они ждали, пока она не выкинет какую-нибудь глупость, которая позволит им разорвать этот брачный контракт на клочки и вышвырнуть ее за дверь.
Драко, по другую руку, элегантно скучал рядом с ней, напротив его родителей, уставясь на них и раздражаясь от всего этого. Он пристально рассматривал Гермиону, пока она не почувствовала, как начинает потеть и беситься от этого взгляда. В третий раз за длительное время она покосилась на него. Он, конечно, не облегчил ситуацию, прожигая глазами дыру в ее модной кашемировой кофточке.
Люциус пошевелился, вытягивая ноги, чтобы тут же скрестить их снова. Нарцисса вздрогнула при его резком движении и тут же ослепительно улыбнулась в никуда. Гермиона открыла рот, но осеклась, почувствовав, как длинные пальцы Драко перебирают мягкие волосы на ее затылке. Она отпрянула, пытаясь выглядеть естественно, по ее коже побежали мурашки. Но она быстро пришла в чувство от резкого рывка; Драко намотал одну прядь на палец и крепко держал ее. Дергаться не было смысла. Она тихо кипела, жалея, что она сейчас не под защитой Норы, в объятиях Молли Уизли.
Люциус заговорил первым, по его лицу было видно, что все происходящее ему неприятно.
- Итак, мисс Грейнджер. Драко сообщил нам, что в данный момент вы работаете с одним из сыновей Уизли. Эээ… не уверен, что помню его имя…
- Билл, - Гермиона вздрогнула от звука собственного напряженного голоса. Она улыбнулась, надеясь, что ее беспокойство останется незамеченным. – Он – Ликвидатор заклятий в Гринготтсе.
Светлые глаза Малфоя-старшего вспыхнули.
- Именно. Полагаю, я видел его там. Длинные рыжие волосы?
Она кивнула, не в силах вымолвить ни слова. Драко ослабили хватку, и теперь кончики его пальцев ритмично поглаживали полоску кожи над воротом свитера. Она не могла подавить дрожь.
- Вы владеете ликвидацией заклятий так же хорошо? – спросил Люциус, мягко подаваясь вперед. Ликвидаторы заклятий были весьма востребованы в любом магическом бизнесе. – Возможно, я смогу найти применение вашим талантам в своем деле.
Гермиона медленно подняла чашку, заставив Нарциссу затаить дыхание. Она сделала глоток сладкой молочной жидкости, затем встретилась глазами с Люциусом. Он пристально смотрел на нее. Не сказать, чтобы дружественно или добро, но и не так, будто он был бешеным псом, а она вкусным кусочком, который надо сожрать.
- Я способна к этому не так, как Билл… он в течение многих лет занимается ликвидацией заклятий… но я многому научилась под его руководством.
Она откинулась назад, не заметив, что Драко придвинулся ближе, закинув руку на спинку дивана позади нее, его пальцы коснулись ее плеча. Чашка загремела на блюдце, расплескивая янтарные капельки чая.
Она покосилась на него. Он усмехнулся, прекрасно понимая, как ей неудобно. Люциус задумчиво кивнул.
- Я, безусловно, был бы очень заинтересован в продолжении нашего разговора, мисс Грейнджер, о предоставлении услуги Ликвидации заклятий для моей компании, - сказал он с легкой улыбкой.
Гермиона нахмурилась.
- Я не знаю… Конечно, мне еще потребуются дополнительные занятия с Билом Уизли.
- Естественно. Уверен, что в обмен на ваши услуги, смогу устроить вашу встречу с мистером Уизли. Мы сможем подробнее обсудить это после свадьбы.
При упоминании о свадьбе Нарцисса оживилась.
- Мисс Грейнджер, мне хотелось бы обговорить с Вами несколько моментов…швея, флорист, поставщик провизии… Необходимо начать немедленно, если свадьба действительно должна состояться через три месяца, – Нарцисса взглянула на мужа, и тот согласно кивнул. Светловолосая женщина раздраженно фыркнула.
- Хотя вообще-то я против, Люциус! Трех месяцев недостаточно для подготовки свадьбы! – жалобно протянула Нарцисса. Гермиона открыла было рот, чтобы возразить.
Но Драко перебил ее.
- А почему мы не можем просто расписаться? Это же не торжество любви. Лично мне нужен только секс. Надеюсь, его будет много, - он искоса взглянул на Гермиону.
- Драко!
- Ты, мерзкий крысеныш!
- Сын, ради Мерлина…
Гермиона отодвинулась от него так далеко, как только могла, вжавшись в угол дивана, отчаянно моргая, пытаясь удержать вот-вот готовые брызнуть слезы.
Люциус поднялся, презрительно глядя на сына.
-Ты проводишь меня в кабинет, Драко?
Бросив злобный взгляд на Гермиону, Драко проследовал за отцом, оставив Нарциссу молча рассматривать несчастную Гермиону. Она вздохнула, чувствуя жалость к хорошенькой девушке. Она совсем не тупое чудовище, как расписывал Драко. Да, она маглорожденная, но для Нарциссы это не имело особого значения. У нее не было предубеждения против магглорожденных, как у Люциуса и Драко.
Напротив, Нарцисса видела перед собой блестяще талантливую молодую ведьму, хоть и напуганную, но отважно пытающуюся это скрыть. И она действительно была восхитительна. Совершенно не простая и не домашняя. Возможно, необычная. Действительно впечатляющая масса каштановых волос, вьющихся и непокорных, затянутых в сложный французский узел. У Нарциссы было одно зелье, превратившее бы эти густые волны в мягкие послушные кудряшки. Не то чтобы оно было нужно Нарциссе, просто Джемма Булстроуд однажды попросила ее приготовить порцию этого зелья для своей дочери, Миллисенты, чьи волосы бросали вызов каждому, кто пытался укротить их.
А Нарцисса Малфой была сильна в зельях.
Когда Гермиона отвернулась к окну, задумчиво глядя на сады, у Нарциссы появилась возможность поближе изучить ее. Не красавица, нет. Но не требовалось особого ума, чтобы понять, почему Драко так отчаянно пытается затащить ее в постель. С головы до ног, от румяных щечек и персиковой кожи до удивительно чувственных линий тела, прикрытого скромным розовым кашемиром и серой шерстью, Гермиона Грейнджер была чувственной и соблазнительной молодой особой, и Нарцисса не могла представить более подходящей кандидатуры на роль супруги Драко. Не говоря уже о том, что она умна и столь же воспитана, как любая чистокровная волшебница. Она не посрамит имя Малфоев.
Каждый раз, когда Гермиона смотрела на Малфоя-младшего, в ее шоколадных глазах вспыхивал огонь… что ж, может быть, сейчас это ненависть, но очень возможно, что скоро она перерастет в любовь. Нарцисса знала это по собственному опыту, она тоже сперва ненавидела Люциуса. А Драко, безусловно, был сыном своего отца. Очаровательный, когда все его капризы исполнялись, и до того сексуальный, что это казалось даже непристойным для столь юного возраста.
Это только вопрос времени – кто из этих двух детей быстрее приручит другого.
Из женской солидарности Нарцисса ставила на молодую ведьму, сидящую перед ней.
Кивнув, Нарцисса поднялась и улыбнулась Гермионе, чувствуя себя более уверенной от того, что успела изучить другую ведьму и составить о ней мнение.
- Мисс Грейнджер, дорогая, не хотите ли осмотреть имение? У вас с Драко после свадьбы, конечно же, будет собственное крыло, но я полагаю, Вам было бы интересно увидеть другие общие комнаты.
Гермиона глубоко вздохнула и любезно улыбнулась Нарциссе, прибавив себе в ее глазах еще баллов.
- Благодарю Вас, миссис Малфой, это было бы чудесно. Ваш дом великолепен, и я уверена, что буду здесь очень…э-э... счастлива.
Было очевидно, что она сама в это не верит, но ни за что не покажет старшей волшебнице свою слабость. Она гордо подняла голову, и Нарцисса удовлетворенно кивнула.
- Не сомневаюсь, мисс Грейнджер, что Вы сможете найти здесь счастье, если сами захотите. Я нашла.
Простые слова Нарциссы не были пустыми для Гермионы. Откройся для любви – и она придет. Гермиона только спрашивала себя, способен ли Драко Малфой на чувства. Ее прежнее решение заставить Драко полюбить ее, будучи любимым ею, окрепло после скромной фразы Нарциссы. И внезапно надвигающаяся свадьба перестала пугать ее, напротив, Гермиона не могла отрицать, что перспектива пышной церемонии, о которой говорила Нарцисса во время ланча, пробудила в ней некие волнующие ощущения.
Две волшебницы отправились осматривать поместье.
*********************
- Сядь, Драко.
Драко прекрасно понимал, что уже вышел за рамки дозволенного, поэтому молча проскользнул к удобному кожаному креслу и плюхнулся в него.
- Полагаю, я должен извиниться, - буркнул он.
Люциус замер на мгновение, затем продолжил наливать виски себе и сыну. Вручив удивленному Драко стакан, сел напротив.
- Да, разумеется. Только не передо мной.
Драко нахмурился, искривив губы в знакомой ухмылке
- Это же просто Грейнджер. Она даже не пытается претендовать на что-то другое.
Люциус сделал большой глоток и закрыл глаза. Голова нещадно раскалывалась.
- И что из того, Драко? Вспомни, прежде чем ответить – ты сам пришел к нам и сказал, что хочешь эту девушку. Я надеялся, что ты будешь думать чем-то кроме члена, выбирая подходящую жену.
Щеки Драко запылали, он залпом проглотил виски и закашлялся, так как напиток обжег ему горло. Люциус удивленно приподнял бровь.
- Осторожно, сын. Этому виски больше восьмидесяти лет, и он чертовски дорогой.
Вытирая рот платком с вышитой монограммой, Драко издевательски ухмыльнулся.
- Не сомневаюсь в этом. Ты всегда присваивал себе все самое ценное, - тут он понял, что сказал, и смутился. – Э-э…отец…я…я не… - заикаясь, начал он.
Но Люциус остановил его, подняв руку.
- Нет. Не отказывайся от своих слов. И я вынужден признать, что ты прав. Я действительно думал, что в моем имуществе больше ценного, чем в двух людях, которые иногда значат для меня больше, чем любой сундук с драгоценностями.
Драко осторожно сделал еще глоток и уставился на свои колени. Люциус с нежностью смотрел на золотистую шевелюру непослушного сына.
- Я совершал ошибки, Драко. Ужасные, болезненные ошибки. Я оказал тебе и твоей матери действительно плохую услугу, последовав учению того, кто был ослеплен ненормальной ненавистью не только к маглам, но и еще кое к кому.
- Дамблдору.
- Дамблдор. Хоть я и не вполне разделяю его…радикальные методы обучения, теперь я действительно понимаю, что его усилия в объединении детей волшебников преследовали самые благие цели. Та нехватка единства - то, что действительно разделило нас сначала в Хогвартсе, позже в нашей взрослой жизни. Волан-де-Морт использовал это отсутствие единства, чтобы отомстить Дамблдору и позже - Гарри Поттеру.
Драко вздохнул. Он ненавидел такие разговоры, ненавидел, когда его отец признавал, что, возможно, только возможно, он все эти годы был неправ. Это заставляло Драко лицом к лицу встречаться с пугающими и неприятными вопросами о его собственном поведении. Воспоминание о слезах Гермионы, морях слез с того момента, как они впервые померялись силами на втором курсе, заставило его в гневе заскрежетать зубами. Это была злость на самого себя за то, что вызвал их, злость на нее за то, что так долго терпела и за то, что была выше его недостойных и пошлых выходок.
Люциус внимательно наблюдал за Драко и мягко улыбнулся. Эта девочка, эта хорошенькая маленькая маглорожденная волшебница была определенно то, что надо, несмотря на заявления Драко, что это должен быть брак исключительно физических отношений. Притяжение между ними было осязаемо и красноречиво, и Люциус подозревал, что так было всегда. А сейчас это стало даже опасным, учитывая столь явную неприязнь Гермионы и столь горячее желание Драко. Его сын едва был в состоянии оторвать от неё взгляд с той самой минуты, как она вошла в дом.
Не будучи ни в чем уверенным, только беседуя с девушкой, Люциус был приятно удивлен, видя, что она действительно прекрасна и добра. И ему очень не понравилась неуклюжая попытка Драко соблазнить ее. Она выдержала его последнее заявление с честью, но Люциус заметил в ее глазах злые слезы и увел Драко для серьезного разговора.
- Желать ее - естественно, Драко. У нее есть исключительное ... очарование молодой женщины, - заметил Люциус, потягивая виски из стакана.
На миллисекунду ревность вспыхнула в глазах Драко, и Люциус чуть не рассмеялся.
- Она хороша, я полагаю. У нее отличная грудь. - Драко внезапно улыбнулся.
Люциус скрыл вырывающийся смешок тыльной стороной руки.
- Действительно. Попка тоже заслуживает внимания.
Настроение Драко снова поменялось.
- Ты смотрел на ее задницу? – огрызнулся он.
- Только из чистого любопытства. Я не часто вижу ведьм в магловской одежде, - вежливо ответил он.
Горящие глаза Драко сузились. - Она моя.
- Конечно. - Люциус поставил стакан на маленький стол между стульями и наклонился вперед. - Тогда позволь мне дать тебе один совет, Драко. Веди себя с ней хорошо, и она станет твоей навсегда. Будешь плохо с ней обращаться - она может сделать оставшуюся часть твоей жизни несчастной. И ты не получишь никакой поддержки от меня.
- Я сделал ошибку, отец? – прошептал Драко, смутившись, и уставился на руки, в которых он все еще сжимал теперь уже пустой стакан.
Люциус снова сел и улыбнулся.
- Пришло время принять решение. Есть короткий период, в который условия контракта могут быть изменены, итак, если ты хоть немного сомневаешься, хочешь ли видеть ты эту женщину в своей жизни, реши сейчас. Но выбирай мудро, Драко. Не много ведьм вокруг, которые могли бросить тебе вызов, поскольку, я полагаю, она сделает это.
Драко медленно кивнул, затем поднялся, ставя стакан на стол.
- Я приму решение прежде, чем она покинет сегодня дом.
- Пусть будет так.


******************
Гермиона прикрыла рот рукой, молча и удивленно глядя на предмет одежды.
Нарцисса пробежала пальцами по усыпанному драгоценностями шелковому лифу сливочного цвета. – Он прекрасен, не правда ли?
- Я в жизни не видела ничего более красивого, - шагнув вперед, Гермиона коснулась юбки, украшенной бисером. – Должно быть, оно очень дорогое.
- О, да. Мой отец долго бушевал по этому поводу, но с меньшим не смирился бы. И взгляд Люциуса, когда я шла по проходу, был дороже этого, - сказала Нарцисса, с нежностью глядя на свое подвенечное платье. Бесценный предмет одежды содержался в стеклянной кабинке вместе с воздушной, тонкой фатой, также украшенной крошечными, мерцающими драгоценными камнями.
- Ты будешь похожа на принцессу.
Нарцисса улыбнулась, удивленная. Эта девочка нравилась ей всё больше с каждой минутой.
- Каждая женщина должна иметь платье ее мечты, Гермиона. И мы найдем твоё, и поверь мне, когда Драко увидит тебя в нем, тебе не о чем будет волноваться.
Ее намек был абсолютно прозрачен, и Гермиона покраснела. Она думала не о церемонии; перспектива оказаться в кровати Малфоя, в его власти, ужасала ее. Она не собиралась отрицать его привлекательность, которую чувствовала, даже при том, что это было связано с другими, более противоречивыми эмоциями. Тем более ей ничего не было известно о технике. Ее родители были достаточно консервативны, когда пришло время посвящения их дочери в жизненные тайны, и, конечно, Гермиона проводила кучу времени в библиотеке, постигая теорию. Но на практике это вряд ли пригодилось бы.
Она внезапно покраснела, поскольку вспомнила о книге Драко, которую видела во «Флориш и Блоттс». Книга экзотических сексуальных поз. Магическая Кама Сутра. Он купил её? Интригующая мысль. Если да, то он что, ждет, что она…прочтет ее?
Гермиона надеялась, что он купил книгу.
- Я полагаю, дорогая, что мы поедем в Париж за твоим свадебным нарядом. Я знаю отличного дизайнера - ее мать сшила это платье - и я уверена, что она придумает кое-что прекрасное и для тебя, - сказала Нарцисса, и Гермиона улыбнулась.
- Звучит заманчиво, я бы очень этого хотела. - Она повернулась к Нарциссе поскольку та закрыла дверь кабинета и вывела ее из огромного коридора. – У меня действительно есть собственные деньги... мои родители хорошо позаботились обо мне, поэтому я могу заплатить за ...
- Ерунда! Оставь эти деньги себе, Гермиона. Каждая женщина нуждается в собственной заначке, хотя здесь ты будешь достаточно обеспечена. Ведь это включено в брачный контракт? – Гермиона молча кивнула.
- Тогда решено. Мы поедем в Париж как можно скорее и встретимся с Мадам Аннелль. Она будет просто вне себя от радости, когда увидит то, что я предоставлю ей для работы. - Нарцисса хитро улыбнулась. - Если ты не возражаешь против того, что я сказала, дорогая, у тебя действительно впечатляющая фигура.
Гермиона отчаянно покраснела, но не могла сдержать улыбочку.
- Это у меня от мамы.
Нарцисса закусила губу. Не было тайной, что родителей Гермионы убили
Пожиратели Смерти и по счастливой случайности, если это можно было так назвать, в это время Люциус был в Азкабане и не нес ответственности за сей отвратительный акт. Фактически, это убийство, наряду с несколькими другими, вовлекающими сокурсников Драко, наконец, убедили Люциуса в безумии происков Волан-де-Морта. Ее муж почувствовал ветер перемен и, являясь практичным человеком, изменился. Его решение примкнуть к Ордену Феникса преломило ход войны, и Гарри Поттеру потребовалось несколько недель, чтобы победить Темного Лорда раз и навсегда.
Даже волшебники, которые верили Волан-де-Морту, облегченно вздохнули, ведь это был конец, и они могли благополучно возвратиться к нормальной жизни без страха и опасений.
Нежно коснувшись плеча Гермионы, Нарцисса улыбнулась.
- Мы найдем тебе платье, которое понравилось бы вашим родителям, моя дорогая. Не будет невесты красивее тебя.
Гермиона взглянула в светло-голубые глаза Нарциссы и расслабилась впервые с того момента, как вошла в Поместье Малфоев.
- Вот вы где.. Я знал, что мама сходит с ума по шмоткам, но ты, Грейнджер? Я не думал, что ты замечаешь то, о чем не сказано в книгах, - услышав знакомое растягивание слов, Гермиона тревожно напряглась. Нарцисса наградила Драко строгим взглядом, как только он зашел в роскошную спальню родителей и растянулся на широкой, драпированной шелком кровати.
Гермиона глубоко вздохнула, поскольку мать и сын наблюдали за ней. Её интуиция подсказывала ей, что это было своего рода тестом, с различными вариантами ответов. И будь она проклята, если потерпит неудачу. Она уставилась на Драко с кокетливой ухмылкой и была удивлена, когда увидела его немедленную реакцию. Его глаза сузились, и он смотрел на нее с голодной свирепостью. Даже Нарцисса покраснела, увидев жажду в его взгляде.
- Твоя мама любезно продемонстрировала мне кое-что из своей красивой одежды, особенно ее свадебное платье. И, к твоему сведенью, мистер Трепетный Модник, я люблю красивые вещи. - С этими словами она выгнула бровь и позволила себе не спеша проследовать взглядом по его телу Драко ответил тем же, не менее горячо, и Нарцисса развернулась, держа в руках бутылки и зелья, которыми гордилась.
- Не все то золото что блестит, Грейнджер, - сказал Драко, забыв о присутствии матери.
Гермиона сделала вид, что размышляет над этим.
- Возможно. Так же, как красота может быть найдена в самых простых вещах.
Он снисходительно улыбнулся.
- К счастью, это не то, о чем мужчины Малфой должны волноваться. - Нарцисса заметила Нарцисса.
Гермиона вспыхнула от его слов. Он что, действительно считает ее привлекательной? Даже красивой? Все те годы обидных замечаний о ее внешности было трудно забыть, но теперь он смотрел на нее оценивающе, и под его взглядом ей хотелось выглядеть лучше.
В то время как они уставились друг друга, пожирая друг друга глазами, Нарцисса выскользнула из комнаты и пошла вниз, в холл. Навстречу ей по лестнице поднимался Люциус. Нежно улыбаясь, она растаяла в его объятьях.
- К чему бы это, дорогая? – пробормотал он ей в губы.
- Это всё необузданные молодые гормоны ... если бы я могла бы разлить их по бутылкам для любовного зелья, я стала бы богачкой, - засмеялась она.
- Ты уже богата, непослушная распутница. Тебе все еще мало? – Люциус внезапно нахмурился. - Ты оставила их в нашей комнате? Мы можем лишиться кровати.
Нарцисса взяла его за руку и сладко улыбнулась.
- О, не волнуйся. Гермиона еще не готова к этому.
Он пораженно поднял брови.
- Вы это обсуждали?
- Нет, конечно нет! Это интуиция. Я думаю, что сначала она захочет заставить его немного пострадать. Она весьма романтична, - сказала Нарцисса, они развернулись и начали спускаться вниз по лестнице.
- Кто - то же должен заставить маленького мерзавца пострадать. Он слишком дерзок, это будет ему полезно.
- Хорошо, я думаю, Драко примет вызов.



*********************
- Роскошь тебе к лицу, Грейнджер.
Гермиона подозрительно нахмурилась.
- Что ты имеешь в виду?
Драко сидел, развалившись, светло-голубая рубашка обтягивала его грудь. Щеки Гермионы заалели.
- Я думаю, ты нравишься моим родителям больше, чем я.
Она ухмыльнулась.
- Наконец-то они увидели, какой ты идиот? Я рада, что могу быть полезна.
- О, ты будешь полезна, Грейнджер. Скоро, - хитро пообещал он.
Гермиона громко засмеялась.
- Неужели? Хорошо, я могу обещать тебе кое-что, мистер Малфой. У тебя есть три месяца ожиданий, так что на твоем месте я бы повторно познакомилась с моей рукой. - С удовлетворенной улыбкой, она развернулась и пошла к двери, которую Нарцисса закрыла за собой. Она не слышала шаги Драко на шикарном ковре, пока он не оказался в нескольких дюймах от ее спины.
Она застыла возле двери, затаив дыхание. Шаря пальцами по грубому дубовому косяку, Гермиона пыталась отыскать ручку, но Драко прижал ее к двери, навалившись всем телом. Его дыхание обжигало ее щеку, и она задрожала, взволновавшись не на шутку.
Драко обхватил руками ее бедра и прижался к ней так, что она остро почувствовала его эрекцию, и он проклял надетую на ней шерстяную юбку, несмотря на то, что та замечательно обрисовывала и подчеркивала прелести Гермионы.
- Если ты думаешь, что я собираюсь ждать три месяца, чтобы отыметь тебя, Грейнджер, ты чокнутая, - прорычал он ей в ухо.
Гермиона попыталась протиснуться мимо него, при этом еще теснее прижавшись пышной попкой к его твердости, и получила в награду сдавленный стон. Рука Драко скользнула выше по животу и проникла под розовый свитер, приподнимая его. Это первое ощущение от прикосновения его пальцев к ее коже было отвратительно; на ее пылающей плоти они казались ледяными, и каждое легкое касание чувствовалось как шипящее клеймо.
Гермиона склонила голову в сторону, обнажая шею, и Драко припал ртом к ее плечу. Он не целовал ее, просто потер губами по гладкой, теплой поверхности. Гермиона не могла сдержать непроизвольный тихий стон и кожей почувствовала, что он торжествующе улыбнулся.
- Драко.
Она развернулась в его объятиях, отодвигаясь к двери, в то время как он притягивал ее ближе. Гермиона машинально уперлась руками ему в грудь, чувствуя, как колотится его сердце и пылает тело. Потрясающие ощущения; его мускулы напряглись под ее пальцами, когда она погладила ткань его рубашки. Гермиона подняла голову и утонула в его голодных серых глазах. Она не была уверена, что сможет ответить на его столь явное желание, но если она собирается заполучить его любовь, то ей придется постараться.
- Драко, дай мне пройти. - Она хорошенько толкнула его в грудь.
- Ты не хочешь меня. - Казалось, он был ужасно этим удивлен.
Гермиона, решившая вступать в эти отношения с полной честностью, медленно кивнула.
- Нет, я действительно не хочу. Прямо сейчас. Честно, твои прикосновения - лучшее из того, что я когда-либо чувствовала. Но у меня есть своя причина.
Драко, потрясенный ее искренностью, отступил, наградив ее хмурым скептическим взглядом. - И это…? Что же это?
- Ну, - начала она, чувствуя, как горячий румянец заливает ее щеки, - я девственница.
В его сомневающихся глазах вспыхнула такая жажда, что Гермиона почувствовала себя как на сковородке.
- Неужели? Прости меня, Грейнджер, но я думал… что я не буду у тебя первым.
Она улыбнулась.
-Ты будешь им. Но я хочу дождаться нашей первой брачной ночи. Все равно нам придется сделать это в течение сорока восьми часов, так почему бы нам заодно не заставить это что-то значить. Что-то особенное.
Несмотря на свой голод и неистовое возбуждение, Драко был еще и азартным игроком, и поэтому не мог не согласиться. Он неохотно отошел от нее.
- Хорошо. Я ведь не совсем бесчувственный мерзавец. Я могу понять, как это было бы ... важно. - Он со стоном отвернулся, едва способный смотреть на девушку, находящуюся не в его руках.
Гермиона шагнула вперед и прижалась к Драко сзади, ее грудь терлась об его спину, одна рука легла на бедро. Он дрожал.
- После этого, Драко, я твоя. Сделаешь то, что хочешь. И если я правильно припоминаю, ты владеешь определенной книгой, которая могла бы… вдохновить тебя.
Она поцеловала его спину и провела пальцами по бедру, прежде чем отдалиться. Драко слышал, как открылась дверь спальни, затем закрылась, но все же он тихо стоял там со сжатыми кулаками, сдерживая себя, чтобы не последовать за ней вниз в зал и не трахнуть ее там же на лестнице на виду у родителей и эльфов.
Самодовольная усмешка изогнула его губы. Итак, Гермиона Грейнджер была не только девственницей, но и его девственницей, и она почти обещала ему свободу действий по ее телу во время их брачной ночи и каждую ночь после этого. Он и не предполагал, что она изъявит такое желание разделить с ним постель, и мысль о том, что она так нетерпелива, была действительно восхитительной.
Конечно, он должен быть великолепен. Он покажет ей такую ночь, которую она не забудет до конца дней своих.
Krasotka
10.6.2006, 15:36 · Re: Один галлеон в приданое
Нет аватара
Продолжение следует... angel.gif
Krasotka
10.6.2006, 15:45 · Re: Один галлеон в приданое
Нет аватара
Один галлеон в приданое.      в работе   
Title: A Dowry of a Single Galleon Author: Krissy Pairing(s): Draco/Hermione; Lucius/Narcissa
- Я совершенно не намерена выходить замуж за этого… этого… хорька! – воскликнула она, уничтожающе косясь на Драко. Тот покраснел и открыл было рот, но отцовская ладонь на плече остановила его.
    Персонажи: Драко М., Гермиона Г., Нарцисса Малфой, Люциус Малфой
    Драма || R || Глав: 4 ||   
    Источник: http://colouredgrey.contraveritas.com/v … hp?sid=273
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 6.12.2016, 8:49
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика