Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



 
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Выдающиеся личности

Natik
23.5.2013, 9:41 · Выдающиеся личности.
Нет аватара
Генрих Шлиман (1822 -1890) был родом из немецкой земли Мекленбург (деревня Фюрстенберг у города Нёйбуков). Рядом с кладбищем был холм, в котором, по поверью, была зарыта золотая колыбель. Когда в семье кончались деньги, мекленбуржцы говорили, что нужно откопать колыбель. То же самое советовали Шлиман и 5 его братьев и сестер своему отцу – протестантскому пастору Эрнсту Шлиману. Род Шлиманов уходит своими корнями в 16 век. Пастор был известен землякам любовью к Гомеру и к рюмке. Но, даже будучи навеселе, он твердо помнил содержание гомеровских поэм и пересказывал их детям: как ахейцы из Греции воевали с троянцами из Анатолии, как Парис украл у Менелая жену - Елену Прекрасную и чем это закончилось – 10-летней осадой и войной под Троей. Для семьи Шлиманов герои поэм Гомера были почти как дальние родственники, их постоянно вспоминали и приводили в пример. На Рождество 7-летний Генрих получил в подарок иллюстрированную гравюрами «Всемирную историю для детей» Жеррера. Ребенок сравнивал свои впечатления с рисунками в книге, не в силах понять – как это художник нарисовал Скейские ворота только что, а Троя пала уже давно. Отец пытался объяснить ему суть художественного вымысла и фантазии: как выглядели Скейские ворота, построенные Посейдоном и Аполлоном, уже никто не знает. Генрих убежденно заявил, что ворота и стены были мощными и остатки их должны были сохраниться в земле – он вырастет и откопает их! Это заявление пастора не удивило: Генрих всегда хочет что-то откопать – мекленбургскую колыбель, Трою или сокровища рыцаря Геннинга фон Гольштейна в близлежащем замке Анкерсхаген. И в 10 лет Генрих не забыл о Трое – он подарил отцу выполненный им прозаический пересказ поэм Гомера на немецком языке. Пастор учил его латыни и в школу Генрих ходил с большим желанием узнавать что-то новое.
+ Открыть Открыть текст

Но вскоре в семью пришла беда, заставившая ребенка надолго забыть о своих мечтах: умерла мать, пастор окончательно запил и лишился работы, оставив 6 детей без куска хлеба. Они были вынуждены сами заботиться о хлебе насущном. Генрих ещё пытался ходить в школу, даже когда ему пришлось переселиться к дяде, в другой городок. Но в 12 лет ему пришлось оставить школу и пойти работать в бакалейную лавку приказчиком. За гроши он надрывался с 5 утра до 11 вечера, подметая лавку, продавая молоко, соль, селедку и картошку. Он забыл латынь и все, чему его учили в школе за эти 5,5 лет рабства. Неизвестно, как бы сложилась его дальнейшая жизнь, если бы в лавку однажды не зашел мельник Нидергоф. Как и Эрнст Шлиман, он тоже в прошлом был пастором, но из-за пьянства потерял приход. Мельник был навеселе и громким голосом стал что-то декламировать на непонятном языке – это потом Шлиман узнал о гекзаметре и впервые услышал музыку греческого языка, оригинального языка, на котором Гомер сочинял свои поэмы. Греческий настолько заворожил юношу, что он стал покупать мельнику шнапс на свои деньги, стакан за стаканом, чтобы тот не переставал декламировать. Очарование встречи прервал хозяин лавки, выставив прочь совершенно пьяного чтеца. С тех пор для Генриха Шлимана высшим счастьем казалось знание древнегреческого языка. Он вновь вспомнил о поэмах Гомера и решил выучить наизусть обе его поэмы хотя бы на немецком языке. Со сверстниками он мог говорить только о Гомере, но не смеялась над ним лишь Минна Мейнеке – дочь соседа-фермера. Они встречались вблизи замка с сокровищами, и Генрих рассказывал ей, как он мечтает откопать их и на вырученные деньги поехать искать Трою. Они объяснились в любви и обещали ждать друг друга.

В 1841 году Генрих Шлиман уезжает на заработки в торговый город Гамбург, но и там он вновь вынужден работать приказчиком в лавке. Поднимая бочку с сельдью, он надорвался, и у него шла горлом кровь. Врачи рекомендовали дышать морским воздухом, и юноша нанялся юнгой на парусник «Доротея», идущий в Венесуэлу. Но на 14-й день судно разбилось, и спаслись лишь 8 моряков. В их числе был Шлиман – спустя 9 часов шлюпку выбросило на голландский берег. В госпитале Амстердама ему пришлось задуматься о жизни – нужны были языки для преуспевания в ней. Из госпиталя он вышел, умея сносно объясниться по-голландски и составив план своей жизни. По рекомендации друга семьи Шлимана взяли рассыльным в контору судовладельца Шрёдера, предоставив жильё на чердаке. Половину своего заработка Шлиман твердо решил тратить на самообразование, ибо у него не было возможности окончить школу, и он вознамерился учиться по книгам. Он покупал самоучители и художественные произведения в оригинале с подстрочникам – по собственной методике он учил язык без синтаксиса и грамматики, заучивая тексты. Но через 6 недель он бегло говорил и писал на незнакомом языке. За год он выучил ещё ряд языков и объяснялся на голландском и английском, французском и итальянском, испанском и португальском, а ещё через полтора года знал их в совершенстве. Он укрепил память и развил мышление, приучив себя думать на том или ином языке. У него была прекрасная память и на цифры, и на деловые подробности.

Генриху Шлиману не исполнилось и 22 лет, а он уже владел 7-ю языками, уча их по ночам и днем, не отрываясь от работы. Он зашел к судовладельцу и попросил место бухгалтера на всех доступных ему языках. На новом месте работы Шлиман проявил природную смекалку и бойкость, умея выгодно заключать сделки с клиентами на их языке, в разных странах. Он умел отличать ямайский сахар от кубинского. Вскоре Шрёдер сменил табличку - благодаря новому эксперту-товароведу фирма стала называться «Шрёдер и Компания». Карьера Шлимана состоялась – он стал торговым агентом со всеми полномочиями. В 1844 году Шлиман купил словарь, грамматику и перевод Василия Тредиаковского фрагмента из гомеровской «Одиссеи» - «Телемахиду». Так в его активе оказался и русский язык, на котором никто в Амстердаме не говорил. Через 6 недель он бойко объяснялся с купцами из Петербурга, а потому Шредер направил 24-летнего торгпреда в Россию, разрешив торговать под собственной вывеской.

За короткий срок Шлиман сколотил состояние и написал Минне письмо с предложением руки и сердца. Она недолго ждала возлюбленного и давно вышла замуж. Для Шлимана это было жестоким ударом - у него оказалась душа романтика. Он с головой ушел в работу и даже не справлял праздников и не знал развлечений, даже когда заработал свой первый миллион. Он полюбил Россию, принял русское подданство, записался в купцы 2-й гильдии. Был к 24 годам невысок, неуклюж и имел скованную манеру общения. Но жажда к познанию разгоралась в нем год от года. Вел он обширную переписку и днями не отходил от конторки. За всю жизнь он написал более 10 000 писем, оставил 18 дневников, где день за днем протоколировал свою жизнь – приучил контролировать себя. Шлиман инвестировал производство российской бумаги и при Николае Первом поставлял типографское оборудование. Немало он помог России в военном снабжении. Он продолжал выезжать в Лондон, Париж и Берлин для заключения торговых сделок. К имеющимся языкам добавились норвежский, датский и чешский.

Шлиману шел 26-й год. Младший брат писал из Калифорнии, что нашли золото, что он разбогател, но заболел тифом. И Шлиман уезжает в Америку, открывая банк и скупая золото. За 9 месяцев он заработал 400 000 долларов по эквиваленту той эпохи это громадная сумма. Удачливого коммерсанта из России принимал даже американский президент Миллард Филмор – беседа длилась полтора часа. Много нового тогда узнал американец о Гомере и Трое. Автоматически все, кто находился в Калифорнии на момент принятия закона о новом штате, получили американское гражданство. Шлиман не придал этому особого значения, собираясь возвращаться на родину. Но в Америке он заболел малярией и вновь оказался в больнице, где задумался о жизни: уже удвоен капитал и принято решение жениться. Ему было 30 лет, а дочери адвоката Екатерине Петровне Лыжиной – 24 года, она получила неплохое образование и могла стать прекрасной подругой в путешествиях по свету, принимая участие в раскопках. 12 октября 1852 года они обвенчались в церкви и поселились на Почтамтской улице. Екатерина уговорила мужа выйти из 1-й гильдии купцов-миллионеров (ей было зазорно носить прозвание «купчихи»). Он получил «почетное гражданство» города и звание «русского потомственного гражданина», чем очень гордился. У них родилось трое детей, которых он горячо любил и всегда заботился об их воспитании и образовании. Наташа умерла в 10 лет, Сергей дожил до глубокой старости, но после революции умер в нищете, а Надежда Генриховна вышла замуж за геолога Николая Ивановича Андрусова. Их многочисленное потомство после революции расселилось в 50-ти странах, и ныне Галина Дмитриевна Андрусова-Влчекова и Нина Дмитриевна Андрусова живут в Словакии, Анатоль Афанасьев и Патрик Андрусов – во Франции. Они гордятся своим знаменитым предком из России.

Екатерина Шлиман не одобряла страсти мужа к поездкам по миру, и он стал служить судьей в торговом суде Санкт-Петербурга, а затем был назначен директором Императорского Государственного банка.

Не забывая о благополучии семьи, Генрих Шлиман продолжал заниматься изучением языков: в 1854 году он освоил шведский и польский, но впереди были языки Востока… Перед древнегреческим он испытывал страх – опасался, что ради его изучения придется забросить дела, а между тем Шлиман поставил себе ещё одну задачу – получить высшее образование в университете Сорбонны. Он хотел свободно заниматься науками и получить квалификацию археолога-профессионала.

В 1856 году Шлиман записывает в свой лингвистический арсенал новогреческий и ещё 3 месяца учит древнегреческий, читая, наконец, Гомера в подлиннике.

Шлиман отправляется в кругосветное путешествие: Каир, Иерусалим, Иордания и Мекка (он уже в костюме араба и говорит по-арабски почти без акцента, а между тем иноземцев, проникнувших в эти страны, ожидала верная смерть). Ещё Шлиман стал писать египетскими иероглифами, благо Франсуа Шампольон недавно их дешифровал. В Палестине и Сирии Шлиман читал греко-латинские рукописи в монастырях и вел дневник на языке той страны, в которой в данный момент находился.

В 1863 году по возвращении в Россию он записывает в дневнике: «Небо чудесным образом благословило мои торговые дела и …я увидел себя владельцем такого состояния, о котором не отваживался мечтать в самых честолюбивых своих замыслах… В силу этого я отошел от торговли, решив целиком посвятить себя научным занятиям, которые всегда меня чрезмерно привлекали…»

Шлиман 5 месяцев упрашивает жену поехать с ним в Грецию, заговаривает и о Сорбонне, но она отказывается покидать Россию и Шлиман один уезжает в Индию и на Цейлон, в Сингапур, Китай и Никарагуа. Он учит санскрит и пишет книгу о путешествиях на французском языке, намереваясь владеть им в совершенстве при поступлении в университет. В 1866 году он поступает в Сорбонну на археологию и параллельно в лондонском университете совершенствует свой древнегреческий.

В России выпускник Сорбонны вновь уговаривает семью выехать за границу, но после решительного отказа Екатерины Генрих Шлиман вынужден подать на развод, ставший для него непростым решением. Детей он очень любит, и семья для него – смысл бытия. Делом Шлимана стал заниматься сам Александр Второй, не простивший будущему археологу двойного гражданства в Америке. В дальнейшем правительство России регулярно отказывало Шлиману в возвращении к детям или свидании с ними, хотя ничем им не помогло (Екатерина умерла в дорожной карете от сердечного приступа в 1868 году). Но впоследствии Генрих Шлиман обеспечивал регулярную материальную поддержку детям и вел с ними долгие письменные беседы.

По окончании университета Шлиман решает поехать на родину Одиссея – остров Итаку. Для «его» Гомера это было первое испытание на реальность картины описанного, и Шлиман весьма волновался. Он на коленях поцеловал греческую землю, выходя на берег и уподобляясь невольно скитальцу Одиссею, вернувшемуся после долгих скитаний из-под Трои домой. Тогда он писал, что каждый холм и ручей напоминали ему о Гомере, и единым прыжком он перескочил в своем воображении через сотни поколений, очутившись в сверкающем веке греческого величия. Потрясением для Шлимана было известие о том, что жену кузнеца, в доме которого он остановился, зовут Пенелопа, а детей - Одиссей и Телемак. Это был благоприятный знак, видно кузнец тоже любил Гомера. На городской площади Шлиман читал вслух 23-ю песнь «Одиссеи» с таким пафосом, что греки, не понимавшие древнегреческого, все равно плакали от умиления.

Шлиман разузнал, где некогда стоял дворец царя Одиссея и начал предварительные раскопки, не дожидаясь разрешения правительства. Он нашел жертвенный нож, бытовую мелочь и скелет, которому обрадовался, как родному. На вершине горы он любовался руинами дворца, видел грот, где, по описанию Гомера, обитали нимфы, а найденные им урны и пеплом вблизи дворца, казались прахом Одиссея и его верной Пенелопы. Даже когда местный пес бросился на археолога, тот сел на землю так, как это сделал Одиссей в аналогичной ситуации, переодевшись нищим у свинопаса Евмея. На Итаке удивительным образом слились воедино реальность и сказания. Шлиман вживался в образ Одиссея подобно актеру театра.

Из Итаки он уехал на полуостров Пелопоннес, чтобы увидеть мощные «крепкостенные» сооружения Тиринфа, отвечавшие характеристике, данной им Гомером. Шлиман уже примеривался, где и как он будет закладывать раскоп в поисках следов эпохи мудрого царя Нестора. В Микенах, откуда родом был предводитель ахейской армии – царь Агамемнон – Шлиман увидел за городскими стенами куполообразную гробницу, названную им первоначально «сокровищницей Атрея» (отца царя). Где-то поблизости должны быть похоронены цареубийцы – Эгист и царица Клитемнестра, а за микенской стеной нужно искать гробницу самого главнокомандующего и его верных соратников. Должно быть где-то и погребение вещей , дочери Приама Кассандры, привезенной сюда рабыней.

Предисловие к новой книге «Итака» датировалось 31 декабря 1868 года. В нем Шлиман объявлял о своей цели, о результатах пробных археологических изысканий, о своих наблюдениях местности, о трофеях. Он анализировал античные данные о местонахождении Трои Геродота, Страбона, Арриана и Плутарха. Римский полководец Цезарь и император Август в начале нашей эры уже восстанавливали город на прежнем месте. Новый Илион следовало искать у турецкой деревни Бунарбаши. Шлиман вспоминал, как пересек Дарданеллы и вступил на троянскую равнину: «Сознаюсь, я с трудом справился с охватившим меня волнением, когда увидел прямо перед собой огромную равнину, какой она часто являлась мне в грезах и сновидениях». Но от моря до деревни было 3 часа ходу, а герои Гомера по нескольку раз в день сходили с кораблей, направляясь в город. В крепости было 60 ворот, и все они не могли уместиться на небольшом холме Бунарбаши. Источников оказалось не 2 (холодный и горячий), а 34 и все одинаковой температуры (Шлиман-немец дотошно все их измерил термометром). Ахейцы слышали звуки флейт, доносившиеся из Трои. Гектор, преследуемый Ахиллом, трижды обежал вокруг города, между тем местность в этом районе была настолько изрезанной утесами и оврагами, что приходилось передвигаться на четвереньках. Цитируя описание города со 2-й по 7-ю песнь, Шлиман с часами в руках восстанавливал ход сражения, ища холм-прикрытие для осажденных и мыс с бухтой для кораблей ахейцев. Но не было никаких следов, даже черепков и район не подходил для тщательных изысканий на предмет местонахождения Трои.

"Потеряв" в эпоху XVI-XVII веков "античную Трою", историки 18 века начали заново ее искать. Происходило это так. Археолог Элли Криш, автор книги "Сокровища Трои и их история", сообщает: "После того, как по поручению французского посланника в Константинополе некий француз, Шуазель-Гуфье, совершил ряд экспедиций в северно-западную Анатолию (1785) и опубликовал описание этой местности, вновь вспыхнула дискуссия о том, где именно была расположена Троя. По представлению француза, город Приама должен был находиться возле Бунарбаши, примерно в десяти километрах в сторону материка от холма Гиссарлык; последний был обозначен на карте, составленной Шуазелем-Гуфье, как местонахождение руин. Так что гипотеза, будто некие руины около Гиссарлыка это и есть "античная Троя", была высказана задолго до Г. Шлимана французом Шуазелем-Гуфье. Кроме того, еще "в 1822 году МакЛарен... утверждал, что холм Гиссарлык - это и есть древняя Троя... Исходя из этого, англичанин и одновременно американский консул Фрэнк Калверт, чья семья жила у Дарданелл, попытался убедить сэра Чарльза Ньютона, директора греко-римской коллекции Британского музея в Лондоне, организовать в 1863 году экспедицию для раскопки руин на холме Гиссарлык". Сам Г. Шлиман писал следующее. "После того как я дважды осмотрел всю территорию, я полностью согласился с Калвертом, что плоскогорье, венчающее холм Гиссарлык, и есть место, на коем была расположена древняя Троя". Таким образом, - пишет Элли Криш, - Шлиман прямо ссылается здесь на Фрэнка Калверта. Шлиману же выпало на долю раскопать этот холм и найти реальные доказательства существования города. Почему "гомеровскую Трою" начали искать именно в этом районе? Дело по-видимому в том, что еще сохранялась смутная память о расположении Трои где-то "в районе пролива Босфор". Но прямо указать на босфорский Новый Рим, то есть на Константинополь, историки XVIII века не могли. Поскольку о том, что Константинополь это и есть "античная" Троя, было уже прочно забыто. Более того, скалигеровская история еще в XVII веке вообще "запретила" даже думать о том, что Стамбул - это и есть "Троя Гомера". Однако оставались всевозможные косвенные средневековые свидетельства (счастливо избежавшие уничтожения), упорно наводящие на мысль, что "античная Троя где-то здесь, около Босфора". Поэтому историки и энтузиасты стали искать "потерянную Трою" в общем-то, недалеко от Стамбула.

Американский консул Фрэнк Калверт пожелал сам вести раскопки Трои, купив полхолма в Гиссарлыке, но ему не хватило шлимановской воли к победе и капитала. Поэтому консул уступил Шлиману место, поделившись информацией о том, что ещё 6 лет назад один австриец – фон Ган - уже заложил раскоп именно у этого холма, руководствуясь одному ему ведомыми соображениями. Тем не менее, Шлиман пренебрег землей Калверта и, несмотря на отсутствие разрешения-фирмана от султана, начал копать в одному ему ведомом месте. Турецкие проводники и деревенские дети немало дивились Шлиману – они тогда наслушались стихов Гомера. Звучный гекзаметр завораживал их, как когда-то 12-летнего приказчика в мекленбургской лавке. Но Генриха Шлимана все принимали одинаково восторженно, заражаясь обаянием его натуры, увлеченностью своим делом, умением рассказывать. При этом никто не понимал по-гречески, так как Шлиман, пояснял сказанное стихами из поэмы. Он умел учить – ему случалось в университете читать лекции перед различной аудиторией – по географии и ювелирному искусству, бухгалтерии и фольклору, топографии, горному делу и прочим наукам. Шлиман вернулся в Афины с находкой времен эллинизма – квадригой с Аполлоном – он поставил мраморную плиту у себя в саду и немало ею гордился, несмотря на явно негомеровское происхождение.

Приехав в Афины подыскать себе дом для постоянного местожительства в 1869 году, Шлиман стал писать новую книгу «Итака, Пелопоннес и Троя», готовя мир к сенсации. Попутно он написал своему другу - греческому архиепископу Вимпосу – просил его помочь подыскать невесту из бедной семьи, но красавицу с классическими чертами лица, способную преданного и глубоко любить и быть верным соратникам в раскопках, желательно знатока древнегреческой культуры. Архиепископ прислал 47-летнему Шлиману фотографию своей 16-летней племянницы Софьи Энгастроменос. Генрих влюбился с первого взгляда, почувствовав родство душ, но решил не поддаваться порывам сердца и при первом свидании учинил допрос (она должна была цитировать наизусть отрывки из Гомера, помнить – в каком году римский император Адриан посетил Афины и т.д.). Софья смогла ответить на все вопросы, и в т.ч. на последний – почему она согласилась выйти за него замуж? «Родители сказали мне, что Вы очень богаты», - последовал бесхитростный ответ, и жених пулей вылетел из комнаты. Одумавшись, он вернулся и извинился перед ней. Вскоре он убедился в том, что ему несказанно повезло: у жены был прекрасный характер, она стала ему верной соратницей и родила двоих детей – Андромаху и Агамемнона. Позже он говорил, что хотел бы выбрать для неё другое имя – Ифигения или Елена. Они общались на самом прекрасном в мире языке до тех пор, пока Шлиман не узнал, что она не говорит более ни на каком другом. В свадебное путешествие они отправились в Италию и Францию и там-то Шлиман принялся учить жену таким же драконовским методом – он говорил с ней только на французском, пока она не стала понимать его. Как только Софья заговорила на нем, они приехали в Англию, и история повторилась. Шлиман говорил на английском свободно, кипя энергией, оставаясь щедрым и доброжелательным, внимательным и любящим, как истинный мужчина. Дочь Андромаху он будил в 5 утра, и верхом на неоседланных лошадях они мчались к холодному морю купаться. Вокруг Агамемнона заботливый отец ходил с градусником в руках, но спартанское воспитание не оставлял. Сам Шлиман вспоминал, как регулярно массажировал нос сыну, дабы тот имел классический профиль.

В 1870 году в стремлении вести раскопки именно в Гиссарлыке Шлимана поддержали шотландский ученый МакЛарен и немец Эккенбрехер. Рядом находилась гора Ида, с которой Зевс наблюдал за ходом сражения. Многое сходилось, если верить гомеровским словам.

Гиссарлык представлял собой овал по форме длиной 200 метров и шириной 150 м. Археолог тщательно проверял параметры будущей крепости на тексте Гомера, ожидая, что Троя Приама будет находиться на глубине, у основания скалы, так как боги строили на пустом месте.

Первый раскоп заложили в апреле 1870 года, но сезон длился недолго, в следующем году тоже копали всего 2 месяца, но в период с 1872 по 1876 годы Шлиман нанял сотню местных землекопов и, невзирая на нехватку питьевой воды и эпидемию малярии, сам трудился дни и ночи напролет, без сна и отдыха. Его не останавливала чиновничья волокита, медлительность властей, бумажная канцелярщина, насмешки ученых в несокрушимой вере Гомеру.

Большую часть холма ещё только предстояло купить у турок, которые пасли там коз, не помышляя о Трое, но запросили за землю неслыханные деньги. Переговоры тянулись годами, но Шлиман уже докопался до основания скалы, жертвуя верхними культурными слоями (как оказалось сейчас, бесценными, и сам он впоследствии в этом каялся). Ему открылся «слоеный пирог» из 7 уровней («горизонтов»), хотя сегодня уже насчитывается 14-ть, включая «нулевую Трою» и «Трою 7а».

Следы пожарища были одной из главных примет приамова города, а второй приметой были Скейские ворота с мощной кладкой, запомнившейся с детства по книжной иллюстрации. Перед ними прощались Гектор с Андромахой, и воин знал, что семья его неминуемо погибнет. В северо-восточной части холма Шлиману посчастливилось откопать нечто подобное воротам, и он был уверен в том, что идет правильным путем. Наверное, он мечтал откопать и деревянного «троянского коня» или хотя бы проржавевшие петли с его дверки.

Шлиман составил примерное описание самой нижней из найденных им Трой: убогий поселок 29-26 веков до н.э.

Жители Трои I строили четырехугольные дома с портиком, открытым во двор (мегаронного типа). Стены домов клали из камней, скрепленных глиняным раствором. «Город» был окружен каменной стеной. В домах найдены большие сосуды или сделанные из глины закрома для хранения припасов. Выращивали пшеницу и ячмень, разводили коров, свиней, овец и коз. Пищу пекли в больших печах или варили в трехногих сосудах. Находки орудий труда сравнительно редки: ножи и вкладыши для серпов, изготовленные из кремня отжимной техникой; просверленные и непросверленные топоры и молоты из других, более мягких пород камня, а также, вероятно, привозные — из нефрита и обсидиана. Боевые топоры и навершия булав тщательно отполированы. Много орудий из кости, в частности шилья и проколки для сшивания кожи. Пряслица и грузила для ткацкого станка свидетельствуют о широко практиковавшемся ткачестве. Уже в Трое I были распространены изделия из настоящей бронзы со стандартной пропорцией меди (90%) и олова (10%). Олово импортировали, так как его нет в Анатолии (по мнению Чайлда, нуждающемуся в подтверждении, олово ввозили из Чехии). Из бронзы делали втульчатые боевые топоры, кинжалы, наконечники копий, ножи, иголки, шилья, пинцеты. Керамика вся изготовлена без гончарного круга. Это черные, темно-серые, коричневые или красные сосуды, украшенные резным, заполненным белой пастой орнаментом. Типичны сосуды с поддоном, трехногие кувшины и горшки. От этой Трои до нас дошли ворота. Недавно немецкий профессор Манфред Корфман обнаружил под поселком «нулевую Трою», датировав её 38 веком до н.э.

«Троя 2» была величественной, с массивной стеной и фрагментами двух широких ворот, датированных 26-23 веками до н.э. Этот город сгорел в 2200 г. до н.э.

Поселение было больше, чем Троя I, но все же занимало площадь только около 1 га. Троя II была окружена мощной каменной стеной с парапетом из сырцового кирпича. В одной части поселения находились небольшие постройки, в другой — комплекс построек дворцового типа. Он состоял из огромного «мегарона» длиной 35 м с центральным круглым очагом. По бокам располагались постройки меньшего размера, состоявшие из двух комнат и портика. Другой подобный комплекс построек находился в восточной части Трои II. Высказано предположение, что Троя была царской крепостью в государстве, в состав которого входили (кроме Троады) равнина Эдремит, Галлипольский полуостров и острова Тенедос, Имброс и Лемнос. Пока это только гипотеза. Период Трои II — время расцвета бронзовой металлургии. Среди находок много бронзового оружия, орудий труда и украшений. Высокого уровня достигло ювелирное искусство, о чем свидетельствуют замечательные украшения из золота и серебра. Встречаются золотые и серебряные сосуды. Шлиман раскопал мостовую-пандус в данном слое.

«Троя 3» по отзывам археолога, была «жалким городишком», который едва насчитывал 3 000 жителей и не походил на великий и славный Илион, который стоило грабить грекам. В Троях третьей, четвертой и шестой было немало домов и улиц. Новые разрушения датированы 1800 г. до н. э. «Троя 6» погибла в 13 веке до н.э. от землетрясения. Это был город на площади в 200 кв. м. с мощными стенами, фрагмент которых длиной 90 м. и шириной 6 м Шлиман тоже обнаружил. Трою Приама Шлиман посчитал найденной в 7-м слое со следами большого пожара, сопровождавшегося разбоем. Как позже выяснилось (ещё при жизни Шлимана), он ошибся на 7 веков и ныне этот слой датирован 19-м веком, а сожгли город, как ни странно, хетты. Троя Приама лежит в слое 7а, и нашел её американец С.-В. Блеген (Бледжен). Как стало ныне известно, настоящая Троя Приама погибла в пожаре, чьи следы датированы между 1260-1184 годами до н.э. Затем в 700 году до н.э. переселенцы с Балкан начали отстраивать город заново, но преуспели в том немного – начался упадок цивилизации. Хозяевами Трои стали соседние лидийцы. В «Трое 8» греки ставят храм в честь богини Афины, а Александр Македонский воздает почести Ахиллу. В середине 6 века до н.э. Троя перешла под власть персов. Освободил её в 334 году лишь Александр Македонский.«Троя 9» стала цветущим городом с величественными постройками, которые посетили императоры Август и Каракалла – уже как Новый Илион.

Начавшаяся франко-прусская война ненадолго прервала раскопки Шлимана, но турецкий султан вскоре прислал ему фирман с разрешением оставить себе только половину из найденного в холме Гиссарлык (а по условиям последнего фирмана – две трети отдать султану). Шлиман этим в немалой степени возмутился, но поскольку находки были просты и незатейливы, долго он не возмущался.

На глубине 4 метров ему встретились руины домов - фундаменты их были сложены из неотесанных камней, а основная часть из кирпича-сырца. Попадались каменные топоры и молоты, ножи и зернотерки, одноцветные глиняные сосуды с женскими лицами и туловами, керамика с высоким и узким горлышком, множество глиняных «граммпластинок» с отверстием посредине. Многое из обнаруженного, имевшего непонятное назначение, Генрих Шлиман даже не стал обнародовать, а упаковал в вазы и оставил по завещанию потомкам, пожелавшим заняться раскопками (внук Пауль Шлиман стал обладателем удивительных вещей, но рано погиб на фронте и вопрос о следах из Атлантиды в Трое ныне остается «тайной за семью печатями»).

Генрих Шлиман мечтал найти не каменное, а бронзовое оружие, каким воевали греки (Гомер утверждал, что доспехи сияли в лучах восходящего солнца), но ему долго не попадались даже медные вещи. Встречные траншеи привели к фундаменту одной из 4-х башен крепостной стены. Затем были открыты ворота, за которыми тянулась широкая мощеная плитами улица и кирпичное помещение на каменном фундаменте, достойное Приама. Всё было покрыто пеплом пожарищ. Это была Троя Приама. Шлиман осознал, что город найден и стал готовиться к консервации его. Сезон заканчивался – у Гиссарлыка было трудно работать: то ледяные ветры и мороз, от которого не спасали печки в домах, то ливни и полчища москитов. Шлиманы ночами очищали кисточками найденные вещи, измеряли и описывали их, зарисовывали и систематизировали.

14 июня утром они последний раз подошли к котловану под мощной стеной приамова дворца. В лучах взошедшего солнца блестело золото: из треснувшего кувшина посыпались цепочки, кольца и ожерелья. Шлиман крикнул рабочим «пайдос», не подумав, что отдых в начале рабочего дня выглядит странно, но Софья им объяснила - он только что вспомнил, что у него день рожденья и он устраивает угощение для всех и выходной день. Зная Шлимана, они ничуть не удивились, а только обрадовались и покинули раскопки. Не привлекая ничьего внимания, Шлиманы увязывали в шаль Софьи золотые украшения и носили их в корзинках из-под овощей домой.

« В то время, как мои люди отдыхали и ели, я большим ножом расчищал сокровище. Это была опасная работа, потому что стена, под которой я находился, в любой момент могла обрушиться. Но вид предметов, представлявших неслыханную ценность для науки, делал меня безразличным к опасности», - писал впоследствии удачливый кладоискатель. 24 ожерелья, 6 браслетов, 600-граммовый кубок-ладья, 400-граммовый флакон, 60 серег, 4 066 брошей, 2 271 перстень, 2 диадемы и 30 цепочек-подвесок с сердечком – всё было из чистого золота, даже не потускневшего в земле за столько тысячелетий. А ещё попались статуэтки, бронзовое оружие, изделия из полудрагоценных камней и слоновой кости. Все вещи были очень искусной выделки их было 8 700 штук (золота же набралось на 3 ящика). Рассматривая и упаковывая их, Шлиман представлял себе, как их касалась Андромаха или Лаодика, а может быть и Гекуба с Еленой Прекрасной. Его ум не оставляла мысль о переливке султаном клада в звонкую монету.

В тот момент для Шлимана не было ничего важнее истории. С какой стати отдавать туркам, которые даже не были исконными жителями этих мест отдавать то, что принадлежало греческой культуре? Ради её величия недавно отдал жизнь лорд Байрон! Её и Шлиман прославляет собственным трудом. С помощью хитрой уловки Шлиманы в овощных корзинках переправили клад из 9074 предметов в Афины. Когда турецкий посол спохватился, и дом в Гиссарлыке был опечатан, клад оказался в недосягаемости. Турецкое правительство метало гром и молнии в адрес контрабандиста. 70 лет назад Афины, будучи под турецким владычеством, просили турков вступиться и прекратить разграбление Парфенона британским лордом Эльджином, широко истолковавшим фирман с разрешением увезти несколько плит с надписями или фигурами. Эльджин на глазах турок разобрал то, что уцелело от Парфенона на детали, и вывез в Лондон 200 ящиков на сумму 74 240 ф. ст. – по тем временам немалая сумма. Но Генрих Шлиман не был обуян жаждой наживы – ему превыше всего была слава Эллады.

Новая книга «Троянские древности» не только увлекательно повествовала о дворце, пожаре и гибели города Приама, но и описывала всё найденное, предъявляя в доказательство 218 фотографий.

Позднее знаток анатолийского искусства Хуберт Шмидт классифицировал найденное Шлиманом, разделив его на 17 кладов. Приамов клад с тех пор обозначается литерой «А», клад же, обнаруженный за полгода до смерти – греческой буквой «альфа» (это ритуальные топоры, глиняная прялка, много сгоревших серебряных вещей – височные кольца, серьги и булавки. Хрустальные линзы, антропоморфные сосуды; при этом Шлиман особо выделял 4 лабриса – ритуальных критских топорика, посвященных Великой Богине – на их венчиках-шишках сохранились следы позолоты).

В кладе «А» есть непонятного назначения золотые стержни с нарезкой и тонкие пластинки с отверстиями, пока не атрибутированные. Лишь из одной троянской амфоры Шлиман извлек 10 000 ювелирных украшений. Он сам собирал бусинки на 24 нити ожерелья, запечатывая их сургучной печатью и фотографируя в старинном уборе свою красавицу жену. Осталось ещё немало бисера, трубочек и непонятных лопастей – возможно элементов головного убора. Специалисты обратили внимание, что среди троянских по стилю украшений встречается немало месопотамских, предположительно шумерских. Все вещи отличались миниатюрностью и изяществом (серьги-корзиночки с фигурками богинь, с розетками, зернью и филигранью – их и сегодня невозможно рассматривать без микроскопа, а как тогда их делали?) Не имеет аналогов золотая ладья или соусник, согнутая из листового золота. Тип её ручек описал Гомер и Шлиман не ошибался, поверив в его детализированные описания действительности.

На золотом шаровидном сосуде для благовоний у самого горлышка был нанесен шумерский зигзагообразный орнамент – знак воды и её божеств. Возможно, самим прорицателям и жрецам принадлежали 7 жезлов с навершиями из горного хрусталя. При коронации использовались затейливые диадемы с подвесками и нагрудная платина на цепочках – пектораль. Её составной частью было ожерелье. Все сооружение состояло из тысячи золотых колечек, планок, листиков, цепочек и статуэток. Диадемы могли укрепляться на высоких головных уборах. Позванивание их укрепляло восприятие и делало речь красноречивой. Четное число указывало на то, что этот головной убор принадлежал царю, нечетное – царице. Когда Леонард Вулли нашел погребение шумерской царицы Шуб-ад с её знаменитыми головными уборами, он даже не подозревал, что троянки тоже носили нечто подобное. Сходной была мода шумеров и троянцев, между тем, как во времени они не встречались.

Пока мир читал вышедшую на трех языках книгу Шлимана, споря и восхищаясь, турки бушевали. Начался суд, Шлимана обвинили в незаконном присвоении их золота и его контрабандном вывозе. Шлиман аргументировано и логично доказывал, что золото греческое, а не турецкое по происхождению, и почтенный возраст находки вкупе с миграцией народов за последние 30 веков позволяют говорить о троянском кладе как о природном месторождении и соответствующих правах на него первооткрывателя. С Шлимана требовали компенсацию в 10 000 франков. Поразмыслив, он сделал широкий жест и заплатил в 5 раз больше, собираясь ещё вернуться и покопать в Трое. После этого турки благословляли каждый его визит в эти места и не особо настаивали на досмотре. Узнав о скептическом отношении многих коллег к открытию Трои, Генрих Шлиман предложил им приехать за его счет в Трою и своими глазами увидеть город Приама. Ехали единицы, и лишь те, кто поддерживал «купца с лопатой» (иначе его академики и не называли, словно забыв о Сорбонне; более того, в печати стали появляться заявления о фальсификации клада – вспомнились калифорнийские операции Шлимана с золотом, занятия коммерцией, увлечение геологией). Журналисты стали исследовать точное пребывание членов семьи в тот день…

Не обращая внимания на газетные склоки, Шлиман предложил клад правительствам России, Англии и Франции, но ответа от них не дождался. Тогда он решил его подарить Греции, но этот дар был отклонен чиновниками. Лишь в 1881 году берлинский музей дал благосклонно понять, что примет коллекцию в Музей этнологии (пока Вальтер Гропиус не построил специальное здание исторического музея в 1892 году).

Взамен от прусского правительства Шлиман получил следующим после канцлера Бисмарка титул «почетного гражданина Берлина». С июня 1945 года 259 предметов (включая «клад Приама») по условиям контрибуции оказался в Москве, а 414 медных, бронзовых и глиняных изделий - в Ленинграде. Но лишь в 1993 году клад был легализован правительством, вынут из запасников, и в пушкинском музее изобразительных искусств на Волхонке состоялась выставка «Сокровища Трои из раскопок Генриха Шлимана».

Тем временем Шлиман привез в 1882 году в Трою молодого археолога Вильгельма Дерпфельда, продолжившего раскопки (и с немалым успехом), а сам пишет свою 7-ю из 10-ти книг – «Троя». Впервые Шлиман не просто освещает свой жизненный путь, но и ставит новую для себя задачу – найти союзников Приама. Об их цивилизациях ещё ничего не знали, а Гомер затрагивал эту интересную тему.

Шлиман заявляет, что троянцы и греки общались между собой и понимали язык друг друга. Они имели сходную культуру, будучи при этом разными по происхождению народами. Культура троянцев сегодня более близка к фракийцам и праславянам, русам, ионийцам и даже хеттам, первыми в литературе отозвавшимся на падение Илиона поэмой «Взятие Вилусы» (от слова Ил, Илион).

В одной из своих последующих лекций Шлиман призвал к изучению не только античного эпоса, но и всей мировой мифологии в сравнении. Он прогнозировал в следующем веке сенсационные находки в этом регионе и не ошибся. Уже при нём Дерпфельд открыл «Трою 6», погибшую в середине 14 века до н.э. от землетрясения. Геофизики Хельмут Беккер и Йорг Фассбиндер провели в 1992 году магнитную разведку южнее троянской цитадели и на глубине 2,5 м. обнаружили сначала вторую, а затем и третью крепостную стену на расстоянии 500 м. Так строили только в Анатолии. В 1995 году медная бляшка с отверстием и «иероглифической» надписью на предположительно лувийском языке, позволила заговорить о троянской письменности.

Лувийское письмо и язык были широко распространены в Троаде и Хеттии. Но именно на хетском языке была написана поэма «О взятии Вилусы» (Трои по-хеттски), которую дешифровал Бедржих Грозный.

В августе 1876 года Генрих Шлиман обозначил на карте 129 городов - союзников и противников Трои. Их назвал ещё Гомер (сегодня разведано уже 90 из списка Шлимана и добавлено ещё 1 480 городов в «Тюбингенский атлас Переднего Востока»). В 7 км. От Трои в 1982 году откопали урны с прахом воинов из Беотии, Фессалии и Аргоса, воевавших с троянцами, а спустя 3 года на Крите были найдены саркофаги с телами ветеранов той битвы. Они были погребены с большим почтением в канопах и гробницах, чьи стены были расписаны фресками и надписями. В могилы положены золотые пряжки-фибулы и бронзовое оружие. Недавно в болгарском Созополе найден фракийский город союзников Трои – Аполлония Понтика с некрополем воинов, крепостью, портом, городскими и деревенскими домами, бронзой и керамикой тех лет.

Генрих Шлиман планировал начать дальнейшие раскопки с города вождя Агамемнона, и вскоре (1874) Микены явили миру Львиные ворота с жертвенным алтарем, торговую площадь с храмами и домами, лавками и мастерскими.

Одобрение раскопок правительством воодушевило археолога, и вскоре стали появляться вазы, статуэтки, ножи и наконечники стрел. Через несколько недель рабочие открыли плиты чьих-то могил. Впоследствии были обнаружены шахты с пятью погребениями. Трудно было определить их принадлежность. Античный историк Павсаний упоминал о погребениях ветеранов троянской войны и Шлиман нашел в итоге 9 гробниц с золотыми масками и украшениями. Описание сокровищ заняло 206 страниц (15 диадем, золотая корона с 36 лепестками, золотые лавровые венки, секиры и лабрисы, кубки, 700 золотых пластинок с осьминогами, грифонами, медузами горгонами и львами, но особенно археолог выделял золотую модель храма).

Останки 19 мужчин, женщин и детей были осыпаны золотом. Погребальные пелены украшались золотой фольгой, на телах лежали дощечки, на лицах маски, а женщин украшали золотые диски в форме пчел и осьминогов. Повсюду были изображения спиралей. Клад намного превосходил приамовы сокровища из-под Трои, не говоря уже о художественном уровне. Шлиман вновь стал национальным героем – неловко было называть его фальсификатором, ибо сокровища сами шли ему в руки, а он дарил их музеям.

Две могилы отличались особым убранством, что дало ему повод назвать погребенных Агамемноном и Атреем. Он опять ошибся в датировке – это был не 12 век, а 16-15 вв. до н.э., а цари были переселенцами с затонувшей в Эгейском море земли Стронгеле.

Микенские греки пришли в этот город в 19 веке до н.э. с востока. Расцвет Микен начался в 17 веке и по достоинству был оценен египтянами, которые торговали с микенцами. По преданию, крепость строил сам Персей. В эпоху Троянской войны Микенами правил Агамемнон, а сама династия вела своё происхождение от царя Даная. Судя по найденной арфе с лебедиными головками, здесь могли жить и представители других народностей, имевших связи с гиперборейцами или венедами. Трехметровые фигуры львов на воротах и блок-перекладина весом в 20 тонн были вознесены на весьма значительную высоту и Львиные ворота продолжают восхищать человечество даже сегодня.

Микены славились богатством – не случайно Гомер называет их «златообильными». Не последнюю роль в этом сыграла эмиграция стронгельских владык перед катастрофой – у них было немало золота, что продемонстрировали раскопки в «гробнице Атрея». Она была построена в 14 веке до н.э.

Сооружение представляет собой толос (римляне смогли выложить подобный купол лишь 16 столетий спустя, в Пантеоне). По величине сооружение не имеет себе равных: скала отполирована и превращена в фасад. Поставлены две зеленых колонны, балки покрыты красным камнем со спиралевидным узором. Чем ближе к потолку, тем легче и миниатюрнее кладка.

В гробницах, найденных Шлиманом, захоронены стронгельские владыки (ванаки), весьма отличавшиеся от микенских греков – усатые и бородатые, с благородными чертами лица. У них были богатые погребальные дары: золотые маски на лицах, рельефы, вооружение и резные шкатулки. Из оружия привлекали внимание длинные мечи, кинжал и пика, не сохранились лишь щиты. У женщин были диадемы на тиарах с лучами и это указывало на высокое общественное положение. От пышных нарядов остались лишь золотые украшения: звездочки, пчелки и осьминоги, много печаток-перстней и сосудов из электрона – ритуальных кратеров и ритонов.

Ориентируясь на стронгельцев, микенцы изменили и свой обычай захоронения в дворцовых шахтах.

У Акрополя сохранились руины Герейона – храма Геры 8 века до н.э. Рядом найден целый бронзовый панцирь довоенного периода! В 15 веке до н.э. у микенцев ещё была письменность, но её ключи, похоже, для современных дешифровщиков потеряны. При этом в 1953 году Вентрис и Чедвик расшифровали Линейное письмо Б, хотя прочесть его они так и не смогли.

Городская стена циклопической кладки протянулась в длину на 3 км, окружив суровый и величавый город. Ахейцы добавили микенским грекам воинственность, а стронгельцы привнесли монументальность. Толос стал украшаться куполом наподобие небесного свода, к сооружению вел коридор-дромос длиной 36 метров, а порталы украшались полуколоннами-пилястрами.

Микены расположены в 2 этажа – верхний (Акрополь) предназначался для знати и жречества, нижний – для всех остальных людей. Дворцы имели в центре мегарон – прямоугольный зал без открытого двора. Они состояли из трех помещений по одной оси – вестибюль с портиком и колоннами, зал с очагом и целла для хранения казны (т.е. по типу храма). Интерьер был роскошен, особенно это продемонстрировали раскопки в Тиринфе: пол с шахматным узором, в его клеточках – осьминоги и рыбки. Стены украшены фресками с грифонами, сфинксами и львами, как в Пилосе. Но микенский фон одноцветный, позы героев неловки, отсутствует пейзажность и налицо диспропорции фигур вкупе с грубоватой манерой исполнения, без стронгельского трепета жизни и чувственности. Окостенение форм заметно и на примере керамики. Микенская керамика испытала воздействие критской и тиринфской, о чем свидетельствуют фрески: те же формы и сюжеты, позы фигур и их прически, колорит, любовь к передаче многоцветных тканей, оттенявших естественную красоту.

Следы микенских греков ученые обнаружили в их колониях на Кипре и Родосе, вблизи берегов Египта.

Итак, Шлиман планировал найти в Микенах следы ахейских греков, но раскопал более раннюю цивилизацию микенский греков (и греками ли были тогдашние жители Микен?).

Далее Шлиман переезжает на родину Геракла – в Тиринф. В 1884 году он раскапывает мегалитический дворец с фресками и керамикой в критском стиле. Поразил воображение суровый коридордромос и легкие изящные фрески на стенах, как, например, «Орфей» (музыкант с голубем). Налицо заметные диспропорции фигур и голубь кажется гигантом, возможно воплощая некое божество. В росписи тиринфян отсутствует пейзажность, присущая критянам – лишь нейтральный одноцветный фон. Неловкие фигуры охотников и воинов кажутся застывшими. Фреска «Тиринфянка» является лишь неумелым подражанием критской «Парижанке» - сохранились профильность фигуры и одежда с прической, но исчезла одухотворенность.

Шлиман мечтает работать на Крите – он знает его богатую мифологию, понимал, насколько благодатны земли острова для археологических изысканий. Он стал торговать подходящий участок земли, но, столкнувшись с откровенным вымогательством со стороны владельца, отступился. Всё же в 1884 году он встретился там с 33-летним археологом Артуром Эвансом из Англии, Шлиман рассказал о потенциальных местах раскопок и благословил на изучение цивилизации, сравнимой ныне с вавилонской. 30-ть лет и всё состояние ушло у Эванса на Крит, но в 1909 он был чествуем как заслуженный первооткрыватель её и стал профессором археологии в Оксфорде и сэром Эвансом, автором трудов о жизни древних критян. В начале 1880-х годов Эванс приезжал к Шлиману в Афины и демонстрировал результаты раскопок на Крите.

Шлиман едва успевал встречать молодых энтузиастов, устремившихся в Трою из Англии, Франции и Германии. Они отдавали дань уважения первооткрывателю, а Шлиман уже возражал им: он открыл не Трою Приама, а более древний город – он сумел признать этот факт. Но слава гонялась за ним по пятам, как и удача: 30 научных обществ пригласили его в свои страны читать лекции. Ростокский университет (в этом городе он делал первые шаги как коммерсант) сделал его почетным доктором наук. Он выступал с докладами, принимал дипломы и медали. Его поддерживали авторитетные ученые, чуждые профессиональной зависти к преуспевающим коллегам. Это знаменитый антрополог и биолог Рудольф Вирхов, увлекающийся античной культурой и назвавший Шлимана провидцем с Божьей искрой и специалистом с неисчерпаемой научной интуицией. Это директор Французской школы в Афинах Эмиль-Луи Бюрнуф, чьё имя говорит само за себя. Все они приезжали в Трою и помогали Шлиману в раскопках 1879 года, когда он писал свою 5-ю книгу.

В защиту Шлимана выступал американский историк Фрэнк Уолстайн, признавая грубость ведения раскопок в Трое, он, тем не менее, объяснял причины, которыми она была вызвана. Поданные Оттоманской империи с 13 века растаскивали по кирпичику древности, пережигая камни на известь для своих лачуг, а правительство не обращало на это никакого внимания. Какого типа вандализм был страшнее? – Шлиману выбирать не приходилось, и он торопился с раскопками.

В 1889 году состоялось событие, которого Шлиман ждал всю жизнь: в Трое состоялась Первая международная научная конференция (вторая – в 1900 году). С 1930 года Трою стали целенаправленно посещать экспедиции со всего мира, споря о датировках и уточняя количество слоёв. С помощью радиоуглеродного анализа Блеген датировал «7а» слой 1230-1284 годами до н.э. По древним данным Фаросской стелы война длилась с 1218 по 1209 годы, а по мнению античного историка Эратосфена – с 1193 по 1184 годы, но Геродот называл дату 1270-1260 годы до н.э. Эта проблема и сейчас не закрыта.
Закончив цикл своих английских лекций, 68-летний Шлиман в декабре 1890 года спешил в Афины на Рождество к своей семье, добираясь морем через Неаполь. Он не прерывал путешествия, несмотря на советы врачей срочно лечить начавшееся воспаление уха. Наскоро пройдя несложную операцию, чтобы добраться до дома, он, тем не менее, на одной из площадей города, уже отмечавшего сочельник, потерял сознание и упал. По своему обыкновению, он был одет весьма скромно, и врачи сочли его нищим по неаполитанским меркам. Они отказались его лечить. При себе он документов не имел, а в сознание так и не приходил. Нашли квитанцию отоларинголога, у которого он был на консультации, и повезли в полицейской карете туда. Врач подтвердил, что это очень известный и богатый ученый, а потому его нужно отвезти в гостиницу. В тот момент там остановился польский писатель Генрик Сенкевич, бывший невольным свидетелем этой истории. Пока Шлимана возили по всему городу – то в госпиталь, то к врачу, то в полицию, то в гостиницу, он скончался от воспаления мозга вдали от своей семьи… Король Греции лично приехал в дом к покойному с лавровым венком. На гроб Шлимана возложили столь чтимые им поэмы Гомера, а в головах поставили бюст древнегреческого аэда. Шлимана похоронили с построенном вдовой мавзолее античного типа. Перед взором бюста Шлимана открывается вид на афинский Акрополь и на Эгейское море, которое он так любил при жизни…


источник:liztancherel.
Natik
23.5.2013, 10:28 · Re: Выдающиеся личности
Нет аватара
Никола Тесла (1856-1943)родился 10 июля 1856 года в селе Смиляны (Хорватия). Ребенок посещал гимназию в Карлштате, хорошо учился, но рос слабым и нерешительным. Уже тогда у него стали проявляться некоторые странности в восприятии окружающей действительности. При взгляде на жемчуг у Теслы случалось некое подобие приступа, персики приводили его к лихорадке. Стоило ему посмотреть на то, как в воду опускают прямоугольные листы бумаги, как во рту появлялся странный привкус.

Отец Николы — Милутин Тесла, сербский православный священник, мечтал о духовной карьере для своего сына. Последний, напротив, испытывал необъяснимую тягу к естественным наукам. Понимая это, отец строго-настрого запретил мальчику поступать в политехнический институт в Граце. Вскоре Никола тяжело заболел. Врачи сообщили отцу, что ребенок может не выжить. Убитый горем Милутин, желая ободрить сына, официально разрешил ему поступить в институт. Некоторое время спустя юный Тесла выздоровел. Вернее, не совсем. После перенесенной болезни у него стали появляться видения, сопровождавшиеся вспышками света.

Позднее Тесла признавался, что благодаря этим видениям он может “сконструировать” любой прибор у себя в голове и там же проверить его работоспособность, не прибегая к каким-либо реальным экспериментам.

В 1878 году Тесла окончил институт в Граце, в 1880 году — Пражский университет. После этого он работал на телеграфе в Будапеште, позднее перебрался в Париж, а из него — в Страсбург. В 1883 году Тесла построил свой первый электродвигатель. Год спустя на талантливого физика обратил внимание Томас Эдисон.

Познакомившись с Эдисоном, молодой серб переехал на работу в США, где и прожил всю оставшуюся жизнь. Примечательно, что когда Тесла сошел с корабля в Нью-Йорке, у него в кармане было только 4 цента, рекомендательное письмо и рисунки летающей машины. С таким “багажом” он обосновался в стране, которая, по его словам, “на целый век обогнала Европу в техническом развитии”.
+ Открыть Открыть текст
Рабочий день Николы длился с 10:30 утра до 5 утра следующего дня. Он трудился, не покладая рук, но отношения с Эдисоном у него, увы, так не сложились. Американец был всего на 9 лет старше Теслы, однако на его счету были такие популярные изобретения, как угольный микрофон, электрическая лампочка и фонограф. Все они работали на постоянном токе, в то время как Тесла видел будущее физики лишь в переменном токе.

Выйдя из команды Эдисона в 1887 году, Никола основал компанию “Тесла Электрик Лайт Компани”. Уже через год к нему пришла слава — миллионер Джордж Вестингхаус (изобретатель гидравлического паровозного тормоза) услышал доклад Теслы в Американском институте инженеров-электриков и сразу же заплатил ему $60000 за патенты на систему передачи и распределения многофазных токов. Позднее эта технология была использована компанией “Вестингхаус Электрик” при постройке гидроэлектростанции на Ниагаре мощностью в 50000 лошадиных сил (в финансировании проекта участвовали богатейшие люди того времени: Морган, Астор, Ротшильд и Вандербильт).



В 1893 году Вестингхаус и Тесла выиграли государственный конкурс (победив компанию General Electric) на монтаж освещения для Всемирной выставки в Чикаго. 1 мая во время торжественного открытия президент Кливленд нажал на кнопку и включил несколько сот тысяч ламп, превративших, по выражению журналистов, “ночь в день”. Следует сказать, что до настоящего времени ни одна частная компания не смогла реализовать осветительный проект подобного масштаба.

Успешная продажа изобретений сделала Николу богатым человеком. Он мог позволить себе всласть поиздеваться над своим завистником Эдисоном, утверждавшим, что переменный ток смертельно опасен для жизни. В 1893 году Тесла устроил настоящее шоу на Всемирной выставке в Чикаго. Стоя на подиуме в центре выставочного зала, он пропустил через себя ток напряжением в два миллиона вольт. По версии Эдисона, от “сумасшедшего серба” не должно было остаться даже пыли. Однако Тесла спокойно улыбался, а в его руке горела лампочка Эдисона, получавшая энергию будто бы из ниоткуда (нечто похожее сделал Медведь в фильме “Ночной Дозор”).

Чуть раньше, в 1891 году, в своей лаборатории в городке Колорадо-Спрингс Тесла сконструировал огромный резонансный трансформатор, позволявший получать высокочастотное напряжение с амплитудой до нескольких миллионов вольт (энергию обеспечивала электростанция компании Эль Пасо). Ученый исходил из гипотезы, согласно которой наша планета является великолепным проводником электричества, и через нее можно передавать энергию на любые расстояния.

Установив на башне лаборатории странный медный шар, Тесла еще раз проверил оборудование и приказал механику по имени Цито запустить установку.



Башня загудела и начала разражаться молниями длиной в несколько десятков метров. Гром был слышен на расстоянии 15 миль. Люди, шедшие по улице, наблюдали искры, скачущие между их ногами и землей. Если кто-нибудь открывал кран, желая напиться воды — он видел ворох ярких искр. Лошади получали шоковые удары через металлические подковы. Наэлектрилизованные бабочки беспомощно кружили в воздухе, светясь синими огнями.



Тесла работал в своей лаборатории 9 месяцев и пришел к выводу, что энергию лучше всего передавать путем “ее отражения от земли и ионосферы”. Ученый вычислил, что необходимая для этого частота составляет около 8 герц. Данная теория была экспериментально подтверждена лишь в 1950 году.



Незадолго до начала Мировой войны Тесла предложил революционный по тем временам способ обнаружения подводных лодок путем “испускания высокочастотных радиоволн под воду с тем, чтобы они отражались от металлических корпусов субмарин”. Но дальше идеи дело не пошло. Радар был “повторно” изобретен англичанами в 1940 году.



В 1931 году неугомонный Тесла продемонстрировал новый феномен. С обыкновенного автомобиля был снят бензиновый двигатель, а вместо него установлен электромотор. Затем Тесла прикрепил под капот небольшую коробочку, из которой торчали два стерженька. Выдвинув их, Тесла сказал: “Теперь у нас есть энергия”. После этого он сел на место водителя, нажал на педаль, и машина поехала. Тесла ездил на ней неделю, развивая скорость до 150 км/час. Никаких батарей или аккумуляторов на машине не было.На вопрос о том, откуда берется энергия, он невозмутимо отвечал: “Из эфира, который нас окружает”. Снова поползли слухи о безумии электротехника. Теслу это рассердило. Он снял с машины таинственную коробочку, навсегда похоронив тайну своего электромобиля.



В 40-х годах 20 века стали поговаривать, что Тесла окончательно свихнулся. Причиной тому послужило заявление ученого о том, что он изобрел “луч смерти”, который передает на расстояние до 400 км такую энергию, которой достаточно для уничтожения 10000 самолетов или армии в миллион человек.



Известно, что отчаявшийся изобретатель рассылал по всему миру предложения сконструировать “супер-оружие”, предполагая установить баланс сил между разными странами и таким образом предотвратить наступление Второй Мировой войны. В списке адресатов были правительства США, Канады, Англии, Франции, Советского Союза и Югославии.



Да, возможно, стареющий изобретатель действительно погрузился в мир иллюзий. Однако, учитывая то, что он никогда не бросал слов на ветер и всегда реализовывал заявленные проекты, можно допустить, что Тесла мог приспособить технологию беспроводной передачи энергии под нужды военных.



Ему присваивали способности ясновидца, утверждая, что Тесла спас жизнь друзьям, уговорив их не садиться на поезд, который в этот же день сошел с рельс. Он жил в относительной бедности, хотя мог бы стать богатейшим человеком на планете. И совершенно очевидно, что если бы современники воспринимали его изобретения всерьез, то вполне вероятно, что мы с вами сейчас жили бы в другом мире — причем словосочетание “другой мир” можно было бы трактовать буквально. Ведь Никола Тесла действительно обогнал свое время и был самым настоящим “человеком не отсюда”.

Никола Тесла, первый великий ученый, отказавшийся от нобелевской премии, человек, которого все физики мира считают и величайшим гением, и величайшим шарлатаном, умер в Нью-Йорке, в гостинице "Нью-Йоркер" 7 января 1943 года. Сначала его отпевали по православному обычаю, а затем тело было сожжено по буддистскому церемониалу. Почти все его рукописи исчезли, и большую часть опытов не удалось повторить ни в одной лаборатории мира.



Natik
23.5.2013, 10:41 · Re: Выдающиеся личности
Нет аватара
Александр Флеминг(1881 - 1955) Шотландский бактериолог.родился 6 августа 1881 г. в графстве Эйршир в семье фермера. В 13 лет он едет в Лондон, где работает клерком, посещает занятия в Политехническом институте на Риджент-стрит, а в 1900 г. вступает в Лондонский шотландский полк.

1901 г., получив в наследство 250 фунтов стерлингов (почти 1200 долларов), Александр Флеминг подает документы на национальный конкурс и становится стипендиатом медицинской школы при больнице Св.Марии, где изучает хирургию. 1906 г. он становится членом Королевского колледжа хирургов. Продолжая работать в лаборатории патологии профессора Алмрота Райта больницы Св.Марии, он 1908 г. получает степень магистра и бакалавра наук Лондонского университета.

Выдающиеся личности

После вступления Британии в Первую мировую войну служит капитаном в медицинском корпусе Королевской армии, принимает участие в военных действиях во Франции. Работая в лаборатории исследований ран, Александр Флеминг убедился, что такие антисептики, как карболовая кислота, которая к тому времени широко применялась для обработки открытых ран, уничтожает лейкоциты, которые создают в организме защитный барьер, а это содействует выживанию бактерий в тканях.

1915 г. Флеминг вступает в брак с медсестрой Саррой Марион Макелрой, ирландкой по происхождению. У супругов родился сын.

1922 г. после неудачных попыток выделить возбудитель простудных заболеваний, Александр Флеминг случайно открыл лизоцим — фермент, который убивает некоторые бактерии, не нанося вреда здоровым тканям. Это открытие побуждало к поиску других антибактериальных препаратов, которые были бы безвредными для организма человека.

Другая счастливая случайность — открытие Флемингом пенициллина в 1928 г. — была вызванная неопрятностью ученого, который по 2 —3 недели не выбрасывал бактериальные культуры из лабораторных чашек. Александр Флеминг ни разу не упомянул о пенициллине ни в одной с 27 статей или лекций, опубликованных им в 1930-1940 гг., даже когда речь шла о веществах, которые вызвали гибель бактерий.

Пенициллин, возможно, был бы навсегда забыт, если бы не раньше открытый лизоцим. Именно это открытие заставило Флоре и Э.Чейна изучать терапевтические свойства пенициллина, в связи с чем препарат был выделен и клинически испробован.

Нобелевскую премию в области физиологии и медицины 1945 г. было присуждено Александру Флемингу совместно с Чейном и Флоре «за открытие пенициллина и его лечебное влияние при многих инфекционных заболеваниях».

После смерти жены 1949 г. здоровье Флеминга резко ухудшилось. 1952 г. он вступает в брак с Амалией Куцурис-Вурека, бактериологом, его бывшей студенткой. Через три года ученый умер 11 марта 1955 г. от инфаркта миокарда в возрасте 73 года.
Сообщение отредактировал Natik - 23.5.2013, 10:42
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 10.12.2016, 9:51
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика