Малина - форум о любви и отношениях
Форум о любви · Красота и здоровье · Мобильная версия
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
ИгрыИгры   АнекдотыАнекдоты   ПодаркиПодарки   RSS



2 страниц V   1 2   
Ответить в данную темуНачать новую тему
* 

Половые отношения и проституция в Царской России

Sabotage ®
Модный 15.1.2010, 20:36 · Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Sabotage ®
Обоссаться!!! 15.1.2010, 20:37 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
Картинка
Sabotage ®
15.1.2010, 20:37 · Re: Половые отношения и проституция в Царской России
Аватар
Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Sabotage ®
15.1.2010, 20:37 · Re: Половые отношения и проституция в Царской России
Аватар
Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Der Wolf
Улыбочку! 4.2.2010, 7:51 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
очч полезный документ... и крайне нужный... в т.ч. и теперь...
Мишель
27.10.2010, 0:27 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Нет аватара
легализовано значит все тогда было... Может и сейчас стоит легализовать?
Murena19Filly
29.3.2011, 19:33 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
Ничего удивительного. Такие аусвайсы у всех немецких проституток. Папа сказал даже в ГДР были проститутки с удостоверениями и сейчас они есть, работают в Германии, Италии, Франции, Испании, Португалии, Греции, Швейцарии, Австрии, Польше, Венгрии, Чехии, Словакии, Словении, Сербии, Болгарии, Румынии.
Pionier
30.3.2011, 17:15 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
Латвию забыло...
Murena19Filly
30.3.2011, 18:28 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
В Латвии проституток с удостоверениями нет. Для встреч и знакомства есть ночные клубы.
dingolaki
31.3.2011, 10:07 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Нет аватара
Ха представляю едит такая модам на машине ее гаишник останавливает а она ему удостоверения показывает! )
Pionier
31.3.2011, 10:34 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
Цитата(Murena16Filly @ 29.3.2011, 18:33) *
Ничего удивительного. Такие аусвайсы у всех немецких проституток. Папа сказал даже в ГДР были проститутки с удостоверениями и сейчас они есть, работают в Германии, Италии, Франции, Испании, Португалии, Греции, Швейцарии, Австрии, Польше, Венгрии, Чехии, Словакии, Словении, Сербии, Болгарии, Румынии.


А папа дофига поездил smile.gif Молодец!! И дотошный..блин.. у всех, всегда сразу удостоверение спрашивал smile.gif Видна старая закалка !!
Типа: "Почём пое***ся? Да ладна?? А чё так дорого, а вот в Румынии... дешевле было. А удостоверение покажи!! Вдруг ты по-чёрному тр****ся?? Это, не есть ,хорошо!!!"

Или им это тож на собрании войск НАТО рассказывали ?
Murena19Filly
31.3.2011, 18:11 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
Вы сами себе подарили интересную фотографию. Я не знала, что так можно. Папа, Вы угадали, ездил как инструктор по странам членам НАТО. В частях НАТО в гарнизонах, больших есть дома терпимости, а другие рядом за проходной. Для проституток стран НАТО, солдаты и офицеры, главные клиенты, всегда с деньгами, всегда полные сил мужчины. Поэтому в войсках НАТО нет сексуальных преступлений, в отличии от войск СНГ, так папа сказал. Папа сказал, что генералитет стран СНГ содержат проституток в своих частях для себя из солдаток контрактниц, рабынь бесплатных или на своих дачах, как горничных и прочую прислугу. Папа сказал так было принято у генералов СССР и сейчас есть.
Sabotage ®
3.5.2011, 6:30 · Половые отношения и проституция в царской России
Аватар
Безгин «Крестьянская повседневность. Традиции конца 19 - начала 20 века»:

«Профессиональной проституции в деревне не существовало, в этом солидарны практически все исследователи. По наблюдению информаторов тенишевской программы проституцией в селе промышляли преимущественно солдатки. Про них в деревне говорили, что они «наволочки затылком стирают».

...Проституция в селе не существовала, но в каждом селе было несколько женщин доступного поведения. Не стоит забывать и о том, что проститутки, промышлявшие в городах, в большинстве своем были вчерашними крестьянками.

Длительное отсутствие мужа-солдата становилось тяжелым испытанием для полной плотского желания деревенской молодухи. Один из корреспондентов этнографического бюро писал:

«…Выходя замуж в большинстве случаев лет в 17 – 18, к 21 году солдатки-крестьянки остаются без мужей. Крестьяне вообще не стесняются в отправлении своей естественной потребности, а у себя дома еще меньше. Не от пения соловья, восхода и захода солнца разгорается страсть у солдатки, а оттого, что она является невольно свидетельницей супружеских отношений старшей своей невестки и ее мужа».

По сообщению из Воронежской губернии, «на связь солдаток с посторонними мало обращалось внимание и почти не преследовалось обществом, так что дети, прижитые солдатками незаконно, пользуются такими же правами, как и законные. Сторонние заработки крестьянок, к которым были вынуждены прибегать сельские семьи, также выступали благодатной почвой для адюльтера. По наблюдениям П. Каверина, информатора из Борисоглебского уезда Тамбовской губернии, «главной причиной потери девственности и падения нравов вообще нужно считать результатом отхожие промыслы. Уже с ранней весны девушки идут к купцу, так у нас называют всех землевладельцев, на работу. А там полный простор для беспутства».

По суждениям извне, принадлежащим представителям просвещенного общества, складывалось впечатление о доступности русской бабы. Так, этнограф Семенова-Тянь-Шанская считала, что любую бабу можно было легко купить деньгами или подарком. Одна крестьянка наивно признавалась:

«Прижила себе на горе сына и всего за пустяк, за десяток яблок».

Далее автор приводит случай, когда караульный яблоневого сада, возраста 20 лет, изнасиловал 13 летнюю девочку, и мать этой девочки примирилась с обидчиком за 3 рубля. Писатель А.Н. Энгельгардт утверждал, что «нравы деревенских баб и девок до невероятности просты: деньги, какой - нибудь платок, при известных обстоятельствах, лишь бы никто не знал, лишь бы все было шито-крыто, так делают все».

Некоторые крестьяне, любители спиртных напитков, почетным гостям под выпивку предлагали своих жен, солдаток и даже сестер. В ряде сел Болховского уезда Орловской губернии существовал обычай почетным гостям (старшине, волостному писарю, судьям, заезжим купцам) предлагать для плотских утех своих жен или невесток, если сын находился в отлучке. При этом прагматичные крестьяне не забывали брать плату за оказанные услуги. В том же уезде в селах Мешкове и Коневке бедные крестьяне без смущения посылали своих жен к приказчику или к какому-либо состоятельному лицу за деньгами на табак или на хлеб, заставляя их расплачиваться своим телом.

Половые сношения между главой крестьянской семьи и его снохой были фактически обычной стороной жизни патриархальной семьи.

«Нигде, кажется, кроме России, – писал В.Д. Набоков, – нет по крайне мере того, чтобы один вид кровосмешения приобрел характер почти нормального бытового явления, получив соответствующее техническое название – снохачество».

Наблюдатели отмечали, что этот обычай был жив и в конце XIX в., причем одной из причин его сохранения являлся сезонный отток молодых мужчин на заработки. Хотя эта форма кровосмешения была осуждаема просвещенным обществом, крестьяне ее не считали серьезным правонарушением. В ряде мест, где снохачество было распространенно, этому пороку не придавали особого значения. Более того, иногда о снохаче с долей сочувствия говорили: «Сноху любит. Ен с ней живет как с женой, понравилась ему».

Причину этого явления следует искать в особенностях крестьянского быта. Одна из причин – это ранние браки. В середине XIX в. по сведениям А.П. Звонкова, в селах Елатомского уезда Тамбовской губернии было принято женить 12 – 13 летних мальчиков на невестах 16 – 17 лет. Отцы, склонные к снохачеству, умышленно женили своих сыновей молодыми для того, чтобы пользоваться их неопытностью. Другая причина снохачества уже упомянутые выше отхожие промыслы крестьян.

«Молодой супруг не проживет иной раз и году, как отец отправляет его на Волгу или куда-нибудь в работники. Жена остается одна под слабым контролем свекрови».

Из Болховского уезда Орловской губернии информатор сообщал:

«Снохачество здесь распространено потому, что мужья уходят на заработки, видятся с женами только два раза в год, свекор же остается дома и распоряжается по своему усмотрению».

Механизм склонения снохи к сожительству был достаточно прост. Пользуясь отсутствием сына (отход, служба), а иногда и в его присутствии, свекор принуждал сноху к половой близости. В ход шли все средства: и уговоры, и подарки, и посулы легкой работы. Все по поговорке: «Смалчивай, невестка, – сарафан куплю». Как правило, такая целенаправленная осада давала свой результат. В ином случае уделом молодой становилась непосильная работа, сопровождаемая придирками, ругательствами, а нередко и побоями. Некоторые женщины пытались найти защиту в волостном суде, но, как правило, те устранялись от разбора таких дел. Правда, И.Г. Оршанский в своем исследовании приводит пример, когда по жалобе снохи на уговор свекра к снохачеству, последний решением волостного суда был лишен «большины». Но это было скорее исключением, чем правилом.

Типичный пример склонения свекром снох к половой близости приведен в корреспонденции жителя села Крестовоздвиженские Рябинки Болховского уезда Орловской губернии В.Т. Перькова.

«Богатый крестьянин Семин 46 лет, имея болезненную жену, услал двух своих сыновей на «шахты», сам остался с двумя невестками. Начал он подбиваться к жене старшего сына Григория, а так как крестьянские женщины очень слабы к нарядам и имеют пристрастие к спиртным напиткам, то понятно, что свекор в скорости сошелся с невесткой. Далее он начал «лабуниться» к младшей. Долго она не сдавалась, но вследствие притеснения и подарков – согласилась. Младшая невестка, заметив «амуры» свекра со старшей, привела свекровь в сарай во время их соития. Кончилось дело тем, что старухе муж купил синий кубовый сарафан, а невесткам подарил по платку».

Но семейные любовные коллизии не всегда разрешались столь благополучно. В начале ХХ в. в калужском окружном суде слушалось дело Матрены К. и ее свекра Дмитрия К., обвиняемых в детоубийстве. Обвиняемая Матрена К., крестьянка, замужняя, 30 лет, на расспросы полицейского урядника призналась ему, что в продолжение шести лет, подчиняясь настоянию свекра, состоит в связи с ним, прижила от него сына, которому в настоящее время около пяти лет. От него же она забеременела вторично. Свекор Дмитрий К., крестьянин, 59 лет, узнав о приближении родов, приказал ей идти в ригу, и как только она родила, схватил ребенка, зарыл его в землю в сарае.

В крестьянском дворе, когда бок о бок жило несколько семей, порой возникали замысловатые любовные треугольники. Так, в орловском селе Коневке было «распространено сожительство между деверем и невесткой. В некоторых семействах младшие братья потому и не женились, что жили со своими невестками». По мнению тамбовских крестьян, кровосмешение с женой брата вызывалось качественным превосходством того брата, который отбил жену. Братья не особенно ссорились по этому поводу, а окружающие к такому явлению относились снисходительно. Дела о кровосмешении не доходили до волостного суда, и кровосмесителей никто не наказывал.

Следует отметить, что при определенной распространенности этого гнусного порока в русской деревне, крестьяне прекрасно осознавали всю греховность такой связи. Так, в Орловской губернии кровосмешение оценивалось как большое преступление перед православной верой, за которое не будет прощения от Бога на том свете. По отзывам крестьян, Борисоглебского уезда Тамбовской губернии снохачество встречалось часто, но традиционно считалось в селе самым позорным грехом. Снохачи на сходе при решении общественных дел игнорировались, так как каждый мог им сказать: «Убирайся к черту, снохач, не твое тут дело».
Sabotage ®
3.5.2011, 6:35 · Проституция в дореволюционной России
Аватар
Всем известно, что в СССР секса не было! А при царе-батюшке был! И если бы не большевики, х*р у всех стоял бы и был бы в шоколаде.

В России, как и в других странах, проституция существовала издревле. Однако в средние века в нашей стране не было официальных борделей, как в Западной Европе.
Власти всегда обижали бедняжек. Известен изданный в 1649 Алексеем Михайловичем указ, в котором царь требовал следить, чтобы «на улицах и в переулках бляди не было».

Начало широкому распространению проституции и одновременно официальной борьбе с нею было положено во времена Петра I.
Иногда даже приравнивая продаваемые ими утехи к курению.
Из наказа ярославскому воеводе Степану Траханиотову от 13 октября 1697 года:
"Беречь накрепко, чтобы в городе, на посаде, и в уезде... и в деревнях разбоев, и татьбы, и грабежу, и убийства, и корчем, и блядни, и табаку ни у кого не было; а которые люди учнут каким воровством воровать, грабить, разбивать и красть или иным каким воровством промышлять и корчмы, и блядни, и табак у себя держать, тех воров служилым людям велеть имать и приводить к себе и сыскивать про их воровство накрепко".

1716 – Петр I запрещает проституцию при полках и отказывает в бесплатном лечении солдат от «французских болезней» (венерических, в первую очередь сифилиса). Военный устав 1716 требовал пресекать наличия проституток при солдатских полках. В то же время в стране появились публичные дома, количество которых пытались сокращать разными указами и постановлениями, начиная с 1718. Указом 1719 г. таковых солдат и офицеров лишали по увольнении льгот и чинов. В 1721 г. Петр I учреждает «прядительные дома» для «непотребного неистового женского пола» – что-то вроде тюрем для проституток с обязательной трудовой повинностью.

Из указа Сената от 6 мая 1736 года:
"Понеже правительствующему Сенату известно стало, что во многих вольных домах происходят многие непорядки, а особливо многие вольнодумцы содержат непотребных женок и девок, что весьма противно христианскому благочестивому закону. Того ради смотреть, ежели где такие непотребные женки и девки, тех высечь кошками и из тех домов их выбить вон..."

При Екатерине II правительство приняло указы, направленные не только на пресечение занятий проституцией, но и на перевоспитание падших женщин (их направляли работать на фабрики или передавали в «смирительные дома»). Был издан «Устав городского благочестия», в котором вводились обязательные врачебные осмотры и пребывание проституток в специально отведенных для этого районах. 1771 – Сенат издает указ «О безотворотном приеме на фабрики на работу непотребных девок, присылаемых из полицмейстерского управления» – до этого проституток, решивших начать новую жизнь, на работу никуда не брали.

1782 – Екатерина II вводит штрафы для устроителей борделей и полугодовое заключение в смирительном доме для проституток.

1800 – Павел I приказывает ссылать проституток из Москвы и Санкт-Петербурга в Иркутск и обязывает публичных женщин носить желтые платья, «дабы отличаться от других дам». Это были последние карательные меры по борьбе с проституцией в царской России.

Николай I в 1840 вернулся к системе регламентации и врачебно-полицейскому надзору за проституцией. В интеллигентской среде дореволюционной России сложилось представление о проститутках как о «жертвах общества», достойных жалости, а не осуждения.

1843–1844 – Для быстрого ограничения распространения сифилиса в Петербурге и Москве впервые приняты меры, регулирующие проституцию, а не запрещающие ее: появляются специальные «Правила для содержательниц домов терпимости» и «Правила для публичных женщин». Проституток, женщин старше 16 лет, ставят на учет во врачебно-полицейских комитетах, отбирают у них паспорта, а взамен выдают особые свидетельства – «желтые билеты». Их обязуют проходить медосмотр. Бордели разрешают содержать только женщинам, они обязаны обеспечивать чистоту и порядок и не допускать к проституткам малолетних клиентов.

1857 – Открыт первый в России Дом милосердия для несовершеннолетних – он обустроен на деньги великой княгини Марии Николаевны, дочери императора Николая I, для «падших» девочек младше 16 лет. Здесь им преподают курс двухклассного городского начального училища и обучают ремеслам.

1861 – Введено ограничение по возрасту для содержательниц публичных домов – от 35 до 55, а также регламентировано место размещения борделей – не ближе чем 150 саженей (около 300 м) от церквей, училищ и школ.

1901 – Возрастная планка для работы проституток повышена с 16 лет до 21 года. На деле же большинство публичных женщин, даже живших при официальных домах терпимости, младше – от 11 до 19 лет. К этому времени количество зарегистрированных публичных домов в городах России превысило 2400, проституток в домах терпимости – 15 000, а одиночек – 20 000. Впрочем, вряд ли официальные сведения были полными.

1903 – Врачебно-полицейским комитетам поручено разыскивать и привлекать к суду тайных проституток, сутенеров и содержателей притонов, надзирать за легальными борделями и девицами, организовывать их врачебный осмотр и лечение, а также помогать несовершеннолетним, беременным и «возвращающимся к честному образу жизни».

Публичный дом был заведением серьезным.
Он не должен был иметь никаких вывесок, расстояние от него до церквей, школ и училищ должно было быть "достаточно большим".
Внутри публичного дома разрешалось иметь пианино и играть на нем. Все остальные игры были запрещены, особенно настороженно упоминались тут шахматы.
Также было запрещено украшать дом портретами царственных особ.

Делились бордели на три категории: высшая оплата до 12 рублей (не более 7 человек в сутки), средняя до 7 рублей (до 12 человек), низшая до 50 коп. (до 20 чел. в сутки). Неисполняющих требования проституток заключали под стражу в уже упомянутый "Калинкин дом".
Т.к. проституция считалась официальной профессией, то публичные дома облагались налогом.
Оговаривался и расчет за услуги: 3/4 полагались хозяйке, 1/4 - девушке. Правила эти, полагаю, соблюдались когда как.

Из Правил содержательницам борделей, утвержденных министром внутренних дел 29 мая 1844 года:
1. Бордели открывать не иначе как с разрешения полиции.
2. Разрешение открыть бордель может получить только женщина от 30 до 60 лет, благонадежная.
8. В число женщин в бордели не принимать моложе 16 лет...
10. Долговые претензии содержательницы на публичных женщин не должны служить препятствием к оставлению последними бордели...
15. Кровати должны быть отделены или легкими перегородками, или, при невозможности сего по обстоятельствам, ширмами...
20. Содержательница подвергается также строгой ответственности за доведение живущих у ней девок до крайнего изнурения неумеренным употреблением...
22. Запрещается содержательницам по воскресным и праздничным дням принимать посетителей до окончания обедни, а также в Страстную неделю.
23. Мужчин несовершеннолетних, равно воспитанников учебных заведений ни в коем случае не допускать в бордели.


Билетным предписывалось посещать баню, не уклоняться от медицинского освидетельствования, и ни в коем случае !!! не использовать косметики.

Власти были к ним, впрочем, были лояльны : в кабинеты для осмотра разрешали приходить под вуалью, а в документе 1888 года, переизданном в 1910 году, инструкции Министерства Внутренних Дел для чинов сыскных отделений говорилось : п. 18 « …каждый чин сыскной полиции при исполнении … должен быть с лицами женского пола вежлив, серьезен и сдержан в особенности».

Проституция в дореволюционной России

Проститутки были не просто «жертвами общественного темперамента», они составляли особый разряд общества - так называемых «разрядных женщин». Хочешь заниматься первой древнейшей профессией - на здоровье, но будь любезна встать на учет в полиции, сдать паспорт, а вместо него получить знаменитый «желтый билет» - официальное свидетельство того, что эта женщина больше не относится к числу «порядочных», скатившись в категорию отверженных обществом, и что полиция не только может, но даже обязана регулярно организовывать регулярные медицинские осмотры.
Стать жертвой этого порядка можно было очень легко - для этого достаточно попасться хотя бы раз с клиентом при полицейской облаве или просто по доносу квартирохозяина - и все, путь назад, к обычным людям был отрезан. Имея на руках желтый билет, женщина имела право зарабатывать на жизнь только одним способом - своим телом. Вернуть себе паспорт обратно было довольно сложно, да и незачем - кому нужна была бывшая «гулящая». Так что, как правило, попавшие в этот капкан женщины профессию не меняли до самого своего конца, и часто он наступал довольно быстро.

Но и в общей массе проституток можно было выделить две категории - уличные и жившие в публичных домах. Как правило, в уличные женщины шли или новички, не освоившиеся со своей новой жизнью, или, наоборот, опытные профессионалки, зачастую уже больные, отработавшие свое в публичных домах и постепенно, с утратой привлекательности и молодости, скатывавшиеся все ниже и ниже. Уличный промысел считался самым дном, ниже которого опуститься уже нельзя.
Несравненно более везучими считались те, кому удавалось попасть в легальные публичные дома, которые тоже делились по разрядам - от дорогих и фешенебельных, где могли удовлетворить самые разнообразные прихоти и фантазии посетителей, до мерзких грязных притонов, посещаемых в основном, представителями криминального мира Москвы.
Основным источником пополнения обитательниц публичных домов были все-таки низшие сословия - их контингент, как правило, составляли крестьянки и мещанки, - необразованные, не умеющие и не знающие ничего, кроме своей основной профессии, женщины. Изредка, очень редко, попадались и представительницы дворянства или просто интеллигентные, образованные женщины, но это были исключения. Именно поэтому цены на обладание «интеллигентной проституткой» достигали тысячи рублей - изысканный деликатес на любителя и стоил соответственно.
Как же попадали женщины в публичные дома? Обычно, самым банальным для того времени путем - барин обольщал горничную, работницу на фабрике совращал мастер, затем про это узнавали - и женщина оказывалась на улице. А тут их поджидали заботливые «хозяйки» средних лет, которым требовались именно такие, обязательно симпатичные «служанки». Девушек для начала немного подкармливали, обещали щедрый заработок, и уже потом объясняли суть будущей работы. Большинство, намыкавшись по улицам, безропотно соглашались, боясь потерять кров над головой.
Иногда содержательницы борделей набирали девиц из новеньких, только начавших работать на улице и не потерявших еще привлекательности, и тем самым сразу переводили их в более высокий разряд гулящих.

Проституция в дореволюционной России

Проституция в дореволюционной России

А иногда девушки попадали в лапы «мадам» буквально прямо из дома, только приехав из деревни или другого города на поиски работы. Далее шла опробованная схема - и работа находилась, - только, правда, немного не та, на которую бедняги рассчитывали. Впрочем, большинство и не роптало, и даже считало себя везучими, - ведь им не приходилось больше работать с утра до ночи, бояться потерять кусок хлеба и жить впроголодь.

Класс борделя зависел от уровня сервиса: число дам «в соку» (от 18 до 22 лет), наличие «экзотики» («грузинских княжон», «маркиз времен Людовика XIV», «турчанок» и т.п.), а также сексуальными изысками. Само собой, отличались и мебель, и женские наряды, вина и закуски. В борделях первой категории комнаты утопали в шелках, а на работницах сверкали кольца и браслеты, в публичных домах третьего разряда на кровати был лишь соломенный матрас, жесткая подушка и застиранное одеяло.
По словам доктора Ильи Конкаровича, занимавшегося в XIX веке исследованием проституции, в дорогих домах проститутки «своими хозяйками принуждаются к самому утонченному и противоестественному разврату, для каковой цели в самых шикарных из таких домов даже устроены бывают особые приспособления, дорого стоящие, но тем не менее всегда находящие себе покупателей. Существуют дома, культивирующие у себя какой-то один вид извращенного разврата и приобретшие себе своей специальностью широкую известность». Эти бордели предназначались для небольшого числа состоятельных постоянных клиентов.
Об одной из затей дорогих домов терпимости есть возможность рассказать подробнее. Речь идет о комнатах, отделанных зеркалами. Туда собиралось несколько пар, зажигали спиртовые светильники, и начиналась попойка. Через некоторое время куртизанки принимались танцевать и раздеваться… в конце концов, все кончалось оргией, многократно отраженной в зеркалах при дрожащем свете спиртовок. Говорят, «аттракцион» пользовался популярностью.

"Архив судебной медицины и общественной гигиены" отмечает что "публичные женщины религиозны лишь в бытовом смысле слова… они стараются не принимать гостей на Пасху, иногда спрашивают, есть ли у тех крест..."

И в заключении:
"...не подведя трагического итога разрушительной для нашей страны деятельности большевиков, не дав ей ясной и окончательной духовной оценки в русле тысячелетнего самосознания родной для нас, православных россиян, но совершенно чуждой им Святой Руси - мы никогда не сможем построить - по благим и вековечным ее заветам! - подлинно осмысленной и по-настоящему доброй жизни". На пути к созиданию Святой Руси
Россия, которую мы потеряли. Россия, возродись!

Выводы, как всегда, делаем сами

[info]poltora-bobra http://poltora-bobra.livejournal.com/68459.html
Сообщение отредактировал Sabotage ® - 3.5.2011, 9:02
Sultan
3.5.2011, 11:21 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
Кошмар...с таких давних пор испорчен генофонд...
Sabotage ®
3.5.2011, 12:52 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
Цитата(Sultan @ 3.5.2011, 11:21) *
Кошмар...с таких давних пор испорчен генофонд...

Что именно является кошмаром поясни, и мы тогда попробуем сравнить с тем что было в то время у вас.
Sabotage ®
3.5.2011, 18:58 · Проститутки в царской России
Аватар
«Здесь бывают все: полуразрушенные, слюнявые старцы, ищущие искусственных возбуждений, и мальчики - кадеты и гимназисты - почти дети; бородатые отцы семейств, почтенные столпы общества, и молодожены, и влюбленные женихи, почтенные профессоры с громкими именами, и воры, и убийцы, и либеральные адвокаты, и строгие блюстители нравственности - педагоги, и передовые писатели - авторы горячих страстных статей о женском равноправии, и сыщики. и шпионы, и беглые каторжники, и офицеры, и студенты, и социал-демократы, и анархисты, и наемные патриоты»...

Желтый билет

Думаю, что многие читатели сразу догадались, что имел в виду Александр Куприн. Вы совершенно правы - речь действительно пойдет о заведениях, попросту именовавшихся «публичными домами», то бишь легальных пристанищах организованной проституции. В дореволюционной России с этим проблем не было. Ведь проститутки были не просто «жертвами общественного темперамента», они составляли особый разряд общества - так называемых «разрядных женщин». Хочешь заниматься первой древнейшей профессией - на здоровье, но будь любезна встать на учет в полиции, сдать паспорт, а вместо него получить знаменитый «желтый билет» - официальное свидетельство того, что эта женщина больше не относится к числу «порядочных», скатившись в категорию отверженных обществом, и что полиция не только может, но даже обязана регулярно организовывать регулярные медицинские осмотры.

Стать жертвой этого порядка можно было очень легко - для этого достаточно попасться хотя бы раз с клиентом при полицейской облаве или просто по доносу квартирохозяина - и все, путь назад, к обычным людям был отрезан. Имея на руках желтый билет, женщина имела право зарабатывать на жизнь только одним способом - своим телом. Вернуть себе паспорт обратно было довольно сложно, да и незачем - кому нужна была бывшая «гулящая». Так что, как правило, попавшие в этот капкан женщины профессию не меняли до самого своего конца, и часто он наступал довольно быстро.

Но и в общей массе проституток можно было выделить две категории - уличные и жившие в публичных домах. Как правило, в уличные женщины шли или новички, не освоившиеся со своей новой жизнью, или, наоборот, опытные профессионалки, зачастую уже больные, отработавшие свое в публичных домах и постепенно, с утратой привлекательности и молодости, скатывавшиеся все ниже и ниже. Уличный промысел считался самым дном, ниже которого опуститься уже нельзя.

Несравненно более везучими считались те, кому удавалось попасть в легальные публичные дома, которые тоже делились по разрядам - от дорогих и фешенебельных, где могли удовлетворить самые разнообразные прихоти и фантазии посетителей, до мерзких грязных притонов, посещаемых в основном, представителями криминального мира Москвы.

Основным источником пополнения обитательниц публичных домов были все-таки низшие сословия - их контингент, как правило, составляли крестьянки и мещанки, - необразованные, не умеющие и не знающие ничего, кроме своей основной профессии, женщины. Изредка, очень редко, попадались и представительницы дворянства или просто интеллигентные, образованные женщины, но это были исключения. Именно поэтому цены на обладание «интеллигентной проституткой» достигали тысячи рублей - изысканный деликатес на любителя и стоил соответственно.

Как же попадали женщины в публичные дома? Обычно, самым банальным для того времени путем - барин обольщал горничную, работницу на фабрике совращал мастер, затем про это узнавали - и женщина оказывалась на улице. А тут их поджидали заботливые «хозяйки» средних лет, которым требовались именно такие, обязательно симпатичные «служанки». Девушек для начала немного подкармливали, обещали щедрый заработок, и уже потом объясняли суть будущей работы. Большинство, намыкавшись по улицам, безропотно соглашались, боясь потерять кров над головой.

Иногда содержательницы борделей набирали девиц из новеньких, только начавших работать на улице и не потерявших еще привлекательности, и тем самым сразу переводили их в более высокий разряд гулящих.

А иногда девушки попадали в лапы «мадам» буквально прямо из дома, только приехав из деревни или другого города на поиски работы. Далее шла опробованная схема - и работа находилась, - только, правда, немного не та, на которую бедняги рассчитывали. Впрочем, большинство и не роптало, и даже считало себя везучими, - ведь им не приходилось больше работать с утра до ночи, бояться потерять кусок хлеба и жить впроголодь. В публичных домах их хорошо кормили, «хорошо», хотя и специфически одевали, и платили небольшие деньги, хотя девицы и жили там на всем готовом. Многие даже в самой работе находили удовольствие.

Я раз шла в театр

Но завлечь к себе самый дорогой товар - то есть женщин из образованных, более высших слоев общества, - было несравненно труднее и оказывалось доступно только для дорогих домов терпимости. Что только не делали их хозяйки, чтобы удовлетворить запросы сексуальных гурманов - доходило даже до прямых обманов и похищений девушек, особенно из удаленных от Москвы городов. Особенно популярна в этом смысле была Прибалтика - рижские немки, польки из самой Польши и Литвы, еврейки из местечек «черты оседлости» составляли значительную часть обитательниц таких заведений. И мало кому удавалось вырваться. Но все-таки исключения бывали. Схему обманов такого рода, (кстати очень актуальная проблема в наше время) иллюстрирует следующий случай, действительно произошедший в одном из публичных домов Москвы в прошлом веке.

«Ваше Сиятельство, со слезами умоляю, сжальтесь над несчастным положением дряхлого старца, прикажите дочь мою Викторию, издержками Абакумовой в город Вильно доставить, а с нее, за обман неопытной девицы и тайный, без ведома моего вывоз, поступить, Ваше Сиятельство, по справедливой начальнической своей воле», - с таким прошением к московскому генерал-губернатору Закревскому обратился виленский мещанин Иосиф Францкевич.Обман неопытной девицы заключался в том, что ей предложили в Москве место гувернантки, но на самом деле привезли в публичный дом. Впрочем, свои злоключения лучше всего описала сама Виктория Францкевич в прошении о помощи на имя того же Закревского :

«Живя с малолетства в городе Вильно, я раз в мае месяце шла в театр и встретила неизвестную мне женщину, которая попросила меня остановиться, так как ей будто бы мое лицо знакомо. Не подозревая в ней никаких хитростей, я остановилась и спросила: «Что ей угодно?». Она начала изъясняться на польском диалекте, что она московская помещица с большим достатком, разъезжает по разным городам и остановилась в Вильно затем, что этот город ей понравился. Потом сказала, что видела меня в Варшаве, что для меня неудивительно, ибо я там бывала. Потом прошептала, что ей нужно поговорить со мной по секрету и продолжала так: что родилась она в Польше, вышла замуж за русского чиновника и временного московского купца Абакумова, а приехала в Польшу затем, чтобы сыскать и взять с собой для обучения ее детей по-польски гувернантку из девиц-полячек. Как я ей понравилась, то она предложила мне - не угодно ли отправиться с ней в Москву, где она имеет свои дома. Уверяла, что будет нескучно, буду иметь во всем волю, жалованья обещала на первый случай 15 рублей серебром в месяц, и вот с каким договором - если мне понравиться, то могу жить сколько угодно, а если напротив - то она обязана отправить меня на свой счет на место родины. Впрочем, уверяла, что живя у нее во всякой роскоши, забуду и Польшу.

Быв в этот день огорчена мачехой моей, с которой я жила, возымела желание побывать в России, дала честное слово с ней уехать, и спросила, где она остановилась в Вильно. Поэтому она пригласила меня в свою квартиру, которую я нашла в богатейшем доме, чем и уверилась я в ее богатстве и справедливости всего вышесказанного. По выхлопотании мне билета на ее счет, мы чрез три дня тправились в тарантасе на почтовых. При самом отъезде Абакумова предложила мне несколько денег и почти насильно вручила мне два кредитных билета по 25 рублей серебром. Приехав в Москву, мы остановились в каком-то доме, где пробыв сутки, я просила ее дозволить увидеть детей ее, но она сказала, что мы еще не в ее доме, - на перепутье - для отдыха у сестры.Прожив еще с неделю, я, не видя ни мужа ее, купца, ни детей ее, для коих приехала, стала сомневаться, и опять решилась спросить о том. Но она в этот раз отозвалась, что муж ее уехал в Петербург, а дети отправлены на дачу. На вопрос же мой, что за шум, бывающий постоянно в соседних комнатах, она ответила, что тут живут богатые люди, которые каждодневно веселятся. При этом она пригласила меня посмотреть танца и слушать музыку. Но подозревая ее, так как это несогласно было с договорами в Вильно, я на сие не решилась. Тогда она, дабы я перестала подозревать, вывозила меня из квартиры и знакомила с городом. Но я все-таки полагала себя обманутой. Так и случилось.

Эта хитрая женщина стала наконец приглашать в свою комнату прилично одетых людей, называя их посетителями, заставляла меня рядиться, рекомендовала за вновь прибывшую из Польши гостью, и просила меня обходиться с ними как можно более вежливо. Догадавшись в чем заключались ее, Абакумовой, убеждения, я старалась всячески каждому из подходивших нагрубить, дабы отстранить их. Я впала в отчаяние и сделалась больна, и в сем положении заперлась в спальне, где слышала разговоры этой мерзкой женщины с несколькими девицами, касающиеся развратной жизни. После сего девицы, входя ко мне, приглашали идти вместе с ними в общую гостиную залу, а как я все отказывалась с презрением, то однажды, наверное, по приказанию хозяйки, одна из девиц, придя ко мне, сказала, что хозяйка приказала идти в залу к посетителям. Недаром же она меня будет кормить и платить жалованье по 15 рублей серебром в месяц. И эта девушка, слыша от меня одни только укоризны и несогласия, изругала меня неприличными словами, ударила стаканом по голове и ушла. Это было 12 июля в 3 часа ночи. 13 числа, утром, пришел в квартиру доктор, и услыхав мой плач, так как в это время я была заперта, захотел видеть меня. Я ему все рассказала, а он обещал доложить о сем какому-то полковнику и меня известить в этот же день, но обманул. 14 числа, утром, Абакумова куда-то уехала, оставив меня незапертой. Тогда я нашла случай к побегу из ее квартиры. Скрывшись от нее, я тотчас же подала прошение господину обер-полицмейстеру и просила о принятии мер к охранению моего имущества, оставшегося у нее.

Оставшись в одном летнем платье и без денег, я хотя и наняла себе комнату, но только надеясь на возврат денег».

Хотя девушке удалось спастись из цепких лап сутенерши и даже поднять шум по поводу ее похищения, Абакумовой удалось выйти сухой из воды. Сначала она якобы заболела, а потом, явно договорившись с местной полицией, в свою очередь обвинила бедняжку в клевете, так как та будто бы «добровольно изъявила согласие к развратной жизни в Москве» и к тому же еще и задолжала своей хозяйке 200 рублей. Частный пристав честно отработал взятку, указав в рапорте, что девушка «действительно вела распутную жизнь и подвергалась еженедльному медицинскому осмотру». В итоге дело замяли, когда Виктория Францкевич в августе, наконец, уехала домой в Вильно.

Мадамиха и Безносая

Вообще, проституция была одной из наиболее организованных и защищенных от правосудия криминальных отраслей. К содержателям публичных домов полиция относилась в высшей мере снисходительно, лишь бы не было громких скандалов или не доходило до откровенных ограблений и убийств. Взятки от сутенеров считались относительно «чистыми деньгами», законным приварком стражей порядка. Кроме того, с точки зрения политической благонадежности, торговцы живым товаром считались весьма лояльной публикой и пользовались особым попустительством полиции, щедро ими оплачиваемой, а охранное отделение покровительствовало им вплоть до того, что содержатели притонов попадали в почетную охрану при царских поездах. Дело доходило до того, что их использовали как официальных информаторов. Ведь где еще, как не в публичных домах, можно было получить информацию о появлении во второй столице империи подозрительных людей, могущих оказаться террористами.

Самые бедные и невзыскательные любители платной любви должны были довольствоваться так называемыми полтинничными заведениями, дешевле которых в Москве уже не было. Здесь и обстановка соответствовала цене, и девицы собирались из тех, кто уже был многократно выбракован из более дорогих заведений - из десятирублевого в пятирублевое, оттуда в трехрублевое, а затем уже и рублевое. В Москве центром дешевой любви был выходящий с Грачевки на Цветной бульвар Малый Колосов переулок, подъезды которого практически сплошь были украшены красными фонарями, являвшимися обязательным опознавательным знаком публичного дома. Здесь девушки работали в буквальном смысле на износ. У многих число клиентов за одну ночь выражалось двузначными цифрами.

Но полтинник был самой дешевой ценой лишь в заведениях, существующих в официальном порядке. На задворках того же Колосова переулка можно было обойтись и меньшей суммой, ибо здесь ютились притоны, нигде и никем не зарегистрированные. Просто какая-нибудь из старых, потерявших остатки привлекательности, проституток снимала комнату и в меру своего умения руководила деятельностью трех-четырех молодых коллег. Если даже официальные публичные дома, где девицы еженедельно подвергались медицинскому осмотру, могли стать очагом заражения венерическими болезнями, то что говорить о подобных «нумерах», где на дверях висели имена съемщиц: «Мадамиха», «Самовалиха», «Гехма» и совсем уж откровенная «Безносая». Трудно представить себе клиента, рискнувшего войти к девочкам мадам Безносой. Впрочем, подавляющее большинство посетителей заведений такого рода были неграмотными и к тому же хорошо выпившими. Обычно «нумера» напрямую были связаны с местными трактирами низшего пошиба. Где же еще, в конце концов, можно было подцепить основное количество пьяненьких клиентов. Вообще-то, по закону, «нумера» не должны были существовать при трактирах, но на практике взятка помогала обойти запрет. В выигрыше были все - прежде всего, трактирщик, которому было выгодно оживление, связанное с ”дамским” присутствием. Владелец квартир, сдававший убогие комнатки за большие деньги, тоже не оставался в накладе. Но больше всего получали сами «мадамихи» - ведь девушки получали за свой каторжный труд не более 10 - 15 % от того, что платили клиенты.

Приговорен к вечному безбрачию

Иногда посещение публичного дома приносило не только удовольствие, но и влекло за собой крах семейной жизни. Вот, скажем, какая история приключилась в 1898 году с пятидесятилетним дворянином Андреем Полежаевым, капитаном волжского парохода «Феодор». Супруга его, сорокалетняя Елизавета Полежаева, подала в Московскую духовную консисторию прошение о разводе, мотивируя его тем, что «проживая в Москве, ведет предосудительный образ жизни и нарушает супружескую верность. 19 марта 1898 года Полежаев, около 8 часов вечера, встретился на Тверской в кофейной Филиппова со знакомыми ему аптекарским помощником Сизовым и мещанином Рудаковым. Означенные лица отправились вместе в публичный дом на Драчевской улице, в Соболевском переулке, под названием «Чикаго», где Полежаев удалился в спальню с публичной женщиной, носящей имя Нины. Сизов и Рудаков также удалились с женщинами в особые комнаты, причем все трое пили пиво и беспрепятственно заходили друг к другу. Зайдя таким образом в спальню Нины, чтобы проведать Полежаева, свидетели Сизов и Рудаков застали его с нею в акте прелюбодеяния на кровати. Он приподнялся и сказал «уйдите!». Свидетели удалились. После чего вскоре из спальни вышел Полежаев и вместе со свидетелями вышел из публичного дома».

Невзирая на то, что жена Полежаева была серьезно больна - нелады с сердцем и нервами, да и жила давно отдельно от мужа в Нижнем Новгороде, а он только изредка появлялся дома во время навигации, чтобы повидаться с детьми (остальное время жил в Москве), такого поругания семейной чести она снести не могла, и пожелала немедленно развестись с коварным изменником. Но тут дело осложнилось - из-за постоянной неявки ответчика и основных свидетелей, тех самых Сизова и Рудакова, - оно тянулось целых четыре года. В итоге супругов все-таки развели, причем обиженной стороне, то есть жене, разрешили вступить в новый брак, ну а на долю обидчика выпало роковое решение – «осужден на вечное безбрачие», причем с дополнительным наложением обязательной семилетней церковной епитимьи. Чтобы обеспечить выполнение решения консистории, в паспорт Полежаева была внесена особая отметка о приговоре «вечного безбрачия», так что ни один священник не стал бы его венчать. Потом, правда, уже в 1907 году, духовные власти сжалились над бедным капитаном и разрешили ему вступить в новый брак. Из всей этой истории можно сделать основной вывод - семейным людям лучше грешить без свидетелей.

Максим Кустов
04.04.2005
Sultan
3.5.2011, 20:49 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
Цитата(Sabotage ® @ 3.5.2011, 11:52) *
Что именно является кошмаром поясни, и мы тогда попробуем сравнить с тем что было в то время у вас.


Кошмар в том, что была узаконена проституция, документирование деятельности отнюдь не говорит об обратном.
Sabotage ®
4.5.2011, 4:17 · Re: Удостоверение проститутки, Нижний Новгород, 1904 год
Аватар
Цитата(Sultan @ 3.5.2011, 20:49) *
Кошмар в том, что была узаконена проституция

Я имею ввиду эту цитату:
Цитата(Sultan @ 3.5.2011, 11:21) *
с таких давних пор испорчен генофонд...

Если взять вас - ваши "временные браки" и прочее - не та ли самая проституция, прочитал молитву - всё, ты муж, трахнул и "развёлся".
Murena19Filly
13.5.2011, 19:43 · Re: Половые отношения и проституция в Царской России
Аватар
Папа сейчас смотрел телевизор и сказал, что этим летом немцы пригласили 3 миллиона полек , чтобы поднять в Германии рождаемость и чтобы белых там стало больше чем негров, арабов и китайцев, которые приехали в Германию заниматься проституцией, так как там эта работа очень хорошо оплачивается и считается популярной. Он сказал, что проституция это главный бизнес француженок, итальянок, гречанок, испанок, голландок, англичанок и португалок. Он телевизор смотрит часто, значит знает. У нас проституции нет, у нас это называется гражданские браки, когда у мужчины в квартире каждй день новая гражданская жена, а у некоторых женщин каждый день новый гражданский муж. Это не за деньги, а просто иногда, наверное, кормят друг друга или просто , чтобы с кем нибудь поговорить.
Консультант
Не проходите мимо! 29.1.2013, 8:52 · История проституции в России
Аватар
Древние русские летописцы не упоминают о существовании проституции в России как об отдельном проявлении общественной жизни, и надо думать, что ее и не было в первое время на Руси. Но это еще не говорит, конечно, за то, чтобы на Руси в древности не было разврата; он несомненно был у наших предков, но выражался не в виде проституции. Что разврат существовал в России, это видно уже из того, что Владимир Святой до своего крещения, как свидетельствуют летописцы имел целый гарем наложниц, которых можно было считать целыми сотнями. Итак разврат был, но не было продажи каждому желающему тела женщины ею самой для разврата за определенное денежное вознаграждение. Может быть отсутствие проституции в древней Руси лежало в том складе образа жизни, в котором находились в то время русские женщины. В то время боярыни постоянно сидели взаперти, в своих высоких теремах, окруженные дворней, и не только девицы, но и замужние женщины почти не встречались с мужчинами, даже на своих пирах и увеселениях, разве только в церкви, и таким образом проходила почти вся жизнь более знатных русских женщин, вначале, в девицах, под властью отца, а затем позднее под властью мужа. И жизнь эта протекала при суровой обстановке, где кулачная расправа бывала обычным явлением, а вследствие этого женщина апатично покорялась своей участи, проводя время в объедении и сне, трепетно благоговея перед грозной властью «самого».

Часто выданная за нелюбимого человека, страдавшая от его деспотизма и самодурства, женщина скоро делалась озлобленной, раздраженной и вечно недовольной всем окружающим, но будучи в такой суровой обстановке, о которой я выше упомянул, она редко имела возможность встретить какого либо другого мужчину из своей среды и полюбить его. Да и что могло выйти из этой любви, кроме еще более тяжелого ее положения во власти того же самого мужа; а потому она или одиноко влачила свою постылую жизнь, или заводила связь со слугой или кем-нибудь из дворовых мужчин. Мужья, в свою очередь, при таком браке бежали от немилых жен и удовлетворяли свою страсть на стороне в среде женщин, хотя и низкого, но свободного сословия, где безнравственность была широко распространена. Общественное мнение смотрело в то время очень снисходительно, если какой-нибудь боярин заводил на стороне связь с какой-либо вдовой или девицей не своего круга, этому не придавали никакого значения. Женщины не боярского круга были в большинстве случаев очень бедны и к тому же их общество всегда было доступно мужчинам; ввиду этого вполне понятно, почему богатые бояре и боярские сынки частенько захаживали к таким женщинам и там заводили интрижки.

Но никто столько горя не принес русским женщинам и так не развратничал, как Иоанн Грозный и его сподвижники. Учрежденная им для охраны его особы опричнина была, можно поло­жительно сказать, одной из главных виновниц начала публичного разврата. Часто эта вольница проделывала такие вещи, считая себя под покровительством самого царя, что кажется все это просто невероятным. Похитить каждую женщину, приглянувшу­юся кому-нибудь из них, изнасиловать невинную девушку,— это было для опричников делом самым обычным и история полна рассказами об этом. Александровская слобода, где жили в то время опричники, была одной сплошной клоакой всяких подобных безобразий. Ужасные, часто кровавые, оргии разврата являлись почти ежедневными событиями этой слободы и картины всех этих явлений носят почти сказочный характер. Сам же их грозный покровитель был едва ли лучше их всех, а скорее даже превзошел их в своих оргиях и разврате. Вот как описывает иностранный писатель Петрей этого нашего русского царя. «В блудных делах и сладострастиях,— говорит Петрей,— Иоанн Грозный переще­голял всех. Он часто насиловал самых знатных женщин и девиц, после чего отсылал их к мужьям и родителям. Если же какая-нибудь из этих женщин, хотя чем-нибудь давала заметить, что блудит с ним неохотно, то он, опозорив, отсылал ее домой и там приказывал повесить нагой над столом, за которым обедали ее родители или муж; последние не смели ни обедать, ни ужинать в другом месте, если не хотели распрощаться с жизнью таким же образом. Трупы висели до тех пор, пока мужья и родные по усиленному ходатайству и заступничеству не получали позволения похоронить их. Грозный всегда менялся любовницами со своим сыном Иваном и не боялся огласки всех его подобных дел».

В XVII веке патриарх Филарет обличал служилых людей в том, что они, отправляясь на отдаленную службу, часто закладывали жен своим товарищам и вместо про­центов предоставляли им право пользоваться своими заложенны­ми у них женами. Если должник не выкупал в срок своей супруги, то заимодавец продавал ее для блуда другому, другой третьему и т. д. О том, как торговали своими женами наши предки, дает понятие следующее описание: «Когда,— говорит Петрей,— бедные и мелкие дворяне или горожане придут в крайность и у них не будет денег, они бродят по всем закоулкам и смотрят, не найдется ли каких-нибудь богатых молодчиков и, предлагая им для блуда своих жен, берут с них по 2—3 талера, смотря по красоте и миловидности жены. Муж все время ходит за дверью и сторожит, чтобы никто не помешал им».

Во время Петра Великого вместе с началом наших торговых сношений с западноевропейскими государствами и в наше отечество стало проникать понятие о проституции, как о ремесле, и она начала распространяться между народом, понижая значительно нравственность во всех слоях общества. Европа в это время и сама не отличалась особенной нравственностью, и самый блестящий в то время двор Людовика XIV поражал каждого своим развратом. Начало проституции появилось, надо думать, от тех иностранцев, которые переселились в Россию, но не желали бросить своих приобретенных в отечестве порочных привычек, вследствие чего они завели по примеру своей родины проституцию и в России, а от них проституция проникла уже в русское общество. Не отличался нравственностью и самый двор Петра I, где придворные дамы распутничали с дьяками. По раскольничьим известиям «царевна Софья была блудницей и блудно жила с боярами, как и другая царевна, сестра ее; и бояре ходили к ним и ребят те царевны носили и душили и иных на дому кормили». Вообще нравственность в это время так пала в обществе, что даже и монашество не являлось примером добродетели и предавалось почти открыто возможным безнравственным порокам и разврату.

Насколько разврат свободно практиковался между высшим обществом тогдашней России, это достаточно ясно видно из тех похождений Петра Великого и его спутников, которые у них были в Германии и Париже. Начало появления разврата, конечно, надо считать прежде всего с Петербурга, так как там сосредоточивались иностранцы, а оттуда уже он перешел в Москву и другие города России. Итак, хотя проституция и разврат, во всех утонченных формах Запада, уже в это время существовали в России, тем не менее все это вовсе не было узаконено правительством, даже, напротив, пресле­довалось законами и целым рядом карательных мер. Так, в числе наказаний в XVII и XVIII веке было установлено присуждать женщину и ее соблазнителя, особенно если еще был при этом незаконный ребенок, к розгам, а если женщина не знала своего соблазнителя или не хотела его указать, то подвергалась тому же наказанию вдвойне, и за себя и за него, после чего преступников заключали в монастырь.

В 1743-м году в царствование Елизаветы Петровны было обращено особое внимание на уничтожение обычая париться в торговых банях мужчинам с женщинами и это запрещение было вновь подтверждено в 1760 и 1762 году. В это же царствование есть указание на существование одного публичного дома, который был устроен уже не тайно, а явно, наподобие современных домов терпимости.

Тем не менее проституция все увеличивалась и в царствование Екатерины II стала резко влиять на нравственность и здоровье народа. Число незаконнорожденных детей, подкидышей и детоубийств все увеличивалось, несмотря на карательные меры и законы против этого. Для возможного сокращения проституции и все увеличивающегося сифилиса, сенат постановил всех женщин, одержимых венерическими болезнями, забирать, излечивать и ссылать на поселение в Нерчинск.

Наряду с этим было узаконено лечить даром всех публичных женщин, заболевших сифилисом или венерическими болезнями. В Петербурге была отведена определенная местность для публичных домов, но кроме правильной организации проституции и ее надзора, смерть не дала возможности сделать это мудрой государыне. При ее преемниках, Павле 1 и Александре 1, проституция вновь подверглась гонению и при первом из этих государей было предписано всех публичных женщин ссылать в Иркутск на фабрики, вследствие чего 139 проституток, найденных в Москве, отправились в Сибирь. В царствование Николая 1 проституция была признана терпимой в России и подчинена врачебно – полицейскому надзору в половине девятнадцатого столетия.

В России можно встретить все виды проституции, которую мы видим у других народов, а именно: гостеприимную, религи­озную и гражданскую. Гостеприимная проституция особенно резко была наблюдаема в России во время крепостного права, когда помещики обыкновенно приглашали соседей, нередко устраивали целые оргии в честь гостей. Ввиду этого более состоятельные из дворян в своих имениях имели целые гаремы, то танцовщиц, а то просто дворни, которые и были всегда наготове угождать со­седям—гостям.

Проявлением религиозной проституции может служить наблюда­емое и поныне отправление обрядов в секте хлыстов, причем, как утверждают, хлысты ночью собираются в определенно установ­ленные дни в один какой-нибудь дом, где, преимущественно в подвальном этаже, женщины и мужчины в длинных белых рубахах начинают под влиянием религиозного экстаза хлестать себя (от­куда и слово «хлыст»), и, приходя все в большее и большее возбуждение, впадают в полное неистовство, кончая свальным грехом и кровосмешением, так как при этом уже не разбираются родственные и близкие лица. Гражданская проституция проявля­ется в России, как в виде явной зарегистрированной, которая, впрочем, не особенно многочисленна, так и в виде тайной, ко­личество которой, вероятно, так же как и в других государствах, и в ней громадно.
Консультант
29.1.2013, 8:53 · Проституция на рубеже веков
Аватар
режде всего рассмотрим, каковы семейные особенности павших девушек, могли ли они в своей родной семьенайти ту необходимую нравственную, а подчас материальную поддержку, которая могла бы удержать их от падения в тот момент, когда они очутились на краю пропасти, когда перед ними распахнулись двери публичного дома. Тут приходится констатировать весьма грустный факт: оказывается что отец и мать в живых были только у 18 девушек из 100, 40 имели только одного из родителей и 27 были круглые сироты – ни отца, ни матери; остальные 15 если и имели кого-либо из родителей, то во всяком случае такого, от которого нельзя было ожидать помощи: так, у некоторых из них были матери-проститутки, у других родители были сосланы в Сибирь, у третьих — горькие пьяницы, эпилеп­тики и проч.

Оставляя в стороне упомянутых 27 девушек, бывших круглыми сиротами еще с раннего детства, мы остановимся на тех, которые имели обоих родителей (18) и затем на имевших одного из родителей (40). И тут наталкиваемся на грустное явление: для подавляющего большинства девушек обеих категорий морализующее влияние семьи было чистой фикцией,— эти девушки еще детьми 8—9 лет покинули родной кров, будучи отданы частью в ученье (бурнусные, белошвейные, ткацкие, золотошвейные, зонточные и т.п. заведения), причем большинство из них по 6—7 лет служили в качестве учениц, не получая ни одной копейки жалованья, частью же были отданы в услужение тоже с 9 – 10 лет (горничные, няни и т.п.), и тоже или ничего не получали, или же если и имели небольшой заработок, не свыше 2 руб. в месяц, то и тот забирался у них кем нибудь из их родных. Если обратить внимание на то, сколько из этих девушек до поступления их в публичные дома уже были жертвами разврата, то оказывается, что только 23 девушки перешли туда из рядов тайной проституции, все же остальное количество, т.е. большинство (77), было вытянуто из среды свежего населения и обращено в проституток исключительно благодаря сложной и широко разветвленной системе капиталистической эксплуатации разврата.

Группируя тех же девушек пред поступлением в публичные дома по степени их материальной рбеспеченности, мы находим, что 73 из них находились в этот момент в крайне тяжелом положении, потерявши прежний источник средств к жизни и не находя в течение довольно продолжительного времени нового заработка (причем многие девушки перед тем вышли из больниц, где им пришлось пролежать около полугода и, следовательно, истощить все свои сбережения). Только остальные 27 ушли в дом разврата, бросив сравнительно обеспеченную жизнь у родных или хорошо оплачиваемый труд; но и тут следует оговориться, что многие девушки этой категории сделались жертвами эксплуататоров разврата благодаря такого рода обстоятельствам, как тяжелые условия жизни у родных, преследования мачехи, желание уехать из того города, где стал известен факт их внебрачной связи с любимым человеком и т.п.

Не безынтересно остановиться еще и на том возрасте, по достижении которого девушки впервые попадают в дома терпи­мости; оказывается, что подавляющее большинство поступило в дома разврата имея 16 и 17 лет, т.е. в таком возрасте, когда сообразить все последствия своего шага они не имели возмож­ности.

Правила для содержательниц публичных домов, утвержденные министром внутренних дел 28 июля 1861 г., параграф 54 гласит: «Женщина, находящяася в публичном доме, если пожелает обратиться к честной жизни, может, не заплатив долга хозяйке, оставить публичный дом, но не иначе, как доказав свое желание исправиться, пробыв положенное время в общине сестер милосердия или в другом подобном учреждении». Вот этим-то узаконением и злоупотребляют хозяева публичных домов. Если девушка захочет возвратиться на родину, ей, как проститутке, за которой необходим надзор в целях общественного здравия, не дают паспорта, а дают проституционную книжку, с которой, из одного стыда, девушка, желающая оставить это позорное ремесло, не может явиться домой. Для города Москвы единственным местом, пребывание в котором считается доказательствомисправления падшей девушки, а следовательно и позволяет оставить публичный дом – есть приют св. Магдалины. Кроме того, девушка может быть освобождена и в том случае, если она найдет такое лицо, которое даст поручительство пред врачебно – полицейским комитетом в том, что этот поручитель гарантирует для данной девушки своими средствами возможность ее существования без занятия проституцией; и, наконец, девушка может быть освобождена из публичного дома ее родителями. Если обратимся к действительности, то увидим, что этими средствами к освобождению могут воспользоваться только очень и очень немногие из желающих.

1. Приют Св.Магдалины имеет только 30 мест и более этого числа принять девушек не может. Кроме того, здесь полагается 3-х летний срок пребывания, следовательно, каждая вакансия открывается не скоро.

2. Найти себе какого-либо поручителя и этим путем освободиться из публичного дома девушка не может потому, что она завезена из другого, зачастую очень отдаленного, города, и в Москве не имеет ни родных, ни знакомых; последних она даже и приобрести почти не может, ибо ее никуда не выпускают иначе, как в сопровождении доверенного лица, да и то на самое короткое время. Искать же поручителей в среде обычных гостей публичных домов – неисполнимая надежда, которая если и осуществляется в очень редких случаях, то на условиях очень и очень низменного характера.

Казалось бы, девушка может написать своим родителям, чтобы они освободили ее отсюда, но такой способ освобождения противен самой девушке: как ни низко она пала, но все-таки она стыдится своего теперешнего положения и тщательно скрывает свой позор от своих родителей, родственников и знакомых. В ее сердце не угас луч надежды на лучшую долю, на возврат если не в свою семью, то по крайней мере в родной город и на переход к прежшей честной трудовой жизни. Но эта иллюзия освобождения теряет в глазах девушки всю свою привлекательность, если факт ее освобождения в то же время станет фактом оглашения ее позорной прошлой жизни. Сознавать, что окружающим известно ее тяжелое прошлое и, быть может, слышать попреки этим прошлым – это слишком дорогая цена освобождения. И действительно, в Москве таких случаев освобождения, где бы сама девушка обратилась с просьбой об этом к своим родным, не наблюдалось. Если и родители и являлись в публичный дом, чтобы освободить свою дочь, то это бывало лишь в тех случаях, когда они сами стороною узнают, куда она попала.
Консультант
29.1.2013, 8:53 · Прирожденные проститутки и совращаемые в проституцию
Аватар
Исследования Мартино показали, что девушка, делающаяся проституткой, обыкновенно бывает развращена мужчиной ее же общества и положения и что «богатые платят уже за сорванные букеты». При этом лишение невинности обыкновенно имеет место в раннем возрасте.

Так, у Мартино, на 607 проституток дефлорация имела место от 5—20 лет в 487 случаях и лишь 120 — по наступлении 20-летнего возраста.

Заметим при этом, что Мартино не разделял истинных, прирожденных проституток от случайных.

Если же взять исключительно привычных проституток, то возраст их падения станет еще более ранним.

Тот же факт повторяется и у нас, и всюду, и доказывает лишь, что порочно предрасположенная девушка, к какому бы классу об­щества ни принадлежала, всегда, как только ее половая жизнь вступает в свои права, находит возможным пасть и затем уж более или менее постепенно перейти в состав деятельной проституции.

Если условия жизни данной местности препятствуют обращению к проституции, как это, например, бывает в отдаленных деревнях или маленьких городках, то девушка непременно стремится в большой центр: во Франции – в Париж, у нас – в Петербург, Москву, Ригу, Нижний Новгород.

В простом классе такой переход от семейной жизни к городской проституционной совершается с поразительной быстротой.

Девушка, почти всегда уже дефлорированная, занимавшаяся исключительно сельскими работами, ничего не видевшая, кроме своего села, является в город, обыкновенно нанимается «одной прислугой» в семейство или к одинокому, и через несколько месяцев уже переходит к хозяйке в притон или публичный дом.

Говорят, что в проституцию гонит бедную девушку безысходная нужда и неимение других средств для поддержки семейства. Это далеко не верно.

Спросите у любой из содержательниц публичного дома, часто ли просят их проститутки послать денег родным или даже соб­ственным детям, оставленным в деревне или отданным на вос­питание. Почти никогда. И так всюду, как во Франции, так и у нас.

Спросите, напротив, чего требуют тысячи работниц, направ­ляющиеся ежегодно не в города, а в степи юга для заработков. «Прежде всего,— говорят они нанимателям,— пошлите денег до­мой, в семьи, а мы вам отработаем». И безустанно работают они тяжелую, полевую работу 4—5 месяцев, ни копейки не тратя на себя, припасая весь заработок для дома. Вот наглядная разница.

Ошибочно думают также, что город с его жизнью исключительно играет роль развратителя того многочисленного прошлого женского населения, которое стекается в него из сел и деревень. Нет! Известная часть сельских девушек, порочно предрасположенных, дефлорированных уже на родине, является в большие города и представляет готовый материал для пополнения проституционного класса: «Я не могу работать тяжелую работу, не хочу быть служанкой, не хочу вернуться домой в деревню» - вот что говорят подобные девушки, требуя добровольно в врачебно – полицейском комитете внесения их в список проституток!

В средних и высших классах общества влияние семьи, окру­жающей среды, воспитания и умственного развития затемняют, нарушают и нередко совершенно нарушают подобный ход событий.

Форма проституции здесь обыкновенно бывает тайная. Как исключение, можно наблюдать женщину, вышедшую из среднего класса, в числе регламентированных проституток публичных домов.

Общественное положение и развитие обыкновенно дают подобной женщине возможность проявить свои порочные наклонности в иной форме, чем явная проституция вообще или в особенности пребывание в публичных домах.

И в девушке среднего класса прирожденная порочность выражается рано.

Крайняя лживость, притупленное чувство стыда, отвращение от занятий при ослабленном восприятии всех вообще этических понятий составляют основные черты нравственного облика прирожденно-порочных детей.

Все это резко и рано выражается и в данном случае.

Затем, ненормально раннее или крайне запоздавшее наступ­ление половой зрелости, с усиленным или подавленным половым чувством; крайняя порывистость желаний и стремлений при яв­лениях раздражительной слабости или апатическое отношение ко всему окружающему, при болезненно-развитом себялюбии... и два главнейших типа, из которых вырабатывается прирожденная про­ститутка, будут, при благоприятных обстоятельствах, постепенно выясняться все ярче и ярче.

Одна, более развитая умственно, нередко с природным час­тичным дарованием, лживая, бесстыдная, капризная, своевольная, болезненно кокетливая, влюбляющаяся с раннего детства и по­стоянно занятая тем внешним впечатлением, которое она произ­водит на мужчин.

Другая, умственно ограниченная, беспечная, себялюбивая и завистливая, равнодушно относящаяся к самому половому акту, но любящая всякого рода ухаживания.

Вот два типа порочно развитых, прирожденных, так сказать, проституток, резче обрисовывающихся в интеллигентном классе.

По поводу умственного развития женщин нельзя не обратить внимания на ложный вывод, который позволяют себе делать лица, совершенно незнакомые с основными законами развития проституции.

Образование, говорят они, развращает женщин, подготавливает из них материал для проституции.

В сущности, материал для проституции и прирожденной по­рочности всех родов прежде всего приготовляют порочные, бес­печные и, главным образом, невежественные родители.

Из этого материала, в силу прирожденной порочности, всего менее может явиться желающих приобрести основательное научное образование, требующее совершенно противоположных качеств.

Усидчивый труд, разумное, настойчивое преследование одной цели требуют развитую волю и напряженную энергию, которые, главным образом, отсутствуют у прирожденно порочных личностей.

Научное развитие, напротив, составляет самое лучшее средство для укрепления воли, расширения умственного кругозора и раз­вития этики, идущих в разрез с понятиями о проституции.

Эту истину осознал уже Овидий, говоря, что «разврат сопровождает ленность и бежит людей занятых».

Таким образом, настоящая проститутка родится порочно рас­положенной и, смотря по условиям жизни общества, воспитанию, среде, и т.п., проявляет свои наклонности ранее или позднее, резче или мягче, или даже не проявляет их вовсе, тем не менее всегда сохраняя крайнюю восприимчивость стать порочной.

Путем соответственного воспитания и методического совращения, конечно, можно из нормально одаренной девушки сделать проститутку. Но подобно тому, как прирожденно порочная девушка, при малейшем давлении в известном направлении, станет заправской проституткой, точно так же, совращенная воспитанием или примером, женщина при малейшей возможности будет всячески стараться оставить неподходящее, тягостное для нее ремесло, будет постоянно стремиться выйти из состава проституции. И раз ей это удастся, она употребит все силы, чтобы не попасть вновь в омут ненавистного ей продажного разврата.

Вот почему из публичных домов попадаются иногда проститутки, делающиеся примерными женами, становящиеся в половом отношении более строгими, чем самые добродетельные женщины.

Протест будет еще энергичнее, если под напором несчастно сложившихся обстоятельств, путем обмана или насилия, нормально одаренная женщина, без предварительной подготовки, сразу будет поставлена в условия жизни привычной проститутки. Этим объясняются те исключительные случаи самоубийств в публичных домах, поджогов заведений, попыток к бегству и т.п.

И рядом с этими редкими исключениями ежедневно повторяются другого рода факты.

Проститутку выкупают из публичного дома, дают ей богатое содержание и при полной свободе действий требуют только одного – половой верности, сожительства с одним человеком, который ей физически не противен.

Проживет проститутка на свободе месяц, два, и вернется сама добровольно в публичный дом.

И это повторяется всюду, как в Париже, Женеве, так и в Петербурге, Москве, Риге.

Точно то же имеет место и относительно физического развития этого типа. Многие из проституток производят в общем впечатление миловидных, даже красивых женщин. Но при более вни­мательном разборе такой красивой, на первый взгляд, женщины, обыкновенно у нее оказывается множество физических недостат­ков. И лицевая часть развита в ущерб лобной, и ухо неправильно сформировано, небо седлообразно, и т. п. Подвергните ее еще более точному исследованию, и неправильности физического раз­вития большей частью окажутся еще значительнее: передне - задний размер черепа, а также и большой поперечный сравнительно малы; окружность головы тоже уменьшена; весь череп неправильно сфор­мирован.

Словом, совокупность всех найденных признаков несомненно укажет, в большинстве случаев, что данный субъект принадлежит к типу недоразвитых или вырождающихся.

Конечно, описывая подобный тип, никто не станет останавли­ваться на тех органах, которые развиты правильно, а будет главным образом указывать на недостатки развития, характеризующие опи­сываемый тип.

Существенный недостаток большинства характеристик занима­ющего нас порочного отклонения именно заключается в том, что нравственные недостатки описываются вперемежку с нормальны­ми проявлениями духовной жизни. В результате выходит смесь качеств и недостатков, в которой пропадают характерные черты данного типа, так резко и кратко очерченного еще римским законодателем. Проститутка — это женщина, отдающая себя явно, без выбора, за деньги.

Проституция существует и поддерживается именно этим последним элементом.

Не те женщины, которые случайно или насильно будут вов­лечены в проституцию, составляют ее основу.

Нет! Порочно одаренные женщины — вот ее основа и, вместе, неиссякаемый источник, из которого она постоянно черпает силы.

Именно этих женщин, и никаких других, надо иметь в виду, когда говорят о проститутках как определившемся элементе социального слоя.

Никакие другие женщины и не должны входить в состав проституции, кроме тех, которые добровольно избирают себе этот путь в силу своих порочных особенностей.
Консультант
29.1.2013, 8:57 · Торгующие телом
Аватар
Доктор П. Обозненко дает следующую подробную таблицу 5 189 зарегистрированных им проституток ( весь личный состав поднадзорной проституции Петербурга за 1891, 1892 и 1893 г.г.)

Крестьянок 47,6%
Мещанок 30,1%
Солдаток и солдатских дочерей 7,3%
Иностранок 3,7%
Дворянок 0,8%
Купеческого звания 0,1%
Чиновниц 1,2%
Незаконных дочерей (никуда не приписанных) 1,6%
Из воспитательного дома 0,2%
Финляндок 2,3%
Духовного звания 0,2%
Потомственных гражданок 0,4%
Неизвестного звания 2,5%

У д-ра А. Федорова, который пользовался материалом с 1868 г. по 1899 год, приведены следующие абсолютные цифры:

Крестьянок1 231
Мещанок883
Солдатские жены и дочери316
Из воспитательного дома22
Финляндок165
Иностранок115
Купеческого звания5
Всех привил. сословий72

Вывод, следовательно, получается один и тот же. Материальные невзгоды влекут, главным образом, низшие классы к проституции. Подчеркиваю «материальные невзгоды», потому что, по моему искреннему убеждению, то, что говорят о подъеме нравственного уровня толпы, о духовном ее просвещении, внесет очень мало практических изменений в этом вопросе.

Этих девушек, главным образом, можно разделить на следующие категории:

1. прислуга;
2. ремесленницы: портнихи, белошвейки, корсетницы, цветочницы и других специальностей, кормящиеся вокруг капризов моды;
3. фабричные работницы.

Если посмотреть на подробную таблицу прежних занятий зарегистрированных проституток Петербурга, то общий итог их можно подвести под 3 категории:

а) Прислуга:

Одной прислугой 36,5%
Прачки 7,0%
Горничные 5,0%
Кухарки 4,0%
Поденщицы 2,7%
Няньки 1,7%
Итого 56,9%

б) Мастерицы разных цехов:

Портнихи 9,0%
Белошвейки 4,0%
Чулочницы 1,6%
Башмачницы 1,3%
Шапочницы 1,1%
Галстучницы 0,7%
Корсетницы 0,7%
Модистки 0,1%
Итого 19,7%

в) Фабричные:

Бумагопрядильщицы 8,0%
Папиросницы 9,0%
Коробочницы 1,0%
Басонщицы 0,7%
Итого 18,7%

Представительницы этих трех категорий в сумме дают 95,3%. Таким образом, на все остальные профессии (продавщицы, си­делки, бонны, конторщицы и т. д.) остается всего-навсего 4,7%... С экономической теорией эти фактические данные находятся в полном соответствии, и точно так же ими разрушаются все басни о «врожденной проститутке».
Консультант
29.1.2013, 8:58 · Проституция в России
Аватар
Если мы обратимся к нашему отечеству, то у нас в России публичные дома хотя и тайные, были уже в начале XVIII столетия, вскоре достигли своего процветания. Но борьба и преследование начались еще в половине XVII-го века. В начале XVII века проституток секли, а в половине столетия, ввиду сильного развития венерических заболеваний среди солдат, их разыскивали, лечили и ссылали. Уставом о благочинии 1782 года воспрещалось «дом свой или нанятый открыть днем или ночью всяким людям ради непотребства… и непотребством своим или иного искать пропитания».

И только в половине XIX века был впервые основан в Петер­бурге врачебно-полицейский комитет, и, таким образом, прости­туция стала терпимой и регламентированной, а затем и в неко­торых других городах, но Император Николай I совершенно за­претил проституцию, как профессию, законом.

До 1843 г. в столицах и во всей России надзор за проституцией находился в ведении полиции, причем, конечно, правильной ре­гистрации проституток не могло быть.

В 1843 г. в октябре месяце, вследствие быстрого распространения сифилиса, был высочайше утвержден и организован в Петербурге при медициском департаменте Министерства внутренних дел, в виде опыта, первый в России особый врачебно – полицейский комитет, существовавший до 1852 г. В этом году он был подчинен ведению Петербургского военного генерал – губернатора и только в 1856 г. получил свое окончательное устройство.

Число проституток, находившихся под медико-полицейским надзором в 1843 году, в Петербурге простиралось всего лишь до 400. В том же году, по открытии Комитета, под надзором его находилось уже около 900, а к 1 мая 1852 г. было 1075 женщин, из которых в домах терпимости было 884 и одиночек 191, домов терпимости было 152.

Число домов терпимости с 1854 г. по 1868 г. держалось почти в одной норме от 125 до 148; число всех женщин – от 1374 до 2409; в домах терпимости от 937 до 967 и одиночек от 407 до 1108. По статистическим данным за 1889 г., у нас за исключением княжества Финляндского, насчитывается 1216 домов терпимости с 7840 проститутками и 9763 проституток – одиночек. Следовательно, всего 17603 женщины занимались проституцией. И это только по официальным данным!
Ссылки на тему
› На форум (BB-код)
› На сайт или блог (HTML)

2 страниц V   1 2 
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Администрация не несёт ответственности за достоверность информации размещённой на форуме о любви и отношениях - она предоставлена в информационных целях и зачастую может быть не достоверна. Никакую информацию кроме правил форума не следует расценивать как публичную оферту - она ей не является. Мнение парней и девушек, пользователей нашего форума, скорее всего не совпадает с мнением администрации, ответственность за содержание сообщений лежит только на них. Всю ответственность за размещённую рекламу несёт рекламодатель, не верьте рекламе!
Сейчас: 10.12.2016, 7:58
Малина · Правила форума · Удалить cookies · Сделать вид что всё прочитано · Мобильная версия
Малина Copyright форум живёт в сети с 2007 года! Отправить e-mail администратору: abuse@malina-mix.com
Яндекс.Метрика